авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Pages:   || 2 | 3 |

Социальные преобразования в российском обществе 1920-х годов: формирование новой морально-этической парадигмы (по материалам губерний поволжья)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

ЗАХАРОВА Людмила Борисовна

СОЦИАЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ

В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ 1920-Х ГОДОВ:

ФОРМИРОВАНИЕ НОВОЙ МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЫ

(по материалам губерний Поволжья)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Казань 2013

Работа выполнена на Факультете гуманитарного образования ФГБОУ ВПО «Самарский государственный технический университет»

Министерства образования и науки Российской Федерации, г. Самара

Научный консультант:

Богачев Алексей Владимирович доктор исторических наук, декан Факультета гуманитарного образования ФГБОУ ВПО «Самарский государственный технический университет» (г. Самара)

Официальные оппоненты:

Савельев Петр Иванович доктор исторических наук, профессор директор Института управленческих технологий и аграрного рынка ФГБОУ ВПО «Самарская государственная сельскохозяйственная академия» (г. Самара) Репинецкий Александр Иванович доктор исторических наук, профессор заместитель по научно-исследовательской работе директора Поволжского филиала Института российской истории РАН (г. Самара) Кириченко Олег Викторович доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела русского народа Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН (г. Москва)

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет» (г. Ижевск)

Защита состоится «4» октября 2013 г. в 10.00 часов на заседании Совета по защите кандидатских и докторских диссертаций Д.022.002.01 при Институте истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420014, Республика Татарстан, г. Казань, Кремль, подъезд 5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420014, Республика Татарстан, г. Казань, Кремль, подъезд 5.

Электронная версия автореферата размещена на официальных сайтах ВАК Министерства образования и науки РФ http://vak.ed.gov.ru и Института истории им. Ш. Марджани АН РТ http://www.tataroved.ru.

Автореферат разослан «_»_2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат исторических наук Р.Р. Хайрутдинов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Настоящее диссертационное исследование посвящено одной из чрезвычайно важных, но одновременно и слабоизученных проблем отечественной истории советского периода. Приходится констатировать, что проблемы государственной социальной политики и ее влияния на моральные установки, принципы, нормы, ценности и идеалы в нравственном сознании общества еще не стали предметом детального научного анализа. Вместе с тем, нельзя не отметить, что именно в последнее время в условиях динамичных социально-политических и социально-экономических изменений в российской действительности в центр внимания общественности переместились проблемы нравственного сознания людей в контексте семейных ценностей, религиозного и правового сознания граждан.

Простое перечисление (называние) составляющих социальной сферы – демография, воспитание, образование, здравоохранение, материнство и детство, мораль, нравственность, религия, семья – актуализирует и эмоции, и мысль.

Сегодня стало очевидным, что индивидуалистическая мораль, сформировавшаяся в российском обществе в последние два десятилетия, как система воспитания, дает серьезные сбои. Рост преступности, статистика разводов и распада семей, факты безнадзорности детей и подростков – все это свидетельства отсутствия в нравственном сознании части общества, и, в том числе, молодежи, чувства ответственности, чести и достоинства, уважения и бережного отношения к личности другого.

В настоящее время как никогда важным для будущего благополучного развития России является определение системы духовно-нравственных ценностей, способных консолидировать нацию, формировать гражданскую активность, потребность к труду, социальную ответственность перед окружающими людьми и гражданским обществом в целом.

Своевременная диагностика проблем социальной сферы во многом предопределяет положительную динамику развития нашего общества.

Ответы на многие современные вопросы можно увидеть в зеркале истории.

Российское общество в 1920-е годы переживало глобальные потрясения. Одни социальные институты (религия, мораль, нравственность) ломались;

другие (воспитание, образование, семья) - претерпевали качественные изменения. Фактически это было время формирования новой социальной реальности.

Еще сравнительно недавно в исторической науке «правилом хорошего тона» было рисовать жизнь советского общества 20-х годов лишь одной краской. Однако изучение исторических документов позволяет говорить о том, что наряду с явными промахами, в социальной политике государства в те годы были достигнуты и значительные успехи. В этой связи, анализ проблем развития российского общества в 1920-е годы, несомненно, актуален и может явиться своего рода ключом к пониманию социальных процессов дня сегодняшнего.

Объект диссертационного исследования – российское общество в 1920-е годы.

Предмет исследования – социальные, этические и нравственные аспекты развития российского общества в 20-е годы ХХ века.



Целью работы является комплексный анализ феномена формирования новой морально-этической парадигмы развития советского общества в 1920-е годы.

В рамках заданной цели в диссертационном исследовании поставлены следующие задачи:

- систематизировать подходы и дать оценку научных исследований, затраги вающих проблемы социального развития советского общества;

- разработать методику исследования социально-нравственных аспектов развития общества в 1920-е годы;

- проанализировать процессы трансформации философско-этической мысли, нравственного самосознания общества и перехода к единой государственной коммунистической идеологии;

- определить критерии формирования в общественном сознании этической доктрины марксизма, основных принципов партийной этики и специфических черт коммунистической морали;

- показать специфику государственной религиозной политики и рассмотреть отношение власти к Русской Православной церкви как механизм формирования коммунистической морали;

- проследить процесс трансформации ценностей семьи и брака в контексте новой идеологии и пролетарской морали;

- проанализировать методы ликвидации неграмотности среди взрослого населения;

- определить динамику идейно-нравственного реформирования системы образования и воспитания детей и подростков.

Методологической основой диссертации является принцип диалектического историзма, когда каждое историческое явление рассматривается в контексте других явлений и процессов исследуемой эпохи. Характер научного подхода, выбранного для исследования, автор обозначает как историко-этический, включающий конкретно историческую основу – события, явления, факты и их нравственно-этические критерии и оценки. В процессе изучения данной темы использовались как общенаучные (анализ, синтез, классификация), так и собственно исторические (сравнительно-исторический) методы познания. Использованный в исследовании системный междисциплинарный подход позволил рассмотреть динамику социально-нравственного развития общества в исследуемый период как некую целостную систему взаимодействующих между собой элементов – сфер морали: идеологических, религиозных, семейных, воспитательных норм и ценностей.

Источниковую базу диссертационного исследования составляет комплекс опубликованных и неопубликованных архивных материалов, сгруппированных автором с учетом их формы и содержания. Во-первых, это правовые источники: документы и материалы партийных, государственных, хозяйственных, отраслевых центральных и местных органов и общественных организаций (собрания законов, законодательных актов и узаконений, программные документы, резолюции, отчеты, постановления, протоколы и т.д.);

во-вторых, статистические материалы (Всеобщая перепись населения 1920 г., Всесоюзная городская перепись 1923 г., Всесоюзная перепись 1926 г., специальные переписи, ежегодный текущий статистический учет);

в-третьих, информация о повседневной жизни людей, их интересах и нуждах, о взаимоотношениях в семье, о морали и нравственности и др. («Письма во власть», публикации периодической печати, мемуарная литература).

Для определения основных направлений социального развития общества в процессе работы использовались правовые документы государства и партийные постановления. Важнейшие из них: собрания законов, законодательных актов и узаконений;

стенограммы съездов РКП (б) – ВКП (б), пленумов ЦК и конференций, доклады и отчеты. Все они составляли законодательную базу для принятия конкретных решений органами власти на всех уровнях.

Основу исследования составили статистические материалы, содержащиеся в сборниках сведений по итогам хозяйственной деятельности, по проблемам народонаселения, анализ которых позволяет дать характеристику социально экономического развития общества и его социально-морального состояния. Наиболее достоверным и репрезентативным источником статистической информации для исследования явились переписи. Однако, переписи 1920-х годов, как и вся официальная статистика, на первый план ставили общегосударственный уровень, поэтому обобщающая статистика по губерниям и регионам была представлена менее полно. Кроме того, Всеобщая перепись, проводившаяся в 1920 г., не могла быть всеобъемлющей: из-за сложных условий она охватила не всю территорию, поскольку во многих регионах еще шла гражданская война. Перепись 1923 г. давала информацию лишь о населении городов, которое составляло менее 20% от общей численности. Основные переписные листы переписи 1926 г. «Личный листок», «Семейная карта» и «Владенная ведомость»

содержали 63 вопроса, материалы которых – богатый источник статистической информации о численности населения в СССР, по республикам, регионам, губерниям, городам, сельской местности, о половозрастной структуре, о профессиональной принадлежности, о составе семьи и др. Итоговые данные переписи опубликованы в томах и содержатся в фондах Российской Государственной библиотеки и РГАЭ1. Их анализ позволяет выявить как основные тенденции социальных процессов, так и специфику по регионам. Эта перепись одна из самых подробных, проводимых в России за всю историю. Тем не менее, многих сведений регионального характера нет и в этой переписи. Поэтому сведения всеобщих переписей дополняют специальные переписи («Беспризорные дети в г. Саратове» – однодневная перепись 19 октября 1924 г.) и ежегодные губернские сборники сведений по итогам хозяйственной деятельности2.

Из опубликованных источников особую значимость для исследования имеют статистические материалы, размещенные в губернских ежегодных сборниках сведений по итогам хозяйственно-экономической деятельности, по проблемам народонаселения (рождаемость, смертность, брачность, половозрастная структура населения, уровень грамотности, профессиональной занятости населения), анализ которых позволяет дать характеристику социально-демографического состояния общества, уровня социально экономического развития как по губерниям, так и по региону в целом3.

