авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Оценка конвергенции и дивергенции регионального пространства россии и сибири

На правах рукописи

ШИЛЬЦИН Евгений Александрович ОЦЕНКА КОНВЕРГЕНЦИИ И ДИВЕРГЕНЦИИ РЕГИОНАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА РОССИИ И СИБИРИ Специальность: 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяй ством: региональная экономика

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук

Новосибирск 2010

Работа выполнена в Институте экономики и организации промыш ленного производства СО РАН

Научный консультант: доктор экономических наук, профессор Лавровский Борис Леонидович

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, доцент Коломак Евгения Анатольевна доктор экономических наук, профессор Лексин Владимир Николаевич

Ведущая организация: ГНИУ Совет по изучению производи тельных сил (СОПС)

Защита состоится 19 марта 2010 г. в 15.00 часов на заседании диссер тационного совета Д.003.001.01 при Институте экономики и организации промышленного производства СО РАН по адресу: 630090, г. Новосибирск, просп. Академика Лаврентьева, 17, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института эконо мики и организации промышленного производства СО РАН.

Автореферат разослан «17» февраля 2010 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета доктор экономических наук, профессор В.В. Титов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Как известно, в 1990-е годы, в условиях тотального сокращения производства, межрегиональные разли чия в России стремительно возросли. Можно было ожидать, что смена макроэкономического тренда и переход к относительно высоким темпам роста в период 2000-х годов приведет к перелому набравшей силу тенден ции дивергенции. Однако, судя по традиционным измерителям диффе ренциации, эти ожидания не оправдались. Например, коэффициент вариа ции в период 2000-2007 гг. прирастает в среднем на 2% в год, а размах вариации (различия между лидером и аутсайдером) по душевому ВРП увеличился более чем вдвое. В итоге, «по степени межрегиональной соци ально-экономической дифференциации Россия занимает первое место в мире, а различия между российскими регионами превышают различия между странами «золотого миллиарда» и самыми отсталыми странами мира» (А.Г.Гранберг). Риски значительной межрегиональной дифферен циации, судя по мировому опыту, связаны не только с дезинтеграцией экономического и социального (регионального) пространства, геополити ческими кризисами, но приводят также к жестким ограничениям эконо мического роста.

При оценке межрегиональных различий, действительных тенденций региональной дифференциации в РФ необходимо иметь в виду, во первых, возможность и необходимость использования и сопоставления различных подходов к измерению, во-вторых, характерные особенности российского уникального регионального пространства. Недостаточное внимание к этим обстоятельствам может приводить подчас к поверхност ным и односторонним суждениям.

Региональная политика, направленная на преодоление существенной неравномерности экономического развития, должна исходить из ясного представления о реально протекающих и ожидаемых процессах конвер генции и дивергенции регионального пространства страны. И здесь очень важно не попасть в плен априорных суждений и не вполне корректных интерпретаций.

Поставленная проблема имеет не только академический интерес.

Серьезные обсуждения по вопросам снижения межрегиональных разли чий проходят на уровне руководства страны. Круглый стол, прошедший июля 2008 года в Государственной Думе «Стратегия 2020: формирование новой региональной экономической политики в России XXI века», явля ется тому подтверждением.

Задачи экономического роста, как неоднократно утверждали многие известные российские регионалисты, должны решаться в органической увязке с пространственным аспектом экономического развития страны.

«Россия вступает в один из самых сложных периодов своего историческо го существования, и упреждающее формирование однозначно восприни маемых приоритетов развития отдельных регионов страны… следовало бы считать если не решающим, то по крайней мере весьма существенным фактором стабильности социально-экономической и политической ситуа ции» (В.Н.Лексин, 2009).

Дилемма «региональная сбалансированность – экономический рост» обострилась в условиях наступившего кризиса.

Об актуальности заявленной темы свидетельствует и тот факт, что в конце 2008 г. впервые пространственные и региональные исследования получили статус программы Президиума Российской Академии наук. Не вызывает также сомнений необходимость специального исследования роли и значения Сибири в российском региональном пространстве.

Степень разработанности проблемы. Оживленные дискуссии о за кономерностях регионального развития в мировой литературе идут уже более полувека. Литература, посвященная проблемам межрегиональной (и межстрановой) дифференциации, получила даже специальное название – «convergence literature». При этом адекватного ответа о соотношении межрегиональной дифференциации и экономического роста до сих пор не получено. Теоретически и эмпирически обоснованными могут быть как рост, так и снижение межрегиональных различий.

Значительное возрастание межрегиональных различий в России в 1990-е (как, впрочем, и в 2000-е) годы отмечается многими российскими и зарубежными исследователями. Одновременно фиксируется, что склады вающаяся ситуация «неудовлетворительно описывается классическими теориями региональной экономической динамики» (А.Г. Гранберг).



Проблемы развития российского и, специально, сибирского регио нального пространства активно исследуются. Проводится большое количе ство крупных, в том числе международных и региональных, конференций, обсуждающих вопросы межрегиональных различий, издаются специализи рованные журналы.

Различные аспекты и проблемы регионального развития исследуются коллективами ряда научных центров России, среди них: ГНИУ «Совет по изучению производительных сил», Институт экономики РАН, Институт экономики ОПП СО РАН, Институт экономики УрО РАН, Институт эко номических исследований ДВО РАН, Институт экономики переходного периода и др.

