авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Технико-экономические уклады в открытой экономике

На правах рукописи

Синицкий Антон Владимирович

ТЕХНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ УКЛАДЫ

В ОТКРЫТОЙ ЭКОНОМИКЕ

Специальность 08.00.01

Экономическая теория

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание

ученой степени кандидата экономических наук

Москва

2007

Работа выполнена на кафедре политической экономии экономического факультета Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова

Научный руководитель: кандидат экономических наук, доцент Антипина Ольга Николаевна

Официальные оппоненты: доктор экономических наук Иноземцев Владислав Леонидович кандидат экономических наук, доцент Дунаев Сергей Анатольевич

Ведущая организация: Российский университет дружбы народов

Защита состоится 16 мая 2007 г. в 15 час. 15 мин. в ауд. 413 на заседании диссертационного совета Д 501.001.23 в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова по адресу: 119992, г. Москва, ГСП-2, Ленинские Горы, МГУ, 2-ой учебный корпус, экономический факультет.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Научной библиотеки 2-го учебного корпуса МГУ им. М.В.Ломоносова.

Автореферат разослан «_» апреля 2007 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета Д 501.001. кандидат экономический наук, доцент Л.В. Рой

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Тематика долгосрочного технико экономического развития (ТЭР) в условиях открытой экономики имеет большую теоретическую и практическую актуальность.

С одной стороны, в этой области в полной мере проявляется отличие подходов разных школ в экономической теории и появляется возможность найти новые источники ее дальнейшего развития. В современной научной литературе широкое распространение имеют работы, содержание которых сводится к построению и анализу математических моделей, основывающихся на предпосылках, сильно упрощающих реальность, без сопоставления с эмпирическими данными. В тех же работах, в которых все же используются статистические данные, рассмотрение ведется на высоком уровне агрегирования, и основное внимание уделяется показателям в денежных единицах измерения (ВВП, суммарный объем инвестиций, добавленная стоимость в первичном/вторичном/третичном секторе, суммарный экспорт и импорт и т.п.). В результате тема технико-экономической эволюции как взаимозависимого развития отраслей экономики (прежде всего в реальном секторе) оказывается недостаточно разработанной и предоставляет большой простор для исследователей.

Практическая значимость этой проблематики также весьма велика. Выбор стратегии развития страны, проведение эффективной государственной политики, оценка ее результатов невозможны без понимания основных закономерностей технико экономической эволюции. Преследование цели опережающего развития прогрессивных отраслей и подотраслей народного хозяйства легко может привести к диспропорциональной структуре экономики и высокой степени зависимости от экспорта. Как показывают результаты диссертационного исследования, в этой области можно столкнуться с неожиданными препятствиями, но также и найти новые возможности интенсификации развития.

Степень научной разработки проблемы. Теории укладов посвящены работы многих экономистов и социологов – представителей разных научных школ. В марксизме понятие уклада было впервые использовано В.И. Лениным, а впоследствии развивалось в работах С.М. Дубровского, Б.Ф. Поршнева, А.Г. Пригожего, Ю.И. Семенова, А. Таксера и др. Институциональную направленность имели работы таких исследователей укладов, как Н.П. Макаров, А.В. Чаянов. К этому же теоретическому направлению относятся работы большинства современных ученых, среди которых М.Я. Гефтер, И.Е. Кознова, А.И. Левковский, А.Д. Недашковская, С.А. Никольский, Н.В. Сычев, Т.А. Хохлова, Т.И. Шанин. С позиций институционализма написаны также работы таких зарубежных исследователей, как К. Поланьи, П. Бурдье, Н. Флигстин.

Иное направление в теории укладов представлено в работах С.Ю. Глазьева, Д.С. Львова;

Г. Доси, К. Перес-Перес, К. Фримена. Названные авторы уделяют повышенное внимание изучению технологических факторов. В значительной степени их работы опираются на теорию длинных волн, созданную Н.Д. Кондратьевым в г. и развитую Й.А Шумпетером в 1939 г. Позднее эта теория нашла отражение в работах многочисленных отечественных и зарубежных ученых, среди которых Л.А. Клименко, Г.М. Куманин, В.И. Маевский, С.М. Меньшиков, А.В. Полетаев, И.М. Савельева, Р.М. Энтов, Ю.В. Яковец;

А. Клейнкнехт, Г. Менш и др.

В настоящее время понятие уклада прочно заняло свое место и в научных трудах, и в учебных курсах, и в программах политических движений. Тем не менее, научная разработка теории технико-экономических укладов еще далека от завершения (в частности, она еще не дошла до стадии формулировки количественных закономерностей).

Важную роль при изучении ТЭР играет модель межотраслевого баланса (МОБ).

Она была создана в первой половине ХХ в. В.В. Леонтьевым и глубоко и всесторонне развита в работах многочисленных отечественных и зарубежных исследователей, среди которых: А.Г. Аганбегян, А.Г. Гранберг, Б.И. Клименко, В.В. Косов;

Т. Ватанабе, Д. Гуо, П.К. Джансен, П. Калмбах, А.П. Картер, Д. МакКлейн, К. Палмер, М.А. Плантинг, Т.Т. Раа, К.Б. Тиланус, М. Уил, С.Д. Фельдман, Р. Франке, Д. Хамфрис, С. Хоррелл. Таблицы МОБ на регулярной основе составляются статистическими службами многих стран.



Относительно разработанной является тематика влияния внешней торговли на страны с развивающимся рынком. В ее контексте находятся работы следующих авторов: М.М. Авсенев, Б.М. Болотин, Г.А. Дробот, А.А. Ковалевский, В.П. Колесов, С.А. Кузьмин, Н.А. Лидлейн, Л.С. Микша, Р.М. Нуреев, М.Н. Осьмова, Б.И. Славный, В.Л. Шейнис;

Е. Аманн, А.Д. Венаблес, П. Каннинг, П. Кругман, С. Кумар, З. Хин, Х.Б. Ченери, М. Шифф, Х. Эцкович. Также этой теме посвящено большое количество регулярно выходящих исследований таких международных организаций, как Комиссия по торговле и развитию ООН, Всемирный банк, МВФ, ВТО и др.

