авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Макроскопическая ориентация люминесцирующих полупроводниковых анизотропных нанокристаллов

На правах рукописи

Мухина Мария Викторовна

МАКРОСКОПИЧЕСКАЯ ОРИЕНТАЦИЯ

ЛЮМИНЕСЦИРУЮЩИХ ПОЛУПРОВОДНИКОВЫХ

АНИЗОТРОПНЫХ НАНОКРИСТАЛЛОВ

Специальность 01.04.05 — Оптика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата физико-математических наук

Санкт-Петербург — 2013

Работа выполнена в Санкт-Петербургском национальном исследовательском уни верситете информационных технологий, механики и оптики

Научный руководитель: доктор физико-математических наук, Маслов Владимир Григорьевич

Официальные оппоненты: Зегря Георгий Георгиевич доктор физико-математических наук, профессор, ФТИ им. Иоффе РАН, главный научный сотрудник Никоноров Николай Валентинович, доктор физико-математических наук, профессор, НИУ ИТМО, заведующий кафедрой ОТиМ

Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный университет

Защита состоится 17 декабря 2013 г. в 17 часов 10 минут на заседании диссерта ционного совета Д 212.227.02 при Санкт-Петербургском национальном исследова тельском университете информационных технологий, механики и оптики, распо ложенном по адресу: 197101, г. Санкт-Петербург, Кронверкский проспект, д. 49, ауд. 466.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского нацио нального исследовательского университета информационных технологий, механи ки и оптики.

Автореферат разослан 14 ноября 2013 года.

Ученый секретарь диссертационного совета Д 212.227. кандидат физико-математических наук, доцент Бурункова Ю.Э.

Общая характеристика работы

Актуальность темы Область нанотехнологий включает в себя огромное количество научно технологических направлений, в которых так или иначе используются особые свойства наноразмерных объектов. Развитие нанотехнологий является глобальным трендом научных исследований, что подтверждается данными индекса научного цитирования «ISI Web of Science», согласно которым за последнее десятилетие ежегодное количество публикаций в этой области увеличилось более чем в де сять раз. На государственном уровне «Индустрия наносистем» отнесена к при оритетным направлениям развития науки и технологий в Российской Федерации на 2014-2020 годы, а также шесть научных направлений, относящихся к отрасли нанотехнологий, признаны критическими для развития научного потенциала Рос сийской Федерации. Одним из таких направлений являются технологии получения и обработки функциональных наноматериалов, структурированных уже в наномет ровом масштабе. В фотонике, в частности, основное преимущество таких матери алов по сравнению с традиционными заключается в возможности использования нанокристаллов, оптические параметры которых могут находиться в зависимости от их размеров, геометрии, а также испытывать влияние взаимодействия нанокри сталлов между собой и с матрицей. Это приводит к появлению нового мощно го инструмента для управления оптическими свойствами наноструктурированного материала путем изменения характеристик составляющих его нанообъектов.

Основные физические эффекты, возникающие при изменении размера квази нульмерных нанокристаллов (квантовых точек), к настоящему моменту получили исчерпывающее описание. Квантовые точки благодаря своим уникальным оптиче ским свойствам уже получили широкое применение в качестве сенсоров и люми несцентных меток в биологии и медицине, источников излучения в светодиодах и лазерах. В настоящий момент ведутся активные исследования возможности при менения квантовых точек, излучающих в инфракрасном диапазоне, в гибридных фотовольтаических элементах для повышения эффективности преобразования сол нечной энергии. В то же время, эффекты, обусловленные анизотропной геометрией нанокристалла, все еще требуют проведения детальных теоретических и экспери ментальных исследований. Связано это со сложностью и относительно недавним появлением технологии синтеза анизотропных нанокристаллов с воспроизводимы ми параметрами. Представление о методах управления анизотропией оптических свойств наноструктурированных материалов потенциально дает возможности для формирования материалов с новыми неожиданными свойствами и существенно расширяет диапазон возможных практических применений таких материалов в качестве скрытых меток, однофотонных источников излучения, одноэлектронных транзисторов, электрохромных, фотовольтаических и тонкопленочных оптоэлек тронных устройств. Поэтому исследование физических эффектов, обусловленных анизотропией оптических свойств нанокристаллов, на примерах конкретных нано систем представляется актуальной задачей.

Многообразие анизотропных строительных блоков (полупроводниковые кван товые стержни, проволоки, тетраподы, мультиподы, гантели, тетраэдры), которые стали доступны благодаря стремительному развитию технологии коллоидного син теза, открывает новые возможности для манипуляции параметрами создаваемых наносистем. Изменение геометрии полупроводникового нанокристалла приводит к существенной перестройке структуры его энергетических уровней и возникно вению анизотропии оптических свойств. При этом заметно меняется и характер взаимодействий как между нанокристаллами, так и нанокристаллов с внешними полями. Существующий недостаток информации о физических свойствах ани зотропных нанокристаллов затрудняет проведение проблемно-ориентированных прикладных исследований, сосредоточенных на разработке основ практических применений нанокристаллов сложной формы и потенциальных рабочих элементов различных устройств на их основе. В частности, одним из актуальных направ лений является исследование последовательного изменения оптических свойств, происходящего при переходе от квантовых стержней CdSe/ZnS к квантовым на нопластинам CdSe. Квантовые нанопластины синтезированы в самое последнее время, и активные исследования оптических свойств нанокристаллов этого типа находятся на сегодняшний день в начальной фазе. Результаты проведенного иссле дования приведены в четвертой главе диссертационной работы.



Управление анизотропией оптических свойств наноструктурированного мате риала подразумевает создание упорядоченного ансамбля нанокристаллов, свойства которого отличаются от свойств как отдельных нанокристаллов, так и соответ ствующего объемного материала, и в значительной мере могут зависеть от взаи модействия нанокристаллов между собой и с матрицей. Поэтому актуальны по иск эффективных способов упорядочивания нанокристаллов и исследование ме ханизмов, управляющих этим процессом. Во второй и четвертой главах настоя щей работы описаны два способа создания упорядоченных ансамблей квантовых стержней CdSe/ZnS и квантовых нанопластин CdSe. Физическая переориентация нанокристаллов, происходящая при создании макроориентации ансамбля, требует одновременного действия специальных условий (наличия определенного типа мат рицы или солюбилизатора на поверхности нанокристаллов, приложения внешних сил). Однако, как показано в третьей главе диссертации, анизотропия оптических свойств в исходно неупорядоченном ансамбле квантовых стержней CdSe/ZnS мо жет быть индуцирована в ходе фотохимической реакции, протекающей в поляри зованном свете.