Базисом исследования для данной работы послужили теоретические труды таких отечественных ученых-экономистов в области региональной экономики, пространственного развития, как: А. Г. Гранберг, О. В. Кузнецова, В. Н. Лексин, П. А. Минакир, О. С. Пчелинцев, В. Е. Селиверстов, В. И. Суслов, С. А. Суспицын, А. Н. Швецов и др.

Анализу межрегиональных различий в Российской Федерации по священы работы С. М. Дробышевского, Ю. С. Зайцевой, Н. В. Зубаревича, В. В. Климанова, В. И. Клисторина, Е. А. Коломак, Б. Л. Лавровского, О. В. Лугового, Н. Н. Михеевой и др.

Значительный вклад в исследование закономерностей межрегиональ ных и межстрановых различий и их взаимосвязи с экономическим ростом внесли зарубежные исследователи. Теоретические положения о взаимо связи экономического роста и региональных различий разрабатывались в работах А. Дж. Венабу (A.J Venables), Дж. Виллиамсона (J. Williamson), Н. Калдора (N. Kaldor), П. Кругмана (P. Krugman), Г. Мюрдаля (G. Myrdal), Ф. Перрокса (F. Perroux), П. Ромера (P. Romer) и др. Среди ученых, разрабатывавших инструментарий и подходы к анализу тенден ций конвергенции и дивергенции, следует отметить таких исследователей, как Р. Барро (R. Barro), Г. Вана (G. Wan), Д. Ква (D. Quah), Кс. Сала-и Мартина (X. Sala-i-Martin), А. Шоррокса (A. Shorrocks). Большое число эмпирических исследований региональной конвергенции и дивергенции представлено в обзорных работах Р. Барро и Кс. Сала-и-Мартина (R. Barro and X. Sala-i-Martin), С. Дюрлафа и Д.Ква (S. Durlauf and D. Quah), А. Хешмати (A. Heshmati) и др.

Несмотря на обширные работы, связанные с темой исследования, ряду ключевых вопросов развития межрегиональных различий в Российской Федерации уделено недостаточное, на наш взгляд, внимание. Анализ дей ствительных процессов развития регионального пространства, характера дифференциации, ее связи с экономическим ростом должны быть уточне ны и дополнены, по нашему мнению, адекватной оценкой новейших и ожидаемых в ближайшем будущем тенденций, реальных возможностей снижения межрегиональных различий, что и обусловило выбор темы дис сертационной работы.

В работе, как правило, не обсуждаются конкретные особенности раз вития отдельных регионов (пограничные, конфликтные, традиционно отсталые, старо-промышленные, депрессивные, ресурсно-промышленные и т.д.), исследуются общие, системные закономерности дифференциации регионального пространства. Здесь мы следуем традициям, заложенным рядом авторов, прежде всего, А.Г. Гранбергом, С.А. Суспицыным.

Цель диссертационной работы – оценка и анализ современных процессов конвергенции/дивергенции регионального пространства России и Сибири и возможностей снижения межрегиональных различий.

Задачи исследования:

1. Сопоставление теоретических концепций, подходов к пониманию дифференциации и связанных с ними методов ее измерения и оценки, традиционно используемых в практике российских исследований, а также распространенных в англоязычной литературе.

2. Анализ и оценка действительных тенденций дифференциации ре гионального пространства России с использованием методов конвергенции, -конвергенции, подхода Д.Ква, а также с учетом харак терных особенностей рассматриваемого регионального пространства.

3. Исследование взаимосвязи региональной дифференциации и об щей макроэкономической тенденции в России в последние годы.

4. Анализ и оценка роли (места) Сибири в межрегиональной диффе ренциации России, тенденций конвергенции/дивергенции сибирского ре гионального пространства.

5. Прогноз межрегиональных различий и количественная оценка воз можностей снижения дифференциации.

Предмет исследования – межрегиональные различия, их характер, динамика, тенденции конвергенции и дивергенции.

Объект исследования – региональное пространство России и Сиби ри. Период исследования – 1998-2007 гг.

Методологическая база. Основу используемой методологии соста вили системный, сравнительный методы, а также методы классификации и группировки, исчисления индексов и коэффициентов;

методология эко номико-математического моделирования и регрессионного анализа.

Результаты исследования, полученные лично автором 1. На основе анализа тенденций регионального развития в России предложен отдельный (новый) тип межрегиональных различий – квазиди вергенция, как случай скрытой (неявной, латентной) конвергенции. Суть его в том, что при сходимости (сужении) большей (подавляющей) части регионального пространства классическими индикаторами вариации од нозначно фиксируются тенденции дивергенции.

2. Предложена методика выделения и оценки вкладов отдельных ре гионов и региональных групп (например, федеральных округов) в общую дифференциацию. Показано и обосновано, что рост дифференциации рос сийского регионального пространства в исследуемый период вызван рез ким отрывом лишь нескольких регионов от основной их массы.

3. На основе моделей конвергенции Р.Барро и Кс.Сала-и-Мартина (с учетом российских особенностей) даны конкретные оценки процессов конвергенции и дивергенции российского регионального пространства в период экономического роста 1998-2007 гг. В частности, выявлено, что скорость сходимости большей части регионального пространства сопос тавима с другими странами мира и составляет 2,2% в год. При этом, на основе анализа динамики распределения Д.Ква показано, что регионы сходятся в область заметно ниже среднего значения душевого ВРП.





