авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Этнографическое изучение тувинцев в россии в xvii–xix веках

На правах рукописи

Иргит Чодураа Константиновна

ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ ТУВИНЦЕВ В РОССИИ

в XVII–XIX веках

Специальность 07.00.07 – Этнография, этнология и антропология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Томск – 2010

Работа выполнена на кафедре археологии и этнологии историко географического факультета ГОУ ВПО «Томский государственный педагогический университет».

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Лукина Надежда Васильевна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Шерстова Людмила Ивановна кандидат исторических наук Бурнаков Венарий Алексеевич

Ведущая организация: Государственное научно-исследовательское и образовательное учреждение «Тувинский институт гуманитарных исследований при Правительстве Республики Тыва»

Защита состоится 17 сентября 2010 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.267.18 при ГОУ ВПО «Томский государственный университет» по адресу: 634050, г. Томск, пр. Ленина, 36, учебный корпус № 3.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ГОУ ВПО «Томский государственный университет» по адресу: г. Томск, пр. Ленина, 34а.

Автореферат разослан « 30 » июня 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат исторических наук, доцент С.А. Некрылов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. История этнографической науки в России к настоящему времени изучена слабо. Это вполне относится и к этнографическому сибиреведению, в том числе к тувиноведению. К началу XXI в. собрано и опубликовано большое количество материала по этнографии тувинцев. В этом процессе протяженностью в четыре столетия участвовали как отечественные, так и зарубежные ученые, включая исследования последних десятилетий, выполненные непосредственно в Туве. Накопление фактического материала ставит вопрос об актуальности исследования истории этнографического изучения тувинцев, что еще в 1975 г. было отмечено известным тувиноведом С.И. Вайнштейном. Однако до настоящего времени история собирания и публикации трудов по этнографии тувинцев не была предметом специального изучения. Актуальность диссертационного исследования определяется необходимостью обобщения опыта изучения этнографии тувинцев на основе систематизации источников и их комплексного анализа. Результаты такого исследования имеют большое научное значение для современного тувиноведения.

Степень изученности темы. В настоящее время отсутствует обобщающий труд по истории этнографического изучения тувинцев, однако информация по отдельным вопросам этой обширной темы содержится в исследованиях самого различного характера.

Истоки истории изучения тувинцев восходят к аннотированной библиографии литературы о тувинцах, вышедшей с 1768 по 1902 гг., составленной Н.Ф. Катановым (1903, 2007). В нее включены труды как на русском, так и на иностранных (немецком, французском) языках.

История изучения тувинцев в целом становится предметом исследования у представителей разных наук со второй половины XX в. В нашем обзоре рассматриваются только работы, содержащие информацию по теме диссертационной работы.

В 1954 г. выходит работа П.А. Шахуновой и Б.А. Лиханова «К вопросу изучения Тувы русскими исследователями», где обобщена история геолого этнографического изучения Тувы с начала XVII в. по конец первой половины XX в. Эта работа была переиздана в 2007 г.

В 1955 г. выходит небольшая статья В.И. Дулова, где проанализированы сведения о тувинцах из сочинения геодезиста Е. Пестерева.

В материалах поездки по Западной Туве Л.П. Потапова (1960), совершенной им в 1950–1960-е гг. в составе Тувинской комплексной экспедиции, освещена изученность культуры и быта тувинцев долины р. Алаш.

В монографии «Тувинцы-тоджинцы» С.И. Вайнштейна, вышедшей в г., исследована история этнографического изучения восточных тувинцев.

В 1968 г. появилась статья С.И. Вайнштейна «Краткая история этнографического изучения тувинцев», а в 1975 г. вышла его следующая статья «Этнографическое изучение тувинцев». Они являются первыми работами, специально освещающими вопрос истории изучения этнографии тувинцев. В них дана краткая характеристика основных источников по этнографии тувинцев со времени первых наблюдений над жизнью тувинских племен в начале XVII в. и до середины XX в. В первой работе создана краткая периодизация истории изучения (Вайнштейн, 1968), во второй – отмечена актуальность разработки историографии этнографического изучения тувинцев и подготовки полной истории их изучения (Вайнштейн, 1975). В работе С.И.

