авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Pages:   || 2 |

История карлага: охрана, режим и условия содержания заключенных (1930-1956 гг.)

-- [ Страница 1 ] --
УДК 94 (574): 343.43 «1930/1956»

На правах рукописи

ЕЛЕУХАНОВА СВЕТЛАНА ВИКТОРОВНА История Карлага: охрана, режим и условия содержания заключенных (1930-1956 гг.) 07.00.02 – Отечественная история (История Республики Казахстан)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Республика Казахстан Караганда, 2009 1

Работа выполнена на кафедре истории Казахстана исторического факультета Карагандинского государственного университета им. Е.А. Букетова

Научный консультант: доктор исторических наук Алимбаев Т.А.

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Орумбаев С.Т.

кандидат исторических наук Кукушкина А.Р.

Ведущая организация: Евразийский государственный университет им. Л.Н. Гумилева

Защита состоится: « 07» 02 2009 г. в 14-00 часов на заседании диссертационного совета ОД 14.50.12 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Карагандинском государственном университете им. Е.А. Букетова по адресу: 100028, г.

Караганда, ул. Университетская, 28 (поточная аудитория № 1 Главного корпуса КарГУ им. Е.А. Букетова).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Карагандинского государственного университета им. Е.А. Букетова.

Автореферат разослан «» 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор исторических наук В.В. Козина ВВЕДЕНИЕ Актуальность проблемы. Современный Казахстан развивается в условиях ускоренной экономической, политической и социальной модернизации. Перед казахстанским обществом поставлена стратегическая задача вхождения Республики в число пятидесяти наиболее конкурентоспособных стран мира. Ее успешное решение невозможно без активной жизненной позиции граждан, которая во многом обусловлена глубоким осознанием ими уроков истории. Это особенно важно в настоящее время, когда преодоление духовного наследия сталинизма происходит медленнее, чем это требует обновление общества.

Ностальгия по временам идеологического единообразия связана с тем, что тоталитаризм предлагал психологически удобное решение самых сложных вопросов, как в жизни отдельного человека, так и общества в целом Как отметил глава нашего государства Н.А. Назарбаев: «…Порой возникает непонимание необходимости осмыслить наше тоталитарное прошлое. Между тем я глубоко убежден в том, что уроки истории надо осваивать постоянно, из поколения в поколение». [1]. Уроки истории особенно необходимы для выработки гарантий предупреждения и недопущения повторения трагедий и преступлений прошлого в настоящем и будущем. Нравственный долг и святая обязанность ныне живущих поколений заключается в осмыслении тех трудных лет, когда наши отцы и деды были под пятой тоталитарного режима.

Тоталитарная природа сталинского режима нашла свое выражение в перманентно проводимых политических репрессиях. За период 1930-х – начала 1950-х гг. через гулаговские жернова прошли без малого сто одна тысяча казахстанцев, свыше двадцати семи тысяч были расстреляны. Более половины дел о контрреволюционных преступлениях были рассмотрены несудебными органами – коллегией Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) – Народного комиссариата внутренних дел (НКВД), «тройками», особыми совещаниями. Жертвами репрессий стали все народы Казахстана. В списках печального мартиролога представители более восьмидесяти национальностей. Исследование советского прошлого неизбежно ставит перед историками ряд вопросов, связанных с организацией и функционированием системы репрессий и подавления. Инструментами для проведения этой государственной политики, наряду с зависимыми от правящей коммунистической партии и до предела политизированными органами прокуратуры и суда, являлись специализированные карательные организации.

К ним, прежде всего, относится тюремно-лагерная система, возникшая как неизбежное следствие расширяющегося террора. Советская пенитенциарная система, главной и неотъемлемой частью которой являлось Главное управление лагерей (ГУЛАГ), служила исключительно интересам тоталитарного государства. В течение многих десятилетий она была фактически полностью исключена из сферы общественного внимания, поскольку вся ее деятельность протекала в обстановке строгой секретности. Карагандинский лагерь (Карлаг) и его Спасское отделение, на базе которого был образован лагерь для военнопленных № 99 – наиболее яркий пример опыта советской системы по организации и функционированию лагерей. В этой связи представляется актуальным изучение истории Карлага, его охранных структур, осуществляющих охрану, режим и условия содержания заключенных.

Актуальность научного переосмысления лагерной проблематики продиктована необходимостью воспитания гражданственности и патриотизма у жителей Республики. Объективное изучение отечественной истории будет служить гарантом формирования общественного единства, идентичности Республики Казахстан, укрепления ее суверенитета, способствовать сохранению гражданского мира и национального согласия, патриотическому и интернациональному воспитанию подрастающего поколения в духе дружбы и братства, консолидации народа Казахстана для строительства демократического, правового общества.

Степень изученности проблемы. Актуальность темы исследования в первую очередь определяется уровнем ее изученности. В целом, рассматривая историографический корпус по изучаемой проблеме, можно выделить три основных блока исследований – советский, зарубежный и современный казахстанский.



Первый блок исследований включает в себя советскую историографию.

Можно выделить три периода её развития: первый – с конца 20-х до начала 30-х гг. ХХ в., второй – с 1956 – 1985 гг., третий – с 1985 – 1991 гг. Внутри этот блок можно разделить на группы, в которых так или иначе передставлены следующие проблемы: 1) исправительно-трудовые учреждения СССР 2) сталинизм, тоталитаризм, репрессии 3) история Карлага.

Первый этап (конец 20-х – начало 30-х гг. ХХ в.) ознаменован появлениям работ, посвященных изучению исправительно-трудовых учреждений в СССР.

Эти труды появились в связи с организацией и деятельностью мест лишения свободы. Опираясь на принципы классового подхода, А.Я. Вышинский, М.

Исаев, А.А. Герцензон обосновывали необходимость создания пенитенциарной системы в советском государстве. Обобщение первого опыта деятельности учреждений по борьбе с преступностью нашло свое отражение в исследованиях М.С. Погребинского, Д.Е. Розенберга, Б.С. Утевского.

Второй этап (1956-1985 гг.) характеризуется критикой сталинизма. В трудах М.В. Нечкиной, Ю.П. Полякова, Л.В. Черепнина сталинизм рассматривался как извращение принципов социализма и отход от ленинизма. В этот период также появляются работы Г.М. Иваницкого, А.И. Полтарак, А.М. Боженко, А.И.

Савинского и др. по истории лагерей военнопленных.

На третьем этапе гг.) происходит расширение (1985- историографической базы темы, связанное с демократизацией общественной жизни в СССР. Внимание исследователей Ю.С. Борисова, Д.А. Волкогонова, Л.А. Гордона, Э.В. Клопова, А.И. Зевелева, Р.А. Медведева, Н.Н. Маслова обращено к изучению генезиса сталинизма и политических репрессии.

Отдельно необходимо отметить работы И. Кузьмина, посвященные вопросам возникновения и функционирования советской лагерной системы.

Огромный срез исследований проходит под маркером «казахстановедение».

Значительный вклад в изучение различных аспектов тоталитарного режима в Казахстане внесли работы М.К. Козыбаева, Ж.Б. Абылхожина, М.Б. Татимова, Т. Кульбаева и В.А. Ауман. Появляются работы, непосредственно посвященные истории Карлага. Так, в статье В. Дика «Карлаг. История и судьбы» анализируются причины возникновения исправительно-трудовых лагерей на территории Казахстана.

Ко второму блоку мы относим зарубежную историографию, которая включает в себя как западноевропейские и американские, так и российские исследования. Характеризуя зарубежную историографию по данной проблематике можно выделить два периода в ее развитии: первый – 30-80-е гг.ХХ в., второй - с начала 90-х гг. ХХ в. – по настоящее время.

На первом этапе (30-е - 80-е гг. ХХ в.) на Западе наиболее плодотворно исследовался тоталитаризм, который стал на многие годы методологической основой изучения советской истории. В. Гурин, М. Лернер, Ф. Боркенау, С.

Нойман выявляли структурную и функциональную общность тоталитарных диктатур на основе сравнительного анализа фашизма и коммунизма. Их работы, наряду с трудами Ф. Хайек, Х. Арендт, Х. Ортеги-и-Гассета, З.

Бжезинского, М. Джиласа, М. Реймана, стали классическими по проблемам тоталитаризма.

В 1949 г. в Париже, вышло исследование Д. Далина и Б. Николаевского, посвященное исправительно-трудовым учреждениям в СССР, где впервые была предпринята попытка подсчета количества заключенных в конце 30-х гг.ХХ в.

Работы И. Дейчера, Р. Дэниелса, М. Левина, Р. Пайпса, М.Файншо затронули проблемы истории и практики репрессий в СССР. Большого внимания заслуживает работа Б. Яковлева, где описаны советские карательные органы, представлены этапы возникновения и развития лагерей с 1918 по 1954 гг., составлен их алфавитный список.

В 1957 г. в ФРГ была создана специальная научная комиссия по изучению материалов, связанных с судьбой пленных немцев в Югославии, СССР и других странах. Результатом ее работы стало издание многотомного труда под редакцией профессора Э. Машко. В начале 1980-х гг. в ФРГ вышли исследования М. Ланга, К.Г. Фризена, А. Лемана, Г.Г. Нольте и других авторов, которые рассматривали общие вопросы пребывания иностранных граждан в советских лагерях. Ценность для нашего исследования представляет книга Т.

Алавы, Д. Фролова и Р. Никкила «Rukkiver», в которой опубликованы списки финских военнопленных, содержащихся в Спасском лагере № 99 в 1941- гг. и фотографии, иллюстрирующие жизнь военнопленных в этом лагере.

В период перестройки отечественные историки познакомились с работами Л. Белади, Т. Крауса, Д. Боффа, Э.Кара, Р. Конквеста, Ф. Хайека, Ж. Росси, в которых содержится много информации о сталинских лагерях.