4. Выявлена цикличность дифференциации российского региональ ного пространства, определены периоды возрастания и снижения разли чий. Показана положительная связь краткосрочных изменений дифферен циации с темпами роста.

5. Выявлены особенности дифференциации Сибирского федерально го округа, в частности, определенная связь регионального развития Сиби ри с общероссийскими тенденциями межрегиональных различий. Дана характеристика вклада СФО в российскую межрегиональную дифферен циацию. Дифференциация регионов СФО среди всех округов демонстри рует наиболее сильную положительную связь с дифференциацией всего российского регионального пространства.

6. На базе модели конвергенции Р.Барро и Кс.Сала-и-Мартина пред ложен методический подход к оценке перспективы сближения российских регионов. Он позволяет оценить такие минимально необходимые темпы роста отстающих регионов, которые позволяют снизить межрегиональ ную дифференциацию до заданного уровня. На основе проведенных экс периментальных расчетов показаны условия, при которых ослабление региональной дифференциации в России в перспективе возможно. Опре делены ориентиры для темпов роста регионов-аутсайдеров для различных временных и количественных параметров сближения.

Основная научная идея работы состоит в том, чтобы показать и обосновать, что процессы региональной дифференциации в России в пе риод экономического роста 1998-2007 гг. характеризуются не системным усилением дифференциации, а своеобразной квазидивергенцией. На ос новной части регионального пространства наблюдаются сопоставимые с мировыми тенденции конвергенции. Однако, импульс к конвергенции, обусловленный заметным экономическим ростом, сам по себе недостато чен для сколько-нибудь заметного сближения в ближайшей и среднесроч ной перспективе.

Достоверность и обоснованность результатов работы определяется применением совокупности современных научных методов и подходов;

апробацией положений диссертации на научно-практических конферен циях, публикациями в ведущих научных журналах, участием в НИР ИЭОПП СО РАН.

Научная новизна работы и Положения, выносимые на защиту 1. В то время как большинство индикаторов вариации демонстрирует значительное усиление межрегиональных различий в России в 1998- гг., основу этого процесса составляет в действительности определенная конвергенция большей части регионального пространства. При заметном отрыве незначительного числа лидирующих регионов, межрегиональные различия в большей части регионального пространства снижаются со средней скоростью 2,2% в год.

2. Снижение дифференциации и в основной группе регионов не явля ется монотонным. При общей тенденции к конвергенции с определенной периодичностью появляются краткосрочные усиления различий – регио нальное развитие пульсирует. Относительно более высокие темпы роста (резкие ускорения) вызывают шоки – краткосрочные (1-2 года) повыше ния дифференциации, которые впоследствии сменяются понижающейся динамикой. На примере Сибирского федерального округа показано, что пульсация затрагивает практически все региональное пространство.

3. Тенденции «автоматического» (рыночного) механизма сближения межрегиональных различий, заложенные было в условиях экономическо го роста 2000-2007 гг., являются очень вялыми. Расчеты показывают, что полутора-двукратного снижения дифференциации можно ожидать только через 20-30 лет. При этом, регионы сходятся в область заметно ниже среднего, концентрируясь преимущественно на интервале от 0,25 до 0, от среднего значения душевого ВРП.

4. На основе имеющихся оценок макроэкономических последствий мирового кризиса конца 2000-х гг. для России можно ожидать, что кризис повысит дифференциацию регионального пространства. По показателям региональных диспропорций страна окажется отброшенной на 5-6 лет назад, и к 2010-2011 гг. будет находиться на уровне примерно 2004 года.

5. Расчеты показывают, что низкие темпы роста национальной эко номики в принципе больше, чем высокие, способствуют региональному сближению, но лишают региональную политику ресурсов. Из эмпириче ских расчетов следует также, что границей, при которой дифференциация не увеличивается и не уменьшается, является среднегодовой темп прирос та примерно 5-6%. Однако этот результат нуждается в дополнительном обосновании.

Теоретическая и практическая значимость работы Теоретическое значение работы состоит в уточнении связи макроэко номического роста и региональной дифференциации, обнаружении от сутствия однозначной зависимости между ними.

Результаты диссертационного исследования могут быть использова ны органами государственной власти Российской Федерации для выра ботки основных ориентиров в региональной политике сбалансированного развития и методов контроля за результатами ее реализации.

Материалы исследования используются при чтении специализиро ванного курса «Центр и регионы РФ: ключевые проблемы политических, экономических и финансовых взаимоотношений» на экономическом фа культете Новосибирского государственного университета. Издано в соав торстве учебно-методическое пособие «Индикаторы вариации в регио нальных исследованиях», предназначенное для студентов факультета биз неса Новосибирского государственного технического университета. По лученные в работе результаты вошли в НИР ИЭОПП СО РАН: Приори тетные направления исследований СО РАН, проект 8.10.1.1 «Развитие Сибири в системе общероссийской и мировой экономики: методы иссле дования, анализ и прогноз» (руководитель В.И.Суслов), а также в НИР НГТУ, проводимые в рамках ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы, проект «Разработка инновационной методологической и методической платформы сбаланси рованного регионального развития (на примере Сибирского федерального округа)» (руководитель Б.Л. Лавровский).

