авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Подданные стран – участниц четверного союза в саратовском поволжье (1914 – 1922 гг.)

На правах рукописи

Калякина Александра Викторовна ПОДДАННЫЕ СТРАН – УЧАСТНИЦ ЧЕТВЕРНОГО СОЮЗА В САРАТОВСКОМ ПОВОЛЖЬЕ (1914 – 1922 гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Саратов 2013

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского»

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор Герман Аркадий Адольфович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой истории Отечества и культуры Саратовского государственного технического университета им. Гагарина Ю. А.

Лобачева Галина Викторовна кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и социологии политики Саратовской государственной юридической академии Ланник Леонтий Владимирович Ведущая организация Институт славяноведения РАН

Защита состоится 6 июня 2013 года в 12:00 часов на заседании совета по за щите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соиска ние ученой степени доктора наук Д 212.243.03 на базе ФГБОУ ВПО «Сара товский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского» по адресу: 410012, Саратов, ул. Астраханская, 83, корпус XI, ауд. 401.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Сара товского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского, по адресу:

ул. Университетская, 42, читальный зал № 3.

Автореферат разослан «_» апреля 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор исторических наук Л. Н.Чернова 2   

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Начало XX века и, в частности, Первая мировая война, стали отправной точкой многих изменений, привед ших позднее к формированию ключевых черт новой российской государст венности. Важные аспекты трансформации механизмов управления общест вом и изменения общественного мнения можно выявить, изучая пребывание в военные годы подданных стран Четверного союза в России в качестве ин тернированных и военнопленных. Отказ от устоявшихся общих, часто сте реотипных схем рассмотрения плена позволяет предпринять новую попытку реконструкции – с опорой на богатейшее разнообразие конкретных фактов локального и местного уровней. Рассмотрение условий труда и жизни воен нопленных, их быта и взаимоотношений с местным населением в процессе повседневности позволяет лучше понять глубинные аспекты войны, связан ные с особенностями повседневной жизни провинциального общества в во енные годы. Кроме того, на этом примере можно проследить процесс зарож дения института массового принудительного труда в России. Актуальность темы существенно усиливается тем, что пребывание и жизнь интернирован ных и военнопленных Первой мировой войны в Саратовском Поволжье спе циально не исследовались.

Степень разработанности проблемы. Единственной работой, затра гивающей проблемы настоящего диссертационного исследования, является доклад А.В. Посадского1 о пребывании военнопленных в расположении Са ратовской местной бригады. Доклад интересен оригинальностью постановки проблем, новым фактическим материалом. Однако его малый объём позво лил автору изложить свои идеи лишь в тезисной форме. Близкой по теме ра ботой можно считать диссертацию Б.И. Ниманова2.  Исследование опирается на данные Казанской, Пензенской, Самарской, Симбирской и Астраханской губерний. Саратовскую губернию автор почему-то не включает в число по волжских и оставляет за рамками своего труда. Заявив широкий круг задач, диссертант не всегда обосновывает полученные в их рамках выводы доста точным разнообразием фактического материала. Вместо многосторонней ре конструкции положения пленных в каждой из губерний работа ограничива ется приведением отдельных (возможно, самых ярких) эпизодов по каждой из рассматриваемых проблем. Причина такого подхода видится в том, что в узких рамках кандидатской диссертации, при большом количестве постав ленных перед собой задач, сложно провести системный анализ пребывания пленных на такой обширной территории как Поволжье. Поэтому сохраняется возможность продолжить выяснение конкретных обстоятельств пребывания военнопленных в Поволжье. Вместе с тем, работа Б.И. Ниманова весьма цен                                                              Посадский А.В. Военнопленные Центральных Держав в районе Саратовской местной бригады в 1915 - 1917 гг. // Россия в Великой войне 1914 - 1918 гг. Пермь, 2000. С. 36-38.  Ниманов Б.И. Особенности и основные факторы содержания и хозяйственной деятель ности военнопленных в 1914-1917 годах в Поволжье: дис....канд. ист. наук. М., 2009.  3    на с точки зрения воссоздания общего хода реализации правительственных мероприятий, касавшихся пленных.

Все остальные публикации, в той или иной мере затрагивающие про блемы плена в Саратовском Поволжье, разделим на две группы. К первой группе отнесем работы, освещающие вопросы региональной истории. Во вторую группу включаем труды, посвящённые военнопленным и интерниро ванным подданным «враждебных» государств как в целом в России, так и в других её регионах за пределами Поволжья. Они либо содержат информацию по исследуемой теме диссертации, либо помогают провести сравнительный анализ между регионами или воссоздать контекст исследования.

Упоминание о военнопленных в Саратовском Поволжье впервые появ ляется в работе Я.А Эльфонда, посвященной деятельности иностранных групп РКП(б)3. Основное внимание автора концентрируется на масштабных акциях большевистской власти, ориентированных на бывших пленных. От дельные сведения о быте и производственной деятельности пленных имеют ся в статье В.П. Семьянинова 4. Исследователю не удалось избежать неточно стей и фактических ошибок, которые, как представляется, стали следствием неглубокой проработки фактического материала.



В 1990-е гг. тема военнопленных в региональных работах почти не за трагивалась. Исключение составляет книга американского исследователя Д. Рейли, где имеются указания на участие пленных в революционных собы тиях в Саратове5. В тот же период выходит очередная часть «Очерков исто рии Саратовского Поволжья», содержащая ряд ценных замечаний о событиях в регионе в предвоенные и военные годы6. В.В. Хасин в своей диссертации впервые выявил особенности положения перемещенных групп населения на территории региона. Основное внимание автора сосредоточено на беженцах и этнических немцах, депортированных из западных губерний. Они состав ляли весомую часть перемещенных лиц, находившихся в регионе. Выяснение положения военнопленных и интернированных «враждебных держав» в По волжье не вошло в число исследовательских задач, и потому этой проблеме посвящены лишь отдельные краткие фрагменты.

                                                             Эльфонд Я.А. О деятельности иностранных групп российской коммунистической партии (большевиков) в годы гражданской войны и интервенции (1918 – 1920 гг.) // СГУ. Ученые записки. 1958. Вып. 59. С. 127 – 158.

Семьянинов В.П. Саратовская губерния в годы Первой мировой войны // Социально экономическое развитие Поволжья в XIX – начале XX века: Сб. статей. Куйбышев, 1986.

С. 129–141.

Рейли Д.Дж. Политические судьбы российской губернии: 1917 год в Саратове. Саратов, 1995. С. 177, 326 и др. Сюжеты о революционной деятельности военнопленных имеют ме сто и в более поздней работе автора. См.: Raleigh D. J. Experiencing Russia’s Civil War: pol itics, society, and revolutionary culture in Saratov, 1917-1922. Prinston, 2002.

Очерки истории Саратовского Поволжья: в 2 т. Т. 2. Ч. 1. Саратов, 1995. Т. 2. Ч. 2. Сара тов, 1999.

Хасин В.В. Миграционные процессы в Российской империи в Первую мировую войну:

по документам Нижнего Поволжья: дис....канд. ист. наук. Саратов, 1999.

4    Прогресс в выяснении положения пленных на территории Саратовско го Поволжья связан с появлением книги Е.К. Максимова и В.П. Тотфалушина8, где этому вопросу отведен отдельный параграф. Ценно достигнутое авторами понимание динамичного характера численности плен ных в губернии. Введение в научный оборот данных о размещении военно пленных в разных типах сельских владений высветило факт неравномерно сти распределения пленных между хозяйствами губернии. Впервые была на мечена тема медицинского обслуживания пленных в губернии. К сожалению, ограниченный объем параграфа позволил авторам лишь в самом общем виде показать отдельные особенности пребывания пленных в губернии, оставив обширное поле для дальнейших исследований. В целом работа полезна еще и тем, что, рисуя картину общего положения в регионе в военные годы, облег чает конструирование контекста исследуемой темы. Этой же цели послужили и работы местных авторов Л.В. Ланника, Г.В. Лобачевой, Е.Н. Морозовой, В.П. Тотфалушина, А.Е. Ульянова, А.А. Шалыгина9 и др.

Чешский исследователь П. Куфан в одной из своих статей затрагивает участие антибольшевистски настроенных чехословацких частей в событиях на Николаевском фронте, пролегавшем через Саратовское Поволжье10. Укра инский историк А. Сова пишет о нахождении в Саратовской губернии плен ных галицийцев в рамках исследования жизни и деятельности Е. Коновальца11.

