авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Вадим юрьевич рабоче-крестьянская интеллигенция и формирование партийно-советских кадров в 1921 – 1925 гг. (на материалах иваново-вознесенской, костромской и ярославской губерний)

НА ПРАВАХ РУКОПИСИ БАРУНОВ ВАДИМ ЮРЬЕВИЧ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И ФОРМИРОВАНИЕ ПАРТИЙНО-СОВЕТСКИХ КАДРОВ В 1921 – 1925 ГГ.

(на материалах Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской губерний) Специальность: 07.00.02 – «Отечественная история» Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Кострома – 2011 Работа выполнена на кафедре истории России факультета истории ФГБОУ ВПО «Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова» Научный руководитель: кандидат исторических наук, профессор Шипилов Александр Дмитриевич Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Аннин Геннадий Павлович кандидат исторических наук, доцент Ермушин Максим Валерьевич Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова» Защита состоится 17 февраля 2012 г. в 13-00 часов на заседании диссертаци онного совета Д.212.154.01при ФГБОУ ВПО «Владимирский государствен ный университет им. Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых» (ВлГУ) по адресу: 600024, г. Владимир, проспект Строителей, д. 11, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО ВлГУ по адресу: 600024, г. Владимир, проспект Строителей, д. 11.

Автореферат разослан «» _ 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат исторических наук, доцент А.Г. Лапшин Актуальность темы определяется до сих пор неоднозначностью и не определенностью понятия «рабоче-крестьянская интеллигенция»1, дискусси онностью процесса ее формирования и последующего создания из нее пар тийно-советских властных структур.

НЭП преподнес нам важный исторический урок: нельзя проводить эко номические преобразования глобального характера, не затронув политиче ской системы, иначе экономические реформы обречены на провал. Освеще ние взаимодействия экономических и политических реформ 20-х годов важ но для понимания не только их судьбы, но и значения для дальнейшего поли тического курса развития страны. Обращение к историческому прошлому, его урокам способствует выстраиванию конструктивного диалога власти и общества. Учет общественных настроений, умение власти четко реагировать на их изменения в условиях глобальных социально-экономических и общест венно-политических преобразований во многом определяет как эффектив ность этих преобразований, так и социальную стабильность.

Изучение исторического пути формирования властных структур, осу ществляемое на основе новых методологических подходов, источников как отечественных, так и зарубежных, ставших доступными в последние годы, приобретает сегодня особый научный и социально-политический смысл. Все это убеждает нас в злободневности и научном значении нашей темы.

Объектом исследования является рабоче-крестьянская интеллиген ция, которая стала создаваться большевиками практически сразу после при хода к власти ввиду бойкота старой дореволюционной интеллигенции и в связи с выполнением обещаний передать рабочим и крестьянам часть власт ных функций, прежде всего на партийно-советском уровне. Этот процесс продолжился и в период НЭПа.

Предмет исследования – это деятельность государственных и общест венно-политических организаций Иваново-Вознесенской, Костромской и Яро славской губерний по формированию из этой интеллигенции местных совет ско-партийных органов власти в начальный период НЭПа (1921 – 1925 гг.) Анализ этой деятельности позволяет показать роль государственных, пар тийных и общественных организаций как субъектов процесса, приобретшего целенаправленный и планомерный характер.

Территориальные рамки. Формирование рабоче-крестьянской интел лигенции и советско-партийных кадров в начальные годы НЭПа рассматри вается в диссертации на материалах Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской губерний. Они имеют сходное историческое развитие, общие и специфические черты в социально-экономической, общественно-политической и культурной жизни. В Иваново-Вознесенской губернии преобладающее раз витие получили отрасли легкой промышленности, в Ярославской более ин тенсивно развивалась тяжелая промышленность, а Костромская губерния Мы исходим из социологического определения понятия «рабоче-крестьянская интелли генция», как социального слоя, сформировавшегося после прихода к власти большевиков из рабо чих и крестьян вначале путем их прямого выдвижения на ответственные руководящие посты, а затем дальнейшего обучения этих выдвиженцев в различных учебных заведениях.

специализировалась на развитии отраслей сельского хозяйства. Эти различия отразились на процессах создания советско-партийных органов власти из ра бочих и крестьян. В то же время близость к центру создавала условия для проявлений в обозначенном регионе общероссийских тенденций партийно государственной политики. Сочетание общероссийских черт и региональных особенностей определило своеобразие процессов формирования советско партийных органов власти в изучаемых губерниях.

Хронологические рамки исследования определены 1921 – 1925 гг.

Начальная дата – это начало НЭПа, когда на Х съезде РКП (б) были провоз глашены идеи экономической реформы, которая, хотя и очень противоречи во, развивалась и достигла своего пика в середине десятилетия, а это конеч ная дата исследования. Именно в этот период состоялся окончательный пе реход от политики военного коммунизма времен гражданской войны к ос новным принципам НЭПа, именно в этот период завершилось восстановле ние народного хозяйства. Политическая система в это время реформирова лась лишь частично, партийно-государственное руководство стремилось со хранить ее такой, какой она сформировалась в годы «военного коммунизма», что определило непоследовательность и экономической реформы. После 1925 г. шло затухание НЭПа и его полное свертывание.



Теоретико-методологическая основа. При написании исследования автор стремился избежать инверсионной логики мышления, согласно кото рой то, что ранее оценивалось как положительное, в последующее время представляется отрицательным, и наоборот. Применение общенаучных (ис торический, логический и метод классификации) и специально-исторических (статистический, сравнительно-исторический, системно-структурный) мето дов помогло избежать подобных крайностей. Использование принципов диа лектики, историзма, научной объективности дало возможность проанализи ровать основные тенденции в сфере формирования советско-партийных кад ров, на фоне социально-экономических, политических и идеологических процессов в Советской России в начальные годы НЭПа, выявить общее и особенное в формировании, облике и деятельности советско-партийного ра ботника исследуемого региона. Метод классификации позволил целенаправ ленно проводить отбор, систематизацию источников. Использование логиче ского метода позволяет проанализировать предшествующие исследования и источники с точки зрения выявления в них логических противоречий. В ра боте использовались специально-исторические методы. Системно структурный метод способствовал выявлению и анализу основных тенден ций формирования, функционирования и развития системы партийно советских и общественно-политических учреждений по выдвижению рабо чих и крестьян на ответственные советско-партийные посты в контексте го сударственного и общественного развития страны. Сравнительно исторический метод позволил сопоставить методы формирования партийно советских кадров из рабоче-крестьянской интеллигенции в изучаемых губер ниях. Статистический метод дал возможность проследить количественные изменения в этих процессах. Сочетание формационного и цивилизационного подходов к объяснению событий прошлого дало возможность, с одной сто роны, выявить влияние экономических процессов начала НЭПа на изучае мую проблему, с другой стороны, рассмотреть исследуемый регион как осо бую социокультурную общность с присущим ей специфическим восприяти ем событий внутренней и внешней политики.

Комплексное использование различных методов способствовало ре шению задачи исследования.

Степень изученности проблемы.

Исходя из анализа существующей сегодня литературы по изучаемой теме, считаем наиболее обоснованной следующую периодизацию:

I этап: начало 20-х гг. – конец 20-х гг.;

II этап: конец 20-х гг. – середина 50-х гг.;

III этап: середина 50-х гг. – 1985 г.;

IV этап: c 1985 г. – по настоящее время.

Первый этап – это литература периода 20-х гг. Она представлена в основном работами не исторического, а публицистического и социологиче ского характера. Ее авторы являлись свидетелями исследуемого процесса, поэтому она может рассматриваться и как источник, и как историография.

Основное внимание исследователи уделяли анализу различных категорий специалистов, состоянию кадров к началу реконструктивного периода, ис точникам их пополнения. В этот период широко обсуждались вопросы о мес те и роли интеллигенции в жизни общества, о необходимости привлечения старых специалистов к промышленному возрождению страны. В этой дис куссии можно выделить работы В.И. Ленина, А.В. Луначарского, Ю. Ларина, И.В. Сталина2.

В 20-е гг. понятие «интеллигенция» начинает формироваться как сино ним понятия «специалисты». Тогда же появился ряд трудов, посвященных вопросам формирования интеллигенции из рабочих и крестьян, в которых за трагивались проблемы создания из этих слоев центральных и местных пар тийно-советских органов. До сих пор у исследователей вызывает интерес брошюра А.Х. Митрофанова «Выдвижение рабочих и крестьян»3. Это была первая попытка подведения некоторых итогов деятельности РКП (б) в облас ти выдвижения рабочих и крестьян в аппарат советско-партийных, государ ственных и общественных организаций и учреждений. Она написана на ма териалах обследования, проведенного ЦКК РКП (б) в 1925 г. выборочным путем в семи губерниях и округах.