Второй этап (90-е гг. ХХ в. – по настоящее время) зарубежной историографии развивается в рамках российской исторической науки. Всю современную научную литературу России, имеющую отношение к данной теме можно разделить на несколько групп: 1) характеристика содержания советских заключенных и военнопленных на региональном уровне, 2) пребывание иностранных военнопленных в советских лагерях, 3) вопросы связанные с условиями содержания заключенных: продовольственное обеспечение, трудовое использование, медицинское обслуживание и т.д. 4) характеристика организационной структуры органов ОГПУ-НКВД-МВД. 5) другие аспекты, связанные с политическими репрессиями.

К первой группе можно отнести труды В.А. Бердинских, О.В. Афанасева, Н.А. Морозова, Н.В. Упадышева, С.С. Букина, Е.Н. Чудиновских, в которых авторы исследуют проблемы содержания заключенных и военнопленных в различных регионах - Сибири, на Урале и др.

Ко второй группе относятся труды, освещающие вопросы истории военнопленных различных национальностей. Так, вопросы истории японских военнопленных - в работах М. Спиридонова, Ю. Смирнова, О. Базарова, С.

Карасева, С. Кузнецова, Н.М. Свининой;

немецких военнопленных - в статьях В.Б. Конасова, И. Горбунова, В.П. Матревич, В.П. Галицкого;

поляков, финнов, венгров - в публикациях В.Б. Конасова, А.Л. Кузьминых, А.С. Смыкалина, В.В.

Галицкого.

Третья группа научной литературы посвящена проблемам содержания заключенных и военнопленных в СССР: их учету, продовольственному обеспечению, трудовому использованию, медицинскому обслуживанию и т.д.

Эта тематике посвящены исследования В.П. Галицкого, Г.М. Иваницкого, И.В.

Безбородовой, Н.В. Суржиковой, С.И. Кузьмина, М.Г. Деткова, А.Н. Дугина, О.В. Хлевнюка, В.В. Цаплина, А.Б. Суслова, В.Н. Земского.

Четвертая группа представлена достаточно широко. В трудах В.Г. Попова, О.В. Хлевнюка, О.М. Хлобустова, Л.П. Рассказова мы находим характеристику организационной структуры ОГПУ-НКВД-МВД, её кадрового и численного состава, функциональной деятельности;

в работах Б.Б. Брюханова и Е.Н.

Шошкова, О.В. Хлевнюка, А.И. Кокурина и Ю.В. Морукова, Н.В. Петрова и К.В. Скоркина - анализ кадрового состава работников тюремно– лагерной системы;

в исследованиях А. Литвинова, М. Янсена, Н.В. Петрова, А.

Топтыгина, А.И. Ваксберга - материалы о руководителях ОГПУ – НКВД-МВД.

К пятой группе можно отнести труды Е.Г. Гимпельсона, О.В. Хлевнюка, Б.А. Старкова, Р.Г. Пихои, Г.А. Бердюкова, В.А. Козлова, Н.Н. Маслова, В.Г.

Соловьева, В.В. Суходеева, А.В. Островского, И.В. Павловой, Ю. Кулешовой, посвященные различным аспектам политических репрессий.

Третий блок исследований включает современную казахстанскую историографию. Освобождение от идеологического догмата позволило казахстанским ученым обратится к изучению таких проблем, которые в советское время находились под запретом. В научный оборот вводится источниковый корпус, прежде недоступный исследователям. Изучается правовая природа и политика советских репрессий, проблемы коллективизации, индустриализации, депортации и переселений целых народов на территорию Казахстана. Эти проблемы нашли отражение в трудах М.К.

Козыбаева, К.С. Алдажуманова, М.Т. Баймаханова, Ж.Б. Абылхожина, В.Ф.

Михайлова, Ш. Мухамединой, М.К. Койгельдиев, Т.О. Омарбекова, К.Н.

Нурпеисова, Д.Ш. Орынбаевой, Е.Б. Садыкова, В.П. Осипова, Л.Р.

Нургалиевой.

Возросший интерес к национальной истории способствовал появлению научных трудов, посвященных отдельным аспектам истории исправительно трудовых лагерей на территории Казахстана. Одной из первых работ, посвященных данной теме является статья М. Самалдыкова и С. Бастемиева «ГУЛАГ. Места заключения на территории Казахстана в 20-30-е годы» [2], где рассматривается нормативно-правовая база становления пенитенциарной системы на этапе её становленения.

История создания и функционирования Карагандинского исправительно трудового лагеря, куда направлялись огромные потоки репрессированного населения, получила свое освещение в книге Д.А. Шаймуханова и С.Д.

Шаймухановой «Карлаг».[3] В ней впервые на основе изучения закрытых ранее архивных источников показаны условия содержания заключенных, их численность, вопросы участия заключенных в развитии сельского хозяйства и промышленности Центрального Казахстана. Определенное место в работе отведено вопросам содержания и трудового использования военнопленных в Спасском лагере. Данные о советских заключенных Карлага, наряду со сведениями о военнопленных второй мировой и Великой Отечественной войн, содержавшихся в Спасском лагере № 99, приводятся в монографии С.Д.

Шаймухановой «Политические репрессии в Казахстане». [4] Материалы, представленные в ней были извлечены из государственных и ведомственных архивов, периодической печати. Отдельный параграф посвящен Акмолинскому спецотделению Карлага, в котором дан анализ условий содержания заключенных в лагере, показаны судьбы женщин, приведены фамилии наиболее известных из них.

В работе А.А. Абдакимова «Тоталитаризм: депортация народов и репрессии интеллигенции» [5] также рассмотрены последствия репрессивных мероприятий на судьбы заключенных Алжира. Двенадцатая глава книги доктора исторических наук, профессора Ж.Б. Абылхожина «Очерки социально экономической истории Казахстана ХХ века» [6] посвящена лагерной экономике Казахстана в сталинский период и ее роли в развитии страны. На основе документов Центрального государственного архива Республики Казахстан, опубликованных источников и материалов периодической печати, в ней исследуется экономическая рентабельность ГУЛАГа. Автор подчеркивает невероятную дешевизну лагерной рабочей силы. Весьма сжато освещается вопрос об экономической специализации Карагандинского лагеря. В другой работе Ж.Б. Абылхожина «Лагерная экономика», опубликованной в коллективном труде «Депортированные в Казахстан: время и судьбы» дается характеристика экономике ГУЛАГа и вклада в нее лагерей, расположенных на территории республики. Большой познавательный интерес представляет часть статьи, повествующая о создании особых лагерей в Казахстане и о восстании 1954 г. в Степлаге. В ней имеются фрагментарные сведения и об истории Карлага.

Новаторской по отношению к проблеме использования принудительного труда при тоталитарном режиме является совместная монография М.К.

Козыбаева и Н.Е. Едыгенова «Труд во имя победы» [7], написанная на основе ранее не доступных источников. Наряду со значительной добровольной трудовой мобилизацией, говорится о применении на шахтах, рудниках и стройках труда заключенных и военнопленных, приведены фрагменты об их количестве в Управлении строительства Карагандинского угольного разреза.

Возросшее внимание к изучению истории Карлага нашло свое выражение и в появлении работ диссертационного уровня. Так, в работе Г.А.

Жумасултановой «Политические репрессии в Казахстане в условиях тоталитарного режима (20-е-начало 50-х гг.)» отдельная глава посвящена Акмолинскому отделению Карлага, содержание которой в большей степени основано на устных свидетельствах бывших заключенных. «История создания и функционирования Акмолинского лагеря жен «изменников Родины»(30-40-е гг. ХХ века)» стала предметом диссертационного исследования А.Р.

Кукушкиной. Работа построена на основе изучения архивов Республики Казахстан и Российской Федерации. Значительный интерес для нас представляет глава «Особенности функционирования Акмолинского лагеря жен «изменников Родины»», где представлены режим содержания и организация труда заключенных. Хотя вне поля зрения автора остались аспекты, относящиеся к охране лагеря, выводы, касающиеся содержания женщин Алжира могут быть экстраполированы на политических заключенных Карлага. Вместе с тем, на наш взгляд, Акмолинский лагерь жен «изменников Родины» не был отдельным лагерем, а являлся спецотделением Карлага.

Необходимо отметить докторскую диссертацию Т. Садыкова «Жез аз ан нерк сіп айма ыны алыптасу ж не даму тарихы (Х1Х.ортасы –ХХ.)».

Четвертая глава исследования посвящена созданию и функционированию Степного и Джезказганского лагерей. Значительное внимание в работе уделено вопросам организации быта и медицинского обеспечения заключенных.

Первым комплексным исследованием по истории исправительно-трудовых лагерей на территории Казахстана стала докторская диссертация С.Д.

Дильманова. На основе широкого комплекса источников в ней исследуются вопросы организации пенитенциарной системы, отдельные стороны трудового использования и режима содержания заключенных Карлага. Особое внимание уделено исследованию категорий и численности контингента лагеря. Однако в исследование не рассматриваются охрана и режим содержания военнопленных.

В диссертации Л.В. Михеевой раскрываются вопросы пребывания иностранных военнопленных и интернированных иностранных граждан на территории Центрального Казахстана. Автор проанализировал условия содержания, материально-бытовое обеспечение и трудовое использование иностранных военнопленных и интернированных Спасского лагеря № 99, Джезказганских лагерей № 39 и № 502, Балхашского лагеря № 37.

Названные выше диссертационные исследования и публикации позволили расширить конкретно- исторические знания по истории Карлага и Спасского лагеря военнопленных и продвинуться вперед в изучение нашей темы.

