авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Реализация интересов народов севера в условиях промышленного развития: от зарубежного опыта к российской модели

На правах рукописи

МАКСИМОВ Александр Анатольевич

Реализация интересов народов Севера в условиях промышленного

развития: от зарубежного опыта к российской модели

Специальность 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством

(региональная экономика)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата экономических наук

Сыктывкар 2007

Работа выполнена в лаборатории методологии территориального пла нирования Института социально-экономических и энергетических проблем Севера Коми научного центра Уральского отделения Российской Академии наук

Научный руководитель: доктор географических наук, чл.-корр. РАН Лаженцев Виталий Николаевич

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, профессор Иванов Валентин Александрович кандидат экономических наук Рожкин Евгений Николаевич

Ведущая организация: Институт экономики Уральского отделения РАН 2007 г. в 1430 на заседании регионального

Защита состоится « 29 » мая Диссертационного совета КМ 004.015.01 по присуждению ученой степени кандидата экономических наук при Институте социально-экономических и энергетических проблем Севера Коми НЦ УрО РАН по адресу: 167982, г. Сыктывкар, ГСП-2, Респуб лика Коми, ул. Коммунистическая, 26.

С содержанием диссертации можно ознакомиться в библиотеке Коми НЦ УрО РАН по адресу: 167982, г. Сыктывкар, ГСП-2, Республика Коми, ул. Коммунистическая, 24.

Автореферат разослан « 28 » апреля 2007 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета, кандидат экономических наук, с.н.с. Л.А.Кузиванова 1.

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Коренные народы российского Севера еще в начале ХХ в. численно преобладали на обширных территориях. Так, по переписи 1926 г., в Коми Области доля коми составляла около 94 %, а в регионах Крайнего Севера туземные (нерусские) жители насчитывали тыс. чел. при численности постоянного русского населения 44 тыс. чел. Со циальное и экономическое развитие царской России сопровождалось процес сами самоорганизации северных сообществ, укрепления их экономической самостоятельности и самоуправления. Эти процессы, особенно заметные в XIX – начале ХХ вв., имели чрезвычайное значение для будущего народов Севера, но они нуждались в поддержке в период планирования и реализации крупномасштабных промышленных проектов.

Освоение Севера в советский период происходило в условиях домини рования интересов государства и переселенцев в вопросах использования природных ресурсов. При этом коренные народы и старожильческие общно сти не рассматривались властями как партнеры, имеющие неотъемлемые права на землю, ресурсы, территориальное самоуправление, а в обществе переселенцев принадлежность к северным народам считалась ничего не зна чащей или постыдной. Без реализации указанных прав коренные жители не смогли защитить свои экономические, социальные и культурные интересы.

Закономерным результатом стало социально-экономическое неблагополучие народов Севера и русских старожильческих общностей, отличающееся от об щего неблагополучия в России не только особенностями формирования, но и остротой многих показателей.

Активное освоение топливно-энергетических и лесных ресурсов север ных территорий остается одним из приоритетов экономической политики России в XXI столетии. В то же время, коренные общности Севера, оказав шись в численном меньшинстве не только в регионах проживания, но и в большинстве административных районов, не имеют адекватных механизмов выражения и реализации своих интересов. Хотя их права на земли, ресурсы и самоуправление в определенной мере признаются Конституцией Российской Федерации и законами, существующая нормативно-правовая база во многом противоречива и декларативна и не может преодолеть сложившиеся отноше ния доминирования и ассимиляции. Это свидетельствует о консервативности сложившейся теории и практики освоения северных территорий, определен ном нежелании строить новые отношения с коренными общностями Севера, а также о сложности вопроса и недостаточности знаний.

В этой связи актуальным представляется исследование проблемы сохранения и развития коренных народов и старожильческих общностей Се вера в условиях промышленного развития северных территорий.

Степень разработанности проблемы. Теоретические вопросы освое ния Севера и территориального развития рассматриваются в работах Г.А.

Аграната, А.Г. Гранберга, В.А. Крюкова, В.Н. Лаженцева, В.Н. Лексина, Г.П.

Лузина, Д.С. Львова, А.Н. Пилясова, С.В. Славина, А.И. Татаркина, и др.

Сохранению и социально-экономическому развитию малочисленных народов Севера посвящены работы В.Г. Бабакова, В.И. Бойко, Ф.С. Донского, Е.Г. Егорова, П.Х. Зайдфутдима, В.А. Иванова, К.Б. Клокова, В.М. Курикова, О.П. Литовки, О.А. Мурашко., А.И. Пики, Ю.В. Попкова, В.П. Пахомова, Б.Б. Прохорова, М.А. Сергеева, З.П. Соколовой, А.Н. Ямскова и др.

Вопросы правовой защиты коренных народов Севера освещаются В.А.

Кряжковым, Н.В. Витруком, В.Л. Мищенко и др.

Исторические и современные аспекты межэтнических отношений на Севере рассматриваются в работах Л.М. Дробижевой, Л.Н. Жеребцова, М.А.

Мацука, Ю.П. Шабаева, А.С. Зуева, В.В. Мархинина, И.В. Удаловой и др.

Зарубежный опыт преобразования отношений с аборигенными народа ми изложен в трудах коллективов авторов под руководством С.А. Гонионско го, В.А. Тишкова, А.Н. Пилясова, Р. Дусаулта и Г. Ерасмуса, материалах мно гих международных конференций, а также работах Р. Лангле, Г. Ошеренко, Т. Морхауса, Д. Маршалла, Р. Квиста и др.



Актуальность перехода на траекторию устойчивого развития северных территорий требует критического переосмысления ряда устоявшихся взгля дов по сохранению и развитию коренных народов и старожильческих общ ностей Севера. При этом особое значение имеет анализ жизнедеятельности в ареалах компактного проживания коренных народов и общностей, организа ция таких форм традиционного жизнеобеспечения, которые способны в пол ной мере выполнять природоохранные и социальные функции.

Цель исследования состоит в разработке теоретических и методологи ческих основ формирования механизмов государственного управления про цессами улучшения социально-экономического положения коренных наро дов и старожильческих общностей Севера, а также предложений по совер шенствованию политики Республики Коми в отношении традиционной эко номики села и традиционного жизнеобеспечения коренных жителей в местах их компактного проживания.

Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

–изучение трансформации статуса и социально-экономического положения коренных народов евразийского и американского Севера путем сравнитель ного анализа колонизационной политики России, США, Канады и стран Скандинавии;

–уточнение содержания права коренных народов Севера на земли и ресурсы;

–оценка существующих типов самоуправления народов Севера с позиции эф фективности решения социально-экономических и культурных проблем;

–анализ подходов к социально-экономическому развитию коренных народов Севера и обоснование модели партнерских отношений;

Колонизация – здесь: заселение и хозяйственное освоение земель (СЭС, 1984).

–определение признаков, функций и роли традиционного хозяйства северных народов и общностей в региональной экономике;

–выработка предложений по совершенствованию институциональной среды традиционного природопользования в местах компактного проживания ко ренных жителей Республики Коми.