Вопросы, связанные с ускоренной подготовкой выдвиженцев из рабо чих и крестьян для советско-партийной работы, рассматриваются в книгах, сборниках и статьях по методике организации и функционирования сов Ленин В.И. КПСС со интеллигенции. – М., 1979;

Луначарский А.В. Об интеллигенции. – М., 1923;

Он же. Судьбы современной интеллигенции. – М., 1925;

Ларин Ю. Интеллигенция и со веты. Хозяйство, буржуазия, госаппарат. – М., 1924;

Сталин И.В. Орготчет ЦК РКП (б).17 апреля 1923 // Сочинения. – Т. 5. – С. 212.

Митрофанов А.Х. Выдвижение рабочих и крестьян. – М., 1926.

партшкол4. Таким образом, для литературы этой группы был еще характерен широкий плюрализм мнений, оценок и взглядов, хотя уже и начинают навя зываться определенные идеологические постулаты.

С конца 20-х до середины 50-х проблемы формирования партийно советских кадров из рабочих и крестьян, как и более широкие проблемы по формированию новой советской интеллигенции, изучались очень слабо, так как подход к интеллигенции был однозначен – в духе Краткого курса исто рии ВКП (б). Она оценивалась в основном как «служанка» буржуазии и контрреволюции5. Из работ этого периода стоит выделить капитальный труд А.Е. Бейлина6 за огромный фактический материал, представленный там. Та ким образом, в этот период историческая наука в рамках изучения проблем интеллигенции практически не развивалась.

Наиболее широко проблема, рассматриваемая нами, начинает изучать ся с середины 50-х гг. В третий период (с середины 50-х гг. до 1985 г.) сло жилась и считалась общепринятой концепция истории интеллигенции, ут верждавшая, что российская интеллигенция, будучи в основной своей массе буржуазной, постепенно в горниле битв за социалистическую революцию, а затем в процессе строительства социализма преобразуется и становится со ветской, социалистической под руководством коммунистической партии.

Признавалась идея В.И. Ленина о том, что борьба за интеллигенцию, за бур жуазных специалистов – одна из форм классовой борьбы. В соответствии с этой концепцией деятельность коммунистической партии изображалась только в позитивном плане, а всё, что выходило за рамки этой концепции, считалось антинаучным и антисоветским. Это, несомненно, учитывалось на ми при анализе состояния научной разработки проблемы.

Возникновение и деятельность основных отрядов интеллигенции на различных этапах советского общества анализируется в двух коллективных монографиях с одинаковым названием «Советская интеллигенция»7. Перво степенное внимание в них уделяется вопросам формирования советской ин теллигенции из представителей старой интеллигенции, перешедшей на миро воззренческие позиции научного социализма, и рабочих и крестьян, дорос ших до этих позиций.

Автором первой крупной обобщающей работы о роли выдвиженчества в формировании интеллигенции является Г.А. Андреюк. Он это явление счи тал вынужденной мерой, ввиду того, что буржуазные специалисты отказа лись сотрудничать с Советской властью. Однако позднее Г.А. Андреюк пере Задачи и организация совпартшкол. – Вып. 1. – М., 1923;

Рындич А.Ф. Партийно-советские школы: к вопросу о методике занятия со взрослыми. – М.–Л., 1925;

Он же. Организационные во просы на всероссийской конференции совпартшкол. – М., 1925;

Он же. Очерки развития методики совпартшкол и комвузов // Методика организации партпросвещения. – М., 1926;

Совпартшколы и комвузы. – М.–Л., 1926 [и др.].

История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Краткий курс. – М., 1938. – С. 27–28.

Бейлин А.Е. Кадры специалистов в СССР, их формирование и рост. – М., 1935.

Советская интеллигенция: история формирования и роста (1917–1965 гг.). – М., 1968;

Краткий очерк истории (I9I7–I975). – М., 1977.

смотрел свою точку зрения и стал придерживаться общепринятого взгляда о планомерной политике партии и правительства по выдвижению рабочих и крестьян8.

По нашей теме представлены статьи В.Л. Миловидова9, посвященные формированию кадров партийных и советских работников из числа выдви женцев. Эти работы написаны в духе времени, с классовых позиций маркси стко-ленинской идеологии, но они ценны очень важным фактическим и ста тистическим материалом.

Ускоренная подготовка выдвиженцев из рабочих от станка и крестьян от сохи в системе совпартшкол и комвузов рассматривается в работах Л.С. Лео новой и В.Л. Миловидова10. Авторы попытались выявить и проследить общие, наиболее существенные тенденции процесса формирования партийных и со ветских кадров. Они показали своеобразие этих учебных заведений, их наи большую восприимчивость к новым методам обучения. Как складывался процесс возникновения и функционирования рабфаков, их роль и значение, показано в работах Н.М. Катунцевой11. Учебно-воспитательной работе на рабфаках посвящена интересная статья Т. Ярошевской12, которая написана на материалах не только столичных, но и периферийных рабочих факультетов.

Одним из завершающих элементов в процессе формирования новой интеллигенции явилось обучение рабочих и крестьян в высших учебных за ведениях. В 60-е гг. вышел ряд работ по истории советской высшей школы, в которых косвенно затрагивается наша тема. В двух монографиях Е.В. Чутке рашвили развитие высшего образования рассматривается преимущественно в экономико-статистическом плане13. Заслуживают внимания работы Ш.Х. Чан барисова14 о становлении советской университетской системы. Помимо под Андреюк Г.П. Выдвиженчество и его роль в формировании интеллигенции // Из истории советской интеллигенции. – М., 1966. – С. 5–31;

Некоторые вопросы выдвиженчества в современной исторической литературе // Роль интеллигенции в построении и дальнейшем развитии социалистиче ского общества / Вопросы историографии. Респ. сб-к научн. трудов. – Вып. 2. – Л., 1978. – С. 17–23.

Миловидов В.Л. Выдвижение рабочих и крестьян на партийно-советскую работу – важ ный путь формирования кадров (1918–1925 гг.) // Сб-к научн. трудов Ярославского гос. пед. ин-та (головного) и Костромского гос. пед. ин-та. – Вып. 32. – Общественные науки. – Ярославль, 1973. – С. 5–23;

Он же. Выдвиженчество – важнейший путь формирования партийных и советских кадров для деревни (1917–1925 гг.) // Социально-политическое и экономическое развитие советской де ревни / Межвуз. тематический сб-к. – Ярославль, 1979. – С. 115–123.

Леонова Л.С. Из истории подготовки партийных кадров в Коммунистических универси тетах и совпартшколах в I92I–I925 гг. // Вопросы истории КПСС. – I968. – № 6. – С. 89–99;

Милови дов В.Л. Подготовка кадров в партийных учебных заведениях в первые годы Советской власти // Ученые записки Ярославского гос. пед. ин-та (головного) и Костромского гос. пед. ин-та. – Вып. 62. – История. – Ярославль, 1963. – С. 134–187 [и др.].

Катунцева Н.М. Возникновение рабфаков и их роль в формировании кадров новой ин теллигенция (1919–1925 гг.) // Исторические записки АН СССР. – Т. 51. – 1955. – С. 133–157;

Она же. Опыт СССР по подготовке интеллигенции из рабочих и крестьян. – Л., I977 [и др.].

Ярошевская Т. Учебно-воспитательная работа на рабфаках (1919–1940) // Народное об разование. – 1957. – № 10. – С. 22–27.

Чуткерашвили Е.В. Развитие высшего образования в СССР. – М., 1961;

Он же. Кадры для науки. – М., 1968.

Чанбарисов Ш.Х. Формирование советской университетской системы. – Уфа, 1973;

Он же. Формирование советской университетской системы. – М., 1988.

робного разбора методики преподавания и поиска новых путей развития университетского образования, Чанбарисов много внимания уделяет рас смотрению проблемы пролетаризации высшей школы. Ценность работ за ключается также в значительном использовании местного материала, в част ности, о Костромском и Ярославском университетах и их рабфаках. Пред ставляют определенный интерес публикации по вопросам государственного руководства высшей школой, а также по проблемам классовой борьбы в ву зах15. В статье Ю.С. Борисова анализируются изменения социального состава учащихся в высших и средних специальных учебных заведениях16. В созву чье со своим временем автор считает, что пролетаризация вузов и рабфаков и изменения в их учебных планах, в которых все больше преобладали общест венные науки, – это позитив, так как, даже окончив технический вуз, специа лист мог применить свои силы и на советской и партийной работе. Но в на чале 90-х гг. этот автор пересмотрел свои взгляды. Можно выделить его ра боту17, которая была написана уже с новых методологических позиций. Ав тор много внимания уделяет кадровой политике большевистского режима, политике выдвиженчества, формированию сети начальных учебных заведе ний для ответственных советских и партийных работников.

В конце 60-х – 70-х гг. появились специальные исследования, посвя щенные проблеме формирования интеллигенции на различных этапах разви тия советского государства18. Наибольший интерес из них представляет мо нография В.И. Астаховой, в которой собран значительный фактический ма териал. Правда, в ней имеется ряд ошибочных выводов, в частности, о том, что прямое выдвижение рабочих и крестьян на руководящие посты сразу превращает их в интеллигенцию19.