Цели и задачи диссертационной работы Основными целями диссертационного исследования были:

Определение условий эффективной макроскопической ориентации анизотроп ных нанокристаллов в различных матрицах.

Изучение специфических проявлений оптических свойств упорядоченных ан самблей анизотропных нанокристаллов.

Для достижения поставленных целей были решены следующие задачи:

Определение условий, позволяющие осуществлять эффективное упорядочива ние ансамбля квантовых стержней (КС) CdSe/ZnS, внедренных в нематический жидкий кристалл (ЖК);

исследование гомогенности систем КС/ЖК, полученных путем введения квантовых стержней в жидкокристаллическую среду из различных растворителей.

Оценка эффективности макроскопической ориентации, индуцированной в ан самбле квантовых стержней после внедрения в ЖК матрицу.

Выяснение закономерностей возникновения фотоиндуцированной анизотро пии люминесценции в неупорядоченном ансамбле квантовых стержней CdSe/ZnS, внедренных в пористую матрицу;

исследование временной эволюции интенсивно сти и поляризации (или анизотропии) люминесценции при облучении ансамбля КС поляризованным светом.

Исследование темновой релаксации системы анизотропных нанокристаллов, подвергшихся облучению поляризованным светом.

Разработка методики создания упорядоченных ансамблей квантовых стерж ней CdSe/ZnS и квантовых нанопластин CdSe, внедренных в полимерную пленку.

Исследование спектральной зависимости степени анизотропии поглощения света упорядоченным ансамблем квантовых стержней CdSe/ZnS и квантовых нано пластин CdSe;

определение направлений поляризации оптических переходов кван товых стержней CdSe/ZnS и квантовых нанопластин CdSe.

Научная новизна работы Впервые определены условия эффективной макроскопической ориентации квантовых стержней CdSe/ZnS в жидкокристаллической матрице. Продемонстри рована возможность использования такой матрицы для создания ансамбля нано кристаллов с анизотропными люминесцентными свойствами.

Впервые получена фотохимически индуцированная поляризация люминесцен ции квантовых стержней CdSe/ZnS в исходно неупорядоченном ансамбле нано кристаллов. Определены условия возникновения фотохимически индуцированной поляризации люминесценции квантовых стержней при длительном облучении по ляризованным светом.

Обнаружен специфический для системы анизотропных нанокристаллов темно вой процесс, приводящий к уменьшению наведенной в ходе селективной фотохи мической реакции анизотропии.

Впервые получен упорядоченный ансамбль квантовых стержней CdSe/ZnS в тянутой полимерной пленке с однородным распределением нанокристаллов внут ри полимера, пригодный для исследования спектров поглощения в широкой спек тральной области. Впервые получены экспериментальные данные об анизотропии поглощения света ансамблем квантовых стержней не только для основного пере хода, но и для переходов в более высокие возбужденные состояния.

Для упорядоченного в тянутой полимерной пленке ансамбля квантовых нано пластин CdSe впервые получена спектральная зависимость анизотропии поглоще ния света. Показано, что степень дихроизма нанопластин, зарегистрированная для двух ортогональных направлений в плоскости нанопластины, не зависит от энер гии перехода.

Положения, выносимые на защиту В ансамбле квантовых стержней CdSe/ZnS, внедренных в ЖК матрицу, при концентрации нанокристаллов вплоть до 106 107 M может быть достигнута макроскопическая ориентация, эффективность которой зависит от выбора солюби лизатора нанокристаллов и наличия промежуточной среды с одинаково высоким сродством и к КС, и к ЖК матрице.

В исходно неупорядоченном ансамбле квантовых стержней CdSe/ZnS при облу чении поляризованным светом возникает поляризация люминесценции стержней, появление которой обусловлено прохождением фотохимической реакции, а вели чина может уменьшаться из-за вращательной диффузии нанокристаллов в образце.

Экспериментально показано, что разные электронные переходы квантовых стержней имеют разную поляризацию, при этом направление поляризации перво го экситонного перехода квантового стержня CdSe/ZnS совпадает с направлением его длинной оси, а следующая по энергии группа переходов содержит переход, направление поляризации которого совпадает с направлением длинной оси кван тового стержня, и два перехода, поляризованных в плоскости, перпендикулярной длинной оси нанокристалла.

Показано отсутствие спектральной зависимости анизотропии поглощения у квантовых наноплостин CdSe, что обусловлено наличием двух взаимно ортого нальных направлений поляризации оптических переходов, лежащих в плоскости нанопластины и обладающих приблизительно равной интенсивностью.

Апробация работы и публикации Основные результаты работы докладывались и обсуждались на следующих конференциях: «The 2013 World Congress on Advances in Nano, Biomechanics, Robotics, and Energy Research», 2013, Seoul, South Korea;

I и II Всероссийских конгрессах молодых ученых СПб НИУ ИТМО, 2012 и 2013, Санкт-Петербург, Рос сия;

15th International Conference «Laser Optics-2012», 2012, St. Petersburg, Russia;

VII Международная конференция молодых ученых и специалистов «Оптика-2011»





СПб НИУ ИТМО, 2011, Санкт-Петербург, Россия;

Международный симпозиум «Нанофотоника-2011», 2011, Кацивели, Крым, Украина;

«Наследие М.В. Ломоно сова. Современные проблемы науки и техники, решаемые молодыми учеными», 2011, Санкт-Петербург, Россия;

VI, VII, VIII Всероссийских межвузовских конфе ренции молодых ученых СПбГУ ИТМО, 2009, 2010, 2011, Санкт-Петербург, Рос сия;

EL 2010 and ADT 2010, 2010, St. Petersburg, Russia;

14th International conference «Laser Optics - 2010», 2010, St. Petersburg, Russia;

International conference «Organic Nanophotonics» (ICON-RUSSIA 2009), 2009, St. Petersburg, Russia. Основные ре зультаты диссертации опубликованы в 16 публикациях, из которых 6 опубликованы в рецензируемых научных журналах, входящих в перечень ВАК.

