авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Отношения кнр с арабскими странами ближнего востока в 1980-2010 гг.

На правах рукописи

БАЗАНОВА ЕЛЕНА АЛЕКСЕЕВНА ОТНОШЕНИЯ КНР С АРАБСКИМИ СТРАНАМИ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА в 1980-2010 гг.

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история (новая и новейшая история)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Москва 2011 Диссертация выполнена на кафедре всеобщей истории Российского университета дружбы народов

Научный консультант: кандидат исторических наук, доцент СОЛОДКОВА Ольга Леонидовна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук АМИРОВ Вячеслав Борисович, Институт мировой экономики и международных отношений РАН доктор исторических наук, профессор МАНЫКИН Александр Серафимович, МГУ им. М.В. Ломоносова

Ведущая организация: Дипломатическая академия МИД РФ

Защита диссертации состоится «15» декабря 2011 г. в 14.30 на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.203.04 при Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, Москва, ул.

Миклухо-Маклая, д.10 а, ауд. 415.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Российского университета дружбы народов по адресу: 117198, Москва, ул. Миклухо Маклая, д.6.

Автореферат разослан « » ноября 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат исторических наук, доцент Е.Г. Зуева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. В настоящее время Китай является одним из наиболее динамично развивающихся государств в мире, что неизбежно влечет за собой изменение его роли в системе международных отношений. Высокие темпы экономического роста и активное вовлечение в мировую хозяйственную систему обусловили процесс превращения КНР из регионального лидера в одну из ведущих мировых держав. Изменение статуса Китая на международной арене привлекает большое внимание исследователей к изучению эволюции внешнеполитической стратегии КНР. В то время как руководство КНР и китайские ученые последовательно пропагандируют концепции «мирного возвышения» и «гармоничного мира» в своем внешнеполитическом курсе, основанные на идее мирного пути развития страны, многие западные исследователи усматривают в растущей мощи Китая угрозы экспансионистских устремлений. В этой связи особенно актуальным становится изучение эволюции внешнеполитической стратегии КНР в отношении Ближнего Востока – региона, на протяжении долгого времени остающегося зоной соперничества крупнейших мировых держав.

Исходя из идеи о том, что контроль над Ближним Востоком является ключом к контролю над судьбами мира, многие западные аналитики воспринимают активизацию сотрудничества Китая с арабскими странами Ближнего Востока как претензии Пекина на глобальное лидерство и стремление утвердиться в качестве ведущей мировой державы. По этой причине попытка объективного рассмотрения целей, задач и факторов, определяющих политику КНР на Ближнем Востоке, представляется весьма актуальной и своевременной.

Исследование отношений Китая с арабскими государствами Ближнего Востока актуально и в том плане, что на его примере можно проследить характер межцивилизационного взаимодействия стран в эпоху глобализации.

В современный период, являющийся, по мнению многих философов и политологов, эпохой столкновения цивилизаций и тотальной религиозной конфронтации, Китай и арабские страны выстраивают отношения на основе общности исторического прошлого и ценностных ориентиров, приверженности традициям и принципам взаимной терпимости, опровергая тезис о неизбежности конфронтации цивилизаций.

Актуальность исследования связана и с тем, что значимую роль во взаимодействии КНР с арабскими странами Ближнего Востока играет ислам, часто воспринимаемый исследователями как фактор политической нестабильности в Китае. Представляется важным изучение влияния взаимодействия КНР со странами арабского мира на развитие китайского ислама и его использования китайским правительством в отношениях с государствами Ближнего Востока.

Изучение отношений Китая и арабских стран Ближнего Востока видится полезным для формирования внешнеполитической стратегии России в этом регионе.

Объектом исследования является внешняя политика КНР на Ближнем Востоке в период 1980-2010 гг.

Предметом исследования являются отношения КНР с арабскими странами Ближнего Востока, их взаимодействие в политической, экономической и социально-гуманитарной сферах.

Хронологические рамки. Раскрытие темы диссертации через решение поставленных целей и задач определяет и его хронологические рамки: в центре исследования период 1980-2010 гг. Нижняя граница исследования – 1980 г. – связана с началом реализации в КНР политики реформ и открытости, положившей начало формированию нового внешнеполитического курса страны. Верхняя граница – ограничена годом.

Цель диссертационной работы – исследовать динамику отношений Китайской Народной Республики с арабскими странами Ближнего Востока и выявить основные факторы, определяющие характер данного процесса.

Исходя из поставленной цели, были сформулированы следующие основные задачи исследования:

- изучить развитие отношений КНР и арабских стран Ближнего Востока до провозглашения Пекином политики реформ и открытости в году;

- исследовать эволюцию внешнеполитической стратегии КНР в отношении арабских стран Ближнего Востока в период с 1980 по 2010 гг.;



- рассмотреть трансформацию ближневосточной политики Пекина в отношении конфликтных ситуаций в зоне Персидского залива, включая позицию КНР по ирано-иракской войне, иракским кризисам 1991 и 2003 гг., а также в отношении арабо-израильского конфликта;

- оценить принципы и эффективность механизма взаимодействия КНР и арабских стран Ближнего Востока на примере деятельности Китайско арабского Форума сотрудничества;

- выявить факторы, определяющие геополитические интересы КНР на Ближнем Востоке;

- дать характеристику современному состоянию и перспективам экономического сотрудничества КНР с арабскими странами Ближнего Востока;

- определить роль и место ислама во взаимодействии КНР с арабскими странами Ближнего Востока;

- проанализировать характер взаимодействия КНР и арабских стран Ближнего Востока в области образования, культуры и СМИ в рамках реализации Пекином стратегии «мягкой силы».

Источниковая база исследования. В процессе исследования были использованы опубликованные источники на русском, китайском и английском языках, которые можно разделить на несколько групп.

К первой группе относятся официальные государственные и политико партийные документы КНР, такие как Конституция КНР1, материалы съездов КПК и пленумов ЦК КПК2. Эта группа документов относится к источникам официального происхождения и назначения.

Вторая группа источников документы, касающиеся – внешнеполитической деятельности Китая и арабских стран: тексты межгосударственных соглашений и совместных деклараций, к которым относятся Программа действий Китайско-арабского Форума сотрудничества (2008-2010)3, Совместная декларация Китайско-арабского Форума сотрудничества4, итоговые документы конференций Китайско-арабского форума сотрудничества5 и др. При анализе данных документов следовало как можно полнее представить себе существовавшую в момент принятия этих решений политическую ситуацию в Китае и на Ближнем Востоке, соотношение сил и их расстановку в дискуссиях вокруг каждого из документов, текст которых привлекался в качестве источников. Эта группа источников составляет основной массив использованных в диссертации документов.

К третьей группе источников относятся официальные политические документы: материалы выступлений6 и заявлений руководителей и членов правительства КНР7, представителей МИД КНР8, а также тексты Конституции Китайской Народной Республики 1954, 1975, 1978 и 1982 гг. ИДВ РАН. М., 1983.

XVII съезд КПК. Официальные документы: Политический доклад ЦК и Устав партии/Экспресс информация, №1, М., 2007.

Action plan of the China-Arab Cooperation Forum (2008-2010). – http://www.mfa.gov.cn/eng/wjb/zzjg/xybfs/xwlb/t466439.htm Чжунго – алабо гоцзя хэцзо луньтань сюаньянь (Декларация Китайско-арабского Форума сотрудничества). – http://www.cascf.org/chn/gylt/zywjyc/t539995.htm.