Много внимания уделяется различным аспектам деятельности интелли генции в статьях и монографиях В.С. Волкова20. В статье «К научной кон цепции истории советской интеллигенции» автор по-новому пересмотрел Смирнова Т.М. Органы государственного руководства высшей школой РСФСР (1917– 1925). – М., 1981;

Кузьмина А.Л. Классовая борьба в вузах в период строительство социализма вокруг выдвижения студентов на научную роботу // Исторический опыт борьбы Коммунистиче ской партии против буржуазной идеологии в высшей школе в период строительства социализма / Межвуз. сб-к научн. трудов. – Л., 1987. – C. 93–103 [и др.] Борисов Ю.С. Изменение социального состава учащихся в высших и средних специаль ных заведениях // Культурная революция в СССР. – М., 1967. – С. 129–144.

Борисов Ю.С. Производственные кадры деревни, 1917–1941. – М., 1991.

Андреюк Г.П. Формирование интеллигенции в период построения экономического фун дамента социализма: дис.... канд. ист. наук. – 1966;

Ульяновская В.А. Формирование советской научной интеллигенции в СССР: I9I7–I937. – М., 1966;

Власов М.Г. Рождение советской интелли генции. – М., 1967;

Кондрашова М.И. Коммунистическая партия – организатор формирования со циалистической интеллигенции (I9I7–I937): дис.... канд. ист. наук. – Свердловск, 1989 [и др.].

Астахова В.И. Советская интеллигенция и ее роль в общественном прогрессе. – Харьков, 1976. – С. 18.

Волков В.С. Подготовка научных кадров как составная часть культурной революции в СССР (ноябрь 1917 – конец 30-х гг.) // Интеллигенция и социалистическая культурная революция. – Л., 1975;

Он же. Советская интеллигенция: словарь-справочник. – М., 1987;

Он же. К научной концепции истории советской интеллигенции // В поисках исторической истины. – Л., 1990. – С. 48–65 [и др.].

концепцию ее истории, критично и самокритично оценивая сложившиеся ра нее взгляды. Затронут в ней и аспект формирования советских и партийных кадров через выдвиженчество и подготовку выдвиженцев в различных учеб ных учреждениях.

Для изучения роли интеллигенции и её политической ориентации мно го сделал С.А. Федюкин21. Имеют место в его трудах и вопросы подготовки новых кадров специалистов. Он одним из первых сделал попытку показать отрицательную сторону пролетаризации вузов. Одной из причин снижения профессионализма выпускников вузов Федюкин называл низкую общеобра зовательную подготовку рабоче-крестьянской молодежи. Некоторые вопросы диссертационного исследования нашли отражение в работах, посвященных анализу различных исторических процессов в изучаемых губерниях в первые годы Советской власти. Следует выделить научные труды В.Л. Миловидова, И.Я. Брасловского, А.В. Голякова, С.П. Шевякова, Ю.И. Суворова, А.М. Се ливанова, Н.В. Миловидовой22.

Значительный интерес представляют диссертации, написанные на ма териалах Верхнего Поволжья, в известной мере помогающие раскрытию те мы23. В диссертации Д.В. Голякова хотелось бы отметить значительный фак тический материал по становлению и развитию культуры в изучаемом регио не (образование, развитие библиотечного дела, культурно-массовая работа и т.п.). Однако диссертация, и это понятно, написана с ярко выраженных классовых позиций, страдает односторонними выводами. Н.В. Миловидова проделала титаническую работу по сбору и анализу источников. В ее диссер тации представлен широкий спектр периодики, листовок, писем и даже фольклор. Но ей присущ тот же недостаток, что и диссертации Голякова.

Таким образом, в литературе этого периода по сравнению с предшест вующим периодом был совершен значительный прорыв в плане изучения проблем интеллигенции, формирования рабоче-крестьянской интеллигенции и создания из неё партийно-советских кадров разных уровней. Однако огра ниченность классового подхода не позволила исследователям в полной мере раскрыть всю специфику и нюансы этого процесса.

Федюкин С.А. Великий Октябрь и интеллигенция. – М., 1972;

Он же. Партия и интелли генция. – М., 1983 [и др.].

Миловидов В.Л. Формирование партийных и советских кадров в Костромской губер нии // Ученые записки. – Вып. 24. – История. – Кострома, I97I. – С. 105–159;

Брасловсвкий И.Я.

Иваново-Вознесенский политехнический (К истории создания) // Вестник высшей школы. – 1966. – № 1. – С. 68–83;

Голяков А.В. Развертывание борьбы за ликвидацию неграмотности среди трудя щихся Верхней Волги (1917–1925 гг.). Ученые записки Ярославского гос. пед. ин-та (головной), Костромского гос. пед. ин-та. – Вып. 9. – Общественные науки. – 1970. – С. 171–192;

Шевяков С.П. Социально-экономическое развитие деревни в первые годы Советской власти (на материалах Верхнего Поволжья) // Аграрная политика Коммунистической партии и Советского правительства в период социалистического строительства. – Ярославль: ЯрГУ, 1978. – С. 3–36;

Селиванов А.И.

Советы в первые годы социалистического строительства. – Ярославль, 1979 [и др.].

Голяков Д.В. Начальный этап социалистических преобразований в области культуры (1917–1925 гг.). (По материалам народного просвещения в губерниях Верхней Волги): дис. … канд.

ист. наук. – Ярославль, 1969;

Миловидова Н.В. Культурно-просветительная работа в деревне в 1921– 1925 гг. (на материалах Верхнего Поволжья): дис. … канд. ист. наук. – Ярославль, 1984 [и др.].

Вторая половина 80-х – начало 90-х гг. (начало IV этапа) ознаменова лись выходом ряда работ философов, социологов, политологов по проблемам интеллигенции24.

Важное место среди историографических работ занимает монография М.Е. Главацкого25, в которой делается первая попытка по-новому взглянуть на сложившуюся концепцию формирования советской интеллигенции в об щем, и партийных и советских кадров в частности, уделяя, кстати, большое внимание проблеме выдвижения рабочих и крестьян на ответственные посты.

Статья А.К. Соколова «Политическая система и НЭП»26 носит постано вочный характер. В ней автор высказал ряд положений о политической сис теме 20-х годов, что она целиком и полностью зависела от сложившейся большевистской идеологии.

Как осуществлялся механизм учета советских и партийных кадров в 1921 – 1925 гг., и как это способствовало становлению сталинизма, можно прочитать в книге И.В. Павловой и статье О.С. Березкиной27. Значительный интерес представляет успешная и результативная деятельность Межвузов ского центра гуманитарного образования, проблемного Совета РФ «Интелли генция. Культура. Власть», руководимого профессором B.C. Меметовым, в Ивановском государственном университете. Ежегодно центр проводит науч ные конференции по проблемам интеллигенции, выпускает сборники науч ных трудов, посвященные истории отечественной интеллигенции. Но наиболее близка нашей теме статья О.В. Наумова, С.Г. Филиппова и монография Е.Г. Гимпельсона29. В статье подробно излагается процесс фор мирования ответственных руководящих работников советско-партийного звена, приводятся сведения об их социальном составе. В работе Гимпельсона делается вывод о том, что «орабочивание» государственного аппарата – это иллюзия, в конечном счете, победила бюрократия, номенклатура, которые и Кормер В.Ф. Двойное сознание интеллигенции и псевдокультура // Вопросы философии. – 1989. – № 9. – С. 65–79;

Моисеев Н. Атовизация и интеллигенция // Знание-сила. – 1990. – № 6. – С. 10– 14;

Интеллигенция и власть (Круглый стол) // Политические исследования. – 1992. – № 3. – С. 72–86 [и др.].

Главацкий М.Е. Историография формирования интеллигенции в СССР. – Свердловск, 1987.

Соколов А.К. Политическая система и НЭП // НЭП: приобретения и потери. – М., 1994.

Павлова И.В. Сталинизм: становление механизма власти. – Новосибирск, 1993;

Березки на С. Партийные форумы переходного периода: соотношение формального и реального (1921– 1927 гг.) // Социальная история. Ежегодник. – М., 2000. – С.127–150.

Поиски новых подходов в изучении интеллигенции: проблемы теории, методологии, ис точниковедения и историографии / Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конференции. – Иваново, 1993;

Проблемы изучения истории российской интеллигенции и культу ры в вузовских исторических курсах / Тезисы докладов межгосударственной научно теоретической конференции. – Иваново, 1994;

Российская интеллигенция в отечественной и зару бежной историографии / Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конферен ции. – Иваново, 1995;

Интеллигенция. Провинция. Отечество. – Иваново, 1996;

1917 год в судьбах российских граждан. – Иваново, 1997;

Интеллигенты и интеллигентоведение на рубеже XXI века:

итоги пройденного и перспективы / Тезисы докладов Х международной научно-теоретической конференции. – Иваново, 1999 [и др.].

Наумов О.В., Филиппов С.Г. Руководящий партийный работник в 1924 и 1937 гг. По пытка сравнительного анализа // Социальная история. Ежегодник, 1997. – М., 1998. – С.123–136;

Гимпельсон Е.Г. НЭП и советская политическая система в 20-е гг. – М., 2000.