При изучении взаимоотношений иностранных подданных с местным населением следует учитывать присутствие в регионе такой крупной этниче ской группы, как поволжские немцы. Некоторые вопросы контактов пленных и «местных» немцев (в процессе сельскохозяйственного труда, в политиче ской деятельности и т.п.) затронуты в работах отечественных авторов А.А. Германа, Н.А. Маловой, А.В. Наумова, Д.А. Решетова, Л.Н. Шумило                                                              Максимов Е.К., Тотфалушин В.П. Саратовское Поволжье в годы Первой мировой войны.

Саратов, 2007. С. 31-36.  Ланник Л.В. Германская военная элита периода Великой войны и революции и «русский след» в её развитии. Саратов, 2012;

Лобачева Г.В. Самодержец и Россия: Образ царя в массовом сознании россиян (конец XIX – начало XX веков). Саратов, 1999;

Морозова Е.Н.

Экономические мероприятия Саратовского земства (1890 – 1917) // Поволжский край:

Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 13. Саратов, 2010. С. 94-109;

Тотфалушин В.П. Саратовский край и Наполеоновские войны 1812 года. Саратов, 2011;

Ульянов А.Е. Структура кресть янских посевов в Саратовской губернии в конце XIX – начале XX века // Вектор науки ТГУ. 2010. № 3(13). С. 123 – 126;

Шалыгин А.А. Национальная политика Советского госу дарства в 1917-1928 гг. и ее реализация в Саратовской губернии: дис....канд. ист. наук.

Саратов, 2010 и др.    Kuthan P. J. Djiny 4. steleckho pluku Prokopa Velikho 1917-1920. Turnov, 1927 // [Электронный ресурс]. URL: http://www.pamatnik.valka.cz/externi_soubory/dokumenty/ Kronika_4_pluk.pdf  Сова А. Листування Євгена Коновальцязі старшиною товариства «Сокіл-Батько» у Львові // Український визвольний рух / Центр досліджень визвольного руху, Інституту країнознавстваім. І. Крип’якевича НАН України. Львів, 2006. Збірник 8. С. 5-11.  5    вой, трудах германских историков В. Деннингхауса и В. Хердта, посвящён ных немцам Поволжья12.

Для выявления общего и особенного в ситуации с военнопленными, сложившейся в Саратовском Поволжье, нужно учитывать всю совокупность данных, полученных о пребывании пленных и интернированных в России.

Отдельные упоминания о военнопленных Четверного союза встречаются в огромном числе общих и специальных (например, военно-исторических) ра бот о Первой мировой войне. Однако анализ содержащихся в них данных о военнопленных не обнаружил чего-либо оригинального в сравнении с рабо тами, специально посвящёнными военному плену и интернированию.

В отечественной историографии плена Первой мировой войны в Рос сии можно выделить три этапа: 1) период поиска и публикации первоначаль ных сведений (1915-й – 1920-е гг.);

2) советский период изучения темы с по зиций марксистской методологии (1930-е – 1980-е гг.);

3) постсоветский (со временный) период (начиная с 1990-х гг.).

На первый этап пришлось время постановки темы, в 1920-е гг. было начато рассмотрение деятельности пленных во время революции с позиций классового подхода13. Научный интерес вызывает работа Н.М. Жданова14. В поле зрения автора оказываются не только русские пленные в лагерях Цен тральных держав, но и иностранные пленные в России.

На втором этапе изучения вопроса исследователи сосредоточили свое внимание на двух проблемах: выявлении фактов участия иностранных граж дан в политических событиях в России, а также истории движения военно пленных-интернационалистов в годы Гражданской войны15. Фундаменталь                                                               Герман А.А. Немецкая автономия на Волге. 1918-1941. Ч. 1. Автономная область. 1918 1924. Саратов, 1992;

Малова Н.А. Миграционные процессы в Немецкой Автономии на Волге 1918 – 1941 гг.: дис. …канд. ист. наук. Саратов, 2001;

Наумов А.В. Первая мировая война в судьбе графов Медемов // Доклады академии военных наук. Военная история.

2006, № 5 (23). С. 272 – 275;

Решетов Д. Г. Влияние Первой мировой войны на социально экономическое развитие немецких колоний Нижнего Поволжья: дис....канд. ист. наук.

Саратов, 2006;

Шумилова Л.Н. Радикальная интернациональная политическая элита Об ласти немцев Поволжья в годы Гражданской войны (1918-1921) // Российские немцы в инонациональном окружении: проблемы адаптации, взаимовлияния, толерантности. М., 2005. С. 334-345;

Дённингхаус В. Революция, реформа и война: немцы Поволжья в период заката Российской империи. Саратов, 2008;

Хердт В. Эрнст Ройтер в России и на Волге // Российские немцы в инонациональном окружении: проблемы адаптации, взаимовлияния, толерантности. М, 2005. С. 312-333.   См.: Жданов Н. Военный плен в условиях мировой войны // Сборник статей по военно му искусству. М., 1921. С. 126–127;

Зиновьев Г.Е. Чехословаки, белогвардейцы и рабочий класс. М., 1927;

Ульянов П.В. Октябрьская революция и военнопленные // Пролетар ская революция. 1929. №7. С. 95-110;

Шипек А. Военнопленные и их использование в ми ровой и гражданской войнах // Война и революция. 1928. № 2. С. 64 - 72.  Жданов Н. Русские военнопленные в мировой войне 1914 – 1918 гг. М., 1920.  См.: Валхар Ф., Форст Л. Организация военнопленных в Симбирске // 1918 год на Ро дине Ленина. Куйбышев, 1936. С. 135–151;

Козырев А. Интернациональные бригады на Урале // Урал. 1961. № 2;

Комарова Ф.А. Интернационалисты зарубежных стран в борьбе за власть Советов в России. М., 1958;

Краснов В.Г. Интернационалисты на фронтах граж 6    ные труды, созданные в этот период, содержат сведения о политической ра боте бывших военнопленных в регионах страны, в том числе об организаци ях и вооруженных формированиях пленных, действовавших на территории Поволжья. В этом отношении следует отметить издания, вышедшие к 50 летию и 70-летию Октябрьской революции 1917 г. и посвященные интерна ционалистам16.

Особенностью третьего этапа историографии темы можно считать по степенную «антропологизацию» исследований. Историко - культурологиче ский и антропологический «поворот» привел к формированию принципиаль но новых проблемных полей в рамках обозначенной темы. Кроме того, реви зия идеологических установок позволила исследователям по-новому осмыс лить пребывание военнопленных в России17. Среди прочих работ выделяется труд С.Н. Васильевой «Военнопленные Германии, Австро-Венгрии и России в годы Первой мировой войны» 18. Следует отметить, что большинство работ этого периода построено по сходному принципу: нормативы Положения о военнопленных, единого для всей империи, последовательно сравниваются с местными данными о действительном состоянии дел. В результате авторы, изучающие положение пленных в разных регионах, приходят к выводам о сходных нарушениях правительственных предписаний19. Делаются отдель                                                                                                                                                                                                   данской войны. М., 1989;

Мальков А.А. Деятельность большевиков среди военнопленных русской армии(1915–1919). Казань, 1971;

Рейхберг Г., Олыпа Р. Международный пролета риат в борьбе против интервенции в СССР. М., 1941;

Ульянов И. Октябрьская революция и военнопленные // Борьба классов. 1935. № 3. С. 95–100;

Устинов В.М. Интернациональ ные части в боях за власть Советов. М., 1960. Шнейдер И. Революционное движение сре ди военнопленных в России в 1915–1919 гг. // Борьба классов. М., 1935. № 3. С. 54–61 и др.   Интернационалисты. Трудящиеся зарубежных стран – участники борьбы за власть Сове тов. М., 1967;

Интернационалисты: участие трудящихся стран центральной и юго восточной Европы в борьбе за власть Советов в России 1917 – 1920 гг. М., 1987.  Абдрашитов Е. Женщины и военнопленные: проблема дискурса (по материалам перио дической печати и эго-документов) // Вестник Тюменского государственного университе та. 2012, № 2. С. 78-84;

Журбина Н.Е. Военнопленные Германии на территории России в годы Первой мировой войны (1914—1918 гг.) // Вестник ВГУ, серия: лингвистика и меж культурная коммуникация. 2008. № 2. С. 230-235;

Люкшин Д. Да за нашими бабами вьют ся // Родина. 2002. № 2. С. 24-27;

Новикова И.Н. «Россия – страна контрастов, и нигде это свойство не проявляется так ясно, как в плену…» // Военно-исторический журнал. 2006.