Чжуна хэцзо луньтань ди лю ци гаогуаньхуй чэнго вэньцзянь (итоговый документ шестой конференции Китайско-арабского Форума сотрудничества). – http://www.cascf.org/chn/ggh/6thacggh/t570413.htm.

Ху Цзиньтао. Гао цзюй Чжунго тэсэ шэхуйчжуи вэйда цичжи, вый доцюй цюаньмянь цзяньшэ сяокан шэхуй синь шэнли эр фэньдоу. Цзай Чжунго гунчаньдан ди шици цы цюаньго дайбяо дахуй шан дэ баогао. (Высоко неся великое знамя социализма с китайской спецификой, бороться за новую победу в деле полного построения среднезажиточного общества. Доклад на XVII Всекитайском съезде Коммунистической партии Китая 15 октября 2007 года). Синьхуа, Пекин, 24.10.2007.

Hu Jintao. Build towards a harmonious world of lasting peae and common prosperity. (Речь на саммите глав государств, посвященном ООН. Нью-Йорк, 60-летию 15.09.2005.

http://www.fmprc.gov.cn/eng/wjdt/zyjh/t213091.htm.

Шэньхуа юи, кода хэцзо, цзяньшэ чжуна синьсин хобань гуаньси (Углублять дружбу, расширять сотрудничество, устанавливать новые формы китайско-арабских партнерских отношений). Речь члена Госсовета КНР Тана Цзясюаня на открытии второй конференции министров иностранных дел стран-участниц Китайско-арабского Форума сотрудничества 31.05.2006. – http://www.cascf.org/chn/gyil/zywjyc/t540408.htm.

Strengthening cooperation for mutual benefit and creating a win-win situation for AD. Речь посла КНР, директора Китайского института международных исследований Ма Чжэнана открытии первого саммита Форума Диалог Азии и Ближнего Востока. Сингапур, 22.06.2005. http://www.amed.sg/keynote/china.pdf.

Stronger solidarity and cooperation for lasting stability and development. Речь заместителя министра иностранных дел КНР Вана И на открытии второго саммита Форума Диалог Азии и Ближнего выступлений и интервью руководителей арабских государств Ближнего Востока по вопросу сотрудничества с КНР9. Для анализа политики КНР по вопросу урегулирования конфликтов в зоне Персидского залива использовались документы международных организаций. Это - официальные материалы Совета Безопасности ООН10. К этой группе можно добавить избранные произведения руководителей и членов правительства разных лет Дэн Сяопина11, Цзян Цзэминя12 и др., а также сотрудников дипломатических ведомств КНР13.

Четвертую группу источников составляют материалы, отчеты, пресс релизы, аналитические обзоры, размещенные на официальных сайтах правительства и МИД КНР, сайтах посольств КНР, а также на сайте Китайско-арабского Форума сотрудничества: http://www.gov.cn, http://www.mfa.gov.cn, http://www.fmprc.gov.sn, http://eg.china-embassy.org, http://china.org.sn, http://in.chineseembassy.org, http://www.cascf.org, http://focac.org.

К пятой группе источников относятся информационно справочные издания и ресурсы: официальные статистические ежегодники Национального статистического бюро КНР14, статистические материалы национальной нефтяной компании Саудовской Аравии Aramco15, данные Кувейтского фонда арабского экономического развития16, информация Официальной энергетической статистики правительства США17, статистические данные министерства по делам хаджа Королевства Саудовская Аравия18 и др.

К шестой группе источников можно отнести материалы, публикуемые в средствах массовой информации на английском и китайском языках, такие как «Beijing review», «Al-Ahram weekly», «Жэньминь жибао», «China Today», Al-yawm»19, а также на информационных ресурсах «Al-Sin http://www.reuters.com, http://www.chinadaily.com.cn, http://www.xinhua.org, http://www.sina.com, http://www.cntv.cn, http://www.cctv.com.sn, Востока. Шарм-эль-Шейх, Египет, 05.08.2008.

http://app.amed.gov.sg/data/internet/amed/pdf/China.pdf One continent, linked economic growth and an interdependent energy market. Интервью министра нефтяных и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Али ал-Наими. – Gulf-Asia Bulletin, №4б 2008.

Резолюции Совета Безопасности ООН. - http://www.un.org/russian/documen/scresol/ Дэн Сяопин. Основные вопросы современного Китая. М., 1989;

Цзян Цзэминь о социализме с китайской спецификой. Сборник высказываний по темам. Сост.

кабинетом ЦК КПК по изучению документов. Перевод с кит. Отв. редактор Галенович Ю.М., М., 2002;

Ян Фучан. Лунь Чжунго – алабо гоцзя гуаньси дэ фачжань (О развитии отношений между Китаем и арабскими странами)//Алабо шицзе яньцзю, №2, 2007 и др. соч.;

Yao Kuangyi.

Development of Sino-Arab relations and the evolution of China’s Middle East policy in the new era//Journal of Middle Eastern and Islamic studies (in Asia), №1, 2007.

Чжунго тунцзи няньцзянь (Ежегодный статистический справочник КНР). Пекин, 2004-2008.

www.saudiaramco.com www.kuwait-fund.org www.eia.gov www.hajinformation.com http://www.chinatoday.com.cn/Arabic/index.htm http://news.bbc.co.uk, http://english.aljazeera.net, http://www.ameinfo.com, http://www.khaleejtimes.ae.

Степень научной разработанности проблемы. В отечественной историографии существует большое количество работ, посвященных изучению истории внешней политики КНР в различные периоды. Среди работ советских ученых – международников, прежде всего, следует отметить фундаментальное исследование Г.В. Астафьева и А.М. Дубинина о внешней политике КНР с 1949 по 1973 гг.20, работы известного историка и дипломата М.С. Капицы21, О.Б. Борисова и Б.Т. Колоскова22 и Л.П. Делюсина и др.

Некоторые аспекты отношений Китая с арабскими странами Ближнего Востока затрагиваются в отдельных главах указанных работ, но не являются предметом данных исследований. Большую ценность для настоящей работы представляют научные труды, касающиеся современной внешней политики КНР (конец XX – начало XXI вв.). Так, в исследованиях Е.П. Бажанова23, А.А. Волоховой24, Ю.М. Галеновича25, В.Г. Ганшина26, О.Л. Остроухова27, Е.И. Сафроновой28, А.А. Свешникова29, В.Я. Портякова30, В.И. Трифонова31, А.В. Торкунова32 рассматриваются основы, принципы и различные аспекты внешнеполитической стратегии КНР на рубеже веков, уделяется большое внимание эволюции политики Китая в отношении развивающихся стран в контексте реализации политики реформ и открытости, а также анализируется место КНР в системе современных международных отношений. Большую значимость представляют работы, посвященные внешнеэкономической стратегии и энергетической дипломатии КНР. К ним относятся статьи и Астафьев Г.В., Дубинин А.М. Внешняя политика и международные отношения КНР. В двух томах. М., 1974.

Капица М.С. КНР: два десятилетия – две политики. М., 1969;

Капица М.С. КНР: три десятилетия – три политики. М., 1979.

Борисов О.Б., Колосков Б.Т. Внешняя политика и международные отношения КНР. М., 1977.

Бажанов Е.П. Китай и внешний мир. М., 1990;

Китай от Срединной империи до сверхдержавы XXI века. М., 2007;

Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е. Многополюсный мир. М., 2010.