Объект исследования – ареалы компактного проживания коренных народов и старожильческих общностей Севера, в том числе на территории Республики Коми.

Предметом исследования являются социально-экономические отно шения и институциональные условия, определяющие уровень жизни и потен циал развития мест компактного проживания коренных народов и общностей Севера.

Теоретической и методологической основой послужили работы отечественных и зарубежных авторов, посвященные социально-экономиче скому развитию слаборазвитых территорий, анализу отношений между госу дарствами и народами Севера, согласованию ресурсного развития Севера с интересами коренных народов и старожильческих общностей. В работе были использованы методы системного и сравнительного анализа, социологиче ских исследований (анкетирование, интервьюирование) и экспертных оце нок.

Информационную базу исследований составили научные публика ции, литература североведческого характера, данные статистики, норматив но-правовые документы, данные полевых исследований автора.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в комплексном анализе условий, определяющих социально-экономическое по ложение коренных народов и старожильческих общностей Севера, оценке ре сурсов и роли традиционной экономики в Республике Коми. При этом полу чены следующие результаты, имеющие научную новизну и представляющие предмет защиты:

1.Анализ политики России, США, Канады и стран Скандинавии по ко лонизации территорий евразийского и американского Севера позволил выде лить три основных периода взаимоотношений с коренными народами – со трудничества, доминирования и ассимиляции, формирования отношений партнерства.

2.Реализация обширных прав коренных народов и общностей Севера на землю, ресурсы и самоуправление является ключевым условием устойчи вого развития северных территорий, формирования эффективных рыночных механизмов интернализации социальных и экологических издержек в про мышленные проекты.

3.Комплексный подход к решению проблем социально-экономическо го развития коренных народов и общностей Севера России находится в про цессе формирования.

4.Легитимация традиционного жизнеобеспечения и меры по его функ ционированию и развитию коммерческой составляющей традиционной эко номики – необходимый элемент политики северного региона в сфере укреп ления жизнедеятельности периферийных муниципальных образований и за щиты культуры коренного населения.

Практическая значимость исследования. Результаты работы могут быть использованы при принятии решений по совершенствованию системы управления и социально-экономического развития ареалов компактного про живания коренных народов и общностей Севера, а также в качестве методо логического подхода к проведению научно-практических исследований в районах проживания народов Севера.

На основе материалов диссертационного исследования для Ассоциа ции коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации автором был написан учебно-образовательный курс (см. список публикаций).

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационно го исследования докладывались автором на 14 международных, российских и региональных конференциях: «Город в Заполярье и окружающая среда» (г.

Воркута, 1994 и 2003 гг.), «Коми-пермяки и финно-угорский мир» (г. Кудым кар, 1995 г.), «Освоение Севера и проблемы рекультивации» (г. Санкт-Петер бург, 1996 г.), VI ICCEES World Congress (г. Тампере, Финляндия, 2000 г.), Политические, экономические и социо-культурные аспекты регионального управления на Европейском Севере (г. Сыктывкар, 2003 и 2005 гг.) и др.

Научно-методические разработки автора вошли в качестве разделов в НИР Института социально-экономических и энергетических проблем Севера Коми НЦ УрО РАН по темам «Теория и методология регулирования социаль но-экономического развития северных регионов» (2000 г.), «Структурный и рентный факторы устойчивого экономического роста северных регионов»

(2003 г.), «Потенциал развития муниципальных образований: содержание, оценка, управление» (2006 г.), PRISM Pechora River basin Integrated System Management – Интегрированная система управления бассейном р. Печора.

(2005 г.), Проект ПРООН/ГЭФ «Сохранение биоразнообразия первичных лесов в районе верховьев реки Печора Республики Коми. Оценка социально экономических аспектов» (2006 г.). Также в качестве разделов они вошли в проект «Концепции государственной поддержки экономического и социаль ного развития районов Севера в новых экономических условиях» (2002 г.) и в аналитические материалы по разработке концепции Федерального Закона «Об основах государственной политики Российской Федерации в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» (2002 г.). Кроме того, они были использованы в научной записке в Министерство по делам нацио нальностей Республики Коми (2001 г.).

По теме диссертации выполнено более 40 работ, в том числе 30 публи каций объемом 22 п.л. личного участия.

Структура и основное содержание работы. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка.

Текст работы изложен на 145 страницах, содержит 15 таблиц и 8 рисунков.

Библиографический список включает 120 наименований.

Во введении отражены актуальность и состояние изученности пробле мы, определены цели и задачи, объект и предмет исследования, методологи ческие подходы, научная новизна и практическая значимость диссертаци онного исследования.

В первой главе «Зарубежный опыт реформирования отношений с ко ренными народами» анализируются процессы и тенденции реформирования отношений с народами зарубежного Севера. Выявлены эффективные рыноч ные механизмы интернализации социальных и экологических издержек в промышленные проекты.

Во второй главе «Северная политика России и коренные народы» при ведены оценки воздействия промышленного развития на коренных жителей Севера, в том числе в Республике Коми. Рассмотрены теоретические и мето дологические подходы к проблеме статуса народов Севера, основы федераль ного законодательства в отношении прав малочисленных народов. Дана оценка выбранного курса по реализации интересов народов Севера в услови ях промышленного развития.

В третьей главе «Традиционное хозяйство в экономике северного региона» дано определение, признаки и функции традиционного хозяйства народов Севера, приведены результаты полевых исследований в Республике Коми. Проведено сравнение с традиционным хозяйством малочисленных на родов соседних регионов (ЯНАО и ХМАО), и обоснован вывод о необходи мости ревитализации традиционного жизнеобеспечения в республике.

В заключении кратко изложены основные выводы и результаты иссле дований.

Положения, представляющие предмет защиты:

1. Анализ политики России, США, Канады и стран Скандинавии по колонизации территорий евразийского и американского Севера поз волил выделить три основных периода взаимоотношений с коренными народами – сотрудничества, доминирования и ассимиляции, формирова ния отношений партнерства.

На первом этапе взаимоотношений с народами Севера, Сибири и Дальнего Востока власти России, так же как и европейских государств, а за тем США и Канады, признают значимость экономики аборигенов, их права на земли и регулирование землепользования по нормам обычного права. В экономике колонизируемых территорий доминируют традиционные для на родов Севера отрасли. Коренные народы включаются в торговые отношения, в процессы политического, экономического и культурного развития. Поэтому на первом этапе взаимоотношений с коренными жителями новых земель по литика государства обычно является политикой сотрудничества.





В Северной Америке сферой сотрудничества колониальных властей (Великобритании) с индейскими народами стали торговля, земельные и воен ные вопросы. После получения независимости США формируют собствен ную индейскую политику. Три десятилетия ее определяет принцип "цивили зации" индейцев. Приобретение земель идет в обмен на сельскохозяйствен ный инвентарь, скот, ткацкие станки, кузницы и др. Среди индейских наро дов выделилась "пятерка цивилизованных племен" юго-востока современных США, которые приняли христианство, добились успехов в сфере сельской экономики, создании школ, составлении алфавитов и выпуске печатных изда ний на родных языках.

