авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Термодинамический анализ фазовых равновесий в системе cu–si–ni–o

Южно-Уральский государственный университет

На правах рукописи

Самойлова Ольга Владимировна

ТЕРМОДИНАМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

ФАЗОВЫХ РАВНОВЕСИЙ

В СИСТЕМЕ Cu–Si–Ni–O

Специальность 02.00.04 – «Физическая химия»

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата химических наук

Челябинск

2013

Диссертация выполнена на кафедре «Физическая химия» ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет» (НИУ).

Научный руководитель: доктор технических наук, профессор, Михайлов Геннадий Георгиевич.

Официальные оппоненты:

Тюрин Александр Георгиевич, доктор химических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «ЧелГУ» (г. Челябинск), зав. кафедрой физической химии;

Камаев Дмитрий Николаевич, кандидат химических наук, ФГБОУ ВПО «КГУ» (г. Курган), доцент кафедры физической и прикладной химии.

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт металлургии Уральского отделения РАН (г. Екатеринбург).

Защита состоится 18 декабря 2013 г., в 1100, на заседании диссертационного совета Д 212.298.04 при Южно-Уральском государственном университете в зале заседаний диссертационных советов, ауд. 1001.

Ваш отзыв в 2 экз., заверенных печатью, просим направлять по адресу:

454080, г. Челябинск, пр. им. В.И. Ленина, 76, ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ), Ученый совет университета.

e-mail: samoylova_o@mail.ru тел., факс: (351) 267-91-23, 265-62-05.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «ЮУрГУ» (НИУ).

Автореферат разослан «_» ноября 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор технических наук А.В. Рощин [ В в е д и

Общая характеристика работы

и ее актуальность.

В основе создания и совершенствования любой химической технологии дол жен лежать системный подход к решению проблемы. Наибольшие возможности моделирования сложных химических превращений на этапе термодинамическо го анализа представляют сведения о диаграммах состояния, связывающие усло вия реализации фазовых и химических превращений с химическим составом изучаемой системы и внешними параметрами. Наибольшую сложность при ис следованиях представляет построение высокотемпературных диаграмм состоя ния с участием жидких металлических, жидких и твердых оксидных фаз, фаз пе ременного состава. С другой стороны, с практической точки зрения весьма инте ресны высокотемпературные диаграммы состояния, характеризующие состояние системы в областях сопряжения металлических и неметаллических фаз. Систем ные сведения о таких фазовых равновесиях между жидкими металлическими и равновесными с ними неметаллическими фазами практически отсутствуют в на учной и технологической литературе. Поэтому построение таких диаграмм со стояния, которые позволяют связать состав жидкого металла с составами обра зующихся неметаллических фаз, представляет актуальную научную задачу, ре шение которой имеет научный и практический интерес.

Цель работы. Выполнить термодинамический анализ фазовых равновесий в системе Cu–Si–Ni–O с использованием классических методов термодинамиче ского моделирования и особой методики построения диаграмм состояния, по зволяющей связать равновесные составы жидкого металла с образующимися не металлическими фазами. Проверить достоверность полученных результатов экс периментальными исследованиями.

Для достижения цели работы были решены следующие задачи.

1. Путем классического термодинамического моделирования определены ко ординаты линий ликвидус диаграмм состояния оксидных и металлических сис тем.

2. Систематизированы имеющиеся разрозненные данные по фазовым равно весиям для исследуемых систем и построены диаграммы растворимости компо нентов в жидком металле (ПРКМ) с целью получения полной картины фазовых равновесий между металлическими расплавами на основе меди и сопряженными неметаллическими фазами.

3. Разработаны методики и проведены экспериментальные исследования для подтверждения адекватности выполненного моделирования.

Научная новизна. 1. На основании анализа диаграмм состояния систем Cu2O–NiO, Cu2O–SiO2 и NiO–SiO2 впервые построена термодинамическая мо дель и полная проекция поверхности ликвидус диаграммы состояния системы Cu2O–SiO2–NiO. 2. Разработана методика синтеза образцов на основе Cu2O, экс периментально оценены данные о составе точки эвтектики в системе Cu2O–SiO2.

3. Впервые построена поверхность растворимости компонентов (ПРКМ) Si, Ni и O в жидкой меди. 4. Теоретически и экспериментально сформулированы условия образования силицидов никеля в жидкой меди.

Практическое значение. 1. Разработанные методы экспериментального ис следования высокоагрессивных расплавов, содержащих Cu2O, могут быть ис пользованы для исследований многокомпонентных оксидных систем (реальных шлаков). 2. Расширенные базы согласованных термодинамических данных и предложенные методы построения поверхностей растворимости компонентов в жидкой меди могут лечь в основу моделирования процессов огневого рафиниро вания многокомпонентных реальных расплавов, а также быть использованы при проектировании и совершенствовании технологии получения сплавов на основе меди.

На защиту выносятся следующие положения:



• Результаты термодинамического моделирования линий ликвидус сис тем Cu2O–NiO, Cu2O–SiO2 и NiO–SiO2 и поверхности ликвидус системы Cu2O–SiO2–NiO.

