авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Горожанки западной сибири первой половины xix в.

На правах рукописи

Пинчукова Ирина Валентиновна ГОРОЖАНКИ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В.

Специальность 07.00.02 – отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Барнаул – 2010

Работа выполнена на кафедре политической истории ГОУ ВПО «Алтайский государственный университет»

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор Ивонин Александр Романович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Гончаров Юрий Михайлович кандидат исторических наук, доцент Витовтова Галина Ивановна

Ведущая организация: Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук

Защита состоится 15 апреля 2010 года в 10.00 часов на заседании объ единенного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 212.005.08 при Алтайском государственном университете по адресу:

656049, г. Барнаул, пр. Ленина, 61, ауд. 416 (зал заседаний ученого сове та).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Алтайский государственный университет».

Автореферат разослан «_» марта 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор исторических наук, профессор Е.В. Демчик

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. На данный момент Россия переживает становление новой государственности, а российское общество живет в эпоху перемен. В та кие исторические периоды в среде научной общественности всегда возрастает интерес к ранее неисследованным процессам и явлениям, а благодаря плюрали стичности современной картины мира, в поле зрения ученых попадает все большее количество новых, ранее малоизученных исторических вопросов. К таким вопросам, которые ныне стали будоражить умы многих наших современ ников, относится гендерная история. Её составной частью является история женщин.

Интерес к этой теме далеко не случаен, поскольку в современном россий ском обществе назрел ряд проблем, связанных с самоидентификацией и само определением, как женщин, так и мужчин. И эти вопросы здесь и сейчас уже не кажутся настолько простыми и понятными.

Многие исторические работы посвящены изучению женской истории кон кретных периодов. Наибольшей притягательностью пользуется период второй половины XIX – начала XX в., поскольку он относится к так называемым пере ходным периодам российской истории. Согласно мнению ряда исследователей этот период относится к начальному этапу процесса модернизации, затронув шей различные стороны жизнедеятельности общества. Существенные перемены происходили как в социально-экономической, политической, так и в культурной среде. Между тем период конца XVIII – середины XIX вв. оказывается в тени исследовательского интереса.

По нашему мнению, социальная история не может быть статичной, тради ция и инновация всегда идут рука об руку на любом этапе исторического разви тия. В отдельные периоды превалирующими могут быть консервативные, либо модернизационные тенденции. В первой половине XIX в., общественная жизнь в городах западной Сибири хранила в себе многие элементы традиционализма, заложенные ещё в Домострое. Один из первых вызовов обществу и государству, традиционным представлениям о роли, статусе и предназначении женщины был продемонстрирован женами декабристов.

В современном городе на положение женщины в обществе и семье про должает воздействовать ряд традиционных представлений. В первой половине XIX в. сложившиеся нормы практически не обсуждались, поскольку считались одной из неотъемлемых форм социального поведения. В этом смысле изучение истории горожанок Западной Сибири имеет также прикладное значение, по скольку дает нам возможность идентифицировать ранее существующие нормы и проследить их эволюцию на разных этапах исторического развития.

В рамках данного исследования интерес представляет изучение социально го, имущественного, бытового положения горожанок Западной Сибири в пер вой половине XIX в. Недостаточная изученность рассматриваемых вопросов обусловливает необходимость данной работы.

Историография. Подавляющее количество работ, посвященных тем или иным аспектам «женской» истории, выполнено на материалах Европейской России, но даже среди них совсем немногие были посвящены истории горожа нок. На фоне обозначенных трудов доля исследований, посвященных горожан кам западносибирского региона весьма незначительна.

Принимая во внимание степень изученности темы, необходимо обратиться к рассмотрению работ, так или иначе затрагивающих различные аспекты «жен ской» истории западносибирского региона. Среди этих исследований непре менно будут приняты к рассмотрению работы общероссийского характера, по скольку они помогают понять и раскрыть некоторые важные вопросы по из бранной тематике.

Всю совокупность исследований по обозначенной тематике следует разде лить по хронологическому принципу на три периода:

1. Работы XIX – начала ХХ в. (дореволюционная историография);

2. Исследования 20 - 80-х гг. ХХ в. (советская историография);

3. С конца 80-х гг. XX в. по настоящее время – современный этап изучения темы.

В первый из выделенных периодов был заложен ряд основополагающих направлений в изучении женской истории, в рамках которых были исследованы правовое и социально-экономическое положение горожанок, специфика повсе дневно-бытовой сферы жизнедеятельности, вопросы образования и воспитания.



Одни из наиболее ранних работ, посвященных истории Сибири принадле жат П.А.Словцову. В его трудах просматривается определенный интерес к ме стной городской жизни. Исследуя нравы сибирских жителей, он использовал не только архивные данные, но и личные наблюдения.

Пристальное внимание на положение женщины в обществе, семье и в рос сийском законодательстве обращали профессиональные юристы второй поло вины XIX – начала XX в.: М.А.Филиппов, М.Ф.Владимирский-Буданов, А.И.Загоровский, К.П.Победоносцев. Положение женщины по обычному праву рассматривается в работах И.Г.Оршанского и А.Я.Ефименко.

Несомненный интерес представляют труды сибирских областников Н.М.Ядринцева и Г.Н.Потанина. Они считали, что по сравнению с центральной Россией, в Сибири сложился особый, более демократичный тип общественных отношений, который способствовал повышению социального статуса сибиря чек. Однако другой сибирский историк областнического направления С.С.Шашков, посвятивший истории русской женщины отдельные монографи ческие работы, считал положение сибирячек далеко незавидным. Он одним из первых затронул острейшие социальные проблемы – проституцию, детоубийст во, подкидывание детей, что дало толчок дальнейшему их обсуждению в обра зованных кругах российского общества.

На протяжении всего XIX в. устойчивый интерес исследователей вызывала тема женского воспитания и образования (Г.Аппельрот, М.Михайлов, Е.О.Лихачева). Дискуссии о необходимости женского образования постепенно перешли к вопросам его истории и содержания.

Среди общих дореволюционных работ по истории русской женщины стоит обратиться к изысканиям Е.Н.Щепкиной, по бытовой и повседневной истории русской провинциальной дворянки. Исследовательница подчеркивала, что пат риархальный строй, поддерживаемый православием, отразился на незавидной судьбе русской женщины.

Подводя итоги изучению истории русских женщин в дореволюционный пе риод, стоит отметить, что тогда впервые стали изучаться вопросы, которые на ходятся в центре внимания специалистов и в настоящее время: правовое и иму щественное положение россиянки, темы образования и воспитания, острейшие социальные проблемы первой половины XIX в.

В исследованиях советского периода практически до конца 80-х гг. истории горожанок уделялось незначительное внимание. Это было связано с магист ральной линией развития исторической науки, направляемой марксистско ленинской идеологией. Основное внимание историков было обращено на изу чение макроисторических процессов, включающих исследование экономиче ских, политических и реже социальных структур. Официальная наука редко обращалась к исследованию микроисторических и антропологических вопро сов, которые непосредственно включали историю женщин. В тоже время в со ветский период продолжалось накопление документальных материалов, этно графических наблюдений и отдельных научных изысканий по женской истории.