№ 2. С. 55-58;

Сенявская Е.С., Миронов В.В. Человек на войне: свои и чужие // Мировые войны XX века: в 4 кн. Кн. 1: Первая мировая война: исторический очерк. М., 2002. С. – 536;

Солнцева С.А. Военнопленные в России в 1917 г. (март – октябрь) // Вопросы исто рии. 2002. № 1. С. 143-149 и др.   Васильева С.Н. Военнопленные Германии, Австро-Венгрии и России в годы Первой ми ровой войны. М., 1999.  См.: Греков Н.В. Германские и австрийские пленные в Сибири (1914–1917) // Немцы.





Россия. Сибирь: Сб. ст. Омск, 1997. С. 154 - 177;

Гордеев О.Ф. Военнопленные Первой мировой войны в Сибири (август 1914 - февраль 1917 гг.): историко-правовые аспекты проблемы // Актуальные проблемы теории и истории государства и права: Сб. науч. ст.

Красноярск, 2002. С. 30-62;

Жарова А.С. Положение военнопленных Первой мировой войны в Тобольской губернии // Известия УрГУ. 2009. № 4 (66). С. 72 – 80;

Крючков И.В.

7    ные попытки обобщить опыт пребывания в России пленных двух мировых войн, сравнив их положение в рамках выбранных регионов20. Уделяется вни мание и изучению положения в России некоторых национальных групп пленных. Отдельно рассматривается судьба пленных славян21, а также пре бывание турецких военнопленных в России22.

Что касается зарубежной историографии, то в межвоенный период в Германии массово публиковались воспоминания бывших военнопленных, но исследований о положении пленных в России появилось немного23. В 1940 1950 гг. зарубежные исследователи практически не обращались к данной те ме. Начало её специального изучения приходится на начало 1980-х гг. Про изошло это во многом благодаря работе американского исследователя Г. Дэвиса24, хотя отдельные наработки содержатся и в более ранних рабо тах25. На рубеже тысячелетий пребывание пленных и интернированных в                                                                                                                                                                                                   Военнопленные в сельском и городском хозяйстве Ставрополя в 1918-1919 гг. [Электрон ный ресурс]. URL: http://www.newlocalhistory.com/node/124  (Дата обращения 31.01.2013);

Ломцов А.А. Военнопленные в Южном Зауралье в годы Первой мировой вой ны // Социально-экономические отношения в Сибири и на Урале во второй половине XIX XX вв. Курган, 2002. С. 78-87;

Суржикова Н.В. Производительность труда пленных ино странцев на Урале 1914-1917 гг. // Вопросы истории. 2012. №2. С. 149-155;

Таскаев М.В.

Подданные и военнопленные Австро-Венгрии, Германии и Турции в Коми-крае (1916 1919 гг.) // Вопросы истории и культуры северных стран и территорий. 2009. № 1(5).

С. 66-73;

Шлейхер И.И. Военнопленные стран Четверного союза в Сибири: некоторые во просы транспортировки и содержания в лагерях // Военно-исторические исследования в Поволжье: Сб. науч. трудов. Саратов, 2005. Вып. 6. С. 78-90 и др.

См. напр.: Бондаренко Е.Ю. Иностранные военнопленные на Дальнем Востоке России :

1914-1956 гг.: дис....докт. ист. наук. Владивосток, 2004.

 Остроухов А. И. Положение чехов и словаков в российском плену в период Первой ми ровой войны (по материалам пражских архивов) // Вестник МГОУ. Серия «История и по литические науки». 2009. № 1. С.85-92;

Ощепков Л.Г. Военнопленные-славяне на террито рии Пермской губернии в годы Первой мировой войны // Федеральный вестник Прикамья, 2007. № 1. [Электронный ресурс]. URL: http://www.museum.perm.ru/img/ file.php?id_file=433 (Дата обращения – 31.01.2013);

Гергилева А.И. «Многие миллионы людей были вырваны войной из привычной для них обстановки». Чехословацкий корпус и военнопленные Первой мировой войны на территории России // Военно-исторический журнал. 2013. № 2. С. 54-60.

Познахирев В.В. Турецкие пленники в войнах России за 1677–1917 гг.: автореф. дис.

...канд. ист. наук. Курск, 2012;

Субаев Н.Турецкие военнопленные в Поволжье: фрагменты истории (1915-1919 гг.) // Эхо веков. 1999. № 1(2).С. 280-282 и др.

Bayer H. Presse- und Nachrichtenwesen der im Weltkrieg kriegsgefangenen Deutschen. Ber lin, 1939;

Scharping K. In russischer Gefangenschaft. Die kulturellen und wirtschaftlichen Leis tungen der deutschen Kriegsgefangenen in Ruland. Berlin, 1939.

Davis G.H. Deutsche Kriegsgefangene im Ersten Weltkrieg in Ruland // Militrgeschichtli che Mitteilungen. 1982. № 1. S. 37-49;

Idem. The Life of Prisoners of War in Russia 1914- // Essays on World War I: Origins and Prisoners of War. New York, 1983. S. 163-197;

Idem.

National Red Cross Societies and Prisoners of War in Russia 1914-18 // Journal of Contempo rary History. 28 (1993). S. 31-52;

Idem. Prisoners of War in Twentieth-Century War Economies // Journal of Contemporary History. Vol. 12. No. 4 (Oct., 1977). P. 623 – 634 et al.

См., например: Levie H.S. Prisoners of War and the Protecting Power // The American Jour nal of International Law. Vol. 55. No. 2 (Apr., 1961). P. 374-397;

Idem. The Employment of 8    России затрагивалось в работах Р. Спиида, М. Стиббе и др.26 Участие в рево люционных событиях и обстоятельства репатриации освещены в книге Х. Ляйдингер и В. Мориц27. В эти же годы германский исследователь Р. Нахтигаль системно исследовал плен на Восточном фронте Первой миро вой войны28. Его книга «Мурманская железная дорога»29 также описывает применение труда пленных в ходе строительства. На примере отдельно взя того инфраструктурного объекта демонстрируется исключительная значи мость труда пленных для осуществления данного проекта. Среди новейших исследований наибольший интерес вызывает изданный в Германии сборник «Военнопленные в Европе Первой мировой войны»30. Рассмотрение узловых аспектов военного плена дает панорамную картину данного явления в годы Первой мировой войны, позволяет увидеть новые процессы: появление мас сового принудительного труда, постепенное исчезновение «гуманности» из практики войны, связь репатриационных акций с политическими процессами в Европейских странах и проч.

Таким образом, многостороннее изучение темы плена Первой мировой войны на базе ряда регионов России, а также развивающийся процесс обоб щения имеющихся данных в рамках единой концепции (теперь основанной на конкретно-историческом материале, а не на схематических предположе ниях) актуализируют необходимость заполнить существующий пробел в ис торических знаниях о «гражданском» и военном плене на территории Сара товского Поволжья.

Целью диссертационной работы является исследование важнейших ас пектов пребывания подданных стран - участниц Четверного союза в Саратов ском Поволжье. Цель обусловила следующие задачи исследования: опреде лить основные источники поступления военнопленных и интернированных граждан стран Четверного союза в Саратовское Поволжье, установить время пребывания этих иностранцев на территории региона, осветить порядок их репатриации;

реконструировать реальную динамику численности военно пленных и интернированных в Саратовском Поволжье по годам пребывания, выявить их этнический и социальный состав, географию размещения в ре                                                                                                                                                                                                   Prisoners of War // The American Journal of International Law. Vol. 57. No. 2 (Apr., 1963).

P. 318-353.

Speed III R.B. Prisoners, Diplomats and the Great War. A Study in the Diplomacy of Captiv ity. New York, Westport/Connecticut, London. 1990;

Stibbe M. The Internment of Civilians by Belligerent States during the First World War and the Response of the International Committee of the Red Cross // Journal of Contemporary History 2006.Vol. 41.No. 1. P. 5-19.