Экологические последствия международной торговли обсуждаются в работах Е.Б. Барбье, К. Бёрингер, Д.Ф. Бруно, А. Лёшель, Г. Мачадо, У. Уонрад, Е. Уоррелл, Г. Чичилниски, Р. Шеффер, К.-Е. Шульц и др. Цель и задачи исследования. Основной целью диссертационной работы является изучение укладов в открытой экономике. Поставленная цель обусловливает необходимость решения следующих задач:

• провести сравнительный анализ и установить степень применимости существующих подходов к описанию укладов;

• разработать общую модель ТЭР народного хозяйства, базирующуюся на понятиях теории укладов;

• собрать и привести к сопоставимому виду статистические данные, необходимые для проверки модели;

• проверить правильность утверждения о существовании укладов и, в случае положительного результата, определить основные свойства укладов;

• эмпирически изучить влияние внешней торговли на динамику укладов для отдельных стран и их групп.

Объект и предмет исследования. Объектом данного исследования является долгосрочное технико-экономическое развитие народного хозяйства в условиях открытой экономики, а предметом – уклады, существовавшие и существующие в экономиках разных стран.

Методологической и теоретической основой диссертационного исследования служат теория укладов и модель межотраслевого баланса. В работе использованы методы категориального, эмпирического, субъектно-объектного, системного и сравнительного анализа. Широко применялись методы математического моделирования (эконометрики).

Информационно-эмпирическую базу исследования составили статистические данные Росстата (РФ), Бюро экономического анализа (США), Евростата, статистического органа ОЭСР, официальных статистических служб Дании, Бразилии и др. стран, Мирового банка и других учреждений. Также в работе использовались экспертные оценки независимых исследователей и материалы, опубликованные в отечественной и зарубежной научной литературе и электронных источниках.

Работы указанных авторов приведены в списке литературы в диссертации.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующих положениях:

• В результате анализа подходов, существующих в теории укладов, выявлена целесообразность изучения технологической основы существования и смены укладов и разработки количественных методов исследования ТЭР. На основе синтеза достижений разных направлений теории укладов сформулировано авторское понятие технико-экономического уклада (ТЭУ) как системы технологически сопряженных производств и адекватных им институтов.

• Предложена модель базисных функций укладов, позволяющая количественно описать временную динамику ТЭУ. Эта модель представляет каждый показатель ТЭР как арифметическую сумму вкладов, соответствующих разным ТЭУ, или, иными словами, как линейную комбинацию базисных функций укладов.

• На основе статистических данных по экономике США и Дании во второй половине ХХ в. проведены расчеты, позволившие доказать сам факт существования укладов, определить их число и динамику развития во времени. Установлено, что в экономике США в 1947-1999 гг. и Дании в 1966-2002 гг. произошла смена одного ТЭУ другим: (в среднем) в США – в 1980 г., а в Дании – в 1987 г. Рассчитан отраслевой состав обоих укладов для обеих стран. Обнаружено отсутствие обусловленности длинных волн сменой ТЭУ. С использованием методов кластерного анализа выявлена неоднородность степени корреляции различных технико-экономических показателей.

Доказано, что динамика последних тесно коррелирована лишь в пределах от до всех отраслей экономики, что осложняет выделение укладов, и, как следствие, проведение эффективной политики в сфере технико-экономического развития.

• Определен вклад внешней торговли в ТЭР 24 стран. Установлено, что в целом внешняя торговля ускоряет становление нового уклада в развитых странах (стимулируя расширение прогрессивных и сжатие регрессивных отраслей в среднем на 17% относительно состояния автаркии) и способствует вытеснению устаревающего уклада в менее развитые страны (сдерживая развитие последних в среднем на 9-12%).

Обнаружено также, что большую роль играют национальные особенности как структуры конкурентных преимуществ страны на мировом рынке, так и состава укладов экономики. В результате обусловленное внешней торговлей увеличение или уменьшение выпуска в некоторой отрасли экономики отдельной страны, хотя и коррелирует со среднемировой долей прогрессивного уклада в соответствующей отрасли, но практически не связано с долей нового уклада в отрасли данной страны.

• Установлено, что в экономике России в 1950-1970 гг. сосуществовали два уклада. Один из них, ассоциированный прежде всего с сельским хозяйством и добычей угля, оставался относительно неизменным, тогда как другой, связанный с добычей природного газа, химической промышленностью, машиностроением и металлообработкой, быстро рос. На временном промежутке с 1980 по 2003 гг. также выделены два уклада. Роль первого из них наиболее сильна в легкой и химической промышленности, второго – в секторе торгово-посреднических услуг, добыче нефти и газа. В результате изучения влияния внешней торговли на динамику укладов показано, что, несмотря на кардинальное отличие парадигм роста, характерных для двух рассмотренных периодов, между ними имеется глубокая связь и преемственность.

Практическая значимость работы заключается в применении полученных результатов для разработки мер по стимулированию технико-экономического развития страны, повышению степени использования потенциала внешнеторговых связей для становления нового уклада в экономике. Отдельные положения диссертации могут быть использованы в преподавании экономических дисциплин – курсов макроэкономики, международной экономики, экономики развития, компаративистики, современной системы экономики.

Апробация результатов исследования. Отдельные положения работы докладывались и обсуждались в МГУ им. М.В.Ломоносова на конференциях «Ломоносовские чтения» (Москва, 2006 год), «Ломоносов-2005», Ломоносов-2006» и «Ломоносов-2007». По проблемам, рассмотренным в диссертации, имеются публикации в научном журнале «Вестник Московского Университета. Серия 6.

Экономика» и в книгах, изданных по результатам проведения перечисленных выше конференций, общим объемом около 1,6 п.л.

Структура и объем работы. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений, содержащих основные результаты расчетов. Иллюстративно-справочный материал представлен таблицами и рисунками.





