авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Социальная организация саами кольского уезда в xvi-xviii вв.: источники и методы реконструкции

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

Институт этнологии и антропологии

им. Н.Н. Миклухо-Маклая

На правах рукописи

Кучинский Максим Геннадьевич

СОЦИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СААМИ КОЛЬСКОГО УЕЗДА В XVI-XVIII ВВ.:

ИСТОЧНИКИ И МЕТОДЫ РЕКОНСТРУКЦИИ

Специальность 07.00.07

этнография, этнология и антропология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Москва 2007 Диссертационная работа выполнена в Отделе Севера и Сибири Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Российской Академии Наук Научные руководители:

Кандидат исторических наук Лукьянченко Т.В.

Доктор исторических наук Функ Д.А.

Официальные оппоненты:

Доктор исторических наук Данилевский И.Н.

Институт всеобщей истории РАН Доктор социологических наук Куропятник М.С.

Санкт-Петербургский государственный университет.

Ведущая организация:

Кафедра этнологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

Защита диссертации состоится 6 ноября 2007 г. в _ часов _ мин. на заседании диссертационного совета К. 002.117.01 при Институте этнологии и антропологии им.

Н.Н.Миклухо-Маклая РАН по адресу: 119991, Москва, Ленинский проспект, 32-А, корпус «В».

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН Автореферат разослан «_» 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат исторических наук О.Б. Наумова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Последние примерно два десятилетия ознаменова лись заметным ростом движения возрождения, нацеленного на защиту прав саами по всему Северу Фенноскандии и на Кольском полуострове РФ. Неотъ емлемой частью этих прав являются использование своего языка, традицион ных знаний, сохранение специфических форм социальной организации. Одна ко, если во многих других регионах национальные движения могут использо вать результаты накопленных научных знаний, то в случае с саами Российского Севера, такого рода возможности существенно ограничены как слабой прора ботанностью источниковой базы, так и собственно отсутствием достаточного числа этнографических работ, а, следовательно, и невозможностью обращения к историческому опыту. Сходные проблемы стоят и перед собственно научным знанием. Как была устроена социальная жизнь предков сегодняшних саами, яв ляющихся гражданами России, Финляндии, Норвегии, в XVI-XVIII столетиях?

На какие вызовы государства/государств и как именно приходилось отвечать обществу саами в то время? И как – и это, думается, самый первый и наиболее сложный вопрос – этнолог/социальный антрополог должен работать с истори ческими источниками в процессе реконструкции социальной организации на родов Севера в столь отдаленный от нас исторический период? Очевидно, что предлагаемое нами исследование является актуальным как с точки зрения этно логии, так и с позиций возможного практического применения в реалиях пост советского времени.

Постановка проблемы. Период XVI-XVIII в. был важным этапом в ис тории саами. Всеми авторами отмечается, что именно в это время в Лапландии произошло резкое увеличение числа пришельцев из более южных регионов.

Рыболовецкие и охотничьи угодья саами стали переходить во владение к при шлому населению, которое стало основывать новые как сезонные, так и посто янные поселения – деревни, рыбацкие стойбища, солеварни, торговые и рели гиозные центры. В XVI в. Дания и Россия основали на Баренцевом море адми нистративные центры, Вардё и Колу соответственно. В этот период произошла и христианизация саами, которую осуществляли представители разных христи анских течений. Большинство авторов, занимающихся историей саами, именно к этому периоду относят развитие стадного оленеводства в Лапландии.

Таким образом, XVI-XVIII вв. стали переломным этапом для общества саами. В это время, в общем, сложились те черты жизненного уклада саами, ко торые исследовались этнографами в конце XIX – начале XX в. Этим объясняет ся наш выбор данного периода в качестве хронологических рамок исследова ния.

Как показывает анализ документов, изменения включили саами в новую систему отношений. Для саами Кольского уезда эта система означала следую щее: 1. Постоянная включенность в рыночные отношения. 2. Административ ный и фискальный контроль. 3. Возрастающее влияние церкви. Это потребова ло от саами адаптации к новым условиям, в том числе путем изменения эконо мических стратегий. Все это не могло не сказаться на социальной организации кольских аборигенов в XVI-XVIII вв.

Исследование динамики социальной организации саами Кольского уезда может не только осветить ход исторических событий, но и поможет ответить на некоторые теоретические вопросы. Очевидно, что такого рода исследование требует значительной подготовительной работы.

Проблема исследования заключается в необходимости разработки мето дики реконструкции социальной организации саами Кольского уезда в XVI XVIII вв.

Степень разработанности проблемы. Первые сведения по истории саа ми в России появились в публикациях путешественников, краеведов, в работах, посвященных монастырской колонизации Севера. Например: Амвросий. История российской иерархии. Т. V. Киев, 1816;



Шес таков П. Просвятители лопарей: Феодорит и Трифон // Журнал Министерства народного просвещения. 1863. Ч. 139.

Историей саами серьезно занимался Н.Н. Харузин. 2 Введенные в науч ный оборот документы позволили ему начать реконструкцию демографиче ских процессов в сиййтах (подробно о терминологии сказано в особом разделе введения ниже) в XVI - XIX вв. Н.Н. Харузин также первым начал описывать и исследовать характер семьи саами Кольского полуострова, а также владений и взаимоотношений между сиййтами.

В 1920-е гг. было организовано несколько этнографических и археогра фических экспедиций на Кольский полуостров. На основе фольклорных и ар хивных материалов этнографы приступили к изучению исторических связей и происхождения различных сиййтов.3 Археографы Н.И. Ульянов и А.И. Андре ев собрали в Мурманской области архивные материалы и часть из них опубли ковали. 4 По итогам работы экспедиций был издан Географический словарь Кольского полуострова 5, в котором опубликована топонимия саами и предло жена реконструкция истории отдельных групп саами, и даже этимология топо нимов.

Работы, связанные с историей этого региона, не касались напрямую ко ренного населения. 6 К работам этого периода относятся, в частности, труды Харузин Н.Н. Русские лопари. М., 1890.

Золотарёв Д.А. Лопарская экспедиция. Л., 1927;

Чарнолуский В.В. Заметки о пастьбе и организации стада у лопарей. // Кольский сборник. Материалы Ко миссии экспедиционных исследований АН СССР. Вып. 23. Л., 1930. Он же.