Завершая историографический обзор научной литературы, можно сделать вывод о том, что на сегодняшний день нет ни одного специального исследования, посвященного охране, режиму и условиям содержания Карлага и Спасского лагеря военнопленных.





Источниковая база. По характеру своего происхождения, степени информационной значимости источники, использованные в исследовании, подразделяются на следующие группы: законодательные и нормативно правовые документы;

делопроизводственная документация Карлага и Спасского лагеря военнопленных;

статистические материалы;

литература мемуарного характера;

кино-фото-изобразительные материалы.

К первой группе источников относятся: документы международно правового характера. Это конвенции о защите жертв войны, международные договоры в этой области, дипломатические документы 40-50-х гг. ХХ века. К этой же группе относятся материалы партийных и государственных органов, на основе которых определялась и строилась работа органов ОГПУ-НКВД-МВД в советский период. Большую ценность представляет сборник документов «ГУЛАГ. 1918-1960 гг.», вышедший в серии «Россия. ХХ век. Документы». На сегодняшний день это одна из самых объемных и репрезентативных подборок документов по истории советской репрессивной системы. Сборник, в который вошли 152 документа из ГАРФ выводит «лагерный дискурс» на качественно новый уровень. Основу сборника составляют нормативно-правовые акты.

В диссертационной работе был использован сборник «Политические репрессии в Казахстане в 1937-1938 гг.», содержащий материалы Архива Президента Республики Казахстан (АП РК). В нем представлено документов с грифом «секретно» и «совершенно секретно», из них 6 – на казахском языке.

Большой интерес представляют источники второй группы. Так, комплекс источников делопроизводственной документации по охранным структурам Карлага и Спасского лагеря военнопленных, хранящийся в отечественных государственных архивах, состоит из документов Архива Управления Комитета по правовой статистики и специальным учетам Генеральной прокуратуры по Карагандинской области (Архив ПС и СУ) и ГАКО.

К организационной документации можно отнести множество разновидностей документов, включая положения, уставы, правила и обязательства. В них содержатся сведения о структуре, функциях, штатах военизированной охраны Карлага, правах, обязанностях и компетенции ее сотрудников.

Распорядительная документация представлена директивными указаниями ОГПУ-НКВД-МВД, приказами, инструкциями, циркулярами, наказами начальников ГУЛАГа и Карлага, протоколами совещаний штаба ВОХР лагеря по вопросам режима содержания и изоляции заключенных. Данный вид документов позволяет раскрыть задачи, формы и методы деятельности охраны Карагандинского лагеря, ее место и роль в репрессивно-карательной политике советского государства.

Большую группу документации учетно-контрольного характера образуют документы по личному составу военизированной охраны Карлага, отражающие прием, перемещения и увольнения работников, получения ими образования, материалы аттестаций и присвоения званий, по награждениям и назначениям на пенсии. Они содержат обширный круг сведений о кадровом составе ВОХР лагеря и позволяют проследить его динамику.

К сожалению, в нашей работе не представилось возможным использовать архивно-следственные дела на заключенных, которые хранятся в Архиве ПС и СУ. Недоступными оказались также личные дела заключенных Карлага.

Значительное место в делопроизводственном комплексе занимает отчетная документация: месячные, квартальные, годовые отчеты работы штаба военизированной охраны и Управления лагеря;

месячные, квартальные и другие периодические отчеты о движении и трудовом использовании заключенных;

докладные записки, обзоры, справки о состоянии службы ВОХР;

отчеты о численности, состоянии и режиме содержания заключенных;

сведения о побегах заключенных;

докладные записки о оперативно-чекистской работе в лагере. Отчетная документация представляет собой не только обзор, но и анализ деятельности военизированной охраны Карлага. Отчеты содержат информацию о масштабах, объеме и видам деятельности охранного ведомства.

Документы по вопросам охраны и режима содержания военнопленных Спасского лагеря, хранящиеся в Архиве Управления Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры по Карагандинской области, представлены перепиской управления лагеря по различным вопросам (Ф. 22).

Большой интерес представляют источники второй группы. Так, комплекс источников делопроизводственной документации по охранным структурам Карлага и Спасского лагеря военнопленных, хранящийся в отечественных государственных архивах, состоит из документов Архива Управления Комитета по правовой статистики и специальным учетам Генеральной прокуратуры по Карагандинской области (Архив ПС и СУ) и ГАКО.

Значительное место в делопроизводственном комплексе занимает отчетная документация: месячные, квартальные, годовые отчеты работы штаба военизированной охраны и Управления лагеря;

месячные, квартальные и другие периодические отчеты о движении и трудовом использовании заключенных;

докладные записки, обзоры, справки о состоянии службы ВОХР;

отчеты о численности, состоянии и режиме содержания заключенных;

сведения о побегах заключенных;

докладные записки о оперативно-чекистской работе в лагере. Отчетная документация представляет собой не только обзор, но и анализ деятельности военизированной охраны Карлага. Отчеты содержат информацию о масштабах, объеме и видам деятельности охранного ведомства.

Документы по вопросам охраны и режима содержания военнопленных Спасского лагеря, хранящиеся в Архиве Управления Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры по Карагандинской области, представлены перепиской управления лагеря по различным вопросам (Ф. 22).

Источники, отражающие систему и методы работы 410-го отдельного конвойного полка, охранявшего Спасский лагерь военнопленных, отложились в фондах Государственного архива Карагандинской области: Ф. 410 «Управления лагеря для военнопленных»;

Ф. 454 «Отдельный лагерный пункт № 17 отдела исправительно-трудовых колоний Управления МВД по Карагандинской области»;

Ф. 1172 «Политотдел управления мест заключения Карагандинской области (1938-1960 гг.)» Ф. 1487 – личный фонд Ю.Г. Попова.

В фонде 410 – Управления лагеря военнопленных № 99 содержатся делопроизводственные документы, которые позволяют раскрыть организационную структуру лагеря, показывают режим, условия содержания, трудовое использование, продовольственное и медицинское обеспечение военнопленных. Учетно-справочная картотека иностранных пленных дает возможность изучить численный и национальный состав заключенных. В этом же фонде имеется итоговый доклад о деятельности Спасского лагеря за 1941 1950 гг., в котором освещена его история, дана характеристика дислокации лагерных отделений, организации производственной деятельности и охраны военнопленных.

При работе по вопросу режима содержания военнопленных Спасского лагеря нами были использованы документы, хранящиеся в фонде отдельного лагерного пункта № 17 отдела исправительно-трудовых колоний Управления МВД по Карагандинской области (Ф. 454).

При написании работы мы использовали опубликованные документы делопроизводства НКВД-МВД, ГУЛАГа. Так, в 1998 г. общество «Мемориал» совместно с ГАРФ выпустило подробный и систематизированный документальный справочник «Система исправительно-трудовых лагерей в СССР 1923-1960 гг.», в котором собраны данные о 476 лагерях.

Третья группа источников – статистические материалы по военизированной охране и заключенным Карлага, военнопленным Спасского лагеря не представлена в опубликованных статистических бюллетенях и ежегодниках.

Данная информация была извлечена из Архива ПС и СУ (Ф.16) и ГАКО.

Несмотря на неполноту сведений, лагерная статистика дает возможность исследовать численность и состав охранных структур и заключенных Карлага, военнопленных Спасского лагеря.

К четвертой группе источников по теме исследования относится литература мемуарного характера. Ее богатый содержательный материал помог воспроизвести обстановку сталинских лагерей. Так, в работе были использованы личные документы из фонда краеведа Ю.Г. Попова (ГАКО, Ф.

1487) о встречах исследователя с бывшими японскими военнопленными, которые позволяют детально рассмотреть вопросы содержания в лагерях военнопленных в Центральном Казахстане. Особый интерес представляет документально-публицистическая книга журналиста А. Тасымбекова «Жан дауысы. Алжир архипелагі». Автор в своей повести дает полную характеристику условий содержания женщин в Акмолинском отделении Карлага. На основе воспоминаний бывших узниц Алжира написана также книга М. Штарка «Wenn du willst Deine Ruhe haben, schweige: Deutsche Frauenbiographien des Stalinismus». В российской периодической печати опубликованы воспоминания бывших военнопленных второй мировой войны.

Однако эти публикации носят субъективный характер и требуют критического отношения.

Следующая группа источников – кино-фото-изобразительные материалы.

Ярким примером служит документальный фильм «Алжир», режиссеров А.

Шажимбаева и Б. Иманбаева. Герои фильма бывшие заключенные-женщины Акмолинского отделения Карлага вспоминают о трагических лагерных днях, о режиме содержания, условиях быта, медико-санитарном обслуживании.

Важным источником по теме исследования являются фотоизобразительные материалы. Так, широкий общественный резонанс имела фотодокументальная выставка «Военнопленные», подготовленная сотрудниками «Дома истории ФРГ» и в 1996 г. экспонировавшаяся в г. Москве. Выставка была посвящена судьбам советских и немецких военнопленных второй мировой и Великой Отечественной войн.

Целью исследования Актуальность и не разработанность данной темы определили цель настоящего исследования - осветить историю Карлага посредством анализа работы военизированной охраны Карлага и конвойных войск Спасского лагеря, обеспечивающих охрану, режим и условия содержания заключенных и военнопленных в 1930-1956 гг.

Для достижения поставленной цели исследования были определены следующие основные задачи:

- изучить правовое и социально-экономическое положение работников военизированной охраны Карлага;

- исследовать процесс формирования и развития структуры военизированной охраны Карлага как составной части ГУЛАГа;

- проследить процесс подбора и подготовки работников охраны Карлага;

- проанализировать режим, условия содержания и охраны заключенных Карлага;

- раскрыть причины привлечения заключенных к охране Карлага;

- определить место и роль конвойных войск в структуре лагерей НКВД МВД;

- рассмотреть организацию охраны, режим, условия содержания и производственную деятельность военнопленных Спасского лагеря.