Объем работы составляет 181 страницу.

Структура диссертационной работы.

Введение.

Глава 1. Технико-экономические уклады и их моделирование.

1.1. Теория укладов (современное состояние).

1.2. Модель базисных функций укладов: теоретический аспект.

1.3. Эмпирический анализ технико-экономического развития.

Глава 2. Влияние внешнеторговых связей на технико-экономическое развитие.

2.1. Теоретические основы определения влияния внешнеторговых связей на структуру экономики.

2.2. Влияние внешней торговли на технико-экономическое развитие разных стран.

2.2.1. Развитые страны.

2.2.2. Страны с развивающимся рынком.

2.2.3. Постсоциалистические страны Восточной Европы.

2.2.4. Интегральная оценка влияния внешней торговли на технико экономическое развитие.

Глава 3. Особенности технико-экономического развития России.

3.1. Уклады в российской экономике во второй половине XX века.

3.2. Влияние внешней торговли на состояние российской экономики.

3.3. Две парадигмы экономического роста: общее и особенное для периодов:

1950-1970 гг. и 1980-2003 гг.

Заключение Библиография Приложения.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ РАБОТЫ Концепция укладов и необходимость ее развития. Понятие уклада насчитывает полуторавековую историю, появившись впервые в качестве научного термина в работах народников.

Концепцию многоукладности разрабатывал В.И. Ленин, стремясь отразить всю сложность общественной структуры революционной России с точки зрения марксизма.

Как известно, он выделял 5 укладов: патриархальный, мелкотоварный, капиталистический, государственно-капиталистический и социалистический. Этот подход получил дальнейшее развитие в работах советских марксистов. Уклад при этом определялся как «тип общественно-производственных отношений, который не определяет характера экономического базиса общества, а существует наряду с другими укладами в данной экономической системе» 2.

Курс политической экономии. Под ред. Н.А. Цаголова. В 2-х тт. Т. II. М.: Экономика, 1974. С.

29.

Большой вклад в развитие теории укладов внесли такие отечественные и зарубежные 3 ученые, как А.В. Чаянов, П. Бурдье, Л. Тевено, Н. Флигстин и многие другие 4.

Общим для всех этих подходов является то, что уклад анализируется как социально-экономический феномен, в терминах институтов или производственных отношений. В то же время роль производительных сил, роль технологии оказывается недостаточно изученной. И хотя эмпирические данные по технологическому развитию отдельных стран в отдельные периоды (например, России в конце XIX-начале XX века) в работах названных авторов учтены, целостного систематического подхода к анализу материальной основы укладов пока не выработано.

От этого недостатка стремятся избавиться представители другого течения в теории укладов. Попытки объяснения длинных волн, открытых Н.Д. Кондратьевым в 1920-е годы, привели к созданию синтетической теории укладов (в западной литературе в этом значении употребляется термин «парадигма»), среди авторов которой Г. Доси, К. Перес-Перес, К. Фримен;

С.Ю. Глазьев, Д.С. Львов. В этой концепции большое внимание уделено технологическим факторам и параметрам развития. Эта теория утверждает, что ТЭР протекает в форме последовательной смены поколений (этапов, укладов, парадигм), каждое из которых характеризуется определенными первичными ресурсами, материалами, конечными продуктами, технологическими процессами, типом общественного потребления и др. Причиной прерывистого (ступенчатого) характера развития является сопряженность производственных процессов одной технологической совокупности. 5 По мнению сторонников теории, с 1770 г. и до настоящего времени в западных странах сменилось пять технологических укладов. В то же время исследователи обращают внимание и на возможность одновременного сосуществования нескольких укладов. Несмотря на ориентацию этой теории на анализ большого объема эмпирического материала, характеризующего ТЭР, она практически не подкреплена количественными расчетами, эконометрическими моделями. По сути, число укладов Необходимо иметь в виду, что русское слово «уклад» не имеет прямого однозначного перевода в западноевропейских языках. Например, в английском языке можно указать такие приблизительные аналоги, передающие разные оттенки смысла, как paradigm, order, life style, local order. Рассмотрение тех или иных западных теорий в качестве разновидностей теории укладов, очевидно, должно опираться на содержание этих теорий, а не на лингвистические тонкости.

Подробнее см. обзор в работе: Сычев Н.В. Теоретические основы многоукладной экономики (Политико-экономические аспекты): Дис.... д-ра экон. наук: 08.00.01. М., 2000.

Подробнее см.: Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. М.:

ВлаДар, 1993. С. 55-70 и др.

Там же. С. 112-119.

(пять плюс возникающий шестой), их содержание и историческая датировка не были определены количественными расчетами и никогда не подвергались эконометрической проверке. Характеристика первых трех укладов традиционно основана на положениях, выдвинутых Н.Д. Кондратьевым и Й.А. Шумпетером более полувека назад, а четвертого и пятого укладов – построена по аналогии с ними (в частности, в предположении о равенстве длины цикла 50 годам). Единственным описанным в литературе комплексным количественным исследованием укладов является анализ третьего, четвертого и пятого технологического укладов, проведенный С.Ю.

Глазьевым. 7 Обобщенные показатели, описывающие динамику каждого из трех рассмотренных укладов, строились методом главных компонент (ГК) из рядов, отобранных в качестве характерных для соответствующего уклада. При этом датировка и содержание укладов были взяты С.Ю. Глазьевым в неизменном виде из существовавшей литературы. Однако использование ГК в качестве обобщенных показателей динамики укладов, на наш взгляд, методически неверно. В каждой ГК оказываются перемешанными разные уклады (в такой пропорции, которая обеспечивает наибольшую дисперсию ГК), как это вытекает из математического определения главной компоненты.

Таким образом, самым важным и востребованным направлением развития теории укладов в настоящее время является изучение технологической основы существования и смены укладов, а в нем, в свою очередь, важнейшей задачей является разработка методов количественного исследования ТЭР.

При решении этой задачи в диссертационной работе взят за основу подход синтетической теории укладов (в первую очередь работы С.Ю. Глазьева), поскольку именно в ней достигнуто к настоящему времени наибольшее продвижение.