Практическая значимость результатов работы Практическая значимость работы определяется тем, что сформулированные закономерности эффективной макроскопической ориентации анизотропных нано кристаллов в различных матрицах могут быть использованы при создании образ цов наноструктурированных материалов с анизотропными оптическими свойства ми на основе квантовых стержней и нанопластин, внедренных в полимерные, жид кокристаллические и пористые матрицы. Эти материалы могут быть использова ны в качестве активных элементов оптоэлектронных устройств с электроуправляе мым люминесцентным сигналом, при проектировании скрытых люминесцентных меток. Метод упорядочивания нанокристаллов в тянутых полимерных пленках, предложенный в Главе 4, может быть легко адаптирован для получения упоря доченных ансамблей анизотропных нанокристаллов различных типов, становясь, таким образом, удобным инструментом в практике научных исследований анизо тропии оптических свойств.

Результаты диссертационной работы были использованы и используются в на стоящее время в НИУ ИТМО при выполнении проектов в рамках государственных контрактов, грантов РФФИ и аналитических ведомственных программ Министер ства образования и науки РФ.

Материалы диссертационной работы используются также в учебном процес се кафедры Оптической физики и современного естествознания НИУ ИТМО при подготовке студентов по направлениям 200700.68 «Оптика наноструктур» и «Фи зика наноструктур».

Достоверность научных положений, полученных в диссертации Достоверность научных положений и практических рекомендаций, представ ленных в диссертации, подтверждается ясной физической трактовкой полученных результатов, которые согласуются с результатами других авторов, а также незави симыми экспертными оценками рецензентов научных журналов и конференций, где опубликованы и приняты к публикации статьи и доклады, содержащие ре зультаты работы, в частности, приведенная в Главе 4 спектральная зависимость степени анизотропии поглощения света ансамблем квантовых стержней хорошо соотносится с опубликованными ранее данными теоретических расчетов.

Личный вклад автора Содержание диссертации и основные положения, выносимые на защиту, отра жают персональный вклад автора в опубликованные работы. Обсуждение результа тов и подготовка к публикации полученных результатов проводилась совместно с соавторами, причем вклад диссертанта был определяющим. Общая постановка це лей и задач исследований в рамках диссертационной работы проведена совместно с научным руководителем работы В.Г. Масловым.

Структура и объем диссертации Диссертация состоит из введения, четырёх глав, заключения и списка цитиро ванной литературы, включающего 187 наименований. Материал изложен на странице, содержит 30 рисунков и 2 таблицы.

Содержание работы Во Bведении обоснована актуальность диссертационной работы, сформулиро ваны цели и поставлены задачи исследования, аргументирована научная новизна работы, показана практическая значимость полученных результатов, представлены выносимые на защиту научные положения и определена структура диссертации.

В Первой главе представлен обзор работ, посвященных оптическим свойствам полупроводниковых нанокристаллов, известным методам создания упорядоченных ансамблей таких нанокристаллов и их применению. В первой части обзора литера туры даны общие понятия о физических закономерностях, обуславливающих воз никновение размерной зависимости энергий оптических переходов в квантовых нанокристаллах. Приведены представления о феномене квантового конфайнмен та, который возникает при уменьшении линейных размеров полупроводника до нескольких нанометров и приводит к дискретизации энергетического спектра на нокристалла. В отдельный подпункт выделено обсуждение различных типов кон файнмента и их связи с изменением геометрии нанокристалла, так как в зависи мости от количества направлений, вдоль которых движение носителей заряда про странственно ограничено, нанокристаллы делятся на двумерные (2D) квантовые нанопластины, одномерные (1D) квантовые стержни и квазинульмерные кванто вые точки. Тип конфайнмента, в свою очередь, определяет электронную структуру нанокристалла: в случае 1D и 2D нанокристаллов зоны разрешенных энергий рас щепляются на подзоны, в то время как в случае квазинульмерных нанокристаллов расщепление происходит вплоть до дискретных уровней. В данной главе также приведены данные об основных фотофизических свойствах нанокристаллов, ки нетике экситонных переходов и эффекте мерцания.

Выполнен обзор существующих подходов к синтезу нанокристаллов с осо бенным акцентом на методе высокотемпературного металлоорганического синтеза коллоидных нанокристаллов в жидких растворах, так как с использованием имен но этого метода было получено большое количество форм полупроводниковых нанокристаллов. Контроль формы нанокристалла осуществляется с помощью ис пользования различных поверхностно-активных веществ и управления скоростью протекания реакции. Описание результатов работ, содержащих данные о физиче ских механизмах возникновения анизотропии оптических свойств нанокристаллов, выделено в отдельный подраздел, поскольку эти сведения важны для понимания оригинальной части работы. Вторая часть обзора содержит подробную информа цию о трех способах и их модификациях, применяющихся для создания простран ственно упорядоченных ансамблей нанокристаллов с анизотропными свойствами.

Особое внимание уделено методу упорядочивания в матрице, несколько модифи каций которого предложено в настоящей работе.

Во Второй главе приведены результаты исследования оптических свойств ком позитного материала на основе квантовых стержней CdSe/ZnS, внедренных в жид кий кристалл. Большой статический дипольный момент в совокупности с поля ризованной люминесценцией позволяет, в принципе, управлять люминесцентным сигналом ансамбля квантовых стержней с помощью изменения ориентации от дельных нанокристаллов. ЖК матрица была выбрана для повышения эффективно сти упорядочивания нанокристаллов, обеспечения их гомогенного распределения, предотвращения их неконтролируемой агрегации и создания потенциальной воз можности электроуправления люминесцентным сигналом ансамбля нанокристал лов. Помещение ансамбля квантовых стержней в ЖК матрицу позволит получить композитный материал на их основе и легко интегрировать КС в различные опти ческие переключатели, дисплеи и другие оптоэлектронные устройства, используя уже готовую технологию ЖК дисплеев.

В данной главе изложена методика получения гомогенного композитного мате риала, содержащего люминесцирующие коллоидные квантовые стержни CdSe/ZnS и нематический жидкий кристалл 4-пентил-4-цианобифенил (5ЦБФ). Разработаны способы увеличения гомогенности композитного материала с помощью использо вания различных ПАВ и техники микродобавок. Это позволило получить поляри зованную люминесценцию квантовых стержней, упорядоченных в ЖК матрице.

Для создания образцов композитного материала использовались КС CdSe/ZnS типа ядро/оболочка с длиной волны люминесценции 580 нм и соотношением сто рон, равным 7. В качестве объектов сравнения были выбраны квантовые точки CdSe/ZnS с длиной волны люминесценции 530 нм и кетацианиновый краситель 3336-у с полосой люминесценции около 461 нм. Исходно нанокристаллы были покрыты триоктилфосфиноксидом (TOPO).