Хронологические рамки исследования – 1930-1956-е гг. Начальная дата обусловлена формированием военизированной охраны Казахского исправительно-трудового лагеря, который через год был реорганизован в Карлаг. Лагерь военнопленных № 99 был образован на базе Спасского отделения Карлага в 1941 г. и существовал до начала 1950-х гг. 410-й отдельный конвойный полк НКВД-МВД осуществлял охрану и режим содержания военнопленных. Конечная дата исследования – 1956 г. – связана с реформированием охранных структур ГУЛАГа и ликвидацией исправительно трудовых лагерей. Автор несколько расширяет временные рамки исследования для полной характеристики процесса становления и функционирования репрессивно-карательных органов советской лагерной системы.

Научной новизной является то, что исследований посвященных изучению истории Карлага как составной части ГУЛАГа, организации охраны, режима, условий содержания заключенных Карлага и Спасского лагеря военнопленных нет. Впервые в отечественной историографии объектом исследования стали советские репрессивные органы, которые были основным каналом реализации карательной политики советского государства. Военизированная охрана Карлага и конвойные войска Спасского лагеря имели свою структуру, кадры, цели и задачи. Впервые в казахстанской исторической науке исследована организационная структура Карлага, изучены подчиненность, дислокация его подразделений, вопросы правового и социально-экономического положения работников военизированной охраны. Установлено, что круг обязанностей репрессированных органов был достаточно широк и включал в себя не только осуществление охраны и режима содержания заключенных и военнопленных.

Военизированная охрана Карлага и конвойные войска Спасского лагеря должны были участвовать в обеспечении производственной деятельности, крепить дисциплину труда советских и иностранных заключенных.

Ужесточение репрессивной практики государства расширило полномочие ВОХР Карлага по поддержанию соответствующего режима в лагере. Впервые в Отечественной историографии рассматриваются вопросы охраны, режима и условия содержания как советских заключенных Карлага так военнопленных Спасского лагеря.

Объектом исследования являются охранные структуры ГУЛАГа – военизированная охрана Карлага и конвойные войска Спасского лагеря для военнопленных.

Предметом исследования диссертационной работы является история Карагандинского лагеря как составной части, ГУЛАГа, организация охраны, режим и условия содержания заключенных Карлага и военнопленных Спасского лагеря № 99.

Территориальные рамки исследования ограничены Центральным Казахстаном. В 1932 г. территория Карагандинского лагеря находилась на стыке пяти районов: Нуринского, Тельманского, Карагандинского, Шетского, Жана-Аркинского. В 1939 г. Карлаг располагался в основном на территории Карагандинской и Акмолинской областей. Спасский лагерь военнопленных был расположен на территории Карагандинской области. К 1941 г. в Карагандинскую область входили следующие районы: Джезказганский, Ворошиловский, Каркаралинский, Жана-Аркинский, Коунрадский, Нуринский, Кувский, Тельманский, Осакаровский, Шетский, Улутауский.

При написании диссертации мы учитывали, что на протяжении 1930- гг. неоднократно менялось административно-территориальное устройство Казахстана, в том числе и его Центрального региона.

Методология исследования построена на таких основополагающих принципах, как научная объективность и историзм. Для комплексного изучения темы были использованы такие методы как проблемно-хронологический, агрегативный, статистический, смежных наук. Проблемно-хронологический метод был применен для рассмотрения причин и следствий формирования охранных структур ГУЛАГа. Агрегативный метод использовался для проведения сбора фактического материала из различных групп источников.

Статистический метод позволил провести анализ численности заключенных.

Метод смежных наук (исправительно-трудовое право, уголовное право) применялся при рассмотрении режима и условий содержания заключенных и военнопленных.

Научно-практическая значимость диссертационного исследования заключается, прежде всего, в возможности извлечения исторического опыта из тоталитарного прошлого для успешного преодоления последствий репрессивной политики советского государства. Выводы и обобщения, сделанные в работе могут быть использованы при создании обобщающих работ по истории исправительно-трудовых лагерей на территории Казахстана, при изучении истории органов ОГПУ-НКВД-МВД, а также в специальных курсах и лекциях по истории республики в ВУЗах и других учебных заведениях.

Апробация работы. Основные результаты исследования нашли отражение в 20 публикациях, среди которых 15 - в материалах международных российских и казахстанских конференций, а также 5 статей опубликовано в научных журналах, рекомендованных ККСОН МОН РК.

Положения, выносимые на защиту:

1. Формирование тоталитарного режима в СССР оказало непосредственное воздействие на развитие советской тюремно-лагерной системы. Для охраны и обеспечения режима и условия содержания заключенных Карлага была сформирована военизированная охрана. Вся ее деятельность, протекавшая в обстановке строгой секретности, базировалась на внутриведомственных актах, приказах, распоряжениях, инструкциях ОГПУ-НКВД-МВД. ВОХР ИТЛ не подчинялась действовавшему общегосударственному законодательству и была полностью исключена из поля зрения общественности. Служба военизированной охраны Карагандинского лагеря была всецело подчинена интересам тоталитарного государства и обеспечивала как политические, так и экономические его потребности. Правовой статус работников военизированной охраны Карлага определялся изначально не законами, а подзаконными актами, секретными инструкциями, которые исходили из органов, не обладавших законодательными правами. На ВОХР Карагандинского лагеря, как войсковую часть ОГПУ-НКВД-МВД распространялись Уставы службы войск ОГПУ НКВД-МВД, общевойсковые уставы Красной Армии – дисциплинарной, строевой, внутренней, а также гарнизонной и караульной службы. По правовому и социально-экономическому положению работники военизированной охраны ИТЛ были приравнены к гражданам, состоящим на действительной военной службе.

2. Структура военизированной охраны Карагандинского лагеря создавалась как звено в многоуровневой пенитенциарной системе ГУЛАГа. ВОХР Карлага стала частью репрессивных органов, в первую очередь исправительно трудовых лагерей, которые реализовывали карательную политику советского государства. Структурная перестройка военизированной охраны ИТЛ в период 1930-х- середины 1950-х гг. была обусловлена идеологическими, политическими, экономическими факторами и спецификой эволюции советской карательной системы.

3. В кадровой политике исправительно-трудовых лагерей проявились два направления – добровольное и принудительное. Главная политико мобилизующая роль отводилась партии. Основными факторами, влияющими на подбор работников военизированной охраны Карлага, стали социальное происхождение и идейно-политические качества. ВОХР и надзирательный состав внутренней службы Карагандинского лагеря составляли наименее образованную группу лагерных кадров. Подготовка работников ИТЛ осуществлялась в военно-учебных заведениях ОГПУ-НКВД-МВД и на курсах повышения квалификации. Процесс подготовки личного состава охраны Карлага включал комплекс мер военного, идеологического, политического и образовательного характера.

4. Военизированная охрана исправительно-трудовых лагерей осуществляла три основные функции: карательную, производственно-хозяйственную и воспитательную. Для обеспечения лагерного режима охрана Карлага использовала различные методы и формы работы оперативно профилактического, законодательного, дисциплинарного и материально технического характера. Ужесточение карательно-репрессивной политики советского государства в середине 1930-х гг. расширило нелегитимные методы ее реализации в пенитенциарных учреждениях. ВОХР Карлага стала аппаратом подавления противников советского режима. Существенными чертами ее деятельности являлись произвол и применение методов насилия, особенно к нарушителям лагерного режима и отказникам от работы.

5. В начале 1930-х гг. идеи самоокупаемости ИТЛ и народнохозяйственного использования принудительного труда получили широкое распространение. В целях удешевления содержания аппарата и охраны Карлага, вследствие больших трудностей комплектования его вольнонаемным составом, на низшие административные должности лагеря и в качестве стрелков военизированной охраны привлекались заключенные. Подразделения охраны лагеря из числа заключенных называли самоохраной и самонадзором. Личный состав самоохраны формировался из бывших работников ОГПУ-НКВД, милиции, бывших военнослужащих. Ввиду отсутствия или недостаточного числа осужденных из бывших работников правоохранительных органов и военнослужащих, администрация Карлага была вынуждена назначать для несения постовой службы судимых за различные преступления.

6. Конвойные войска входили в состав Вооруженных Сил СССР, и выполняли специфические задачи в системе НКВД-МВД. Войска взаимодействовали с многочисленными структурными подразделениями НКВД-МВД - с Главным управлением госбезопасности, тюремным управлением. Наиболее тесным и широкомасштабным было сотрудничество конвойных войск с УПВП (ГУПВИ) и ГУЛАГом. Цели и задачи подразделений охраны лагерей, функции, которые они выполняли в 1930-1950-е гг. были тесно связанными. Конвойные войска стали составной частью охранных структур исправительно-трудовых учреждений НКВД-МВД.

7. Охрана и режим и условия содержания военнопленных Спасского лагеря соответствовали международным конвенциям по защите прав военнопленных и репрессивные меры по отношению к основной массе военнопленных не применялись.

Структура исследования. Диссертационное исследование состоит из определений, обозначений и сокращений, введения, трех разделов, заключения, списка использованных источников и приложений.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ Во введении диссертационной работы отражены актуальность, степень изученности проблемы, обозначены цель и задачи, объект, предмет, хронологические и территориальные рамки исследования, проанализирована источниковая база, определена методология работы, научная новизна и положения, выносимые на защиту, практическая значимость и апробация работы.