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертации были представлены и обсуждены на научно-практических конференциях, в том числе: научно-практической конференции «Актуальные проблемы социально-экономического развития: взгляд молодых ученых» (ИЭОПП СО РАН, г. Новосибирск, 2004 г.);

II Межрегиональной научно практической конференции студентов, аспирантов и молодых специали стов «Реформирование экономики: проблемы и решения» (г. Бийск, 2005 г.), благодарственное письмо «за лучший доклад по проблематике промышленности»;

VI Всероссийской конференции молодых ученых «Ре гиональная наука», (СОПС, г. Москва, 2005 г.), грамота за лучший доклад на секции;

«Социально-экономические трансформации в России: взгляд в будущее» (ИЭОПП СО РАН, г. Новосибирск, 2006 г.), диплом 3-й степе ни.

Публикации. По теме диссертации опубликовано более 9 работ об щим объемом более 6,4 п.л. (из них авторские 4,6 п.л.), в том числе четыре – в изданиях, рекомендованных ВАК для публикации результатов диссер тационных исследований.

Структура работы. Работа общим объемом 123 страницы основного текста состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы из 117 наименований, содержит 14 таблиц, 26 рисунков, 4 приложения.

В первой главе рассмотрены теоретические и методологические во просы измерения и интерпретации межрегиональной дифференциации;

основные модели и формы взаимосвязи экономического роста и регио нальной дифференциации.

Во второй главе на основе авторского подхода выделена группа ре гионов-лидеров, определяющих тренд региональной дивергенции, дана корректная оценка новейших тенденций развития регионального про странства России и Сибири.

В третьей главе на основе моделей конвергенции и анализа динами ки распределения даны оценки влияния кризиса на региональное развитие России, а также построены оценки возможностей управления региональ ной конвергенцией.

В заключении в обобщенном виде изложены основные результаты проведенного исследования и сформулированы выводы.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Положение 1. В то время как большинство индикаторов вариации демонстрирует значительное усиление межрегиональных различий в Рос сии в 1998-2007 гг., основу этого процесса составляет, в действительно сти, определенная конвергенция большей части регионального простран ства. При заметном отрыве незначительного числа лидирующих регио нов, межрегиональные различия остальной региональной массы снижа ются со средней скоростью около 2% в год.

В период 1998-2007 гг. относительно благоприятный рост экономики России (около 7% в год) сопровождается далеко не самыми благополуч ными тенденциями в региональном разрезе — коэффициент вариации душевого ВРП вырос за это время на 13%. Однако «ответственность» ре гионов за это далеко не одинакова.

Оценить «вклад» региона в интегральный показатель дифференциа ции (коэффициент вариации) душевого ВРП предлагается следующим образом:

1 xi di = 1 : v 2, Nx где d i – оценка вклада региона i;

xi – значение душевого ВРП в регионе i;

x – среднероссийское значение душевого ВРП, N – число регионов;

x 1 N xi v2 = – квадрат коэффициента вариации. Соответственно, Ni =1 di = 1.

Расчеты показали, что численное значение коэффициента вариации, на пример, в 2000 г. «объясняется» в значительной степени вкладом двух регио нов – Тюменской области (37,7%) и Москвы (11,6%). Сумма квадратов от клонений всех остальных 77 регионов составляет только около половины всего разброса. Примерно то же самое наблюдается и в остальные годы.

Между тем, очевидно, что усиление или ослабление региональной поляризации связано с динамическими факторами, изменением роли от дельных регионов в совокупном показателе рассеяния.

Выяснилось, что с 2000 по 2007 годы существенно изменяют вклад в дифференциацию душевого ВРП только три региона – Тюменская обл., Чукотский АО и Москва, – годовые изменения вкладов которых достига ют 5 п.п. и более;

в последние два года к ним присоединился еще один регион – Сахалинская область. Вклады этих регионов определяют более половины всего разброса и формируют основную динамику вариации.

Что касается остальных регионов, то здесь изменения незначительны.

Вклад каждого из них в интегральный показатель дифференциации в 2007 гг., во-первых, сравнительно низок, во-вторых, сопоставим с осталь ными, в-третьих, как правило, меньше соответствующего вклада в 2000 г.

Итак, несколько регионов в силу известных особых объективных и субъективных обстоятельств в течение рассматриваемого периода резко оторвались по показателю душевого ВРП от среднероссийского уровня, порождая неравновесие и являясь в хорошем смысле слова «возмутителя ми спокойствия». Поскольку вся остальная страна не подпадает под эти особые обстоятельства, развивается на основе присущих ей закономерно стей, то имеет смысл сопоставить динамику региональной дифференциа ции с этими регионами и без них (рис. 1).

Как видно, в период 1998-2007 гг. без учета только пяти регионов — на пространстве 74 регионов, в которых проживает около 90% населения и производится 65% валового внутреннего продукта страны (на 2007 г.), то есть в большей части России, — роста дифференциации не наблюдает ся. Наоборот, коэффициент вариации фиксирует снижение дифференциа ции (подавляющей части) регионального пространства со средним темпом около 2% в год. Можно утверждать, что в течение рассматриваемого пе риода происходит не системная, а весьма специфическая (локализован ная) региональная поляризация, отрыв небольшого числа субъектов Фе дерации от основной массы российских регионов. Данный феномен мы назвали в работе процессом квазидивергенции.