 Leidinger H., Moritz V. Gefangenschaft, Revolution, Heimkehr. Die Bedeutung der Kriegsge fangenenproblematik fr die Geschichte des Kommunismus in Mittel- und Osteuropa 1917 1920. Wien. 2003.   Nachtigal R. Kriegsgefangenschaft an der Ostfront 1914-1918. Literaturbericht zu einem neu en Forschungsfeld. Frankfurt a.M., 2005;

Idem., Ruland und seine sterreichisch-ungarischen Kriegsgefangenen (1914-1918). Remshalden, 2003.   Нахтигаль Р. Мурманская железная дорога. СПб., 2011. Военнопленным посвящены гл.

2-5. С. 105 – 199.   Oltmer J. (Hg.) Kriegsgefangene im Europa des Ersten Weltkriegs. Padeborn, 2006.  9    гионе;

изучить правовое и фактическое положение военнопленных и интер нированных в Саратовском Поволжье, режим их содержания и охраны, усло вия жизни;

показать уровень медицинской помощи, предоставлявшейся пленным, рассмотреть мероприятия, нацеленные на поддержание здоровья военнопленных и предотвращение распространения эпидемий;

проследить деятельность международных гуманитарных миссий на территории Саратов ского Поволжья, их конкретную помощь военнопленным и интернирован ным;

выявить сферы применения труда военнопленных на обозначенной тер ритории, его характер, содержание, оценить результаты производственной деятельности;

вскрыть характер взаимоотношений, сложившихся между во еннопленными и местным населением, проанализировать основные причины правонарушений, совершавшихся подданными «враждебных государств» с целью определения общего уровня лояльности;

изучить способы и степень вовлечения военнопленных и интернированных в политические события и Гражданскую войну в регионе, установить время формирования органов представительства военнопленных в Саратовской губернии;

исследовать факты вступления военнопленных, находившихся в Саратовской губернии, в военные формирования.

Объектом диссертационного исследования являются военнопленные и интернированные Первой мировой войны на территории Саратовского По волжья. Предмет исследования – жизнь, труд и иная деятельность, условия пребывания военнопленных и интернированных – подданных Четверного союза в Саратовском Поволжье, их отношения с властью и обществом.

Хронологические рамки исследования простираются от начала Первой мировой войны в 1914 г., когда в Саратовском Поволжье появились первые «гражданские пленные», и до ноября 1922 года, когда была завершена репат риация военнопленных из Поволжья.

Территориальные рамки исследования очерчивают регион Саратов ское Поволжье. В рамках данной диссертации под этим термином понимает ся территория Саратовской губернии в границах 1914 г. (включая террито рию Царицынского, Камышинского, Сердобского и Кузнецкого уездов, ныне не входящих в территорию Саратовской области), а также отдельные насе лённые пункты и территории волжского левобережья, относившиеся к Нико лаевскому и Новоузенскому уездам Самарской губернии, однако тесно свя занные с правобережьем хозяйственными, торговыми, культурными и иными связями, в которых располагались или трудились военнопленные стран Чет верного союза.

Научная новизна диссертационной работы определяется тем, что в ней впервые предпринята попытка цельного, всестороннего исследования жизни и деятельности военнопленных и интернированных подданных стран участниц Четверного союза на территории Саратовского Поволжья как вре менно сложившейся в регионе единой социальной группы со своей внутрен ней сущностью, специальным правовым и фактическим статусом, особенно стями взаимодействия с окружающим социумом в повседневной жизни.

10    Впервые реконструирована динамика численности военнопленных в регионе и география их размещения. Выявлено общее и регионально-особенное в по ложении пленных, в режиме их содержания и охраны, в условиях труда и обеспечения. Исследованы система противоэпидемиологических мероприя тий, вызванных к жизни эпидемиями, занесенными в регион пленными, а также организация лечения больных иностранцев. Важным открытием стало выявление явной специфики в отношениях, сложившихся в губернии между пленными и местным населением. В сравнении с другими регионами они бы ли более толерантными, что обуславливалось более чем 150-летним прожи ванием в Саратовском Поволжье этнических немцев. Наиболее значимые на учные результаты исследования сформулированы в виде положений, выно симых на защиту.

Методологическая основа исследования. В своей основе диссертаци онная работа опирается на традиционные принципы и методы исторического исследования, дополненные некоторыми современными подходами, обозна чаемыми как «новая локальная история». Основополагающими принципами исследования стали историзм и объективность. На их основе широко приме нялся системно-исторический подход, позволяющий рассмотреть отдельные явления в их единстве со средой, социальным развитием, расчленить целое и выделить составляющие элементы с целью их глубокого познания, интегра ции элементов и связей для целостного представления о структуре и органи зации системных объектов. Такой подход предполагает широкое использова ние общенаучных методов исследования: анализа, синтеза, дедукции, индук ции, систематизации, классификация и др. Кроме общенаучных методов, ак тивно применялись специальные методы исторической науки (ретроспектив ный, проблемно-хронологический, квантитативный и др.), а также отдельные методы, заимствованные у других наук (статистики, социологии, математики и др.) в рамках реализации междисциплинарного подхода.

При написании отдельных частей работы использовались элементы со циально-исторического подхода, ориентированного на социальные аспекты механизмов исследуемых явлений. Социальная система России в целом и Са ратовского Поволжья в частности, рассматривалась как пространство, в ко тором формируется и функционирует особая социальная группа – военно пленные и интернированные. Все это вписывается в рамки «новой локальной истории», если понимать её как изучение истории региона в исследователь ском поле общероссийской истории с позиций междисциплинарного подхо да, т.е. посредством применения к историческому объекту методов, вырабо танных гуманитарными науками в конце XX - начале XXI вв.31 Данный под                                                              Произошедшее в науке смещение акцента с социального на социокультурное осмысле ние исторического бытия отразилось в историописании появлением концепта «новая ло кальная история». Последователи этого подхода менее склонны мыслить глобальными социологическими схемами, им видится приоритетным осмысление конкретно исторических ситуаций, механизмов возникновения идентичности. «Адекватный метод достижения этой цели предлагает феноменологическая источниковедческая парадигма гуманитарного знания, в частности метод компаративного источниковедения». Подробнее 11    ход позволяет увидеть место и роли конкретных локальных сообществ в ис торических процессах, чтобы понять социальную природу этих процессов.

Научно-практическая значимость работы связана с заполнением пробела, существовавшего в знаниях об истории военного плена в годы Пер вой мировой войны, об истории региона тех военных лет. Материалы диссер тации дают хорошую основу для проведения в перспективе историко компаративного анализа положения военнопленных и интернированных на территории нашего отечества и его регионов в двух мировых войнах ХХ ве ка. Материалы диссертации могут быть включены в общие работы и специ альные монографии по истории Саратовского Поволжья времен Первой ми ровой войны и послевоенных лет. На их основе возможна разработка спец курсов для студентов и методических рекомендаций для учителей истории.

Источниковая база исследования. В основу работы были положены архивные материалы 26 фондов 6 центральных и региональных архивов, а также материалы Саратовского областного музея краеведения (СОМК). Зна чительная часть документов вводится в научный оборот впервые.

Среди опубликованных документов востребованными для данного ис следования оказались законодательные акты, регулировавшие режим пребы вания военнопленных и интернированных. К ним относятся «Положение о военнопленных» 1914 г., а также ряд Правил о назначении пленных на раз ные виды работ32. Кроме того, интересны п. 8-9 Брест-Литовского мирного договора, приложение к этому договору, намечавшее контуры будущего об мена военнопленными и интернированными33. Интерес представляют доку менты о деятельности Саратовских органов земского самоуправления и отче ты о деятельности Первой и Второй Поволжских изыскательно-строительных партий34. Состояние медицинского обслуживания в губернии раскрывает                                                                                                                                                                                                   о концепции новой локальной истории в региональной истории см.: Калинченко С.Б. Ме тодологические подходы изучения региональной истории науки // [Электронный ресурс].

http://sibac.info/index.php/2009-07-01-10-21-16/3371-2012-07-24-17-30-59 (дата обращения 12.12.2012);

Маловичко С.И. Современная историческая наука и изучение локальной исто рии // [Электронный ресурс] http://abuss.narod.ru/Biblio/malovichko.htm#_ftn25 (дата обра щения - 12.12.2012).

«Правила об отпуске военнопленных на сельскохозяйственные работы», «Правила об отпуске военнопленных для работ на частных предприятиях» и другие подобные узаконе ния. Впервые опубликовано: Овчинников И.А. Сборник узаконений о привлечении нахо дящихся в России военнопленных на работы и других правил и постановлений, относя щихся до военнопленных. Петроград, 1916.  Мирный договор между Россией, с одной стороны, и Германией, Австро-Венгрией, Бол гарией и Турцией – с другой;

Главы 5 и 6 дополнительного соглашения, касающиеся об мена пленными, интернированными и реэмиграции // Советско-германские отношения от переговоров в Брест-Литовске до подписания Рапалльского договора. Т. 1. М., 1971.