В экономике Лапландии и торговле со Швецией саами доминируют до середины XVIII в. Споры о правах на охотничьи и рыболовные угодья, кото рые иногда возникали между переселенцами-фермерами и коренными жите лями, как правило, выигрывали саами. После Северной Войны государство поддержало также использование языка саами на территории Лапландии: с 1723 г. священники в Лапландии должны были знать саамский язык, а в основных церквях региона созданы саамские школы.

Политика России по присоединению Севера, Сибири и Дальнего Вос тока преследовала обычные для своего времени цели: расширение террито рии государства мирными или немирными методами, пополнение казны за счет развития пушного промысла, горнодобывающей и лесной промышлен ности, поиск морских путей для торговли с Японией, Кореей и Китаем. Для аборигенных народов она означала принятие ясачных и иных повинностей.

В XV-XVII вв. пушнина была главным предметом экспорта Мо сковского государства и источником пополнения казны, а также средством обогащения промышленников, колониальных властей и казаков, участвовав ших в сборе ясака. Не удивительно, что пушные повинности часто были чрез мерно высокими. Отвлекая коренных жителей Сибири от занятий по жизне обеспечению своих семей, они приводили к обнищанию аборигенных общин, а иногда к голоду, болезням и вымиранию целых родовых групп. Такая поли тика не могла не встречать сопротивление, которое часто переходило в воен ные действия и силовое подчинение аборигенных народов. Наиболее распро страненным инструментом силового подчинения был институт «аманатства»: захват представителей родовой знати в заложники. Известно также, что военные действия на Камчатке и Чукотке в XVIII в. привели к зна чительному сокращению численности ительменов, коряков и чукчей (по не которым оценкам более чем в 2 раза).

В течение многих поколений на евразийском и американском Севере происходили перемены в этническом составе многих территорий. В Канаде сформировались коренные метисные народы, на российском Севере, Сибири и Дальнем Востоке укреплялись русские старожильческие общности, часто тоже метисные, происходило интенсивное расширение территорий прожива ния коми, якутов, бурят и многих других народов. Наиболее предприимчи вые представители этих общностей, материальная и духовная культура кото рых была укорененной в традиционную культуру места проживания, а также культуру доминирующего большинства в экономических центрах страны, являлись коммутаторами культур и сыграли большую положительную роль в социальном и экономическом развитии малых народов.

К концу XVIII в. Север оказался на периферии основных направлений колонизационной политики России: пушной промысел сократился и был хо рошо организован, сельское хозяйство не приносило казне значительных до ходов, а создание горнорудной промышленности требовало времени и больших инвестиций.

В XIX – начале ХХ вв. происходят процессы укрепления экономиче ской самостоятельности и самоуправления северных народов. В частности, успешно развивается хозяйство притундровых районов северо-востока евро пейской части России – территории проживания коми-ижемцев, ненцев и русских старожилов. Экономика территории опирается на хорошо организо ванное оленеводство, продуктивное скотоводство и рыболовство и обеспечи вает относительно высокий уровень жизни населения, а также накопление капитала от продажи продуктов сельского хозяйства. Незначительная про слойка предпринимателей-ижемцев, переплетенная родственными связями с влиятельными ненецкими родами, определяла передовой для своего времени характер организации оленеводства и прочно соединила торговыми путями европейские и западно-сибирские тундры и Приуралье. Уровень развития торговли на этой северной окраине поражал современников. Благополучие коренных жителей выражалось и в высоких показателях роста их численно сти. Так по переписи 1926 г. коэффициент естественного прироста для коми и ненцев по районам Крайнего Севера равнялся 28 ‰, это соответствует ро сту населения в 16 раз за 100 лет. Не удивительно, что численность коми ижемцев выросла с 1785 г. до конца XIX в. с 2000 до 22 000 чел., а ненцы ныне являются самыми многочисленными в составе малочисленных наро дов Севера.

На втором этапе развитие добывающих отраслей промышленности и интенсивного сельского хозяйства сопровождается быстрым ростом числен ности новопоселенцев за счет иммиграции и естественного прироста.

Вместе с этим на смену политике сотрудничества с коренными жите лями приходит политика освоения северных территорий при доминировании интересов властей и переселенцев в вопросах экономического развития, кото рая становится политикой доминирования и ассимиляции по отношению к первым (коренным, аборигенным) народам и старожильческим общностям, источником их социального и экономического неблагополучия. Содержание новой политики определяют следующие ключевые элементы:

1. Коренные народы лишаются земель и ресурсов. Для промышленно го, а часто и для сельскохозяйственного развития привлекаются переселенцы.

Иславин В. Самоеды в домашнем и общественном быту. – СПб., 1847.

Статус первых (коренных, аборигенных) народов и старожильческих общностей означает, что они жили на определенных территориях и были организованы в социально-политические кол лективы задолго до того, как государство начало проводить политику массовых переселений на эти территории.

Они получают монопольный доступ к лесным, минеральным и энергетиче ским ресурсам, добиваются права на рыболовные и охотничьи угодья, пере хватывают доходные сферы деятельности, связанные с пушным промыслом, переработкой и продажей продукции рыболовства и оленеводства.

2. Самоуправление аборигенных наций заменяется политикой патерна лизма. Сельские общины аборигенных жителей становятся объектами госу дарственного регулирования (наравне с объектами инфраструктуры, ресур сами и отраслями экономики), а их интересы берутся представлять и защи щать специальные государственные службы.

3. Принимаются меры, разрушительные для аборигенных культур. Си стема образования пропагандирует образ жизни и ценности доминирующего общества. Дети аборигенов обучаются в смешанных школах или школах-ин тернатах, где использование родного языка считается постыдным, а особен ности речи или поведения высмеиваются.

4. Формируется идеология, оправдывающая политическое, экономиче ское и культурное доминирование над коренными народами. Во второй поло вине ХХ в. эта идеология получает название “доктрина ассимиляции” или “теория колонизаторов”. Преимущества и выгоды, приобретаемые некорен ными жителями от использования ресурсов новых земель, представляются как бремя, которое они несут ради экономического и социального прогресса.

В то же время уделом аборигенных народов считается архаичный (традици онный) уклад жизни с присущим ему низким уровнем материального произ водства и потребления. Ранее действовавшие договора, законы или нормы права, закрепляющие права аборигенных народов на землю и самоуправле ние и отвечающие отношениям сотрудничества, рассматриваются как исто рический анахронизм, не имеющий значения в настоящее время.

5. Распространяются расистские предубеждения, которые отвечают по литике патернализма и доктрине ассимиляции. В обществе переселенцев при надлежность к северным народам считается ничего не значащей или постыд ной. Даже гуманные с первого взгляда идеи о “самоценности” аборигенных народов и культур и необходимости их защиты на деле унижают коренных жителей и воспитывают расистские предубеждения, поскольку представляют аборигенные общества как особые коллективы, способные лишь к традици онному жизнеобеспечению и не способные к самоорганизации и саморазви тию.