0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 РФ в целом без Тюмени, Чукотки и Москвы без 5-ти регионов-лидеров Рис. 1. Коэффициент вариации среднедушевого ВРП Учитывая однозначный рост дифференциации до 1998 года можно заключить, что в российском региональном пространстве (в большей его части) реализуется предложенная Дж. Виллиамсоном закономерность в форме перевернутой буквы «U»: повышение дифференциации на началь ном этапе экономического роста, затем стабилизация и снижение. Россий ское региональное развитие в 1998-2007 годы можно отнести, таким обра зом, к началу третьего этапа кривой Виллиамсона.

Положение 2. Снижение дифференциации и в основной группе ре гионов не является монотонным. При общей тенденции к конвергенции с определенной периодичностью появляются краткосрочные усиления раз личий – региональное развитие пульсирует. Относительно более высокие темпы роста (резкие ускорения) вызывают шоки – краткосрочные (1- года) повышения дифференциации, которые впоследствии сменяются понижающейся динамикой. На примере Сибирского федерального округа показано, что пульсация затрагивает практически все региональное про странство.

Понижающаяся в целом динамика вариации обнаруживает вполне определенные колебания (цикличность). Анализ динамики коэффициента вариации, а также оценок модели -конвергенции позволил выделить сле дующие периоды, характеризующиеся специфической динамикой межре гиональных различий: 1998-2000 гг. и 2003-2005 гг. – рост, 2000-2003 гг. и 2005-2007 гг. – снижение дифференциации. Характерно, что такого рода колебания вариации (пульсация, цикличность) проявляются не только на уровне страны, но и в разрезе федеральных округов.

Как выяснилось, такая периодичность не случайна. Обнаруживается определенная взаимосвязь изменений (колебаний) вариации в федераль ных округах с общим трендом экономической динамики. Сопоставление темпов роста ВРП в федеральных округах и соответствующих им измене ний межрегиональной вариации внутри округов (см. рис. 2 и 3) позволило сделать следующие заключения.

1998- 2000- 2003- 2005- ЦФО СЗФО ЮФО ПФО УФО СФО ДВФО Рис. 2. Среднегодовые темпы роста физического объема ВРП федеральных округов, % 0, 1998- 2000- 0,10 2003- 2005- 0, 0, -0, ЦФО СЗФО ЮФО ПФО УФО СФО ДВФО Рис. 3. Среднегодовые изменения коэффициента вариации душевого ВРП в федеральных округах В большинстве случаев первый и третий интервалы характеризуются быстрым ростом и, одновременно, усилением дифференциации, в то вре мя как срединный интервал 2000-2003 гг. отличается ослаблением (неуси лением) дифференциации при относительно невысоких темпах роста. Тем самым, обнаруживаются признаки так называемого кумулятивного (про странственно разрывающего) характера экономического роста. Только в последнем периоде ситуация несколько переламывается, и высокие темпы роста уже не обязательно приводят к росту межрегиональных различий. В большинстве округов, даже наоборот, наблюдается их снижение. Импульс роста к 2006-2007 гг. стал распространяться уже за пределы точек роста, достигая региональной глубинки. Исключением здесь стал Дальневосточ ный округ, демонстрируя все еще кумулятивный характер роста.

Указанная здесь связь все же не имеет силы явной закономерности, – статистически не значима. Но относительно краткосрочных изменений длительностью в один год положительная связь роста и изменения вариа ции уже подтверждается статистически.

Регрессионное уравнение для проверки взаимосвязи роста и измене ний дифференциации за период 1998-2007 гг. имеет следующий вид:

vit = a I it + b + eit, i = 1, K,7, t = 1999, K,2007, где vit – годовое изменение коэффициента вариации душевого ВРП с го да t-1 до года t для i-го федерального округа, Iit – индекс роста ВРП i-го округа в год t, a – коэффициент, b – свободный член регрессии, eit – остат ки регрессии.

Результаты оценки этой регрессии по данным за период с 1998 по 2007 гг. (без учета нескольких регионов-исключений) представлены в таблице 1.

Таблица Результаты оценки зависимости изменения вариации от темпов роста по Федеральным округам в период 1998-2007 гг.

Уровень Коэфф. а Группа регионов F-статистика R-квадрат значимости 0,0034 2,7 0,10 0, без учета 3-х регионов* 0,0031 4,2 0,04 0, без учета 4-х регионов** 0,0038 5,0 0,03 0, без учета 5-ти регионов*** * г. Москвы, Тюменской области и Чукотского АО;

** г. Москвы, Тюменской области, Чукотского АО, Сахалинской области;

*** г. Москвы, Тюменской области. Чукотского АО, Сахалинской области и Республики Якутии.

Как видно из таблицы 1, связь роста и годового изменения диффе ренциации положительна и статистически значима: без учета трех регио нов исключений – на уровне 10%, без учета 4-х и более – на привычном 5%-м уровне. Высоким темпам роста соответствует, в среднем, усиление дифференциации, низким темпам роста – ослабление. Сохранение парите та (нулевой прирост дифференциации) достигается при годовых темпах прироста федеральных округов в 5,5%.