На начальном этапе работы была предпринята попытка создания гомогенной смеси КС/ЖК путем простого смешивания компонентов. Для этого коллоидные растворы КС, покрытых TOPO, в тетрагидрофуране (ТГФ) вводились в ЖК матри цу. Когда концентрация КС достигала значений, близких к 106 107 M, в смеси образовывалось большое количество люминесцирующих включений, свидетель ствующих о наличии агрегатов нанокристаллов микронных размеров. Формирова ние этих агрегатов, предположительно, было вызвано низким сродством КС, по крытых TOPO, к ЖК 5ЦБФ. Типичные люминесцентные изображения этих смесей, нанесенных на стеклянную подложку, приведены на Рисунке 1 А. Для характери зации микроструктуры смесей КС/ЖК и для измерений поляризации люминесцен ции образцов пропитанной смесями полиэтиленовой пленки использовался кон фокальный лазерный сканирующий люминесцентный микроскоп Zeiss LSM 710, оборудованный спектрометром.

Норм. инт-ть люминесценции 1. A Б В 0.8 (1) (2) 0. 0. 0. 0. 440 480 520 560 600 640 Длина волны (нм) Рис. 1: 2D люминесцентные изображения слоя смеси КС/ЖК, полученной путем введения в ЖК матрицу: (А) КС, растворенных в ТГФ, (Б) КС, растворенных в ММА. КС были покрыты TOPO. Длина волны возбуждения/регистрации была 405/580 нм. (В) Спектры люминесценции (1) смеси КС/ММА/ЖК, (2) КС в растворе в толуоле.

Для получения стабильной, гомогенной смеси КС/ЖК были разработаны два различных подхода, схематично представленных на Рисунке 2. В первом подхо де не производилась замена исходного солюбилизатора нанокристаллов TOPO, а в качестве растворителя для КС использовались ММА или БМА, выполняв шие роль промежуточной среды с одинаково высоким сродством и к КС, и к ЖК матрице. При этом формировались трехкомпонентные системы КС/ММА/ЖК или КС/БМА/ЖК, в которых положение максимума люминесценции КС остава лось неизменным (см. Рисунок 1 В). Типичное люминесцентное изображение этих смесей, нанесенных на стеклянную подложку, приведено на Рисунке 1 Б.

Во втором подходе TOPO, покрывающий поверхность нанокристаллов, был заменен на олеиновую кислоту, что увеличило сродство КС к ЖК. После этого коллоидный раствор КС(ОК) в толуоле был введен в жидкий кристалл в нематиче ской фазе. Далее выполнялось периодическое перемешивание смеси при комнат ной температуре до тех пор, пока весь толуол, использовавшийся для растворения КС, не испарился. Результатом стало получение двухкомпонентной гомогенной системы КС(ОК)/ЖК. Из сравнения люминесцентных изображений двух смесей (Рисунки 1 А и Б), одна из которых получена с использованием ММА в каче стве среды, увеличивающей сродство КС к ЖК, а другая - при помощи простого смешивания компонентов, становится очевидно, что размеры агрегатов в смеси КС/ММА/ЖК не превышают разрешения микроскопа.

А Б ЖК ЖК ТГФ БМА ММА + + 10 100 100 а а а а а а 1 а а (ОК) (TOPO) Рис. 2: Схематическая иллюстрация процесса получения образцов смесей нанокристаллов и ЖК матрицы. Пункты (А) и (Б) иллюстрируют первый и второй способы, подробнее описанные в тексте.

Далее была оценена эффективность макроскопической ориентации ансамбля квантовых стержней, возникшей при помещении нанокристаллов в ЖК матрицу.

Для этого смеси КС/ММА/ЖК и КС(ОК)/ЖК были нанесены на тянутую поли этиленовую пленку, обладающую анизотропными свойствами. На этом этапе была исследована поляризация люминесценции смесей КС/ЖК двух разных типов, а также поляризация люминесценции смесей КТ/ЖК и краситель/ЖК, выбранных для сравнения. Смесь КТ/ЖК была выбрана, так как известно, что люминесцен ция КТ не поляризована. Люминесценция кетацианинового красителя, напротив, сильно поляризована и молекулы красителя могут быть легко упорядочены в ЖК матрице.

Как видно из Рисунка 3 А для образца краситель/ЖК, интенсивность люминес ценции кетацианинового красителя сильно зависит от угла поворота анализатора, что подтверждает возможность создания макроскопической ориентации молекул ЖК, помещенных в тянутую полиэтиленовую пленку. Степень поляризации люми несценции рассчитывалась по формуле = где и - интенсивности +, люминесценции, измеренные для двух положений оси анализатора, параллельного и перпендикулярного направлению растяжения пленки, соответственно. Рассчи танная степень поляризации оказалась максимальна для образца краситель/ЖК и составила 23%. Согласно Рисунку 3 А и Б, для двух типов смесей КС/ММА/ЖК и КС(ОК)/ЖК, нанесенных на тянутую пленку, также наблюдалась значительная модуляция интенсивности люминесценции при изменении угла поворота анали затора, в то время как для смеси КТ/ЖК значительной модуляции интенсивно сти зафиксировано не было. Полученные данные подтверждают создание макро скопической ориентации квантовых стержней в пленках, пропитанных смесями КС/ММА/ЖК и КС(ОК)/ЖК. Как следует из Рисунка 3 Б, эффективность упоря дочивания нанокристаллов в двухкомпонентной системе КС(ОК)/ЖК ( = 21%) выше, чем в трехкомпонентной системе КС/ММА/ЖК ( = 18%).

Таким образом, показана возможность создания макроскопической ориентации квантовых стержней CdSe/ZnS в жидкокристаллической матрице при концентра ции нанокристалов 106 107 M. Предложены два подхода, которые могут быть использованы для увеличения гомогенности система КС/ЖК. Продемонстрирова на эффективность макроскопической ориентации, индуцированной в ансамбле КС после внедрения в ЖК матрицу, которая была оценена по величине поляризации люминесценции КС. Основные результаты, изложенные во второй главе диссерта ции, опубликованы в работах [А6, A7, A10, A12-A16].