Материалы по быту лопарей. Л., 1930. Примечательны также его пометки на полях издания Тиандер К.Ф. Поездки скандинавов в Белое море. СПб., 1906. из библиотеки В.В. Чарнолуского Сборник материалов по истории Кольского полуострова. М., 1930.

Географический словарь Кольского полуострова. Т. I. М-Л., 1939;

Т. II. Мур манск, 1941.

Например: Пятовский В.П. Некоторые вопросы исторического прошлого Кольского полуострова // Ученые записки Мурманского Государственного Пе И.Ф. Ушакова, которые содержат впервые используемые архивные данные. Изучение кольских саами было возобновлено в 1960-70-х годах Т.В.

Лукьянченко. В ходе полевых исследований ей удалось изучить традиционную материальную культуру кольских саами. Ею же была уточнена географическая привязка всех зимних поселений саами XVI - XVII вв. Т.В. Лукьянченко неод нократно опубликовала статьи, обобщающие различные дискуссии по истории саами. В конце 1980-х гг. монографическое исследование социальной организа ции кольских саами конца XIX – начала ХХ вв. было проведено М.С. Куро пятник. В диссертационной работе и ряде статей этого автора была осуществ лена локализация сиййтов, показана специфика их владений, форм семьи и межобщинных отношений (с учетом языкового, матримониального и религи озного факторов, а также демографических процессов). Исследование социальной истории кольских саами было продолжено ав дагогического института. Т. II. Мурманск, 1958. С. 11-14;

Например: Ушаков И.Ф. Собрание сочинений. Т. 1-3. Мурманск, 1997.

Лукьянченко Т.В. Материальная культура кольских саамов конца XIX - начала XX в. М., 1971. Она же. Расселение кольских саамов в XVI - XVII вв. // К исто рии малых народностей Европейского Севера СССР. Петрозаводск. 1979. Она же. Этногенез саамов. // Этногенез народов Севера. М., 1980. Она же. Вопросы этногенеза и этнической истории саамов // Проблемы изучения историко культурной среды Арктики. М., 1990.

Куропятник М.С. Формы социальной организации саамов Кольского полуост рова в к. XIX - н. XX в. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. ист. наук. Л., 1989. Она же.

Эндогамные ареалы кольских саамов // Проблемы этнической истории и ме жэтнических контактов прибалтийско-финских народов. СПб., 1994. Она же.

Система терминов родства кольских саамов // Алгебра родства. Вып. 1. СПб., 1995. Она же. Социальная структура саамов: к проблеме билатерального счета родства // Социология и социальная антропология. СПб., 1997.

тором данной диссертации. Были проанализированы формы собственности и формы семьи у кольских саами, предпринята реконструкция происхождения одной из групп кольских саами, затронуты некоторые вопросы, связанные с христианизацией саами, введены в научный оборот отдельные архивные доку менты. Кольский полуостров довольно слабо изучен археологами. Большинство исследований касаются эпохи мезолита и раннего металла. Эпоха же позднего средневековья, по признанию самих археологов, остается самым слабо изучен ным периодом в истории региона. Весьма интересными, как по используемым материалам, так и по науч ным подходам, являются публикации финских ученых. Концепция К. Карпе лана рассматривает историю складывания общности саами и последующее расщепление этой общности на три диалектные группы. 12 М. Линкола описы Кучинский М.Г. К вопросу о локализации Терской стороны и страны Турья // Историческая антропология: место в системе социальных наук, источники и методы интерпретации. М., 1998. Он же. Миссия Алексея Симонова // Этно графическое обозрение. 1998. №6. Он же, Характеристика семьи у саамов Кольского уезда в конце XVI – начале XVII в. // Народы Российского Севера и Сибири. Сибирский этнографический сборник. Выпуск 9. М., 1999. Он же.

Угодья как предмет собственности саамов Кольского уезда в XVI-XVII вв. // Точное гуманитарное знание: традиции, проблемы, методы, результаты. М., 1999.

Гурина Н.Н. История культуры древнего населения Кольского полуострова.

СПб. 1997. Шумкин В.Я. Саамы, лопь, лопари и финно-угорская проблематика // Исследования по древней истории и этногенезу финноязычных народов.

Ижевск, 1990;

Он же. Этногенез саамов (археологический аспект) // Происхож дение саамов. М., 1991.

Карпелан К. Финские саами в железном веке // Финно-угры и славяне. Л., 1979. Он же. Ранняя этническая истори саами // Финно-угорский сборник. М., вает формирование этноэкологических групп саами, связывая его с развитием оленеводства, которое относит к началу XVI - XVII вв. 13 С его точки зрения, саами Кольского полуострова вместе с саами, проживавшими на территории нынешних Финляндии и Карелии, составляли единую этноэкологическую группу.

Согласно гипотезе, предложенной О. Ворреном, трансформация соци альной организации саами произошла под влиянием развития стадного олене водства. 14 Кроме того, по его мнению, прежняя общинная солидарность была подорвана христианизацией, переходом к экономике, базирующейся на денеж ных отношениях, а также проникновением государственных правовых органов в традиционную систему управления.

Другая модель, объясняющая изменения в сиййте, была предложена Б.

Ульсеном. 15 Этот автор полагает, что основной причиной расслоения сиййтов было противоречие между индивидуальным престижем накопления и эгалита ризмом, характерным для традиционных обществ. Норвежский археолог ста вит их различия в прямую связь с влиянием разных церквей - православной и лютеранской.

Книга археолога К. Однера о саами Варангер-фьорда весьма близка к рассматриваемой нами теме. 16 В своей реконструкции социальных отношений, в том числе семьи саами, Однер опирался на археологические источники и по 1982.

Линкола М. Образование различных этноэкологических групп саами // Фин но-угорский сборник. М., 1982.

Цит. по: Odner K. The Varanger Saami. Habitation and Economy. AD 1200-1900.

Oslo., 1992. Pр. 7, 85-87.

Olsen B. Stability and Change in Saami Band Structure in Varanger Area of Arctic Norway, AD 1300-1700 // Norwegian Archaeological Reveiw. Vol. 20. № 2. 1987.

Odner K. The Varanger Saami. Habitation and Economy. AD 1200-1900. Oslo, левые материалы XIX-ХХ вв. Исследователь сделал вывод, что в хозяйстве общины Варангер-фиорда оленеводство стало играть серьезную роль не рань ше второй половины XVII в.

Норвежский историк А.Р. Ниельссен предпринял исследование завеща ний прибрежных саами Норвежской области Финмарк конца XVII - начала XVIII в. 17 Эти документы проливают свет на различные виды деятельности, поскольку их авторы перечисляют и оценивают различные предметы собст венности.