Таким образом, «шоки» экономического роста связаны с краткосроч ным усилением дифференциации. Это объясняется тем, что импульсы роста реализуются в основном за счет более экономически развитых, бо лее продуктивных регионов, способных достаточно быстро получить эф фект от своих преимуществ, оторваться от более слабых территорий. В то время как системный, долгосрочный рост, распространяясь по террито рии, включает в свою орбиту и отстающие регионы, «обеспечивая» сни жение межрегиональных различий, по крайней мере, на основной терри тории страны.

Сибирское региональное пространство, имея в своем составе, как российских лидеров, так и российских аутсайдеров, в общем, подвержено тем же факторам, определяющим уровень и динамику дифференциации, что и вся страна в целом. Но сибирское пространство, можно сказать, бо лее чувствительно — изменения дифференциации в Сибири происходят более ярко, более глубоко. Обнаруживается прямая взаимосвязь между изменениями дифференциации в Сибири и в России в целом, причем та кое свойство (среди всех округов) имеет только СФО.

Пульсация регионального развития Сибири не определяется только лишь резкими отклонениями лидирующих Красноярского края, Томской области или отстающих Республик Алтай и Тыва. Хотя эти регионы и вносят существенный вклад в вариацию, но принципиального характера динамики не меняют (см. рис. 4).

0,5 0 0,4 5 0,4 0 0,3 5 0,3 0 0,2 5 0,2 0 0,1 5 0,1 0 1 9 98 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 п о СФ О в це ло м бе з Кр а сн оя р с ко го к ра я бе з Кр а сн оя р с ко го к ра я и Том ск о й об ла сти бе з Кр а сн оя р с ко го к ра я, То м с ко й о бла сти, Ре сп уб ли к Алта й и Ты ва Рис. 4. Коэффициент вариации душевого ВРП регионов СФО Тенденции дифференциации в Сибири имеют свойство некой сис темности: если дифференциация усиливается, то это связано с всеобщим удалением регионов друг от друга – расслоением пространства, а не толь ко резкими колебаниями лидеров. При ослаблении дифференциации на блюдается, соответственно, общее сближение регионов.

Положение 3. Тенденции «автоматического» (рыночного) механиз ма сближения межрегиональных различий, заложенные было в условиях экономического роста 2000-2007 гг., являются очень вялыми. Расчеты показывают, что полутора-двукратного снижения дифференциации можно ожидать только через 20-30 лет. При этом, регионы сходятся в область заметно ниже среднего, концентрируясь преимущественно на интервале 0,25 до 0,5 от среднего значения душевого ВРП.

Снижение межрегиональных различий на большей территории стра ны, зафиксированное традиционными индикаторами вариации подтвер ждается с помощью других подходов, в рамках которых удается получить и прогноз.

Анализ модели (абсолютной) -конвергенции позволил подтвердить гипотезу о преимущественных темпах роста отстающих регионов. Ско рость конвергенции, полученная по этой модели, в период 2000-2007 гг.

без учета трех регионов-исключений сопоставима с тенденциями в других странах и составляет в среднем 2,2% в год.

Такой пространственно сглаживающий характер экономического роста в последние годы мог бы дать России шанс постепенного снижения различий (по крайней мере, на большей части регионального пространст ва). Однако темпы такого «автоматического» сближения не внушают большого оптимизма. Хотя кризисные явления заметно повлияли на ди намику регионального развития, все же очень важно иметь представление о нереализованных тенденциях.

Согласно прогнозу на основе модели Р.Барро и Кс.Сала-и-Мартина, вариация при сохранении тех же тенденций могла бы сократиться в 2 раза примерно через 30 лет а в 1,5 раза – через 18-20 лет.

В условиях все еще чрезвычайно высокой дифференциации (даже без учета нескольких регионов-лидеров), важно иметь ясное представление о структуре распределения значений душевых ВРП, характере неравномер ности и, главное, динамике.

Анализ структуры и динамики распределения проводился по методи ке Д.Ква (distribution dynamics). В качестве границ интервалов значений душевых ВРП относительно среднероссийского взяты 1/4, 1/2, 1 и 2.

На рисунке 5 приведены наблюдаемые в 2007 г., а также построенные по указанной методике прогнозные структуры (гистограммы плотности) распределения регионального душевого ВРП.

40 в перспективе 0 0.25 0.5 1 2 ?

Рис. 5. Распределение душевого ВРП в 2007 году и прогноз (границы интервалов взяты по отношению к среднему значению) Обращают внимание следующие особенности перспективного рас пределения.

1. Распределение в перспективе не сходится в одном интервале;

такая картина соответствовала бы тенденции сходимости к общему для всех регионов значению продуктивности.

2. Не происходит накопления плотности и по краям распределения, то есть, нет явного выделения значительных групп богатых и бедных ре гионов. Тенденции образования кластеров (клубов) конвергенции, обна руженной в некоторых странах мира, в российской динамике не наблюда ется.

3. Характер и динамика распределения демонстрируют определен ную тенденцию к перемещению плотности распределения от больших значений в область «меньше среднего». В интервале от 1/4 до среднего значения в предельном распределении скапливается 86% регионов, при этом весь прирост получает только интервал от 1/4 до 1/2.

В целом, несмотря на то, что некоторое снижение дифференциации действительно наблюдается и улавливается разными методами, неравно мерность российского регионального пространства все же имеет устойчи вый характер.