В Третьей главе описаны основные закономерности возникновения фотоин дуцированной анизотропии люминесценции предварительно не упорядоченного ансамбля квантовых стержней CdSe/ZnS, внедренных в пористую матрицу, при длительном облучении поляризованным светом. В основе предлагаемого подхо да лежат два феномена. Во-первых, было использовано унаследованное КС от КТ фотоиндуцированное увеличение квантового выхода люминесценции, возникаю щее при облучении нанокристаллов. Во-вторых, в несколько модифицированном виде был применен эффект Вейгерта - появление дихроизма в результате фотохи Инт-ть люминесценции (отн. ед.) Инт-ть люминесценции (отн. ед.) Б А (1) (1) (2) 90 90 (4) (3) 80 70 60 0 45 90 135 180 225 270 315 360 0 45 90 135 180 225 270 315 Угол поворота анализатора Угол поворота анализатора Рис. 3: Зависимость интенсивности люминесценции от угла поворота анализатора для смесей: (1) КС(ОК)/ЖК, (2) КТ/ЖК, (3) краситель/ЖК и (4) КС/ММА/ЖК. Длина волны возбуждения была 365 нм, длины волн регистрации были 580 нм, 530 нм и 454 нм для КС, КТ и красителя, соответственно. На вставке Рисунка (Б) также приведено люминесцентное изображение тянутой полиэтиленовой пленки, пропитанной смесью КС(ОК)/ЖК, стрелкой отмечено направление вытяжения.

мической реакции в изначально изотропном образце, протекающей под действием поляризованного света. В отличие от обычного эффекта Вейгерта, в случае кванто вых стержней фотореакция приводила не к изменению поглощения, а к изменению квантового выхода люминесценции нанокристаллов. Поскольку для проведения реакции использовалось поляризованное излучение, падающий свет преимуще ственно поглощался теми стержнями, ориентация длинных осей и, соответственно, дипольных моментов переходов которых примерно совпадала с направлением его поляризации. Результатом прохождения такой селективной фотореакции, как пока зано на Рисунке 4, являлось возникновение поляризованной люминесценции.

2О 1И 3Р а а а а,, 590, 350 h а h а аа а аа а а а а а а Рис. 4: Схема, поясняющая возникновение поляризованной люминесценции в результате селективной фотохимической реакции, которая использовалась для создания анизотропии люминесценции в ансамбле КС.

Для того чтобы создать условия для протекания селективной фотохимической реакции, исходно неупорядоченный ансамбль КС CdSe/ZnS с длиной волны люми несценции 580 нм и соотношением сторон, равным 7, был подвергнут длительному облучению поляризованным светом. Возникновение фотоиндуцированной анизо тропии люминесцентных характеристик ансамбля КС наблюдалось при регистра ции интенсивности вертикально (V) и горизонтально (H) поляризованных компо нент полосы люминесценции нанокристаллов. Как видно из Рисунков 5 А и Б, в результате протекания фотохимической реакции, в изначально изотропном образ це появляется поляризация люминесценции, направление которой совпадает с на правлением поляризации света, вызвавшего фотореакцию ( и для H- и V-поляризации возбуждающего излучения, соответственно). Фотохимический процесс сопровождается увеличивающемся коротковолновым сдвигом максимума полосы люминесценции, величина которого, как показано на Рисунке 5 В, больше для той компоненты люминесценции, направление поляризации которой совпадает с направлением поляризации вызвавшего фотореакцию света.

Приведенные на Рисунке 5 кривые аппроксимируются двумя экспонентами с отличающимися временными константами (35 минут и 2-6 часов). Такая динами ка может свидетельствовать о наличии двух процессов в системе. Причем, после 20 часов облучения знак фотоиндуцированной анизотропии меняется на противо положный, а после примерно 60 часов интенсивность люминесценции достигает максимума и начинает уменьшаться. Это связано с тем, что второй процесс с бо лее длинной временной константой сначала вызывает увеличение интенсивности люминесценции, а затем ее уменьшение.

Инт-ть люминесценции (отн. ед.) Инт-ть люминесценции (отн. ед.) полосы люминесценции (нм) 1. Положение максимума 594 В Б A 1.0 1. 591 (1) 0. 0.8 (2) 0. 0. (1) (1) 0.6 (2) 0.6 (2) 0. 0. 0. 0 1 2 3 4 5 0 1 2 3 4 5 0 20 40 60 Время облучения (ч) Время облучения (ч) Время облучения (ч) Рис. 5: Зависимость интенсивности люминесценции КС в максимуме полосы от времени облучения образца: (1) и (2) - H- и V-поляризованные компоненты спектра люминесценции, соответственно. Для облучения образцов использовался свет оранжевого светодиода с различным направлением поляризации: (А) H и (Б) V. Тонкими линиями показаны аппроксимированные кривые. (B) Зависимость положения максимума полосы люминесценции КС от времени облучения образца для компонент с различной поляризацией: (1) H и (2) V. Для облучения образца использовался свет оранжевого светодиода с V-направлением поляризации ( =590 нм).

Для выявления действующих в системе деполяризующих факторов была иссле дована темновая релаксация ансамбля нанокристаллов после выключения возбуж дающего света. Рисунок 6 А иллюстрирует изменение интенсивности люминес ценции КС в темноте после 5 часов облучения V-поляризованным светом. Форма кривых определенно указывает на протекание в системе двух процессов со значи тельно различающимися временными характеристиками. Первый процесс, приво дящий к уменьшению величины наведенной анизотропии люминесценции (соот ветствующая ему область представлена на вставке Рисунка 6 А), занимает 10 ми нут, второй процесс протекает за 2 часа и приводит к уменьшению интенсивности люминесценции до значений, близких к исходным.

Скорость процесса релаксации анизотропии зависит от времени облучения об разца. В частности, как показано на Рисунке 6 Б, после 27 часов облучения он за нимает 120 минут, в то время как после 2 часов - 3 минуты. Наличие зависимости скорости процесса релаксации анизотропии от времени облучения образца позво лило предположить, что этот процесс обусловлен наличием вращательной диффу зии нанокристаллов в порах образца, скорость которой уменьшается в процессе облучения из-за образования связей между целлюлозными волокнами матрицы и модифицирующейся поверхностью нанокристаллов. Для проверки этого предпо ложения была оценена скорость вымывания нанокристаллов из пор облученного и необлученного образцов, помещенных в толуол. Скорость вымывания оценивалась на основании скорости уменьшения оптической плотности образцов, приведенной на Рисунке 6 В. Видно, что из пор облучавшегося образца за первые 1.5 ч вымыва ется около 8% нанокристаллов против практически 100% для необлученного, что подтверждает сделанное предположение о наличии вращательной диффузии. Была предложена теоретическая модель темновой релаксации ансамбля КС с наведен ной анизотропией после прекращения облучения, из которой определена времен ная константа вращательной диффузии после 5 часов облучения =144 с.