Женская тематика постепенно проникает в исследования по истории кре стьянства ( З.Я.Бояршинова, Н.А.Миненко, М.М.Громыко). Другой блок работ посвящен тематике российского и, в частности, сибирского женского начально го и среднего образования в XIX в. (Н.С.Юрцовский, Н.А.Константинов, В.Я.Струминский, Н.М.Дружини, В.Ф.Ретунский). Вопросы зарождения и раз вития женского образования в Сибири первой половины XIX в. освещались в одном из крупных обобщающих трудов по истории образования «Очерки исто рии школы и педагогической мысли народов СССР». Н.А.Константинов и В.Я.Струминский затронули проблему дискриминационных действий импер ского правительства в отношении женского образования. Отдельно стоит обо значить работы Н.М.Дружинина и В.Ф.Ретунского, освещающие истоки жен ского всесословного образования в Западной Сибири, начало которому положи ли декабристы и их сподвижники.

Фрагментарное обращение к истории горожанок содержится в работах Р.М.Кабо, М.Г.Рабиновича, Д.Я.Резуна, посвященных исследованию россий ских и сибирских городов первой половины XIX вв. Различные стороны семьи и семейного быта горожан также нашли свое отражение в исследованиях ученых рассматриваемого периода (Г.В.Жирнова, О.Р.Будина, М.Н.Шмелева).

Некоторые аспекты правового и социального статуса россиянок в 50-60 гг.

XIX в. подробно рассматриваются в монографии Г.А.Тишкина. А Э.А.Павлюченко затрагивает тематику участия женщин в освободительном движении, и отдельно посвящает работу добровольным изгнанницам – декабри сткам.

Таким образом, история горожанок в работах советских историков находи лась на периферии исследовательского интереса, поскольку официальная наука уделяла максимальное внимание макроисторическим процессам. Вследствие чего на долю современной истории выпала задача устранения своего рода ла кун, образовавшихся в предыдущие периоды развития исторического знания.

В постсоветский период женской истории стало уделяться значительно больше внимания. В ряде современных научных работ дается попытка ком плексно осветить положение женщины в обществе и семье, в том числе на при мере городского населения Западной Сибири.

Одни из наиболее значимых исследований по истории русской женщины X – конца XIX вв. реализовала Н.Л. Пушкарева. На основе богатейшего круга ис торических источников в них рассматриваются вопросы частной жизни русской женщины, её правовой и имущественный статус. Её работы выполнены на ос нове современных методологических подходов, с использованием новых иссле довательских методик.

В современной историографии горожанкам стали уделять особое внимание не столько с развитием исторической урбанистики (А.Р.Ивонин, Б.Н.Миронов), сколько с появлением работ по истории семьи (Е.А.Зуева, Ю.М.Гончаров). Од нако интересы Ю.М.Гончарова выходят далеко за рамки исторической фамили стики, распространяясь на исследования по истории сибирячек второй полови ны XIX – начала XX в. Сюда же стоит отнести ряд статей из сборника «Семья в ракурсе социального знания».

Женская проблематика явственно обозначилась вместе с оформлением ус тойчивого интереса к исследованию жизни различных городских слоев: купцов, мещан, чиновников. Большинство работ посвящено истории купечества:

В.Н.Разгон, В.П.Бойко, Т.В.Копцева, Л.Г.Воденикова, Ю.М.Беспалова, В.А.Скубневский, А.В.Старцев, Ю.М.Гончаров. Отметим кандидатскую дис сертацию О.В.Межениной о мещанстве юга Западной Сибири в дореформен ный период, в которой автор обратила внимание и на историю горожанок.

С появлением в 2003 г. докторской диссертации Т.Б.Котловой «Российская женщина в провинциальном городе на рубеже XIX – XX вв.» оформляется ус тойчивый интерес к истории провинциальных городских жительниц. В её рабо те частная жизнь провинциальных горожанок рассматривается наравне с их трудовой и общественной активностью. В современном сибиреведении особня ком стоят диссертационные работы, посвященные именно сибирячкам. Они немногочисленны и в основном затрагивают период второй половины XIX в.

Это диссертации Г.К.Скачковой, О.М.Долидович и В.В.Вехотуровой. Непо средственно горожанкам была посвящена работа В.В.Верхотуровой. Значитель ное внимание в исследовании уделено образованию, профессиональной само реализации и благотворительности горожанок Томской губернии. В диссерта циях же О.М.Долидович и Г.К.Скачковой в поле зрения попадают сельские и городские жительницы одновременно. О.М.Долидович делает важный вывод о том, что своеобразный архаично-демократический сибирский уклад позитивно влиял на положение женщины в обществе. Г.К.Скачкова акцентирует внимание на образовании и благотворительной деятельности жительниц Тобольской гу бернии и заключает, что возрастание общественной активности женщин яви лось результатом становления и развития системы женского образования. Бла годаря этим квалификационным работам появляется возможность проследить изменение роли и социального статуса горожанок на протяжении всего XIX в.

Значительными оказались исследования Н.П.Матхановой о сибирских жен ских мемуарах первой половины XIX в. и становлении женского образования в Сибири. Также появились сборники статей, посвященные истории сибирских горожанок: «Женщина в истории Урала и Сибири XVIII – начала XX вв.» и «Женщина в Сибири в XIX – XX веках: место в региональном социуме и ген дерные роли». В указанных исследованиях затронуты благотворительная дея тельность, образование, повседневно-бытовая и досуговая сферы жизни горо жанок. Истории сибирских горожанок XIX – начала XX вв. посвящены работы Н.М.Дмитириенко, Е.А.Дегальцевой и А.Г.Быковой.

Отдельно следует обозначить работы культурологической направленности, посвященные укладу, быту, системе образования горожан Западной Сибири.

Среди них значима работа А.И.Куприянова «Русский город в первой половине XIX века: общественный быт и культура горожан Западной Сибири», поскольку в ней освещаются различные стороны жизнедеятельности горожанок Западной Сибири первой половины XIX в.

В завершении историографического обзора стоит отметить, что подавляю щая часть исследований посвящена изучению различных аспектов истории си бирячек второй половины XIX в., и только незначительная часть работ касается истории горожанок Западной Сибири первой половины столетия. Комплексные исследования по избранное тематике отсутствуют, однако некоторые аспекты темы изучались на протяжении всех обозначенных историографических перио дов. Современная историография обогащается появлением работ по повседнев ности, быту и праздникам;

деятельности городских жительниц в социально экономической жизни региона. Большей часть современных авторов ознаком лена с достижениями междисциплинарной и гендерной методологии.

Объектом данного исследования является положение женщины в западно сибирском городе первой половины XIX в.

Предметом диссертационного проекта выступают различные стороны жизнедеятельности горожанок рассматриваемого региона в указанный период.

Цель диссертации состоит в осуществлении комплексного исследования положения женщин в западносибирском городском социуме первой половины XIX в., выявлении его эволюции в обществе традиционного типа.

Для достижения поставленной цели предусматривается решение следую щих задач:

• Анализ современных методологических подходов;

• Исследование социально-правового и имущественного положения го рожанок Западной Сибири в указанный период;

• Изучение основных демографических городских характеристик для оп ределения численного, возрастного, социального состава женского контингента населения городов Западной Сибири;

• Разработка тематики становления женского образования в городах ре гиона;

• Характеристика общественного уклада и рассмотрение будничной и праздничной сторон повседневной жизни городских жительниц.

Территориальные рамки работы локализованы в границах Западной Си бири: Тобольская и Томская губернии. На данный момент здесь располагаются такие территориальные единицы как, Алтайский край, Кемеровская, Курган ская, Омская, Томская, Тюменская области.