свернули НЭП. Конечно, с выводами этих авторов можно поспорить. Осо бенно это относится к монографии Гимпельсона, в той части, где он считает, что выдвижение рабочих и крестьян на ответственные посты в партийном, советском и хозяйственном аппарате было совершенно бесперспективно.

В последние годы вопросы формирования интеллигенции анализирова лись в некоторых диссертациях, написанных на материалах Верхневолжского региона30. Однако хронологически они относятся к более позднему периоду.

Исключение составляет работа А.Н. Рябинина, где дана одна из первых по пыток по-новому взглянуть на подготовку идеологических работников в сов партшколах и коммунистических вузах31.

В 90-е гг. появляются работы, посвященные истории народного обра зования в Верхнем Поволжье, Ю.Г. Салова, В.Р. Веселова, Д.А. Волкова, В.Л. Миловидова, А.Н. Рябинина, Ю.Б. Кузнецова32. В этих исследованиях опосредованно затрагиваются вопросы подготовки партийных и советских кадров. Затронуты эти проблемы и в интересной монографии Л.Е. Файна, в которой анализируется новейшая литература33. Отдельная глава посвящена дискуссиям по проблемам НЭПа.

В 2007 г. в Костроме вышло интересное учебное пособие Н.В. Мило видовой34, которое позволяет окунуться в социально-психологическую среду того времени, увидеть простого человека в контексте глобального историче ского процесса.

В последние годы появилась возможность ближе познакомиться с ра ботами зарубежных специалистов, как по общим проблемам советской исто рии35, так и посвященных лидерам большевиков, определявших политику партии и государства по вопросам интеллигенции36. Во всех этих трудах в той или иной форме затрагивается наша тема.

Котлова Т.А. Партийно-государственная политика по отношению к инженерно технической интеллигенции: проблемы подготовки и использования 1929–1936 гг. (на материалах Ивановской промышленной области): дис. … канд. ист. наук. – Иваново, 1991;

Смирнова С.Т.

Подготовка квалифицированных рабочих в системе профессионально-технического образования в 1946–1959 гг. (на материалах Верхнего Поволжья): дис. … канд. ист. наук. – Иваново, 1991.

Рябинин А.Н. Идеологическое обеспечение новой экономической политики (из опыта работы государственных и общественно-политических организаций Верхнего Поволжья в 1921– 1925 гг.): дис. … канд. ист. наук. – Иваново, 1991.

Салова Ю.Г. Культурное развитие Ярославля. 1917–1927. – Ярославль, 1994;

Веселов В.Р.

К изучению истории народного образования в Костромском крае. Российская провинция и ее роль в истории государства, общества и развитии культуры народа. Ч. III. – Кострома, 1994;

Миловидов В.Л., Волков Д.А., Рябинин А.Н. Первый Костромской вуз: вехи истории // Высшее образование в Рос сии: история, проблемы, перспективы / Международная научная конференция. – Вып. 1. – Ярос лавль, 1994;

Кузнецов Ю.Б. Ярославский педагогический институт в 1918–1921 гг. // Там же [и др.].

Файн Л.Е. Проблемы «строительства социализма в СССР» в историографии постсовет ского периода (1991–2007 гг.). – М., 2008.

Миловидова Н.В.Новая экономическая политика в Центральной России в 20-е гг. ХХ в.:

история и современность. – Кострома, 2007.

Боффа Дж. История Советского Союза в двух томах. Т. 1. От революции до Второй мировой войны. Ленин и Сталин. 1917–1941 гг. – М., 1990;

Карр Э.Х. История Советской России. Книга 1. – Т. 1–2. – М., 1990;

Он же. Русская революция от Ленина до Сталина. 1917–1929 гг. – М., 1990 [и др.].

Коэн С. Бухарин. Политическая биография. 1888–1938. – М., 1988;

О’Коннор Т.Э. Ана толий Луначарский. – М., 1992;

Кун М. Бухарин: его друзья и враги. – М., 1992 [и др.].

Следовательно, анализ научных работ по проблеме позволяет сказать, что в исследованиях прошлых лет доминировал упрощенный подход к оцен ке вопросов формирования интеллигенции вообще, и из рабочих и крестьян в частности в первые годы НЭПа. Так же односторонне рассматривалось и соз дание советско-партийных органов из рабочих и крестьян. Сложившаяся од носторонняя концепция не позволяла в полной мере проследить этот слож ный и противоречивый процесс. Почти не рассматривались и оказались слабо изученными вопросы формирования интеллигенции в системе рабфаков и вузов изучаемых губерний в первые годы НЭПа, количественные и качест венные показатели их деятельности, уровень преподавания и т.д. Нуждаются в переосмыслении и в объективности в подходах проблемы выдвиженчества рабочих и крестьян и их подготовки в советско-партийных учебных заведе ниях. В последнее время ситуация начинает меняться и постепенно формиру ется целостная картина процесса создания новой рабоче-крестьянской интел лигенции в начальные годы НЭПа. В то же время в исторической литературе до сих пор не получили должного освещения вопросы формирования совет ско-партийных кадров из этой интеллигенции. Помимо этого, региональный аспект по нашей проблематике слабо отражен в научных исследованиях. Об зор историографии показывает, что вопросы формирования советско партийных органов власти из рабочих и крестьян в 1921 – 1925 гг. в Иваново Вознесенской, Костромской и Ярославской губерниях не стали предметом отдельного исследования.

Цель работы – рассмотреть сложный и противоречивый опыт государ ственных и общественно-политических организаций Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской губерний по формированию из рабочих и кре стьян новой интеллигенции, проанализировать их подготовку в различных учебных заведениях в 1921 – I925 гг. для занятия ответственных советско партийных постов, выявить как положительные, так и отрицательные аспек ты и последствия этого опыта, извлечь уроки, выработать некоторые практи ческие рекомендации по совершенствованию политики государственных и общественно-политических организаций по отношению к интеллигенции в современных условиях.

Из поставленной цели вытекает ряд конкретных задач исследования, обусловливающих структуру данной работы:

1) проанализировать изменение целей и направлений в деятельности государственных и общественно-политических организаций по вопросам вы движения рабочих и крестьян на ответственные советско-партийные посты в связи с политическими изменениями в стране;

2) отразить общегосударственную тенденцию этого процесса, выявить ее региональную специфику;

определить место и роль рабоче-крестьянской интеллигенции в начальный период НЭПа;

3) выявить соотношение, динамику и этапы формирования советско партийных кадров из рабочих и крестьян как путем выдвиженчества, так и подготовки в учебных заведениях, а также дать им объективную оценку;

4) проследить ограниченность и противоречивость классового подхода при формировании новой интеллигенции и советско-партийных кадров, осу ществляемого властями всех уровней;

5) показать итоги и последствия, успехи и недостатки сложившейся в то время системы воспроизводства советско-партийных работников.

Источники исследования.

Диссертация написана на широкой источниковой базе. На наш взгляд, источники можно квалифицировать не только по месту их нахождения, как это делает большинство исследователей, но и по происхождению. Исходя из этого, можно выделить несколько групп источников. Во-первых, это труды лидеров Коммунистической партии – В.И. Ленина, Л.Б. Каменева, Г.Е. Зи новьева, Н.К. Крупской, Н.И. Бухарина и др., теоретически вырабатывавших и практически проводивших общую политику в отношении различных слоев старой и новой интеллигенции. В их работах закладывались основные прин ципы этой политики, хотя часто можно проследить расхождение между тео рией и практикой, что объяснялось политической ситуацией в стране. Статьи и речи большевистских лидеров по проблемам интеллигенции публиковались также в специальных сборниках37.

Следующая группа источников – это документы и материалы нахо дившейся в то время у власти Коммунистической партии, решения её центральных и местных органов, которые были обязательными к исполне нию нижестоящими структурами. Резолюции и постановления партийных съездов, конференций, пленумов, совещаний опубликованы в специальных сборниках «КПСС в резолюциях...»38. Определенный интерес для нас пред ставляют стенографические отчеты и протоколы партийных съездов и кон ференций39. Документальный материал о взаимоотношениях Коммунистиче ской партии и интеллигенции по вопросам культуры, просвещения и науки собран в специальных сборниках40. К этой группе источников относятся и различные статистические материалы партийных организаций, в которых прослеживаются социальные и количественные изменения, как в общей мас се коммунистов, так и среди партийной интеллигенции41. Конечно, теперь в Интеллигенция и Советская власть: сб-к статей В.И. Ленина Г.Е. Зиновьева, А.М. Горько го, К.Б. Родена и П.М. Керженцева. – М., 1919;

Интеллигенция и революция: сб-к статей М.Н. По кровского, Н.Л. Мещерякова, Вяч. Полонского и А. Воронского. – М., 1922;

Судьба современной интеллигенции. – М., 1925.

Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях съездов, конференций и пле нумов ЦК. – Изд. 9-е. – Т. 2 (I9I7–I922). – М., 1983. – Т. 3 (1922–1925). – М., 1984.