Волохова А.А. Основы китайской дипломатии. М., 2007;

Галенович Ю.М. Наказы Цзян Цзэминя. Принципы внешней и оборонной политики современного Китая. М., 2003;

Девиз Ху Цзиньтао: социальная гармония в Китае. М., 2006;





Китайская мозаика. М., 2009;

Ганшин В.Г. Прочность китайской «мягкой силы»//Проблемы Дальнего Востока, №6, 2009;

Остроухов О.Л. Внешняя политика Китая в эпоху реформ//Постиндустриальный мир: центр, периферия, Россия. Сборник 2 Глобализация и периферия. М., 1999. Остроухов О.Л., Салицкий А.И. Внешняя политика КНР: обеспечение суверенитета и целей развития//Китай в мировой политике. М., 2001.

Сафронова Е.И. Отношения КНР с развивающимися странами и формирование нового экономического мирового порядка//Китай в мировой политике. М., 2001.

Свешников А.А. Концепции КНР в области внешней политики и национальной безопасности//Китай в мировой политике. М., 2001.

Портяков В.Я. От Цзян Цзэминя к Ху Цзиньтао: Китайская нардная республика в начале XXI века. М., 2006.

Трифонов В.И. Внешняя политика КНР (1949-2009 гг.)//Проблемы Дальнего Востока, №5, 2009.

Торкунов А.В. Современные международные отношения. М., 1999.

монографии А.А. Воловича33, В.Г. Гельбраса34, К.А. Ефремовой35, М.В.

Котлова36, А.И. Салицкого37, С.М. Труша38, а также коллективные монографии сотрудников Института Дальнего Востока РАН под редакцией А.В. Островского39.

Роль и место КНР во внешней политике арабских государств Ближнего Востока рассматривается в исследованиях ученых-арабистов: Е.С.

Мелкумян40, коллективной монографии сотрудников Института стратегических оценок и анализа под редакцией В.А. Гусейнова, а также аналитических статьях сотрудников Института Ближнего Востока42.

Изучая отечественную историографию, автор пришел к выводу, что, несмотря на значительное число трудов, рассматривающих различные аспекты внешней политики КНР, в отечественной синологии пока отсутствуют работы, посвященные комплексному изучению вопроса отношений Китая с арабскими странами Ближнего Востока в период с по 2010 гг., хотя встречаются научные изыскания, затрагивающие некоторые аспекты проблемы.

Китайскую историографию вопроса можно условно разделить на две группы. К первой группе относятся работы китайских исследователей, посвященные развитию отношений Китая с арабскими странами Ближнего Востока. Среди них можно выделить монографии известных китайских специалистов в области изучения стран арабского мира: сотрудника Китайского института международных проблем при МИД КНР Аня Хуэйхоу «Новый шелковый путь. Пятьдесят лет дипломатических отношений Нового Китая и арабских государств»43, профессора центра арабских исследований Уханьского университета Ли Жунцзяня «Представление о Китае у арабов»44, сотрудника центра стратегических исследований при Пекинском университете Ли Хунцзе «Государственные интересы и ближневосточная Волович А.А. Китай на энергетическом рынке Ближнего Востока. Институт Ближнего Востока, 2004. http://www.iimes.ru/rus/stat/2004/22-09-04.htm Гельбрас В.Г. Экономика Китая. М., 2007.

Ефремова К.А. Региональные направления энергетической дипломатии КНР//Энергетические измерения международных отношений и безопасности в Восточной Азии. М., 2007.

Котлов М.В. Концепция нефтяной безопасности КНР// Энергетические измерения международных отношений и безопасности в Восточной Азии. М., 2007.

Салицкий А.И. Внешнеэкономическая стратегия КНР//Китай в мировой политике. М., 2001.

Труш С.М. Нефтяная стратегия КНР: геополитическое измерение// Энергетические измерения международных отношений и безопасности в Восточной Азии. М., 2007.

Нефтяное производство в КНР. Состояние и перспективы. Под ред. Островского А.В. М., 2003;

Рынок энергетических ресурсов Китая: интересы и возможности России. Под ред. Островского А.В. М., 2011.

Мелкумян Е.С. ССАГПЗ в глобальных и региональных процессах. М., 1999.

Большой Ближний Восток. Под ред. Гусейнова В.А. М., 2007.

П.Н. Мамед-заде. Египетские интересы в Китае: об итогах визита Хосни Мубарака в Пекин.

http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/16-11-06a.htm;

Косач Г.Г. Иностранные инвестиции в Саудовской Аравии: Китай и Япония лидируют. http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/05-05-07c.htm и др.

Ань Хуэйхоу. Сылу синь дэ. Синь Чжунго хэ Алабо гоцзя уши нянь вайцзяо личэн (Новый шелковый путь. Пятьдесят лет дипломатических отношений Нового Китая и арабских государств).

Пекин, 2006.

Ли Жунцзянь. Алабо дэ Чжунго синсян (Представление о Китае у арабов). Пекин, 2010.

политика Китая»45, сотрудника института исследований стран Ближнего Востока при Шанхайском университете международных отношений Цяня Сюэвэня «Нефтяные и газовые ресурсы Ближнего Востока и Каспийского моря и стратегия энергетической безопасности КНР»46 и др. В своих исследованиях китайские авторы затрагивают исторические аспекты сотрудничества Китая и арабских стран, а также анализируют современное состояние китайско-арабского сотрудничества в области политики, экономики, культуры, образования и средств массовой информации.

Большинство китайских исследований в своих трудах подчеркивает, что история отношений Китая и арабских стран уходит корнями в глубокое прошлое и их развитие на современном этапе является своеобразным возрождением Великого шелкового пути и налаживанием цивилизационного диалога между государствами Ближнего и Дальнего Востока.

Большое значение для данного исследования имеют периодические издания, выпускаемые Китайской ассоциацией ближневосточных исследований, Институтом исследований стран Ближнего Востока при Шанхайском университете международных отношений, Институтом Западной Азии и Африки Академии общественных наук КНР и др. В публикациях таких журналов, как «Си Я Фэйчжоу» («Западная Азия и Африка»), «Алабо шицзе яньцзю» («Исследования арабского мира»), «Journal of Middle Eastern and Islamic studies (in Asia)», анализируются различные аспекты отношений Китая и арабских стран Ближнего Востока. Среди авторов, регулярно публикующих аналитические статьи в данных изданиях, следует указать таких известных китайских арабистов, как Ли Вэйцзян47 – директор департамента исследований стран Западной Азии и Африки при Шанхайском университете международных отношений, Чжу Вэйле48 – директор института изучения стран Ближнего Востока, вице-президент Китайской ассоциации ближневосточных исследований, Ван Ююн49 – профессор Шанхайского университета международных отношений, Тан Ли Хунцзе. Гоцзя лии юй Чжунго дэ Чжундун сжэнцэ. (Государственные интересы и ближневосточная политика Китая). Пекин, 2009.

Цянь Сюэвэнь. Чжундун, Лихай юци юй Чжунго нэнюань аньцюань чжаньлюэ (нефтяные и газовые ресурсы Ближнего Востока и Каспийского моря и стратегия энергетической безопасности КНР). Пекин, 2007.

Li Weijian. The transformation of the international system and China’s positive diplomacy in the Middle East//Journal of Middle Eastern and Islamic studies (in Asia). – 2009. - №1.

Zhu Weilie. Understanding and respect: on establishing a Chinese discourse system for Middle East studies//Journal of Middle Eastern and Islamic studies (in Asia). - 2009. - №1. Dialogue among civilizations: a close look at the Greater Middle East reform// Journal of Middle Eastern and Islamic studies (in Asia). – 2007. - №1.