Хронологические границы исследования охватывают период первой пол вины XIX в. На протяжении обозначенного периода происходят определенные изменения в традиционном положении женщины, которые становятся более ощутимыми к середине столетия. Избранный временной промежуток можно считать преддверием ощутимых либеральных перемен в обществе, которые серьезно повлияют на изменение социально-правового и имущественного ста туса горожанок, а так же на уровень их проникновения в публичную сферу жизнедеятельности общества.





Методологическая база основана на применении междисциплинарного и гендерного подхода. Проведенное нами исследование в большей степени отно сится к работе, исполненной в русле исторической антропологии, которая об ращается к изучению людей в прошлом, их повседневности, эмоциям, отноше нию к жизни, болезням, противоположному полу, детям, различным возрас тным периодам. Также применялся микроанализ, метод микроистории, который связан с сознательным ограничением масштаба наблюдений во временном и пространственном измерениях. Одной из особенностей этого метода является акцентирование внимания на явлениях, выходящих за пределы доминирующей социокультурной системы и отражающих новые векторы исторического разви тия. В связи с обозначенными положениями, в данном исследовании изучаются городские жительницы разных социальных страт и возрастов с определенными ценностными ориентация и моделями поведения, которые отличаются от ос новной массы женского населения. В первую очередь к ним относятся жены декабристов, некоторые предприимчивые горожанки из купеческого и мещан ского сословия, а также образованные представительницы городов Западной Сибири, число которых в первой половине XIX в. было довольно ограничен ным.

Обращение к большому пласту конкретного материала предопределило ис пользование метода «нарратива» (описательности), без которого невозможно воссоздание жизненного пути конкретных людей. В данном случае под нарра тивом понимается воссоздание некоего сюжета в хронологической последова тельности, сориентированного на детализацию и индивидуализацию. В работе были использованы элементы биографического метода. В связи с несовершен ством источниковой базы жизненный путь конкретных горожанок можно было восстановить лишь фрагментарно, из-за чего почти всегда реконструкция цело стной биографии конкретных женщин была затруднена.

Среди специфических исторических методов стоит отметить использование историко-сравнительного и историко-генетического. Общенаучные методы анализа и синтеза использовались для выявления природы исследуемых явле ний и обнаружения причинно-следственных связей, обусловивших их развитие.

Источниковая база. Междисциплинарный характер гендерных исследова ний предполагает в качестве источниковой базы использование различных письменных материалов широкого спектра. Типологически источники можно разделить на законодательные акты, материалы официального делопроизводст ва (включая статистику), документы личного происхождения (воспоминания, мемуары, письма, дневники, к которым присоединяются записки путешествен ников и путевые заметки) и материалы периодической печати. Серия неопубли кованных источников в основном представлена делопроизводственной доку ментацией местных архивов и отчасти материалами эпистолярного жанра. Ос тальные типы источников преимущественно опубликованы. Отбор анализируе мого материала осуществлялся в большей степени по принципу его гендерной маркированности, под которой стоит понимать указание на признак биологиче ского пола в источнике.

Среди опубликованных документов стоит выделить законодательные акты, позволяющие достаточно обстоятельно изучить правовое положение россий ской женщины в первой половине XIX в. (Полное собрание законов Российской империи (I и II Собрания) и Свод законов Российской империи). Частично с помощью этих же источников можно восстановить картину канонического пра ва. Что касается положения женщины в обычном праве, из-за малой изученно сти данной тематики и из-за скудности письменных источников представлялось важным исследовать русские пословицы и поговорки, зафиксированные в XIX веке по этой тематике.

Важное место среди исторических источников занимают архивные мате риалы РГИА, ГАТО, ЦХАФАК, ГУТО ГАТО, ГУТО ГАТ, ГАОО, АРГО, среди которых пока что в основном привлекались материалы первых четырех. В ар хивной документации можно встретить разнообразную информацию, правда, в основном делопроизводственной направленности. Эти источники представле ны документацией различных городских ведомств и учреждений первой поло вины XIX в.

Материалы Государственного архива Томской области представлены рядом фондов, среди которых стоит отдельно охарактеризовать ф. 3 – Томского гу бернского правления. В нем рассматривались дела широкого спектра, от уго ловных: изнасилования и убийства, оскорбления личности до личных прошений горожанок;

ф. 50 – Томского городового магистрата и ф. 51 – Томского городо вого суда, где разбирались дела по различным имущественным спорам, вопро сам, связанным с наследством, выдачей паспортов и аттестатов на право тор говли, а так же дела о прелюбодеянии;

ф. 127 – Томской городской думы, со держащий материалы, связанные с предпринимательской деятельностью томи чек в исследуемый период;

ф. 235 – Томского городового сиротского суда, где решались вопросы по опеке над имениями вдов и сирот.

Дела из Центрального Хранилища Архивных Фондов Алтайского края (ЦХАФ АК), представлены в основном ф. 26 – Барнаульского духовного прав ления Томской духовной консистории, где сохранилось значительное число материалов по бракоразводным процессам, супружеской неверности, отноше ниях родителей и детей, о слое священнослужителей и их семьях;

ф. 163 – С.И.

и Н.С.Гуляевых, где наибольший интерес представляла семейная переписка, отражающая многие аспекты быта и повседневных забот семьи Поярковых (те щи и тестя С.И.Гуляева), живших в Барнауле.

Государственный архив Тюменской области представлен делами из Тю менского городового суда, магистрата, сиротского суда;

а также материалами Тюменской Знаменской церкви и Ишимского Богоявленского собора.

Надо заметить, что делопроизводственная документация чаще всего фикси рует лишь формальную сторону дел, оставляя вне поля зрения многие аспекты жизни городов и горожанок Западной Сибири. Здесь на помощь приходят ис точники периодической печати, представленные в основном публицистически ми и историческими материалами Томских и Тобольских губернских ведомо стей. Они содержат информацию по широкому кругу вопросов, касающихся повседневной жизни горожанок и городов. В статьях отчетливо фиксируются все гендерные стереотипы того общества, поскольку авторы, не задумываясь, делятся своими взглядами на место и роль женщины в социуме, вследствие чего ценность этой информации только возрастает.

Одну из наиболее ярких и интересных групп источников составляют доку менты личного происхождения (воспоминания, мемуары, письма, дневники, записки путешественников и путевые заметки), исследуя которые можно рекон струировать жизнь женщины, с её печалями и радостями, проблемами и успе хами.

Документы личного характера целесообразно разграничить на мужские и женские источники. К первым относятся заметки омского офицера И.Белова;

воспоминания публициста и историка В.И.Вагина;

записки ученого естествоиспытателя немца К.Ледебура;

воспоминания декабриста М.М.Семенова, краеведа К.М.Голодникова о быте декабристов в Ялуторовске.

Ко вторым: воспоминания М.Д.Францевой, А.Е.Лабзиной, А.П.Созонович, за писки Е.Ф.Непряхиной и письма А.Г.Муравьевой. Отдельно стоит подчеркнуть работы Е.Авдеевой, ввиду их чрезвычайной информативности и высокой цен ности этнографического характера.

Весь рассмотренный спектр источников позволяет максимально прибли зиться к решению задач, поставленных в данной диссертации.

Научная новизна определяется тем, что работа является первой попыткой комплексного исследования жизни горожанок Западной Сибири в первой поло вине XIX в. На данный момент уже существуют работы подобного плана, отно сительно Сибири и некоторых её губерний второй половины XIX в. Однако первая половина столетия в большей степени остается в тени, в первую очередь, из-за фрагментарности и разрозненности источниковой базы.