С. 365-424.  Журналы 49-го Саратовского губернского Земского собрания сессия 1914 г. Саратов, 1916;

Журнал заседания чрезвычайного Саратовского губернского земского собрания декабря 1916 г. Саратов, 1917;

Доклады Саратовской Губернской Земской Управы и при ходно-расходная смета на 1916 г. по огнестойкому строительству. Саратов, 1916;

Доклады управы 51-му очередному уездному земскому собранию сессии 1916 г. по экономическо 12    «Врачебно-санитарная хроника» - периодическое издание, выходившее и в военные годы. Важными статистическими источниками стали «Статистиче ский обзор Саратовской губернии за 1914 год» и выпуск «Статистики земле владения», посвященный Саратовской губернии35. Сведения об иностранных подданных, обучавшихся в Саратовском университете, удалось почерпнуть из отчетных документов за военные годы, а также списков студентов. От дельные замечания о репатриации иностранных граждан были обнаружены в отчетах Саратовского губернского экономического совещания за 1922 - годы36. Опубликованы и документы об участии венгерских интернационали стов в событиях, разворачивавшихся в Саратовском Поволжье в годы Граж данской войны37.

Вторую важнейшую группу источников составляют неопубликованные документы, в большинстве своем представленные делопроизводственной до кументацией государственных и военных учреждений, а также обществен ных организаций. Основная часть сведений о пребывании иностранных под данных была почерпнута из фондов Государственного архива Саратовской Области (ГАСО), фонды 1, 2, 5, 21, 53, 119, 258, 417, 421, 427, 852. Полезны ми оказались и отдельные документы из фондов Государственного историче ского архива немцев Поволжья в г. Энгельсе (ГИАНП), фонды. 1, 26, 36, 59, 99, 321, 728, 730. Полученные сведения о дореволюционном периоде были удачно дополнены материалами центральных архивов: Российского государ ственного военно-исторического архива (РГВИА), фонды 1720, 2000 и Госу дарственного архива Российской Федерации (ГАРФ), ф. Р-3333. Фонды этих архивов сохранили ряд значимых распоряжений центральных органов, а так же статистических отчетов о положении пленных в Саратовской губернии.

Крайне ценны также материалы фонда Центральной федерации иностранных групп при ЦК РКП(б) (Ф. 549. Оп. 1) и документы национальных секций Центрального бюро агитации и пропаганды при Агитационно пропагандистском отделе ЦК РКП(б) (Ф. 549. Оп. 2-6), хранящиеся в Россий ском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ).

Источником сведений о деятельности военнопленных в молодом советском государстве также стали документы фондов Государственного архива но вейшей истории Саратовской области (ГАНИСО), фонды 1, 27, 199.

                                                                                                                                                                                                  му отделению. Саратов, 1916;

Журналы 49-го очередного Саратовского уездного Земского собрания в 1914 г. Доклады управы и смета с раскладкой на 1915 г. Саратов, 1915;

Спар ро Р.П. Работа по улучшению оброчных статей в Поволжье: Краткий очерк. М., 1916.  Статистический обзор Саратовской губернии за 1914 г. Саратов, 1915;

Статистика зем левладения 1905 года. Вып. 2. Саратовская губерния. СПб., 1906.  Отчет Саратовского губернского экономического совещания за период времени с 1 ок тября 1921 г. по 1 апреля 1922 г. Саратов, 1922;

Отчет Саратовского губернского эконо мического совещания за период времени с 1 апреля 1922 г. по 1 октября 1922 г. Саратов, 1922.  Венгерские интернационалисты в Октябрьской революции и Гражданской войне в СССР. М., 1958;

Венгерские интернационалисты в Великой Октябрьской социалистиче ской революции. М., 1959..  13    В фондах Саратовского Областного Музея Краеведения сохранилось фото из серии «Военнопленные в степях Заволжья», послужившее иллюстра тивным материалом к работе.

Как представляется, созданная источниковая база может служить дос таточной основой для максимально полной реконструкции условий пребыва ния военнопленных и интернированных в Саратовском Поволжье.

Апробация исследования. Основные положения и результаты исследо вания отражены в докладах и сообщениях на научных международных, все российских и региональных конференциях. Материалы по теме диссертации опубликованы в 9 научных статьях, две из которых вышли в журналах из списка изданий, рекомендуемых ВАК.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, в составе которых имеется десять параграфов, заключения, списка использо ванных источников и литературы, приложений.

На защиту выносятся следующие основные положения:

- В первые месяцы войны на территории Саратовского Поволжья было выявлено и задержано свыше 200 мужчин – подданных стран Четверного союза. Большая их часть была депортирована в Вятскую и Оренбургскую гу бернии. С января 1915 г. Саратовское Поволжье стало местом приема и раз мещения интернированных из западных губерний. По своему фактическому положению «гражданские пленные» находились между военнопленными ос новной частью беженцев.

- Численность военнопленных на территории Саратовского Поволжья постоянно изменялась в зависимости от производственных нужд региона и возможностей их удовлетворения за счет военнопленных. Данный вывод сделан на основе анализа подготовленной автором диаграммы изменения численности военнопленных в Саратовском Поволжье в 1914-1922 гг.

- Даже в период использования труда максимального числа пленных (1916 г.) их усилия не могли покрыть и половины потребности в рабочих ру ках, образовавшейся в результате военной мобилизации жителей региона.

Принудительное трудоиспользование контингента военнопленных на рабо тах в Саратовском Поволжье продолжалось в 1914 г. – 1918 гг.

- Мероприятия Первой и Второй поволжских изыскательно строительных партий «по обводнению сложных для ведения сельского хо зяйства участков» в годы войны осуществлялись исключительно силами во еннопленных. Таким образом, они оказались у истоков создания системы ме лиорации в Нижнем Поволжье.

- До 85 % всех пленных в регионе распределялось в аграрный сектор, главным образом в мелкие крестьянские хозяйства. Это противоречило госу дарственной политике поддержки крупных сельскохозяйственных экономий, дававших основную часть товарного зерна, однако предотвращало экономи ческую гибель хозяйств, лишенных кормильцев.

- Помощь военнопленным в Саратовском Поволжье вплоть до конца 1918 г. оказывал целый ряд благотворительных организаций, наиболее ак 14    тивными из которых были Датская и Шведская миссии Красного Креста. С начала войны интернированным, а с 1916 г. и военнопленным в регионе ока зывало помощь американское консульство в Москве. Участие американского консульства в делах «вражеских» подданных в регионе прослеживается до февраля 1917 г. Основным видом иностранной благотворительной помощи стали денежные пособия.

- Появление военнопленных в Саратовском Поволжье ухудшило эпи демиологическую обстановку в регионе. Созданная в Саратовской губернии система медицинского обслуживания и санитарного контроля иностранных подданных стала передовой для своего времени, а опыт ее применения был распространен на соседние регионы.

- В то время как в большинстве российских регионов наблюдались опа сения и страхи, связанные с прибытием немецких и австрийских военно пленных, в Саратовском Поволжье подобные явления не фиксировались.

Выше была и толерантность местного населения по отношению к военно пленным, что объяснялось более чем 150-летним проживанием в регионе по волжских немцев. Произошедшая межкультурная коммуникация наложила образ «местного» немца в сознании населения на восприятие военнопленных.

- Бывшие военнопленные сыграли важную роль в создания Области немцев Поволжья. Впоследствии видный политический деятель Германии Эрнст Рейтер был её первым руководителем, «Интернационалисты» Карл Петин, Бруно Клауш, Адольф Эбенгольц и другие, занимая ключевые долж ности в первых административных органах области, уверенно управляли си туацией, в соответствии с политикой центрального большевистского руково дства.

- Саратов стал одним из важнейших центров репатриации иностранных подданных из Поволжья. Саратовская коллегия по делам пленных и бежен цев, созданная в 1918 г., занималась репатриацией иностранных подданных из Саратовской, Самарской, Астраханской губерний, Области немцев По волжья, Уральской области. Репатриация происходила с июня 1918 г. по но ябрь 1922 г.;

наиболее интенсивный характер она имела в 1918 г.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обосновывается актуальность темы исследования, хроно логические и территориальные рамки, определяются объект и предмет иссле дования, определяются цель и задачи работы, характеризуется уровень изу ченности проблемы, методология и источниковая база исследования, выявля ется научная новизна и практическая значимость работы, формулируются основные положения диссертации, выносимые на защиту.