Десятый съезд РКП (б): март 1921;

Стенограф. отчет. – М., 1963;

Одиннадцатый съезд РКП(б): март–апрель 1922;

Стенограф. отчет. – М., 1961;

Двенадцатый съезд РКП (б): I7–25 апре ля 1922;

Стенограф. отчет. – М., 1968;

Тринадцатый съезд РКП (б): май I924;

Стенограф. отчет. – М., 1963;

Х1У съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б): 18–31 декабря 1925;

Стенограф.

отчет. – М.–Л., 1926.

КПСС о культуре, просвещении и науке / Сб-к документов. – М., 1963;

Культурная жизнь в СССР I9I7–I927: Хроника. – М., 1979. Ленин В.И. КПСС об интеллигенции. – М., 1979 [и др.].

Всероссийская перепись членов РКП (б) 1922 года. – М., 1922–1924. – Вып. 1–5;

РКП (б) в цифрах. – М., 1921–1926. – Вып. 1–5;

Костромская областная организация КПСС в цифрах I9I7– I979. – Ярославль, 1981 [и др.] оценке этих источников, особенно статистических материалов, необходим объективный и научный подход, в отличие от ранее существовавшего, когда критика этих документов считалась недопустимой и в большинстве своем они принимались на веру.

Важная группа источников – документы и материалы центральных и местных государственных и общественно-политических организаций.

В первую очередь сюда относятся декреты, распоряжения и постановления, принадлежащие различным структурам и организациям системы народного образования. Это различные сборники нормативных актов, издаваемых цен тральными органами власти42 и Главполитпросветом43. Общие сведения обо всех учебных заведениях, их типах, численном и национальном составе, язы ке преподавания и т.д. можно найти в статистических сборниках по народ ному образованию44. В частности, в них есть данные и по Иваново Вознесенской, Костромской и Ярославской губерниям. Более полная стати стика по Костромской губернии приведена в Кратком отчете Костромского ГубОНО к X годовщине Октябрьской революции45. Деятельность губернских и уездных отделов народного образования и политпросветов прослеживается по их отчетам46, к которым также необходимо относиться с большей крити кой, чем это делалось ранее.

В сборнике руководящих материалов по совпартшколам и комвузам «Методика и организация партпросвещения»47 собраны все постановления партийных съездов о советско-партийных школах и коммунистических уни верситетах, постановления всесоюзных съездов и конференций совпартшкол и комвузов, а также директивные циркуляры ЦК РКП (б) и Главполитпрос вета.

Стенографический отчет III Всесоюзного съезда совпартшкол48 дает представление о перипетиях дискуссий, столкновениях мнений по целям, за дачам и методам работы советско-партийных школ. В отчете представлены выступления заведующих Костромской и Иваново-Вознесенской губсов Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства I9I9–I925;

Директивы РКП (б) по вопросам просвещения. – М., 1931;

Директивы ВКП (б) и постановления со ветского правительства о народном образовании / Сб-к документов за 19I7–I947 гг. – М.–Л., 1947.

– Bып. 1 [и др.].

Сб-к постановлений и распоряжений Главполитпросвета. – М., 1921.

Народное образование в РСФСР (по статистическим данным на 1-е апреля 1923 г.). – М., 1923;

Народное образование в РСФСР (за 1923–1924 гг.) / Статистический ежегодник. – М., 1925;

Народное образование в СССР в 1925–1926 уч. г. по данным текущего обследования на 1-е декаб ря 1925 г. – М., 1927;

Народное образование в СССР по данным текущего обследования на 1-е ян варя 1925 г. – М., 1926;

Высшее образование в СССР / Статистический сборник. – М., 1961 [и др.].

Просвещение в Костромской губернии. Краткий отчет Костромского ГубОНО к X го довщине Октябрьской революций. – Кострома, 1927.

Отчет Ярославского губисполкома ХIII Губернскому съезду Советов. – Ярославль, 1922;

Отчет о деятельности Костромского губисполкома за 1923 г. – Кострома, 1923 [и др.].

Методика и организация партийного просвещения / Сб-к материалов и документов. – М., 1926.

III Всесоюзный съезд совпартшкол: Стенографический отчет. – M., 1924.

партшкол. Важные сведения по истории вузов изучаемого региона содержат ся в различных сборниках этих учебных заведений49.

Некоторые проблемы формирования интеллигенции из рабочих и кре стьян содержатся в сборниках документов, изданных на местах50. В них пока зана деятельность государственных и общественно-политических организа ций Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской губерний в решении вопросов культурного строительства, выдвижения рабочих и крестьян на от ветственные должности, обучения их в различных учебных заведениях и т.д.

Основные документы о деятельности государственных и общественно политических организаций автором извлечены из 19 фондов двух централь ных и шести местных архивов. Это различные директивные указания цен тральных и местных государственных и общественно-политических органи заций;

данные Всероссийских и местных переписей;

планы мероприятий по реорганизации высших учебных заведений;

отчеты о деятельности, учебные планы, программы вузов, рабфаков и совпартшкол;

протоколы комиссий по посылке в учебные заведения и выявления желающих в них учиться;

приказы по совпартшколам;

доклады в центр о результатах проверок и чисток, о ко личестве учащихся и преподавателей, об их материальном положении и дру гим вопросам деятельности учебных заведений, различные анкеты, рекомен дации, биографии и автобиографии выдвиженцев, слушателей курсов, же лающих поступать в вузы и на рабфаки, студентов и преподавателей и т.д.

Использовано 576 дел, многие из которых, особенно из фондов, относящихся к различным уездам, и даже целый фонд – 4830 в Центре Хранения докумен тации новейшей истории Ярославской области по деятельности Ярославской губернской совпартшколы, автор проанализировал и впервые ввел в научный оборот.

Кроме того, важным источником по нашей проблеме является перио дическая печать – центральные и местные газеты и журналы (18 наимено ваний за 1921 – 1925 гг.). Конечно, нужно учитывать, что почти все печатные издания, и особенно периодика, находились под непосредственным идеоло гическим контролем коммунистической партии. Но все же и в ней мы можем уловить сложную и противоречивую атмосферу тех лет, более подробно по знакомиться с деятельностью государственных и общественно-политических организаций и отдельных личностей. Сопоставление данных, опубликован ных в периодике и найденных автором в архивах документах, позволило дис сертанту более полно и объективно представить процесс формирования со Отчет о деятельности Костромского государственного рабоче-крестьянского универси тета за I9I8–I9I9 уч. год. – Кострома, 1919;

Отчет о деятельности Костромского государственного рабоче-крестьянского университета за I9I9–I920 уч. год. – Кострома, 1920;

Известия Иваново Вознесенского политехнического института. Юбилейный выпуск (I918–1923). – Т. 8. – Иваново Вознесенск, 1924;

Юбилейный сборник Костромского государственного рабоче-крестьянского университета (I9I9–1924). – Кострома, 1924 [и др.].

Иваново в годы социалистического строительства / Сб-к материалов за 1924–1936 гг – Иваново, 1936;

Культурное строительство в Ивановской области / Сб-к документов. – Ярославль, 1987;

Ярославский край в документах и материалах (I9I7–I977 гг.). – Ярославль, 1977;

Ярославская организация ВЛКСМ в документах и материалах (I9I8–I987 гг.). – Ярославль, 1988 [и др.].

ветско-партийных органов власти из рабочих и крестьян в изучаемых губер ниях в первые годы НЭПа.

Специфическим источником по нашей теме являются мемуары вы движенцев, слушателей и преподавателей совпартшкол и Коммунисти ческих университетов, студентов вузов и т.д51. По вполне понятным при чинам (это и желание приукрасить деятельность своей личности и ближай ших соратников, а оппонентов выставить не в самом лучшем свете. Это и специальная, а иногда и по забывчивости, путаница с фактами, датами и т.д.).

К этим свидетельствам необходимо относиться очень осторожно и критиче ски, хотя они имеют большое значение для эмоционально-художественного восприятия положения страны в начальные годы НЭПа, помогают ярче пред ставить энтузиазм рабочих и крестьян в овладении знаниями, культурой и наукой, их стремление преодолеть огромные трудности на этом пути.

Таким образом, анализ источников показывает, что многие из них были заидеологизированы в угоду партийному руководству. Нетерпимость к ина комыслию в стране, к фракционным действиям внутри правящей Коммуни стической партии и оппозиции других политических партий наложила отпе чаток на деятельность государственных и общественно-политических орга низаций по формированию советско-партийных кадров из рабочих и кресть ян. Это очень хорошо прослеживается по многим архивным и печатным до кументам, которые не всегда объективно отражали происходившие события.

Поэтому только комплексный подход к источникам, их критический анализ и перепроверка позволили диссертанту решить задачи исследования.

Научная новизна исследования состоит в том, что здесь впервые на основе широкого круга источников, значительная часть которых впервые вводится в научный оборот, прослежены основные принципы формирования советско-партийных кадров из рабочих и крестьян и их обучение в различ ных учебных учреждениях в Иваново-Вознесенской, Костромской и Яро славской губерниях в начальный период НЭПа, проанализированы основные тенденции, выявлена региональная специфика, обобщен противоречивый опыт взаимоотношений властей различных уровней, освещены количествен ные и качественные характеристики этого процесса.