Практическая значимость исследования определяется тем, что его ре зультаты могут быть использованы при создании обобщающих работ по исто рии городов России и Западной Сибири, учебных курсов по краеведению, со ставлении спецкурсов по женской и гендерной истории.

Апробация. Наработки и выводы по основным аспектам диссертационного исследования апробировались в период с 2006 по 2009 гг. при прочтении докла дов на научных и научно-практических конференциях различного уровня в Но восибирске, Новокузнецке, Барнауле. Полученные результаты отражены в публикациях.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключе ния, списка использованных источников и литературы, а также приложения, представленного в табличной форме.

Глава 1. Теоретические подходы к разработке темы «Горожанки Запад ной Сибири в первой половине XIX века» 1.1 Гендерная теория в гуманитарном знании и влияние на неё жен ских исследований. Женские исследования появились благодаря феминист скому движению, которое из идеологии борьбы за права женщин в наше вре мя превратилось в альтернативную философскую концепцию социо культурного развития. Это движение выработало две противоположные стратегии: с одной стороны, стремление подчеркнуть равенство женщин и мужчин, а с другой - попытка настоять на существовании различия, то есть постулировать специфически женскую культуру.

Выделяется четыре периода развития женских исследований. Первый пе риод (60-70 гг. XX в.). Изучение женщин изначально появилось в рамках традиционных академических дисциплин: литературы, истории, философии, социологии и психологии. Незаслуженно забытые труды женщин были опуб ликованы и начали использоваться в учебном процессе, а ученые стали свя зывать темы своих исследований с проблемами женщин и гендера. Вторая стадия развития (начало 1980-х гг.) характеризовалась интеграцией женских исследований в высшее образование США. В университетах началось широ кое обсуждение статуса женщин, явлений дискриминации в публичной сфере и частной жизни, гендерных предрассудков, существующих в социуме, лите ратуре и образовании. В третий период (середина 80-х гг. XX в.) феминист ская мысль отрицала эссенциализм, характерный для определения категории «женщина», и концептуализировала множественные идентичности женщин, учитывая опыт рас, этнических групп, социальных слоев и сексуальных ори ентаций. В последний, четвертый период развития (90-е гг. XX в.) появляют ся программы женских и гендерных исследований в Европе. Открываются самостоятельные кафедры, учреждаются исследовательские ассоциации, в названии которых присутствует гендер. В 1996 г. создается международная сеть гендерных исследований.

На основе вышеизложенного можно сделать вывод, что именно женские исследования, напрямую связанные с феминистским движением, сыграли первостепенную роль в формировании гендерного направления. Однако не стоит забывать о том, что гендерные исследования формируются как незави симая область познания, имеющая ряд существенных отличий от породив ших её женских исследований.

Рассматривая вопрос о влиянии женских исследований на формирование гендерной тематики, стоит разграничить женские исследования от изысканий о женщинах. Главное отличие состоит в том, что в женских исследованиях необходимым является включение женского жизненного опыта в рамках со циальной и культурной действительности как основы научной работы. Тра диционные исследования о женщинах перестали рассматриваться как научно обоснованные, поскольку не смогли объяснить неравные общественные по зиции женщин и мужчин.

Обратимся к изучению самого понятия «гендер», который с полным пра вом можно назвать многоликим. Одно из первых современных определений гендера было дано в США, где гендерная проблематика более 15 лет назад получила статус официальной научной дисциплины. В их справочных изда ниях дается информация о том, что термин введен феминистками с целью выделения социального аспекта различия полов. В этом случае понятия «женское» и «мужское» характеризуют биологический статус половых раз личий. А термины «мужественное» и «женственное» (маскулинное и фемин ное) рассматривают культурно-символический (гендерный) статус половых различий, который меняется с изменением общества и культуры. На данный момент это понятие уточняется, даже ведутся дискуссии о правомерности его употребления в российской науке. В целом большинство исследователей оп ределяют гендер как сложный социокультурный процесс конструирования обществом мужских и женских ролей. Также гендер включает в себя иссле дование поведения, ментальных и эмоциональных характеристик мужчин и женщин.

Сами по себе определения гендера – всего лишь верхушка айсберга, по скольку существуют отдельные концепции, раскрывающие его аналитиче ский потенциал. Одной из первых была теория Дж.Скотт, которая в даль нейшем не раз уточнялась и пояснялась. Она фактически впервые затронула проблематику номинальной теоретической нагруженности гендера и попыта лась решить эту задачу с помощью внедрения рассматриваемой категории в реально действующий аналитический аппарат исторической науки. В статье «Гендер: Полезная категория исторического анализа» она дает определение гендера, состоящее из двух взаимосвязанных частей: с одной стороны, гендер является составным элементом социальных отношений, основанным на вос принимаемых различиях между полами, и с другой, характеризуется, как пер вичное средство обозначения властных отношений. Так же Дж.Скотт выде лила в гендере четыре группы подсистем (применительно к исторической науке): комплекс символов и образов, характеризующих мужчину и женщину в культуре;

комплекс норм – религиозных, педагогических, научных, право вых, политических;

социальные институты, которые формируют гендер (се мья, система родства, домохозяйство, рынок рабочей силы, система образо вания, государственное устройство);

проблему самовыражения, субъективно го самовосприятия и самосознания личности, т.е. проблему половой иден тичности (гендерной).

Коллеги Дж.Скотт в разных странах согласились с тем, что гендерный подход или, точнее, учет гендерного фактора необходим при любых соци альных исследованиях, особенно исторических.

Междисциплинарный характер гендерных исследований складывался ис торически. Здесь имеется в виду изначальная децентрализованность изучения гендерной проблематики, то есть её изучение чаще всего происходило в рам ках разных гуманитарных отраслей знания, а не в рамках некой единой ген дерной дисциплины.

При появлении понятия «гендер» в современном смысле, лишь номи нально существовала его теоретическая нагруженность. Со временем термин постепенно обрастает методологическими смыслами, которые конструируют его методологию. По нашему мнению, этот процесс конструирования ещё не завершен, доказательством служит тот факт, что до сих пор продолжается внедрение гендерной категории в широкий пласт гуманитарного знания. Ис следователи из различных гуманитарных областей знания по-своему дост раивают методологический образ гендера.

1.2 Гендерный подход в исторической науке. В современной историче ской науке уже более 20 лет идет формирование гендерного междисципли нарного подхода. По нашему мнению его развитие продолжается и поныне, но претерпело ряд трансформаций, связанных с отделением от женской исто рии и самостоятельным самоопределением в рамках современной историче ской науки. Этот процесс привел к организации самостоятельной предметной области исследований, в большинстве случаев определяемой как видоизме няемые в ходе истории представления о женских и мужских ролях в общест ве, имеющих иерархическую основу. Выделение самостоятельной области исследований и формирование методологического аппарата, позволили части исследователей говорить о появлении новой специальной исторической дис циплины – гендерной истории. Между тем в академических кругах более у потребим терминологический оборот «гендерный подход в исторической науке», что имеет свою вескую аргументацию: в данном случае речь идет о «неформальном» объединении нескольких направлений гендерных исследо ваний (исторической феминологии, андрологии и истории сексуальности).

Европейские и американские историки-гендерологи призывают опреде лять гендерную историю как часть академической науки, без которой невоз можно многогранное понимание исторического процесса.

На постсоветском пространстве термин гендер появляется позже, вслед ствие заимствования из европейской лингвистической среды, в которой он имел свою историю появления и сложную традицию употребления. Таким образом, российские гендерные исследования неизбежно приобретают осо бенные черты. К примеру, большой пласт работ посвящен именно истории женщин, а не истории мужчин и изучению взаимоотношений между полами.