Вайнштейна, опубликованной в 1968 г., проанализированы исследования Н.Ф.

Катанова по этнографии тувинцев и других тюркоязычных народов.

В статье Н.И. Толстовой (1971) «Документальные источники по тувинской историографии» охарактеризованы письменные источники, содержащие сведения о Туве, в том числе и имеющие значение для изучаемой нами темы.

В статье «Исследования по этногенезу тувинцев» М.Х. Маннай-оол (1975) представлен краткий обзор основной литературы по вопросу о происхождении тувинцев.

В монографии В.П. Дьяконовой (1975) показано состояние изученности погребального обряда тувинцев с конца XIX в. по 1975 г.



В труде «Тувинские народные игры» И.У. Самбуу, вышедшем на тувинском языке в 1968 г. и на русском – в 1978 г., кратко представлена история изучения народных игр тувинцев.

В 1987 г. вышла монография М.Б. Кенин-Лопсан «Обрядовая практика и фольклор тувинского шаманства», где ученый описал историю изучения шаманизма тувинцев.

Историко-этнографическое изучение тувинского фольклора представлено в монографии Г.Н. Курбатского «Тувинцы в своем фольклоре» (2001) и в работе Д.С. Куулар «Общие вопросы истории и теории тувинского устно поэтического творчества» (2002).

Историю изучения обрядовой деятельности тувинцев исследовала Ч.В.

Монгуш (2005).

История изучения разных аспектов духовной культуры тувинцев рассмотрела в культурологическом аспекте А.К. Кужугет (2006).

Отдельные аспекты истории этнографического изучения тувинцев освещены в монографии о книжной культуре Тувы З.М. Монгуш (2007).

Небольшой раздел по истории этнографического изучения тувинцев, написанный С.И. Вайнштейном, представлен в коллективной работе «Тюркские народы Восточной Сибири» (2008).

Важные сведения по истории исследований Тувы содержат работы «Культурно-антропологические факторы регионального развития (на примере Тувы)» (2002) и «Тува между прошлым и будущим» (2008) Ч.К. Ламажаа (Даргын-оол).

В статье «Золотой век» тувиноведения и перспективы развития гуманитарных исследований в Туве» К.А. Бичелдей (2009) показал развитие исследований по географии, геологии, археологии и этнографии Тувы с 1616 г.

и до середины XX в., а также особо отметил широкое развитие научного тувиноведения с середины прошлого столетия по начало XXI в.

Таким образом, вопросы истории этнографического изучения тувинцев рассматривались в рамках исследований по отдельным аспектам этнографии тувинцев либо в работах, посвященных научной деятельности авторов, изучавших культуру тувинцев, а также в общих трудах о развитии гуманитарных исследований в Туве.

Объектом диссертационной работы является этнография тувинцев как отрасль знания, а предметом – история накопления материалов и формирование источниковой базы по этнографическому изучению тувинцев.

Целью работы является изучение процесса собирания и публикации материалов по этнографии тувинцев в России в период XVII–XIX вв.

Для достижения поставленной цели ставятся следующие задачи:

1) на основе существующих кратких периодизаций разработать более полную и уточненную периодизацию истории этнографического изучения тувинцев;

2) дать подробный анализ источников для раскрытия истории изучения тувинцев в течение первого и самого продолжительного периода этого процесса (XVII в. – первая половина 1890-х гг.);

3) построить классификацию использованных в диссертации источников с делением по типам и по этнотерриториальным группам тувинцев;

4) исследовать этнонимику и расселение тувинцев с привлечением современных разработок как проблему, наиболее полно освещенную в первом периоде.

Хронологические рамки исследования охватывают начальный период этнографического изучения тувинцев – с XVII в. по первую половину 1890-х гг.

Вместе с тем, для определения вклада исследователей для разработки проблемы происхождения этнонимов и формирования этнической территории привлекаются работы XX–XXI вв.