Негативным результатом политики доминирования над коренными на родами и старожильческими общностями, пренебрежительного отношения властей и новых поселенцев к их коллективным и индивидуальным правам, интересам и ценностям стали высокие показатели психических, инфекцион ных заболеваний среди коренных жителей, а также социальных болезней (ал коголизма, апатии, суицидов, насилия в семье и др.).

Мюрдаль Г. Современные проблемы “третьего мира”. – Сокращенный перевод с английского, М.:Издательство “Прогресс”, 1972. – 768 с.

Вплоть до середины ХХ столетия высокие показатели неблагополучия коренных народов объяснялись особенностями их физиологии и социальной жизни. Мнение о скорой ассимиляции коренных жителей американского и скандинавского Севера было общераспространенным, а процессы ассимиля ции и растворения аборигенных народов в обществе переселенцев оценива лись как закономерные и положительные явления. Процессы ассимиляции северных народов России в советский период происходили гораздо быстрее, чем на Аляске или в Канаде, но они трактовались как «расцвет наций и на родностей и их неуклонное сближение, которое происходит на основе добро вольности, равенства, братского сотрудничества».

Третий этап восстановления справедливости в отношении коренных народов продолжается и в настоящее время. Он начался в 60-70-гг. ХХ сто летия, когда в ответ на крупномасштабные ресурсные проекты, а также по пытки аннулировать индейское законодательство коренные народы США, Канады, Гренландии, Швеции и Норвегии активно заявили о своих правах на земли, которые первыми населили и считали своей родиной. Они обратились в суды с земельными исками. Организации коренных народов выступили за такое экономическое развитие, которое не разрушало бы их сообщества, а укрепляло их самоуправление и способности к экономическому и социально му прогрессу. Рассмотрим далее содержательную часть политики обновления отношений с аборигенными народами зарубежных стран.

2. Реализация обширных прав коренных народов и общностей Се вера на землю, ресурсы и самоуправление является ключевым условием устойчивого развития северных территорий, формирования эффектив ных рыночных механизмов интернализации социальных и экологиче ских издержек в промышленные проекты.

За последние три десятилетия политика относительно коренных наро дов зарубежного Севера радикально изменилась. Важной составляющей но вых отношений с народами Севера стала помощь государства в вопросах эко номического и социального развития национальных сел, основанная на до стигнутых соглашениях по претензиям коренных народов на земли, ресурсы и самоуправление.

Соглашениями по территориальным требованиям коренных жителей Аляски и Севера Канады выделялись три категории земель (табл.1): катего рия А – исключительные права собственности аборигенов на все ресурсы;

категория В – права на недра ограничены правом заключать соглашения с до бывающими компаниями о социальных, экономических и иных выгодах и преимуществах;

категория С – государственные земли с приоритетными пра вами аборигенов на ресурсы традиционного жизнеобеспечения и правом Развитие национальных отношений в СССР. –М: Изд. полит. лит., 1986. – 176 с.

Таблица Права коренных народов Севера Канады на земли, ресурсы и самоуправление Регион – субъект Канады Нунавут Юкон Северо-Западные территории Аборигенный Аборигенный Титул права на земли (ко- Государ- Аборигенный Государ- Государ (инуиты, (инувиалуиты, ренной народ, численность) ственный (Первые Нации, 7500 чел.) ственный ственный 18000,чел.) чел.) Категория земель A B C А В С А В С Права Дикой природы I I II I I V I I V собствен- Поверхности I I II I I V I I V ности на Недра I III IV I IV V I IV V ресурсы * Площадь земель данной ка- 38 000 356 000 1 500 000 13 000 90 25 900 (3,5) 41 400 (5,5) тегории (на 1 чел.), км2 (2) (20) (80) (3,7) (26) Собственники земель и ре- Утвержденные орга- Государ- Администрации Первых Региональная корпо- Государ Государство сурсов низации инуитов ство наций Юкона рация “Инувиалуит” ство Региональные структуры власти, Интегрированная сеть корпораций Советы совместного управления Юкона формируемые на равной основе для управления землями, ресурса (доля голосов аборигенов):

правительством и представи- ми и финансами инувиалуитов:

- по рыболовству и животному миру (1/2) тельной организацией Инуитов: - земельная Структуры управления ре- - возобновляемым ресурсам (1/2) - Плановая Комиссия, - инвестиционная сурсами и развитием - водным ресурсам (1/3) - Департаменты по биологиче- - нефтяная - земельному планированию (1/3) ским, водным ресурсам, монито- - корпорация развития - по экономике и окружающей среде (1/4) рингу воздействия на окружаю- - возобновляемых ресурсов - энергетическая корпорация (1/4) щую среду. - др.

Структуры публичной регио- Структуры власти Первых наций Юкона Аборигенное (общинное) само Структуры территориаль нальной и муниципальной вла- согласно законам о самоуправлении Пер- управление согласно закону об ин ного самоуправления сти вой нации Юкона дейцах.

* I – основные права собственности;

II – право пользования ресурсами;

III – право заключать соглашения с компаниями о получении социальных и экономических выгод и преимуществ;

IV – право на долю от ренты при недропользовании;

V – государ ственные земли, на которых могут использоваться режимы совместного управления ре сурсами.

доступа на места исторического значения. Собственниками земель и ресур сов становились по закону локальные и территориальные общины коренных жителей (традиционные или формируемые по типу корпораций). После до стижения соглашения федеральное правительство длительный период сопро вождает исполнение принятых законов, участвует в создании условий, при которых аборигенные жители максимально реализуют возможности, зало женные в соглашении.

Права на ресурсы дикой природы позволили аборигенным народам Аляски и Севера Канады защитить систему традиционного жизнеобеспече ния, развивать коммерческую составляющую традиционной экономики, по лучать экономические и социальные выгоды в случае добычи минерально сырьевых ресурсов на территориях традиционного природопользования. За крепление обширных прав на ресурсы дикой природы на государственных землях сопровождалось развитием режима ко-менеджмента этими ресурсами.

Права на недра позволили коренным народам активнее включиться в процессы промышленного развития. Аборигенные предприятия внедрились в сферу строительства, торговли, транспорта, связи, предоставления комму нальных и иных услуг добывающим компаниям. Важным инструментом раз вития коренных народов и защиты природы стали соглашения о предоставле нии социальных и экономических выгод (СОПВ) в случае реализации про мышленных проектов. Типовые условия соглашений представлены в табл. 2.

Чтобы эффективно использовать землю и ресурсы, формулировать свои интересы и приоритеты, планировать развитие и управлять им, корен ным народам необходимо самоуправление.

Для экономического развития небольших общин коренных жителей реальный суверенитет имеет ключевое значение. Так же важно, чтобы вла сти общины эффективно осуществляли стратегию экономического развития, обеспечивали стабильные “правила игры”, отделяли ежедневную политику от управления экономикой. Роль государства – это роль советника и поставщика технической и финансовой помощи. Если же внешние институты принимают решения, то доминируют их критерии успеха – защита доходов, сокращение расходов федерального бюджета, сохранение и расширение своих полномо чий и др.