Методологией, на которой основана эта теория, является эволюционная экономика (с широким применением методов математического моделирования) 8. В рамках этой методологии, основываясь на достижениях всех названных направлений теории укладов, нам представляется целесообразным дать следующее определение: технико экономический уклад – это система технологически сопряженных производств и адекватных им институтов. Там же. С. 119-151.

Там же. С. 24-30.

С позиций марксизма можно дать следующее аналогичное определение: уклад – это целостная система производительных сил и производственных отношений определенного типа (способ производства), существующая наряду с другими укладами в народном хозяйстве (социально экономической системе). С этим определением гармонирует утверждение о том, что предметом Модель базисных функций укладов. Для решения задачи количественного исследования технико-экономических укладов (ТЭУ) в диссертации разработана модель базисных функций. Основные ее положения таковы.

Технологическая и институциональная составляющие каждого уклада находятся в диалектическом единстве. Ведущей стороной при этом является технологическая составляющая. Она задает определенный спектр совместимых с ней институциональных структур.

Как известно из работ по теории укладов, существуют относительно автономные цепочки сопряженных технологических процессов, отличающихся по своему уровню, связанные с различными потребителями, ориентированные на различные источники сырья и разных поставщиков. Тенденция к сопряжению процессов сходного уровня, обусловленная оптимизацией издержек производства, приводит к образованию в народном хозяйстве относительно независимых воспроизводственных контуров.

Каждый из них характеризуются своим определенным уровнем технологической прогрессивности, требованиями к качеству рабочей силы, а также адекватными им экономическими и юридическими механизмами регуляции и т.п., и тем самым образует определенный технико-экономический уклад. В общем случае каждый из ТЭУ охватывает все или почти все отрасли (т.к. в противном случае было бы невозможно замыкание цикла воспроизводства соответствующего технологического контура).

Из этого следует, что объем производства (и/или производительного использования) некоторого продукта в народном хозяйстве должен быть равен сумме объемов его производства (соответственно расходования) в разных ТЭУ 10. То же справедливо и для агрегированных показателей – объемов отраслевого выпуска или суммарного выпуска всей экономики (в постоянных ценах).

Экстенсивный рост любого ТЭУ заключается в росте объемов выпуска каждого наименования продукции, произведенной в рамках соответствующего уклада. При этом рост объемов разных видов продукции происходит согласованно и пропорционально друг другу. Это положение следует из жесткого сцепления технологических процессов одной технологической цепочки. Аналогичное утверждение справедливо и для процесса сжатия устаревающего уклада.

политической экономии является «способ производства и соответствующие ему отношения производства и обмена» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд. Т. 21. С. 6).

Дополнительным фактором в пользу этого положения является то, что на практике доступная исследователю статистика зачастую имеет тот дефект, что в один показатель бывают объединены качественно различные, невзаимозаменяемые ресурсы, материалы, орудия труда и др.

Таким образом, объем производства каждого вида продукции в народном хозяйстве равен сумме вкладов разных ТЭУ, причем каждое из слагаемых в этой сумме пропорционально обобщенному показателю размера соответствующего ТЭУ.

Эта закономерность носит приближенный характер в силу двух причин. Во первых, существует взаимное влияние укладов, синергетический эффект, который в свою очередь может быть обусловлен как техническими причинами (использованием продукции одного технологического уровня в технологической цепочке другого уровня), так и взаимодействием институтов разных укладов. Во-вторых, в пределах одного ТЭУ могут несколько варьироваться количественно пропорции разных видов продукции, поскольку ввиду постоянного усовершенствования технологий нормы потребления ресурсов производительность факторов должна меняться 11.

Тем не менее, сформулированные выше положения являются не вынужденными приближениями, без которых невозможно построение модели, но адекватно отражающими реальность утверждениями, выполняющимися с той степенью точности, которая обусловлена самим объектом исследования (отсутствием четких разграничительных линий между его частями).

Предложенный подход делает возможным решение задачи выделения ТЭУ косвенным способом, что сильно ее упрощает. Действительно, сопоставление большого числа (но далеко не столь большого, как того требует прямой подход) временных рядов объемов выпуска продукции позволит провести их классификацию и выделить стоящие за ними показатели размера ТЭУ. Для решения этой задачи могут быть использованы эконометрические методы.

Математическая формализация модели проводится следующим образом. Если J - некоторое количество показателей, характеризующих объем выпуска разных видов продукции в народном хозяйстве, а xtj - значение j-го показателя (его номер j=1, 2, …, J) в момент времени t, то эти показатели удовлетворяют уравнениям N xtj = eti aij + tj. (1) i = Время t в (1) изменяется в интервале от 1 до T, T – временной охват выборки, номер уклада i = 1, …, N, N – число укладов, tj – случайная ошибка.

Особенно сильно это явление должно быть заметно на начальных стадиях развития уклада.

Однако в количественном плане эти отклонения будут незначительны, т.к. на начальных стадиях абсолютные значения технико-экономических показателей сами по себе малы. Разумеется, для того, чтобы воспользоваться этим фактом, необходимо строить модель таким образом, чтобы в ней фигурировали абсолютные, а не относительные значения указанных показателей, что и сделано в диссертационной работе.

Здесь eti – обобщенные показатели степени развития, «размера» i-го уклада – играют роль базисных функций, по которым проводится разложение технико экономических показателей xtj. Что же касается особенностей j-го показателя, то они целиком отражены в коэффициентах разложения aij.

Исходя из смысла концепции укладов, на базисные функции и коэффициенты разложения налагаются условия aij 0 при всех i и j.

eti 0 при всех t и i;

(2) Оценивать величины eti и aij по выборочным значениям следует, минимизируя сумму квадратов отклонений теоретически рассчитанных по уравнению (1) значений xtj от наблюдаемых величин:

S = ( xtj aij eti ) min (aij, eti ).

(3) t j i В диссертации минимизация S проводилась численными методами.