Другой норвежский историк, Л.И. Хансен, проанализировал податные переписи саами XVI в. в северной Норвегии и северной Швеции. С его точки зрения, на способе переписи отразилась специфика социальной организации саами. Как видно из данного обзора, социальная организация саами Кольского уезда специально была исследована лишь по состоянию на конец XIX – начало ХХ вв. Реконструкция черт социальной организации и их динамики обычно предпринималась методом теоретического моделирования, основанного на экс траполяции материалов из более позднего периода, либо из иных регионов.





Иногда это осуществляется путем синтеза полевых этнографических материа лов с результатами археологических раскопок. Использование письменных и картографических источников XVI-XVIII вв. ограничивалось исследованием демографических процессов, или условной гипотетической локализацией от дельных поселений и ареалов саами. Информация источников, посвященных саами Кольского уезда XVI-XVIII вв. изучалась в основном лишь как часть рус ской истории, и фактически не сопровождалась обобщением и специальным анализом. К числу главных недостатков литературы, посвященной этой про Nielssen A. R. Economic Adaptation among the Coast Sami Population in Finnmark c. 1700 // Acta Borealia. Vol. 3. 1986. №1.

Hansen. L.I. The Saami Hunting Society in Transition: Approaches, Concepts and Context // Historia Fenno-Ugrica. Vol. I:1, Oulu, блематике, следует отнести и практически полную неосвоенность русских письменных источников и отсутствие методики их обработки.

Объект исследования. В XIX в. в отечественной литературе впервые был применен термин, обозначающий именно группу саами – «русские лопа ри».19 В конце 1920-х гг. официальным названием этой этнической общности стало их самоназвание - «саами». В советской этнографии устоялось специаль ное определение для этой группы – «кольские саамы», однако это название ох ватывает потомков не всех коллективов саами, находившихся в русском под данстве в XVI-XVIII вв. В силу различных политических событий потомки тех саами, как уже отмечалось, сегодня являются гражданами России, Норвегии и Финляндии и говорят на разных диалектах языка саами. Предложенный лин гвистами термин «восточные саами» также не охватывает все интересующие нас группы. 20 Поэтому логично было бы называть исследуемую общность по названию той административной единицы, которая была организована на тер ритории их проживания. Таким образом, объектом нашего исследования стано вятся саами Кольского уезда XVI-XVIII в.

Предметом данного исследования являются письменные и картографи ческие источники, касающиеся саами Кольского уезда в XVI-XVIII вв., и спо собы их обработки, которые позволяют реконструировать социальные институ ты и динамику их трансформаций.

Целью диссертации является подготовка архивных материалов к ком пьютерному анализу, разработка и апробация методики реконструкции соци альной истории саами Кольского уезда в XVI-XVIII в.

Для достижения этой цели предполагается решить следующие задачи:

1. Выявление и исследование источников по интересующей нас теме. Для решения этой задачи необходимо:

Харузин Н.Н. Русские лопари. М., 1890.

Sergeeva J. The Eastern Sami: A Short Account of their history and identity // Acta Borealia. 2000. №2.

исследовать состояние источниковой базы;

выявить все опубликованные источники;

провести архивные исследования для поиска новых источников;

провести источниковедческий анализ собранных материалов, а при необ ходимости и текстологический анализ списков и проверку оригиналов опубли кованных источников.

2. Разработка методики обработки источников и реконструкции соци альной организации. Для решения этой задачи необходимо:

выделить источники в виде массивов информации, и при необходимости создать массивы из имеющихся источников;

формализовать, унифицировать и агрегировать информацию, содержа щуюся в источниках;

создать базу данных для управления полученной информацией;

идентифицировать упоминающихся в разных массивах информации лю дей, географические объекты, а также объединения людей;

разработать модель для анализа информации и концептуализации полу ченных результатов.

3. Проверка работоспособности разработанных методов. Для решения этой задачи необходимо с помощью разработанных методов:

выделить встречающиеся в источниках социальные институты саами;

проанализировать динамику трансформации социальных институтов, учитывая при этом взаимозависимость их разных типов.

проанализировать значимость этих институтов для общества саами рас сматриваемого периода времени.

Методологическая основа исследования. Заявленная цель диссертации является этнологической. Она определяет вопросы, задаваемые источнику. Ис точники же являются историческими, часто – массовыми материалами. В связи с этим методы работы с источниками оказались близки методам социальной истории и исторической демографии. Для того же, чтобы правильно понять «ответы источников», обработать их, нами также применялись методы источ никоведения и исторической антропологии (истории ментальности). Получен ные же в итоге «ответы источников» по необходимости интерпретировались этнологическими методами.В обработке источников и при выработке методов источниковедческой критики мы опирались на работы А.П. Пронштейна и И.Н.Данилевского. При анализе переписей в России нами использовались более ранние ис следования этих переписей. 22 Исследователи внимательно изучили демогра фическую историю России в том числе и в исследуемое нами время. Немало важную роль для данного исследования сыграла работа Б.О.Долгих, посвя щенная локализации ареалов расселения и реконструкции демографических процессов у народов Сибири в XVII в. 23 Эта работа оказала влияние на форми рование проблематики исследования, а также на применение «персонального»

подхода в социальных реконструкциях, основанных на архивных материалах.

Подходы к обработке источников, которые были использованы в нашей дис сертации, сходны с теми, которые применял Б.О. Долгих. Он исследовал мате риалы переписных книг 1678-1650 гг. разных народов Сибири, и на основе этих исследований анализировал социальную организацию. Схожим в методи Пронштейн А.П. Методика исторического источниковедения. Ростов-на Дону, 1976. Данилевский И.Н., Кабанов В.В., Медушевская О.М., Румянцева М.Ф. Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской ис тории. М., 2004.

Бескровный Л.Г., Водарский Я.Е., Кабузан В.М. Итоговые материалы подвор ных переписей и ревизий населения России (1646 – 158). // Переписи населения России. Вып.1. М., 1972.

Долгих Б.О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII в. М., 1960.

Он же. К вопросу о соотношении большой и малой семьи у народов Севера в прошлом // Социальная организация и культура народов Севера. М., 1974. Он же. К истории родо-племенного состава кетов // Кетский сборник. Антрополо гия, этнография, мифология, лингвистика. Вып. 3. М., 1982.