Три десятилетия перемен показали, что небольшие разрозненные об щины коренных жителей не могут осуществлять властные полномочия по всем вопросам, от которых зависит их благополучие. Поэтому ресурсное развитие на Аляске и Севере Канады было и остается стимулом для создания территориального самоуправления коренных народов.

Таблица От патернализма к партнерству (строительство новых отношений народов Севера и государства). – Отв. ред. А. Н. Пилясов. – Магадан: СКВНИИ ДВО РАН, 1998. – 198 с.

People to people, nation to nation: Highlights from the report of the Royal Commissions on Aborigi nal Peoples. – Canada. Royal Commission on aboriginal peoples, 1996. – 150 р.

Ключевые условия соглашений о предоставлении выгод местному населению Условие Механизмы реализации Финансовый Денежные выплаты: фиксированные или роялти, опре блок деляемые в зависимости от стадии добычного проекта Община владеет пакетом акций совместного предприя Участие в тия, если ей принадлежат основные права собственно акционерном сти на месторождение или она влияет на доступ к ре капитале сурсам Профессиональное Для работы в горнорудной или нефтегазовой отрасли обучение Создание места координатора, информирование о ра бочих местах, найме местных жителей, определении Занятость доли аборигенов среди работников, определении про цедур профессиональной подготовки и продвижения по службе аборигенов Развитие бизнеса среди аборигенов.

Развитие «Аборигенные» предприятия получают преимущества предпринимательства как подрядчики и субподрядчики.

Социальная и Развитие инфраструктуры поселения, продвижение культурная проектов по решению проблем неблагополучия (алко поддержка голизма и др.) Охрана окружающей Компенсации ущербов всякого рода. Правила рыбо среды ловства и охоты для работников компании Отчетность компании и ее комитетов по пунктам СОПВ, разрешение споров, управление соглашением Другие условия через создание специального Комитета с определен ным кругом полномочий Территориальная автономия коренных народов Севера возникла как реальность уже в 70-е гг. ХХ столетия (Гренландия, муниципальный округ Северный Склон Аляски), а в 90-е гг. получила развитие в Канаде. Существу ющие автономии отличаются по площади, ресурсам, численности населения, структурам власти, способу их формирования, властным полномочиям и др.

Но все они достаточно обеспечены землей, ресурсами и полномочиями. В на стоящее время лидеры национальных автономий эффективно представляют интересы своих территорий в отношениях с добывающими компаниями, фе деральной (региональной) властью, международными организациями, в том числе по вопросам нефтяного развития. Но главные перемены происходят в душах людей: они начинают верить, что их жизнь и будущее детей имеет смысл и находится в их собственных руках.

Показательно, что ранее вымирающие аборигены Канады за 50 лет (с 1950 г.) численно выросли в 5 раз (с 200 тыс. до миллиона). Перед северными народами открылись грандиозные перспективы, чтобы участвовать в процес сах развития циркумполярного Севера наравне с выходцами из Европы, опи раясь на свои интересы и ценности.

За пределами своих территориальных автономий, в современных урба низированных районах коренные жители зарубежного Севера представляют национальные меньшинства и пользуются правом национально-культурной автономии (НКА). Существующие модели НКА отличаются множеством конкретных условий. Самоуправление саами в форме «парламентов» пред ставляет одну из возможных моделей НКА. Несмотря на значительную под держку культуры, увеличению численности детей, изучающих саамский язык как предмет, культурная автономия саами не смогла решить проблему невос требованности саамского языка. Процент молодежи, бегло говорящей на род ном языке, продолжает уменьшаться. Опыт саами наглядно показывает, что сохранить язык коренного народа в рамках культурной автономии невозмож но. Поэтому вопрос о национальном районе, работа над самоопределением саами и реализацией их земельных претензий остается в фокусе деятельности Парламентов и других саамских организаций.

Итак, реализация обширных прав коренных народов Аляски и Севера Канады на землю, ресурсы и самоуправление не стала барьером для развития добывающих отраслей промышленности и гидроэнергетики. Более того, она значительно уменьшила потенциально опасные социальные и экологические издержки индустриального развития и стала эффективным рыночным меха низмом включения (интернализации) этих издержек в промышленные проек ты, возлагая затраты на пользователя ресурсов и вознаграждая хорошо рабо тающие компании.

3. Комплексный подход к решению проблем социально-экономи ческого развития коренных народов и общностей Севера России нахо дится в процессе формирования.

Целью государственной политики в отношении коренных малочислен ных народов Севера является обеспечение их устойчивого социально-эконо мического развития в рыночных условиях, содействие в возрождении само бытных культур этих народов путем совершенствования нормативно-право вой базы по вопросам их жизнедеятельности и оказания им государственно правовой и экономической поддержки.

Несмотря на имеющиеся недостатки (декларативность законодатель ства, неопределенность в земельных правах и инструментах получения выгод от недропользования), существующая нормативно-правовая база уже позво ляет реализовывать преимущественное право малочисленных народов на тра диционное жизнеобеспечение. В некоторых регионах (Ямало-Ненецком, Хан ты-Мансийском автономных округах и др.) закреплен особый статус мало численных народов, реализованы механизмы получения выгод от промыш ленных проектов на территориях традиционного проживания и хозяйствова ния, достигнуты успехи в развитии оленеводства.

В этом отношении интересным представляется опыт Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО), где оленеводство находится на подъеме и рассматривается не как товарная отрасль, а, прежде всего, как система тради ционного жизнеобеспечения коренного населения и «этносохраняющий» вид хозяйственной деятельности. Без ревитализации оленеводства как системы традиционного жизнеобеспечения, признания неотъемлемых прав коренных жителей региона на традиционные виды природопользования, постепенного перехода к частному владению оленями и оленьими пастбищами не были бы достигнуты те успехи, которые несомненны в ЯНАО. Серьезная финансовая и организационная поддержка государства – второе условие успеха. В ЯНАО эта поддержка состоит в ежемесячных доплатах кочующим членам семей оленеводов, дотациях на мясную продукцию, мерах по организации труда частников, обеспечению жизнедеятельности факторий и др. Наконец, третий фактор – оленеводы почувствовали, что они сами и их труд востребован, и это в корне изменило их отношение к труду.

В настоящее время уже можно говорить о том, что принятые меры по развитию организаций малочисленных народов, защите традиционный эко номики и уклада жизни, изменили положение малочисленных народов Севе ра России. Это наглядно проявляется в активной деятельности общественных организаций малочисленных народов, их представителей в органах власти, включенности молодежи в экономические, экологические и политические процессы перемен, появлении положительных примеров экономического и социального развития локальных и региональных общностей.

В то же время федеральным законодательством недостаточно отрегу лирован вопрос о субъектах традиционного природопользования (ТПП). Де факто оно устанавливает, например, дискриминацию коми и русских старо жилов Республики Коми в отношении их коллективных и индивидуальных прав на среду обитания, традиционное природопользование и образ жизни по признакам этнической принадлежности (не малочисленные народы Севера) и проживания (вне мест проживания малочисленных народов Севера).