При определении базисных функций и коэффициентов разложения возникает ряд технических сложностей, общих для всех моделей факторного анализа. В общем случае по исходным данным можно найти только линейные комбинации искомых величин eti и aij. Как показывает практика, решение такой проблемы должно быть основано на содержательных соображениях, на учете смысла переменных, участвующих в модели. Для решения этой проблемы в диссертационной работе предложен метод изображающих точек (п. 1.2. текста диссертации).

Как показывает практика выполненных в диссертационном исследовании вычислений, модель базисных функций является эффективным методом агрегирования больших объемов информации, характеризующей ТЭР страны, и обладает существенными преимуществами по сравнению с формальными методами кластерного анализа, структурными методами, а также агрегированием данных «вручную»

исследователем.

Эмпирическая верификация модели базисных функций. В существующей литературе при анализе укладов принято выделять наиболее важные, имеющие центральное значение для народного хозяйства в тот или иной исторический промежуток показатели (такие, как объем производства угля, стали и т.п.). Однако подобный подход дает фрагментарное представление об экономике. Как показывают приведенные в диссертационной работе расчеты, разные технико-экономические показатели (соответственно, разные отрасли экономики) коррелированы друг с другом в разной степени. Значит, потребности практического применения теории укладов делают необходимым расширение поля зрения исследователя до всей экономической системы, равномерного учета развития всех отраслей. В наибольшей степени этому требованию удовлетворяет использование данных, взятых из таблиц межотраслевого баланса (МОБ).

С использованием таблиц МОБ в диссертационной работе построены временные ряды технико-экономических показателей: по США – с 1947 по 1999 г., по Дании – с 1966 по 2002 г. Для этого большой объем данных МОБ был приведен к сопоставимому (для разных лет) виду: проведено частичное агрегирование отраслей, таблицы ресурсов и использования пересчитаны в симметричные таблицы, построены индексы цен по разрозненным данным, показатели пересчитаны в постоянные цены и отнесены на душу населения. Также были использованы данные по другим 20 странам, которые охватывают намного меньшие временные промежутки (от 1 до 4 лет) и относятся в основном к периоду 1995-2000 гг. Данные по некоторым из этих стран частично сопоставимы.

В качестве показателей, характеризующих точность модели базисных функций укладов, использованы медиана и среднеквадратичное значение относительных ошибок, рассчитанных для каждого временного ряда для каждого момента времени.

Использование этих показателей позволяет учесть различный масштаб разных временных рядов (они даны в постоянных ценах, то есть, по сути, в физических показателях), а также напрямую сравнивать точность модели с точностью эмпирических данных (для таблиц МОБ она составляет 10-15%). Графики снижения медианы и среднеквадратичного отклонения при последовательном увеличении числа укладов (см. Рис. 1.), обозначенные «73» и «130» соответственно, построены для случая, когда в модели используются только показатели суммарного выпуска отраслей (США и Дания, 73 и 130 отраслей соответственно). Графики «1000» и «2000»

соответствуют случаю использования в модели временных рядов наиболее значительных межотраслевых потоков (1000 и 2000 рядов соответственно).

При рассмотрении этих графиков прежде всего обращает на себя внимание их схожесть, хотя они построены для разных стран и разной отраслевой разбивки. Это свидетельствует о переносимости модели с одного случая на другой. Во всех случаях наибольшее снижение ошибки происходит при переходе к двум укладам;

дальнейшее же увеличение числа укладов не приводит к кардинальному улучшению точности модели. Таким образом, в технико-экономическом развитии США в 1947-1999 гг. и Дании в 1966-2002 гг. сменили друг друга два уклада. Изучение базисных функций укладов, построенных методом изображающих точек, показывает, что смена одного уклада другим произошла (в среднем): в США – в 1980 г., в Дании – в 1987 г.

уменьшение медианы ошибки уменьшение сркв значения ошибки (90% ) 0. 0. 0. 0. 0. 0. 0.08 0.15 0.06 0. 0. 0.05 0. 0 1 2 3 4 5 0 1 2 3 4 5 число укладов число укладов а) США, 1947-1999 гг.

уменьшение медианы ошибки уменьшение сркв значения ошибки (90% ) 0. 0. 0. 0. 0. 0. 0.08 0.15 0.06 0. 0. 0.05 0. 0 1 2 3 4 5 0 1 2 3 4 5 число укладов число укладов б) Дания, 1966-2002 гг.

Рис. 1. Снижение среднеквадратичного значения и медианы ошибки модели базисных функций при увеличении числа укладов.

Выявленные в результате эмпирической верификации модели базисных функций количество и датировка укладов соответствуют принятым в литературе представлениям о четвертом и пятом укладах. Однако утверждения о том, какие сектора и технико-экономические показатели представляют собой «лицо» того и другого уклада, приведенными в диссертационной работе расчетами не подтверждаются. Таким образом, необходим широкий пересмотр представлений об укладном составе разных отраслей экономики, иными словами, о том, какие технико экономические показатели наиболее тесно ассоциированы с теми и другими укладами.

Анализ рассчитанного нами укладного состава отраслей в США и Дании показывает, что в подавляющее большинство отраслей вносят заметный вклад оба уклада. Например, в растениеводстве вклад их колеблется в районе 40-60%.

Действительно, по мере научно-технического прогресса эта отрасль вовсе не исчезает, но переходит на новый уровень развития, интенсивно используя удобрения и другие химикаты, современную технику (в том числе авиацию) и т.п. Отрасли со 100%-ным вкладом одного ТЭУ очень редки (к ним относятся, например, производство ЭВМ и электронных компонентов). Заметим также, что весьма высока доля более позднего уклада в большинстве отраслей сферы услуг (60-80%), что согласуется с выводом о становлении постиндустриального общества.

Найденные базисные функции были использованы для проверки распространенного в литературе вывода об обусловленности циклического развития экономики сменой укладов (имеются в виду длинные волны с периодом порядка лет). Для этого такие важнейшие макроэкономические показатели, как ВВП и объем инвестиций (в постоянных ценах на душу населения, на примере США) были разделены на вклады двух укладов (см. Рис. 2).