Первая глава «Граждане Четверного союза на территории Сара товского Поволжья: общая характеристика» посвящена выявлению сущ ностных параметров основных групп граждан Четверного союза, находив 15    шихся в регионе (пленные и интернированные): их численности, путей по ступления в Саратовское Поволжье, этнического и социального состава.

В первом параграфе «Гражданские пленные (интернированные) в Саратовском Поволжье» отмечено, что в годы Первой мировой войны в ре гионе размещалось несколько тысяч гражданских пленных и близких к ним по статусу «заложников». Масса гражданских пленных, находившихся здесь в годы войны, была сформирована в ходе интернирования иностранных под данных на данной территории, а также за счет иностранцев, депортирован ных из западных губерний. Согласно распоряжениям российских властей, депортации подлежали все мужчины, подпадавшие под призыв. В конце ию ля 1914 г. в Саратовской губернии было выявлено более 200 иностранных подданных-мужчин, большинство из которых были отправлены в Вятку и Оренбург. В ноябре того же года был арестован 21 подданный Турции, одна ко высылка для них была отменена. С февраля 1915 г. в губернию стали дос тавлять интернированных из западных районов, которые оставались в Сара товской губернии до начала репатриации летом 1918 года. Данная группа лиц была немногочисленна, однако обладала рядом специфических черт. Одной из таких особенностей было их юридическое положение: формально остава ясь подданными другой державы, они проживали в пределах Саратовской губернии или западных губерний Российской империи. Эти люди зачастую были сильнейшим образом инкорпорированы в местную экономическую и общественную жизнь. Часть из них к моменту начала войны окончательно утратила связи с исторической родиной, однако это обстоятельство не спасло их от депортации. Те гражданские пленные, кто размещался на территории Саратовского Поволжья в годы войны, находились под надзором полиции, однако при этом жили свободно и к обязательному труду не привлекались.

Это дает основания считать их статус промежуточным: в их случае заметна меньшая степень подконтрольности, чем в положении пленного, но все же сохранялись существенные ограничения.

Во втором параграфе «Численность военнопленных в регионе, при чины и тенденции ее изменений (1914 - 1922 гг.)» реконструируется дина мика численности военнопленных в Саратовском Поволжье в исследуемый период. Установлено, что пленные прибывали в регион двумя потоками: с фронтов и из мест размещения внутри Российской империи, причем основ ное увеличение численности происходило за счет роста второго потока. Из числа военнопленных, размещавшихся в Саратовском Поволжье, значитель ная часть воевала на Юго-Западном фронте и была пленена в ходе Галиций ской битвы, а также в ходе операции по взятию Перемышля. Помимо этого, в регионе имелся довольно многочисленный контингент пленных, захваченных на Кавказском фронте в ходе Сарыкамышской операции. Проведенный ана лиз показал, что количество пленных в исследуемом регионе не было посто янным. Величина контингента увеличивалась или уменьшалась в зависимо сти от потребности в рабочей силе в Саратовской губернии и других регио нах страны. В силу высокой государственной значимости поддержания сель 16    скохозяйственного производства в Саратовское Поволжье, как один из хлеб ных регионов, на летний сезон направлялись крупные контингенты военно пленных. Поэтому в этот период губерния становилась одним из крупных центров размещения и применения труда военнопленных. Максимальное ко личество пленных находилось в Саратовском Поволжье в конце лета 1916 г., когда этот показатель превысил 32 тыс. человек, что составляло свыше 15% общего количества военнопленных, имевшихся в Казанском военном округе на тот момент, и 6% всех пленных, занятых на работах в Российской импе рии. Тем не менее, даже в этот период наличное число военнопленных не по крывало и половины числа рабочих, требовавшихся сельскому хозяйству ре гиона.

В третьем параграфе «Источники поступления, размещение и эт носоциальный состав военнопленных» отмечается, что основными «доно рами» для увеличения численности пленных в Саратовской губернии, как и в остальном Казанском военном округе, стали Иркутский, Туркестанский и Приамурский военные округа. Внутри Саратовской губернии основная кон центрация пленных приходилась на её западную и центральную части. С лета 1915 г. и в последующие годы максимальное число военнопленных было размещено в Балашовском уезде, что объяснялось его сельскохозяйственной специализацией и наличием там крупной железнодорожной развязки, облег чавшей транспортировку пленных. Национальный состав пленных в Сара товском Поволжье обладал определенным своеобразием. Здесь заметно вы ше, чем в целом по стране, был процент пленных венгров. Число немцев (подданных как Германии, так и Австро-Венгрии) и турок также было немно го выше, хотя эта разница менее существенна, чем в случае с венграми. При этом наблюдался сравнительно низкий процент пленных-славян, существен ная часть которых была сконцентрирована в Царицынском уезде. Пленные турецкой армии (турки, арабы, армяне) составляли около 7 % от общей чис ленности пленных в губернии. К началу 1919 г. ситуация заметно измени лась: с репатриацией основного числа пленных венгерской и немецкой на циональностей превалирующей в губернии стала группа славян. Удельный вес офицеров среди пленных в Саратовской губернии был несколько выше, чем по округу в целом и составлял 5,3%, причем это были исключительно ав стро-венгерские офицеры, размещавшиеся в г. Царицыне. На материалах Са ратовского Поволжья заметна противоречивость системы распределения во еннопленных на работы. При назначении на место работы не учитывался профессиональный опыт пленных, что нередко приводило к низкой эффек тивности их труда.

Вторая глава – «Военнопленные и интернированные в социальном пространстве региона» проясняет ряд ключевых аспектов положения пере мещенных лиц в Саратовском Поволжье: характер трудовой деятельности, бытовые условия, отношения с местным населением и властями.

В первом параграфе «Трудовое использование и характер производ ственной деятельности» доказывается, что в условиях кадрового голода 17    военного времени военнопленные своим трудом смогли хотя бы отчасти за полнить пробел, образовавшийся во всех отраслях экономики после начала массовой мобилизации коренного населения. Сферой применения большей их части стало сельское хозяйство региона. От 60% до 96% пленных, нахо дившихся в уездах, были распределены в мелкие крестьянские хозяйства.

Исключение составляли Петровский, Сердобский и Кузнецкий уезды, где ос новная часть пленных была распределена во владельческие «экономии». В промышленности же было занято не более 10% от общего количества плен ных в губернии. Использование труда военнопленных в значительной степе ни помогло предотвратить стремительный спад, угрожавший всем сферам экономики. В пределах Российской империи военнопленные выступали в ка честве мобильного трудового ресурса. Работа пленных в составе экспедиций Первой и Второй Поволжских изыскательно-строительных партий внесла не оценимый вклад в развитие региона. Результатом их деятельности стало пре вращение ряда территорий Камышинского, Царицынского, Николаевского и Новоузенского уездов в пригодные для ведения сельского хозяйства. Успехи советской мелиорации на первом периоде её развития базировались на сис теме сооружений и метеостанций, постройка которых стала результатом тру да военнопленных. Начало применения труда пленных на казенных работах в Саратовском Поволжье относится к сентябрю 1914 года. В уездах губернии пленными производились работы по благоустройству городов, строительству бараков военного ведомства (в г. Балашове и г. Кузнецке). Пленные труди лись в трамвайных депо Саратова и Царицына, работали в городских столо вых, городских больницах, пекарнях и т. п. Летом 1915 г. Саратовская город ская управа получила разрешение использовать пленных для мощения улиц.