Инт-ть люминесценции (отн. ед.) Оптическая плотность (отн. ед.) Инт-ть люминесценции (отн. ед.) 1. В Б 0. 1.0 1. 1. (1) Релаксация (1) (2) 0.9 0. 0. 0. анизотропиии (2) 0.8 0. 0.8 0.4 (1) 0.7 0. 0. 0.00 0.04 0. (2) 0.6 0. 0. 0. 0. 0. 0.0 0.5 1.0 1.5 2.0 0 5 10 15 0 1 2 3 4 Время (ч) Время (ч) Время (ч) Рис. 6: Зависимость интенсивности люминесценции КС в максимуме полосы от времени:

(1) и (2) - H- и V-поляризованные компоненты спектра люминесценции, соответственно, после выключения света после облучения в течение: (А) 5 часов и (Б) 27 часов V- и H-поляризованным светом, соответственно. (В) Зависимость оптической плотности образцов КС, внедренных в пористую матрицу, от времени выдерживания их в толуоле:

(1) образец, облученный в течение 5 ч, (2) необлученный образец.

Наблюдаемая степень поляризации люминесценции (10–16%) является резуль татом протекания четырех процессов, два из которых являются фотоиндуцирован ными, а два других – темновыми. На основании совокупности литературных и экспериментальных данных, механизмы фотоиндуцированных процессов опреде лены как фотопассивация поверхностных дефектов и фотоокисление. Более быст рый процесс определен как фотопассивация на основании сопоставления условий проведения эксперимента с литературными данными. Второй процесс соотнесен с фотоокислением нанокристалла, поскольку это хорошо известный механизм мед ленно протекающего фотохимического процесса, сопровождающегося коротковол новым сдвигом максимума люминесценции. Согласно литературным данным, на начальных стадиях фотоокисление может не приводить к уменьшению интенсив ности люминесценции, а, напротив, к ее увеличению, что согласуется с данными, полученными в настоящей работе. К темновым процессам относятся релаксация индуцированной анизотропии и релаксация интенсивности.

В данной главе было показано, что при облучении неупорядоченного ансамбля КС поляризованным светом возникает фотоиндуцированная анизотропия, величи на которой определяется совместным действием четырех процессов. В том числе, одним из факторов, уменьшающих степень фотоиндуцированной поляризации лю минесценции, является вращательная диффузия нанокристаллов в образце. Основ ные результаты, изложенные в третьей главе диссертации, опубликованы в работах [А2,A5].

Четвертая глава содержит результаты исследования анизотропии основного и более высокоэнергетических оптических переходов квантовых стержней CdSe/ZnS и квантовых нанопластин CdSe. Необходимые абсорбционные измерения удалось провести благодаря использованию разработанного метода упорядочивания нано кристаллов в тянутой пленке из полимера поливинилбутираля (ПВБ), который поз волил получить упорядоченный ансамбль нанокристаллов с высокой концентраци ей (2 105 M). Для этого растворы нанокристаллов и ПВБ в ТГФ были смешаны в пропорции 1:2.5 по объему. К полученной смеси было добавлено 3 объемных процента дибутилфталата в качестве пластификатора. Полученная методом полива из раствора пленка была растянута вдоль одного из направлений в четыре раза. По перечный размер квантовых нанопластин, выбранных для исследования, составлял 17 нм, толщина нанопластин была примерно равна 4 монослоям полупроводника, или 2.4 нм. Диаметр квантовых стержней составлял 5 нм, соотношение сторон было равно 7. Максимумы двух полос люминесценции квантовых нанопластин находились около 430 нм и 460 нм. Максимум полосы люминесценции квантовых стержней находился около 645 нм.

Предполагалось, что в растянутой пленке ансамбль квантовых стержней пре имущественно ориентируется так, что длинные оси стержней приблизительно па раллельны направлению растяжения. Ансамбль упорядоченных квантовых стерж ней CdSe/ZnS был использован для измерения спектров пропускания света с различной поляризацией. Cтепень дихроизма рассчитывалась по формуле = где и - компоненты оптической плотности, направление поляри +, зации которых параллельно и перпендикулярно направлению растяжения пленки, соответственно. Полученная зависимость приведена на Рисунке 7 (1).

(1) V1z-C Оптическая плотность Степень дихроизма (2) 0.3 V3z-C (3) V2x,y-C2 V4x,y-C 0. 0. 0. 2.0 2.2 2.4 2.6 2.8 3.0 3.2 3. E (эВ) Рис. 7: (1) Зависимость степени дихроизма ансамбля КС, упорядоченных в ПВБ пленке, от энергии кванта возбуждения. Вертикальными линиями показаны положения экситонных переходов с различной поляризацией. (2) Спектр поглощения КС, внедренных в полимерную пленку. (3) Зависимость степени дихроизма неупорядоченного ансамбля КС от энергии кванта возбуждения.

Зависимость хорошо согласуется с опубликованными ранее теоретически ми исследованиями. Если обозначить энергетические уровни зоны проводимости CdSe в порядке возрастания их энергии как 1,.., и энергетические уровни ва лентной зоны CdSe в порядке убывания их энергии как 1,..,, два компонента нижайшего экситонного перехода КС с различной пространственной ориентацией могут быть обозначены как 1 1 и 2, 1, где - это длинная ось кван тового стержня, а и - оси нанокристалла, перпендикулярные оси. Согласно опубликованных ранее расчетам, нижайший экситонный переход линейно поляри зован вдоль оси, поскольку компонента 1 1 обладает большей интенсивно стью, что подтверждается полученными нами экспериментальными данными. На Рисунке 7 переходу, отмеченному как 1 1, соответствует максимальная сте пень дихроизма. Теоретически предсказанное -направление поляризации первого перехода соотносится с полученным экспериментально положительным значени ем степени дихроизма, поскольку ось совпадает с направлением вытяжения и, следовательно, максимальным поглощением.