Ван Ююн. Чжунго юй Хайвань люй го дэ нэнюань хэцзо (Энергетическое сотрудничество Китая и шести стран Персидского залива)//Алабо шицзе яньцзю. – 2005. - №6. Чжунго юй Сюлия дэ нэнюань хэцзо (Энергетическое сотрудничество Китая и Сирии)// Алабо шицзе яньцзю. – 2006. №3. Чжун-А цзяоюй хэцзо дэ сяньчжуан юй вэйлай (Настоящее и будущее китайско-арабского сотрудничества в области образования)// Алабо шицзе яньцзю. – 2006. - №1.

Баоцай50 – профессор центра исламских исследований КНР, У Лэй51 – профессор Института международных отношений Юньнаньского университета и др. Следует подчеркнуть, что, хотя в них представлен обширный фактологический материал, представляющий большую ценность для изучения ближневосточной политики Китая и специфики его взаимодействия с арабским миром, в работах китайских исследователей прослеживается определенная политическая ангажированность.

Ко второй группе можно отнести работы, посвященные исследованию ислама в Китае, и роли и месте ислама во взаимодействии Китая с арабскими странами Ближнего Востока. Проблемам современного положения мусульманских национальных меньшинств, развитию ислама в Китае, а также роли китайских мусульман в сближении Китая с исламским миром посвящены работы таких исследователей, как Ми Шоуцзян52, Чжан Гоцзе53, Ма Цзючен54, Чень Гуанюань55, Ма Миньлян56, У Инмей57, Сю Чженьгуй58, Ян Ваньбао59, Дин Сюн60, Тао Хун61, Ма Жун62, Цю Дэсин63, Ли Даосян64.

Следует отметить, что почти все исследователи, занимающиеся проблемой китайских мусульманских национальных меньшинств, сами являются представителями данных национальностей. Большинство работ на данную тему, издаваемых в КНР, относятся к периоду 1990-х – 2000-х гг. Подобный временной период не случаен: интерес среди китайских исследователей к проблеме ислама в Китае и положению мусульманских национальных меньшинств был во многом обусловлен повышением интереса китайского правительства к странам исламского мира.

Тан Баоцай. Дуй илакэ чжаньчжэн хоу Чжунго юй Чжундун цзинмао гуаньси дэ сыкао (Размышления о торгово-экономических отношениях Китая и Ближнего Востока после войны в Ираке)// Алабо шицзе яньцзю. – 2006. - №3.

Wu Lei. China-Arab energy cooperation: the strategic importance of Institutionalization//Middle East economic survey. – 2006. - №3. Wu Lei, Wang Youyong. Comparative analysis of China’s energy activities in the Middle East and Africa// Journal of Middle Eastern and Islamic studies (in Asia). - 2009.

- №3.

Mi Shoujiang.Islam in China. Beijing,2004.

Чжан Гоцзе. Бай нянь чжунго мусылинь (Столетие китайских мусульман). Нинся, Ма Цзючен. Хуйцзу лиши юй вэньхуа яньцзю (Изучение истории и культуры хуэй). Пекин, 2006.

Чень Гуанюань. Мусылинь айго чжуи цзяочен. (Патриотизм китайских мусульман).Пекин, 2006.

56 Ма Миньлян. Хуйцзу дуй вейда цзуго дэ гунсянь (Вклад хуэйцзу в развитие великой родины).

Ланьчжоу, 2006.

57 У Инмей. Сибу шаошу миньцзу цзинцзи фачжань (Экономическое развитие национальных меньшинств западных районов). Пекин, 58 Сю Чженьгуй. Ислам и китайская культура (Исылань ю чжунго вэньхуа). Нинся, 59 Ян Ваньбао. Хуйцзу мусылинь чанюн юй шоуцэ (Справочник часто употребляемых выражений мусульман хуэй). Нинcя, 60 Дин Сюн. Хуйцзу, дунсянцзу, салацзу, баоаньцзу миньцзу гуаньси яньцзю (Изучение отношений между национальностями хуэй, дунсян, салар и баоань). Пекин, 61 Тао Хун. Хуйцзу фубу вэньхуа. (Культура одежды хуйэцзу). Нинся, 2003.

Ма Жун Этнические отношения в Китае, Пекин, Цю Дэсин. Сиба шаошу миньцзу гайкуан (Современное положение нацменьшинств Северо Запада КНР), Пекин, Ли Даосян. Сибу да кайфа ю сибу шэхуй фачжань вети яньцзю (Изучение вопросов, связанных с развитием северо-западных провинций КНР и проведением политики освоения «Большого Запада»). Пекин, Западная историография, посвященная вопросу отношений Китая с арабскими странами Ближнего Востока, является весьма обширной и также может быть разделена на несколько групп. Первая группа представлена работами, содержащими общий анализ эволюции внешней политики КНР в рассматриваемый период. К ней относятся работы М. Лантэня65, Э.С.

Медейроса66, Б. Джилла67, Д.С. Кана68, Дж. Курлантцика69, коллективные монографии под редакцией Ли Минцзяна70 и С.Ф. Бергстена71. Данные авторы дают схожие оценки тенденциям развития внешней политики КНР, подчеркивая постепенный отход Пекина от политики невмешательства и все большее вовлечение Китая в систему международных отношений, как на глобальном, так и на региональном уровне. В работах анализируются методы реализации Пекином стратегии «мягкой силы» в отношении развивающихся стран и дается оценка их эффективности.

К следующей группе относятся работы, посвященные региональным аспектам внешней политики КНР и частично освещающие ее взаимоотношения с арабскими странами. Среди них выделяется монография Чжу Чжицюня72, а также коллективные труды под редакцией Дж.

Эйзенмана73, К. МакГифферт74, М.Парвизи Аминеха75, Л. Диттмера76, А.

Скобелла и Л.М. Вортцела77, Т. Лама78 и др. Увеличение числа работ, посвященных анализу ближневосточной стратегии КНР, появившихся в последнее десятилетие в США, во многом обусловлено тем, что американские авторы склонны воспринимать политику Пекина в регионе Ближнего Востока в начале XXI века как фактор угрозы национальным интересам США, требующий пристального изучения и анализа.

Следующая группа работ – монографии и статьи, непосредственно посвященные различным аспектам отношений Китая с арабскими странами Ближнего Востока. В монографии исследователя из ОАЭ М.Б. Хувайдина79, пишущего на английском языке, представлен анализ политики Китая в отношении стран Персидского залива с момента образования КНР до 1999 г.

Автор использует конкретно-страновой подход, подробно рассматривая Lanteigne M. Chinese foreign policy. An introduction. London, 2009.

Medeiros E.S. China’s international behavior. Activism, opportunism, and diversification. Pitsburgh, 2009.

Gill B. Rising star. China’s new security diplomacy. Washington, 2007.

Kang D.C. China rising. Peace, power and order in East Asia. New York, 2007.

Kurlantzick J. Charm offencive: how China’s soft power is transforming the world? London, 2007.

Li Mingjiang. Soft power. China’s emerging strategy in international politics. Plymouth, 2009.

China’s rise. Challenges and opportunities/C.F. Bergsten. Washington, 2008.

Zhu Zhiqun. China’s new diplomacy: rationale, strategies and significance. Surrey, 2010.

China and the developing world. Beijing’s strategy for the twenty-first centuty/J. Eisenman. New York, 2007.

Chinese soft power and its implications for the United States. Competition and cooperation for the developing world/C. McGiffert. Washington, 2009.

The Greater Middle East in global politics/M. Parvizi Amineh. Boston, 2007.