ке является и то, что именно на основе материалов переписей, Б.О. Долгих осу ществлял идентификацию разных общин и, таким образом реконструировал их стабильность и миграции.

При анализе социальной организации, формулировке вопросов, адресо ванных нами к источнику, а также при интерпретации полученных результатов значительную помощь нам оказало знакомство с работами О.Ю. Артемовой, посвященными обществам охотников и собирателей. В российской науке накоплен значительный опыт работы историков и эт нографов с большими массивами цифровых материалов. Кроме анализа работ по исследуемому региону, наше исследование опирается на давние традиции отечественной этнографии в изучении численности и расселения народов Си бири. Кроме уже упоминавшихся, можно назвать исследования З.П. Соколо вой 25, В.В. Пименова, 26 Л.Т. Шаргородского, 27 С.В. Соколовского, 28 С.Н. Кору сенко и Н.В. Кулешовой, 29 Е.А. Пивневой, 30 Д.А. Функа 31 и мн. др. Важную В частности: Артемова О.Ю. Охотники/собиратели и теория первобытности.

М., 2004.

Соколова З.П. О некоторых этнических процессах, протекающих у селькупов, хантов и эвенков Томской области // СЭ. 1961. №3. Она же. Современные эт нические процессы у обских угров // Преобразования в хозяйстве и культуре и этнические процессы у народов Севера. М., 1970. Она же. Социальная органи зация хантов и манси в XVIII – XIX вв. Проблемы фратрии и рода. М., 1983.

Пименов В.В. Компонентный анализ удмуртского этноса. М., 1989.

Шаргородский Л.Т. Современные этнические процессы у селькупов. М., 1994.

Соколовский С.В. Меннониты Алтая. М., 1996.

Корусенко С.Н., Кулешова Н.В. Генеалогия и этническая история барабин ских и курдакско-саргатских татар. Новосибирск. 1999.

Пивнева Е.А. Манси: популяционная структура, этнодемографические про цессы (XVIII-XX вв.). М., 1999.

Функ Д.А. Бачатские телеуты в XVIII - первой четверти ХХ века: историко роль в представлении существующих в отечественной историографии методов и подходов, а также, в первую очередь, накопленных этнографических и исто рических материалов о народах Севера и Сибири сыграли сборники статей 32 и коллективные монографии, опубликованные в серии «Народы и культуры». Терминологический аппарат. В ходе исследования использовалась спе циальная терминология. В связи с этим в работе уже во введении вводится тер мин, обозначающий объединение саами, наиболее часто встречающееся в изу ченных нами источниках. В русских источниках это объединение называется «погост», в датских – ”by” (деревня). Кольские саами в зависимости от диалек та называют его «сиййт»/«сыййт»/«сейт». В диссертации был использован именно этот термин в форме «сиййт», характерной для кильдинского диалекта саами. В тех случаях, когда возможно реконструировать термин «саами», это осуществляется с учетом диалектной специфики. Использованные топонимы и соционимы были почерпнуты нами из сравнительных перечней терминов, со ставленных Е. Порсангер. Источники. Для работы были использованы как русские, так и датские письменные и картографические источники.

Работа по изысканию источников проходила в нескольких архивах: Российском государственном архиве древних актов, Архиве СПб Института истории РАН, Государственном архиве Финлян дии, Государственном архиве Мурманской области, Музее-архиве истории ос воения Севера. Подробной характеристике источников посвящена первая глава диссертационной работы.

этнографическое исследование. М., 1993. Его же. Численность и расселение челканцев в XIX в. //Челканцы в исследованиях и материалах ХХ века. М., 2000.

Например: Общественный стой у народов Северной Сибири. М., 1970.

Народы Западной Сибири / ред. Гемуев И.Н., Молодин В.И., Соколова З.П. М., 2005;

Тюркские народы Сибири / ред. Функ Д.А., Томилов Н.А. М., 2006.

Porsanger J. Bassejoga hci. Romssa, 2005. Pр. 325-330.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следую щем:

Выделены письменные и картографические источники, касающиеся саа ми Кольского уезда в XVI-XVIII вв., в том числе выявлены все переписи уезда, проводившиеся в течение исследуемого времени, а также обнаружены первич ные материалы почти всех этих переписей.

Разработаны методы обработки источников для реконструкции социаль ной истории.

Построена модель реконструкции социальной организации сообщества, находящегося в состоянии трансформации.

Разработаны приемы работы реконструкции социальной организации че рез изучение персональной истории.

Проверена работоспособность предложенных методов – с их помощью выделены социальные институты саами в XVI-XVIII вв. и проанализирована динамика их трансформаций.

Реконструированы генеалогические связи всех мужчин-саами Кольского уезда за период с 1678 по 1763 г. и прослежена история происхождения боль шинства современных фамилий кольских саами.

Реконструированы ареалы сиййтов и поморских административных еди ниц Кольского полуострова к середине XVI в.

Апробация работы. Результаты исследований неоднократно представля лись и обсуждались в виде докладов и лекций:

В мае 2005 г. по результатам исследований были прочитаны лекции для студентов социологического и исторического факультетов Филиала Петроза водского государственного университета, г. Апатиты.

На VI Конгрессе этнологов и антропологов России, С.-Петербург, 28.06 – 02.07. 2005. были выступления с двумя докладами:

Писцовые, переписные и ревизские книги как источник по истории этни ческих процессов в регионах России (на примере переписей Кольского уезда XVII-XVIII вв.) Опыт формализации, анализа и визуализации социальной истории саамов Кольского уезда в XVI-XVIII в.

На конференции «Vaartoe – Smi Research in the future.» Йоккмок, Шве ция, 21-23 августа 2006 г. был сделан доклад: The Russian censuses as a source for the study of the Kola Smi social history in the 17th and 18th centuries.

В октябре 2006 г. и сентябре 2007 г. были прочтены лекции для студентов и преподавателей Smi High School (Высшей саамской школы), а также сделан доклад для исследователей Nordic Smi Institute (Саамского научно исследовательского института), Каутокейно, Норвегия.

Значительная часть исследования выполнялась в ходе работ по индивиду альным и коллективным научно-исследовательским проектам: в 1999 г. – инди видуальный проект «Социальная история кольских саами в XVI-XVIII вв.» при финансовой поддержке Комиссии по работе с молодежью Президиума РАН;

в 2002 г. - в процессе стажировки в Университете Тромсё (руководитель – Л.И.