Итоговые данные последней переписи содержатся в фонде ЦСУ СССР РГАЭ и различных статистических сборниках, характеризующих население городов, губерний, регионов и РСФСР4. Их анализ позволяет выявить как общероссийские, так и региональные тенденции социального развития общества. Для анализа социально демографического состояния общества важным в итогах переписи населения 1926 г.

является раздел «Численность населения по республикам, краям и областям», где даны сведения об общей численности населения в губерниях и его делении по половому признаку. Сравнение с аналогичными сведениями других переписей позволяет проследить тенденции развития населения в зависимости от проводимой социальной политики.

Перепись населения 1926 г. – это наиболее представительный источник социального развития общества, как в территориальном, так и в содержательном отношении5.

Из опубликованных источников в исследовании использовались также законодательные акты, стенографические отчеты заседаний губернских Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов;

постановления партии и правительства;

сборники документов и постановлений РСФСР по вопросам здравоохранения, ликвидации неграмотности. В них содержатся инструктивные, директивные материалы центральных органов советской власти. Анализ этих документов показывает, как на практике претворялись в жизнь директивы по преобразованию социальной сферы общества.

Всесоюзная перепись населения 1926 года. В 56-ти тт. М., 1929;

РГАЭ, ф. 1562, оп. 336, д. 56 а.

Беспризорные дети в г. Саратове. Результаты однодневной переписи 19 октября 1924 г. / Сост.

П. И. Соколов. Саратов, 1925.

Статистический ежегодник за 1925 год. Самарская губерния. Выпуск 1. Самара, 1926;

Статистический ежегодник за 1926 год. Самарская губерния. Выпуск 1. Самара, 1927;

Статистический ежегодник за 1927 год. Самарская губерния. Выпуск 1. Самара, 1927.

РГАЭ, ф. 1562, оп. 336, д. 56а: Бюллетени № 2 – 19 ЦСУ СССР и итоги Всесоюзной переписи населения 1926 г.;

Население Самарской губернии (по данным Всесоюзной переписи 17 декабря 1926 г.).

Самара, 1928;

Естественное движение населения РСФСР за 1926 г. М., 1928.

Жиромская В. Б. Всесоюзные переписи населения 1926, 1937, 1939 годов: История подготовки и проведения // История СССР. 1990. № 3. С. 91.

Оценивая данную категорию источников, автор исходил из того, что они отражали дух и противоречия времени, не всегда оказывались обоснованными и действенными, часто играли декларативную роль.

Огромное значение для понимания и осмысления трансформации русской этической мысли в 1900-1920-е годы имеет изучение трудов таких классиков отечественной дореволюционной философско-этической науки, как Н. А. Бердяев, П. Б. Струве, С. А. Булгаков, П. И. Новгородцев, С. Л. Франк6. Их сочинения были запрещены в советское время и не переиздавались. Эти источники стали доступными для свободного исследования только по окончании советской эпохи и были переизданы в 1990-2000-е годы.

Одним из ключевых источников по исследуемой проблематике стал сборник документов «Партийная этика: (Документы и материалы дискуссии 20-х годов)»7.

Сборник содержит доклады и выступления членов Центральной Контрольной комиссии на конференциях и съездах РКП (б), отчеты Контрольных комиссий съездам партии, сведения о «партийных чистках», доклады и статьи участников дискуссии о партийной этике по вопросам морали и семейно-бытовых отношений.

Важным источником исследования является книга «Письма во власть»8, основу которой составляют различные формы апелляции граждан к государству (письма, жалобы, доносы и др.), относящиеся к периоду новой экономической политики. В сборник включено 360 писем из 27 фондов ГАРФ, трех – РГАЭ и двух – РГАСПИ. Письма дают представление об уровне грамотности населения, его культуре, образе мышления, профессиональной подготовке, о быте, семейных отношениях и т.д.

Информативным и весьма ценным источником является сборник опубликованных документов «Архивы Кремля»9. Большая часть публикуемых материалов ранее была засекречена. Это документы, касающиеся партийно-государственного подавления религии и церковных организаций в РСФСР-СССР. Взяты они из фондов Политбюро ЦК РКП (б), Агитпропа, СНК, ВЦИК, ВЧК-ГПУ-ОГПУ, личных фондов В. И. Ленина, Е. М.

Ярославского, Ф. Э. Дзержинского и др. архивных собраний. Еще один важный источник – «Документы делопроизводства Политбюро ЦК РКП (б) как источник по истории русской церкви (1921-1925 гг.)»10. В этом издании собраны документы по «антирелигиозной работе», о плане разгрома Русской Православной Церкви, о создании Политбюро и Лубянкой обновленческой церкви, о подготовке в 1922-1925 гг. судебного дела патриарха Тихона.

Периодика как самостоятельная группа источников характеризуется опера тивностью, отражая повседневную жизнь человека, его нужды, интересы и запросы. Так, в губернских газетах «Заря» Симбирского, «Известия» Самарского и Саратовского губкомов и губисполкомов публиковалось много материалов по голоду, безработице, ликвидации неграмотности, о работе властных структур и общественных и партийных организаций среди населения. Газета Самарского губкома ВКП (б) «Коммуна» освещала деятельность партийных организаций по оказанию помощи населению, по решению Бердяев Н. А. Субъективизм и индивидуализм в общественной философии. М., 2008;

Флоровский Г. В. Пути русского богословия. М., 2009;

Струве П. Б. Предисловие // Бердяев Н. А.

Субъективизм и индивидуализм в общественной философии. М., 2008;

Булгаков С. Н. Основные проблемы теории прогресса // Булгаков С. Н. Соч.: В 2 т. М., 1993;

Шестов Л. Соч.: В 2 т. М., 1993;

Новгородцев П. И.

Соч. М., 1995;

Из глубины: Сборник статей о русской революции / С. А. Аскольдов, Н. А. Бердяев, С. А. Булгаков и др. M., 1990.

Партийная этика: (Документы и материалы дискуссии 20-х годов) / Под ред. А. А. Гусейнова и др.

М., 1989.

Письма во власть. 1917-1927. Заявления, жалобы, доносы, письма в государственные структуры и большевистским вождям. М., 1998.

Архивы Кремля. В 2-х кн. Кн. 2. Политбюро и церковь 1922-1925 гг. Новосибирск-М., 1998.

Петров С. Г. Документы делопроизводства Политбюро ЦК РКП (б) как источник по истории русской церкви (1921-1925 гг.). М., 2004.

конкретных проблем реальной жизни11. Материалы, опубликованные в газетах, способствовали более полному изучению социальных проблем. Вместе с тем, автор учитывал, что оперативность и злободневность материалов газет часто сопровождаются субъективным подходом в ущерб объективной оценке фактов и событий.

В процессе подготовки диссертации автором изучены и использованы материалы центральных архивов: Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного архива экономики (РГАЭ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ). Тщательно исследованы документы и региональных архивов Среднего и Нижнего Поволжья: Центрального государственного архива Самарской области (ЦГАСО), Государственного архива Саратовской области (ГАСО), Государственного архива Ульяновской области (ГАУО), а также Государственного архива г. Сызрани;

фонды губкомов РКП (б) – ВКП (б) Самарского областного государственного архива социально-политической истории (СОГАСПИ), Государственного архива новейшей истории Саратовской области (ГАНИ СО), Государственного архива новейшей истории Ульяновской области (ГАНИ УО). Всего изучено и использовано 37 фондов. Наиболее ценными являются материалы фондов Наркоматов труда, социального обеспечения, здравоохранения, Главсоцвоса, Комиссий Помгол и Последгол, по улучшению жизни детей, созданных при ВЦИК и местных органах власти, которые дают важную информацию по разным показателям социального развития общества в 1920-е годы. Нередко сведения архивных фондов слишком отрывочны, фрагментарны, несопоставимы. Статистические данные по областям не всегда позволяют сделать обобщения, так как одно и то же направление социальной работы характеризуется разными показателями. В фондах практически отсутствуют материалы, касающиеся конкретных исполнителей решений органов власти и людей, кому была адресована социальная помощь. Причина таких пробелов архивных фондов объясняется недостатками в методике и уровне организации сбора и хранения документов в 1920-е годы. Эти обстоятельства создавали определенные затруднения в исследовании.





Материалы ГАРФ в целом позволяют воссоздать картину социально демографической ситуации в России 1921-1927 годов. Особенно важны с этой точки зрения фонды Наркоматов труда, социального обеспечения, здравоохранения РСФСР, Главсоцвоса, Центральных комиссий помощи голодающим и по борьбе с последствиями голода при ВЦИК (Помгол и Последгол);

Комиссии по улучшению жизни детей при ВЦИК. Изучение этих документов, содержащих сведения как по России в целом, так и по Поволжью, позволяет извлечь ценную информацию по здравоохранению, социальному обеспечению, безработице, а также по организации беспризорных детей: о состоянии материальной базы, о финансовых возможностях, о численности нуждающихся в социальной и медицинской помощи. Речь идет о разных видах этой документации:

циркулярах, телеграммах, докладных записках, информационных письмах, политических сводках, хотя по этим документам не всегда можно судить о результатах их реализации12.