China, the developing world, and the new global dynamic/L. Dittmer. Boulder, 2010.

Chinese national security. Decisionmaking under stress/A. Scobell, L.M. Wortzel. Carlisle, 2005.

China and the U.S. Comparing global influence/Th. Lum. New York, 2010.

Huwaidin M.B. China’s relations with Arabia and the Gulf 1949-1999. London, 2002.

этапы развития отношений Китая с каждой из стран Персидского залива.

Данная работа представляет собой глубокое и обстоятельное исследование, внесшее большой вклад в изучение ближневосточной политики КНР.

Монография Дж.Б. Алтермана и Дж.В. Гарвера80 является первой попыткой комплексного сравнительного анализа политики КНР и США на Ближнем Востоке в зарубежной историографии. Отдельного внимания заслуживает монография Б. Симпфендорфера81, посвященная изучению сотрудничества Китая и арабских стран в области торговли, образования и средств массовой информации. Владея китайским и арабским языками, Б. Симпфендорфер приводит в своей работе большое количество фактов, почерпнутых из личного общения с представителями деловых кругов Китая, Египта, Сирии, с журналистами и чиновниками, что придает книге индивидуальный характер.

Различные аспекты ближневосточной политики рассматриваются в статьях К. Замбелиса82, Д.С. Глэдни83, Дж. Калабрезе84 и Л.С. Харрис85.

Вопросам экономического сотрудничества Китая и арабских стран Ближнего Востока посвящены комплексные монографии под редакцией П.Р.

Кумарасвами86 и А. Сагера87, работы Х.Г. Бродмана88, Н. Обайда89, а также статьи Д. Блюменталя90, Би Цзяньхая и Д. Цвейга91 и др.

Анализируя опубликованные материалы, нельзя не заметить, что «западный» взгляд в отношении перспектив сотрудничества Китая с арабскими странами более «негативистский»: он сосредоточен на «выискивании» недостатков в ближневосточной политике Пекина.

Отдельно следует выделить труды известного израильского специалиста в области китайско-арабских отношений, профессора Хайфского Alterman J.B., Garver J.W. The vital triangle. China, the United States, and the Middle East.

Washington, 2008.

Simpfendorfer B. The New Silk road. How a rising Arab world is turning away from the West and rediscovering China. New York, 2009.

Zambelis Ch. Down the river Nile: China gains influence in Egypt//China Brief. – 2005. – Vol.5.

China’s Palestine policy//China brief. – 2009. – Vol.9. Burgeoning China-Yemen ties showcase Beijing’s Middle East strategy//China Brief. – 2006. – Vol.6.

Gladney D.C. Sino-Middle Eastern perspectives and relations since the Gulf war: views from below//International Journal of Middle Eastern studies. – 1994. - №4. The salafiyya movement in Northwest China: Islamic fundamentalism among the Muslim Chinese?

http://www.hawaii.edu/dru/articles/salafiyya.pdf.

Calabrese J. China’s changing relations with the Middle East. London, 1991. Peaceful or dangerous collaboration? China’s relations with the Gulf countries//Pacific Affairs. – 1992-1993. - №4. China and the Persian Gulf: Energy and security//Middle East Journal. – 1998. - №3.

Harris L.C. China considers the Middle East. New York, 1994. China’s relations with the PLO//Journal of Palestine studies. – 1977. - №1. The Gulf crisis and China’s Middle East dilemma//Pacific review. – 1991. - №2.

China and the Middle East: the quest for influence/ Kumaraswamy P.R. Delhi, 1999.

China’s growing role in the Middle East: implications for the region and beyond/ A. Sager. Dubai, 2010.

Broadman H.G. Africa’s silk road. China and India new economic frontier. Washington, 2007.

Obaid N. The Sino-Saudi energy rapprochement: implications for US national security. The Gracia group, 2002.

Blumental D. Providing arms: China and the Middle East//The Middle East quarterly. – 2005. - №2.

Bi Jianhai, Zweig D. China’s global hunt for energy//Foreign Affairs. – 2005. - №5.

университета Ицхака Шичора. Владея китайским и арабским языками, в своих монографиях92 и статьях93 он наиболее полно и многомерно анализирует этапы эволюции ближневосточной политики КНР, в отдельности рассматривает развитие отношений Китая с различными странами Ближнего Востока, изучает экономические предпосылки активизации политики Пекина в регионе. Однако в силу своей национальной принадлежности данный автор не всегда дает объективную оценку деятельности Китая в регионе, критикуя его позицию по вопросу арабо израильского конфликта и сотрудничество с Ираном и руководством Палестинской автономии, что лишает его работы беспристрастности.

Работы, посвященные изучению положению ислама в современном Китае и его роли в развитии китайско-арабского сотрудничества представлены трудами М. Диллона94, М.Б. Джиллет95, а также Ф.А. Нура96 и Дж.Л.

коллективными монографиями под редакцией Эспозито97.

Внимание к проблеме китайско-арабских отношений не угасает и в настоящем. Авторы рассматривают ее в рамках национально-региональных отношений либо изучают с точки зрения цивилизационного подхода. Тем не менее, позиции по исследуемой проблеме китайских и западных авторов заметно разнятся. Несмотря на наличие огромного числа работ в западной историографии, не выработано единого мнения о стратегии Китая на Ближнем Востоке: между учеными существуют серьезные разногласия, кроме того, их взгляды оказываются более политизированными, нежели то предполагает научное изыскание, а зачастую патерналистскими и назидательными.

Научная новизна диссертации обусловлена тем, что она является фактически первой попыткой комплексного исследования отношений КНР с арабскими странами Ближнего Востока в период с 1980-2010 гг. В научный оборот вводятся не исследованные ранее источники и литература на китайском языке. В работе анализируется ряд аспектов проблемы взаимоотношений Китая с ближневосточными государствами, находившихся вне сферы интересов российских исследователей (позиция КНР по арабо израильскому конфликту, организация и деятельность Китайско-арабского Форума сотрудничества и др.) Также впервые предпринимается попытка Shichor Y. The Middle East in China’s foreign policy, 1949-1977. New York, 1979. East wind over Arabia: origins and implications of the Sino-Saudi missile. Berkely, 1989.

Shichor Y. “Just stand” and “Just struggle”: China and the Peace process in the Middle east//The Australian journal of Chinese affairs. – 1981. - №5. In search of alternatives: China’s Middle East policy after Sadat//The Australian journal of Chinese affairs. – 1982. - №8. China and Middle east since Tiananmen//China’s foreign relarions. – 1992. - №1. Competence and incompetence: the political economy of China’s relations with the Middle East//Asian perspective. – 2006. - №4. Silent partner:

China and the Lebanon crisis//China Brief. – 2006. – Vol.17.

Dillon M. China’s Muslim Hui minority. Migration, settlement and sects. Richmond, 1999.

Gilette M.B. Between Mecca and Beijing. Modernization and consumption among urban Chinese Muslims. Stanford, 2000.

The madrasa in Asia. Political activism and transnational linkages. /F.A. Noor. Amsterdam, 2008.

Asian islam in the 21st century/J.L. Esposito. Oxford, 2008.

определить роль и место ислама во взаимодействии КНР с арабскими странами Ближнего Востока. Автор определяет и систематизирует те факторы, которые повлияли на трансформацию ближневосточной стратегии КНР в период с 1980 по 2010 гг.