• Методика получения образцов на основе Cu2O, экспериментальные данные о составе точки эвтектики в системе Cu 2O–SiO2.

• Диаграммы растворимости компонентов в жидком металле (ПРКМ) для систем Cu–Ni–O, Cu–Si–O и Cu–Si–Ni–O, а также результаты экспери ментальных исследований для этих систем.

• Результаты термодинамического моделирования линий ликвидус для систем Cu–Ni, Cu–Si и Ni–Si, а также изотермических и политермических сечений для системы Cu–Si–Ni. Результаты экспериментального исследо вания процессов образования силицидов никеля.

Публикации и апробация работы. Основные результаты диссертации опубликованы в 23 статьях, из них 10 – в журналах, рекомендованных ВАК. Ма териалы диссертации доложены и обсуждены на 12 научно-технических конфе ренциях (Российских и Международных): XII Российской конференции «Строе ние и свойства металлических и шлаковых расплавов» (Екатеринбург, 2008);

62-й научной конференции «Наука ЮУрГУ» (Челябинск, 2010);

VIII и X Россий ских семинарах «Компьютерное моделирование физико-химических свойств стёкол и расплавов» (Курган, 2006, 2010);

XIII и XIV Международных конфе ренциях по жидким и аморфным металлам (LAM-13, LAM-14) (Екатеринбург, 2007;

Рим, 2010);

XVI, XVII и XIX Международных конференциях по химиче ской термодинамике (Суздаль, 2007;

Казань, 2009;

Москва, 2013);

9 и 10 Между народных научно-технических конференциях «Современные металлические ма териалы и технологии (СММТ)» (Санкт-Петербург, 2011, 2013);

XIV Междуна родной конференции по термическому анализу и калориметрии (Санкт Петербург, 2013).

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы из 117 наименований и приложения.

Работа со держит 160 страниц, в том числе 74 рисунка и 30 таблиц.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность исследования фазовых равновесий в системах Cu–Si–Ni–O.

В первой главе обсуждается состояние вопроса о физико-химических ас пектах удаления никеля в ходе окислительного рафинирования меди, физико химические особенности выплавки медноникелевых сплавов, кремнистых бронз, приводятся литературные данные по диаграммам состояния оксидных и металлических систем, составляющих систему Cu–Si–Ni–O. Рассмотрены различные термодинамические теории, позволяющие моделировать свойства оксидных и металлических систем, указывается, что в качестве инструмента для термодинамического анализа металлургических процессов целесообраз но строить особого рода диаграммы состояния – поверхности растворимости компонентов в металле (ПРКМ).

Вторая глава диссертации посвящена термодинамическому анализу и экспе риментальным исследованиям свойств систем Cu2O–NiO, Cu2O–SiO2, NiO–SiO2, Cu2O–SiO2–NiO.

Для термодинамического моделирования линий ликвидус оксидных систем Cu2O–NiO, Cu2O–SiO2, NiO–SiO2, Cu2O–SiO2–NiO использовали теорию субре гулярных ионных растворов.

Результаты расчета линий ликвидус систем Cu2O–NiO и NiO–SiO2 хорошо согласуются с литературными данными. Система Cu2O–NiO представляет собой диаграмму состояния эвтектического типа, координаты точки эвтектики: 4, мас. % NiO, Т = 1220 °С согласно расчетной линии ликвидус;

3,92 мас. % NiO, Т = 1219 °С согласно экспериментальным данным J.P. Neumann и др. В системе NiO–SiO2 имеются одна точка эвтектики, а также расслоение оксидного распла ва. Положение расчетных линий ликвидус совпадает с экспериментальными данными работы B. Phillips и др. Особо следует отметить существование соеди нения Ni2SiO4, которое в бинарной диаграмме состояния распадается в твердом состоянии (без выхода на линию ликвидус) при температуре Т = 1545 °С.





Согласно А.С. Бережному и Л.И. Карякину диаграмма состояния системы Cu2O–SiO2 в области температур ниже 1200 °С имеет одну точку эвтектики с ко ординатами 8 мас. % SiO2, 1060 °С;

при более высоких температурах и больших концентрациях SiO2 имеет место купол расслаивания оксидного расплава. По ре зультатам проведенного моделирования точка эвтектики в системе Cu2O–SiO имеет координаты 11,05 мас. % SiO2, 1060 °С, и в целом линии ликвидус имеют более крутой угол наклона, чем линии диаграммы состояния по А.С. Бережному и Л.И. Карякину. Следует отметить, что литературные данные для координат точки эвтектики в бинарной системе Cu2O–SiO2 разнятся между собой. На воз можность более высокого содержания диоксида кремния, чем 8 мас. %, в эвтек тике бинарной системы указывают A.M.M. Gadalla и др. При этом они отмечают, что возможно и температура эвтектики должна быть выше, чем 1060 °С.