Раздел первый – «Образование военизированной охраны Карлага как составной части ГУЛАГа » объединяет два подраздела. В первом подразделе «Правовое и социально – экономическое положение работников военизированной охраны Карлага» рассматривается правовой и социальный статус сотрудников военизированной охраны Карлага, выделяется специфика их финансового и материального обеспечения. По своему социально-правовому положению работники охраны мест заключения в соответствии с «Положением об исправительно-трудовых лагерях ОГПУ от 7 апреля 1930 года» и «Положением о военизированной охране ИТЛ ОГПУ» от 23 июля 1932 года были приравнены к лицам, несущим действительную военную службу.

Сотрудники ВОХР давали подписку о согласии служить в лагере в течение 2 – 3-х лет, а также о неразглашении государственной и военной тайны, в том числе и после завершения службы.[8, л.6 ] Следует признать, что условия службы военизированной охраны в ГУЛАГе были значительно хуже, чем в Красной Армии. Из-за нехватки кадров продолжительность рабочего дня стрелков Карлага была 12 – 15 часов в сутки. Задолженность по выходным дням в 1932 г. составляла 1250 человеко-дней, в 1933 г. – 1290, в 1934 г. – 2100.[9,л.49 ] Состояние санчастей, общежитий, казарм было также далеко не удовлетворительным. Казармы, где проживали бойцы ВОХР не соответствовали требованиям Устава внутренней службы. Из-за нехватки помещений вохровцы были вынуждены размещаться в землянках, палатках, бараках вместе с заключенными. Рядовому и сержантскому составу военизированной охраны Карлага предоставлялись льготы, установленные Постановлением СНК СССР от 14 сентября 1945 года и Совета Министров СССР, от 29 октября 1945 года, от 30 декабря 1945 года и Совета Министров СССР от 29 апреля 1946 года, от 29 апреля 1949 года, от 30 апреля 1951 года, от 3 января 1952 года. Вместе с тем закреплённые льготы из-за недостаточного финансирования со стороны правительства действовали не в полном объёме.[10,л.27 ].

Во втором подразделе «Структура военизированной охраны Карлага» подробно анализируется процесс становления и развития ВОХР Карлага как составной части ГУЛАГа. Структура аппарата Управления Карлага состояла из следующих отделов: политический, отдел кадров для вольнонаёмных, 3-й оперчекистский, военизированной охраны, учётно-распределительный, культурно-воспитательный, административно-хозяйственный, контрольно плановый, отдел снабжения, торгово-финансовый, транспортный и инспекционный отдел [11, л.340 ].

В феврале 1939 года территория Карлага была разделена на 5 районов (Долинский, Сарептский, Чурубай-Нуринский, Бурминский, Коктункульский), 5 лагпунктов не входящих в состав районов (Долинский, Карабасский, Спасский, Балхашский, Сельскохозяйственная опытная станция (СХОС), а также Акмолинское спецотделение, не входящее в состав районов. Первый отдельный Долинский дивизион включал 6 взводов – конвойно-оперативный, караульный, комендантский, Долинский, Карабасский и Спасский. Конвойно оперативный взвод выполнял службу особого назначения за пределами лагеря.

Второй взвод 6-го дивизиона использовался для охраны комендантского лагерного пункта со среднегодовым количеством заключённых в 3000 человек.

Охрану Карабасского отдельного лагерного пункта, конвоирование осуждённых в пределах лагеря выполнял 4-й взвод. Второй дивизион состоял из пяти взводов: Сарепский, Самарский, Котурский, Эспинский и Оперативный взвод. Третий дивизион состоял из четырех взводов - Бурминского, Просторненского, Батыкского и Оперативного. В состав четвертого Отдельного Коктункульского дивизиона входило пять взводов: Коктункульский, Бидаикский, Ортаусский, Кзыл-Таусский и оперативный. Каждый дивизион имел свой штаб: первый отдельный Долинский дивизион - в с.Долинка;

второй дивизион – в Сарепте, третий – в Бурме;

четвёртый отдельный Коктункульский дивизион – в Коктуме. Кроме того, существовали отдельные взводы:

Акмолинский, Балхашский, Караджарский, Чурбайнуринский, Тартаульский.

На 1 июня 1946 года военизированная охрана Карагандинского лагеря была обеспечена личным составом из расчёта 7% к списочному составу вместо 9%, как этого требовали руководящие документы МВД. В 1954 г. Совет Министров принимает постановление «О серьёзных недостатках в организационной структуре и излишествах в штатах административно-управленческого аппарата Министерства внутренних дел. 13 августа 1956 года МВД СССР издало приказ «О передаче исправительно-трудовых лагерей МВД СССР в подчинение МВД союзных республик – по территориальности. Большое значение имело решение правительства от 25 октября 1956 года о преобразовании военизированной охраны исправительно-трудовых учреждений в конвойную охрану. Её численность сокращена, по-новому сформированы служебные задачи и соответственно изменилась организационно-штатная структура.

Раздел второй – «Организация охраны, режим и условия содержания заключенных Карлага» объединяет три подраздела.

В первом подразделе «Подбор и подготовка работников военизированной охраны Карлага» раскрываются проблемы кадрового обеспечения и подготовки военизированной охраны Карагандинского лагеря, показаны источники ее комплектования. Подбор рядового и сержантского состава ВОХР Карлага происходил преимущественно путём вербовки демобилизованных служащих РККА. Добровольцам, поступающим в структуру ГУЛАГа устанавливалась надбавка к заработной плате до 50% за отдалённость. Завербованные сотрудники охраны Карлага получали подъёмные и двойные трёхмесячные оклады. Командный состав получал оклад за звание и 200 рублей пайковых, помимо основной заработной платы. Для работников военизированной охраны ИТЛ устанавливались процентные надбавки к должностному окладу за выслугу лет: за 3 года непрерывной службы – 10%;

за 6 лет – 20%;

за 9 лет – 30%;

за и больше лет службы – 50%.[12, л.12 ].

Перемены в кадровой политике ГУЛАГа были связаны с реализацией Постановления ЦК КПСС от 12 марта 1954 года «Об основных задачах Министерства внутренних дел» и от 10 июля 1954 года «О мерах улучшения работы исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД». Эти документы были направлены на «восстановление социалистической законности», соблюдение партийных принципов расстановки лагерных кадров. 25 октября 1956 года военизированная охрана исправительно-трудовых лагерей была преобразована в конвойную охрану. Принципиально изменился порядок её комплектования. По решению правительства конвойная охрана мест заключения стала проходить службу по призыву через Министерство обороны.

Во втором подразделе «Охрана, режим и условия содержания заключенных Карлага» проведен комплексный анализ охраны, режимных установок и быта заключенных Карлага, дана характеристика динамики и состава лагерного населения. Прошедшие через тюрьмы и лагеря оставили немало воспоминаний о творившемся там произволе. Так, обыденной практикой являлось массовое избиение осуждённых. В Сарепском, Бурминском, Коктуринском отделениях Карлага систематически производилось избиение заключённых дежурным, офицерским и вахтерским составом, - докладывала специальная инспекторская комиссия ГУЛАГа в 1935 году, подтверждая выводы многочисленными фактами.

Отмена смертной казни в 1947 году существенным образом повлияла на осложнение обстановки в местах лишения свободы. В справках, отчётах, докладных записках сотрудников военизированной охраны Карлага отмечалось, что в прибывших этапах из Украины, России 1948 года подавляющее число составлял уголовно-бандитствующий элемент, который разлагал дисциплину в лагере;

способствовал росту отказов от работы. Так, в 1948 году в лагере содержалось 73.750 человек, в том числе мужчин – 51.372 и женщин – 12.378 и несовершеннолетних – 165 человек. Большинству заключенных Карлага было от 20 до 40 лет. По составу инкриминируемых преступлений: контрреволюционеры – 34.074 человека, совершившие побеги – 1634 человека, бандиты и совершившие вооруженный разбой – 3.434 человека, воры-рецидивисты – 13.445 и прочие уголовные преступления – 21. человека.[13, л.120-125 ]. В целях усиления изоляции активного уголовно бандитствующего элемента были приняты следующие меры: водворено в штрафной изолятор – 10524 человека, штрафные лагерные пункты – человек, направлено в лагподразделения строгого режима 213 человек и передано в «особые лагеря» 5143 опасных преступника. Из-за отсутствия средств полностью изолировать осуждённых за особо опасные государственные преступления в 1951 году было невозможно. Поэтому для тех заключённых, которые не были отправлены в «особые лагеря», на территории Карлага создавали отдельные бараки с их полной изоляции от основного контингента заключённых. На 1 августа 1952 года в подразделениях общего режима ещё продолжали содержаться 5640 заключённых, в том числе: осуждённые за контрреволюционные преступления – 5202 чел., за бандитизм – 302 чел., за разбой – 136 чел.[14, л.23 ].

Следует подчеркнуть, что методы и формы работы охраны Карлага не соответствовали рекомендациям минимальных стандартных правил обращения с заключёнными, принятым 30 августа 1955 года на 1 Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с преступниками. Работники военизированной охраны в большинстве своём плохо представляли себе, в чём должен проявляться гуманизм к осуждённым. Соответственно, состояние режима в Карагандинском лагере существенно отличалось от норм международной пенитенциарной системы.

В третьем подразделе «Привлечение заключенных к охране Карлага» анализируется система отбора и использования заключенных в подразделениях военизированной охраны Карлага.

Подразделения охраны из числа заключённых называли самоохраной и самонадзором. При подборе кандидатов в стрелки военизированной охраны Карлага предпочтение отдавалось бывшим работникам правоохранительных органов, военнослужащим. Привлечь их на свою сторону НКВД могло, только пообещав определённые льготы за хорошую работу. Заключённые самоохраны проживали в отдельных бараках в улучшенных жилищно-бытовых условиях.