Но этому есть вполне простое объяснение: отечественной исторической нау ке нужно заполнить лакуну в знании, образовавшуюся в связи с малым коли чеством исследований о женщинах, проведенных самими женщинами. Для науки, созданной мужчинами, были гораздо более важны другие объекты исследования, а женщины и их непубличные (в традиционном понимании – менее значимые) виды деятельности долгое время оставались в тени исследо вательского интереса.

Благодаря женской, а в дальнейшем и гендерной истории в поле зрения исследователей попадают такие исторические источники, которые ранее счи тались недостаточно релевантными. Это, в первую очередь, источники лич ного происхождения, среди которых были и женские дневники, переписка, мемуары. Теперь, когда женщины в истории получили право быть увиден ными и услышанными, стало возможным вскрывать и объяснять факты их особого положения в обществе. С этого времени, западные историки стали изучать проявления неравенства, в основе которого лежит пол. Научные тру ды по истории женщин, в которых гендерные отношения предстали как авто номная историческая величина, открыли новые перспективы. В ходе этих исследований было установлено, что гендерные отношения столь же важны, как и все прочие типы человеческих отношений. Пришло понимание того, что исключение отношений между полами из «великих вопросов» истории перекрывает дорогу к новому, более целостному виду познания прошлого.

Существует несколько способов проведения гендерного исторического анализа, один из которых, предложенный Дж. Скотт, был описан ещё в пер вом параграфе. Другой, более конкретный способ был предложен Дж. Келли, и состоял в учете ряда факторов: во-первых, контроль над проявлениями женской сексуальностью в сравнении с мужской;

во-вторых, доступ женщин к собственности и политической власти и вытекающие отсюда их экономиче ские и политические роли;

в- третьих, влияние женщин на культуру, их дос туп к образованию;

в-четвертых, поло-ролевая социальная система и идеоло гия по отношению к женщине.

Большинство методов, используемых историками-гендерологами, приня то считать заимствованными из гендерной психологии или социологии. Од ной из возможных причин такого положения можно назвать более длитель ную историю изучения личностных и социальных характеристик женщин и мужчин в пределах этих двух гуманитарных наук.

Реализовать возможности гендерного анализа в исторической науке было невозможно без его адаптации с учетом специфики исторических методов, без качественного освоения нового инструментария для исследования непо датливого материала исторических источников. Все это потребовало, прежде всего, от историков, большой самостоятельной теоретической работы.

На сегодняшний день гендерные исследования в истории осуществляют ся преимущественно в направлении сочетания «традиционных» для истори ков проблем социально-экономического плана, антропологического подхода и ключевых аспектов гендерных взаимодействий. При этом используются достижения смежных (и сравнительно новых) областей научного знания – устной истории, психоистории, истории повседневности, истории ментально сти и т.д., что предполагает серьезную профессиональную подготовку. Для получения ценных и важных результатов наиболее продуктивным оказывает ся путь, связанный с работой целого коллектива специалистов.

Гендерный подход позволяет выделить женский социум Сибири в каче стве самостоятельного объекта исследования и рассматривать его как общ ность, отличающуюся специфическими демографическими характеристика ми и многоролевыми социальными функциями, меняющимися на протяже нии исследуемого периода.

В данном исследовании предполагается применение гендерной методо логии при изучении ряда исторических явлений. К ним относятся: формиро вание и действие гендерных норм, бытующих в Западной Сибири в первой половине XIX в., влияние различных социальных институтов (семьи, церкви, школы, государства) на поддержание гендерных норм и стереотипов, а также формирование гендерной идентичности у горожанок Западной Сибири в рас сматриваемый период.

2 глава. Правовое и имущественное положение горожанок Западной Си бири в первой половине XIX в. Анализ основных демографических ха рактеристик города 2.1 Правовое положение горожанок Западной Сибири в первой поло вине XIX в. Принимая во внимание такие правовые составляющие как им перское законодательство, каноническое и обычное право, будут освещены различные аспекты положения женщины в обществе и семье, которые впле тены в ткань вопросов о браке и разводе, семейных обязанностях и правах, о взаимоотношениях родителей и детей и о защите чести и достоинства горо жанки. Причем имперское законодательство старается взять под контроль максимальное количество сторон семейной жизни, не согласовывая свои дей ствия с нормами обычного права и, что важно, ещё в начале XVIII в. делеги рует Синоду всю бракоразводную часть, крайне редко вмешиваясь в такого рода вопросы. В данном случае, несмотря на то, что Синод являлся государ ственным органом, христианские нормы и предписания из его деятельности никуда не ушли, особенно это было заметно в вопросах по бракоразводной части. И если на протяжении XVIII в. в решение такого рода вопросов иногда вмешивался Сенат, и решал их довольно по-светски, то эти попытки были почти полностью пресечены рядом указов Синода к началу XIX в.

По всей видимости, наибольшую традиционность и консервативность положению женщины в этот период придавало каноническое право. Если имперское законодательство было более подвижным и гибким элементом, то религиозная политика русской православной церкви была направлена на максимальное сохранение и охранение существующего как в государстве, так и в семье порядка. Когда дело касается обычного права, то на первый взгляд, оно является не менее консервативным элементом, по сравнению с канониче ским, но, во-первых, в разных местностях как Российской империи, так и Сибири могли встречаться как более, так и менее консервативные обычаи, и, во-вторых, многое в отношении к женщине зависело от конкретной ситуа ции и, возможно, конкретной местной традиции. К тому же надо сделать ого ворку на то, что в сибирских городах первой половины XIX в. нормы обыч ного права все же были не так сильны, как в сельской местности, поскольку существовали институты позволяющие, так или иначе, поддерживать соблю дение норм имперского законодательства.

Соблюдая все правила заключения брака по православному канону, как юноши, так и девушки должны были получить согласие родителей на брак.

Чаще всего в сибирском городском сообществе первой половины XIX в. ока зывалось так, что жениха девушке выбирали родители, и в последнюю оче редь спрашивали о согласии дочери на предстоящую свадьбу. За таким пове дением родителей стояло не что иное, как рассмотрение брака в виде выгод ной сделки. По замечаниям современников к середине XIX столетия такая практика в городах постепенно заменялась более свободным и самостоятель ным выбором брачного партнера, что свидетельствовало о либерализации внутрисемейных взаимоотношений и становлении новых ценностей индиви дуалистического характера.

Что касается разводов, то здесь можно сказать словами пословицы «же нитьба есть, а разженитьбы нет». В религиозной инстанции крайне сложно было получить развод, и зачастую женщина вынуждена была мириться всю жизнь со многими недостатками мужа. Одним из самых легких способов до 1811 г. был развод из-за прелюбодеяния одного из супругов. Этот способ развода существенно осложнился требованием предъявления явного доказа тельства прелюбодейной связи с применением свидетельских показаний. Но в жизни ситуация всегда оказывалась более многогранной и, конечно, при желании можно было найти возможность избежать подобные трудности. С одной стороны, людей могли развести гражданские инстанции, что им регу лярно воспрещала делать православная церковь;

либо же местный священник под страхом потерять свою должность мог подписать разводное письмо. С другой стороны, в народной среде выработали тактику раздельного прожи вания, если развод получить совсем уж отчаивались.