U. Kuxmann и K. Kurre измеряли содержание оксида кремния в сосуществующих оксидном и металлическом расплавах при их насыщении кремнеземом. Согласно полученным данным точка эвтектики соответствует 10,5 мас. % SiO2 при темпе ратуре 1186 °С. Группа авторов под руководством B. Sikora изучали образцы с содержанием диоксида кремния в интервале 0–15 мас. %. Исследование прово дилось с использованием высокотемпературного микроскопа в атмосфере возду ха. Согласно этим данным точка эвтектики лежит в интервале 7–8 мас. % SiO при температуре 1035 °С. М.Л. Сорокин и др. приводят результаты расчета по теории ассоциированных растворов. Точка эвтектики согласно предложенному подходу имеет координаты: 8,97 мас. % SiO2;

Т = 1084 °С. Следует отметить, что расчет авторами производился не для всех концентраций SiO2, а только для не большого интервала, и, таким образом, в работе не приводится высокотемпера турная область диаграммы состояния. В то время как расчет по теории субрегу лярных ионных растворов нашей работы описывает диаграмму состояния систе мы Cu2O–SiO2 целиком.

Полная проекция поверхности ликвидус для диаграммы Cu2O–SiO2–NiO в литературе не приводится. Результаты термодинамического моделирования ко ординат поверхности ликвидус системы Cu2O–SiO2–NiO приведены на рис. 1, из которого следует наличие в этой системе расслаивания в жидкой оксидной фазе (Ж1 и Ж2), а также наличие области равновесия соединения Ni2SiO4 с оксидным расплавом. На диаграмме отражены изотермические сечения поверхности лик видус для Т = 1200, 1400 и 1600 °С. В интервале температур, характерных для медеплавильного производства (1100 – 1300 °С), в равновесии находятся: оксид ный расплав (Ж1), |Cu2O| (до 1242 °С), |SiO2|, |NiO| и |Ni2SiO4|. Область равнове сия оксидного расплава с никелевым оливином очень мала, но имеет место.

На рис. 2 представлен примыкающий к Cu2O угол диаграммы в другом мас штабе, на котором хорошо видны границы области «оксидный расплав – Ni2SiO4».

Понижение температуры диссоциации никелевого оливина и равновесие его с оксидным расплавом можно связать с перитектическими реакциями в области 1–2–3, когда из насыщенного оксидного расплава при определенных температу рах выпадают кристаллы Ni2SiO4.

Так как для координат точки эвтектики системы Cu2O–SiO2 имеются некото рые разногласия между литературными данными, и, в то же время, диаграмма Cu2O–SiO2 является одной из базовых для термодинамического моделирования, были проведены экспериментальные исследования для определения содержания диоксида кремния в точке эвтектики.

Для приготовления образцов использовались порошки Cu2O и SiO2 чистотой «ос. ч.». Смесь порошков растиралась в агатовой ступке. Далее из полученной смеси прессовались таблетки диаметром 5 мм.

Согласно «р–Т»диаграмме для системы Cu–O (данные H. Amekura, N. Kishimoto;

а также справочные данные А.Г. Морачевского) оксид меди Cu2O при нагреве / охлаждении: на воздухе может окислиться до оксида CuO, а при малых парциальных давлениях кислорода может диссоциировать на медь и ки слород. Это создает определенные трудности для синтеза образцов, относящихся к истинно бинарной системе на основе Cu2O. После предварительных экспери ментов синтез оксидных образцов было предложено проводить в капсулах из платиновой фольги. После размещения образцов капсулы должны завариваться.

Рис. 1. Проекция поверхности ликвидус диаграммы состояния системы Cu2O–SiO2–NiO Рис. 2. Примыкающий к Cu2O угол диаграммы состояния системы Cu2O– SiO2–NiO Для сплавления образцов была спроектирована и собрана экспериментальная установка. Схема экспериментальной установки приведена на рис. 3.

Рис. 3. Схема экспериментальной установки: 1 – металлический корпус печи;

2 – теплоизоляция;

3 – нагреватели из SiC;

4 – теплоизолирующие пробки из пе ношамота;

5 – кварцевая трубка в реактивной зоне печи;

6 – пробки;

7 – затвор;

8 – корундовая лодочка с образцами;

9 – кварцевая трубка;

10 – подвижный тол катель;

11 – ротаметр;

12 – редуктор;

13 – баллон с аргоном Методика эксперимента заключалась в следующем. Из платиновой фольги изготавливались капсулы. Далее в капсулы помещались образцы определенного состава в виде спрессованных из порошков таблеток (массой 1,5 г) и капсулы за варивались. Капсулы с образцами устанавливали в корундовую лодочку, кото рую помещали в экспериментальную установку вне зоны печи. В установку по давали аргон. Печь нагревали до температуры 1200 °С, лодочку с образцами вводили в «горячую зону» печи и выдерживали в атмосфере аргона в течение 40 мин. Далее лодочку с капсулами вынимали из «горячей зоны» и охлаждали до комнатной температуры в течение получаса в атмосфере аргона.