Они обеспечивались в первую очередь постельными принадлежностями, обмундированием, зачислялись на все виды довольствия. Им выделяли отдельные столы в общей столовой. Питание для этой категории заключённых устанавливалось в одинаковой степени с работающими на производстве и выполняющими норму осуждёнными.

В послевоенный период руководство ГУЛАГа периодически издавало приказы, запрещавшие использовать заключённых в охране ИТЛ. Нехватка кадров военизированной охраны Карлага вынуждала администрацию лагеря использовать заключённых в качестве стрелков самоохраны на всём протяжении существования ГУЛАГа.

Раздел третий – «Конвойные войска в системе исправительно – трудовых учреждений НКВД - МВД» включает в себя два подраздела.

В первом подразделе «Роль и место конвойных войск в структуре лагерей НКВД – МВД» дается анализ нормативно – правовых источников, регламентировавших служебную деятельность конвойных войск.

Служба конвойных войск по охране лагерей регламентировалась «Инструкцией о порядке учёта военнопленных в лагерях НКВД» и «Инструкцией о порядке содержания военнопленных в лагерях НКВД», утверждёнными НКВД СССР 7 августа 1941 года. 11 июля 1948 года МВД приняло указ, по которому охрана лагерей военнопленных ГУПВИ возлагалась на вахтёрский состав и вспомогательные команды, сформированные из военнопленных. За конвойными войсками осталась охрана режимных лагерей для военнопленных: № 16 (г. Хабаровск), № 99 (г. Караганда), № 464 (г.

Прокопьевск Кемеровской области), № 476 (Свердловская область) и № (Молотовская область). 6 мая 1951 года Советом Министров СССР было издано постановление об реорганизации конвойных войск в конвойную охрану. 1 июня 1951 года МВД СССР был подписан приказ «О расформировании войск МВД и передачи личного состава и материальных ценностей ГУЛАГу». Охрана особых лагерей и тюрем МВД СССР, а также лагерей военнопленных для военных преступников была передана Управлению охраны ГУЛАГа.

Во втором подразделе «Охрана, режим, условия содержания и производственная деятельность военнопленных Спасского лагеря» выявлены ключевые принципы организации охраны, режима и трудовой деятельности военнопленных Спасского лагеря № 99. 24 июня 1941 года распоряжением № 99 НКВД СССР был организован Спасский лагерь для военнопленных.

Организация труда и быта военнопленных и интернированных строилась на основах строжайшей дисциплины и безоговорочном подчинении установленному режиму. Не допускалось панибратство и близких связей между спецконтингентом и сотрудниками лагеря, исключалась возможность общения военнопленных с интернированными. Директивы и приказы НКВД регулировали вопросы режима, направления на работу, оплаты и охраны труда, ответственность за уклонение от работы.

Военнопленные и интернированные широко использовались на строительстве промышленных и гражданских объектов, на шахтах, рудниках, сельхозработах и пр. В 1945 г. в тресте «Карагандауголь» работало 6. человек, в тресте «Шахтострой» - 1976 человек, в «Жилстрой» - 479 человек, «Металлургстрой» - 299 человек, «Желдорстрой» - 172 человека.[15, л.14 ].

Несмотря на то, что в 1945-1948 гг. более 2/3 лагерей военнопленных в СССР были нерентабельны, отказаться от услуг военнопленных в условиях разрухи и острой нехватки кадров, правительство не рискнуло.

Приказом МВД СССР от 8 июня 1949 г. Спасский лагерь военнопленных был официально переформирован в режимный лагерь. К лету 1950 г.[16, л. ]. Лагерь военнопленных № 99 был ликвидирован, а его отделения были переданы Песчаному лагерю Заключение и выводы диссертации В создании и функционировании политической системы СССР важную роль играли ВЧК-ОГПУ-НКВД. Органы безопасности решали поставленные задачи по защите советского строя в условиях формирования репрессивного законодательства. Карательная практика большевистского режима способствовала возникновению советской тюремно-лагерной системы. В конце 1920-х –начале 1930-х гг. советские пенитенциарные учреждения подверглись существенной реорганизации, результатом которой стало формирование большого числа исправительно-трудовых лагерей и образование ГУЛАГа. декабря 1931 года постановлением СНК СССР первое отделение КазИТЛага было реорганизовано в Карлаг. Для охраны и обеспечения режима содержания заключенных Карлага была сформирована военизированная охрана.

Деятельность ВОХР и внутренние механизмы их функционирования определялись тоталитарным характером советского государства.

Правовой статус работников охраны Карагандинского лагеря определялся секретными инструкциями ОГПУ-НКВД-МВД, то есть изначально находился за рамками публичного права. Уставы службы войск ОГПУ-НКВД-МВД, общевойсковые уставы Красной Армии определяли права общие и должностные обязанности служащих охраны, регламентировали несение гарнизонной, караульной и внутренней службы. По своему правовому и социально-экономическому положению работники военизированной охраны Карлага были приравнены к лицам несущим действительную военную службу.

Для служащих охраны ИТЛ существовала политика льгот и привилегий: в области трудового землепользования сельского хозяйства;

труда и социального страхования;

народного образования;

здравоохранения, а также при переездах по железным дорогам и водным путям;

почтовые;

денежные пособия;

судебные;

по обязательному страхованию;

по налогам и сборам;

жилищные.

Структура военизированной охраны Карагандинского лагеря создавалась как звено многоуровневой пенитенциарной системы. Войсковые подразделения лагеря были созданы по образцу частей Красной Армии и состояли из дивизионов, взводов и отделений. Порядок службы в охране: строевая подготовка, организация, комплектование и снабжение устанавливались по нормам и положениям ГУЛАГа. Формирование структуры ВОХР Карлага в системе ГУЛАГа осуществляющего репрессивно-карательные функции, наложило отпечаток на всю деятельность этого учреждения. В 1930-х – середине 1950-х гг. структурная перестройка военизированной охраны лагерей происходила под воздействием внутриполитической обстановки в стране и изменением советской карательной системы.

Непрерывный рост контингента заключенных требовал постоянного увеличения численности служащих охраны и других категорий лагерных работников. В кадровой политике ГУЛАГа проявились два направления добровольное и принудительное. К добровольной относился набор кадров чекистов, вольнонаемных граждан и вербовка демобилизованных военнослужащих Советских Вооруженных Сил. Принудительное направление – привлечение заключенных и бывших заключенных к охране лагеря. При подборе работников охраны структур Карлага важное значение придавалось не столько их образовательному уровню, сколько социальному происхождению и морально-политическим качествам. Сотрудники ВОХР и надзирательный состав внутренней службы исправительно-трудовых лагерей составляли наименее образованную группу лагерных служащих. Подготовка работников ИТЛ осуществлялась на курсах повышения квалификации и в военно-учебных заведениях ОГПУ-НКВД-МВД. Процесс подготовки служащих ВОХР Карлага включал комплекс мер военно-политического и образовательного характера.

Военизированная охрана не только обеспечивала изоляцию, конвоирование заключенных, но и совместно с администрацией Карагандинского лагеря участвовала в обеспечении производственной деятельности лагеря, укреплении дисциплины труда осужденных выявлять отказчиков и уклонявшихся от работы, пресекала попытки осужденных изготовить всевозможные поделки, орудия для совершения преступления м других нарушений режима. Для обеспечения лагерного режима подразделения охраны лагеря использовали методы и формы работы оперативно-профилактического, законодательного, дисциплинарного и материально-технического характера. Нелегитимные методы работы ВОХР Карлага проявлялись в превышении предоставленных им прав и полномочий унижении, избиении заключенных и незаконном применении к ним оружия нарушении правил конвоирования и изоляции.

В период 1930- - середины 1950-х гг. репрессивная политика государства была направлена на извлечение максимального хозяйственного эффекта от труда заключенных. Они широко использовались не только в экономической деятельности, но и самоохране Карлага. Директивы ГУЛАГа рекомендовали привлекать в самоохрану заключенных из числа бывших работников ОГПУ НКВД, милиции. Отсуствие необходимого количества заключенных из числа бывших сотрудников правоохранительных органов вело к назначению на должности стрелков охраны лагеря судимые за разные преступления.

С началом Великой Отечественной войны в распоряжение государства помимо советских заключенных оказались репатрианты, проходившие проверку в проверочно-фильтрационных лагерях, мобилизованные в трудовые батальоны, а также военнопленные и интернированные. В 1941 году на базе Спасского отделения Карлага был организован лагерь военнопленных, который просуществовал до 1950 года. Для конвоирования охраны спецконтингента были созданы конвойные войска. Главному управлению конвойных войск пришлось взаимодействовать с многочисленными структурными подразделениями НКВД. Наиболее тесным и широкомасштабным было сотрудничество конвойных войск пенитенциарной системой НКВД-ГУЛАГом и УПВИ. Цели и задачи подразделений охраны лагерей, функции, которые они выполняли в годы войны и после ее окончания, были тесно взаимосвязанными.

Конвойные войска стали составной частью охранных структур исправительно трудовых учреждений НКВД-МВД.

410-й отдельный конвойный полк, осуществлявший охрану и режим содержания Спасского лагеря военнопленных, в своей деятельности руководствовался международными конвенциями. Положением о военнопленных от 1 июля 1941 года, а также соответствующими постановлениями правительства и ведомственными нормативными актами.

Изучение документов и материалов по истории пребывания военнопленных в Спасском лагере дает основание говорить о том, что охрана и режим условия содержания иностранных граждан в плену в целом соответствовал общепринятым нормам международного гуманитарного права.