На защиту выносятся положения:

- формирование интеллигенции из рабочих и крестьян, начавшееся сра зу после прихода к власти РКП (б), осуществлялось в очень сложных услови ях, происходило противоречиво и неоднозначно, что, в конечном счете, ска залось на итогах и последствиях этого процесса. В первые годы Советской власти у центральных и местных советско-партийных органов не было четко продуманного плана осуществления данной задачи. Однако две важные Октябрь в Костроме (Сб-к воспоминаний участников Октябрьской революции). – Кост рома, 1957;

Биография края моего. – Ярославль, 1967;

Волин М. Нас напутствовал Ильич // Извес тия. – 1968. – 17 сентября;

Маркова Р. На переломе. Записки студентки 20-х гг. // Урал. – 1969. – № 3. – С. 119–143;

Иммуратов Х., Назаргулов М. Запомнилось навсегда // Правда,1969, 10 июля;

Первое столетие. – Ярославль, 197I;

За власть советов. Рассказывают ветераны Ярославской орга низации КПСС. – Ярославль, 1982;

Утро комсомола. – Ярославль, 1989 [и др.].

предпосылки определяли их деятельность в этом направлении. Во-первых, старая интеллигенция в значительной мере или с подозрением, или враждеб но относилась к большевикам. Лишь небольшая ее часть перешла на сторону советской власти. Возникла настоятельная необходимость в новой советской интеллигенции, не только лояльной к существующему режиму, но и активно его защищающей. Во-вторых, РКП (б) действовала от имени рабочих и кре стьян. Классовый принцип в ее политике был основополагающим и подогре вался мощным социальным антагонизмом, пронизывающим все структуры общества;

- в Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской губерниях формирование рабоче-крестьянской интеллигенции осуществлялось в не сколько этапов, что значительно влияло на социокультурную жизнь провин ции в начальные годы НЭПа. Прежде всего, это прямое выдвижение рабочих и крестьян на ответственные руководящие посты, которое, конечно, не при водило к резкому изменению их социального статуса, а являлось лишь на чальным этапом в этом процессе. После гражданской войны приоритеты на чинают меняться. Улучшается качество подбора выдвиженцев. Прямое вы движенчество постепенно уступает место иным методам формирования ра боче-крестьянской интеллигенции;

- следующим шагом в создании новой интеллигенции являлась учеба выдвиженцев, а также рабочих от станка и крестьян от сохи в различных учебных заведениях (совпартшколах, рабфаках, вузах). Динамика и приори теты этого процесса находились в постоянной зависимости от изменения об щественно-политической ситуации в стране. В начальный период НЭПа – это уже основная форма подготовки будущей рабоче-крестьянской интеллиген ции. В изучаемых губерниях, в зависимости от региональной экономической и культурной специфики, данная политика выстраивалась по-разному, но со циально-классовый принцип оставался доминирующим как на центральном, так и на местном уровне;

- местные советско-партийные кадры были той социальной средой, ко торая способствовала укреплению не демократических тенденций в совет ском государстве. Заложенная в те годы система воспроизводства кадров ин теллигенции, рассчитанная на количественные параметры и административ но-командные методы управления, сказывается до сих пор;

- уроки исторического опыта показывают важность и необходимость поиска компромиссов между различными группами интеллигенции, принад лежащими даже к другим политическим лагерям. Нагнетание противостояния между ними привело, в конечном счете, к отрицательным последствиям и для тех и для других. Уроки этого опыта призывают государство и политические партии к внимательному отношению к интеллигенции, к использованию на благо общества ее богатого интеллектуального и духовного потенциала.

Научно-практическая значимость. Конкретно-исторические мате риалы, содержащиеся в диссертации, ее основные положения и выводы мо гут быть использованы в дальнейшем изучении общественной жизни после военной провинции. Их можно использовать для разработки и преподавания общих и специальных курсов по истории Отечества, а также в краеведении, в практической деятельности государственных, общественных и других учре ждений.

Апробация результатов исследования: по теме исследования напи сано и опубликовано семь статей, четыре из которых в журнале, находящем ся в перечне ВАК. Результаты исследования были изложены на двух между народных научных конференциях: «Предприниматели и рабочие России в условиях трансформации общества и государства в ХХ столетии» и «Россий ская провинция и ее роль в защите отечества», состоявшихся в Костромском государственном университете.

Структура работы определяется целями и задачами исследования, его источниковой и историографической базой. Диссертация состоит из введе ния, трех глав, шести параграфов, заключения, приложений, списка источни ков и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обоснована актуальность темы, определены объект и предмет исследования, территориальные и хронологические рамки, опреде лена методологическая основа, дан анализ научной разработанности пробле мы, выдвинуты гипотеза, цели и задачи, охарактеризованы источниковая ба за, научная новизна, положения, выносимые на защиту, научно-практическая значимость диссертации.

В первой главе («Прямое выдвижение рабочих и крестьян – началь ный этап формирования новой интеллигенции и местных советско партийных органов власти») говорится о том, что новая экономическая поли тика коренным образом изменила практику выдвижения в партийно советские органы власти по сравнению с периодом гражданской войны – она стала массовым явлением. Положительные социально-экономические и об щественно-политические изменения в стране, с одной стороны, и противоре чивость и непоследовательность в проведении НЭПа, с другой стороны, ока зывали влияние на деятельность государственных и общественно политических организаций изучаемых губерний по формированию советско партийных кадров. Постепенно стали меняться цели и задачи выдвижения рабочих и крестьян. И если в первые годы НЭПа еще сильны были админи стративно-командные методы, а роль губкомов часто сводилась к вынесению резолюций, постановлений, циркуляров, то к 1923 г. выявилась тенденция поставить работу по выдвижению на более организованную и планомерную основу. В Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской губерниях ак тивно применялась специальная многоэтапная система выдвижения рабочих и крестьян, ориентированная, во-первых, на массовость, а, во-вторых, на бо лее качественный подбор кандидатов.

Большое количество рабочих и крестьян в изучаемых губерниях было выдвинуто на ответственные посты в эти органы власти. Правящая больше вистская партия всячески стремилась поднять качественный уровень выдви женцев, так как предусматривала использовать выдвижение в своих интере сах (можно вспомнить изречение Ленина, о том, что кухарка сможет управ лять государством). Предполагалось, что выдвиженцы модернизируют бюро кратический аппарат, сами, в свою очередь, не становясь бюрократами.

Правда, на практике все оказалось не так просто. Местные советско партийные органы Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской гу берний подходили к выдвижению как к очередной ударной кампании. Мно гие советско-партийные работники региона испугались такого крутого пово рота в политике по сравнению с военным коммунизмом. Привыкнув дейст вовать при помощи приказов, они не могли перестроиться. Кроме того, они не хотели лишаться всех преимуществ, завоеванных в ходе революции и гражданской войны.

Сверху на места посыпались приказы (ЦК и его отделы спускали их в губкомы, губкомы – в горкомы и райкомы, те, в свою очередь, отправляли в укомы и т.д.). Низовые партийно-советские органы часто просто не справля лись с таким потоком инструкций и распоряжений и отделывались отписка ми, создавая наверху иллюзию о проделанной работе.

По архивным и опубликованным документам можно выявить опреде ленную региональную специфику при проведении политики выдвиженчества в изучаемых губерниях. Так, в Ярославской губернии, которая отличалась более высоким индустриальным развитием, выдвижение рабочих было по ставлено более эффективно, чем в других губерниях. В Костромской губер нии, где преобладало сельское хозяйство, преобладало выдвижение крестьян.

Массовое выдвижение рабочих и крестьян без соответствующей подго товки и обучения привело к резкому снижению культурно-образовательного уровня ответственных партийно-советских работников и дальнейшему укре плению тоталитарной системы. Кроме того, выдвиженцы не всегда выдержи вали бремя власти. Быстро стала развиваться система привилегий, деление на «низы» и «верха». НЭП, при сохранении монополии РКП (б) на власть, толь ко способствовал укреплению этих явлений.

Центральные партийно-советские органы власти хорошо понимали, что при эффективном использовании выдвиженцев должен быть столь же эффек тивным их учет и контроль. Постановка учета ответственных партийно советских работников в начальный период НЭПа не отделялась от аналогич ной постановки учета ответственных работников других специальностей. Ес ли в практике выдвиженчества можно проследить региональную специфику, то в учете кадров ничего подобного не наблюдается. Огромный набор доку ментов (различных форм, характеристик, листков учета и т.п.) составляет личное дело ответственного партийно-советского работника любого уровня, будь-то в Иваново-Вознесенске, Костроме, Ярославле или в их уездах и во лостях. Большое количество различных резолюций, постановлений, решений, спускаемых сверху на места, не улучшал качество работы местных советско партийных органов. В губерниях изучаемого нами региона происходили по стоянные проблемы, на что регулярно обращало внимание высшее советско партийное руководство: бюрократизм разрастался;

на ответственные партий но-советские посты попадали чуждые в социальном отношении элементы;

культурный уровень ответственного работника падал и т.п. Такое положение дел сохранялось весь восстановительный период.