40 ВВП факт, тыс$ 2000 на душу 35 инвестиции факт, тыс$ 2000 на душу ВВП: вклад инвестиции: вклад 30 ВВП: вклад 2 инвестиции: вклад ВВП: 1+ 4 инвестиции: 1+ 0 1940 1950 1960 1970 1980 1990 2000 2010 1940 1950 1960 1970 1980 1990 2000 Рис. 2. Вклады двух укладов в ВВП и объем инвестиций (в постоянных ценах на душу населения), США, 1947-1999 гг.

Очевидно, что в данном случае смена укладов не привела к появлению длинной волны в макроэкономических показателях.

Важным вопросом является вопрос о точности модели базисных функций.

Анализ гистограмм распределения ошибок показывает, что погрешность модели не выше погрешности исходных статистических данных достигается только в 43% случаев. Таким образом, с одной стороны, уклады действительно существуют (пики на Рис. 1 не могут быть случайными), но с другой стороны, модель базисных функций не является прецизионной и нуждается в дальнейшем развитии.

С этой целью в диссертационной работе предпринято изучение кластерной структуры совокупности технико-экономических показателей на материалах США и Дании. В обоих случаях обнаружено, что технико-экономические показатели образуют кластеры – группы показателей, попарно тесно связанных друг с другом. И в том, и в другом случае обнаруживается один большой кластер, несколько мелких, а также определенное количество показателей, не попадающих ни в один кластер. От 1/4 до 1/ всех отраслей образуют своеобразное ядро, в пределах которого динамика показателей относительно тесно коррелированна;

остальные же отрасли коррелированны с ними и друг с другом в меньшей степени.

Изучение кластерной структуры показателей имеет большое прикладное значение. Нетривиальный характер этой структуры показывает всю сложность задачи управления технико-экономическим развитием, отсутствие простых и универсальных рецептов в этой области, необходимость детального изучения конкретной ситуации и учета национальной специфики. Результат вмешательства государства в развитие целевой отрасли, избранной в качестве двигателя прогресса, оказывается зависящим от того, принадлежит ли она к ядру кластера, к мелким кластерам либо к периферии. В первом случае вмешательство в функционирование других отраслей может быть минимальным;

в последнем – полномасштабным, либо, что на практике более вероятно, бурное развитие отдельных прогрессивных секторов не будет сопровождаться гармоничным развитием всей экономики, а будет происходить, например, за счет экспорта. Таким образом, проведение адекватной и эффективной политики в сфере регулирования технико-экономического развития требует, помимо прочего, детальной разработки теории технико-экономического развития.

Влияние внешнеторговых связей на технико-экономическое развитие.

Анализ основных теорий внешней торговли (А. Смита, Д. Рикардо, Э. Хекшера и Б.

Олина) приводит к заключению, что в условиях открытой экономики прогрессивные уклады получат импульс для развития в передовых странах, тогда как в страны периферии будет происходить вытеснение устаревающих укладов. В то же время следует ожидать появления национальной специфики, значительных отклонений от общей тенденции, обусловленных, в том числе, действием факторов, изучаемых в «новой теории торговли» - дифференциацией продуктов, относящихся к одной отрасли, особенностям внутреннего рынка и т.п.

Для проверки этих положений в диссертационной работе проведены количественные оценки вклада внешней торговли в технико-экономическое развитие 24 государств: развитых стран (США, Великобритании, Германии, Франции, Японии, Австралии, Канады, Италии, Испании, Греции, Дании, Норвегии, Финляндии), стран с развивающимся рынком (Бразилии, Китая, Южной Кореи, Индии), постсоциалистических стран 12 (Польши, Венгрии, Чехии, Словакии, Словении, В диссертационной работе рассматривается тот период развития этих стран, когда они находились в процессе перехода от плановой экономики к рыночной, и поэтому целесообразным было их выделение в отдельную группу.

Эстонии). Для этого с использованием модели МОБ был оценен вклад чистого экспорта (как компоненты конечного спроса) в выпуск каждой из отраслей каждой страны.

Обнаружено, что зависимость вклада внешней торговли в выпуск отраслей от доли прогрессивного уклада в соответствующих отраслях экономики отсутствует или очень слаба. Как укладная структура экономики, так и сложившаяся специализация страны на мировых рынках обладают значительной национальной спецификой. Доля прогрессивного уклада в том или ином технико-экономическом показателе в разных странах будет отклоняться от среднего уровня, и то же относится к вкладу внешней торговли в каждый из показателей. При этом оказывается, что первый и второй вид отклонений для каждой страны практически не связаны друг с другом. Корреляция обнаруживается только между вкладом внешней торговли и степенью прогрессивности отрасли по общемировым меркам.

Это обстоятельство осложняет анализ взаимосвязи внешней торговли и смены укладов, сильно ограничивая возможности формального агрегирования данных. Тем не менее, на большом статистическом материале четко обнаруживаются следующие зависимости, полностью соответствующие теоретическим ожиданиям.

В развитых странах внешнеторговые связи в целом способствуют развитию прогрессивного уклада и ускоряют упадок устаревшего уклада. Большой положительный вклад внешняя торговля вносит в развитие производства высокотехнологичного оборудования (кроме ЭВМ), сферы услуг;

и напротив, снижает объемы производства в текстильной, горнодобывающей и т.п. отраслях.

В крупнейших странах (в США, Японии;

в несколько меньшей степени – в Великобритании, Германии, Франции) вклад внешней торговли в выпуск относительно невелик (порядка 10-20-30% для разных отраслей). При этом преимущества в условиях открытой экономики получают если не все, то большинство высокотехнологичных современных отраслей.

В развитых странах меньшего размера степень вовлечения во внешнеторговые связи значительно выше. Влияние открытости экономики может там приводить к изменению объемов выпуска отраслей в несколько и даже в десятки раз. Характерной для них является специализация в небольшом числе отраслей (как правило, относительно современных) и заметная степень зависимости от других стран (очевидно, крупнейших) в тех отраслях, в которых они не специализируются.