Материалы фондов РГАЭ содержат статистические данные по социальному развитию Поволжья по итогам переписей населения 1920-х гг.13. Документальные материалы РГАСПИ для исследователя социальной истории России 20-х гг. ХХ в.

См.: Вестник статистики. 1920. № 9 (12);

Заря. Орган Симбирского губкома РКП (б) и губисполкома. 1921. 19 августа;

Известия Самарского губкома РКП (б). 1921. № 16;

Известия Самарского губернского союза потребительских обществ. 1922. № 1;

Коммуна. Орган Самарского губкома РКП (б).

1921. 5 августа;

1922. 12 января;

1927. 7 декабря;

Крестьянская правда. Самара, 1922. 3 марта, 21 марта, мая;

Пролетарский путь. 1923. 24 августа. 1925. 17 января, 20 февраля;

Рабочая газета. М., 1922. 7 декабря;

Саратовские известия. 1922. 1 июля.

См.: ГАРФ, ф. А-390 Наркомат труда РСФСР;

ф. А-413 Наркомат социального обеспечения РСФСР;

ф. А-482 Наркомат здравоохранения РСФСР;

ф. А-1575 Главсоцвос;

ф. А-1064 Центральная комиссия помощи голодающим при ВЦИК (Помгол);

ф. А-1065 Центральная комиссия по борьбе с последствиями голода при ВЦИК;

ф. А-5207 Комиссия по улучшению жизни детей при ВЦИК.

См.: РГАЭ, ф. 1562 ЦСУ СССР.

уникальны14. Многие из них хранились под грифами «весьма секретно», «совершенно секретно» и были открыты только в последние десятилетия. Их особая ценность заключается в том, что они дают представление о социальной жизни 1920-х годов, повседневных событиях, социальных настроениях различных слоев общества. Так, весьма информативными являются циркуляры о работе иностранных организаций в Поволжье во время голода;

телеграммы председателю ВЦИК М. И. Калинину от губкомов ВКП (б) о ходе кампании по изъятию церковных ценностей;

докладная записка в ЦК ВКП (б) об обеспечении крестьянства медицинской помощью;

статистика о безработице женщин, подростков;

политсводка «О настроениях безработных Московской биржи труда»;

докладные записки в ЦК ВКП (б) Народного комиссара здравоохранения Н. А. Семашко о демографических процессах в обществе;

информационные письма в ЦК партии и лично И. В. Сталину о социальном обеспечении незащищенных слоев населения. Многие данные по безработице, здравоохранению, социальному обеспечению приводятся в сравнении со статистикой по странам Западной Европы15.

Приоритетное место в исследовании темы принадлежит фондам Государственных архивов Самарской, Саратовской, Ульяновской областей, а также Гос. архива г. Сызрани.

В них содержится конкретный материал, позволяющий охарактеризовать всю систему мер по социальному обеспечению населения и их влияние на развитие социальной сферы в губерниях и уездах Среднего и Нижнего Поволжья. Фонды местных архивов содержат разнообразные по характеру документы (справочные материалы, отчеты, записки, протоколы и др.), важнейшие из которых сосредоточены в фондах губисполкомов и горисполкомов Советов, губернских статистических отделов, губотделов труда, социального обеспечения, здравоохранения, народного образования, губсоветов профсоюзов.

Следует отметить, что фонды Центрального Государственного архива Самарской области содержат наиболее полный материал в виде протоколов заседаний губисполкомов, обширных отчетов, докладных записок, планов работы, докладов, распоряжений губотделов труда, социального обеспечения, здравоохранения, народного образования. Эти фонды позволяют рассмотреть формы работы органов власти по решению социальных проблем малообеспеченных слоев населения, организации лечебного дела, ликвидации неграмотности, сокращению детской беспризорности16.

Фонды Государственного архива Саратовской области также дают достаточно много необходимой информации, однако работа с ними была осложнена тем, что множество дел интересующих фондов не сохранилось, в связи с пожаром в здании ГАСО17.

Материалы фондов Государственного архива Ульяновской области18, так же как и Государственного архива г. Сызрани19, содержат меньший объем источников. Это связано См.: РГАСПИ, ф. 17 ЦК ВКП (б).

См.: РГАСПИ, ф. 17, оп. 60 Отдел агитации и пропаганды;

оп. 84 Бюро секретариата;

оп. Секретный отдел ЦК ВКП (б).

См.: ЦГАСО, ф. Р-56 Самарский горисполком Совета;

ф. Р-76 Самарский губстатотдел;

ф. Р- Самарский губисполком Совета;

ф. Р-158 Самарский губотдел здравоохранения;

ф. Р-244 Самарский губотдел социального обеспечения;

ф. Р-328 Самарский губсовет профсоюзов;

ф. Р-353 Самарский губотдел народного образования;

ф. Р-749 Самарская губернская плановая комиссия;

ф. Р-818 Самарский губотдел труда.

См.: ГАСО, ф. Р-2 Управление предприятиями и коллективами безработных Саратовской городской биржи труда;

ф. Р-229 Саратовский губздравотдел;

ф. Р-338 Саратовское губернское отделение Народного комиссариата рабоче-крестьянской инспекции;

ф. Р-339 Саратовский губотдел социального обеспечения;

ф. Р-521 Саратовский губисполком Совета;

ф. Р-1119 Чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности при ГубОНО.

См.: ГАУО, ф. Р-101 Ульяновское губстатбюро;

ф. Р-108 Ульяновский губотдел здравоохранения;

ф. Р-141 Ульяновский губотдел труда;

ф. Р-190 Ульяновский ГубОНО;

ф. Р-191 Отдел политпросветработы ГубОНО;

ф. Р-200 Ульяновский губисполком Совета;

ф. Р-201 Ульяновский губотдел социального с тем, что социально-демографическая статистика в Симбирской губернии в 20-е годы велась слабо из-за недостаточного финансирования.

Фонды губкомов ВКП (б) Самарского областного Государственного архива социально-политической истории, Государственного архива новейшей истории Саратовской области и Государственного архива новейшей истории Ульяновской области дают возможность судить о формах и методах практической деятельности органов власти в социальной сфере и ее результативности. Это материалы губернских комиссий по организации помощи голодающим, сведения о численности голодающего населения и организации общественного питания;

доклады губотделов народного образования о ликвидации неграмотности, директивы, докладные записки по вопросам социального обеспечения, по организации охраны материнства и младенчества;

протоколы, резолюции, доклады о безработице и социальной помощи безработным20.

Исследование социально-нравственного развития общества в период 1920-х гг.

было бы невозможно без отбора, изучения и анализа документов названных выше центральных и региональных архивов. Материалы, хранящиеся в них, позволяют проследить становление государственной социальной политики, непосредственно влияющей на основные тенденции в социальной сфере, формирование системы социального обеспечения, социальной защиты населения на историческом фоне социально-экономических проблем России 1920-х годов.

Таким образом, источниковая база исследования представляется необходимой и достаточной для решения обозначенных исследовательских задач.

Историографический обзор. В истории изучения социально-нравственного развития общества в 1920-е годы, по мнению диссертанта, целесообразно выделить три основных периода: I – с 1921 до середины 50-х гг.;

II – с середины 1950-х до конца 80-х;

III – с рубежа 1980-90-х гг. по настоящее время. Основанием данной периодизации является общепринятая периодизация истории советского общества и историография истории российского общества 1920-х годов с точки зрения ее теоретического и методологического содержания. Краткий историографический обзор темы позволит конкретизировать актуальность исследования социально-нравственных аспектов развития советского общества 20-х годов, а подробному историографическому анализу всей литературы, изданной в рамках данной тематики начиная с 1920-х годов, посвящен первый раздел настоящего диссертационного исследования.

Начало историографии исследуемой проблематики было положено в 20-е годы, когда авторы на основе статистических данных освещали текущие проблемы социального развития общества. Публикации Д. Бондарева, П. В. Архангельского, В. П. Лебедевой, П. И. Куркина, А. П. Черткова, А. Ковалевского, А. А. Малькова и других авторов обеспечения;

ф. Р-634 Ульяновский горисполком Совета;

ф. Р-696 Ульяновский губсовет профсоюзов;

ф. Р 780 Ульяновское губернское отделение общества «Долой неграмотность».

См.: Госархив г. Сызрани, ф. Р-8 Сызранский уездный ОНО;

ф. Р-9 Сызранский уездный исполком;

ф. Р-32 Сызранское уездное статбюро;

ф. Р-38 Сызранский уездный отдел здравоохранения;

ф. Р 72 Сызранская уездная плановая комиссия;

ф. Р-187 Сызранский горисполком;

ф. Р-491 Сызранская уездная комиссия помощи голодающим;

ф. Р-572 Сызранское отделение русско-американского комитета помощи детям (АРА).

См.: СОГАСПИ, ф. 1 Самарский губком ВКП (б);

ф. 3500 Комиссия по истории Октябрьской революции и ВКП (б) Куйбышевского обкома ВКП (б);

ГАНИ СО, ф. 27 Саратовский губком ВКП (б);

ГАНИ УО, ф. 1 Ульяновский губком ВКП (б).