Таким образом, в работе рассмотрен региональный срез сложнейшей темы, позволяющий глубже осмыслить один из немаловажных пластов истории ГУЛАГа. Мы считаем своим долгом и в дальнейшем проводить научно исследовательскую работу в данном направлении, а также предлагаем рекомендации практического характера:

- упорядочить фонды ведомственных архивов, провести систематизацию документов Архива ПС и СУ для всестороннего изучения исследователями истории Карлага;

- сделать свободным для исследователей доступ к остающимся секретными материалам государственных и ведомственных архивов, как основному комплексу источников по истории ГУЛАГа;

- продолжить и всемерно поддерживать работу по реабилитации жертв сталинского политического режима;

- расширить исследование проблем истории политических репрессий;

- организовать встречи бывших заключенных Карлага с молодежью, которые будут способствовать формированию казахстанского патриотизма и гражданственности;

- ориентировать государство и общество на международно-правовые стандарты обращения с заключенными;

Список использованных источников 1. Назарбаев Н.А. Историческая память, национальное согласие и демократические реформы – гражданский выбор народа Казахстана // Казахстанская правда. – 1997. – 7 июня 2. Самалдыков М., Бастемиев С. ГУЛАГ. Места заключения на территории Казахстана в 20-30-е годы // Мысль.- 1996.- № 11.- С. 85- 3. Шаймуханов Д.А., Шаймуханова С.Д. Карлаг.- Караганда, 1997.- 175 с.

4. Шаймуханов С.Д. Политические репрессии в Казахстане (30-40-е – начало 50-х гг.).- Караганда, 2000.- 180 с.

5. Абдакимов А.А. Тоталитаризм: депортация народов и репрессии интеллигенции.- Караганда, 1997.- 83 с.

6. Абылхожин Ж.Б. Очерки социально-экономической истории Казахстана ХХ века.- Алматы, 1997.- 358 с.

7. Козыбаев М.К., Едыгенов Н.Е. Труд во имя победы.- Алматы, 8. Архив ПС и СУ Ф.16. Д.317.

9. Архив ПС и СУ Ф.16. Д.44.

10.Архив ПС и СУ Ф.16. Д.93.

11.Архив ПС и СУ Ф.16. Д.46.

12.Архив ПС и СУ Ф.16. Д.221.

13.Архив ПС и СУ Ф.16. Д.333.

14.Архив ПС и СУ Ф.16. Д.321.

15.ГАКО. Ф.410. Св. 5. Д.364.

16.ГАКО. Ф.410. Св.5. Д.43.

Список опубликованных работ по теме диссертации:

1. Организация военизированной охраны (ВОХР) Каралага // Валихановские чтения – 6: сборник материалов международной научно-практической конференции. – Кокшетау, 2001. Т.1.- С. 162-165.

2. Исторический опыт как фактор гуманизации мест лишения свободы // Современные проблемы образования и науки в начале века: сборник материалов международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию независимости РК. – Караганда, 2001. – Ч. 2 – С. 334-338.

3. Гуманизация мест лишения свободы на основе исторического опыта //Валихановские чтения-7: сборник материалов международной научно практической конференции. - Кокшетау, 2002. Т 12. - С. 160-164.

4. Привлечение заключенных Карлага к работе ВОХР //Проблемы истории и этнологии Казахстана: сборник материалов региональной научно теоретической конференции «10 лет суверенного Казахстана: история и перспективы развития».- Караганда: Изд. КарГУ, 2001. – С. 214-219.

5. Подбор работников ВОХР Карлага //Научное наследие академика А.Х.Маргулана в преподавании археологии, этнологии и истории Казахстана:

сборник материалов республиканской научно-практической конференции. Караганда: Изд. КарГУ, 2004. – С 118-123.

6. Кадровая политика ГУЛАГА //Вестник Карагандинского университета. Серия История. Философия. Право. - 2005. № 1(37). – С 53-56.

7. Роль негласных методов работы в пенитенциарной системе Советского государства в 1930-1956-е годы //Вестник Карагандинского университета. Серия История. Философия. Право. - 2006. №3(43). - С. 99-102.

8. Негласные методы работы в системе исправительно-трудовых учреждений Советского государства в 30-50-е годы //Вестник КазНУ. Серия историческая. – 2006. №1(40). – С. 87-90.

9. Кадровая политика советской лагерной системы (на примере военизированной охраны Карлага) //Культура и интеллигенция меняющихся регионов России: ХХ век: сборник материалов VI Всероссийской научно– практической конференции с международным участием. –Омск, 2006.Ч. 2.– С.

280-282.

10. Организационная структура военизированной охраны Карлага //Вестник КарГУ. - Серия История. Философия. Право. - 2004. №4(36). – С. 52-55.

11. Режим содержания и охраны заключенных Карлага в 1930 гг. //Степной край Евразии: Историко-культурные взаимодействие и современность:

материалы международной научной конференции: тезисы докладов и сообщений. – Омск: Изд-во ОмГУ, 2007. - С. 172-174.

12. Повседневная жизнь населения Центрального Казахстана в 30-е годы ХХ века //Вестник Карагандинского университета. Серия История. Философия.

Право. - 2008. №3(51). – С. 70-75. (в соавторстве с В.В.Козиной).

Елеуханова Светлана Викторовна Карлаг тарихы: к зет, т ртіп ж не т т ындарды стау жа дайы (1930 1956 жж.).

07.00.02- Отан тарихы ( аза стан Республикасы тарихы) маманды ы бойынша тарих ылымдарыны кандидаты ылыми д режесін алу шін дайындал ан диссертация Т йіні Гулагты к зет рылымы- Карлагты скери к зеті ж не скери т т ындар а арнал ан Спасск арауыл к зеті диссертациялы зерттеуді нысаны болып табылады.

Зерттеуді зектілігі. Ке естік кезе дегі ткенді зерттеу у ын-с ргінді йымдастыру ж не оны ызметімен байланысты бір атар м селелерді тарихшыларды алдында ояды. Б л мемлекеттік саясатты арнайы жазалау йымдары ж зеге асырды ж не соны ралына айналды. Олар а е алдымен, л айып келе жат ан террорды шарасыз салдары ретінде пайда бол ан т рмелік-лагерлік ж йе жатады. Лагерлерді бас аруды бас бас армасыны басты ж не ажырамас б лігі бол ан, ке естік пенитенциарлы ж йе, тек ана тоталитарлы мемлекетті м ддесіне ызмет етті. Оны ызметі ата пия жа дайында ж ргізілгендіктен к птеген жылдар бойы іс ж зінде о амны назарынан тыс алды. Т т ындар мен скери т т ындарды стау т ртібі мен жа дайын, оларды к зетін амтамасыз ететін ГУЛАГ-ты к зет рылымы Карлагты скерилдендірілген к зетін, Спасск лагеріні арауыл к зетін зерттеу аза стан территориясында сталиндік лагерлерді алыптасуы мен дамуыны толы ж не жан-жа ты к рінісін жа ырту а м мкіндік береді.

Диссертациялы ж мысты ма саты 1930-1956 жж. т т ындар мен скери т т ындарды стау т ртібі мен жа дайын, оларды к зетін амтамасыз ететін Карлагты скерилдендірілген к зеті, Спасск лагеріні арауыл к зеті ж мысына талдау жасау ар ылы ГУЛАГ-ты тарихын баяндау болып табылады.

Ж мысты ма сатына с йкес келесі негізгі міндеттері ал а ойылды:

Карлагты скерилендірілген к зет ызметкерлеріні ы ты ж не леуметтік-экономикалы жа дайын зерттеу;

Карлагты скерилендірілген к зет рылымыны алыптасуы мен даму дерісін зерттеу;

Карлагты к зет ызметкерлерін іріктеу ж не дяарлау дерісін арастыру;

Карлаг т т ындарыны т рітібін, стау жа дайын ж не к зетіне талдау жасау;

Карлаг т т ындарын к зетке тартуды себептерін ашу;

НКВД-МВД лагерлері рылымында ы арауыл скеріні орны мен р лін аны тау;

Спасск лагеріні скери т т ындарыны к зеті, т ртібі, стау жа дайы мен ндірістік ызметіні йымдастырылуын арастыру;

Диссертациялы ж мысты методологиялы негізін аралас п ндерді проблемалы -хронологиялы, агрегативтік, статистикалы сия ты ылыми дістері райды. Б л зерттеу дістерін пайдалану ГУЛАГ-ты рамдас б лігі ретіндегі ара анды лагеріні тарихын, онда ы к зетті йымдастыру, т т ындарды стау т ртібі мен оларды жа дайын ашып арастыру а м мкіндік береді.

Диссертациялы зерттеуді ылыми жа алы ы е алдымен, б л м селе бірінші рет отанды тарихи ылымда зіндік зерттеу нысаны болып табылатынды ымен ай ындалады. ара анды лагеріні тарихын, онда ы к зетті йымдастыру, т т ындарды стау т ртібі мен оларды жа дайын зерттеу ГУЛАГ-ты рамдас б лігі ретіндегі аза стан аума ында ы е бекпен т зеу лагерлеріні тарихын айта алпына келтіру ж не толы тыру а м мкіндік береді.

Зерттеуді хронологиялы шегі 1930-1956 жылдар кезе ін амтиды.

Ал аш ы дата кейін бір жылдан со Карлаг болып айта рыл ан аза е бекпен т зеу лагеріні скери к зеті рылуымен ескеріледі. №99 скери т т ындар лагері 1941 жылы Карлагты Спасск б лімі базасында рылып, 1950-ші жылдарды басына дейін мір с рді. НКВД-МВД 410-ші жеке арауыл полкі скери т т ындарды к зету мен т ртіпті ж зеге асыр ан болатын.

Зерттеуді со ы датасы 1956 ж. ГУЛАГ-ты к зеттік рылымын реформалау ж не е бекпен т зеу лагерлерін жойылуымен байланысты.

Зерттеуді территориялы ше бері Орталы аза станмен шектелген.