Территориальные рамки определены, исходя из содержания источников первого периода изучения. Они включают территорию Тувы, район оз. Косогол и северо-западную часть Монголии, округ Тарбагатай на территории Китая, районы рек Ока, Тунки и оз. Ильчир, входившие в Иркутскую губернию. В современной ситуации эти места соответствуют территории Республики Тыва, Хубсугульского аймака и северо-западной части Республики Монголия, Синьцзян-уйгурского автономного района Китая, Тункинского и Окинского районов Республики Бурятия.

Теоретико-методологическая основа. Методология диссертационного исследования базируется на принципе историзма, согласно которому история накопления сведений о тувинцах рассмотрена – во временной последовательности;

– как процесс, развивающийся с количественными и качественными изменениями.

В ходе исследования диссертант опиралась на теоретические разработки ведущих отечественных ученых. Во-первых, это работы специалистов тувиноведов С.И. Вайнштейна, А.К. Кужугет и Ч.К. Ламажаа, в которых рассматривается вопрос периодизации истории изучения тувинцев и Тувы. Во вторых, использованы теоретические положения по классификации исторических и этнографических источников из работ А.С. Лаппо Данилевского, Л.Н. Пушкарева, Р.Г. Кузеева, Н.В. Лукиной, И.Д. Ковальченко, Г.Г. Громова, Р.Ф. Итса, В.В. Пименова и др.

В диссертации использовались следующие методы исследования фактического материала:

– описательный метод, широко применяемый при синхронном анализе;

– индуктивно-систематический метод, предполагающий частное изучение материалов авторов с последующим их обобщением и систематизацией;

данный метод применен для содержательного анализа источников;

– сравнительно-исторический метод, позволяющий выявить сходство и различие в содержании исследуемых источников на разных хронологических отрезках;

– типологический метод, использованный при формальной классификации анализируемых источников.

При обобщении результатов исследования также были применены такие общенаучные методы познания как описание, анализ и синтез.

Источниковая база. Источниковой базой для исследования послужили труды авторов, изданные в исследуемый нами период этнографического изучения тувинцев (XVII–XIX вв.). Они представлены картами и такими письменными источниками, как документы делопроизводства, дневники и письма, записки, отчеты, доклады, статьи, а также научные труды. Часть источников опубликована в изданиях Русского географического общества и его Восточно-Сибирского и Западно-Сибирского отделов, в журналах «Сибирский вестник», «Живая старина» и в иных периодических изданиях, а также данные о тувинцах получали публикацию в качестве приложений к обобщающим работам других авторов. Материалы С.У. Ремезова и таких крупных исследователей, как Г.Ф. Миллер, И.Э. Фишер, П.С. Паллас, И.Г. Георги, П.А.

Чихачев, Г.Н. Потанин вышли отдельными трудами.

Для того чтобы наиболее полно представить историю публикаций этих источников, также привлекались их переиздания, вышедшие к началу XXI в.

Выдержки из большинства источников со сведениями о тувинцах содержатся в сборниках «Традиционная культура тувинцев глазами иностранцев (конец XIX – начало XX века)» (Кызыл, 2003) и «Урянхай. Тыва дептер» (М., 2007. Т. 1–6).

Таким образом, нами использовались опубликованные источники, увидевшие свет на русском языке. Последнее обстоятельство указывается в связи с тем, что материалы некоторых авторов впервые публиковались на иностранных (немецком, французском) языках, а русскоязычный вариант их трудов вышел в последующие периоды изучения тувинцев.

Научная новизна. Настоящая работа представляет собой первое обширное специальное исследование по истории этнографического изучения тувинцев. В отличие от всех предыдущих публикаций на эту тему, касающихся либо локальных групп, либо отдельных вопросов этнографии тувинцев, в диссертации представлены все группы этноса, проживающие на территории России и за ее пределами (Монголия, Китай), и проанализированы источники по самым разным аспектам традиционной культуры этноса. Основой для систематизации рассмотренных в диссертации материалов стала детальная разработка общей периодизации этнографического изучения тувинцев. При ее составлении автор опиралась на положения и выводы о периодизации тувиноведов С.И. Вайнштейна, А.К. Кужугет и Ч.К. Ламажаа.