Хансен), финансировавшейся Исследовательским советом Норвегии;

в 2007 г. при выполнении проекта «Этническая демография народов Севера и Сибири:

создание компьютерной информационной системы для этнологических иссле дований» (грант РФФИ № 07-06-00157а, рук. Д.А.Функ) и в рамках проекта «Социальная история кольских саами в XVI-XVIII вв.», выполнявшегося на ба зе / Саамского научно-исследовательского института (рук. – Е.Порсангер) при финансовой поддержке Исследовательского совета Норвегии.

Диссертация была обсуждена на расширенном заседании отдела Севера и Сибири Института этнологии и антропологии РАН 4 сентября 2007 г.и реко мендована к защите.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, 3 глав, Заключе ния, Списка использованных источников, Списка использованной литературы, а также Приложений. Приложения включают список прозвищ – протофамилий саами, встречающихся в исследованных документах, результаты идентифика ции географических объектов – таблицы и карты, схемы внутреннего развития сиййтов по переписям 1678-1719 гг.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение. В этой части диссертации обоснована актуальность темы, оп ределена степень ее изученности, сформулированы цель и задачи, предмет и объект исследования, в общих чертах охарактеризованы привлеченные источ ники и методика работы с ними, а также степень апробированости методов.

В первой главе «Источники» дается оценка состояния источников по теме исследования, описывается история публикации источников, а также рас сказывается о результатах архивных исследований. В главе анализируется со стояние интересующих нас источников в различных архивах и прослеживается история формирования некоторых архивных фондов.

Условно все источники разделены по способам использования их для дан ного исследования. Таким образом, источник рассматривался нами как объект потенциальной формализации, т.е. как набор элементов информации, необхо димой для исследования.

К первому типу источников были отнесены те, которые уже содержат в се бе хотя бы один ряд симметричных элементов информации;

мы называем их массивами и к ним относится любой перечень. К другому типу были отнесены источники, не содержащие такие ряды. Нами предложено рассматривать такие источники как блоки уникальной информации, которые можно объединять для создания массива.

Именно представленные в виде массива, источники разных типов позво ляют анализировать то, о чем авторы как бы проговариваются – отдельные чер ты коллективного сознания. В частности, это позволяет понять специфику зна чения некоторых терминов. Так, важным в нашем исследовании является по нимание терминов, обозначающих многоуровневую идентификацию саами.

Благодаря массиву, становятся понятными термины, связанные с экономиче скими отношениями. Часто именно массив позволяет идентифицировать упо минаемый в источниках тот или иной географический объект.

Также в главе было подчеркнуто, что за этим массивом не теряется уни кальность события, а иногда и нюансы межличностных связей. Так как коллек тивы сиййтов представляли собой малочисленные сообщества, то роль любых социальных связей весьма высока, а уточнение информации о них существенно влияет на реконструкцию социальной структуры.

На следующем этапе работы источники были проанализированы и описа ны с точки зрения этой классификации на предмет информационной ценности для данного исследования.

Блоки информации были описаны по типам, к которым были отнесены:

1) частные акты (купчие, кабальные, дарственные, данные, закладные грамоты;

полюбовные и деловые записи;

духовные завещания);

2) челобитные, следственные дела;

3) государственные акты (царские грамоты и указы);

4) отписи.

К массивам информации были отнесены:

1) переписи (писцовые и переписные книги, ревизские сказки, а также сотные и выписи из них);

2) финансовые справки (грамоты, содержащие перечни;

росписи;

книги прихода и расхода), 3) таможенные книги;

4) отчет священника Алексея Симонова 1681 г.;

5) датские налоговые материалы;

6) Географический словарь Кольского полуострова;

7) картографические материалы.

Каждый из массивов информации был подробно охарактеризован. По всем массивам проведен источниковедческий анализ, указано их местонахож дение и дана характеристика их состояния. Исключением являются картогра фические материалы, описанные нами типологически.

Особое внимание было уделено переписям. В ходе исследования были выявлены все переписи Кольского уезда, проводившиеся в течение исследуемо го времени, а также обнаружены почти все первичные материалы. В главе при водится описание этих переписей. Кроме найденных нами, дается описание до кументов, которые пока обнаружить не удалось, но которые потенциально мо гут стать важным источником по интересующей нас теме. В описание найден ных документов включен также их источниковедческий анализ. Для анализа информации, содержащейся в писцовой книге Алая Михалкова 1607-1611 гг.

была осуществлена проверка оригинала и текстологический анализ двух архив ных списков. В ходе анализа была также уточнена датировка информации, со держащейся в материалах второй ревизии.

Специфическим источником являются картографические материалы. На пример, Карта Скандинавии С. ван Салингена 1601 г., Карта приграничных территорий П. Шнитлерса 1744 г., Карта Российской Лапландии. СПб. 1745.

Карты, также как и письменные источники, можно поделить на те, которые со держат массивы, и те, что являются просто блоками интересующей нас инфор мации. Специфичность карт, как источника, состоит в том, что они генерализи рованы. Это значит, что карты, бедные сведениями (условно относимые нами к блокам информации), чаще всего содержат одну и ту же информацию, постоян но воспроизводящуюся из издания в издание;

такого рода карты в нашей работе не рассматривались.

Во второй главе «Методы и процедуры» была описана примененная в исследовании методика и процедуры ее использования. Было определено, что наша историческая реконструкция осуществляется с помощью моделирования, основанного на анализе источников. В ходе работы нами была создана рабочая модель исследуемого сообщества в рассматриваемое время. Общество всегда претерпевает трансформацию, но исследуемое общество в рассматриваемый момент вынуждено было адаптироваться к новым условиям. Поэтому наша мо дель была ориентирована на исследование его динамики. В ходе исследова ния модель служила для решения следующих задач: концептуализации, по строения и описания исследования, организации исследуемого материала, и, наконец, формулирования результатов исследования.

Особенность проведенного исследования состояла в том, что мы одно временно воссоздавали и изучали как историческую реальность конкретных людей, так и абстрагированную реальность обобщенных построений.

В созданной нами модели изучаемое общество было представлено как динамическое множество, обладающее внутренней структурой.

Динамику множества оказалось возможным свести к двум типам измене ний. К первым относятся естественно-демографические и миграционные изме нения, которые представляют собой изменение суммы всех жителей/членов сиййтов (т.е. изменение самого множества) и являются внешними по отноше нию к нему. Вторые – это структурные изменения, являющиеся изменением подмножеств. С точки зрения всего множества такие изменения являются внут ренними, и именно им, прежде всего, внутренней динамике уделялось основное внимание в диссертационной работе.