Капсулы разрезались и из полученных образцов изготавливались шлифы.

Исследование проводилось на растровом электронном микроскопе JEOL JSM 6460LV, оснащенном спектрометром энергетической дисперсии фирмы «Oxford Instruments» для проведения качественного и количественного рентгеноспек трального микроанализа. Результаты представлены на рис. 4. Полученные об разцы для контроля фазового состава после синтеза подвергали также и рентге нофазовому анализу. По его результатам можно сказать, что фазы CuO и Cu практически отсутствуют.

а) б) в) Рис. 4. Фотографии структур образцов, полученные на РЭМ:

а) состава 92 мас. % Cu2O и 8 мас. % SiO2;

б) состава 90 мас. % Cu2O и 10 мас. % SiO2;

в) состава 88,5 мас. % Cu2O и 11,5 мас. % SiO Для образцов с содержаниями SiO2 8 и 10 мас. % характерны структурные элементы двух разновидностей: крупные образования и явная эвтектическая со ставляющая между ними. Причем в образце с 10 мас. % SiO2 эвтектической со ставляющей больше, чем в образце с 8 мас. %. По соотношению атомных кон центраций элементов, входящих в состав крупных гомогенных образований, можно сделать вывод о том, что они состоят из Cu2O. Структура образца, содер жащего 11,5 мас. % SiO2, может быть оценена как эвтектическая, что подтвер ждает проведенный ранее расчет линии ликвидус.

В третьей главе диссертации приведены результаты исследований фазовых равновесий в системах Cu–Ni–O, Cu–Si–O, Cu–Si–Ni–O.

При проведении расчетов фазовых равновесий в системах «жидкий металл на основе меди – равновесные оксидные фазы» использовались: 1) для описания ак тивностей жидких оксидных фаз – теория субрегулярных ионных растворов с параметрическим обеспечением, полученным во 2 главе диссертации;

2) для по лучения выражений для коэффициентов активностей компонентов жидкого ме талла – приближение Вагнера и параметры взаимодействия 1-го порядка. На рис. 5 приведена ПРКМ для системы Cu–Ni–O, на рис. 6 – для системы Cu–Si–O, на рис. 7 – для системы Cu–Si–Ni–O.

При исследовании системы Cu–Ni–O оксиды, равновесные с жидким метал лом, определяются на квазибинарном сечении диаграммы состояния этой систе мы. В соответствии с результатами расчетов главы 2 равновесие с жидким ме таллом будет описано следующими химическими реакциями:

(Cu2O) = 2 [Cu] + [O];

(1) (NiO) = [Ni] + [O];

(2) |Cu2O| = 2 [Cu] + [O];

(3) |NiO| = [Ni] + [O]. (4) Прямыми скобками обозначены чистые твердые вещества, круглыми скобка ми – компоненты оксидного расплава, квадратными скобками – компоненты ме таллического расплава.

Для реакций (1) – (4) можно записать следующие выражения для констант равновесия:

Коэффициенты и можно выразить через параметры взаимодейст вия первого порядка:

Таким образом, неизвестными величинами являются составы оксидного рас плава и жидкого металла, которые определяются в ходе термодинамического моделирования.

Рис. 5. ПРКМ системы Cu–Ni–O для интервала 1100–1300 °С: 1 – экспери ментальные данные работы В.А. Козлова;

расчетные данные группы авторов С.Л. Литвинова, Б.П. Бурылева, Л.Ш. Цемехмана: 2 – для 1100 °C;

3 – для 1250 °C;

экспериментальные данные В.В. Уточкина: 4 – для 1124 °C;

5 – для 1142 °C;

6 – для 1162 °C;

7 – для 1194 °C Описать ПРКМ системы Cu–Ni–O (рис. 5) можно следующим образом. В об ласти I на ПРКМ указаны составы металла, находящегося в равновесии с чистым твердым Cu2O. В области I с увеличением концентрации никеля в металле не много растет концентрация растворенного в меди кислорода. Это связано с тем, что с увеличением концентрации никеля в металле несколько уменьшается ко Ni эффициент активности кислорода, так как параметр eO – отрицателен. В облас ти II указаны составы металла, находящегося в равновесии с оксидным распла вом (Cu2O, NiO). В области III заданы составы металла, находящегося в равнове сии с чистым твердым NiO. В области III концентрация растворенного в меди кислорода сильно уменьшается с увеличением содержания никеля в металле.

Эту диаграмму можно рассматривать и с точки зрения возможности удаления никеля в ходе огневого рафинирования меди. Из рис. 5 следует, что при 1100 °C минимальная концентрация никеля в меди составляет 0,35 мас. %, а для темпера туры 1200 °C – 0,62 мас. %, что согласуется с технологическими параметрами рафинирования меди.

а) б) Рис. 6. Фрагменты ПРКМ системы Cu–Si–O (в логарифмических координа тах) для интервала 1100–1300 °С:

а) увеличенный фрагмент высококислородной части ПРКМ;

б) увеличенный фрагмент низкокислородной части ПРКМ;

штриховая линия – данные Б.В. Лин чевского для температуры 1250 °C Аналогичным методом была построена ПРКМ для системы Cu–Si–O (см.