В диссертации рассмотрен первый, и самый продолжительный период процесса изучения, протяженностью почти в триста лет. Изучение тувинцев рассматривается как последовательный процесс, зависевший от историко политических изменений, происходивших с XVII по конец XIX в. Изучены и обобщены труды 28 авторов, содержащих существенные этнографические сведения о тувинцах. В результате анализа источников выявлено, что они отличаются по степени содержательности этнографических данных.





Диссертантом впервые разработана классификация источников по этнографии тувинцев, которая основывается на двух критериях – способ фиксации и отражения информации и этнотерриториальная характеристика источников.

На основе анализа источников первого периода изучения рассмотрено распространение этнонимов «урянхайцы», «сойоты, сойоны» и «туба, тыва» в XVII–XIX вв., показано расселение тувинцев, а также проведено соотношение указанных этнонимов с территориальными группами тувинцев.

Положения, выносимые на защиту.

1. Полная и уточненная периодизация истории этнографического изучения тувинцев, созданная диссертантом на основе положений С.И.

Вайнштейна, А.К. Кужугет и Ч.К. Ламажаа, составляет следующую схему:

первый период: XVII в. – первая половина 1890-х гг.;

второй период: вторая половина 1890-х гг. – 1920 г.;

третий период: 1921–1944 гг.;

четвертый период: 1945 г. – начало 1990-х гг.;

пятый период: 1990-е гг. по настоящее время. Основаниями для разграничения периодов являются способ собирания этнографического материала и объем собранного материала. Диссертация охватывает первый период, разделяемый на три этапа: 1) XVII – начало XVIII в.;

2) 1730-е – 1840-е гг.;

3) вторая половина XIX в.

2. Исследуемый в диссертации первый период является самым продолжительным, охватывая почти три столетия. Процесс изучения тувинцев в данный период определялся, главным образом, объективными факторами, при этом важную роль играло проживание тувинцев на заграничной для России территории. Государственные приоритеты России в установлении дипломатических отношений, необходимость разграничения границ с соседями, развитие экономических связей с Тувой создавали предпосылки для научных исследований в сопредельных территориях Азии. Вторым определяющим фактором было развитие этнографической науки в России – первые Академические экспедиции (1733–1743;

1768–1774 гг.) и создание в 1845 г. Русского географического общества.

В этот период материалы о тувинцах собирались во время кратких поездок, либо часть территории Тувы охватывалась для изучения ее населения попутно, в рамках экспедиций, имевших целью исследовать более обширные территории. Полученные сведения характеризовались отрывочностью, а в некоторых случаях материалы о тувинцах служили приложением к данным о других народах, живущих по соседству с ними.

Специальные этнографические экспедиции к тувинцам появляются только позднее, на втором периоде их изучения.

3. Количественный и качественный анализ материалов, собранных в первом периоде изучения тувинцев, дал следующие результаты. Нами исследованы труды 28 человек. В рамках трех этапов данного периода изменение числа изученных авторов шло в динамике – по возрастающей линии (2 – 7 – 19 человек). В профессиональном отношении это были люди из самых разных сфер деятельности: государственные служащие, купцы, ученые – представители разных наук (историки, лингвисты, этнографы, геологи, натуралисты).

Сопоставление трудов, содержащих материалы данного периода, показывает, что в них приводятся сведения о расселении, этнонимике, происхождении, фольклору и языку, материальной и духовной культуре тувинцев. В охвате и объеме полученной информации также наблюдается положительная динамика, выражавшаяся в расширении круга вопросов по тувинской этнографии.

В целом, процесс этнографического изучения тувинцев в первый период был последовательным, но не равномерным.

4. Классификация источников первого периода изучения тувинцев построена на основе двух критериев – способ фиксации и отражения информации и этнотерриториальная характеристика источников. По первому критерию выделяются изобразительный (карты) и письменный (делопроизводственная документация, документы личного происхождения, периодическая печать, научные труды) типы источников. На основе второго критерия выделяются источники, отражающие сведения о следующих этнотерриториальных группах тувинцев: косогольские урянхи, урянхи р.