Исследователи традиционного природопользования народов Севера Российской Федерации отмечают, что порог численности 50 тыс. человек яв ляется бюрократическим, а с позиций “здравого смысла” коми, якуты, рус ские старожильческие общности являются такими же субъектами традици онного хозяйства, как и малочисленные народы. Но такая расширительная трактовка состава “коренных народов Севера”, по мнению ряда ученых, про тиворечит приоритету малочисленных народов Севера, законодательно за крепленному в 1920-е гг., и может провоцировать соперничество и ущемле ние прав малочисленных народов, поскольку “на районном и даже поселко вом уровне власти доминируют чаще всего именно якуты или русские”.

Справедливость и этичность такой аргументации вызывает сомнение.

Во-первых, сомнительно, что революционное государство, жестоко расправлявшееся даже с потенциальными противниками, было проникнуто идеями гуманизма, закрепляя льготы и привилегии для представителей мало Южаков А.А, Мухачев А.Д. Необходима новая концепция северного оленеводства // Животно вод. №1, 2004. – С. 22-23.

численных народов и их объединений. В реальности государство таким об разом формировало свою систему контроля над традиционными отраслями и ликвидировало прежнюю эволюционно сформировавшуюся экономическую систему, более выгодную для коренных жителей Севера. Во-вторых, несо мненной целью при реализации прав малочисленных народов является дости жение ясности в объеме этих прав, их максимизация и общественное призна ние. Представляется, что такое возможно только в результате общественного договора между заинтересованными сторонами.

Следует иметь в виду, что выделение субъектов ТПП, наделение их льготами и привилегиями – это инструмент в руках государства. Практика использования этого инструмента показывает, что бюрократический способ определения субъектов ТПП ущемляет законные интересы компактно прожи вающих локальных и территориальных (районных) общностей коми народа, русских старожилов и др., провоцирует конфликты, и плохо реализует те цели, ради которых указанный инструмент был создан.

Очевидно, что традиции рачительного природопользования были при сущи всем исторически сложившимся коренным общностям Севера России.

Поэтому законодательство в сфере ТПП в XXI в. должно учитывать принци пы справедливости и создавать равные условия жизнеобеспечения и культур ного выживания коренных народов и общностей Севера, не оправдывая но вой несправедливостью прошлую, допущенную в отношении коми-ижемцев или иных общностей.

Наблюдаемая в федеральном законодательстве тенденция по закрепле нию в качестве субъектов ТПП только малочисленных народов Севера имеет простое объяснение: система наделения льготами и привилегиями только ма лочисленных народов “гораздо легче может быть реализована на практике”.

Это сильный аргумент с точки зрения чиновника, но он делает возможным принятие бюрократических решений, не отвечающих сути проблемы тради ционного природопользования, и представляется главной причиной “отсут ствия единого подхода и какой-либо стройной государственной концепции” в вопросах восстановления ТПП коренных народов и общностей Российского Севера.

4. Легитимация традиционного жизнеобеспечения и меры по его функционированию и развитию коммерческой составляющей традици онной экономики – необходимый элемент политики северного региона в Максимов А.А. Проблемы традиционного природопользования в Республике Коми // Совре менное состояние и перспективы развития особо охраняемых территорий Европейского Севера и Урала (к 75-летию Печоро-Илычского заповедника). – Сыктывкар, 2005 – С. 99-105. Удалова И.В. Трудовая занятость как фактор напряженности в межэтнических отношениях в националь но-смешанных поселениях Ханты-Мансийского АО. – http://e-lib/gasu.ru/SocPr/2002/sp54.shtml.

Ямсков А.Н., 1996. Территории традиционного природопользования в Хабаровском крае. – www.iea.ras.ru/lib/neotl/07112002060958.htm.

Кряжков В.А. Право коренных малочисленных народов Севера на традиционное природополь зование // Экономика коренных народов, №1 (1), 2003. – С.5-6.

сфере укрепления жизнедеятельности периферийных муниципальных образований и защиты культуры коренного населения.

Современное положение сельских районов Республики Коми характе ризуется низким уровнем доходов, высоким уровнем фактической безработи цы, социального неблагополучия (алкоголизма, апатии, суицидов и др.). В большинстве сельских районов фактическая безработица превышает 30 %, что говорит об объективных трудностях для большей части селян найти луч шие условия работы и жизни, как в районе проживания, так и за его предела ми. Особенно острая ситуация складывается в традиционных селах и де ревнях, где полностью ликвидировано организованное сельское хозяйство.

Но безработица – это не единственная социальная проблема сельских поселений. Пьянство не позволяет реализовать даже имеющийся человече ский потенциал, поэтому рабочие места, которые создаются на лесозаготов ках и в иных сферах экономики районов, часто занимают жители городов республики и других регионов России. Социальное неблагополучие, будучи, с одной стороны, следствием безработицы и низких доходов, действует и как самостоятельный фактор, влияющий на занятость, доходы и здоровье селян.

Состояние нездоровья села наглядно характеризует коэффициент смертности по возрастным группам, приведенный на рис.1.

4, Отношение коэффициента смертности:

Усть-Куломский, 3,50 коми 79% Четыре района, 3,00 коми более 70% Четыре района, 2, село/город коми 18-40 % 2, 1, 1, 0, 0, всего 0-14 15-19 20-29 30-39 40-49 50-59 Возрастная группа, лет Рис.1. Превышение коэффициента смертности на селе по отношению к городу в зависимости от возрастной группы и численности коми, 2006 г.

Наиболее наглядно социальное неблагополучие села, которое вполне можно назвать социальной катастрофой, демонстрируют показатели смертно сти в возрастных группах 15-19, 20-29 лет. Именно представители этих воз растных групп испытывают наиболее серьезные стрессы из-за комплекса не полноценности, низких шансов реализовать себя в жизни, построить семью и обеспечить ее благополучие. В районах с преимущественно некоренным на селением (Княжпогостском, Троицко-Печорском, Удорском, Усть-Вымском) смертность в этих возрастных группах примерно в 1,8 раза выше, чем у горо жан, а в национальных районах (Ижемском, Корткеросском, Сысольском, Усть-Куломском) – в 2,5 раза выше.

Социологические оценки показывают, несмотря на то, что более поло вины сельских жителей не улучшили свое материальное положение за по следние пять лет и имеют душевые доходы существенно ниже прожиточного минимума, 70 % селян не хотели бы уезжать из мест своего проживания, с которыми их связывают прочные духовные и материальные связи.

В условиях ликвидации большинства совхозов и сельскохозяйствен ных кооперативов для многих из них традиционные формы жизнеобеспече ния (личное подсобное хозяйство, охота, рыболовство, услуги на селе) стали способом выживания и источником доходов.

Переход к социально ориентированной экономике в Республике Коми предполагает признание, легитимацию и укрепление традиционного для ко ренных жителей республики хозяйства.