Следующая по энергии группа переходов в КС включает в себя три перехода с различной поляризацией, которые отмечены на Рисунке 7 как 2 2, 3 and 4 2. Переходы указаны в порядке возрастания их энергии. Таким обра зом, хорошо согласуясь с теорией, кривая, описывающая зависимость степени ди хроизма от энергии переходов, в непосредственной близости от максимума первого перехода 1 1 имеет два локальных минимума и один локальный максимум, со ответствующие значениям дихроизма с разным знаком и, следовательно, переходам с ортогональным направлением поляризации. Важной особенностью полученной зависимости является ненулевая, спектрально независимая величина дихроизма в области высокоэнергетических переходов, хорошо согласующаяся с теоретиче скими представлениями об уменьшении квантового конфайнмента в направлении оси квантового стержня.

В случае нанопластин следует ожидать, что в растянутой пленке они приоб ретают частичную ориентацию, причем такую, что число нанопластин, плоскости которых приблизительно параллельны направлению растяжения, заметно превы шает число нанопластин с плоскостями, перпендикулярными этому направлению.

Спектральная зависимость степени дихроизма нанопластин, измеренная и рассчи танная аналогично случаю КС, приведена на Рисунке 8. Видно, что степень дихро изма ансамбля нанопластин сохраняет постоянное значение 22% практически во всей спектральной области поглощения нанокристаллов и начинает уменьшать ся лишь при энергиях квантов более 3.8 эВ, где начинает поглощать полимерная пленка. Поскольку контрольный эксперимент показал отсутствие какой-либо раз ницы в спектрах поглощения квантовых нанопластин в нерастянутую пленке, мож но сделать вывод, что наблюдаемая анизотропия обусловлена пространственным упорядочением нанопластин при растяжении пленки.

Спектральная зависимость степени дихроизма для квантовых нанопластин су щественно отличается от аналогичной зависимости, полученной для 1D нано кристаллов - квантовых стержней. Согласно предложенной интерпретации, нали чие заметной анизотропии поглощения у нанопластин и отсутствие ее спектраль ной зависимости обусловлено как спецификой анизотропии формы 2D нанокри сталлов, так и особенностью ориентации нанопластин в растянутой полимерной пленке. Действительно, в случае квантовых нанопластин существуют два относи тельно равноправных направления оптических переходов, поляризованных вдоль осей и в плоскости пластины и обладающих существенно большей интенсив ностью, чем переходы, поляризованные по оси, где толщина пластин на порядок меньше. Это должно приводить к отсутствию различия между величинами и поляризованных компонент переходов и незначительному вкладу компоненты в y (1) z 0. Оптическая плотность Степень дихроизма (2) Направление растяжения (3) Поляризация света E 0.6 x (4) E 0. 0. 0. 2.4 2.6 2.8 3.0 3.2 3.4 3.6 3.8 4. E (эВ) Рис. 8: Спектральная зависимость степени дихроизма ансамбля квантовых нанопластин CdSe: (1) упорядоченных в ПВБ матрице, (2) та же зависимость после применения операции сглаживания по алгоритму Савицкого-Голая, (3) в нерастянутой ПВБ пленке.

(4) Спектр поглощения нанопластин в ПВБ матрице в отсутствии поляроида. На вставке представлена схема ориентации пластин в ПВБ матрице.

интенсивности переходов. Причем это справедливо не только для фундаменталь ного, но и для более высокоэнергетических переходов, что приводит к отсутствию спектральной зависимости степени дихроизма упорядоченного ансамбля нанопла стин, что и наблюдается в эксперименте. Наблюдаемая анизотропия поглощения нанопластин в растянутой пленке ПВБ согласуется с представлением об обуслов ленной растяжением макроскопической ориентацией нанопластин, при которой од на из осей ( или ) преимущественно ориентирована по направлению растяжения, а другая произвольно ориентирована в плоскости, ортогональной этому направле нию, как показано на вставке Рисунка 8.

Таким образом, в данной главе диссертации продемонстрирована возможность упорядочивания анизотропных нанокристаллов в тянутой пленке, исследована спектральная зависимость степени дихроизма ансамблей квантовых стержней и нанопластин, упорядоченными в тянутой ПВБ пленке. Для КС определены на правления поляризации первых двух групп экситонных переходов, также показа но, что величина степени дихроизма ансамбля нанопластин не зависит от энергии перехода. Основные результаты, изложенные в четвертой главе диссертации, опуб ликованы в работах [А1,А3,A4,A8,A9,А11].

Выводы по диссертационной работе 1. Показана возможность использования ЖК матрицы для создания макроско пической ориентации в ансамбле внедренных в нее квантовых стержней CdSe/ZnS при концентрации нанокристаллов вплоть до 106 107 M и получения на ос нове анизотропных нанокристаллов объемного композитного материала;

степень гомогенности такого материала зависит от степени сродства материала покрытия нанокристаллов и ЖК матрицы, величиной которого можно управлять, меняя ха рактеристики поверхности нанокристаллов.

2. При облучении квантовых стержней CdSe/ZnS в пористой матрице в исходно неупорядоченном ансамбле нанокристаллов возникает фотохимически индуциро ванная поляризация люминесценции;

одним из существенных факторов, уменьша ющих степень фотоиндуцированной поляризации люминесценции, является вра щательная диффузия нанокристаллов в образце.

3. Показана возможность создания макроскопической ориентации квантовых стержней CdSe/ZnS и нанопластин CdSe в полимерных пленках, растянутых вдоль одного из направлений.

4. Экспериментально обнаружено, что направление поляризации первого эк ситонного перехода квантового стержня CdSe/ZnS совпадает с направлением его длинной оси, а следующая по энергии группа переходов содержит один переход, направление поляризации которого совпадает с направлением длинной оси кван тового стержня, и два перехода, поляризованных в плоскости, перпендикулярной длинной оси нанокристалла. Величина анизотропии поглощения света квантовым стержнем максимальна для первого экситонного перехода.

5. В области высокоэнергетических переходов КС в тянутой полимерной плен ке наблюдается отличная от нуля, постоянная, спектрально независимая величина анизотропии, что согласуется с теоретическими представлениями об уменьшении квантового конфайнмента в направлении длинной оси квантового стержня.

6. Показано, что степень дихроизма ансамбля квантовых нанопластин CdSe, за регистрированная в тянутой полимерной пленке для двух ортогональных направ лений в плоскости пленки, не зависит от энергии перехода. Это обусловлено тем, что два взаимно ортогональных направления оптических переходов, лежащих в плоскости квантовых нанопластин CdSe, обладают равной интенсивностью.