Количественные масштабы выдвиженчества в изучаемых губерниях выявить очень трудно. Во-первых, из-за еще недостаточной определенности самого термина «выдвиженец», во-вторых, из-за массовости этого явления и, в-третьих, из-за не всегда полного учета выдвиженцев. С определенной долей уверенности можно констатировать, что только в советы всех уровней изу чаемого региона в 1921 – 1925 гг. было выдвинуто более 10000 человек1.

Рабоче-крестьянская масса, занимая через систему выдвиженчества от ветственные посты в партийно-советских органах власти, постепенно меняла образ жизни, психологию поведения, а в конечном итоге и социальный ста тус. Без сомнения, это был только начальный этап длительного процесса, требующий от выдвиженцев получения основательных теоретических и практических знаний. Но все же он явился одним из путей создания как кад ров будущей интеллигенции в целом, так и партийно-советских кадров в ча стности.

Во второй главе («Система начальной подготовки рабочих и крестьян для партийно-советской работы») показывается следующий этап подготовки советско-партийных кадров, который включал в себя уже обучение в различ ных учебных заведениях, получение определенных теоретических и практи ческих знаний. В изучаемых губерниях, как и по всей стране, формировалась целая сеть начальных школ политграмоты, единые краткосрочные курсы по литпросветработы, политкружки и школы-передвижки, создававшиеся в го роде и деревне для изучения политики партии. Возникали и различного рода клубы, в которых также активно формировалось марксистское мировоззре ние и особое представление об окружающем мире и происходящих в нем процессах. Точных сведений о численности этих учреждений и количестве их членов назвать невозможно, так как эти структуры были очень непостоян ны, а сроки обучения в них – краткосрочны. Нами было подсчитано, что только школ политграмоты в 1924 – 1925 гг. в Костромской и Иваново Вознесенской губерниях было примерно 234, в которых обучалось более 9 тыс. чел. С определенной долей уверенности можно сказать, что в Ярослав ской губернии за этот же период было обучено не меньше выдвиженцев, чем в Иваново-Вознесенской губернии (более 5 тыс. 600 чел.). Поэтому общая численность будущих советско-партийных работников, получивших уско ренное образование в системе школ политграмоты, в изучаемых губерниях за 1924 – 1925 гг. составила примерно 15 тыс. чел.

Подсчитано автором по: ЦДНИ ГАЯО. – Ф. 1. – Оп. 27. – Д. 343. – Л. 124;

Д. 1677. – Л.Л. 80, 134;

ЦДНИКО. – Ф. 1. – Оп. 5. – Д. 34. – Л. 12, Д. 859. – Л. 23;

ГАИО. – Ф. 1. – Оп. 6. – Д. 86. – Л. 1, Д. 124. – Л. 45;

Ф. 3. – Оп. 1. – Д. 620. – Л. 1–2;

Известия Костромского губернского комитета РКП (б). – 1921. – № 11. – С. 17–19;

1922. – № 13. – С. 14–17;

1922. – № 17. – С. 32–35;

1923. – № 1. – C. 11– 14;

1924. – № 8. – C. 10–12;

Рабочий край. – 1923. – 28 июля;

Известия Иваново-Вознесенского губкома РКП (б). – 1922. – № 6–7. – С. 8;

1923. – № 15. – С. 17–18;

Отчет Костромского губернского комитета РКП (б) к ХIII губпартконфернции за апрель – ноябрь 1925 г. – Кострома, 1925. – С. 66–68;

Очерки истории Ярославской организации КПСС 1893–1937. – Ярославль, 1985. – С. 210.

Следующий этап подготовки кадров для советско-партийной работы – советско-партийные школы. В изучаемых губерниях имелся определенный положительный опыт их деятельности. Курсанты Иваново-Вознесенской, Костромской, Ярославской губсовпартшкол активно участвовали в научно исследовательской работе, проводили социологические исследования на промышленных предприятиях, в различных учреждениях города и деревни, чем оказывали определенную помощь государственным и общественным ор ганизациям. Если в годы гражданской войны и в начале НЭПа СПШ откры вались в основном без учета возможностей и потребностей изучаемых губер ний, то постепенно к 1923 г. их количество стабилизируется и достигает 10.

Всего же совпартшколы Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярослав ской губерний за 1921 – 1925 гг. подготовили более 3 тыс. выдвиженцев среднего и низшего советско-партийного звена2, потребность в которых была очень велика.

Но, как нам представляется, негативные моменты в работе совпарт школ доминировали: нереальные планы их комплектования, плохая подго товленность курсантов и их неподобающее поведение, краткосрочность обу чения и преобладание в учебных планах обществоведческих дисциплин, трудности с преподавательскими кадрами и т.п.

Следовательно, большинству слушателей советско-партийных учебных заведений нужно ещё было основательно поработать над собой и получить более высокое образование, чтобы они могли более эффективно заниматься управленческими функциями в партийно-советских органах.

В третьей главе («Заключительный этап формирования рабоче крестьянской интеллигенции и занятие ею ответственных советско партийных должностей») говорится о том, что следующий уровень в форми ровании новой интеллигенции и кадров для партийно-советской работы – это рабочие факультеты, которые создавались при высших учебных заведениях.

Они много сделали для подготовки рабочих и крестьян к поступлению в вузы и в плане самой пролетаризации высшей школы. Всего за 1921 – 1925 гг.

рабфаки Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской губерний вы пустили около 600 человек. Положительной и отличительной чертой рабфа ков изучаемых губерний была их специализация. Так, рабочие факультеты Костромы и Ярославля, возникшие и долгое время существовавшие при уни верситетах, наряду с естественнонаучными специальностями успешно гото вили будущих студентов гуманитарного профиля. В свою очередь, рабфак ИВПИ более основательно специализировался в области точных, техниче Подсчитано автором по: ЦДНИ ГАЯО. – Ф. 1. – Оп. 27. – Д. 969. – Л. 76;

Д. 1677. – Л.Л. 80, 134;

ЦДНИКО. – Ф. 1. – Оп. 6. – Д. 59. – Л. 12, Д. 859. – Л. 23;

ГАИО. – Ф. 1. – Оп. 6. – Д. 86. – Л. 1, Д. 124. – Л. 45;

Ф. 3. – Оп. 1. – Д. 620. – Л. 1–2;

Известия Костромского губернского комитета РКП (б). –1921. – № 11. – С. 17–19;

1922. – № 13. – С. 14–17;

1922. – № 17. – С. 32–35;

1923. – № 1. – C. 11–14;

1924. – № 8. – C. 10–12;

Рабочий край. – 1923. – 28 июля;

Известия Иваново-Вознесенского губкома РКП (б). – 1922. – № 6–7. – С. 8;

1923. – № 15. – С. 17–18;

Отчет Костромского губернского комитета РКП (б) к ХIII губпартконфернции за апрель–ноябрь 1925 г. – Кострома, 1925. – С. 66–68;

Очерки истории Ярославской организации КПСС 1893–1937. – Ярославль, 1985. – С. 210;

Народное образование в РСФСР. – М., 1923. – С. 79–80;

Просвещение в Костромской губернии. – Кострома, 1927.

ских наук. Но в работе рабфаков были факторы, снижающие качество подго товки будущих студентов: сокращенные сроки обучения для недостаточно подготовленных рабфаковцев;

идеологизация образования, трудности с пре подавательскими кадрами;

бытовые проблемы и т.п.

Некоторые рабфаковцы, окончив свои учебные заведения, попадали на ответственную советско-партийную работу. В изучаемых губерниях, по тем документам, которые были нами найдены, можно констатировать, что таких работников было не очень много, всего лишь несколько десятков. Но нужно учитывать тот факт, что многие рабфаковцы просто дальше продолжали по лучать образование.

И в середине 20-х гг. окончательно сложилась и система воспроизвод ства кадров специалистов в высших учебных заведениях. Большое влияние на этот процесс оказала новая экономическая политика. Большевики в усло виях экономического плюрализма стремились установить как можно более жесткий идеологический контроль над обществом. Поэтому в вузах активно осуществлялась их «пролетаризация». В 1924 г. была проведена чистка, ко торая окончательно высшую школу подчинила воле партии. Правда, добить ся полной пролетаризации вузов, конечно, так и не удалось.

В Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской губерниях к 1925 г. насчитывалось около 500 выпускников, причем каждый десятый выпу скник из них попал на партийно-советскую работу уездно-губернского или центрального уровня. Конечно, это позитивно отразилось на работе партийно советских кадров Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской губер ний. Однако по документам очень трудно четко проследить, кто из этих вы пускников имел рабоче-крестьянское происхождение. Нам представляется, что таковых было примерно две трети.