В странах с развивающимся рынком уклады, устаревшие в передовых странах, находят простор для развития. Например, в Бразилии внешняя торговля способствует росту выплавки черных и цветных металлов (16% и 9% вклад соответственно), производства продуктов питания (9%);

в Китае – производству текстиля (31%).

Напротив, в Бразилии отстает производство лекарств (-16%), электрических устройств (-22%), в Китае и Южной Корее – авиатехники (в 3-4,5 раза). Также важным аспектом проблемы является перенос в страны с развивающимся рынком технологий, создающих повышенную нагрузку на окружающую среду, и вывоз в них вторсырья.

Постсоциалистические страны Восточной Европы в 1990-е гг. находились в промежуточном положении между малыми развитыми странами и странами третьего мира. В результате быстрой переориентации их внешней торговли на страны ОЭСР возникла ситуация, когда для них, как и для других стран с развивающимся рынком, в целом стало характерно стимулирование внешней торговлей сельского хозяйства, лесного хозяйства, пищевой, текстильной промышленности, а также сдерживание производства электроники, химической и фармацевтической промышленности, медицинских и измерительных приборов. В то же время стимулируется производство и ремонт водного транспорта (Польша), производство электроники (Венгрия), транспортных средств (Чехия, Венгрия), а диспропорции внешней торговли в этих странах не столь высоки, как в других странах с развивающимся рынком.

Интегральная усредненная оценка вклада внешней торговли в технико экономическое развитие разных групп стран, выполненная в диссертации, приводит к следующим выводам. В развитых странах внешняя торговля стимулирует расширение прогрессивных и сжатие регрессивных отраслей в среднем на 17% (по сравнению с ситуацией автаркии). В странах с развивающимся рынком этот эффект направлен в противоположную сторону и в количественном измерении равен -12%. (При средних темпах роста ВВП на душу населения в этих странах в 1990-х гг. в 1,2% 13 это эквивалентно отставанию технико-экономического развития на десятилетие 14, причем от своего же уровня, который мог бы быть достигнут при иной структуре внешней торговли). В постсоциалистических странах Восточной Европы полученное среднее значение составляет -9%.

Рассчитано по данным: World Development Indicators 2004 (база данных, составленная Всемирным Банком).

По всей видимости, этот результат является смещенным в оптимистичную сторону. Дело в том, что рассмотренные здесь страны занимают относительное выгодное положение среди стран, не относящихся к группе развитых. См., например, базу данных World Development Indicators. В то же время тот факт, что здесь рассмотрены 4 из 5 крупнейших стран с развивающимся рынком, на долю которых приходится около 56% ВВП по ППС, указывает на то, что степень искажения полученного результата не очень велика.

Таким образом, в среднем внешнеторговые связи ускоряют технико экономическую эволюцию (становление новых укладов) в развитых странах и тормозят ее в странах с развивающимся рынком и постсоциалистических странах. В то же время эта тенденция имеет множество исключений, и национальная специфика технико экономического развития каждой страны не менее важна, чем общие глобальные закономерности.

Уклады в российской экономике во второй половине XX века и влияние на них внешней торговли. Задача построения укладов по данным МОБ в СССР/России осложнена секретным характером детализированных таблиц, а также сложностью пересчета данных в сопоставимые цены. В диссертационной работе были использованы ежегодные таблицы МОБ в постоянных ценах по СССР за 1950-1970 гг., построенные под руководством акад. Ю.В. Яременко 15, МОБ за 1980, 1985, 1990, 1995 и 1997 годы, построенные в Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН 16, и таблицы МОБ за 1995-2003 гг. в сопоставимом виде, построенные И.А. Кимом на основе данных Росстата 17.

Установлено, что на временном интервале с 1950 по 1970 г. в экономике СССР имели место два уклада. Один уклад оставался по своему масштабу более или менее неизменным, тогда как другой быстро рос (средняя скорость роста в 1960-е гг. – 11,8% в год). В наибольшей степени с первым, консервативным, укладом ассоциированы такие отрасли, как сельское хозяйство и добыча угля;

со вторым, динамично развивавшимся – добыча природного газа, химическая промышленность, машиностроение и металлообработка.

На временном интервале с 1980 по 2003 г. также могут быть выделены два уклада. Один уклад преобладал в народном хозяйстве до перехода к рыночной экономике в начале 1990-х гг., тогда как впоследствии доминирующее положение занял второй уклад. Вместе со старым укладом сильнее всего сжались такие отрасли, как легкая промышленность, химическая и нефтехимическая промышленность;

в то же время новый уклад дал толчок к росту сектора торгово-посреднических услуг, добычи нефти и газа и т.п. Важно отметить, что вывод об относительно быстрой смене одного уклада другим основан на данных по потокам, а не запасам. В то же время структура российской экономики, оцениваемая по величинам запаса (структура Яременко Ю.В. Приоритеты структурной политики и опыт реформ. М.: Наука, 1999.

Узяков М.Н. Трансформация российской экономики и возможности экономического роста. М.:

Издательство ИСЭПН, 2000. С. 330-350.

Ким И.А. Моделирование межотраслевых потоков в симметричных таблицах «Затраты Выпуск» России (1995-2002 г.г.): Дисс. … канд. экон. наук: 08.00.13. М., 2006. С. 126-197.

производственных мощностей, территориальное размещение производительных сил и т.п.), неизбежно будет намного более инертной.

Сравнение отраслевого состава укладов для двух изученных периодов показывает отсутствие корреляции между тем и другим. Иными словами, отрасль, прогрессивная в 1950-60-е гг., могла в 1990-е гг. оказаться как быстрорастущей (добыча нефти и газа), так и стагнирующей (химическая промышленность). Это свидетельствует о том, что внутренняя логика развития уклада, нового для 1950-60-х гг., была нарушена рыночными преобразованиями как внешним фактором, разбила его на направленные в разные стороны фрагменты.