Кобдо, урянхайцы Тарбагатая, тункинские и окинские сойоты и таннуские урянхи (сойоты), объединяющие урянхов р. Бий-хем, урянхайцев рек Улуг-Хем, Хемчик, сойонов р. Алаш и оз. Кара-Хол.

5. В трудах первого периода изучения тувинцев наиболее полно освещены вопросы их этнонимики и расселения. В XVII–XIX вв. в отношении тувиноязычного населения использовались названия «урянхайцы, урянхи», «сойоты, сойоны», которые связывались с их территориальным размещением (косогольские урянхи, сойоны р. Алаш и др.). Среди них самих бытовал этноним «туба» или «тыва». В указанные века они были расселены на значительной территории: Тува, север и северо-запад Монголии, юго-запад Иркутской губернии и западная часть Китая.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в возможности использования ее материалов и выводов для дальнейшего изучения истории отечественной этнографической науки в целом, в том числе этнографического сибиреведения и тувиноведения. В теоретическом плане диссертация значима для дальнейшей разработки вопросов классифицирования этнографических источников. Проведенное исследование может быть использовано также в качестве учебного материала при изучении курса по тувинской этнографии, при составлении учебных пособий, лекционных курсов, при написании курсовых и дипломных работ.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в 7 публикациях автора, включая статью «Становление этнографической науки в Туве» в издании, рекомендованном ВАК, и в докладах, представленных на следующих конференциях: Международная научная конференция «Вторые исторические чтения Томского государственного педагогического университета» (г. Томск, ноябрь 2007 г.), XII Всероссийская конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Наука и образование» (г. Томск, апрель 2008 г.), Международная научно-практическая конференция XXV–е Дульзоновские чтения «Сравнительно-историческое и типологическое изучение языков и культур» (г. Томск, июня 2008 г.), XIII Всероссийская конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Наука и образование» (г. Томск, апрель 2009 г.), Международная научная конференция «Тувинская письменность и вопросы исследования письменностей и письменных памятников России и Центрально-Азиатского региона» (г. Кызыл, июль 2010 г.).

Структура. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы, сокращения и приложения.

Первая глава посвящена проблеме периодизации истории изучения тувинцев, а также истории собирания и публикации материалов по их этнографии. Во второй главе рассматриваются общие вопросы классификации этнографических источников, и дается анализ источников, рассмотренных в первой главе, а именно их классифицирование. В третьей главе продолжается анализ источников, рассмотренных в первой главе. Здесь в качестве предмета исследования диссертантом выбраны вопросы наименования и расселения тувинцев, которые присутствуют во всех источниках.

В Заключении формулируются основные выводы, полученные в результате исследования.

Приведен список источников и литературы, сокращений.

В приложениях представлены карты, таблица, содержащая публикации первого периода этнографического изучения тувинцев, и список авторов первого периода изучения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность изучаемой темы, показана степень ее изученности, формулируются объект и предмет, цели и задачи, хронологические и территориальные рамки исследования. Указываются источники фактического материала и основные методы исследования, обосновываются научная новизна, положения, выносимые на защиту, и теоретическая и практическая ценность работы. Дается структура диссертации.

Первая глава «История этнографического изучения тувинцев»

посвящена решению основной задачи диссертации – истории собирания и публикации материалов по этнографии тувинцев. В разделе 1.1 «Периодизация истории изучения» рассматривается проблема периодизации общей истории этнографического изучения тувинцев. Выделение периодизации позволяет выстроить определенную хронологическую систему вышедших работ с последующей их классификацией, систематизацией и обобщением содержащихся в них данных, иначе говоря, выделить периоды истории изучения тувинцев.