В заключении обобщены результаты исследования, сформулированы выводы, выявлены некоторые исторические уроки. Создание и воспроизвод ство новых кадров интеллигенции и советско-партийных работников осуще ствлялась властями разных уровней по нескольким направлениям и в не сколько этапов. Прежде всего, это прямое выдвижение рабочих и крестьян на ответственные руководящие посты, которое, конечно, не приводило к резко му изменению их социального статуса, а являлось лишь начальным этапом в этом процессе. В диссертации делается вывод, что нельзя такое явление, как «выдвиженчество», оценивать как-то однозначно. Сугубо положительная оценка, которая доминировала в советское время, осталась в прошлом. Но и говорить, что выдвиженчество не играло никакой роли в процессе формиро вания отряда новой рабоче-крестьянской интеллигенции, что приводило к пополнению советско-партийных органов власти, также, на наш взгляд, не правомерно. В период НЭПа, особенно в начальной его стадии, выдвиженче ство носило массовый характер, как в центральные органы власти, так и на местах. Безусловно, на тех должностях, где требовались специальные знания, выдвиженцы без соответствующей подготовки не могли принимать реально го участия в управлении и осуществляли лишь представительные функции.

Это и дало повод Е.Г. Гимпельсону сказать в своей монографии о «иллюзии орабочивания государственного аппарата»3. Однако для осуществления со ветско-партийной работы специальных знаний не требовалось. Необходимы были только организаторские умения, соответствующий минимум общего образования и знание применимых к месту цитат из марксизма-ленинизма.

Еще один вывод заключается в том, что динамика и приоритеты выдвижен чества находились в постоянной зависимости от изменения общественно политической ситуации в стране. В годы гражданской войны превалировало прямое выдвижение рабочих и крестьян на ответственные посты и ярко вы раженный классовый антагонизм. Введение новой экономической политики привело к изменениям в социально-экономической жизни страны. НЭП явился противоположностью военного коммунизма с его административно командными, жестко централизованными методами хозяйствования, при ведшими страну к полному истощению. Продналог, частичное разрешение свободной торговли, стабилизация финансовой системы, прагматизм и эко номическая целесообразность способствовали быстрому возрождению на родного хозяйства, ставили новые цели, задачи и приоритеты. Однако в изу чаемых губерниях проведение новой экономической политики наталкивалось на серьезные препятствия. НЭП предполагал отказ от господства админист ративно-командной системы, от монополии РКП (б) на исключительное по ложение в руководстве общественными преобразованиями, идеологический и политический плюрализм. К сожалению, этого не произошло. Напротив, губкомы и укомы Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской гу берний по-прежнему продолжали подменять деятельность советских, проф союзных и других организаций, выполнять несвойственные им функции.

Положительные социально-экономические и общественно-политические изменения в стране, с одной стороны, и противоречивость и непоследова тельность в проведении НЭПа, с другой стороны, оказывали влияние на дея тельность государственных и общественно-политических организаций изу чаемых губерний по формированию советско-партийных кадров. Постепенно стали меняться цели и задачи выдвижения рабочих и крестьян. И если в пер вые годы НЭПа еще сильны были административно-командные методы, а роль губкомов часто сводилась к вынесению резолюций, постановлений, циркуляров, то к 1923 г. выявилась тенденция поставить работу по выдвиже нию на более организованную и планомерную основу. В Иваново Вознесенской, Костромской и Ярославской губерниях активно применялась специальная многоэтапная система выдвижения рабочих и крестьян, ориен тированная, во-первых, на массовость, а, во-вторых, на более качественный подбор кандидатов. Правящая большевистская партия всячески стремилась поднять качественный уровень выдвиженцев. Политикой выдвиженчества большевики предполагали бороться с разрастающимся бюрократизмом, ис пользовать выдвижение как в целях поощрения, так и наказания. Автор делает вывод, что на практике выдвижение происходило не совсем гладко. Местные советско-партийные органы допускали недоразумения, просчеты и ошибки.

Гимпельсон Е.Г. Указ. соч. – С. 353.

Они были вызваны как новизной и масштабностью проблемы, так и ограни ченностью классового подхода, продолжавшего действовать и при НЭПе.

Следующие этапы подготовки советско-партийных кадров включали в себя уже обучение в различных учебных заведениях. В изучаемых губерниях, как и по всей стране, формировалась целая сеть начальных школ политгра моты, единые краткосрочные курсы политпросветработы, политкружки и школы-передвижки, создававшиеся в городе и деревне для изучения полити ки партии. Возникали и различного рода клубы, в которых так же активно формировалось марксистское мировоззрение и особое представление об ок ружающем мире и происходящих в нем процессах. Следующее звено подго товки выдвиженцев – советско-партийные школы. Затем рабочие факульте ты, которые создавались при высших учебных заведениях. Они много сдела ли для подготовки рабочих и крестьян к поступлению в вузы и в плане самой пролетаризации высшей школы. И, наконец, заключительный этап подготов ки специалиста для партийно-советской работы – это высшие учебные заве дения. Автор в диссертационном исследовании делает вывод, что на всех этих этапах массово формировалась рабоче-крестьянская интеллигенция, из которой, в свою очередь, создавались партийно-советские кадры, как в цен тре, так и на местах. Необходимо отметить, что чем ниже был уровень учеб ных заведений, тем активнее в них шел процесс подготовки партийно советских функционеров.

Как же можно в целом оценить политику властей всех уровней по фор мированию партийно-советских кадров из рабочих и крестьян в Иваново Вознесенской, Костромской и Ярославской губерниях в начальный период НЭПа? Нам представляется, что неоднозначно. Были в этом процессе и по ложительные моменты, например, в организации сети различных учебных заведений и в применении интересных методов обучения этой специфиче ской социальной среды. Но всё же основная масса партийно-советских ра ботников в то время – это выдвиженцы, имевшие общее начальное образова ние и получившие ускоренную подготовку по обществоведческим дисципли нам. Их общеобразовательный, профессиональный и культурный уровень оказался ниже среднего, что в дальнейшем сказалось на их профессиональ ной деятельности.

Результаты исследования формирования рабоче-крестьянской интелли генции и создания из нее советско-партийных кадров позволяют выделить некоторые исторические уроки:

1. Ротация кадров в органах власти только тогда может носить положи тельный характер, когда осуществляется продуманная и целенаправленная подготовка нового поколения руководящих работников.

2. Власть и интеллигенция должны выстраивать свои отношения на ос нове конструктивного диалога и компромисса. Только в этом случае возмож но определение оптимального пути развития страны.

3. Своевременная реакция власти на общественные настроения являет ся важным условием консолидации и сплочения общества, прогрессивного развития государства.

В диссертации имеется 13 приложений. В них даются материалы, из влеченные из опубликованных и архивных источников, помогающие рас крыть формы, методы и содержание работы партийно-советских органов по формированию советско-партийных кадров из рабочих и крестьян.

Основные положения и выводы диссертации отражены в следую щих публикациях автора:

I. Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства обра зования и науки РФ:

1 Барунов, В.Ю. Советско-партийные школы в начальный период НЭПа: основы образования или идеологическая обработка? (на материалах Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской губерний) [Текст] / В.Ю. Барунов // Вестник КГУ. – 2010. – № 3. – С. 57–63 (0,4 п.л.).

2 Барунов, В.Ю. Деятельность советско-партийных школ по подготовке командно-административных кадров в начале НЭПа (на материалах Иваново Вознесенской, Костромской и Ярославской губерний) [Текст] / И.И. Никонов, В.Ю. Барунов // Вестник КГУ. – 2010. – № 3. – С. 63–66 (0,2 п.л.).

3 Барунов, В.Ю. Постановка учета ответственных советско-партийных работников уездно-губернского масштаба в начальный период НЭПа: теория и практика [Текст] / В.Ю. Барунов // Вестник КГУ. – 2010. – № 4. – С. 50– (0,3 п.л.).

4 Барунов, В.Ю. Роль рабочих факультетов в формировании новой ин теллигенции в начале НЭПа [Текст] / В.Ю. Барунов // Вестник КГУ. – 2010. – № 4. – С. 60–63 (0,2 п.л.).

II. Статьи в других изданиях:

5 Барунов, В.Ю. Выдвижение крестьян в низовые органы власти в первые годы НЭПа (на материалах Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской губерний) [Текст] / В.Ю. Барунов // Костромская провинция: ис тория, традиции, современность : сб. историко-краеведческих материалов 2010 / КГУ. – Вып. 8. – С. 36–41 (0,3 п.л.).

6 Барунов, В.Ю. Выдвижение рабочих и крестьян в низовые партийно советские органы власти 1924–1925 гг. (на материалах Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской губерний) [Текст] / В.Ю. Барунов // Современ ные тенденции изучения и преподавания всеобщей истории : межвуз. научно практическая конференция / РГУ им. С.А. Есенина. – 30 нояб. 2011. – С. 12– 16 (0,2 п.л.).

7 Барунов, В.Ю. Роль вузов Иваново-Вознесенской, Костромской и Ярославской губерний в формировании советских и партийных кадров в 1921-1925гг. [Текст] / В.Ю. Барунов // Российская государственность: исто ки, современность и перспективы развития: сб. ст. международной научной практической конференции / Владимир: Транзит-Х, 2011. – С. 249– (0,3 п.л.).



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.