Методологическая основа диссертации. При написании работы автор использовал проблемно-хронологический метод исследования, рассматривая эволюцию ближневосточной политики Китая в период с 1980 по 2010 гг. в едином комплексе исторических, политических и экономических условий. В основе данного исследования лежат такие принципы научного познания, как историзм, научная объективность и достоверность. Принцип историзма позволил диссертанту рассмотреть события внешнеполитической истории КНР в их причинно-следственной и временной связи. При рассмотрении политики Китая по отношению к отдельным арабским государствам Ближнего Востока был использован конкретно-страновой подход.

Практическая значимость диссертации обусловлена главным образом тем, что содержащиеся в ней фактический материал и выводы могут использоваться в дальнейших научных исследованиях по анализу ближневосточной стратегии КНР и различных аспектов отношений КНР с арабскими странами Ближнего Востока. Результаты исследования также могут применяться в работе внешнеполитических ведомств и научно аналитических центров. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы при подготовке лекционных курсов и семинарских занятий по истории международных отношений, истории внешней политики КНР и регионоведению.

Апробация результатов исследования. Основное содержание и выводы исследования были отражены в статьях, опубликованных в научных изданиях, а также в выступлениях автора на конференциях Российского университета дружбы народов, на конференциях кафедры всеобщей истории РУДН. Диссертация обсуждалась на кафедре всеобщей истории РУДН, где была рекомендована к защите.

Структура диссертации соответствует ее целям и задачам.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, приложения, списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во Введении определяются актуальность исследования, предмет и объект, его научная новизна, ставятся цели и задачи работы, дается характеристика источниковедческой базы работы и степень разработанности темы, а также методологической и методической базы исследования.

Первая глава «Политическое взаимодействие КНР с арабскими странами Ближнего Востока в 1980-2010 гг.» посвящена анализу эволюции внешнеполитической стратегии Китая в отношении арабских стран Ближнего Востока с момента начала реализации в КНР экономических реформ и политики открытости до 2010 года. Автор отмечает, что до 1980-х гг.

внешнеполитическая стратегия КНР на Ближнем Востоке основывалась на идее классовой борьбы, подразумевавшей оказание помощи странам «третьего мира», выступающим против политики империализма капиталистических держав. Ближневосточная политика КНР определялась конфронтацией с СССР и стремлением заручиться поддержкой его антагонистов в регионе. После 1978 года во внешнеполитической концепции КНР произошли принципиальные изменения, связанные со сменой политико идеологической парадигмы развития страны. Главной внешнеполитической задачей Китая в 1980-е гг. стало обеспечение мирного окружения для проведения курса модернизации основных хозяйственных отраслей страны, что обусловило отказ от идеи конфронтации со «сверхдержавами». В этот период китайско-арабское сотрудничество приобрело новый импульс к развитию, основанному на активизации политического сотрудничества, расширении экономических и торговых связей, были установлены дипломатические отношения со всеми арабскими странами Ближнего Востока.

В главе подчеркивается, что с конца 1980-х гг. ближневосточный регион перестал быть зоной периферийных интересов КНР и стал объектом особого внимания со стороны Пекина. В частности, данная трансформация ближневосточной политики Китая прослеживается на примере позиции КНР в отношении трех военных конфликтов в зоне Персидского залива (1980 1988, 1991 и 2003 гг.), а также арабо-израильского конфликта.

Большое внимание в первой главе автор уделяет анализу механизмов взаимодействия КНР и арабских стран Ближнего Востока в рамках Китайско арабского Форума сотрудничества. Рассматриваются результаты и планы действий стран-участниц Форума, вырабатываемые в ходе проводимых в рамках Форума конференций, изучается процесс выработки общих подходов к решению международных вопросов, анализируется эффективность Форума как инструмента реализации внешнеполитических задач Пекина на Ближнем Востоке.

Также в первой главе анализируются концептуальные основы стратегии «мягкой силы» КНР в отношении арабских стран Ближнего Востока. По мнению китайского руководства культура является одним из инструментов укрепления «мягкой силы» страны и повышение ее международного влияния способствует усилению позиций государства в мировом сообществе. Китай реализует стратегию «мягкой силы» в отношении ближневосточных государств через распространение китайского языка и культуры: с помощью Совета по международному распространению китайского языка (Ханьбань);

проведение всекитайского конкурса знатоков китайского языка среди иностранных студентов «Ханьюй цяо» (Мост китайского языка);

через организацию курсов повышения квалификации для преподавателей китайского языка;

создание институтов Конфуция;

привлечение студентов на учебу в китайские ВУЗы и расширение академического обмена между странами.

Автор показывает, что немаловажной частью стратегии «мягкой силы» Китая в регионе является распространение арабского языка в КНР и выстраивание с помощью него диалога со странами Ближнего Востока.

Поскольку одной из приоритетных задач экономического развития КНР является создание благоприятного инвестиционного климата в стране, китайское правительство в сотрудничестве с ближневосточными партнерами стремится к обеспечению максимально привлекательных условий для взаимодействия, понимая, что арабские инвесторы предпочитают вкладывать деньги в страны «исламского коридора», где арабский язык является важной составляющей общего исламского наследия.

Во второй главе «Экономическое сотрудничество КНР и арабских стран Ближнего Востока» анализируются различные аспекты экономического взаимодействия Китая с арабскими государствами. Большое внимание уделяется изучению основ китайской энергетической дипломатии в отношении ближневосточного региона. С 1993 года Китай стал нетто импортером сырой нефти, так как, несмотря на увеличение добычи нефти внутри страны, собственные запасы не могли удовлетворить потребности растущей экономики. Дефицит углеводородного сырья стал значительным фактором, влияющим на внешнеполитический курс КНР. Из страны, чьи внешнеполитические задачи заключались ранее в обеспечении безопасности на собственных границах, Китай превратился в полноправного «игрока» на мировой арене, чьи интересы стали распространяться далеко за пределы его исторического ареала влияния. По оценкам международных экспертов в регионе Ближнего Востока сосредоточено 65% мировых запасов нефти и 35% мировых запасов природного газа, что делает его в глазах Пекина зоной стратегических интересов.

Политика Китая в данном регионе сформулирована в установке «два импорта и один экспорт». В соответствии с ней, китайские корпорации осуществляют импорт сырой нефти и нефтепродуктов, импорт нефтяного капитала из стран Персидского залива для инвестирования в разведку нефтяных месторождений внутри страны и экспорт китайского капитала для инвестирования в нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие отрасли стран Персидского залива.

Автор анализирует особенности сотрудничества КНР со странами членами ССАГПЗ – крупнейшими мировыми производителями углеводородного сырья. Большое внимание уделяется проблемам и рискам транспортировки нефти и газа из стран Персидского залива в Китай и способам решения этих проблем руководством КНР. В работе подчеркивается, что, несмотря на попытки Китая диверсифицировать поставки углеводородов, в ближайшей перспективе регион Ближнего Востока останется крупнейшим экспортером нефти и газа в Китай.

Также в главе диссертант рассматривает направления регионального экономического сотрудничества КНР со странами региона, уделяется внимание переговорному процессу по созданию зоны свободной торговли Китай – ССАГПЗ, сотрудничеству стран в рамках китайско-арабского торгово-экономического форума, китайско-арабского форума по сотрудничеству между средними и малыми предприятиями. В главе анализируется деятельность крупных китайских корпораций в свободных экономических зонах Египта и Сирии, на примере СЭЗ Адра (Сирия) и СЭЗ Суэц (Египет), а также рассматриваются перспективы экономического сотрудничества КНР с ближневосточными арабскими государствами членами Средиземноморского союза – Ливаном, Иорданией, Сирией, Египтом.