Архангельский П. В. Организация детской жизни. Самара, 1924;

Василевский Л. М.

Беспризорность и дети улицы. М., 1926;

Лившиц Е. С. Социальные корни беспризорности. М., 1925;

Общество Друзей беспризорного ребенка. Самара, 1925;

Детская беспризорность (предупреждение и борьба с ней). М., 1923;

Лебедева В. П. Пройденные этапы. Статьи и речи по охране материнства и младенчества.

М., 1927;

Исаев А. Безработица в СССР и борьба с нею (за период 1917-1924 гг.). М., 1924;

Калинина А. Д.

Десять лет работы по борьбе с детской беспризорностью. М.-Л., 1928;

Бондарев Д. Ликвидация неграмотности. Цифры, факты, перспективы. М., 1929;

Куркин П. И., Чертков А. П. Естественное движение населения г. Москвы и Московской губернии. М., 1927;

Ковалевский А. Очерки по демографии Саратова положили начало накоплению фактического материала по социальной тематике исследуемого периода. Также следует обратить внимание и на работы партийно государственных деятелей, публикующих материалы по проблемам семьи и брака, положения женщины в обществе, охраны материнства и младенчества, ликвидации неграмотности. А. В. Луначарский, А. М. Коллонтай, Е. А. Преображенский22 привлекали внимание общественности к гендерным, семейно-бытовым проблемам, к вопросам безработицы, неграмотности среди городского и сельского населения. Данные работы носили, в большей степени, агитационно-пропагандистский характер, и все же по ним можно судить о состоянии самых острых, насущных проблем в обществе.

В 1920-е годы широкое распространение получили социологические, правовые и медико-социальные исследования. В этих работах предпринимались попытки осмысления особенностей образа жизни людей, реальных проблем повседневной истории общества 1920-х годов. В публикациях С. Г. Струмилина, Л. Е. Минца, Я. И. Лившица, А. Гинзбурга и др.23 дается описание быта рабочих, приводятся рассуждения о проблемах семьи и брака, охраны материнства и младенчества, в основном на общесоюзном материале.

В связи с появлением в 1938 г. «Краткого курса истории ВКП (б)»24, в котором устанавливалось не допускать «никаких произвольных толкований» истории, в 1930-е годы в литературе, посвященной социально-нравственным проблемам, появился схематический подход. Публикации по проблемам повседневной жизни человека сводились в основном к политической пропаганде25.

В конце 1940-х – начале 1950-х годов появились работы К. Я. Наякшина, А. Н.

Когана, Н. А. Скворцова26. В них доминирующей стала тема партийного руководства всеми сферами общественной жизни.

Особенности литературы второго периода (с середины 1950-х до конца 1980-х годов) связаны с тем, что, начиная с середины 1950-х – в 1960-е годы, в условиях демократизации общества, произошло оживление общественной и научной жизни, появился новый, критический подход к анализу исторического процесса, расширилась тематика исследований. Наряду с вопросами социального обеспечения незащищенных слоев населения исследовались и другие социальные проблемы – голода в Поволжье в начале 20-х годов и его последствий, безработицы, ликвидации неграмотности, (Рождаемость и смертность, 1914-1927 гг.). Саратов, 1928;

Мальков А. А. Естественное движение населения Саратовской губернии за период 1914-1925 гг. Саратов, 1926.

Коллонтай А. Положение женщины в эволюции хозяйства. Лекции, читанные в Свердловском университете. М.-Л., 1922;

Преображенский Е. А. О морали и классовых нормах. М.-Л., 1923;

Луначарский А. В. О быте. М.-Л., 1927;

Минц Л. Е. Труд и безработица в России (1921-1924 гг.). М., 1924.

Струмилин С. Г. Рабочий быт в цифрах. М., 1926;

Поляк Г. Динамика рабочего бюджета // Экономическое обозрение. М., 1926. № 8;

Минц Л. Е. Как живет безработный (бюджеты безработных). М., 1927;

Адольф В. А. Семья и брак в прошлом и настоящем. М., 1927;

Голосовкер С. Я. К вопросу о половом быте современной женщины. Казань, 1925;

Залкинд А. Б. Революция и молодежь. М., 1925;

Ласс Д. И.

Современное студенчество: (Быт, половая жизнь). М.-Л., 1928;

Лившиц Я. И. Брак и семья. Харьков, 1927;

Боголепов П. П. Справочник по охране материнства и младенчества. М., 1928;

Гинзбург А. Охрана материнства и младенчества. М., 1926;

Курзон В. М. Охрана материнства и младенчества в СССР. Пособие для врачей и работников по охране материнства и младенчества. Самара, 1926.

Пропаганда и агитация в решениях и документах ВКП (б). М., 1947. С. 365.

Степанов Н. Позор, которым навсегда покрыло себя духовенство // Коммунист. Куйбышев, 1937.

№ 21;

Стрельцов И. Т. В центре голода 1921-1922 г. (Пугачевский уезд). М.-Самара, 1931;

Троцкий В.

Революционное движение в Средне-Волжском крае. Краткий исторический очерк. Самара, 1930;

Залкинд А. Б. Половое воспитание. М., 1930;

Ковалев К. Н. Историческое развитие быта женщины, брака и семьи. М., 1931.

Наякшин К. Я. Культурное строительство в Куйбышевской области за 30 лет. Куйбышев, 1947;

Он же. Об американской «помощи» населению Среднего Поволжья в 1921-1922 гг. // Волжская коммуна. 1953.

28 августа;

Скворцов Н. А. Народное образование в Куйбышевской области. Куйбышев, 1950;

Коган А. Н.

Антисоветские действия АРА в Советской России // Исторические записки АН СССР. Вып. 29. М., 1949;

Он же. Система мероприятий партии и правительства по борьбе с голодом в Поволжье, 1921-1922 гг. // Исторические записки. Т.48. М.: Изд-во АН СССР, 1945.

организации системы охраны народного здоровья27. В работах А. Э. Лившица, В. Г.

Алексеева28 рассматривалась тема партийного руководства, его формы и методы, используемые парторганизациями и органами власти в процессе восстановления народного хозяйства, где социальные вопросы затрагивались в связи с характеристикой производства.

Последовательная и подробная научная разработка социальных проблем, их освещение в контексте различных направлений деятельности политических и общественных институтов, осуществлялась в 1970-80-е годы. Были опубликованы монографии Л. К. Баевой, Л. С. Рогачевской, Ю. А. Полякова, В. З. Дробижева и научные сборники статей29.

Необходимо выделить публикации 1970-1980-х годов, посвященные проблеме голода в Поволжье 1921-1922 гг., и работы, освещающие помощь голодающим со стороны международных организаций. Это работы Ю. А. Полякова, В. И. Белокопытова, Е. М.

Хенкина, М. И. Куличенко и болгарского исследователя Д. Мичева30.

В 1983 г. отделом демографии НИИ ЦСУ СССР под руководством А. Г.

Вишневского и А. Г. Волкова была подготовлена монография «Воспроизводство населения в СССР», в которой содержатся важные сведения о демографических процессах в 20-е годы31. Весьма ценными как с научно-методологической, так и с политической точек зрения являются работы В. Б. Жиромской32 и В. З. Дробижева33.

В литературе третьего периода, начиная с рубежа 1980-90-х годов по настоящее время, делается попытка отойти от прежних представлений о социальной политике государства в 1920-е годы, сложившихся в предшествующие десятилетия в советской Агриков П. А., Башкиров А. С., Лычев И. А. Война с голодом в Поволжье в 1921-1922 гг. // История СССР. 1963. № 1;

Сычева А. С. Как была ликвидирована безработица в СССР // Вопросы истории. 1967. № 1;

Суворов К. И. Исторический опыт КПСС по ликвидации безработицы (1917-1930). М., 1968;

Якорев Н. А.

Из истории культурного строительства в восстановительный период (1921-1923 гг.) // Ученые записки Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. Выпуск кафедр общественных наук.

Т. 73. Саратов, 1959;

Куманев В. А. Социализм и всенародная грамотность. М., 1967;

Потулов Б. М.

В. И.Ленин и охрана здоровья советского народа. М., 1967.

Лившиц А. Э. Самарская партийная организация в борьбе за восстановление народного хозяйства (1921-1925). Дис....канд. ист. наук. М., 1960;

Алексеев В. Г. Партийная организация Самарской губернии в борьбе за восстановление народного хозяйства (1921-1925 гг.). Дис....канд. ист. наук. М., 1964;

Наякшин К. Я. Очерки истории Куйбышевской области. Куйбышев, 1962;

Сердюк И. И. Социалистическое строительство в Саратовском крае. 1917-1937. Саратов, 1968;

и другие.

Доходы трудящихся и социальные проблемы уровня жизни населения. М., 1973;

Баева Л. К.

Социальная политика Октябрьской революции (Октябрь 1917 – конец 1918 гг.). М., 1977;

Вопросы социальной политики в условиях развитого социализма. М., 1978;

Рогачевская Л. С. Ликвидация безработицы в СССР 1917-1930 гг. М., 1973;

Чирков П. М. Решение женского вопроса в СССР (1917- гг.). М., 1978;

Поляков Ю. А. Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население. М., 1986;

Дробижев В. З. У истоков советской демографии. М., 1987.