Прелюбодеяние или блудодействие для женщины считалось страшным грехом в глазах общества, в чем явно проявлялось гендерное неравноправие, бытующее на уровне укоренившегося гендерного стереотипа. Согласно рас пространенному в обществе мнению, мужчина мог себе позволить такие вольности, которые для женщины считались недопустимыми. На физиологи ческом уровне это объяснялось тем простым фактом, что женщина могла за беременеть, и тогда вся ответственность за произошедшее оказывалась ис ключительно на её плечах. Хотя надо отдать должное церковным нормам, которые в таких случаях возлагали одинаковую ответственность на мужчин и женщин, и требовали от них выполнения предписаний епитимии.

Внутрисемейные взаимоотношения в этот период в большинстве своем строились на строго иерархических началах, поддерживаемых на уровне им перского законодательства и канонических норм: мужчина находился на вершине властной пирамиды, и выше него было только государство или на чальство, у себя в подчинении он имел жену и детей. Однако мать семейства тоже занимала не последнее место в этой пирамиде: она имела несколько меньшую власть над детьми (или равную отцовской, если была вдовой). И в самом конце этой властной семейной иерархии находятся дети обоих полов, практически полностью лишенные даже намеков на правовую защищен ность. В целом, права женщины по сравнению с мужскими были существен но ограничены. В традиционном обществе у женщины по отношению к мужу и родителям было больше обязанностей, нежели прав.

Женщинам всегда было крайне сложно выиграть дела из-за оскорбления чести и достоинства, а если и удавалось доказать свою правоту, то наказания в провинциальных городах Западной Сибири за это обидчикам выносились произвольные, скорее основывающиеся на нормах церковного или обычного права, но не имперского законодательства. К тому же на протяжении всей первой половины XIX в. в сибирских городах существовали дворовые – аб солютно бесправная категория женщин, к которым отчасти примыкали жен щины легкого поведения и зараженные сифилисом.

Уровень правовой защищенности горожанок Западной Сибири был крайне низким. Здесь надо также учитывать и территориальную компоненту:

вдали от центра произвол местных чиновников всегда был выше, а знания хуже. И все же в регионе городская ситуация была заметно лучше сельской, т.к. отстоять ограниченные, но уже имеющиеся у женщины права было хоть как-то возможно благодаря городским институциональным образованиям, в то время как в селе безраздельно продолжали действовать нормы обычного права.

2.2 Имущественное положение западносибирских горожанок первой половины XIX в. Имущественное положение горожанок в первой половине XIX в. зависело от принадлежности женщины к тому или иному социальному слою. С одной стороны, были те, кто имел возможность нанимать домашнюю прислугу и заниматься благотворительностью;

а с другой – те, кто вынужден был идти в услужение, а порой и просить милостыню.

Надо заметить, что, несмотря на отсутствие официальной статистики в вопросе занятости женщин в какой-либо трудовой (профессиональной) сфе ре, в городах Западной Сибири первой половины XIX в. было не так мало желающих заработать и зарабатывающих себе на жизнь представительниц прекрасного пола. Обыкновенно в исторической литературе вопрос женского трудоустройства рассматривают в связи с появлением в городах в порефор менное время большого количества девушек – детей обедневших дворян и чиновников, которые вынуждены были сами зарабатывать себе на жизнь. На самом деле женщин, вынужденных кормить себя и свою семью, порой без поддержки мужа и государства, в первой половине века было не намного меньше, зато возможности получить долгожданную и как-то оплачиваемую работу были существенно ограничены. В связи с этим в первой половине XIX в. горожанки, стремящиеся получать деньги за свой труд, и добивающиеся желаемого результата, несомненно, находились в менее выгодном положе нии, нежели горожанки второй половины XIX в., когда вопрос женской заня тости стал активно обсуждаться и перешел в ранг решаемых чуть ли не на государственном уровне.

Учитывая самостоятельность русской женщины в имущественном плане, где она уже не подчинялась мужу, можно сделать вывод о своеобразии тра диционного уклада жизни в России. Замужние женщины пользовались опре деленным кругом имущественных прав, которые, однако, не были сопоста вимы с мужскими. Законодательные нормативы в этой сфере, так же как и их реализация на местах, дают полное основание утверждать, что горожанки Западной Сибири в первой половине XIX в., будучи замужем, имели права на свою часть имущества в браке, состоявшую из приданого, наследуемого иму щества и самостоятельно приобретенной за свой счет недвижимости.

Женщины, особенно в отсутствии или потере кормильца, нередко могли руководить семейным делом, и в этом смысле становились полноправными главами семей, если выполняли все обязанности по своевременной выплате податей. Но нередкими были случаи, когда вдовы испытывали существенные материальные трудности. Государство оказывало финансовую поддержку лишь вдовам бывших государственных служащих, всем остальным надеяться приходилось лишь на поддержку со стороны родственников, либо возможен был вариант, когда в судебном порядке старших сыновей обязывали содер жать своих матерей.

В рассматриваемый период женщины существенно ущемлялись в на следственных правах. По закону большая часть наследства всегда передава лась по мужской линии, из-за чего наблюдался существенный перевес в сто рону мужчин среди собственников движимого и недвижимого имущества. В 1848 г. лишь среди представительниц привилегированного сословия собст венницы недвижимого имущества в городах Западной Сибири составляли немногим более 30%. В купеческом и мещанском слоях число собственниц едва доходило до 17% от общего числа обладателей. Горожанки Западной Сибири первой половины XIX в. имели ограниченный доступ к собственно сти, из-за чего их социально-экономический статус был довольно низким.

2.3 Демографическая ситуация в городах Западной Сибири первой половины XIX в. Общая численность горожан Западной Сибири в первой половине XIX в. возросла почти в 2 раза: с 64 тыс. чел. в 1820 г. до 113 тыс.

чел. в 1848 г.. Это, однако, не означало развитие урабанизационных процес сов, поскольку городское население на протяжении всей первой половины XIX в. составляло только 8 % от общего числа жителей Западной Сибири.

Мужское население в западносибирских городах заметно превалировало над женским. Если на 1827 г. на 1000 горожанок приходилось 1242 мужчины ( 528 женщин и 47 272 мужчин), то в 1848 г. уже 1337(на 48 200 ж. 64 426 м.) и лишь к концу дореформенного периода ситуация несколько сглаживается:

1185 (57 236 ж. и 67 806 м.). В большей степени уменьшение диспропорции в численности полов было связано со снижением удельной доли военных в городах.

Сословная структура городского населения Западной Сибири первой по ловины XIX в. характеризовалась преобладанием мещан и военных. Уже к началу пореформенного периода происходит уменьшение численности воен ных и значительный прирост в среде купеческого сословия, что означало по степенное превращение региона из зоны фронтира в район полноценного хозяйственного освоения. В первой четверти XIX века лишь в ряде сослов ных групп женское население незначительно превышало мужское. В первую очередь это касалось мещан и крестьян, быт и уклад которых в определенной мере предопределяли численный перевес женского населения. Здесь женские руки были незаменимы для поддержания жизнедеятельности семьи. В среде инородцев и дворовых так же было немного больше женщин. Стремление к идеальным численным пропорциям наблюдается среди разночинцев и куп цов. Что касается чиновничьего контингента, то численность мужчин здесь была существенно выше даже в середине века. Объяснялось это просто – многие чиновники были приезжими и не стремились к созданию семьи в Си бири, некоторых останавливал низкий уровень материального достатка, что также являлось главным препятствием к созданию семьи в среде церковно служителей. Ближе к пореформенному периоду показатели численного соот ношения мужского и женского населения медленно начинают оптимизиро ваться.