Второй параграф «Условия жизни и быта»  посвящен изучению уровня материального обеспечения пленных и режима их содержания. В то время как для военнопленных офицеров были созданы достойные условия жизни, гарантированные ежемесячным пособием и отсутствием принуди тельной работы, то для пленных нижних чинов таких благоприятных условий создано не было. До 1916 г. на территории Саратовского Поволжья не суще ствовало крупных лагерей для постоянного проживания пленных, существо вали лишь «рабочие поселки» для контингента, занятого на работах. На про тяжении военных лет труд пленных в экономике региона оплачивался част ным лицом или организацией, взявшей пленного на работы. Вознаграждение за работу и число рабочих часов как в промышленности, так и в сельском хо зяйстве были приравнены к условиям труда среднего рабочего той же отрас ли. При этом из заработка пленных удерживались суммы на содержание и охрану. Наиболее благоприятной с точки зрения уровня оплаты труда была работа на промышленных предприятиях, где плата могла составлять не сколько десятков рублей, в то время как в сельских хозяйствах пленный чаще всего получал на руки 3 рубля в месяц. Несвоевременное снабжение необхо димым обмундированием, а также отсутствие приемлемого питания были довольно распространенными явлениями, что крайне негативно сказывалось 18    на здоровье пленных. Общим для региона правилом было фактическое отсут ствие надзора за пленными, предоставление им практически неограниченной свободы. Положение военнопленных - славян в Саратовском Поволжье, как и повсеместно в России, смягчалось наличием отдельных организаций, при званных бороться за улучшение условий их жизни, а также существованием особых законодательных мер, настойчиво требовавших разделения пленных по национальному признаку. Тем не менее, к 1917 г. условия их жизни и тру да в регионе ничем не отличались от положения прочих пленных.

В третьем параграфе «Отношения с властью и местным населе нием» выявляется особый характер отношения к пленным со стороны жите лей Саратовского Поволжья. Местное население в большинстве случаев от носилось к пленным благоприятно, иногда с сочувствием. Причину этого следует искать в давнем опыте кросскультурной коммуникации населения с представителями немецкого этноса, населявшего Поволжье. В силу наличия такого опыта местному населению легче было воспринять немецкоговоря щих военнопленных в качестве невраждебной силы. С пленными славянских национальностей отношения также традиционно складывались благоприят ные. Отношения между пленными и местным населением были лишены вра ждебности на основании межнациональной розни. В ходе повседневного взаимодействия между пленными и коренными жителями завязывалось лич ное общение, в том числе складывались и романтические союзы пленных с местными женщинами. Стоит отметить, что, несмотря на сравнительно сла бую охрану, пребывание пленных не стало причиной резкого роста числа из насилований или других форм девиантного поведения. Несмотря на усилия полиции, полностью предотвратить общение пленных с местными женщина ми не удалось. С появлением потомства от таких союзов и констатацией мас совости данного явления были разрешены браки пленных с русскими жен щинами. Наиболее широко распространенной формой нарушения пленными общественного порядка был отказ от работ и уход от работодателя. Причи ной этого чаще всего оказывалось недовольство режимом содержания, пло хим питанием или недостаточностью оплаты. Подобные случаи в Саратов ском Поволжье не принимали массовой организованной формы. В случаях крайнего недовольства пленные прибегали к забастовкам или побегам. Учи тывая отсутствие строгой системы надзора, возможность покинуть место ра бот была у многих пленных, однако совершить успешный побег удавалось лишь единицам. В качестве дисциплинарной меры взыскания за правонару шения местные власти налагали на пленных арест до 7 суток в зависимости от тяжести проступка. В годы войны число расследований по делам ино странных подданных с политическими обвинениями было ничтожно мало.

В третьей главе «Меры по охране здоровья пленных. Международ ная благотворительность» рассмотрен процесс создания в регионе системы санитарно-эпидемиологической и медицинской помощи военнопленным, а также мероприятия международных благотворительных организаций по улучшению положения пленных и интернированных.

19    В первом параграфе «Организация медико-санитарной помощи и противоэпидемиологических мероприятий» отмечается, что появление в Саратовской губернии военнопленных с западного и кавказского театров во енных действий вызвало к жизни целую систему мер по борьбе с эпидемия ми. Залогом успешного выполнения данных мер стало выделение местными властями значительных сумм на пресечение распространения инфекционных заболеваний. В результате проведенных мероприятий удалось создать совре менную для того периода систему противодействия распространению эпиде мий, включавшую возможность дезинфекции подвижного состава, строи тельство изоляционно-пропускных пунктов, постоянный врачебный надзор за состоянием военнопленных. Данная система стала образцом при попытке проведения аналогичных мероприятий в Астраханской губернии. Помимо занесенного турками тифа, среди пленных были распространены скарлатина, дифтерия, корь, оспа, дизентерия, свинка, коклюш. Встречались также слу чаи сибирской язвы, рожи, крупозной пневмонии, цинги, малярии и других заболеваний. После разрушения системы противодействия распространению эпидемий в годы революции советским властям пришлось полностью вос создавать аналогичную систему, пусть и в меньшем масштабе. В годы граж данской войны наиболее распространенным среди пленных заболеванием по прежнему оставался тиф.  Во втором параграфе «Оказание помощи военнопленным со сторо ны международных организаций» отмечается, что в Саратовском Поволжье с начала войны до 1918 г. осуществляли свою деятельность миссии Шведско го и Датского Красных Крестов, в состав которых входили, в числе прочих, германские и австро-венгерские сестры милосердия. Наиболее значимыми элементами их работы стали визиты делегаций с целью наблюдения за поло жением военнопленных, а также раздача денежных средств и предметов оде жды. Подобные визиты имели для военнопленных огромное значение, одна ко были неспособны качественно изменить условия их содержания. Вместе с тем, деятельность представителей Красного Креста была крайне важна с точ ки зрения моральной и финансовой поддержки пленных. Серьезные меро приятия по финансированию пленных и военнообязанных были предприняты Американским консульством. Помимо систематических денежных переводов на пособия интернированным, представители консульства совершали визиты для ознакомления с положением иностранных подданных. Комиссии, учреж денные в 1916 г. в местах концентрации иностранцев, контролировали про цесс получения денежных пособий нуждающимися. Хотя существенно по влиять на положение пленных и интернированных представители междуна родных организаций были не в силах, наличие контроля над соблюдением условий содержания, предписанных Гаагской конвенцией, предостерегало российскую военную администрацию от излишних злоупотреблений.

В четвертой главе «Участие граждан Четверного союза в общест венно-политической жизни региона и их репатриация» исследуется сте пень вовлеченности военнопленных и интернированных в общественно 20    политическую жизнь региона, их участие в Гражданской войне, а также ус ловия репатриации из Саратовского Поволжья.

В первом параграфе «Участие в революционных событиях и Граж данской войне» отмечены факты участия граждан Четверного союза в обще ственной жизни региона, процесс их вовлечения в большевистские и анти большевистские военные формирования. Военнопленные из Саратовской гу бернии вошли в ряд национальных формирований, принявших участие в по следовавшей Гражданской войне на стороне антибольшевистских сил. В боях на Восточном фронте участвовали Чехословацкий корпус, а также югосла вянские части. На территории Саратовского Поволжья, имевшего в годы Гражданской войны особое стратегическое значение, воевало большое число пробольшевистских интернациональных соединений, созданных из бывших военнопленных. В Саратовском Поволжье действовали интернациональные батальоны, участвовавшие в ключевых операциях Гражданской войны. Ин тернациональные отряды в Саратовском гарнизоне насчитывали в 1918 г. бо лее 400 человек. Вместе с наделением пленных возможностью получить гра жданство и с осознанием партийными руководителями ценности пленных для распространения революционных идей в Европе были сформированы по литические структуры с участием пленных. В ходе своего развития советские организации военнопленных стали такой формой административно политических объединений, которая имела как черты партийной организа ций, так и функции органа внутреннего управления в среде пленных. Первые организации военнопленных были созданы в губернии в феврале 1918 г. - в Саратове, Балашове и Царицыне. Позднее они были дополнены националь ными ячейками в структуре РКП(б). Такие национальные ячейки занимались широкомасштабной политической работой, вербовкой в интернациональные отряды Красной Армии, боролись с контрреволюционными настроениями в своей среде. Наиболее массовыми в Саратовской губернии были ячейки не мецкой и венгерской национальных секций. Неоспоримое влияние оказали военнопленные на процесс создания Области немцев Поволжья. Иностран ные подданные занимали ключевые посты в руководстве области. Среди них были Э. Рейтер – руководитель Поволжского Комиссариата, а позднее и ис полкома республики, его заместитель К. Петин, первый военный комиссар области - А. Эбенгольц, председатель областной ЧК – Б. Клауш. Занимая на званные должности, они имели возможность полностью контролировать и направлять процесс развития Области немцев Поволжья.   Во втором параграфе «Репатриация» впервые восстанавливается система мероприятий, проводившихся для репатриации иностранных под данных из Саратовской губернии. Как было выяснено, Саратовская губерн ская коллегия по делам пленных и беженцев во главе с украинским интерна ционалистом С. Мазлахом играла ключевую роль в репатриации пленных из всего Поволжского региона. Начало массовой репатриации иностранных подданных из Поволжья относится к июню 1918 года. До конца 1918 г. Сара товской коллегией было отправлено на родину 26 790 человек. Регулярное 21    массовое движение иностранных пленных продолжалось до весны 1919 г., когда стало несистемным, происходило единичными немногочисленными группами. Репатриация иностранных подданных из Саратовской губернии продолжалась до 1 ноября 1922 года. Следует отметить, что именно 1921 – 1922 гг. стали для Поволжья наиболее суровыми голодными годами. В 1921 г. бывшие военнопленные в составе интернациональных отрядов боро лись с крестьянскими повстанческими формированиями Усова, Антонова, Вакулина и др.