Таким образом, относительно нереализованных тенденций можно за ключить, что региональное пространство, постепенно сжимаясь с той же средней скоростью, что и в период 2000-2007 гг., могло бы более или ме нее заметно сузиться (в диапазоне значений душевых ВРП в 1,5-2 раза) примерно к 2025-2040 гг. Но даже в этом случае не приходится рассчиты вать на сходимость к одному (среднему) уровню, а в достаточно широком диапазоне значений. Слишком большие различия у российских регионов по целому спектру параметров, чтобы иметь единое для всех состояние устойчивого равновесия.

Положение 4. На основе имеющихся оценок макроэкономических по следствий мирового кризиса конца 2000-х гг. для России можно ожи дать, что кризис повысит дифференциацию регионального пространст ва. По показателям региональных диспропорций страна окажется от брошенной на 5-6 лет назад, и к 2010-2011 гг. будет находиться на уров не примерно 2004 года.

Учитывая, что практически невозможно получить адекватный про гноз развития каждого региона отдельно, тем более в период кризиса, прогнозные оценки строились для всех регионов в соответствии с еди ным системным правилом: темп роста региона в прогнозный год находил ся как темп роста в предыдущий год, скорректированный на одну и ту же для всех регионов величину. Эта величина, в свою очередь, определялась, исходя из макроэкономического прогноза: сумма всех ВРП должна соот ветствовать валовому продукту страны в целом.

Таким образом, основными исходными данными и положениями при построении прогноза дифференциации российского регионального про странства являлись:

- прогноз темпа роста национальной экономики, опубликованный Всемирным банком;

- отмеченная в литературе особенность кризиса: в период кризиса больше теряют те регионы, которые имели до этого высокие темпы роста.

Проведенный анализ дифференциации на основе прогнозных душе вых ВРП показал, что тенденция регионального развития после 2007 года разворачивается в обратную сторону: среднегодовая скорость диверген ции составляет 2,2%.

Таким образом, за период начала и развертывания кризиса 2008- гг. региональная дифференциация основного пространства (без учета 3-х регионов-исключений) усиливается, и к 2011 году региональная диффе ренциации оказывается примерно на уровне 2004 года.

Что касается структуры дифференциации (оцененной по дискретному варианту методики Д.Ква), то она практически не меняется Положение 5. Расчеты показывают, что низкие темпы роста на циональной экономики в принципе больше, чем высокие, способствуют региональному сближению, но лишают региональную политику ресурсов.

Из эмпирических расчетов следует также, что границей, при которой дифференциация не увеличивается и не уменьшается, является среднего довой темп прироста примерно 5-6%. Однако этот результат нужда ется в дополнительном обосновании.

Реализация региональной политики снижения дифференциации под разумевает подтягивание отстающих регионов до определенного уровня.

Скажем в Европейской региональной политике такой границей принято считать 75% от среднего.

Задача государственного регулирования (региональной политики) – усилить скорость сходимости за счет преимущественного роста отстаю щих регионов.

На базе модели -конвергенции моделировалось усиление темпов роста группы отстающих регионов (в целом) на ту или иную величину. В результате формировался процесс конвергенции, оценивался масштаб и время сближения.

Основные результаты моделирования при разных предположениях представлены в таблице 2.

Таблица Параметры конвергенции регионального пространства при различных темпах роста отстающих регионов (результаты моделирования) Среднегодовая ско дифф. в 2 раза, чис Темп роста аутсай Превышение роста Период, необходи рез 10 лет по отно мый для снижения Уровень дифф. че Уровень дифф. че шению к базовому шению к базовому рез 5 лет по отно среднего 105%, в средним темпом, рость конверген аутсайдеров над деров при росте процентах году, % году, % ции, % ло лет разы 1,005 105,53 3,1 23 85 1,01 106,05 3,3 21 85 1,02 107,10 4,4 16 82 1,03 108,15 5,5 13 78 1,04 109,20 6,5 11 75 1,05 110,25 7,6 9 72 1,06 111,30 8,7 8 69 1,07 112,35 9,8 7 66 1,08 113,40 10,8 6,4 63 1,09 114,45 11,9 5,8 60 1,10 115,50 13,0 5,3 58 Скажем, для снижения дифференциацию примерно на 40% к 2017 го ду (через 10 лет) необходимо, чтобы регионы-аутсайдеры имели темпы роста больше среднего по стране на 3,2 п.п. Иначе говоря, при ожидаемом среднегодовом темпе роста среднедушевого ВРП страны 105% темп роста отстающих регионов должен составлять 108,2%.

Заслуживает внимания, на наш взгляд, следующий результат расче тов. Если среднегодовой рост экономики будет составлять реалистиче скую цифру, скажем, 103-105%, то для двукратного сближения в течение 10 лет потребуется поддержка темпа роста отстающих регионов на уровне примерно 107-109%.

Как замечает А.Г.Гранберг «дебаты на тему “какой темп роста нам нужен”, должны учитывать пространственный аспект экономического развития страны». От себя добавим, что задача обеспечить тот или иной темп роста экономики страны должна одновременно сопровождаться за дачей снижения региональных различий на ту или иную величину.

ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ВЫВОДЫ 1. Различные подходы к определению дифференциации и методы из мерения дают в общем случае разные результаты относительно тенденций дифференциации. Традиционно используемые методы оценки дифферен циации и современные подходы, распространенные в англоязычной лите ратуре (-конвергенции, анализ динамики распределения Д.Ква), могут быть сопоставимы и, уточняя друг друга, дать всестороннюю характери стику динамики дифференциации.