рис. 6). В области I указаны составы металла, равновесного с чистым твердым Cu2O. В области II – составы металла, находящегося в равновесии с оксидным расплавом. В области III – составы металла, равновесного с чистым твердым SiO2. В области III концентрация растворенного в меди кислорода резко умень шается с увеличением содержания кремния в металле. Таким образом, кремний является сильным раскислителем для меди. Уже при концентрации [Si] = 10– мас. % в равновесии с металлом будет находиться чистый твердый диоксид кремния. В области III концентрация растворенного в меди кислорода уменьша ется на несколько порядков от [О] = ~ 10–1 до 10–8 мас. %. Максимальной раскис лительной способности кремний достигает при концентрации в 0,3 мас. %.

Дальнейшие добавки кремния не приводят к уменьшению содержания кислоро да.

Термодинамический анализ системы Cu–Si–Ni–O проведен для температуры Т = 1200 °С (см. рис. 7). Область I задает составы металла, равновесного с твер дым оксидом меди, область II – составы металла, равновесного с оксидным рас плавом (О.р.), область III – составы металла, равновесного с твердым NiO. Об ласть IV соответствует образованию никелевого оливина. Область V, наиболее обширная из всех, демонстрирует составы металла, равновесного с диоксидом кремния. На ПРКМ также нанесены изокислородные сечения для содержаний кислорода в металле lg [O, %] от +0,2 до –1,5. Из рис. 7 следует, что кремний об ладает большим сродством к кислороду, чем никель. Следовательно, окисление никеля и удаление его в виде NiO в шлак может начаться только после экстре мального понижения содержания кремния в металле. Образование никелевого оливина возможно лишь при очень малых содержаниях кремния в металле и достаточно больших содержаниях никеля. Образование Cu2O возможно при очень малых содержаниях кремния, и при содержаниях никеля менее 0, мас. %.

Рис. 7. ПРКМ системы Cu–Si–Ni–O (в логарифмических координатах) для температуры Т = 1200 °С Так как система Cu–Ni–O представляет большой интерес для специалистов медеплавильного производства, то для этой системы была поставлена задача экспериментально подтвердить расчет линий ПРКМ. Для проведения экспери мента использовались: медь (чистота 99,99%), никель (чистота 99,99%), Cu2O (чистота «ос. ч.»). Плавление металла проводили в атмосфере печи сопротивле ния с графитовым нагревателем в две стадии: 1) навеску никеля и половину не обходимого количества меди расплавляли в алундовом тигле при температуре 1320–1350 °С;

2) из оставшейся второй половины навески меди (в виде фольги или трубки) формировали капсулу, в которую помещали навеску Cu2O. Капсулу с оксидом меди вводили по кварцевой трубке на нитке в полученный медно никелевый расплав. Одновременно понижали температуру расплава до 1200– 1220 °С. Расплав выдерживали при этой температуре до тех пор, пока зеркало металла не становилось гладким и спокойным. Охлаждали образцы на воздухе.

Полученные образцы разрезались и из них изготавливались шлифы, которые анализировались на растровом электронном микроскопе. Результаты приведены на рис. 8.

а) б) в) Рис. 8. Фотографии структуры поперечного сечения (шлифов) образцов сис темы Cu–Ni–O, полученные на РЭМ На рис. 8а представлена фотография структуры образца, состав которого принадлежит области равновесия “металл – чистый твердый Cu2O” на ПРКМ системы Cu–Ni–O, и неметаллические включения соответствуют Cu2O (точка анализа 1). Наиболее интересна структура образца на рис. 8б, так как на ПРКМ состав образца лежит на линии тройного равновесия “металл – чистый твердый Cu2O – чистый твердый NiO”. Согласно данным микрорентгеноспектрального анализа в этом образце встречаются два вида неметаллических включений: как округлые неметаллические включения Cu2O (точка анализа 2), так и четко огра ненные включения NiO (точка анализа 3). Состав образца на рис. 8в принадле жит области равновесия “металл – чистый твердый NiO”, и неметаллические включения (точка анализа 4) представлены NiO. Таким образом, эксперимен тальные исследования подтверждают проведенный ранее расчет.

Четвертая глава диссертации посвящена исследованию фазовых равнове сий в системах Cu–Ni, Ni–Si, Cu–Si, Cu–Si–Ni.

Для расчета диаграммы состояния Cu–Ni использовали теорию совершенных растворов. Для расчета линий ликвидус диаграмм состояния Ni–Si, Cu–Si и для расчета изотермических сечений диаграммы состояния системы Cu–Si–Ni ис пользовали теорию субрегулярных растворов. Также, используя программное обеспечение «FactSage» (версия 5.4.1), были рассчитаны политермические сече ния в интервале температур 700–1200 °С и концентраций кремния от 0 до мас. % для фиксированных содержаний никеля в металле в 2;

1 и 0,5 мас. %. На рис. 9 приведено политермическое сечение для содержания никеля 1 мас. %.