Поляков Ю. А. 1921-й: победа над голодом. М., 1975;

Белокопытов В. И. Лихолетье (Из истории борьбы с голодом в Поволжье 1921-1922 гг.). Казань, 1976;

Хенкин Е. М. Очерки истории борьбы Советского государства с голодом (1921-1922). Красноярск, 1988;

Мичев Д. Межрабпом – организация пролетарской солидарности. 1921-1935. М., 1971;

Куличенко М. И. Содружество братских народов в строительстве советского многонационального государства // Исторические записки. Вып. 90. М., 1972;

Биография дружбы: Историко-литературный альманах. М.-София, 1984.

Брачность, рождаемость, смертность в России и СССР / Сборник статей под ред.

А. Г. Вишневского. М., 1977;

Вишневский А. Г. Воспроизводство населения и общество: История, современность, взгляд в будущее. М., 1982;

Воспроизводство населения в СССР. М., 1983.

Жиромская В. Б. Социально-демографическая структура советского города в первые годы нэпа // Исторические записки. Т.112. М., 1985;

Она же. Советский город в 1921-1925 гг. Проблемы социальной структуры. М., 1988.

Дробижев В. З. Организация учета естественного движения населения СССР в 1917-1926 гг. // Вестник Московского университета. Серия «История». 1978. № 3;

Он же. Становление политики Советского государства в области естественного движения населения // Вестник Московского университета. Серия 8.

История. 1981. № 1;

Он же. Демографическое развитие страны Советов (1917 г. – середина 1920-х годов) // Вопросы истории. 1986. № 4.

исторической науке, и прежде всего, ее чрезмерной политизации и идеологизации к более взвешенной оценке исторического опыта нэпа.

В рамках третьего периода историографии социальной истории России 1920-х годов следует назвать книгу Т. Ю. Красовицкой34, исследовавшей социально-духовную, в том числе образовательную сферу развития общества в контексте проблемы культурного строительства 20-х годов. В связи с проблемой голода 1921-1922 годов в Поволжье в монографии Н. А. Кривовой35 анализируются материалы о деятельности государства по изъятию церковных ценностей. Значительный интерес с научной и методологической точек зрения по социально-демографической тематике представляют работы В. Б.

Жиромской36, которая проблемы народонаселения 1920-х годов рассматривает на общероссийском материале;

ее работы, по сути, представляют собой начало современной разработки социальной тематики эпохи 1920-х годов.

Исследования в 1990-е годы таких авторов, как Ю. А. Поляков, А. Н. Криворучко, И. Б. Шалугина, Т. В. Юдина, С. В. Серегин, Т. В. Лунина, А. И. Черных, А. А. Хисамов, Н. Б. Лебина и других37, освещают социально-культурные аспекты развития общества, в том числе, особенности общественного сознания, городской жизни населения, семейно брачных отношений. Необходимо отметить, что, фактически, именно с этих научных работ на рубеже 1990-2000-х годов началась разработка проблем истории повседневности в отечественной историографии.

Весьма ценными являются диссертационные исследования 1990-х годов Н. Б.

Лебиной, В. Б. Жиромской, Н. А. Кривовой, М. П. Аракеловой, Т. И. Фоминой, Н. Т.

Леонтьевой, Э. С. Маруцкого и др.38. Заслуживают внимания и диссертационные Красовицкая Т. Ю. Власть и культура. Исторический опыт государственного руководства культурным строительством в РСФСР в 1917-1925 гг. М., 1992.

Кривова Н. А. Власть и церковь в 1922-1925 гг.: Политбюро и ГПУ в борьбе за церковные ценности и политическое подчинение духовенства / Предисл. Р. Г.Пихоя. М., 1997.

Жиромская В. Б. После революционных бурь: население России в 1 половине 20-х годов. М., 1996;

См.: Жиромская В. Б., Араловец Н. А. Население и экология: исторический аспект // Отечественная история. 1997. № 6. С.198-201.

Поляков Ю. А. Воздействие государства на демографические процессы в СССР (1920-1930-е годы) // Вопросы истории. 1995. № 3;

Криворучко А. Н. Социальная политика в период нэпа // Проблемы социальной политики и общественно-политической мысли в России и СССР: Из истории социальной политики и социально-политической мысли СССР. М., 1992;

Шалугина И. Б. Из истории социального обеспечения РСФСР в 20-е годы // Вестник Московского университета. Серия 8. История. 1991. № 3;

Юдина Т. В. Социальная политика партии большевиков и массовое сознание рабочих в период нэпа // Россия 20-х годов уходящего столетия. Тезисы Первой Всероссийской заочной научной конференции / Науч. ред. С. Н. Полторак. СПб., 1995;

Серегин С. В. К вопросу о содержании культурной политики российского государства в начале 20-х гг. ХХ века // Там же;

Лунина Т. В. Решение проблем социального обеспечения в период нэпа // Актуальные проблемы отечественной истории. Воронеж, 1995;

Мейер М.

Другой интернационализм. 1921-1991: 70-летие начала великого голода // Век ХХ и мир. 1991. № 2;

Максимов С. В. Структура безработицы 20-х годов в СССР: Новый подход к ее изучению // Россия и США на рубеже ХIХ-ХХ вв. Математические методы в исторических исследованиях. М., 1992;

Черных А. И.

Проблемы семьи и брака в первое десятилетие Советской власти // Социалистический идеал: вчера, сегодня, завтра. М., 1992;

Хисамов А. А. Семейный кодекс 1926 г. и фактические брачные отношения в РСФСР // Женщины России на рубеже ХХ-ХХI веков. Материалы международной научной конференции. Иваново, 23-24 апреля 1998 г. Иваново, 1998;

Лебина Н. Б. Теневые стороны жизни советского города 20-30-х годов // Вопросы истории. 1994. № 2;

Мерль С. Экономическая система и уровень жизни в дореволюционной России и Советском Союзе: Ожидания и реальность // Отечественная история. 1998. № 1;

Поляков Ю. А. Человек в повседневности (исторические аспекты) // Отечественная история. 2000. № 3;

Население России в ХХ веке.

Исторический очерк. В трех томах. Т. 1. 1900-1939 гг. М., 2000.

Лебина Н. Б. Социально-политическое развитие рабочей молодежи в условиях становления тоталитарного режима в СССР в 20-30-е гг. Дис. …докт. ист. наук. СПб., 1994;

Жиромская В. Б. Население Российской Федерации в 1920-1930-е годы. Дис....докт. ист. наук. М., 1998;

Розанова Е. И.

Главполитпросвет РСФСР 1920-1930 гг. Дис....канд. ист. наук. М., 1990;

Швец М. В. Деятельность культурно-просветительных учреждений Среднего Поволжья в 1921-1927 гг. Автореф. дис....канд. ист.

наук. Самара, 1993;

Кочепасова Т. Ю. Развитие культуры в Среднем Поволжье (1921-1925 гг.). Автореф. дис....канд. ист. наук.

исследования 2000-х годов, раскрывающие проблемы и социально-экономического, и социально-духовного развития общества, подготовленные как на региональных материалах, так и по данным центральных российских архивов39.

В изучение вопросов социального развития общества 20-х годов в современных условиях внесли свой вклад и историки Поволжья А. И. Репинецкий, Л. Н. Гончаренко, П. С. Кабытов, Л. В. Храмков40 и другие авторы. В монографии В. Н. Якунина41, к примеру, подробно проанализированы религиозная политика советской власти в 20-е годы, кампания по изъятию церковных ценностей, обновленческий раскол и его влияние на церковную жизнь епархии, репрессии по отношению к духовенству и верующим, кампания по закрытию церквей и антирелигиозная пропаганда.

Актуальным и весьма значимым направлением исследований социальной сферы общественного развития является история повседневности. Исследованием повседневно бытовой истории российского общества 1920-х гг. занимаются Л. В. Лебедева, Н. Б.

Лебина, А. Я. Лившин, А. А. Слезин42.

Самара, 1997;

Калистратов Ю. К. Рабочий класс и советская культура в 20-30-е годы. Дис....докт. ист.

наук. Н.Новгород, 1998;

Кристкалн А. М. Голод 1921 г. в Поволжье: Опыт современного изучения проблемы. Дис....канд. ист. наук. М., 1997;

Мамадалиев И. А. Помощь Туркестанской АССР голодающему населению Поволжья, 1921-1923 гг. Дис....канд. ист. наук. Худжанд, 1998;

Кривова Н. А. Власть и русская православная церковь в 1922-1925 гг. (Политика ЦК РКП(б) по отношению к религии и церкви и ее осуществление органами ГПУ-ОГПУ). Дис....докт. ист. наук. М., 1998;

Фомина Т. И. Социальная политика государственных и общественно-политических органов в 20-е годы (на материалах центрального региона России). Автореф. дис....канд. ист. наук. М., 1994;

Леонтьева Н. Т. Развитие здравоохранения в Кузбассе в 20-30-е годы. Автореф. дис....канд. ист. наук. Кемерово, 1997;

Маруцкий Э. С. Проблемы трудоустройства и формирования молодого пополнения рабочих кадров в 20-е годы: тенденции и противоречия (На материалах государственных, партийных и общественных организаций Европейской части России). Дис....докт. ист.