Вопрос периодизации истории изучения тувинцев и Тувы рассматривался С.И. Вайнштейном, А.К. Кужугет и Ч.К. Ламажаа. Основываясь на выводах о периодизации отмеченных ученых, диссертантом выделяется уточненная и полная периодизация истории этнографического изучения тувинцев, которая выглядит следующим образом: первый период: XVII в. – первая половина 1890 х гг.;

второй период: вторая половина 1890-х гг. – 1920 г.;

третий период: 1921– 1944 гг.;

четвертый период: 1945 г. – начало 1990-х гг.;

пятый период: 1990-е гг.

по настоящее время. Основными критериями разграничения периодов в дополненной нами периодизации являются способ собирания этнографического материала (случайность, целенаправленность) и объем собранного материала (отрывочность, полнота).

В диссертации исследован самый продолжительный, начальный период (XVII в. – первая половина 1890-х гг.) изучения тувинцев, которому посвящен раздел 1.2. «Первый период этнографического изучения тувинцев». Автор раскрывает факторы, влиявшие на процесс изучения тувинцев в первом периоде. Во-первых, это объективные факторы. В XVII в. имели значение общегосударственные задачи России по интенсивному освоению Сибири и установлению дипломатических отношений с соседями на южносибирских рубежах – с государством Алтын-ханов и Джунгарией, куда входили в разное время тувинские племена. В XVIII в. большую роль в изучении народов Сибири Россией сыграли первые Академические экспедиции, организованные при значительной поддержке государства. С появлением нового соседа на юге Сибири в лице Цинского Китая, в состав которого с середины XVIII в. входила Тува, у России возникла необходимость разграничения границ. В XIX в.

большое значение для освоения и научного изучения Сибири имело создание в 1845 г. Русского географического общества, одной из задач которого стало этнографическое изучение народов. Следует отметить и активизацию со второй половины XIX в. внешней политики России в пограничных районах, а также дальнейшее развитие российско-тувинских экономических связей.

Возможности русских исследователей по изучению тувинцев в немалой степени ограничивались тем обстоятельством, что Тува являлась заграничной территорией, и для проникновения в нее требовалось специальное разрешение китайских и местных чиновников. Иногда сдерживающую роль играло также нежелание самих тувинцев вступать контакты с русскими исследователями.

Субъективным фактором, компенсирующим указанные выше трудности, выступала любознательность и личностный интерес авторов к культуре малоизвестного им народа. Многие из них, оказавшись на землях тувинцев, исходили не только из вверенных им поручений от государственных ведомств или РГО, но и из собственного стремления к изучению и описанию местного населения.

Учитывая эти факторы, а также исходя из особенностей процесса и способов изучения Тувы и тувинцев, в первом периоде диссертантом выделены три этапа:

Первый этап (XVII – начало XVIII в.) начинается с появления документа русского посольства к Алтын-хану 1616 г., в котором упоминаются родоплеменные группы, вошедшие позднее в состав тувинцев, и длится до завершения С.У. Ремезовым работы над «Чертежной книгой Сибири» в 1701 г.

Второй этап (1730-е – 1840-е гг.) относится ко времени проведения первых Академических экспедиций, в результате которых появились обобщающие труды о народах России, включающие сведения о населении современной Тувы;

конец этапа определяется созданием Русского географического общества (РГО).

Третий этап (вторая половина XIX в.) охватывает период изучения Тувы и тувинцев в ходе исследования более обширных территорий, проводимого в экспедиционных поездках по поручению РГО – и до организации первой специальной экспедиции в Туву в 1897 г. (с нее начинается следующий, второй период изучения тувинцев).

На каждом отрезке первого периода изучения происходили изменения, выражавшиеся в способах и количестве собранного этнографического материала.

Процесс собирания сведений о тувинцах в исследуемом периоде диссертантом раскрывается на основе выделенных этапов;

в каждом из них приведены данные об авторах, проанализировано и обобщено содержание их материалов, и указано время публикации собранных ими сведений.

В подразделе 1.2.1. «Первый этап: начало XVII – начало XVIII в.»