Рис. 9. Результаты моделирования – политермический разрез диаграммы со стояния системы Cu–Si–Ni для концентрации никеля 1 мас. % Согласно результатам проведенного моделирования на политермических разрезах диаграммы состояния системы Cu–Si–Ni присутствуют следующие фа зы: ГЦК – твердый раствор на основе меди;

ОЦК – твердый раствор, на литера турной диаграмме состояния системы Cu–Si это нестехиометричная фаза ;

ГПУ – твердый раствор, на литературной диаграмме состояния системы Cu–Si это не стехиометричная фаза ;

силицид Cu9Si2 (нестехиометрический силицид с ши рокой областью гомогенности);

силицид Cu33Si7 (нестехиометрический силицид с узкой областью гомогенности);

силицид Ni5Si2 (силицид );

силицид Ni2Si (силицид );

силицид Ni3Si2 (нестехиометрический силицид с узкой областью гомогенности).

По результатам расчета можно сделать вывод о том, что никель влияет на растворимость кремния в твердом растворе ГЦК. При одной и той же температу ре (например, 700 °С) увеличение содержания никеля влечёт за собой понижение растворимости кремния. Результаты расчета политермических разрезов также показывают, что при кристаллизации с увеличением содержания кремния для всех трех концентраций никеля сначала образуется твердый раствор ГЦК, затем силициды никеля и только затем при достижении достаточно большой концен трации кремния (примерно 5 мас. %) начинают образовываться фазы на основе силицидов меди.

Для изучения процессов выделения силицидов никеля в расплаве на основе меди и для определения фазовых равновесий медного угла диаграммы состояния системы Cu–Si–Ni был проведен ряд экспериментальных плавок. Для проведе ния эксперимента использовались: медь (чистота 99,99%), никель (чистота 99,99%), кремний (чистота 99,99%). Содержание кремния варьировали от 0,1 до 3 мас. %, никеля – от 0,5 до 2 мас. %.

Плавку вели в графитовых тиглях при Т = 1190 °С в печи сопротивления (ат мосфера внутри печи восстановительная – CO, CO2). Расплав выдерживался при этой температуре в течение 15 минут. Далее образцы вынимали из печи и охла ждали на воздухе. Образцы разрезались и изготавливались шлифы, которые ис следовались на растровом электронном микроскопе.

По результатам проведенного исследования установлено, что при содержа нии кремния 0,1 мас. % при любом содержании никеля в меди силициды не об разуются, неметаллические включения представлены в основном SiO2, что со гласуется и с ПРКМ системы Cu–Si–Ni–O. Начиная с 0,7 мас. % [Si], в металле встречаются силициды никеля. Интересен образец состава 1 мас. % [Ni], мас. % [Si] (рис. 10). Очевидно, что по границам зерен твердого раствора на ос нове меди выпала вторая фаза. По результатам микрорентгеноспектрального анализа эта фаза содержит кремний, никель и достаточно большое количество меди, что указывает на образование в основном силицидов меди.

Рис. 10. Фотография структуры шлифа, полученная на РЭМ, после травле ния: образец состава 1% [Ni], 3% [Si] – включения силицидов при Для выяснения фазового состава силицидов для этого образца провели рент генофазовый анализ. Съемку вели на дифрактометре рентгеновском общего на значения ДРОН-3М. По результатам рентгенофазового анализа можно сделать вывод о том, что в образце состава 1% [Ni], 3% [Si] по границам зерен выделился силицид меди -фаза. Согласно результатам микрорентгеноспектрального анали за в этом силициде растворяется и некоторое количество никеля. О наличии твердого раствора свидетельствует также некоторое смещение пиков на рентге нограмме.

Из результатов проведенного исследования следует, что рафинирование меди от никеля путем перевода никеля в силицидную фазу не является перспектив ным. Получается, что анодную медь необходимо легировать кремнием (1- мас. %), что вызовет затруднение электролиза и загрязнение шлама кремнезе мом.

В заключении обобщены данные работы, по результатам которых можно сделать следующие выводы.

1. Сформирована из разрозненных литературных сведений база согласован ных термодинамических данных: теплоты и температуры плавления чистых ве ществ и соединений, константы равновесия процессов перехода чистых веществ и соединений в жидкое состояние для систем Cu2O–SiO2–NiO и Cu–Si–Ni;

кон станты равновесия протекающих в металлическом и оксидном расплавах реак ций, параметры взаимодействия первого порядка в металлическом расплаве для системы Cu–Si–Ni–O.

2. Определена применимость термодинамической модели субрегулярных ионных растворов для оксидных расплавов на основе оксида меди Cu2O. Прове дено термодинамическое моделирование линий ликвидус диаграмм состояния оксидных систем Cu2O–NiO, Cu2O–SiO2, NiO–SiO2 и поверхности ликвидус сис темы Cu2O–SiO2–NiO. Определены энергетические параметры теории субрегу лярных ионных растворов для рассматриваемых систем.