наук. Саратов, 1996;

Стецура Ю. А. Молодежь в постреволюционном преобразовании России в 20-30-е годы. Автореф. дис....докт. ист. наук. М., 1998;

Аракелова М. П. Государственная политика в отношении женщин Российской Федерации в 20-е годы: опыт организации и уроки. Дис....докт. ист. наук. М., 1998;

Кузьмин В. Ю. Становление и развитие земской медицины во второй половине XIX – начале ХХ вв. (по материалам Среднего Поволжья). Автореф. дис....канд. ист. наук. Самара, 1997.

Ковалева Э. В. Формирование и деятельность органов управления народным хозяйством Советского государства в условиях нэпа: 1921-1929 гг. Дис. …докт. ист. наук. М., 2006;

Макаров Ю. Н.

Советская государственная религиозная политика и органы ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД СССР (октябрь 1917 – конец 1930-х годов). Дис. …докт. ист. наук. СПб., 2007;

Подмарицын А. Г. Взаимоотношения Русской Православной церкви и государственных органов в Самарском регионе: 1917-1941 гг. Дис. канд. ист. наук.

Самара, 2006;

Покровская С. В. Союз воинствующих безбожников СССР: организация и деятельность. 1925-1947. Дис.

…канд. ист. наук. М., 2007;

Малкова Ю. Л. Социальный и материальный статус городского учительства Советской России в 1920-е годы. Дис. …канд. ист. наук. Иваново, 2004;

Манькевич А. А. Основные формы девиантного поведения населения Самарской губернии в период новой экономической политики: 1921- гг. Дис. …канд. ист. наук. Самара, 2007;

Бичегкуев Т. Т. Социокультурный облик коммунистов Северной Осетии в 1920-е гг. Дис. …канд. ист. наук. Владикавказ, 2008;

Степанова Л. А. Развитие гуманистического содержания отечественного педагогического образования в первой половине ХХ века. Дис. …докт. пед.

наук. М., 2011.

Репинецкий А. И. Демографический состав работников промышленности Поволжья 1945-1965 гг. / Министерство образования РФ;

Науч. ред. Л.С.Рогачевская. Самара, 1996;

Гончаренко Л. Н. Города Среднего и Нижнего Поволжья во второй половине XIX века: (Социально-экономическое исследование).

Чебоксары, 1994;

Самарская летопись. Очерки истории Самарского края с древнейших времен до наших дней. В трех книгах / Под ред. проф. П. С.Кабытова и проф. Л. В.Храмкова. Кн.3. Самарский край в ХХ веке (1918-1996 гг.). Самара, 1998;

Кабытов П. С. Записки историка. Ч. 2. Самара: Изд-во СамГУ, 1998;

История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней: ХХ век (1918-1998) / Ред. кол. Кабытов П. С., Васильев И. Б., Дубман Э. Л. и др. М., 2000.

Якунин В. Н. История Самарской епархии. Тольятти, 2011.

Лебедева Л. В. Тенденции в мировоззрении крестьян в 20-х годах ХХ века на примере Пензенской губернии // Пензенский временник любителей старины. Вып. 14. Пенза, 2004;

Она же. Игры крестьян Пензенской губернии первой четверти ХХ века // V Лебедевские чтения. Материалы докладов научной конференции. Пенза: ПГПУ, 2004;

Она же. К вопросу о религиозности крестьян в 1920-е годы // V Кирилло Мефодиевские чтения. Пенза: Администрация г. Пензы, 2005;

Она же. Народный костюм в 1920-е годы:

К новейшей историографии третьего периода, освещающей социальную историю Советской России, следует отнести исследования Д. В. Поспеловского, М. В.

Шкаровского43, посвященные Русской Православной Церкви в ХХ веке. Также освещаются проблемы социальной политики Советской власти, формирования государственной системы охраны труда и здоровья граждан, молодежи и несовершеннолетних, ликвидации неграмотности и создание системы народного просвещения, а также особенности семьи и брака, семейных отношений44. Все борьба патриархальной и модернистской тенденций (по материалам Пензенской губернии) // Пензенское краеведение: опыт, перспективы развития. Материалы областной научной конференции: В 2-х тт. Т. II.

Пенза, 2005;

Она же. Повседневная жизнь пензенской деревни 1920-х гг.: тенденции в политической и общественной жизни крестьян // Исторические записки. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 9.

Пенза, 2005;

Она же. Источники по изучению мировоззрения крестьян Пензенской губернии в 20-е годы ХХ века // Материалы международной научно-практической конференции «Моя малая родина». Вып. 2. Пенза, 2005;

Она же. Повседневная жизнь пензенской деревни в 1920-е годы: традиции и перемены. М., 2009;

Лебина Н. Б. Повседневная жизнь советского города: нормы и аномалии. 1920-1930 годы. Ч. I. СПб., 1999;

Письма во власть. 1917-1927 гг. Заявления, жалобы, доносы, письма в государственные структуры и большевистским вождям / Сост. А. Я. Лившин, И. Б. Орлов. М., 1998;

Лившин А. Я. Настроения и политические эмоции в Советской России: 1917-1932 гг. М., 2010;

Слезин А. А. Роль союза безбожников в реализации государственной политики в отношении религии (1924-1929 гг.) // Вестник Калининградского юридического института МВД России. 2009. № 2;

Он же. Государственная политика в отношении религии и политический контроль среди молодежи в начале 1920-х годов // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2009. № (3);

Он же. Общественное правосознание в зеркале самодеятельного творчества 1920-х годов // Евразийский юридический журнал. 2009. № 11;

Он же. Современные исследования о становлении советской системы политического контроля // Право и политика. 2010. № 6;

Он же. Антирелигиозные праздники 1920-х гг. // Вопросы истории. 2010. № 12;

Он же. Политический контроль среди молодежи 1920-х годов: победы на «фронте повседневности» // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2011. № 3 (9): в 3-х ч. Ч. II;

Он же.

За «новую веру». Государственная политика в отношении религии и политический контроль среди молодёжи РСФСР (1918 – 1929 гг.). М., 2009.

Поспеловский Д. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М., 1995;

Он же. Православная Церковь в истории Руси, России и СССР. М., 2008;

Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М., 2010.

Поляков А. Г. Методологические аспекты исследования церковно-государственных отношений и внутрицерковных процессов в контексте модернизации государства в конце 1920-х гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2011. № 4 (10): в 3-х ч. Ч. II;

Булавин М. В. Методы антирелигиозной пропаганды в деятельности союза воинствующих безбожников на Среднем Урале // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики.

Тамбов, 2011. № 5 (11): в 4-х ч. Ч. IV;

Бирюкова Ю. А. Правовые формы сопротивления Ростовского духовенства антицерковной политике Советской власти в 1920-1921 гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики.

Тамбов, 2011. № 6 (12): в 3-х ч. Ч. III;

Табунщикова Л. В., Шадрина А. В. Антицерковные акции 1923 года в Донском регионе // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2012. № 8 (22): в 2-х ч. Ч. I;

Билим Н. Н.

Формирование государственной системы охраны труда и здоровья советской молодежи в 1920-1930-е гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение.

Вопросы теории и практики. Тамбов, 2012. № 2 (16): в 2-х ч. Ч. I;

Рыбаков Р. В. Роль комсомола в регулировании трудовай деятельности несовершеннолетних в 20-е гг. ХХ в. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики.

Тамбов, 2012. № 7 (21): в 3-х ч. Ч. III;

Данилова О. Г. Деятельность общества «Долой неграмотность» в Псковской губернии 1920-х гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2011. № 8 (14): в 4-х ч. Ч. I;

Ялозина Е. А. Перестройка органов управления народным образованием в 1920-е гг.: содержание, методы, результаты // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов, 2012. № 6 (20): в 2-х ч. Ч. I;

Алферова И. В. «Не буду больше рабой своего мужа, мы должны быть равными товарищами в жизни!»: трансформация семейных отношений в российском общественном дискурсе (1917-1927 гг.) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики.

Тамбов, 2011. № 4 (10): в 3-х ч. Ч. II.

рассмотренные исследования значительно обогащают историографию социальной истории российского общества 1920-х годов, как с методологической, так и с теоретической точки зрения.

Автор настоящего диссертационного исследования также вносит вклад в научную разработку социальной проблематики истории советского общества 1920-х гг. Это монографии и статьи, освещающие различные аспекты социально-экономического и социально-культурного, духовного развития общества на материалах губерний Поволжья – Самарской, Саратовской и Ульяновской45. Историографическая и теоретическая ценность этих исследований состоит в том, что автор подробно и последовательно изучает многогранную и противоречивую социальную историю советского общества 1920-х годов на основе неопубликованных ранее данных – широкого круга материалов центральных российских и региональных архивов Поволжских губерний. Таким образом, в научный оборот введен широкий круг источников по социальной истории Поволжья 1920-х гг.

Изучение литературы показало, что исследуемая тема социального развития советского общества 1920-х гг. привлекала и продолжает привлекать внимание историков, социологов, демографов. Отдельные проблемы освещены в монографиях, статьях, докладах, а также в диссертационных исследованиях. Однако литература, посвященная именно социально-нравственным проблемам истории советского общества в целом и истории Поволжья, немногочисленна.