Список публикаций по теме диссертации Статьи в журналах:

A1. Mukhina M.V., Maslov V.G., Baranov A.V., Artemyev M.V., Fedorov A.V.

Anisotropic absorption of CdSe/ZnS quantum rods embedded in polymer film / / Advances in Nano Research. - 2013. - V. 1(3). - P. 153-158.

A2. Mukhina M.V., Maslov V.G., Baranov A.V., Fedorov A.V., Berwick K.

Photoinduced anisotropy in an ensemble of CdSe/ZnS quantum rods / RSC Advances.

/ – 2013. – V. 3. - P. 20746–20749.

A3. Mukhina M.V., Maslov V.G., Baranov A.V., Artemyev M.V., Orlova A.O., Fedorov A.V. Anisotropy of optical transitions in ordered ensemble of CdSe quantum rods / Opt. Lett. – 2013. – V. 38(17). – P. 3426-3428.

/ A4. Мухина М.В., Маслов В.Г., Баранов А.В., Артемьев М.В., Прудников А.В., Фёдоров А.В. Анизотропия поглощения света ансамблем квантовых нанопластин CdSe / Оптический журнал. – 2013. – Т. 80(10). – С. 80-84.

/ A5. Мухина М.В., Маслов В.Г., Баранов А.В., Федоров А.В. Фотохимически индуцированная поляризация люминесценции квантовых стержней CdSe/ZnS в пористой матрице / Научно-технический вестник СПбГУ ИТМО. – 2013. – Т.

/ 87(5). – С. 133-139.

A6. Mukhina M.V., Danilov V.V., Orlova A.O., Fedorov A.V., Artemyev A.V., Baranov A.V. Electrically controlled polarized photoluminescence of CdSe/ZnS nanorods embedded in a liquid crystal template / Nanotechnology. – 2012. – V. 23 – P.

/ 325201.

A7. Данилов В.В., Артемьев М.В., Баранов А.В., Орлова А.О., Мухина М.В., Хребтов А.И. Жидкокристаллические композиты с управляемой фотолюминесценцией полупроводниковых квантовых стержней CdSe/ZnS / / Оптика и спектроскопия. – 2011. - Т. 110 - №6 – С. 950-955.

Публикации в сборниках трудов конференций:

A8. Mukhina M.V., Maslov V.G. Anisotropy in light absorption by ensemble of semiconductor quantum rods CdSe/ZnS. Proceedings of The 2013 World Congress on Advances in Nano, Biomechanics, Robotics, and Energy Research ed. by Chang-Koon Choi, august 25-28, 2013, Seoul, South Korea. – Seoul: Techno-Press, 2013, P. 89.

A9. Мухина М.В. Анизотропия поглощения света ансамблем коллоидных наностержней CdSe/ZnS. Сборник тезисов II Всероссийского конгресса молодых ученых, 9-12 апреля, 2013, НИУ ИТМО, Санкт-Петербург, Россия. – СПб: НИУ ИТМО, 2013, Выпуск 2, С. 338-339.

A10. Mukhina M.V., Danilov V.V., Orlova A.O., Baranov A.V., Artemyev A.V.

Semiconductor quantum rods/liquid crystals hybrid materials for optoelectronic devices. Proceedings of 15th International Conference «Laser Optics 2012», June 25 – 29, 2012, Saint Petersburg, Russia. – St. Petersburg: SIC SOI, 2012. P. 26.

A11. Черевков С.А., Мухина М.В. Оптические свойства 2D наноструктур на основе CdSe. Сборник тезисов I Всероссийского конгресса молодых ученых, 10-13 апреля, 2012, НИУ ИТМО, Санкт-Петербург, Россия, - СПб: НИУ ИТМО, 2012, Вып. 2, С. 364-366.

A12. Мухина М.В., Орлова А.О., Данилов В.В., Баранов А.В., Артемьев М.В.

Исследование люминесценции жидкокристаллического композита, содержащего упорядоченные квантовые стержни CdSe/ZnS. Сборник тезисов VII Международной конференции молодых ученых и специалистов «Оптика-2011»

под ред. проф. В.Г. Беспалова, проф. С.А. Козлова, 17 - 21 октября, 2011, НИУ ИТМО, Санкт-Петербург. Россия. – СПб: НИУ ИТМО, 2011, Т.1, С. 389-390.

A13. Мухина М.В., Орлова А.О., Данилов В.В., Каретников А.А., Баранов А.В., Артемьев М.В. Электроуправляемая люминесценция квантовых стержней CdSe/ZnS, упорядоченных в жидкокристаллической матрице. Сборник тезисов международного симпозиума «Нанофотоника-2011», 3-8 октября, 2011, Кацивели, Крым, Украина. – Киев: ИФК НАН Украины, 2011, С. У-6.

A14. Мухина М.В., Губанова М.С. Электроуправляемая поляризованная люминесценция квантовых стержней CdSe/ZnS в ЖК композитах. Сборник тезисов VIII Всероссийской межвузовской конференции молодых учёных, 12– апреля, 2011, СПбГУ ИТМО, Санкт-Петербург, Россия. – СПб: СПбГУ ИТМО, 2011, Вып. 2, С.355.

A15. Danilov V.V., Baranov А.V., Orlova А.О., Kchrebtov А.I., Mukhina M.V., Veniaminov A.V. The fluorescent semiconductor CdSe/ZnS nanocrystals in electrooptical LC cell. Book of abstracts of The EL 2010 and ADT 2010 Conference, 27 september – 1 october 2010, Saint Petersburg, Russia – St. Petersburg: SPb SIT, P.

153.

A16. Danilov V.V., Baranov А.V., Orlova А.О., Ivanova N.L., Konshina E.A., Kchrebtov А.I., Mukhina M.V., Veniaminov A.V. The controlled anisotropic fluorescence of semi-conductor CdSe/ZnS nanocrystals in electrooptical LC cell.

Proceedings of 15th International Conference «Laser Optics 2010», june 28 - july 2010, Saint Petersburg, Russia. – St. Petersburg: SIC SOI, 2010. P. 25.

Отпечатано в учреждении «Университетские Телекоммуникации»

199034, СПб, В.О., Биржевая линия, д. 14-16, тел. +7 (812)915-14- Объем 1,0 у.п.л., тираж 100 экз.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.