Показатели брачности, рождаемости и смертности на протяжении первой половины XIX в. оставались довольно высокими, что свидетельствовало о сохранении в большинстве своем традиционного уклада жизни в городах Западной Сибири и было связано с отсутствием института планирования се мьи, низким уровнем здравоохранения и образования. Однако уже в это вре мя появляются тенденции, указывающие на медленно начинающийся про цесс разложения традиционного уклада. По большей части они проявились в уменьшении людности городской семьи. Уже к середине XIX в. наравне с распространением простых семей и одиноких людей процент сложных и многопоколенных семей стал заметно ниже.

3 глава. Образовательный уровень и повседневная жизнь горожанок Западной Сибири в первой половине XIX в.

3.1 Женское образование в городах Западной Сибири первой полови ны XIX в. В рамках этого параграфа рассматривались вопросы сущности женского образования, представления о его предназначении на государст венном и местном уровнях, а также все возможные способы получения обра зования, которые были доступны горожанкам Западной Сибири в первой по ловине XIX в.

По законодательству Российской империи родителям городского или сельского состояния предоставлялась возможность решать по собственной воле: отдавать детей в школу или оставлять их дома. В этом смысле на госу дарственном уровне вопрос об обязательном образовании, в том числе жен ском, в этот период вообще не ставился. На протяжении второй половины XVIII – первой половины XIX вв. в России начинает реализовываться идея специфического женского образования, отличного от мужского. Немаловаж ным фактом была сословная сторона женского обучения: программа для дво рянок была иной, нежели для мещанок. Если для девушек привилегированно го сословия было главным умение блеснуть в обществе, то основной целью образования для дочерей разночинцев, купцов и мещан было воспитание добродетельных жен, сведущих хозяек, попечительных нянек или надзира тельниц за детьми и, в случае нужды, надежных прислужниц, искусных во всяких женских рукоделиях.

Государственная политика в отношении женского недворянского образо вания на протяжении всей первой половины XIX в. отличалась глубоким тра диционализмом в понимании женской роли в обществе. Эта роль по прежнему ограничивалась домом и семьей, а для идеального исполнения своих прямых обязанностей матери и супруги, конечно, не требовались ника кие специфические научные познания. К тому же, на уровне императора и министерства просвещения, в последние годы правления Александра I и во времена Николая I выражалась крайне консервативная позиция о том, что образование не должно быть общедоступным.

В середине XIX в. с распространением сети первоначального женского образования в городах Западной Сибири в местной печати в основном встре чаются мнения, согласно которым девочка, будучи образованной женщиной, наилучшим образом сможет исполнить свое предназначение матери, жены, хозяйки, сестры милосердия, воспитательницы будущего поколения.

Горожанкам Западной Сибири первой половины XIX в. гипотетически были доступны несколько уровней получения образования. Первый уровень – образование в пределах дома, второй – в пределах города и третий – за пре делами родного города, в других российских городах. Наиболее популярной формой женского обучения остается домашняя, осуществляемая как посред ством образованных членов семей, так и с помощью приглашения частных учителей и гувернанток. Начиная с 40-х гг. XIX в., все более доступным ста новится образование, получаемое в специальных женских учебных заведени ях, которые, правда, на территории Западной Сибири вплоть до 60-х гг. име ют статус не выше приходской школы или женского училища. Но даже появ ление этих учебных заведений было большим шагом вперед не только для Сибири, но и для России, поскольку в большинстве своем их отличала бессо словная структура, открытая форма обучения и несущественная плата, с тен денцией к её ликвидации. Характерно, что на протяжении 50-х гг. XIX в. сеть первоначальных женских учебных заведений охватывает большинство горо дов Западной Сибири и практически все они существуют за счет благотвори тельной поддержки местного городского населения, что, надо сказать, явля лось обыденным явлением и в жизни горожан второй половины XIX века.

Поскольку государство в тот период лишь в исключительных случаях могло спонсировать сферу образования, в том числе женского. Для получения более качественного образования, существовавшего за пределами региона, возмож ности у большинства горожан были ограничены, да и родителей, желающих расставаться со своими дочерьми на долгое время, было совсем немного.

3.2 Женщины в повседневной жизни западносибирского города пер вой половины XIX в. Повседневность и быт горожанок Западной Сибири в первой половине XIX в. во многом определялись традиционными нормами и установками на роль и место женщины в обществе. Женщины в большинстве своем были главными хранителями и медиаторами передаваемых из поколе ния в поколение традиций, как языческих, так и православных. Общество видело смысл женского существования главным образом в исполнении её триединого предназначения: послушной жены, внимательной матери и рачи тельной хозяйки. За женщиной, таким образом, закреплялась семейная при ватная сфера, а мужчина получал в удел всю публичную.

Надо заметить, что повседневный быт представительниц высшего света отличался от образа жизни провинциальных дворянок. Если в столице ари стократки были далеки от хозяйственных забот, то в провинции для предста вительниц местной знати было нормой следить за приготовлением еды и в целом вести хозяйство. Даже если женщина была из дворянской или богатой купеческой семьи, она была вынуждена если не собственноручно вести все хозяйство, то руководить всеми действиями прислуги. Хотя, как показывают источники, во многих городах Западной Сибири даже жены высокопостав ленных чиновников, будучи урожденными сибирячками, нередко занимались всем собственноручно, даже сами доили коров.

Замужество и материнство становились для девушки главными пере ломными моментами, символизирующим её переход во взрослую жизнь.

Большая часть повседневной жизни подавляющего большинства горожанок всех социальных слоев проходила в домашних (семейных) заботах и хлопо тах. Лишь во время праздника она переоблачалась в праздничное платье и принимала участие в различных мероприятиях, в зависимости от социально го статуса. Наиболее насыщенно праздничное и досуговое время проходило у местных благородных дам: они принимали участие в балах, маскарадах, званных обедах и ужинах, а иногда и в любительских театральных постанов ках. Более простое, но порой не менее веселое времяпрепровождение ждало женщин из других социальных страт: они принимали участие в народных гуляньях, водили хороводы и пели песни. Одним из любимых способов про ведения летнего досуга у горожан были поездки на природу, где многие уст раивали настоящие семейные и дружеские пикники.

Надо заметить, что первая половина XIX в. для многих горожанок, осо бенно из привилегированных слоев, стала временем большего проникнове ния в публичную сферу, хотя бы посредством праздничных мероприятий, дворянских и купеческих собраний. По сравнению с предыдущими времена ми это был несомненный положительный момент в жизни женщины, ведь ещё в XVIII в. доступ на важные публичные городские и сословные меро приятия женщинам был практически закрыт.

В первой половине XIX в. танцующая и веселящаяся на праздниках вме сте с мужчинами женщина была уже не редкостью, хотя надо честно при знать, что это было нормой только для губернских центров и ряда средних городов, где не было недостатка в образованных состоятельных людях.

В заключение подведены основные итоги исследования. Для проведения исследования на должном научном уровне изначально были изучены воз можности современных методологических подходов, главным из которых, вследствие специфики изучаемого предмета, стал гендерный.

В рамках проведенного конкретно-исторического исследования удалось выяснить, что положение горожанок Западной Сибири первой половины XIX в. содержало в себе черты, как патриархального быта, так и зарождающегося нового индустриального уклада. Однако модернизационные процессы, влияющие на статус горожанок, шли очень медленно.