Традиционное хозяйство (ТХ) или традиционная экономика – это те виды хозяйственной деятельности, которые в течение веков сложились у ко ренных народов и старожильческих общностей: земледелие, животноводство, включая оленеводство, охота и рыболовство, промысел морского зверя, сбор дикоросов, ремесла. Появление снегоходов, новых орудий труда не меняет традиционность хозяйства для коренных жителей.

Традиционное хозяйство может иметь коммерческую составляющую, то есть производить товары на рынок для получения прибыли, а может и не быть коммерческим. Экономическая деятельность, нацеленная преимуще ственно на личное потребление домохозяйств (некоммерческая составляю щая ТХ), называется традиционным жизнеобеспечением.

Современные формы ТХ на Российском Севере значительно отлича ются от тех, которые были до реализации крупномасшабных промышленных проектов, однако его основные функции остались неизменными: продоволь ственное самообеспечение, укрепление сельской экономики, сохранение тра диционной культуры и сельского уклада жизни, сохранение биоразнообразия и продуктивности кормящего ландшафта. Для того, чтобы ТХ могло реализо вать свои природоохранные и социальные функции, необходимо, чтобы его роль нашла адекватное отражение в общественном сознании и законодатель стве по вопросам природопользования, налогообложения и др.

Происходящие процессы трансформации экономики периферийных муниципальных образований можно определить как переход от совхозной асоциальной системы с доминированием производственных целей и интере сов к экономике домохозяйства, в центре которой находится человек с его ценностями. Здоровое, жизнеспособное домохозяйство, основанное на само ценности, психологической прочности, экономической независимости – вот цель реформирования сельской экономики.

Реформирование сельской экономики в Республике Коми, как показы вают приведенные данные по фактической безработице и социальному не благополучию, означает, прежде всего, ревитализацию традиционного жиз необеспечения (ТЖО). Выбор ТЖО отдельными домохозяйствами объясняет ся не только навыками и передающимися из поколения в поколение знания ми, но является также решением людей, живущих при определенных обстоя тельствах. Это их попытка оптимизировать свое материальное и психологи ческое благополучие (безопасность) за счет естественных (природных) аль тернатив, а не за счет богатства, которое сулит денежная экономика. В то же время, ТЖО не может существовать без обеспечения минимума потребно стей домохозяйства. Рассмотрим значимость разных форм традиционной сельской экономики в Республике Коми.

Оленеводство в республике представлено коллективными оленеводче скими хозяйствами. Устаревшая материальная база, плохое состояние кора лей, низкие доходы оленеводов, социальное и экономическое неблагополу чие в селах и деревнях, непрестижность оленеводства, ситуация перманент ного банкротства хозяйств – все это указывает, что оленеводство находится в глубоком кризисе.

В Республике Коми для развития оленеводства предлагаются следую щие базовые мероприятия: строительство сертифицированного убойного цеха;

глубокая переработка продукции;

сертификация оленьих пастбищ и т.п. Подобные «технократические» подходы не учитывают, что строитель ство предприятий по переработке продукции оленеводства без изменения со циального статуса оленеводов и оленеводческих общностей повсеместно приводят к потере контроля коренных жителей над отраслью. В то же время они практически не меняют уровень жизни оленеводов и мест их прожива ния.

Как и в других регионах, актуальным для республики является вопрос о социально ориентированном оленеводстве, коммерческая составляющая ко торого не разрушает, а способствует решению задач некоммерческого харак тера (традиционного жизнеобеспечения, сохранения культуры и целостности коми-ижемцев, оленеводов-усть-цилемов). Представляется, что его решение должно найти место в республиканском и федеральном законе об олене водстве. Ревитализация оленеводства как системы ТЖО, развитие олене водства под контролем профессиональных и общественных организаций оле неводческих общин – это способ увеличить занятость в сельских поселениях северных районов (Ижемский, Усть-Цилемский, Усинский, Интинский, Вор кутинский) за счет более эффективного использования таежных и тундровых экосистем.

Личным подсобным хозяйством (ЛПХ) заняты практически все жители сельских районов. Доля семей, для которых содержание скота является важ ным занятием, в разных районах республики составляет от 25 до 60 %. Важ Клоков К.Б., 2001. Проблемы оленеводства. http://rangifer.org/ problems.shtml.

ным барьером развития ЛПХ являются низкие закупочные цены на продук цию. Учитывая реальные денежные доходы от ЛПХ, подход к ним как субъ ектам малого бизнеса представляется не корректным. Требуется иной подход – сочетание предпринимательства и всемерная поддержка ЛПХ как неком мерческой деятельности (элемента системы ТЖО) для обеспечения большей экономической самостоятельности и жизнеспособности домохозяйств.

Согласно данным анкетирования, рыболовство и охота с целью самоо беспечения важны для 15-40 % сельских семей. В Троицко-Печорском райо не эта цифра равна 40%, но даже в пригородном Сыктывдинском районе эти занятия важны не только для самообеспечения, но и как неотъемлемая часть уклада жизни и источник доходов. Роль охоты и рыболовства в структуре среднедушевых денежных доходов селян не велика, но встречаются сельские семьи, для которых они – основной источник доходов, который позволяет даже улучшать жилищные условия и получить высшее образование детям.

Хищническое использование животного мира в Республике Коми яв ляется важным фактором низкой продуктивности охоты и рыболовства. Су ществующая система использования и охраны животного мира должна быть трансформирована, чтобы не допускать конкуренции между традиционным жизнеобеспечением и использованием животного мира в спортивных и лю бительских целях.

Более активны в секторе ТЖО семьи с меньшим уровнем базовых доходов (зарплаты, пенсий, пособий). Это достаточно хорошо демонстрирует график, построенный по данным анкетирования в сельском районе (рис. 2).

Согласно рисунку на роль наиболее значимого источника денежных доходов в секторе ТЖО в настоящее время претендует сбор ягод и грибов.

Доля семей, доходы от ТЖО важны, % грибы, ягоды огород скот 30 охота, рыбалка до 1,0 1-2 2-3 3-4 более Базовый доход семьи, тыс.руб.

Рис.2. Важность доходов от ТЖО в зависимости от базового дохода семьи Согласно данным проведенного автором исследования, среднедушевое потребление недревесных продуктов леса сельским населением республики составляет: для личного использования ягоды 10-12 кг, грибы – 10-20 кг, для коммерческого (на продажу) – ягоды от 5 до 80 кг, грибы – от 0 до 50 кг. По отдельным районам эти цифры различаются значительно. При хорошем уров не организации заготовительной деятельности доходы от продажи ягод и грибов в сельских районах достигают 10 тыс. руб. в среднем на семью, а до ходы всех семей района за сезон примерно равны половине фонда заработной платы на предприятиях лесного комплекса района.