В третьей глава «Сотрудничество Китая и арабских стран Ближнего Востока в социально-гуманитарной сфере» исследуется роль и место ислама во взаимодействии Китая с арабскими странами Ближнего Востока, а также рассматривает сотрудничество стран в области культуры и СМИ. Автор подробно исследует историю возникновения ислама в Китае и влияние развития отношений КНР с арабскими странами Ближнего Востока в период с 1980-2010 гг. на изменение положения китайских мусульман хуэйцзу и развитие исламского образования в Китае. В результате обучения студентов мусульман в исламских центрах в арабских странах, участия в хадже большого числа паломников и активизации контактов с представителями мировой исламской общины китайский ислам, долго развивавшийся в изоляции, подвергся сильному влиянию извне, поставив перед китайскими мусульманами вопрос самоидентификации в условиях открытости исламскому миру. Появление в китайском исламе таких течений, как ихевани и салафийя, призывающих к очищению ислама от влияния китайской культуры, стало новым вызовом китайскому правительству, требующим тщательного анализа в условиях поликонфессионального и полиэтнического государства.

В то же время, поддерживая развитие исламского образования, хадж и обучение студентов-мусульман за рубежом, китайское правительство способствует формированию позитивного образа КНР в арабских странах, что в значительной степени способствует взаимопониманию и развитию отношений между государствами на современном этапе.

В главе большое внимание уделяется сотрудничеству китайских арабских СМИ, которое является важным фактором развития отношений КНР с арабскими странами Ближнего Востока. В 2005 году катарский информационный канал Al-Jazeera подписал договор о сотрудничестве с центральным китайским телевидением и открыл свое CCTV представительство в Пекине. Это стало важным этапом на пути создания общего информационного пространства Китая и арабских государств и установления нового канала передачи новостей, независимого от крупных западноевропейских и американских информационных агентств.

Возможность трансляции передач китайского телевидения и репортажей о Китае на арабском языке для арабоязычной аудитории в немалой степени способствует развитию диалога и углублению взаимопонимания между странами.

Также в третьей главе автор рассматривает взаимодействие Китая и арабских государств в области культуры. Подчеркивается, что с конца 1990-х гг. между странами активизировался обмен делегациями представителей культуры и искусства, в Китае был организован ряд выставок культуры Сирии, Египта и стран Персидского залива. Культурный диалог также активизировался в рамках взаимодействия Обществ дружбы Китая и арабских стран Ближнего Востока.

В заключении сформулированы основные результаты исследования.

1. В период с 1949 г. до конца 1970-х гг. внешнеполитическая стратегия КНР на Ближнем Востоке определялась идеей классовой борьбы, согласно которой Китай стремился оказывать поддержку народам третьего мира. В этот период КНР активно поддерживала революционные движения в странах Персидского залива, таких, как Народный фронт освобождения Дофара, Национальный фронт освобождения оккупированного Южного Йемена. Также правительство Китая заявляло о поддержке арабских государств в борьбе против Израиля, воспринимавшегося им как «оплот империализма» в регионе. Подобная позиция была обусловлена стремлением Пекина сформировать зону влияния в регионе Ближнего Востока, а также попыткой распространить марксистскую идеологию и продемонстрировать пример успешной революционной борьбы. Первый период отношений Китая с арабскими странами Ближнего Востока после образования КНР носил ярко выраженный идеологический характер.

В 1970-е гг. политика Пекина на Ближнем Востоке определялась конфронтацией с СССР и стремлением заручиться поддержкой его антагонистов в регионе. Так, в конце 1970-х гг. основным союзником Китая в регионе стал Египет. Несмотря на традиционную антиизраильскую позицию в арабо-израильском конфликте, Пекин поддержал инициативу А. Садата по заключению мирного договора с Израилем и подписание Кэмп-Дэвидских соглашений. Тем самым Китай стремился уменьшить влияние СССР в регионе и его участие в урегулировании арабо-израильского конфликта, что являлось приоритетом для его внешнеполитической стратегии в этот период.

Таким образом, в ближневосточной политике КНР до 1980-х гг.

главенствовал идеологический компонент, который обуславливал выбор союзников и противников в регионе.

2. В 1978 году в КНР состоялся III пленум ЦК КПК 11-го созыва, на котором было принято решение о начале проведения в стране реформ.

Начиная с 1980-х гг. внешняя политика Китая стала меняться, приобретая прагматичный характер. Ее роль сводилась к созданию благоприятной внешней среды, обеспечивавшей стабильное экономическое развитие и осуществление модернизации. В этот период китайско-арабское сотрудничество приобрело новый импульс к развитию, основанному на активизации экономических и торговых связей, взаимодействии в области культуры, образования и СМИ. В данный период Китай установил дипломатические отношения со всеми арабскими странами Ближнего Востока. В 1990-е гг. Китай установил стратегическое партнерство с рядом арабских стран, в частности, с Египтом и Саудовской Аравией. В 2004 году председатель КНР Ху Цзиньтао озвучил четыре принципа развития партнерства между Китаем и арабскими государствами: 1) развитие политического сотрудничества на основе взаимного уважения;

2) поддержание тесных экономических и торговых связей;

3) расширение взаимодействия в области культуры и обмена опытом;

4) сотрудничество в международных вопросах в духе защиты мира и развития. Тогда же по инициативе Пекин был организован Китайско-арабский Форум сотрудничества, который стал первой региональной организацией, объединившей Китай с 22 арабскими государствами. Таким образом, рубеж XX-XXI вв. стал временем наиболее интенсивного и плодотворного взаимодействия Китая с арабскими странами Ближнего Востока за всю историю развития их отношений.

3. Ближневосточная политика Китая в период с 1980 по 2010 гг. в отношении конфликтных ситуаций в зоне Персидского залива претерпела значительные изменения. Во время ирано-иракской войны 1980-1988 гг.

Китай, будучи членом Совета Безопасности ООН и имея возможность выступить посредником между воюющими сторонами, не принял участия в разрешении конфликта и в голосовании Совета Безопасности, поскольку в указанный период регион Ближнего Востока находился вне зоны его стратегических интересов.

Ситуация изменилась во время кувейтского кризиса 1991 г., когда Китай, динамично развивающий экономическое сотрудничество и с Ираком, и с Кувейтом, стал заинтересован в установлении мира в зоне Персидского залива. Пекин участвовал в голосовании в Совете Безопасности ООН по резолюции №678 о предъявлении ультиматума Багдаду, воздержавшись, но не блокируя принятие решения.

Осуждение Китаем военной операции США и антииракской коалиции в отношении Ирака в 2003 г. во многом способствовала улучшению отношения к нему многих арабских государств. К этому времени регион Ближнего Востока стал зоной стратегических интересов Пекина, в частности, Ирак к 2003 г. являлся объектом большого объема китайских инвестиций, между китайскими и иракскими энергетическими компаниями были подписаны контракты о совместной разработке крупных нефтяных месторождений.

Таким образом, политика КНР в отношении конфликтных ситуаций в зоне Персидского залива перестала быть нейтральной, и Пекин был вынужден занять определенную позицию по урегулированию конфликтов, исходя из необходимости защиты собственных экономических интересов.

4. Китайско-арабский Форум сотрудничества является долгосрочной и стратегической инициативой Пекина, направленной на создание эффективного механизма взаимодействия Китая с арабским миром. В качестве основных задач Форума организаторы обозначили усиление политического сотрудничества, интенсификацию экономического и торгового взаимодействия, расширение контактов в области культуры, науки и средств массовой информации. Форум является частью комплексной ближневосточной политики Пекина, направленной на выстраивание стабильного, долгосрочного и взаимовыгодного партнерства с арабскими государствами и создание благоприятных условий для экономической деятельности КНР в регионе.