изучены источники, появившиеся в связи с делопроизводственной деятельностью приказов Русского государства. Первый документ – «Расспросные речи» посольства В. Тюменца и И. Петрова – был составлен посредством расспроса русских послов в Посольском приказе, совершивших поездку к Алтын-хану в 1616 г., и представляет собой статейный список. В нем имеются небольшие сведения, описывающие хозяйство и пищу населения Тувы. Вторая работа – «Чертежная книга Сибири» была выполнена с 1696 по 1701 гг. географом и историком С.У. Ремезовым. В нескольких его чертежах отмечены места обитания и кочевания таких племен Тувы, как саянцы, иргит, орчаки, карасагальцы и Мингацка земля;

у истоков Енисея землями «Уранхайска» и «Саянска» обозначена территория современной Тувы. Труд С.У. Ремезова является источником по территориальному расселению тувинских племен в XVII в. Для широкого круга лиц эти источники стали доступны позднее. «Расспросные речи» были опубликованы во второй половине XVIII в. (второй этап первого периода изучения), «Чертежная книга Сибири» – в 1882 г. (третий этап первого периода изучения).

Между временем после 1617 г. и по начало XVIII в. существует временной разрыв, в течение которого иные источники непосредственно по этнографическому изучению тувинцев не отмечены. Но информация по истории Тувы продолжала накапливаться в таких исторических документах, как статейные списки русских посольств в государство Алтын-ханов, совершенных с 1620-х по 1670-е гг. Кроме этого, имеются иные документы периода интенсивного освоения Сибири русскими служилыми людьми в XVII в., где упоминаются вошедшие в этнический состав тувинцев родоплеменные группы. Это отписки, челобитные и грамоты, впервые опубликованные в трудах Г.Ф. Миллера. Исходя из времени их опубликования, их характеристика дана в части, посвященной исследованиям 1730–1790-х гг.

В подразделе 1.2.2. «Второй этап: 1730-е – 1840-е гг.» отмечаются значительные изменения, происшедшие в XVIII в. в этнографическом изучении народов России. Оно приобретает научно-организованный характер. Главной территорией научных исследований была Сибирь, для изучения которой стали организовывать специальные многолетние экспедиции. В ходе них собирались обширные материалы, на основе которых позднее выходили первые обобщающие труды о народах Сибири и России. Для нашей работы значение имеют исследования участников Великой Северной экспедиции (1733–1743) Г.Ф. Миллера и И.Э. Фишера и Академической экспедиции (1768–1774) П.С.

Палласа и И.Г. Георги. Труды этих ученых разнятся между собой по содержанию. В сочинении Г.Ф. Миллера «История Сибири» интерес представляют документы делопроизводственной документации, отражающие события XVII в., в которых участвовали племена, вошедшие позднее в этнический состав тувинцев. В работах И.Э. Фишера, П.С. Палласа и И.Г.

Георги содержатся очень краткие сведения по этнонимике, территориальному расселению, происхождению и культуре племен Тувы. Научные труды отмеченных ученых первоначально выходили на немецком языке и только затем на русском.

Независимо от них, пограничный комиссар Е. Пестерев при исследовании Саян (1772–1781 гг.) изучил и традиционную культуру населения Тувы. Его записка, напечатанная в журнале «Новые ежемесячные сочинения» за 1793 г., дает существенные сведения о родовом составе и социальных взаимоотношениях, хозяйстве, пище и быте населения Тувы. Е. Пестерев внес наиболее серьезный вклад в изучение культуры и быта тувинцев в XVIII в.

В первой половине XIX в. наиболее важные этнографические материалы были собраны Г.И. Спасским и П.А. Чихачевым. В трудах историка и исследователя Сибири Г.И. Спасского в качестве примечаний приведены краткие сведения о тувинцах, или как их называл исследователь соётах. В них отрывочно сообщено о жилище и хозяйстве. Большую ценность представляет его лингвистический материал.

В материалах путешественника и геолога П.А. Чихачева, изданных сначала на французском языке в 1845 г., имеются первые свидетельства о культуре западных тувинцев. В них сообщены краткие сведения о происхождении наименования «сойон», хозяйстве, жилище, веровании и языке.

На русском языке труд П.А. Чихачева стал доступным только во второй половине XX в. (четвертый период изучения).