1932 жылы ара анды лагеріні территориясы Н ра, Тельман, ара анды, Шет, Жа аар а сия ты бес ауданны шекарасында орналасты. 1939 жылы Карлаг негізінен ара анды ж не А мола облыстарыны территориясында орналасты.

скери т т ындарды Спасск лагері ара анды облысыны территориясында орналас ан болатын. 1941 жылы ара анды облысыны рамына Жез аз ан, Ворошилов, ар аралы, Жа аар а, о ырат, Н ра, уу, Тельман, Оскаров, Шет, лытау аудандары кірді.

Диссертацияны жазуда біз, 1930-1956 жж. аралы ында аза станны, оны ішінде оны Орталы айма ыны кімшілік-аума ты рылысыны бірнеше рет згергендігін ескердік.

Ж мысты апробациялануы. Зерттеуді негізгі н тижелері 20 жарияланымда к рсетілді, оны 15-ы ылыми халы аралы ресейлік ж не аза станды конференциялар материалдарында, сонымен оса 5 ма ала Р Б М Б СБК тарапынан сыныл ан ылыми журналдарда басылып шы ты.

ор ау а шы арылатын ережелер:

1. Карлагты скерилендірілген к зеті ызметкерлеріні ыты м ртебесі бастап ыдан за мен емес, за нан тыс актілермен, за шы аратын ы ы жо органдар тарапынан шы арыл ан пия н с аулармен ай ындалды. ара анды лагеріні скерилендірілген к зетіне ОГПУ-НКВД МВД скери б лімдері сия ты ОГПУ-НВКД-МВД скерлеріні ызмет Жар ысы, ызыл Армияны – т ртіптік, ішкі, сонымен атар гарнизонды ж не арауылды ызмет жалпы скери жар ысы таралмады. Е бекпен т зеу лагерлеріні скерилендіріліген к зет ызметкерлеріні жа дайы ы ты ж не леуметтік –экономикалы жа ынан толы скери ызметтегі азаматтар а те естірілген болатын.

2. ара анды лагеріні скерилендірілген к зет рылымы ГУЛАГ-ты к п де гейлі пенитенциарлы ж йесіні звеносы ретінде рылды. Карлагты скерилендірілген к зеті ке ес мемлекетіні жазалау саясатын ж зеге асры ан у ындаушы органдарды, бірінші кезекте е бекпен т зеу лагерлеріні б лігі болды. Е бекпен т зеу лагерлеріні скерилендірілген к зетін 1930-ші жылдарды ортасы 1950-жж. рылымды айта ру идеологиялы, саяси, экономикалы факторлармен ж не ке естік жазалау ж йесі эволюциясыны ерекшелігімен ескерілді.

3. Е бекпен т зеу лагерлеріні кадрлы саясатында ерікті ж не к штеп тарту сия ты екі ба ыт болды. Басты саяси-ж мылдыру р лі партия а берілді.

Карлагты скерилендірілген к зетінде ызметкерлерді іріктеуге сер ететін негізгі фактор леуметтік шы у тегі мен идеялы -партиялы асиеті болды.

скерилендірілген к зет пен Карлагты ішкі ызметіні араушы рамын лагерлік мамандарды ана рлым білімді топтары рады.

4. Е бекпен т зеу лагерлеріні скерилендірілген к зеті ш негізгі жазалау, ндірістік-шаруашылы ж не т рбиелік ызметті ж зеге асырды.

Лагерлік т ртіпті амтамасыз ету шін Карлаг к зеті т рлі дістер мен жедел алдын-алу, за намалы, т ртіптік ж не материалды -техникалы сипатта ы ж мыс т рлерін пайдаланды.

5. 1930-шы жылдарды басында е бекпен т зеу лагерлеріні зін- зі амтамасыз ету идеясы ж не к штеп ж мыс істетуді халы шаруашылы ында ке інен тарады. Аппарат пен Карлаг к зетін стауды арзандату ма сатында, оны еректі раммен жаса тау барысында туында ан иыншылы тар салдарынан лагердегі т мен кімшілік лауазымдар а ж не скерилендірілген к зетті ат ыштары ретінде т т ындар тартылды.

6. арауыл скері КСРО арулы К штеріні рамына кіріп, НКВД-МВД ж йесіндегі ерекше міндеттерді орындады. скери рама НКВД-МВД к птеген рылымды б лімшелерімен мысалы, мемлекеттік ауіпсіздікті Бас бас армасымен, т рме бас армаларымен зара арым- атынас жасады.

7. Спасск лагері скери т т ындарын к зеті, т ртібі мен стау жа дайы скери т т ындарды ы ын ор ау ж ніндегі халы аралы конвенциясына с йкес болды ж не скери т т ындарды негізгі б арасына атысты у ындау шаралары олданылмады.

Диссертациялы зерттеуді ылыми-т жірибелік ма ызы ж мыста жасал ан орытындылар мен сыныстарды аза стан территориясында е бекпен т зеу лагерлері тарихы бойынша орытынды ж мыстар жазуда, ОГПУ-НКВД-МВД органдарыны тарихын, сонымен атар жо ары о у орындары мен бас а да о у орындарында елімізді тарихы бойынша арнайы курстар мен д рістер о уда пайдалану а болады.

Зерттеу ж мысыны рылымы. Ж мыс аны тамалар, шартты белгілер мен ыс артулар тізімінен, кіріспеден, ш тараудан, орытындыдан, пайдаланыл ан деректер тізімінен ж не осымшалардан т рады.

Eleukhanova Svetlana Victorovna The history of Karlag: Guarding, regime and conditions of keeping prisoners (1930-1956) The dissertation on competition of a scientific degree of the candidate of historical sciences on a speciality 07.00.02 –Native history (History of the Republic of Kazakhstan) Summary Object of dissertation research is guarding structures of GULAG – militarized guarding of Karlag and Escort forces Spask prison –of – war camp.

The actuality of theme is that the research of soviet past inevitably put historians some problems, connected with he organization and functioning of repression and nitrification system. Instruments for carrying out such state politics are specialized punitive organizations. It is a prison-camp system, appeared as an inevitable consequence of expanding terror. Soviet penitentiary system, main and inseparable part of which was General Control of camps (GULAG), served expectedly to interests of totalitarian states. For many ten years it was excluded from the sphere of social attention, as all activity took place in conditions of strict secretes. Studying of guarding structures GULAG – militarized guarding of Karlag and escort forces of Spask camp, providing the guarding, regime and conditions of keeping prisoners and prisoners -of –war gives possibility to create full and detailed picture of formation and development of Stalin camps on the territory of Kazakhstan.

The aim of dissertation is to lighten the history of GULAG through the analyses of Karlag militarized guarding work and escort forces of Spask camp, providing the guarding, regime and conditions of keeping prisoners and prisoners-of-war in 1930 1956.

Achievement of given aim foresees solution of following tasks:

- to study the law and social-economical position of workers of militarized guarding of Karlag;

- to research the process of formation and development of Karlag militarized guarding structure;

- to watch the process of choice and training of guarding workers of Karlag;

- analyze the regime, keeping conditions and guarding of Karlag prisoners;

- to open the reasons of enlist of prisoners to Karlag guarding;

- to determine the place and role of escort forces in the structure of NKVD-MVD camps;

- to consider the organization of guarding, regime, keeping conditions and industrial activity of Spask prisoners-of-war camp;

Methodological basis of dissertation contains such scientific methods as problematic-chronological, aggregative, statistical, adjoining sciences. The usage of given methds research gives opportunities to open the history of Karaganda camp as a component part of GULAG, organization of guarding, regime and keeping conditions of prisoners.

Scientific novelty of dissertation is determined by that such problem is the object of self-research for the first time in native historical science. Studying of Karaganda camp, organization of guarding, regime and keeping conditions of prisoners gives opportunities create and supplement history of reformatory camps in the territory of Kazakhstan as component part of GULAG.

Chronological frameworks of research – 1930-1956. Beginning date is stipulated by formation of militarized guarding of Kazakhstan reformatory camp, which was reorganized in Karlag. Prison-of-war camp № 99 was founded on the basis of Spask section of Karlag in 1941 and existed till the beginning of 1950th. 410th separate escort regiment NKVD-MVD made guarding and regime of keeping prisoners. Last date of research – 1956 – connected with reformation of guarding structures of GULAG and liquidation of reformatory camps.

Territorial frameworks of research are limited by Central Kazakhstan. In the territory of Karaganda camp was in the joint of five districts: Nurinski, Telmanski, Karagandinski, Shetski, Zhanaarkinski. In 1939 Karlag was on the territory of Karaganda and Akmola regions. Spask prison-of-war camp was on the territory of Karaganda region. By 1941 Karaganda region consisted of following districts: Djezkazganski, Voroshilovski, Karkaralinski, Zhana-arkinski, Kounradski, Nurinski, Kuvski, Telmanski, Osakarovski, Shetski, Ulytauski.

Writing the dissertation we took into account that during 1930- administrative- territorial arrangement of Kazakhstan changed repeatedly, especially regions of Central Kazakhstan.

In the introduction actuality of work, level of problem studying, aims and tasks, subject and object of research are considered, source base its scientific and practical value is opened, chronological, territorial frameworks and methodological bases of dissertation are determined.

In the first chapter law and social-economical status of the Karlag militarized guarding staff is considered, specifics of their financial provision are pointed out.

The process of Karlag VOCHR structure formation and development is analyzed.

In the second chapter problems of experienced staff and training of Karlag camp militarized guarding are considered and sources of completion are shown.

In the third chapter analyses of law sources, presenting service activities of escort forces are given. Key principles of guarding organization, regime and productive activity of prisoners of Spask camp №99 are shown.

In the conclusion results of research, recommendations and inferences are formulated.

The positions are taken out on defense:



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.