5. В конце XX - начале XXI вв. Ближний Восток из периферии китайской внешней политики превратился в зону стратегических интересов Пекина. Приоритетом ближневосточной политики КНР является развитие экономического сотрудничества, сопровождаемое расширением взаимодействия на политическом уровне и активизацией культурных связей.

Несмотря на то, что некоторые арабские страны видят в сотрудничестве с Пекином возможность дистанцироваться от политики Вашингтона, Китай стремится избежать противоречий с США на Ближнем Востоке, настаивая на преобладании в своей ближневосточной стратегии экономического фактора над политическими амбициями. Проявляя особенное внимание к данному региону как к источнику энергоресурсов, а также как к крупному рынку для своих товаров и инвестиций, Китай, прежде всего, выражает заинтересованность в сохранении его стабильности и поддержании баланса сил.

6. Экономическое сотрудничество КНР с арабскими странами Ближнего Востока стало активно развиваться после начала реализации в Китае политики реформ и открытости. В 1980-е гг. основными направлениями экономического взаимодействия были экспорт товаров и оружия из Китая и строительные контракты в странах Персидского залива и Египте. С 1993 г. КНР стала нетто-импортером нефти, что явилось переломным моментом в ее экономическом сотрудничестве со странами региона. В настоящее время нефтедобывающие государства Ближнего Востока являются крупнейшими поставщиками углеводородного сырья в КНР, что придает экономическому сотрудничеству между странами характер стратегического взаимодействия.

7. Ислам играет значительную роль в развитии отношений Китая с арабскими государствами Ближнего Востока. В период становления дипломатических отношений КНР со странами Персидского залива в 1980-е гг. ислам стал одним из факторов народной дипломатии, заложившей основу для дальнейшего политического взаимодействия между государствами.

Также важным условием развития сотрудничества Китая с арабскими странами, в частности, с Саудовской Аравией, является поддержка мусульманского населения внутри страны. Несмотря на наличие политической напряженности в Синьцзян-Уйгурском автономном районе – территории проживания большого числа китайских мусульман - китайское руководство принимает ряд мер для развития ислама. Опираясь в большей степени на китайских мусульман хуэйцзу - одно из национальных меньшинств КНР, исповедующих ислам, - правительство КНР оказывает поддержку развитию ислама: открывает новые мусульманские средние и высшие учебные заведения, организует паломничество в Мекку, отправляет студентов-мусульман в крупнейшие исламские центры Ближнего Востока, такие как университет Аль-Азхар в Египте, и т.д. Эти шаги способствуют формированию позитивного образа КНР в арабских странах и развитию отношений между государствами на современном этапе.

8. Начиная с 2000-х гг., КНР стала использовать в отношениях с развивающимися странами принцип «мягкой силы». Важным элементом стратегии «мягкой силы» КНР на Ближнем Востоке является развитие образовательных и культурных связей, а также сотрудничество в области СМИ. Развивая сотрудничество в образовательной сфере, Китай стремится стимулировать изучение китайского языка и привлекать большое число арабских студентов на учебу, стажировки и постградуальные программы обучения в китайские ВУЗы, открывает культурные центры и институты Конфуция в странах Ближнего Востока, развивает взаимодействие на уровне Обществ дружбы, оказывает информационную поддержку синологическим факультетам и кафедрам ВУЗов Египта, Сирии, Ливана, ОАЭ и др.

В рамках сотрудничества в области СМИ Китай уделяет значительное внимание подготовке периодических изданий и телевизионных программ, рассчитанных на арабоязычную аудиторию, таких, как журнал «Al-Sin al Yawm» («Китай сегодня») и телевизионный канал CCTV на арабском языке.

Также важным фактором сотрудничества между странами в этой области является взаимодействие китайских и арабских информационных корпораций, в частности, открытие представительств арабских новостных агентств «Middle East News Agency» и «Al-Jazeera» в Пекине.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

А) Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Базанова Е.А. Арабский язык в сотрудничестве Китая со странами Ближнего Востока в 1980-2010 гг. // Вестник РУДН. Серия «Международные отношения» - 2011. - №2. – С. 107-112.

2. Базанова Е.А. Стратегия «мягкой силы» КНР по сотрудничеству с арабскими странами Ближнего Востока в области образования 1990-2010 гг.

// Вестник МГОУ. Серия «История и политические науки» - 2011. - №2. – С.

85-90.

Б) Публикации в прочих изданиях:

3. Базанова Е.А. Трансформация религиозных течений в современном китайском исламе // Вестник РУДН. Серия «Всеобщая история» - 2009. - №4.

– С.6-14.

4. Базанова Е.А. Позиция Китая в отношении кувейтского кризиса (1990- гг.) // Вестник РУДН. Серия «Всеобщая история» - 2010. - №4. – С.66-74.

5. Базанова Е.А. Обучение в зарубежных вузах как залог формирования толерантности и лояльности (из опыта обучения студентов КНР в арабских странах Ближнего Востока) // Материалы международной научно практической конференции под эгидой ЮНЕСКО «РУДН – знанием объединимся. Итоги 50 лет подготовки кадров для развивающихся стран мира» (3-5 февраля 2010 г.) - (0,2 п.л.) http://conf.rudn.ru/unesco/materials/2sec/bazanova.pdf 6. Базанова Е.А. «Пекинский консенсус»: китайский путь или глобальная альтернатива // Векторы посткризисного мира: новые модели публичной политики. Международная научная конференция, посвященная 50-летию РУДН. – М.: РУДН, 2010. – С. 365-369.

7. Базанова Е.А. Изменение положения китайских мусульман в КНР в 80-е гг.

XX века // Восток и Запад: приоритеты эпох. Сборник статей участников межвузовской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. – М.: РУДН, 2010. - С. 5-16.

8. Базанова Е.А. Развитие отношений КНР с арабскими странами Ближнего Востока в рамках Китайско-арабского Форума сотрудничества (2000- гг.) // Восток и Запад: приоритеты эпох. Сборник статей участников межвузовской научной конференции. – М.: РУДН, 2011. – С. 220-233.

9. Базанова Е.А. Основные этапы сотрудничества КНР с арабскими странами Ближнего Востока в 1980-2010 гг. // Вестник РУДН. Серия «Всеобщая история» - 2011. - № 4. – С. 82-90.

Базанова Елена Алексеевна Отношения КНР с арабскими странами Ближнего Востока в 1980-2010 гг.

В диссертации рассматривается развитие отношений Китая с арабскими странами Ближнего Востока. Автор показывает, как в период с 1980 по 2010 г. формировалась ближневосточная стратегия КНР и доказывает, что регион Ближнего Востока к началу XXI века стал зоной стратегических интересов Пекина. Анализируются характер и формы взаимодействия Китая и арабских стран в политической и экономической сферах, а также в области образования, культуры и религии.

Bazanova Elena Alekseevna The PRC relations with Arab countries of the Middle East in 1980-2010.

The PhD thesis considers the development of China’s relations with Arab countries of the Middle East. Author reveals the process of forming of China’s Middle Eastern strategy and proves that the Middle East has become the zone of Beijing’s strategic interests by the beginning of the XXI century. The paper analyzes the character and forms of interactions between China and Arab countries in political and economic spheres, as well as in the field of education, culture and religion.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.