Необходимо различать два уровня этой динамики. Первый – динамика социальных единиц в их конкретной истории – представляет собой изменения, связанные с личными судьбами, историями семей, спецификой личного выбора людей и проявлениями их личной свободы. Однако общество отличается нали чием специфических черт, которые являются общими для его членов и под множеств со всеми их индивидуальными чертами. Эти общие черты могут, в свою очередь, различаться специфическими особенностями, характерными для разных групп общества. Тем не менее, даже такая специфика является уже не просто семейной историей, а социальной тенденцией, поэтому в диссертации особое внимание уделяется исследованию истории социальных единиц. Дина мику изменений черт на уровне подмножества мы расцениваем как структур ную динамику множества.

Анализировать динамику множества можно с помощью мониторинга, то есть фиксации состояния множества на определенный момент (т.н. временной срез). Каждый из таких срезов в нашей модели представляет собой статическое множество. Сравнение серии статических множеств позволяет реконструиро вать динамическое множество на протяжении временного отрезка, ограничен ного хронологией срезов.

Все срезы в рассматриваемый период составлялись в фискальных интере сах, прямо противоречивших интересам самих описываемых людей (то есть ис следуемого динамического множества). Сопротивление людей проходило, в том числе, в форме уклонения от фиксации. Мы часто не знаем реальной при чины исчезновения в мониторингах данных о тех или иных людях – было ли это реальным сокращением численности или же элементарным укрытием от фиксации. Сгладить этот недостаток источника позволяет диахронность и мас совость используемой информации. Благодаря данным характеристикам ин формации, стало возможным проверить различные противоречия информации и установить, что эти упущения, в общем, не являлись значительными, а, зна чит, принципиальными для нашего исследования. Тем самым была продемон стрирована и доказана репрезентативность наших источников.

Специфика источников заключается в том, что значительная часть ин формации, содержащейся в них, не является «основной» для составителя, но остается весьма важной для исследователя. Источник «проговаривается» – вы дает «избыточную» для своих задач информацию. Иногда же информацией яв ляется даже ее отсутствие. В ходе исследования мы постарались извлечь из этих источников максимум информации о реальности, даже оставшейся за пре делами внимания их составителей. В частности, такой подход позволяет понять специфику значения терминов. Именно благодаря массиву, становятся понят ными термины исследуемого времени. Такие вопросы как стабильность тех или иных структурных единиц, роль родственных связей, значимость соседских связей и др., интересующие нас, источники не освещают специально, но с по мощью массива информации оказалось возможным отвечать и на них.

В данной работе переписи являлись для нас первичными источниками.

Чтобы реконструировать динамическое множество, необходимо было объеди нить статические множества, зафиксированные в переписях. В связи с этим ис пользуемые статические множества должны быть симметричны. Для анализа даже сходных по задачам и структуре «эмпирических» срезов необходимо бы ло формализовать, унифицировать и агрегировать информацию, зафиксирован ную в разных источниках. Решение этой проблемы – ответственная задача, тре бующая кропотливой и аккуратной работы с источниками. Уникальная инфор мация, содержащаяся даже лишь в одной из переписей, требует интерпретации.

В результате такой работы представленная в уникальном виде информация мо жет быть переформулирована и затем агрегирована. Схематическое изображе ние порядка этой работы представлено в конце автореферата.

Итогом такой обработки информации первичных источников стало появ ление нового источника. На основе формализованной информации всех пере писей нами была создана реляционная база данных. Первоначально эта база данных содержала 6627 записей с персональными данными в основной табли це, а также во вспомогательных таблицах: 53 записи об административных еди ницах, 9 записей о переписях. В отличие от первичного источника, вторичный источник может развиваться. Он позволяет перегруппировывать имеющуюся информацию в любых необходимых комбинациях. Результаты этих группиро вок становятся новой информацией, которая добавляется к предыдущей. Так, для анализа материала были созданы специальные таблицы, группировавшие материал по различным критериям. К примеру, отдельная работа была проде лана по разным типам подмножеств – вежам и домохозяйствам. Они группиро вались по составу входящих в них людей. В расчет принимались различные ха рактеристики людей – их семейное положение, возрастной статус, родственные связи с другими членами подмножества и т.д. База данных разветвилась до таблиц, включая перекрестные. Таким способом были проверены некоторые гипотезы, возникшие в процессе обработки информации.

Завершающим этапом работы была интерпретация полученных результа тов этого анализа. Гипотезы, существовавшие до начала исследования и возни кавшие во время него, во многом определяли комбинации перегруппировки информации и развитие вторичного источника. Полученные результаты напол нили нашу модель эмпирическим материалом. При изложении сути получен ных результатов будет видно, как это происходило, и как предложенная модель конкретизировалась и развивалась.

Основным способом объединения информации разных источников для создания модели была идентификация описываемых в них объектов. Объекты были представлены нами как комплексы элементов информации. Процесс идентификации был показан как выбор групп комплексов элементов информа ции, схожих по своему составу.

Нами были выделены такие типы комплексов элементов информации как человек, природный объект, сиййт. В результате работы над идентификацией из 4502 записей о мужчинах сиййтов, зафиксированных и, естественно, дубли рующихся, в переписях за период с 1678 г. по 1763 г., были выявлены мужчины. В результате осуществления процедуры идентификации топонимов нами были графически представлены 327 объектов (т.е. более 97% упоминае мых в источниках). Были идентифицированы фактически все сиййты, упоми наемые в источниках, и изготовлены картографические материалы, на которых отображены идентифицированные нами географические объекты и ареалы сиййтов. В конце данного автореферата помещена карта, созданная в результа те этой идентификации.

В третьей главе «Социальная структура» были апробированы разрабо танные нами методы анализа. В главе были проанализированы различные ин ституты общества саами, реконструированные в ходе исследования. Анализ элементов информации, характеризовавшей мужчин, позволил проанализиро вать как их перемещения, так и объединения.

В наших источниках уже упоминаются такие объединения саами как «по гост» (сиййт) и «вежа». Почти во всех использованных нами переписях зафик сированы только мужчины, а родственные связи описаны почти исключительно патрилинейные. В результате идентификации мужчин и их родственных связей за период 1678-1763 гг. был реконструирован еще один тип подмножеств – пат рилинии. В специфическом способе описания русских источников 1574-1719 гг.