Что касается внешней торговли, то в 1950 г. она была сбалансирована и имела структуру, благоприятную для интенсификации экономического развития. В абсолютном выражении наибольший положительный вклад имел место в развитие таких отраслей, как «Машиностроение и металлообработка», «Черная металлургия», «Прочие отрасли промышленности». Благодаря этому имелась возможность снизить объемы производства в таких отечественных отраслях, как «Сельское хозяйство», «Легкая промышленность». При этом суммарный вклад внешней торговли составлял всего -0,4% от валовой продукции.

В 1950-60-е гг. зависимость экономики от внешнеторговых связей заметно усилилась. Если в начале этого периода вклад в выпуск разных отраслей составлял в среднем несколько процентов, то к концу периода для многих отраслей он приблизился к 10% или даже превзошел этот уровень. При этом для большей части отраслей (кроме цветной металлургии) наблюдалась дивергенция вкладов, усиление первоначального распределения положительных и отрицательных эффектов.

К 1980-85 гг. зависимость структуры экономики от внешней торговли значительно возросла. Во многих секторах вклад уже исчислялся десятками процентов.

Устойчивый положительный эффект внешней торговли в эти годы имел место только в трех отраслях: «Нефтегазовая промышленность» (+10-14%), «Добыча горючих сланцев и торфа» (+8-9%) и «Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность» (+2%). В то же время для легкой промышленности этот показатель составлял -40-50%, для пищевой -16-18%. Именно в эти годы эффект внешней торговли в отрасли «Машиностроение и металлообработка», ранее всегда бывший положительным, сменил знак.

В 1990-1997 гг. изменения (искажения) структуры народного хозяйства, вызванные открытостью экономики, резко возросли. Если в 1990 г. легкая промышленность сдерживалась в 1,44 раза, то в 1997 г. – в 3,38 раз. Для пищевой промышленности аналогичные показатели составляют 1,17 и 1,63 раз. Половина отраслей промышленности стала практически полностью зависеть от внешнеторговых связей.

Кризис 1998 г. привел к снижению масштабов зависимости экономики от внешней торговли. Девальвация рубля, правительственная поддержка отечественных производителей и ряд других факторов позволили в течение года снизить общий дестимулирующий эффект в пищевой промышленности с -63% до -13%, в легкой промышленности – с 3,38- до 1,56-кратного.

К 2003 г. российская экономика подошла сильно искаженной внешнеторговыми связями. Стимулировались ими такие сектора, как нефтегазовая промышленность (+67%), цветная металлургия (+65%), торгово-посреднические услуги, черная металлургия;

дестимулировались легкая промышленность (-68%), машиностроение и металлообработка (-14%), производство строительных материалов, пищевая промышленность. В настоящее время быстрее всего растут те отрасли, на которые внешняя торговля оказывает расширяющее воздействие.

В целом за последние годы ситуация с искажением экономической структуры улучшилась. Имеется тенденция устойчивого снижения степени зависимости экономики от внешней торговли. Вместе с тем, несомненно негативными являются такие тренды, как снижение вклада в развитие химической и нефтеперерабатывающей промышленности (с +14% в 1999 г. до +1% в 2003 г.) и углубляющаяся зависимость в сфере машиностроения и металлообработки (-1% в 1999 г. и -14% в 2003 г.).

Несмотря на кардинальное отличие двух парадигм экономической динамики (в 1950-70-е гг. и в 1990-2000-е гг.), подробный анализ позволяет выявить определенную преемственность развития на этих двух этапах. Хотя степень структурных искажений под влиянием внешней торговли резко выросла после 1990 г., ее строение сформировалось раньше. Стимулирующее воздействие внешней торговли на нефтедобывающую промышленность, черную и цветную металлургию неуклонно росло, начиная с 1950-х гг.;

параллельно все в большей степени тормозилась легкая промышленность, в меньшей степени химическая и нефтехимическая промышленность, машиностроение и металлообработка. Подобная специализация на мировом рынке закреплялась в течение десятилетий, и не случайно, что она резко усилилась именно в этом направлении в 1990-е гг. в условиях перехода к новым критериям эффективности и снятия внешнеторговых ограничений.

Таким образом, количественный подход в концепции технико-экономических укладов оказывается плодотворным в решении как фундаментальных экономико теоретических проблем, так и в практических приложениях, в частности, в оптимизации структуры внешней торговли и разработке мер государственной поддержки прогрессивных отраслей отечественной экономики.

Публикации по теме диссертации.

1. Синицкий А.В. К количественной теории долгосрочного технико экономического развития. // Ломоносов-2005: Международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых, МГУ им. М.В. Ломоносова, 12-15 апреля 2005 г. Том I. / Гл. ред. В.Н. Сидоренко. – М.: Издательство МГУ, 2005. С. 119-120. – 0,2 п.л.

2. Синицкий А.В. К количественной теории технико-экономических укладов // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 6. Экономика. 2005, №6. С. 18-34. – 0,8 п.л.

3. Синицкий А.В. Технико-экономические уклады и приближенный характер связи технико-экономических показателей. // Ломоносов–2006: Международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых по фундаментальным наукам, МГУ им. М. В. Ломоносова 12-15 апреля 2006 г. / Гл. ред. В.Н. Сидоренко и др. – М.:

КДУ, 2006. С. 619-620. – 0,1 п.л.

4. Синицкий А.В. Концепция технико-экономических укладов как инструмент исследования долгосрочного экономического развития (на материалах США в XX в.) // Методология экономической науки и методика преподавания экономической теории: Материалы Ломоносовских чтений экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова за 2005-2006 гг. Часть 1. Монография / Под редакцией К.В. Папенова, М.М. Крюкова, К.А. Хубиева. – М.: Грант Виктория ТК, 2006. С. 264 275. – 0,5 п.л.

5. Экономическая теория: вопросы методологии исследования и методика преподавания // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 6. Экономика. 2006, №6. С. 74-102. – 0,01 п.л.

лично автором.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.