Предложенный краткий историографический обзор позволяет сделать вывод о том, что темы социальной истории российского общества 1920-х годов востребованы исследователями. Однако, проблемы социальной сферы – семейно-брачных отношений, воспитания детей, образования подрастающего поколения, ликвидации неграмотности среди взрослого населения, борьбы с беспризорностью, отношения власти к религии и Захарова Л. Б. К проблеме социально-демографического развития советского общества в 20-е годы // VI Российская научная конференция профессорско-преподавательского и инженерно-технического состава. Тезисы докладов. Самара, 1999;

Она же. Российская государственная политика в сфере охраны материнства и детства в 20-е годы ХХ в. // Гендерные отношения в России: история, современное состояние, перспективы. Материалы международной научной конференции. Иваново, 27-28 мая 1999 г. Иваново, 1999;

Она же. Голод 1921-1922 годов и поиск выхода из продовольственного кризиса (на материалах Самарской губернии) // Актуальная история: новые проблемы и подходы. Самара, 1999;

Она же. Социальная защита беспризорных детей (1920-е годы) // Актуальные проблемы современной науки. Тезисы докладов международной конференции молодых ученых и студентов 12-14 сентября 2000 г. Гуманитарные науки.

Часть 6. Самара, 2000;

Она же. Проблема занятости населения в Самарской губернии в 20-е годы // Экономика Самарской губернии: 150 лет развития. Материалы региональной научно-практической конференции 26-27 апреля 2001 года. Самара, 2001;

Она же. Гендерные аспекты безработицы в Поволжье в 20-е годы ХХ века // Актуальные проблемы современной науки. Социальные и гуманитарные науки. Часть 35. История. Сборник статей 4-й Международной конференции молодых ученых и студентов 10-12 сентября 2003 г. Самара, 2003;

Она же. Преодоление неграмотности населения в Поволжье в 20-е гг. ХХ в. как социальная проблема советского общества // Актуальные проблемы развития общества: новые подходы и перспективы. Сборник научных работ. Вып. VI. Самара, 2004;

Она же. Гендерные аспекты проблемы занятости населения в Поволжье в 1920-е годы // Известия Самарского научного центра Российской Академии Наук. Специальный выпуск «Актуальные проблемы гуманитарных наук». Самара: Издательство СНЦ РАН, 2006. № 3;

Она же. Проблема социальной защиты женщин и детей в России в 20-е годы ХХ в. (на материалах Поволжья) // Известия Самарского научного центра Российской Академии Наук. Специальный выпуск «Актуальные проблемы гуманитарных наук». Самара: Издательство СНЦ РАН, 2006. № 4;

Она же.

Российское общество в 1920-е годы: социально-демографический аспект. Саарбрюкен, 2011;

Она же.

Патриарх Тихон и духовенство в 1921-1922 гг. как защитники русской церкви и православной традиции // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение.

Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2012. № 10 (24): в 2-х ч. Ч. I;

Она же. Формирование новой этической парадигмы в России: дискуссия 1920-х годов о партийной этике // Вестник Самарского муниципального института управления. Самара: Изд-во САГМУ, 2012. № 3 (22);

Она же. Ликвидация неграмотности в Поволжье в 1920-1927 гг.: политика и практика // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики.

Тамбов: Грамота, 2012. № 10 (24): в 2-х ч. Ч. 2;

Она же. Концепция социальной политики Советской власти:

теория и практика (1920-е годы). Самара, 2012.

церкви, кампании по изъятию церковных ценностей, давления государства на верующих, – с точки зрения формирования новой коммунистической морали, а также особенности развития самой этической науки в советском обществе 1920-х гг., очевидно, являются недостаточно изученными. Исследование вышеназванных проблем в отечественной историографии носит дискретный, разрозненный, фрагментарный характер и не дает целостного и обобщенного представления о формировании коммунистической морали и ее специфике в контексте социальных проблем развития общества в данный период.

Степень научной разработанности проблемы свидетельствует о том, что тема исследования с научно-теоретических и методологических позиций весьма актуальна, что является решающей предпосылкой ее выбора. Исходя из этого, автор данной работы делает попытку исследования социально-нравственного развития общества 1920-х годов во всей совокупности проблем, как целостного исторического процесса.

Хронологические рамки исследования охватывают период 1920-х гг., который имеет специфические черты развития (отличающие именно 20-е годы от предшествующего и последующих периодов) не только в социально-экономическом, но и в идеологическом, и в духовно-нравственном аспектах. 1920-е годы характеризуются следующими факторами: новая экономическая политика, преодоление голода 1921- гг. в Поволжье и кампания по изъятию церковных ценностей, начало государственной антирелигиозной кампании и попытка создания «обновленческой» церкви, разработка новой концепции семьи и брака и принятие Семейного кодекса 1926 г., дискуссии о партийной этике, кампании по ликвидации неграмотности и борьбе с беспризорностью, создание массовых общественных организаций для молодежи и юношества (пионерия и комсомол) и воспитательно-образовательных учреждений для подростков – трудовых коммун и колоний. Именно этот уникальный событийный ряд и факторы развития общества периода 1920-х годов позволяют выделить его как особенную историческую эпоху.

Территориальные рамки работы определяются источниками исследования. Одна группа источников – решения и постановления центральных органов власти – были обязательными для исполнения на всей территории республики. И в этой связи, территориальные рамки исследования совпадают с границами РСФСР. Другие источники, изученные автором в архивах Среднего и Нижнего Поволжья, более локальны. Но именно это сочетание общего и особенного позволило нам максимально объективно подойти к анализу социальных процессов в советском обществе 20-х годов в их реальном преломлении.

Осмысление социально-нравственных факторов развития истории страны периода 1920-х гг. в данном исследовании осуществляется через призму проблем Поволжья.

История социального развития Поволжья рассматривается на материалах Самарской, Саратовской и Симбирской губерний (г. Симбирск в мае 1924 г. был переименован в Ульяновск, Симбирская губерния – в Ульяновскую). Самарская и Симбирская губернии по территории и численности населения занимали большую часть Среднего Поволжья, Саратовская – крупная губерния Нижнего Поволжья. Именно эти губернии играли значительную роль в историческом развитии региона, в формировании индустриальных центров, в развитии сельскохозяйственного производства;

их объединяли геоприродные и экономические факторы, идентичная социально-демографическая структура, исторические и культурные корни и традиции. Особенности исследуемого региона определялись резким контрастом между богатыми ресурсами территории, на которой проживало население Самарской, Саратовской и Симбирской (Ульяновской) губерний и низким уровнем его материального и культурного благосостояния даже в сравнении с другими губерниями Поволжья46. Особенности каждой из губерний определяла разница в темпах развития, в специфичных формах организационной работы местного управления и Проблемы развития и размещения производительных сил Поволжья. М., 1973. С. 3.

ее результативности. Общее и особенное в социальных процессах, происходивших в регионе, позволяют выявить не только объективные, закономерные тенденции всего исторического процесса развития общества, но и специфику социально-нравственных явлений исследуемых губерний и Поволжья, обладающего единством и целостностью составляющих его элементов.

Научная новизна диссертации обусловлена выбором предмета исследования.

Данная работа является первым исследованием проблемы формирования новой морально этической парадигмы развития советского общества в 1920-е годы. В настоящем исследовании проанализированы процессы трансформации нравственного сознания общества, обоснования основных принципов партийной этики и специфических черт коммунистической морали. Впервые в научной литературе показана специфика государственной религиозной политики и отношение власти к Русской Православной церкви с точки зрения формирования коммунистической морали в обществе, рассмотрен процесс трансформации ценностей семьи и брака в контексте новой идеологии и пролетарской морали, проанализированы методы ликвидации неграмотности среди взрослого населения и определены идейно-нравственные принципы реформирования системы образования и воспитания детей и подростков. Исследование дает возможность составить целостное представление о социально-нравственных процессах периода 1920-х гг. во всем их многообразии в их органической связи с историческим развитием общества, по-новому увидеть один из интереснейших и ключевых периодов развития Российского государства.

Научно-практическая значимость данного исследования заключается в возможности использования фактического материала и выводов при написании обобщающих трудов по истории России и Поволжья ХХ в., в дальнейшей разработке социально-нравственного аспекта развития общества, в подготовке учебных и методических пособий, а также в преподавании вузовских общих и специальных курсов.

Автор вводит в научный оборот большой круг новых источников по данной тематике.

Появление настоящего исследования позволяет значительно расширить методологические подходы и научные представления о процессе формирования системы коммунистической морали в российском обществе в 20-е годы ХХ века.