Таким образом, наряду с использованием рекреационных ресурсов и развитием туризма эксплуатация недревесных продуктов леса открывает ре альные возможности устойчивого развития, является конкурентоспособной отраслью в отношении формирования муниципальных и личных доходов и трудовой занятости. Сферой приложения усилий региональной и муници пальной власти должно быть формирование системы правил заготовитель ной деятельности, одинаковых для «чужих» и «своих». Существенную по мощь государство может оказать в поддержке кредитования и инфраструк турного обустройства сбора ягод и грибов, продвижения продукции, в содей ствии организации структур, объединяющих мелких и средних предпринима телей и взаимодействующих с крупными предприятиями.

В связи с этим особенное звучание приобретает вопрос о поддержке общин и корпораций субъектов ТЖО (малочисленных народов, общностей коми народа, русских старожилов и др.), чтобы сельские жители не были вы теснены с рынка труда по сбору урожая недревесных продуктов леса, а также могли конкурировать в сфере торговли дикоросами и их переработке.

Федеральный закон «О животном мире», другие законы и нормативно правовые акты уже предоставляют широкое поле для законотворческой и практической деятельности в Республике Коми по наполнению понятий «тра диционное жизнеобеспечение», «традиционное хозяйство» и «субъекты тра диционного жизнеобеспечения» практическим содержанием. Они позволяют разработать меры поддержки общинных структур и общественных организа ций субъектов ТЖО, имеющих ключевое значение для функционирования традиционного хозяйства.

В то же время федеральным законодательством недостаточно отрегу лирован вопрос о субъектах традиционного природопользования и их правах.

По нашему мнению, необходима разработка федерального закона, которым вводится понятие общностей коренных народов и русских старожилов Севе ра, занятых в сфере традиционного природопользования, наделение этих общностей основными правами малочисленных народов, обоснование предоставления им определенных налоговых льгот, преимущественного пра ва использования определенных ресурсов и др.

Ревитализация системы ТЖО и традиционного уклада жизни не озна чает возврат к архаичности, но предполагает идти в будущее, сохраняя культурное наследие на новой технологической основе. В некоторых наибо лее удаленных поселениях система ТЖО может закрепиться как составная часть сельской экономики, в других она может оказаться очень полезным ме ханизмом адаптации селян к рыночным отношениям, восстановления эконо мической самостоятельности и жизнеспособности домохозяйств.

Основные выводы 1. Этические аспекты промышленного освоения зарубежного Севера на современном этапе проявляются в признании первых (коренных, абори генных) народов как партнеров в процессах развития, о чем свидетельствует реализация обширных прав коренных жителей на земли, ресурсы и само управление. Такая политика и соответствующее право не препятствуют осво ению ресурсов Севера, но создают надежные условия для защиты окружаю щей среды, развития местной экономики, оздоровления коренных жителей.

2. В России, как и других странах, невозможно найти практическое ре шение острых социально-экономических проблем коренных народов и старо жильческих общностей Севера, не устранив их корень – отсутствие прав на землю, ресурсы и самоуправление. Выработка договоров и соглашений с на родами Севера – это инструмент восстановления справедливых отношений, уменьшения информационной неопределенности в вопросах собственности и управления землями и ресурсами.

3. Острые социальные проблемы сельских районов, серьезные угрозы биоразнообразию вызывают необходимость укрепления сектора традици онного жизнеобеспечения, способного выполнять природоохранные и соци альные функции.

4. Восстановление системы традиционного жизнеобеспечения означа ет необходимость выработки критериев отнесения физических лиц и сель ских общин к субъектам ТЖО, реализации мер информационной, правовой, организационной и финансовой поддержки ТЖО.

5. Широкое поле для законотворческой и практической деятельности в Республике Коми по наполнению понятий «традиционное жизнеобеспече ние» и «субъекты традиционного жизнеобеспечения» реальным содержанием открыто Федеральным законом «О животном мире», другими нормативно правовыми актами, которые целесообразно дополнить специальным законом об общностях коренных народов и старожилов Севера, занятых в сфере тра диционного природопользования.

6. Ревитализация системы ТЖО и традиционного уклада жизни не означает возврат к архаичности, но предполагает идти в будущее, сохраняя культурное наследие на новой технологической основе. В некоторых наибо лее удаленных поселениях система ТЖО может закрепиться как составная часть сельской экономики, в других она может оказаться очень полезным ме ханизмом адаптации селян к рыночным отношениям, восстановления эконо мической самостоятельности и жизнеспособности домохозяйств.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

Монографии 1.Права коренных народов Севера на землю и природные ресурсы: Эф фективное использование и совместное управление. Серия: Библио тека коренных народов Севера. – Вып. 3. – М., 2005. – 89 с. (5,0 п.л.) 2.Коренные народы Севера: политика, право, экономика // Север как объект комплексных региональных исследований. – Отв. ред. В.Н. Ла женцев. – Сыктывкар, 2005. – С.126-150. (2 п.л.) 3.Проблемы ревитализации традиционного жизнеобеспечения // Се вер: проблемы периферийных территорий. – Отв. ред. В.Н. Лаженцев.

– Сыктывкар, 2007. – С.301-316. (1 п.л.) Статьи 4.Self-government of Northern Indigenous: Ecological Aspect // Essays on Indigenous Identity and Rights. – Helsinki: Helsinki University Press, – P.32-39. (0,4 п.л.) 5.Институциональный подход к исследованию проблем социального и экономического развития коренных народов северных территорий Рос сии // Северные регионы России: социально–экономические, демогра фические и этнические процессы. – Сыктывкар, 2000.– C.266-272. (0, п.л.) 6.Северная политика России и коренные жители // Правозащитник (специальный выпуск для Республики Коми). – М.: Права человека, 2000. – С. 38-53 (1,3 п.л.) 7.Отношения партнерства с народами Севера // Этносоциальные про цессы в Сибири: Тематич. сб. – Новосибирск: НГУ, 2001. – С. 217-221.

(0,6 п.л.) 8.Реализация интересов северных народов в условиях промышленного развития // Экономика Северо-Запада: проблемы и перспективы разви тия. – 2003, №2. – С.76-83 (1 п.л.). См. также в электронных журналах:

http://www.zaimka.ru/07_2002/maksimov_northern/ http://www.demoscope.ru/weekly/2004/0165/analit02.php http://www.rustrana.ru/article.php?nid= 9.Модель партнерских отношений с народами Севера // Город в Запо лярье и окружающая среда: Труды III Международной конференции (2-6 сентября 2003 г., Воркута). – Сыктывкар, 2003. – С.199-205. (0, п.л.) 10.Проблемы традиционного природопользования в Республике Коми // Современное состояние и перспективы развития особо охраняемых территорий Европейского Севра и Урала (к 75-летию Печоро-Илыч ского заповедника). – Сыктывкар, 2005 – С. 99-105 (0,8 п.л.).

11.Проблемы традиционного природопользования коренных народов Севера в Республике Коми // Этносоциальные проблемы в Сибири: Те матич. сб. – Вып.7. – Новосибирск: Сибирское Научное Издательство, 2006. – С. 94-99. (0,7 п.л.) 12.Грибо-ягодная индустрия // Регион. – 2007, №1. – С.34-37. (0,6 п.л. в соавторстве, авторских – 0,3 п.л.)

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.