В Заключении делается вывод о характере и ведущих особенностях пребывания военнопленных и интернированных в Саратовском Поволжье.

Проведенное исследование показало, что в 1914 – 1922 гг. Саратовское По волжье стало важным центром размещения военнопленных и интернирован ных. Контингент гражданских пленных был сформирован в ходе интерниро вания иностранных подданных на данной территории, а также за счет ино странцев, депортированных из западных губерний. Контингент военноплен ных формировался двумя потоками: с фронтов и из мест размещения внутри Российской империи.

Изучение документов позволило сделать заключение о том, что Сара товское Поволжье было значимым центром размещения и применения труда пленных. В годы войны здесь было сконцентрировано до 6% от общего ко личества военнопленных, трудившихся в Российской империи. Экономика региона, ослабленная призывом мужского населения и тяготами военного времени, нуждалась в пополнении трудовых ресурсов. Таким мобильным трудовым ресурсом, направлявшимся в наиболее значимые сферы экономи ки, и стали пленные. В Саратовском Поволжье основная их часть была рас пределена в сельское хозяйство. Помимо этого пленных привлекали для ра бот на промышленных предприятиях региона, на казённых и мелиоративных работах. Определение численности пленных, занятых на работах в регионе, позволило убедительно доказать массовый характер применения труда воен нопленных на данной территории. Получил подтверждение систематический, а не эпизодический (как было ранее) характер использования данного вида трудовых ресурсов. Размер заработка и условия работы пленных были фор мально приравнены к условиям труда наемного работника той же отрасли.

Однако в реальности заработная плата военнопленных, трудившихся в аг рарных хозяйствах, была в 2 раза меньше заработка свободного рабочего.

Часть заработка пленных шла на оплату обмундирования и охраны.

Положение пленных в регионе сложно оценить однозначно. В ходе ис следования был обнаружен ряд свидетельств вполне благополучного поло жения пленных, наличия у них огромного спектра возможностей, в том числе и возможности почти свободно перемещаться между населенными пунктами.

С другой стороны, фиксировались и нарушения предписанного режима со держания, факты халатности местных властей. Отношение местного населе ния к пленным было лишено враждебности или межнациональных противо 22    речий. На фоне всероссийских антинемецких кампаний подобная толерант ность стала отличительной особенностью Саратовского Поволжья.

При исследовании форм, которые принимало обращение с военноплен ными в годы Первой мировой войны, особенно отчетливо становится видно, насколько дуалистичны могли быть явления на изломе цивилизационного поворота. На примере военного плена становится заметно зарождение тен денций, которые обретут полноту в годы Второй мировой войны. На основа нии данных о пребывании пленных в Саратовском Поволжье можно просле дить сочетание двух важнейших мировоззренческих тенденций, определяв ших форму и содержание военного плена времен Первой мировой войны. С одной стороны, военное командование и местная общественность восприни мали военнопленных как достойных уважения защитников собственного отечества. В первые годы войны делались попытки создать для них условия жизни, которые учитывали бы привычный для пленных вид пищи, а также традиционную схему предоставления выходных и праздников. При этом та кие условия оказывались несравнимо лучше, чем те, в которых приходилось жить и трудиться местным рабочим. С другой стороны, было заметно общее движение в сторону утилитарного подхода к использованию труда пленных.

Конечно, утилитаризм той эпохи еще не выходил за рамки «разумности» или «практичности». Но сформулированный тогда принцип массового принуди тельного трудоиспользования военнопленных со временем превратился в од ну из главных черт «тотальной» войны, оказал существенное влияние на формирование мировоззрения тоталитарного общества.

В годы войны наблюдалась постепенная трансформация представлений об уровне бытовых условий, которые надлежало предоставлять подданным иностранных государств. Именно исчезновение гуманности в отношении к пленным на государственном уровне, а так же девальвация статуса военно пленного от уважаемого защитника своего отечества до бесправной рабочей единицы окончательно сформировало черты военного плена в военных кон фликтах последующих лет. На примере государственного трудоиспользова ния пленных времен Первой мировой войны можно увидеть первые, еще робкие подвижки в сторону массового принуждения к труду, распространен ного в последующие годы. Вместе с тем, такая очевидная преемственность форм военного плена в двух мировых войнах косвенным образом подтвер ждает тезис о сильнейшей, глубинной связи этих военных конфликтов.

В целом же изучение совокупности данных о положении пленных на означенной территории и суммирование новых сведений по данному вопросу способствует дифференциации представлений о плене в годы Первой миро вой войны, а также выявлению его принципиальных отличий от положения пленных в других регионах страны, а также в других военных конфликтах.

Проблематика диссертации нашла отражение в следующих основных публикациях:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК:

23    1. Калякина А.В. Использование труда военнопленных в Саратовской губернии в 1914 – 1917 гг. // Известия Саратовского университета. Новая се рия. Серия история. Международные отношения. Саратов, 2013. Вып. 2 (в печати).

2. Калякина А.В. Динамика численности военнопленных Первой миро вой войны в Саратовской губернии в 1914 – 1921 гг. // Клио. СПб., 2012.

№ 11(71). С. 65 – 72.

3. Калякина А.В. Подданные Центральных держав в Саратовском По волжье: превратности 1914 года // Известия Саратовского университета. Но вая серия. Серия история. Международные отношения. Саратов, 2011. Т. 11.

Вып. 2, часть 1. С. 115 – 118.

Статьи в прочих изданиях:

4. Калякина А.В. Опыт интеграции военнопленных в советскую госу дарственную структуру (на примере Саратовской губернии) // Актуальные проблемы гуманитарных и социально-экономических наук: Сборник мате риалов Седьмой международной заочной научно-практической конференции:

в 4 ч. Ч. 1. Актуальные проблемы отечественной истории и историографии.

Актуальные проблемы социально-политических наук. Саратов;

Вольск, 2013.

С. 51 – 57.

5. Калякина А.В. Помощь международных организаций иностранным подданным в Саратовском Поволжье в годы Первой мировой войны // Новый век: история глазами молодых: Межвуз. сб. науч. тр. молодых ученых, аспи рантов и студентов. Вып. 11. Саратов, 2013. С. 269 – 277.

6. Калякина А.В. Военнопленные Первой мировой войны: запретные связи с русскими женщинами (на материалах Саратовской губернии) // Но вейшая история Отечества XX–XXI вв.: Сб. науч. тр. Саратов, 2012. Вып. 4.

С. 35 – 37.

7. Калякина А. В. Меры по борьбе с эпидемиями, вызванными появле нием в Саратовской губернии перемещенных лиц во время Первой мировой войны // Проблемы российской цивилизации и методики преподавания исто рии. Вып. 5. Саратов, 2012. С. 146 – 152.

8. Калякина А.В. Восприятие военнопленных Первой мировой войны в Саратовской губернии и в других регионах России // Актуальные вопросы современной науки: материалы IV международной научной конференции, 14 15 декабря 2012 г. СПб;

Петрозаводск, 2012. С. 68 – 71.

9. Калякина А.В. Подданные Центральных держав в Российской импе рии в период Первой мировой войны: историографический обзор // История, экономика, культура: взгляд молодых исследователей. Межвуз сб. науч. тр.

Аспирантов и молодых ученых. Саратов, 2011. С. 229 – 234.

10. Kalyakina A.V. Quadruple Alliance Citizens in the Saratov Volga Region during World War I // Представляем научные достижения миру. Гуманитар ные науки: материалы научной конференции молодых ученых “Presenting Academic Achievements to the World”. Саратов, 2011. С. 67 – 71.

24   

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.