Апробация основных положений и результатов исследования осуществлялась автором на XXIV и XXV научных конференциях молодых ученых и специалистов Самарского государственного университета в 1999 и 2000 годах;

на VI Российской научной конференции, подготовленной Поволжской государственной академией телекоммуникаций и информатики в 1999 году;

на Международной научной конференции «Гендерные отношения в России: История, современное состояние, перспективы», состоявшейся в Ивановском государственном университете в 1999 г.;

на I Международной научной конференции молодых ученых и студентов «Актуальные проблемы современной науки», организованной Самарским государственным техническим университетом в г.;

на региональной научно-практической конференции «Экономика Самарской губернии:

150 лет развития» Самарской государственной экономической академии, проведенной в 2001 г.;

на Историко-патриотических чтениях «Героизм как высшая форма служения Отечеству» в 2010 г. в Саратовском юридическом институте МВД России;

на конференции молодых ученых-историков «Становление народного единства. Вехи истории», проведенной организационно-информационным управлением аппарата Самарской Губернской Думы в 2011 г. Основные результаты исследования были апробированы автором в процессе преподавательской деятельности на кафедре общих гуманитарных и социально-экономических дисциплин Самарского филиала Саратовского юридического института МВД России, на кафедре гуманитарных и правовых дисциплин Самарской академии государственного и муниципального управления и на кафедре психологии и педагогики Самарского государственного технического университета.

Основное содержание работы

отражено в трех монографиях, двух учебных пособиях и тридцати трех научных статьях, одиннадцать из которых опубликованы в журналах перечня ВАК РФ. Общий объем опубликованных научных работ по теме диссертационного исследования составляет 75,5 п. л.

Основные положения, выносимые на защиту:

- Становление и развитие марксистской этики, новая этическая парадигма в России в 1920-е годы строились во многом на основе этического идеализма, религиозно этических концепций и этической теории И. Канта. Деонтологическая концепция Канта объясняла мораль сквозь призму категории долга, нравственных обязанностей и долженствования. Коммунистическая мораль также выстраивала свою идеологию посредством понятий общественного долга, служения единой цели – строительству коммунизма на основе коллективизма, самоотречения и подчинения личных интересов общим. Таким образом, теория коммунистической морали была, по сути своей, достаточно компилятивной и эклектичной.

- В трудах теоретиков новой советской морали (В. И. Ленин, Е. М. Ярославский, Е. А. Преображенский, Л. Д. Троцкий, А. А. Богданов, А. М. Коллонтай, Л. И. Аксельрод) превалировала прагматическая, утилитаристская трактовка морали сквозь призму классового подхода. Общечеловеческая, абсолютная, безусловная и вечная, вневременная, то есть гуманистическая ценность морали не принималась во внимание в принципе.

- В 1920-е годы впервые в истории Российского государства произошла институционализация морали (термин наш). То есть властью была создана разветвленная сеть государственных, научных, учебных, политических учреждений (Коммунистическая академия, Институты Красной профессуры, система партийных университетов, Центральная Контрольная комиссия) и общественных организаций («Союз воинствующих безбожников», «Общество друзей беспризорного ребенка» и др.), деятельность которых была нацелена на создание и пропаганду принципов новой этики.

- В 1920-е годы властью была предпринята попытка привить обществу совершенно новые, социально никем и никогда неапробированные, формулируемые буквально на ходу (дискуссия об этике), радикальные этические идеи и нормы морали («обобществление женщин», «свободная любовь», «социализация детей»), приведшие, на фоне разрухи и голода, к беспрецедентному росту разводов, абортов, проституции и беспризорности. В итоге в общественном сознании произошло достаточно быстрое отторжение такого рода идей.

- Предлагаемые новой властью принципы образования (доступность, всеобщность, бесплатность), включая его этическую составляющую (трудовое воспитание), были приняты общественностью, т. к. они, с одной стороны, отвечали реальным социальным потребностям, с другой – не входили в противоречие с традиционными принципами морали. Именно на этом направлении Советское государство достигло наиболее значимых результатов.

- В деле борьбы с религией большевики были вынуждены пойти по пути замещения одной веры (религиозной) – другой верой (атеистической). Ими была проделана титаническая работа по замене одних обрядовых действий, ритуалов, символики (крестные ходы, иконы, молитвы, песнопения, кресты), другими, очень схожими по форме, но не по содержанию, символами и ритуалами (демонстрации, портреты вождей, лозунги и транспаранты, песни, звезды). Поскольку любое религиозное сознание является очень глубинным, постольку любое сопротивления народа на этом направлении подавлялось властями особенно жестоко и изощренно (казни священнослужителей, разрушение храмов, разорение старых кладбищ). В результате практически полного физического (но не духовного и морального) уничтожения церкви в российском обществе в 1920-е годы начинает формироваться атеистическая этическая платформа.

- Статистические данные свидетельствуют, что динамика социальных и демографических процессов, диагностирующих реальное положение дел в религиозной, морально-нравственной и семейной сферах российского общества в 1920-е годы, практически одинакова для всех регионов страны, включая губернии Поволжья.

- Именно 1920-е годы были периодом активного слома и фактического уничтожения старой и формирования новой социально-этической матрицы.

Системообразующие элементы новой этики (коллективизм, долг, ответственность, стремление к социальной справедливости, служение общему делу), присущие российскому дореволюционному обществу, были воспроизведены в условиях новой коммунистической этической парадигмы. Это во многом предопределило то, что в XX веке российское общество не утратило свою идентичность.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из пяти разделов, введения и заключения, приложений, списка использованных источников и литературы, а также списка сокращений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, ее научная новизна и научно практическая значимость, обозначены объект и предмет, цель и задачи, хронологические и территориальные рамки исследования, раскрывается методологическая основа, источниковая и историографическая база диссертационного исследования, определяется структура работы.

Глава 1. Проблемы изучения социальных преобразований в советском обществе 20-х годов: подходы и методы Глава посвящена изучению социальных проблем российского общества 1920-х годов в отечественной историографии, что позволяет выделить ряд ее специфических черт.

Историографию периода 1920-1950-х годов отмечает, в основном, описательный характер работ и обилие статистических сведений, публиковавшихся в печати.

Определяющей характеристикой первого периода является принадлежность самих авторов к той эпохе47. 1920-е годы не были для них историей, авторы сами были участниками событий и в силу этого по объективным причинам не могли создать адекватной картины происходящего. Здесь уместно вспомнить слова замечательного русского поэта, современника исследуемой эпохи С. А. Есенина: «Лицом к лицу – лица не увидать. Большое видится на расстояньи…». Исследователи той поры стремились объяснить современные им события в русле марксистской методологии с точки зрения завоеваний и достижений Советской власти. Говоря о первом периоде историографии, можно подчеркнуть, что в публикациях не было глубокого объективного научного анализа происходившей в стране социально-экономической и духовной трансформации. В литературе присутствовал не столько анализ, сколько констатация фактов и событий общественной жизни. Важной чертой историографии являлась идеологическая ангажированность авторов, которые, по сути, были апологетами коммунистического строя, будучи частью существующей политической системы.

Историография середины 1950 – конца 1980-х годов характеризуется накоплением обширного фактического материала по проблемам социальной истории советского общества 20-х годов. Достаточно многочисленные исследования этого периода весьма схожи как по методологическим подходам, так и по стереотипности суждений. Научную литературу этого периода отличает идеологизация и политизированность оценок исследуемой эпохи.

См.: Бухарин Н., Преображенский Е. Азбука коммунизма. М., 1920. С. 66;

Ленин В. И. Полн. собр.

соч. Т. 41. С. 309, 313 (речь на III всероссийском съезде Российского коммунистического союза молодежи).

Историографию первого и второго периода объединяет принадлежность авторов публикаций к советскому времени. Все они были неотъемлемой частью своей эпохи и были вынуждены обслуживать существующую государственную социально политическую и идеологическую систему.

Исследования периода с начала 1990-х годов и по настоящее время качественно отличаются от литературы предшествующих периодов. Окончание советской эпохи ознаменовало выход исторической науки за рамки единой унифицированной марксистской методологии. Кроме того, доступ к ранее засекреченным архивным документам позволил историкам ввести в научный оборот значительный массив новых источников. Разнообразие научно-теоретических и методологических подходов и смещение тематической направленности социальных исследований существенно обогатили историческую науку. Вектор научных исследований сместился от вопросов партийного руководства социально-политическим, экономическим и культурным развитием советского общества к проблемам микроистории – истории повседневности, семейно-бытовых, общественных, духовно-религиозных и нравственных отношений сквозь призму человеческих судеб, мировосприятия, традиций, обычаев, норм, ценностей и оценок людей, общества, государства и власти. «Понимать историю – значит быть знатоком людей в высшем смысле слова»48. Именно такая «живая» история и дает нам наиболее полную и объективную историческую картину мира.

Анализ научной литературы показывает, что тема социального развития советского общества 20-х гг. постоянно привлекала внимание исследователей. Отдельные проблемы анализировались и освещались в монографиях, статьях, докладах, а также в диссертационных исследованиях. Однако литература, посвященная именно социально нравственным проблемам истории советского общества в целом и истории Поволжья, в частности, весьма немногочисленна. Недостаточно изученными остаются проблемы социальной сферы – семейно-брачных отношений, воспитания детей, образования подрастающего поколения, ликвидации неграмотности среди взрослого населения, борьбы с беспризорностью, отношения власти к религии и церкви, кампании по изъятию церковных ценностей, давления государства на верующих с точки зрения формирования новой коммунистической морали, а также особенности развития самой этической науки в советском обществе 1920-х гг. Изучение всех вышеперечисленных проблем в отечественной историографии носит дискретный, разрозненный, фрагментарный характер и не дает целостного и обобщенного представления о формировании коммунистической морали и ее специфике в контексте социальных проблем развития общества в период 1920-х годов.



Pages:   || 2 | 3 |
 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.