3. Разработана методика экспериментального исследования систем на основе Cu2O в условиях существования оксидного расплава. Экспериментально опреде лен состав эвтектики в системе Cu2O–SiO2.

4. Рассчитаны координаты поверхностей растворимости компонентов в ме талле (ПРКМ) для систем Cu–Ni–O, Cu–Si–O и Cu–Si–Ni–O. С помощью постро енных диаграмм проанализированы ход и результаты процесса удаления приме сей (Ni и Si) из медного расплава при окислительном рафинировании, а также процесса раскисления медного расплава этими элементами. Доказано соответст вие между результатами моделирования, полученными в работе, и имеющимися экспериментальными данными (в том числе и с теми, которые также получены при выполнении данной работы) для систем Cu–Ni–O, Cu–Si–O, Cu–Si–Ni–O.

5. Определена применимость термодинамической модели субрегулярных растворов для системы Cu–Si–Ni в условиях существования металлического рас плава. Проведено термодинамическое моделирование линий ликвидус диаграмм состояния Cu–Ni, Cu–Si, Ni–Si, а также построены на основании полученных ре зультатов изотермические и политермические сечения диаграммы состояния Cu-Si–Ni. Определены энергетические параметры теории субрегулярных раство ров для рассматриваемых систем.

6. Экспериментально исследованы процессы взаимодействия Ni с Si в рас плаве на основе меди при температурах существования медного расплава. Ис пользуя результаты моделирования, а также проделанных экспериментов, по строена схема фазовых равновесий для медного угла диаграммы состояния сис темы Cu–Si–Ni. Показано, что при концентрациях никеля, соответствующих черновой меди, для образования силицидов никеля необходимо создать концен трацию кремния более чем 2 мас. %. Такие концентрации кремния могут способ ствовать ухудшению показателей процесса электролитического рафинирования при получении катодной меди.

Основное содержание диссертации опубликовано в следующих работах.

Статьи в изданиях, которые по решению ВАК включены в перечень веду щих рецензируемых научных журналов:

1. Самойлова, О.В. Изучение результатов процесса образования силицидов никеля в системе Cu–Ni–Si в условиях существования металлического расплава на основе меди / О.В. Самойлова, Г.Г. Михайлов, Е.А. Трофимов // Расплавы. – 2007. – № 4. – С. 37–41.

2. Термодинамика процессов взаимодействия в системе Cu–Ni–O / Г.Г. Ми хайлов, О.В. Самойлова, Е.А. Трофимов и др. // Вестник ЮУрГУ. Серия «Ме таллургия». – 2008. – Вып. 10. – № 9 (109). – С. 31–33.

3. Трансформация неметаллических включений, образующихся в ходе взаи модействия в медном расплаве, содержащем никель и кислород / О.В. Самойло ва, Г.Г. Михайлов, И.Ю. Пашкеев, Е.А. Трофимов // Изв. вузов. Цветная метал лургия. – 2009. – № 5. – С. 7–9.

4. Совершенствование параметрической базы, необходимой для термодина мического моделирования огневого рафинирования меди / Г.Г. Михайлов, О.В. Самойлова, Е.А. Трофимов, Л.А. Макровец // Вестник ЮУрГУ. Серия «Ме таллургия». – 2010. – Вып. 15. – № 34 (210). – С. 35–38.

5. Трофимов, Е.А. Расчет изотермических сечений фазовой диаграммы сис темы Cu–Si–Ni / Е.А. Трофимов, О.В. Самойлова, Г.Г. Михайлов // Вестник ЮУрГУ. Серия «Металлургия». – 2011. – Вып. 17. – № 36 (253). – С. 7–10.

6. Термодинамический анализ системы Cu–Si–Ni–O / О.В. Самойлова, Л.А. Макровец, Г.Г. Михайлов, Е.А. Трофимов // Изв. вузов. Цветная металлур гия. – 2012. – № 3. – С. 12–16.

7. Термодинамическое моделирование линии ликвидус системы Ni–Si / О.В. Самойлова, Л.А. Макровец, Г.Г. Михайлов, Е.А. Трофимов // Вестник ЮУрГУ. Серия «Химия». – 2012. – Вып. 9. – № 24 (283). – С. 69–73.

8. Самойлова, О.В. Исследование взаимодействия никеля и кремния в жид кой меди / О.В. Самойлова, Е.А. Трофимов, Г.Г. Михайлов // Вестник ЮУрГУ.

Серия «Металлургия». – 2012. – Вып. 19. – № 39 (298). – С. 15–18.

9. Разработка методики получения сплавленной керамики на основе Cu2O / О.В. Самойлова, В.И. Гераскин, Г.Г. Михайлов, Е.А. Трофимов // Вестник ЮУр ГУ. Серия «Химия». – 2013. – Т. 5. – № 2. – С. 15–20.