саами перечисляются по группам, большинство из которых является объедине ниями родственников. Таким образом, был выделен еще один вид подмно жеств, который мы условно назвали домохозяйством. В переписях писцы груп пировали фиксируемых ими саами по зимних жилищам – вежам.

Таким образом, нами были выявлены следующие динамические подмно жества нашей модели - институты общества саами исследуемого времени:

сиййт, патрилиния, домохозяйство, вежа. Типы подмножеств были рассмот рены с точки зрения стабильности/динамичности относительно друг друга.

Стабильность/динамичность состава рассматриваемых подмножеств – показатель их значимости для всего множества. Однако общие изменения черт, характеризующих эти подмножества, являются социальными трансформация ми. Каждому из четырех подмножеств был посвящен специальный раздел третьей главы.

В первой части третьей главы анализируется сиййт. Русские источники для этого объединения саами употребляли термин «погост». В главе были рас смотрены различные значения термина и предложено рассматривать это явле ние как с точки зрения государственного - в качестве административной и по датной единицы, так и с точки зрения членов этих коллективов в качестве объ единения владельцев комплекса угодий, связанных родственным, культурным, и историческим единством. Сиййты являлись устойчивыми объединениями саами, занимавшими определенные ареалы. Эти объединения определялись на следственными правами на использование определенной территории и выте кающими из этого родственными связями. В течение исследуемого времени окончательно сформировались те объединения саами, которые сохранились до начала XX в. Большинство их прослеживается на протяжении всего исследуе мого времени. В этой части диссертации подробно рассматривается история всех объединений саами и их названий в XVI-XVIII вв.

В русских источниках XVI – начала XVIII в. сиййты объединялись в «Кончанскую», «Терскую» и «Лешую лопь». По нашим материалам, в данный период такие объединения не имели под собой особых оснований. С другой стороны, ряд объединений саами включал несколько сиййтов-«погостов». Та кими объединениями были Соньяльский и Нотозерский сиййты, Йокостровский и Бабенский сиййты, Ловозерский, Вороненский и Норецкий/Семиостровский сиййты, а также сиййты Терских саами. Кроме того, можно наблюдать и обрат ную ситуацию, при которой один сиййт-«погост» - Мотовский сиййт - являл собой объединение нескольких прежде отдельных сиййтов. Эти явления свиде тельствуют о том, что элементы социальной организации саами в рассматри ваемое время не были иерархически соподчинены. Такое соподчинение сложи лось позже под влиянием государственной системы сбора налогов.

Во второй части третьей главы анализируются патрилинии. Как было отмечено выше, в большинстве исследованных нами переписей упоминаются только мужчины, а описанные в переписях связи – почти исключительно пат рилинейные. Идентификация мужчин и их родственных связей фактически ста новится реконструкцией одного из типов подмножеств динамического множе ства. Такие подмножества, состоящие из зафиксированных переписями людей, объединенных родственными связями по мужской линии, никак не называются в источниках. Мы же далее будем называть их патрилиниями. В ходе исследо ваний нами было реконструировано 313 патрилиний. Патрилинии показывают весьма стабильный мужской состав сиййтов. За период 1645-1763 гг. миграции затронули не более 10 % зафиксированных переписями мужчин. Это свиде тельствует о том, что для общества саами было характерным поселение моло дой семьи в сиййте мужа. Таким образом, можно говорить, что в целом обще ство имело вирилокальный характер. Патрилиния могла разделяться, и разные ее ветви, имевшие удаление всего в 2-3 колена, могли фиксироваться под раз ными фамилиями. Социальная роль патрилиний в большинстве случаев прояв ляется только в наследственном праве пользования угодьями. Иной функции этих объединений нам в источниках выявить не удалось. Фактически можно говорить о том, что патрилинии имели характер десцентных групп. В начале ХХ в. подобные объединения родственников, связанных патрилинейным или матрилинейным родством, саами Кольского уезда называли «родт». Благодаря реконструкции патрилиний в ходе работы над диссертацией нами были рекон струированы генеалогические схемы всех саами Кольского уезда за период 1678-1763 гг.

Третья часть главы посвящена анализу домохозяйств. В русских перепи сях, вплоть до 1-й ревизии включительно, население фиксировалось по насе ленным пунктам, в них по дворам, а во дворах – по жителям этих дворов. При описании саами переписи учитывали вежи, а внутри веж описывали людей, как правило, связанных родственными узами. Эти группировки были выделены на ми как еще один тип подмножества общества саами. В ходе анализа черт этого социального института, мы пришли к выводу, что такого рода группировки можно называть домохозяйствами. Анализ этих подмножеств осуществлялся на основе информации о родственных связях, семейном положении и семейном статусе людей, состоящих в этих группах.

По переписи 1710 г., описывавшей все население, включая женщин, видно, что размеры одного домохозяйства могли достигать 18 человек. Почти половина людей, зафиксированных в переписи (49,04%), состояли в домохозяйствах, на считывавших от 4 до 6 чел.;

в среднем эти группы состояли из 5 чел.

Выявленные тенденции оставались стабильными на протяжении дли тельного периода времени, при этом в некоторых сиййтах существовали одни и те же устойчивые домохозяйства, выделявшиеся своими размерами на общем фоне. Кроме того, сиййты различались и по внутренней структуре домохо зяйств.

Общий анализ переписей показывает, что в домохозяйства саами Коль ского уезда входило до 4 женатых мужчин (т.е. семейных пар) и до 2 мужчин вдовцов. Общее число женатых и вдовых мужчин, состоявших в одном домо хозяйстве, достигало 5 человек. 65,38% домохозяйств саами включали только одного женатого или вдового мужчину, т.е. в своей основе имели лишь одну нуклеарную семью. В них проживало 55,51% всех женатых и вдовых мужчин.

В целом, по сиййтам количество таких подмножеств составляло не менее поло вины.

Поскольку основу домохозяйства составляла нуклеарная семья или груп па людей, связанных патрилинейным родством, домохозяйство является фор мой существования патрилинии. Стабильность этих разных подмножеств мо жет быть оценена с учетом взаимосвязи и взаимного влияния. Можно выделить три модели развития патрилинии. 1. Развитие патрилинии из года в год в рам ках одного домохозяйства. 2. Развитие патрилинии через разделение домохо зяйств. 3. Развитие патрилинии в виде одновременного существования несколь ких домохозяйств, составы которых постоянно перегруппировываются между собой.