Показано, что важнейшей особенностью российского регионального пространства является наличие двух противоположных тенденций. На уровне страны в целом наблюдаются процессы дивергенции, в то время как в подпространстве, охватывающем 87% территории, 90% населения и 65% валового продукта, – регионального сближения со средней скоро стью около 2% в год. Этот формальный парадокс в работе получил исчер пывающее объяснение и назван квазидивергенцией.

В работе на основе предложенной методики выявлены особые ре гионы-лидеры, динамика которых и определяет, в основном, тенденции расслоения в общероссийском пространстве.

Подтверждается закономерность развития межрегиональной диффе ренциации, предложенная Дж. Виллиамсоном: повышение дифференциа ции на начальном этапе экономического роста, затем стабилизация и сни жение. Российское региональной развитие в 1998-2007 годы можно отне сти, таким образом, к началу третьего этапа кривой Виллиамсона.

2. В результате анализа взаимосвязи региональной дифференциации и общей макроэкономической тенденции в России установлено, что сни жение дифференциации не является поступательным. При общей тенден ции к конвергенции в условиях экономического роста (на большей части регионального пространства) с определенной периодичностью появляют ся краткосрочные незначительные усиления различий – региональное раз витие пульсирует. Такая пульсация связана с непостоянной скоростью экономического роста. Относительно более высокие темпы макроэконо мического роста (резкие ускорения) вызывают краткосрочные (1-2 года) повышения дифференциации, которые затем сменяются понижающейся динамикой при более низких темпах роста.

3. Региональное развитие Сибирского федерального округа отличает ся тем, что динамика дифференциации движется в основном в том же на правлении, что и в целом по России, но она наиболее ярко выражена по сравнению с другими округами. При этом, пульсация регионального раз вития в Сибирском федеральном округе имеет системный характер: им пульсы усиления и снижения различий здесь вызваны не колебаниями незначительного числа (лидирующих) регионов, а затрагивают практиче ски все региональное пространство Сибири.

4. Тенденции «автоматического» механизма сближения межрегио нальных различий, заложенные было в условиях экономического роста 2000-2007 гг., являются очень вялыми. Сокращение разрыва в 1,5-2 раза может произойти (в условиях инерционного варианта развития) только через 20-30 лет. При этом, регионы не сходятся к одному равновесному положению по душевому ВРП, а группируются в области от 1/4 до 1/2 от среднего значения.

5. На основе имеющихся оценок макроэкономических последствий мирового кризиса конца 2000-х гг. для России следует, что по показате лям региональных диспропорций страна окажется отброшенной на 5-6 лет назад, и к 2010-2011 гг. будет находиться на уровне примерно 2004 года.

Определены условия, которые могли бы ускорить процесс сходимости.

Например, двукратного сближения за 10 лет можно достичь, если при среднегодовых темпах роста экономики 103-105% поддерживать рост от стающих регионов на уровне примерно 107-109%.

Наиболее значимые работы, опубликованные по теме диссертации:

1. Шильцин Е.А. Вопросы оценки региональной асимметрии (на примере России) // Актуальные проблемы социально-экономического раз вития: взгляд молодых ученых / Под ред. В.Е. Селиверстова, В.М. Марко вой, Е.С. Гвоздевой. — Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2005. С. 143-158.

2. Лавровский Б.Л., Шильцин Е.А. Региональная сбалансирован ность в РФ: мифы и реальность // ЭКО. №4, 2005. С. 83-93.

3. Шильцин Е.А. Проблемы региональной сбалансированности в РФ // Реформирование экономики: проблемы и решения. В 2-х ч. Ч. 2:

Материалы Второй межрегиональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. — Бийск: Изд-во Алт. гос.

техн. ун-та, 2005. С. 139-143.

4. Шильцин Е.А. Новейшая динамика региональной дифферен циации в России // Региональная наука: Сборник научных трудов. Книга 1. — М.: СОПС, 2006. С. 73-85.

5. Лавровский Б.Л., Шильцин Е.А. К вопросу о действительной конфигурации экономического пространства в России // Типология субъ ектов Российской Федерации с точки зрения регионального развития / Под ред. В.В. Климанова. — М.: ИРОФ, 2007. С. 171-176.

6. Постникова Е., Шильцин Е. О некоторых особенностях регио нальной сбалансированности в России // Регион: экономика и социология.

№ 2, 2007. 35-51.

7. Lavrovsky B.L., Shiltsin E.A. The Regional Equalization Perspec tives in Russian Economy // Economy and Business. International Scientific Publications, Vol.2. Science Invest – Bourgas, Bulgaria. 2007. p.121-128.

8. Лавровский Б.Л., Шильцин Е.А. Российские регионы: сближе ние или расслоение? // Экономика и математические методы. 2009, № (45). С. 31-36.

9. Постникова Е.А., Шильцин Е.А. Новейшие тенденции регио нального развития России: некоторые фрагменты // Регион: экономика и социология. № 3, 2009. С. 67-86.

Подписано в печать 10.02.2010. Формат 60 х 84 1/16.

Уч. изд. л. 1,2. Тираж 100 экз. Заказ № Редакционно-издательский центр НГУ 630090, г. Новосибирск-90, ул. Пирогова, 2.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.