10. Фазовые равновесия, реализующиеся в медном углу диаграммы состояния системы Cu–Si–Ni / О.В. Самойлова, Е.А. Трофимов, Г.Г. Михайлов, С.В. Рябошук // Расплавы. – 2013. – № 5. – С. 59–65.

Другие публикации и тезисы докладов:

1. Самойлова, О.В. Исследование результатов процесса взаимодействия кремния с никелем в медном расплаве / О.В. Самойлова, Г.Г. Михайлов, Е.А. Трофимов // Компьютерное моделирование физико-химических свойств стекол и расплавов: труды VIII Российского семинара / под общ. ред. Б.С. Во ронцова. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2006. – С. 66–67.

2. Samoylova, O.V. Analysis of interaction processes between silicon, nickel and oxygen in liquid copper melts / O.V. Samoylova, G.G. Mikhailov, E.A. Trofimov // Abstracts of the XVI International Conference on Chemical Thermodynamics in Rus sia: in 2 Volumes. – Иваново: ОАО «Издательство «Иваново», 2007. – Vol. 1. – P. 248.

3. Samoylova, O.V. Thermodynamic analysis of the elements interaction in liquid copper melts / O.V. Samoylova, G.G. Mikhaylov, E.A. Trofimov // Thirteenth Interna tional Conference on Liquid and Amorphous Metals. Book of Abstracts. – Ekaterinburg: Ural Branch of Russian Academy of Sciences, 2007. – P. 125.

4. Samoylova, O.V. Thermodynamic analysis of the elements interaction in liquid copper melts / О.V. Samoylova, E.А. Trofimov, G.G. Mikhaylov // Journal of Physics:

Conference Series. – 2008. – Vol. 98, Part 3.– P. 125.

5. Самойлова, О.В. Изучение фазовых равновесий в системе Cu–Ni–O / О.В. Самойлова, Г.Г. Михайлов, Е.А. Трофимов // Труды XII Российской конфе ренции «Строение и свойства металлических и шлаковых расплавов». Т. 3: Экс периментальное изучение шлаковых расплавов;

взаимодействие металл-шлак. – Екатеринбург: УрО РАН, 2008. – С. 158–161.

6. Samoylova, O.V. Thermodynamic analysis of interaction processes in the Cu– Ni–Si–O system at the temperature ranging from 1100 to 1300 оС / O.V. Samoylova, G.G. Mikhailov, E.A. Trofimov // Abstracts of the XVII International Conference on Chemical Thermodynamics in Russia: in 2 Volumes.– Kazan: Innovation Publishing House “Butlerov Heritage” Ltd, 2009. – Vol. 2. – P. 340.

7. Расчет диаграмм состояния бинарных оксидных систем на основе Cu2O / Г.Г. Михайлов, О.В. Самойлова, Е.А. Трофимов и др. // Наука ЮУрГУ: материа лы 62-й научной конференции. Секции технических наук. – Челябинск: Изда тельский центр ЮУрГУ, 2010. – Т. 3. – С. 44–47.

8. Thermodynamic analysis of the Cu–Ni–O and Cu–Si–O systems / G.G. Mikhailov, O.V. Samoylova, E.A. Trofimov, L.A. Makrovets // XIV Internation al Conference on Liquid and Amorphous Metals. Book of Abstracts. – Rome, 2010. – P. 165.

9. Термодинамический анализ процесса раскисления меди кремнием / Г.Г.

Михайлов, О.В. Самойлова, Е.А. Трофимов, Л.А. Макровец // Компьютерное моделирование физико-химических свойств стекол и расплавов: труды X Рос сийского семинара / под общ. ред. Б.С. Воронцова. – Курган: Изд-во Курганско го гос. ун-та, 2010. – С. 63–65.

10. Физико-химический анализ использования кремния в ходе удаления нике ля из черновой меди / О.В. Самойлова, Г.Г. Михайлов, Л.А. Макровец, Е.А. Тро фимов // Современные металлические материалы и технологии: труды междуна родной научно-технической конференции. – СПб.: Изд-во Политех. ун-та, 2011.

– С. 165–167.

11. Study of phase equilibria in the Cu–Si–Ni system / O.V. Samoylova, E.A. Trofimov, G.G. Mikhailov, E.V. Sharlay // Abstracts of the XIX International Conference on Chemical Thermodynamics in Russia.– MITHT Publisher, 2013. – P. 300.

12. Образование ультрадисперсных включений силицида никеля в сплаве на основе меди / О.В. Самойлова, Е.А. Трофимов, Г.Г. Михайлов и др. // Современ ные металлические материалы и технологии: труды международной научно технической конференции. – СПб.: Изд-во Политех. ун-та, 2013. – С. 641–643.

13. Особенности исследования фазовой диаграммы системы Cu2O–SiO2 с ис пользованием метода ДТА / О.В. Самойлова, М.В. Судариков, Е.А. Трофимов, Г.Г. Михайлов // XIV Международная конференция по термическому анализу и калориметрии в России: сборник трудов. – СПб.: Изд-во Политех. ун-та, 2013. – С. 197–199.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.