Внешняя сторона жизни западносибирского города в рассматриваемый период отличалась видимой патриархальностью, которая проявлялась в со блюдении многих консервативных государственных и православных гендер ных норм. Немаловажным фактором в сохранении традиционного уклада была консервативная политика имперского правительства, которое использо вало усиленное насаждение патриархальных ценностей русского православия в целях сохранения существующего политического строя.

Таким образом, на правовом уровне в рассматриваемый период положе ние женщины в сравнении с XVIII в. изменилось несущественно. По право славному канону девушки, как и прежде, должны были получить согласие родителей на заключение брака. Развестись супругам было крайне сложно, отчего доля разводов была очень незначительна. К середине XIX в., по заме чанию современников, начинается процесс либерализации внутрисемейных взаимоотношений, выразившийся в возможности более свободного выбора брачного партнера, как для девушек, так и для юношей.

Помимо действия консервативных гендерных норм в обществе на под сознательном уровне продолжали действовать гендерные стереотипы, в ос нове которых лежал обычай. Действие одного из таких стереотипов мы на блюдаем на примере нетерпимого отношения к женскому прелюбодеянию., в сравнении с мужским. В этом смысле даже церковные нормы были более равноправны, поскольку в случае прелюбодеяния возлагали одинаковую от ветственность на мужчин и женщин, и требовали от них выполнения предпи саний епитимии.

Имущественное положение горожанок в первой половине XIX в. зависе ло от принадлежности женщины к тому или иному социальному слою. Горо жанки имели права на свою часть имущества в браке, которая чаще всего состояла из приданого, наследуемого имущества и самостоятельно приобре тенной за свой счет недвижимости. В целом можно заключить, что горожан ки Западной Сибири первой половины XIX в. имели ограниченный доступ к собственности и, к тому же, имели мало возможностей самостоятельного за работка, поэтому их социально-экономический статус был довольно низким.

Однако в городах Западной Сибири первой половины XIX в. было не так ма ло желающих заработать и зарабатывающих себе на жизнь женщин.

Демографические процессы, происходящие в городах Западной Сибири, свидетельствовали о существенном сохранении норм традиционного уклада жизни. На это указывали довольно высокие показатели брачности, смертно сти и рождаемости, что напрямую связывалось с отсутствием института пла нирования семьи, низким уровнем здравоохранения и образования. К середи не XIX в. намечаются процессы разложения традиционного уклада жизни, о чем свидетельствовала демографическая характеристика людности семьи.

Людность городской семьи в этот период постепенно уменьшается.

В рассматриваемый период женщины были ограничены в возможностях получить даже начальное образование. Распространенным было мнение о том, что образование девушку не красит, а портит. До середины XIX в. жен ское образование существенно отличалось от мужского и было направлено на поддержание давно сложившейся поло-ролевой системы в обществе, по ко торой главные женские обязанности были связаны с ведением домашнего хозяйства, воспитанием детей и поддержанием семейного очага. Лишь к се редине XIX в. благодаря стараниям сосланных в Сибирь декабристов и их жен, постепенно изменяется и представление о женском образовании, кото рое становится бессословным и предметно перестает существенно отличаться от мужского.

Повседневность и быт горожанок Западной Сибири в первой половине XIX в. во многом определялись традиционными нормами и установками на роль и место женщины в обществе. Общество видело смысл женского суще ствования главным образом в исполнении её триединого предназначения:

послушной жены, внимательной матери и рачительной хозяйки. За женщи ной, таким образом, закреплялась семейная приватная сфера, а мужчина по лучал в удел всю публичную. Однако горожанки в первой половине XIX в.

стали принимать более активное участие в публичной жизни благодаря по вышению их образовательного уровня и социального статуса.

Надо отметить, что, несмотря на весь традиционализм, который присут ствовал в жизни городского западносибирского социума первой половины XIX в. в обществе начинаются постепенные внутренние изменения, что ста новится более заметным к середине XIX в. Эти изменения выразились в стремлении некоторых родителей дать дочкам образование, порой за преде лами дома. Стала происходить и своего рода либерализация внутрисемейного быта: дети, в том числе девочки, получают несколько большую свободу в принятии ряда жизненно важных решений, например, выбор будущего суп руга. Женщины в большинстве своем наравне с мужчинами все чаще стали принимать участие в публичных мероприятиях, что ещё в конце XVIII в. для Сибири было редким явлением. Горожанки стали стремиться принимать все большее участие в поддержании материального благосостояния семьи.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статья в журнале, рекомендованном ВАК:

1. Пинчукова, И.В. Гендерный подход в исторической науке / И.В. Пинчукова // Известия Алтайского Государственного Университета:

Серия история, политология. – Барнаул, 2007. – 4/2. – С. 117–120 (0,5 п.л.).

Статьи и тезисы:

2. Терещенко, И.В. Понятие гендерной картины мира в современном гуманитарном знании / И.В. Терещенко // Человек: философская рефлексия:

материалы Всерос. науч-практ. конф. / Алт. гос. ун-т. – Барнаул, 2006. – Вып.

1. – С. 91–92 (0,15 п.л.).

3. Терещенко, И.В. Гендерная проблематика в системе высшего образо вания / И.В. Терещенко // Гендерная социализация и высшее профессиональ ное образование. Материалы научно-практической конф. – Новосибирск:

НГИ, 2006. – С. 10–14 (0,2 п.л.).

4. Терещенко, И.В. Междисциплинарная методология и историческая наука / И.В. Терещенко // Чтения, посвященные памяти Р.Л. Яворского: ма териалы всерос. науч. конф. / Кузнецкая гос. пед. академия. – Новокузнецк, 2006. – С. 211–212 (0,1 п.л.).

5. Терещенко, И.В. Становление гендерной картины мира как категории современной науки / И.В. Терещенко // Материалы XIII Международной конф. студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / МГУ. – М., 2006. – Том IV. – С. 344–345 (0,1 п.л.).

6. Терещенко, И.В. Формирование гендерной междисциплинарной ме тодологии / И.В. Терещенко // Материалы XLIV Международной науч. студ.

конф. «Студент и научно-технический прогресс»: Философия. / Новосиб. гос.

ун-т. – Новосибирск, 2006. – С. 115–116 (0,1 п.л.).

7. Терещенко, И.В. Гендерная проблематика в высшем образовании / И.В. Терещенко // Труды молодых ученых Алт. Гос. Университета: Материа лы XXXIII науч. конф. студентов, магистров, аспирантов./ Алт. гос. ун-т. – Барнаул, 2006. – Вып. 3. – С. 392–396 (0,2 п.л.).

8. Пинчукова, И.В. Женское образование в городах Западной Сибири первой половины XIX в. / И.В. Пинчукова // Женщина в Сибири в XIX-XX вв.: место в региональном социуме и гендерные роли: Сб. науч. ст. / Под ред.

Ю.М. Гончарова. – Барнаул: Изд-во «Аз Бука», 2008. – С. 60–76 (1 п.л.).

9. Пинчукова, И.В. Правовое положение женщины в имперском зако нодательстве, каноническом и обычном праве в первой половине XIX в. / И.В. Пинчукова // Актуальные проблемы развития социально-политического и религиозного пространства России: Сб. науч. ст. / Под ред. П.К. Дашков ского, Е.В. Притчиной. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2009. – Вып. 5. – С.

106–118 (0,5 п.л.).

Подписано в печать 9 марта 2010 г.

Печать офсетная. Бумага для множительных аппаратов Формат 6083/16. Усл. печ. л. 1, Заказ № 85. Тираж 130 экз.

Типография Алтайского государственного университета 656049, Барнаул, Димитрова,

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.