Очевидно, перегруппировка домохозяйств была вызвана характерной, для общества охотников и рыболовов перегруппировкой пользователей тех или иных общих угодий. Это накладывалось на частичное или условное закрепле ние прав на те или иные угодья за разными патрилиниями, что добавляло ас пект родства в принцип формирования домохозяйств. Возможно, сказывались и другие, оставшиеся вне поля зрения переписей, отношения.

И, наконец, в заключительной части третьей главы были рассмотрены вежи. Эти объединения также встречаются во всех русских переписях вплоть до 1-й ревизии включительно. Налоговая реформа 1678-79 гг. сделала двор ос новным объектом налогообложения. С этого момента вежи саами были прирав нены к русским дворам. Можно утверждать, что саамскому обществу в целом не была свойственна стабильность веж, а в большинстве сиййтов нельзя гово рить о преемственности их состава, т.е. в рассматриваемый период вежи не яв лялись значимым социальным институтом для большинства саами Кольского уезда.

«Состав веж» подразумевает сочетание формирующих его домохозяйств.

Однако, в большинстве сиййтов состав веж не был стабилен. Это показывает, что в XVI-XVIII вв. домохозяйства саами являлись одновременно естествен ными элементарными родственными и социальными единицами общества охотников и собирателей, обладавшими высокой социальной мобильностью.

Эти черты домохозяйства и вежи саами рассматриваемого времени не уклады ваются в классификацию родственных и экономических отношений, описанных исследователями у саами по материалам конца XIX – начала ХХ вв.

Саами отреагировали на упомянутую реформу тем, что размеры веж уве личились за счет увеличения числа входящих в них домохозяйств, а не за счет стабилизации состава и роста семей. Это говорит о том, что в исследуемое вре мя роль вежи упала еще больше, а значит, еще более возросла роль сиййтов «погостов», т.е. объединений саами, зафиксированных государствами как по датные коллективы.

Мы знаем, что реконструкция социальной организации саами XIX – нача ла ХХ в. показывает стабильный сиййт, единицу саамского общества. Члены сиййта могут изредка переселяться из одного сиййта в другой, но в целом это законченная модель общины, отдельные части которой являются промысловы ми группами, находившимися в иерархическом соподчинении. Анализ полу ченного нами материала показывает, что в исследуемое нами время закладыва лись основания для такого усиления значимости сиййта, и налоговая политика государства сыграла в этом не последнюю роль.

В Заключении формулируются основные итоги проведенного исследо вания.

1. В ходе исследования были выявлены обширные массивы как опубли кованных, так и архивных источников, что дало в наше распоряжение доста точное количество письменных источников для реконструкции социальной ор ганизации саами Кольского уезда XVI-XVIII вв.

2. Для реконструкции социальной организации общества была разработа на методика обработки источников. С помощью моделирования, основанного на анализе источников, была осуществлена историческая реконструкция.

Было установлено, что исследуемое общество в рассматриваемый период времени вынуждено было адаптироваться к меняющимся условиям жизни, и поэтому модель была сориентирована на исследование динамики данного об щества. Для создания модели из источников были выделены, а при необходи мости и созданы массивы информации, для чего информация, содержавшаяся в источниках, была формализована, унифицирована и агрегирована.

Для управления полученной информацией была создана уникальная по полноте электронная база данных. Для объединения диахронных информаци онных массивов была проведена идентификация упоминающихся в разных массивах людей, географических объектов и объединений (сиййтов).

Нами были реконструированы генеалогические связи всех мужчин-саами Кольского уезда за период с 1678 по 1763 г. и исследована история происхож дения большинства современных фамилий кольских саами.

В результате идентификации географических объектов и сиййтов были созданы карты ареалов сиййтов саами Кольского уезда рассматриваемого вре мени.

Для анализа информации и концептуализации полученных результатов была разработана рабочая модель.

3. Проверка работоспособности разработанных методов была осуществ лена с помощью наполнения модели эмпирическим материалом. Были выделе ны и реконструированы встречающиеся в источниках социальные институты саами: сиййт, патрилиния, домохозяйство, вежа. С помощью созданной модели была проанализирована динамика трансформаций этих институтов с учетом взаимозависимости разных типов данных институтов. Этот аналитический под ход позволил оценить значимость институтов и их специфические черты у раз ных групп саами. По итогам применения модели была осуществлена интерпре тация полученных результатов. Таким образом, нам удалось показать дейст венность разработанной методики применительно к анализу социальных инсти тутов саами в XVI-XVIII в.

Работы, опубликованные по теме диссертации:

Кучинский М.Г. Миссия Алексея Симонова // Этнографическое обозре ние, 1998, №6. Сс. 96-108.

Кучинский М.Г. Экологический аспект традиционного самосознания саа мов Кольского полуострова // Актуальные проблемы развития личности: теория и практика. М., 1994. Сс. 45-47.

Кучинский М.Г. К вопросу о локализации Терской стороны и страны Ту рья // Историческая антропология: место в системе социальных наук, источни ки и методы интерпретации. М., 1998. Сс. 215-217.

Кучинский М.Г. Характеристика семьи у саамов Кольского уезда в конце XVI – начале XVII в. // Народы Российского Севера и Сибири. Сибирский этно графический сборник. Выпуск 9. М., 1999. Сс. 82-98.

Кучинский М.Г. Угодья как предмет собственности саамов Кольского уез да в XVI-XVII вв. // Точное гуманитарное знание: традиции, проблемы, методы, результаты. М., 1999. Сс. 175-177.

Кучинский М.Г. Политика в тундре // Участие, 2000, № 5. Сс. 26-38.

Кучинский М.Г. Писцовые, переписные и ревизские книги как источник по истории этнических процессов в регионах России (на примере переписей Кольского уезда XVII-XVIII вв.) // VI Конгресс этнографов и антропологов Рос сии. С-Петербург, 28 июня – 2 июля 2005 г. Тезисы. СПб., 2005. Сс. 126-127.

Кучинский М.Г. Опыт формализации, анализа и визуализации социальной истории саамов Кольского уезда в XVI-XVIII в. // VI Конгресс этнографов и ан тропологов России. С-Петербург, 28 июня – 2 июля 2005 г. Тезисы. СПб., 2005.

Сс. 393-394.

Схема 1. Методика обработки информации.

Унификация Егор Формализация Юшка Юрий Георгий Агрегирование Юрий КОД КОД линия перепись сиййт вежа 1 2 3 4 5 имя отчество прозвище во 903 109 1709 Мотовский 4121 Юрий Семенов Малого

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.