Подраздел 1.2.3. «Третий этап: вторая половина XIX в.» раскрывает процесс сбора этнографических сведений о тувинцах на последнем отрезке первого периода их изучения. В 1845 г. было организовано Русское географическое общество, одной из основных задач которого было изучение наречий, нравов, обычаев разных народностей. С этого времени изучению народов Сибири и других сопредельных стран стали уделять намного больше научного целенаправленного внимания, чем в предыдущие полтора столетия.

Для изучения Центральной Азии, ее географических особенностей, быта и культуры населявших ее народов со второй половины XIX в. при поддержке РГО проводились экспедиции и совершались поездки отдельными его членами, в ходе которых исследовалась и территория Тувы.

В плане накопления сведений о тувинцах, которые продолжались собираться попутно в ходе экспедиций и поездок отдельных авторов, имевших этнографическую, геологическую, географическую, торговую и иные задачи по изучению Тувы, третий этап был наиболее плодотворным.

На данном этапе происходит увеличение количества авторов, в числе которых были языковеды (М.А. Кастрен, В.В. Радлов, Н.Ф. Катанов), геологи (И.С. Крыжин, Л.Э. Шварц, И.Д. Черский), изучавшие этнографию ученые (Г.Н. Потанин, А.В. Адрианов, Н.А. Аристов и др.), купцы Н.Ф. (Веселков и Г.П. Сафьянов), чиновники государственных ведомств (П.П. Осташкин и А.М.

Африканов и др.). Они сотрудничали с Географическим обществом.

Указанными авторами был собран достаточно большой объем этнографической информации. Значительно расширяется спектр вопросов, рассмотренных в источниках третьего этапа. Охарактеризуем их по пунктам.

В трудах практически всех авторов данного этапа изучения тувинцев присутствуют сведения по их территориальному расселению и этнонимике.

Проблему происхождения тувинцев рассматривали М.А. Кастрен, Г.Н.

Потанин, Н.Ф. Катанов, Н.А. Аристов.

Сведения по материальной культуре имеются практически у всех авторов.

У них описаны формы хозяйства (скотоводство, земледелие, собирательство, охота и рыболовство), пища (молочная, мясная и растительная), жилище и его внутреннее убранство, одежда (мужская и женская) и домашняя утварь.

По духовной культуре больше всего сообщено о шаманизме, буддизме, об их синкретизме (Г.М. Пермикин, Г.П. Сафьянов, Г.Н. Потанин, А.В. Потанина, М.В. Певцов, В.В. Радлов, Н.Ф. Катанов). О культовых сооружениях оваа писали Г.П. Сафьянов, Г.Н. Потанин, А.В. Потанина. Об обрядах жизненного цикла (рождение ребенка, брак, погребальный обряд) сообщали М.А. Кастрен, Г.П. Сафьянов, Г.Н. Потанин, В.В. Радлов, И.Д. Черский, А.В. Адрианов. О ритуалах освящения и жертвоприношения животных имеются сведения у Г.Н.

Потанина, о культе огня и душе человека после смерти – у Г.Н. Потанина и Н.Ф. Катанова. О народных играх писал Г.М. Пермикин. Следует указать, что из всех авторов Г.Н. Потанин и Н.Ф. Катанов выделяются тем, что их труды почти полностью посвящены духовной культуре тувинцев.

Материалы по языку собрали Г.И. Спасский, М.А. Кастрен, Г.М.

Пермикин, В.В. Радлов, И.Д. Черский, Н.Ф. Катанов.

Первые записи фольклора тувинцев во второй половине XIX в. были сделаны учеными В.В. Радловым, Г.Н. Потаниным и Н.Ф. Катановым.

Публикация материалов нескольких авторов третьего этапа также растянулась в последующие периоды этнографического изучения тувинцев.

Материалы Г.П. Сафьянова и П.П. Осташкина опубликованы в 1903 г (второй период изучения). Дневник путешествия В.В. Радлова на русском языке вышел в 1989 г. (четвертый период изучения).

Таким образом, анализ содержания трудов первого периода изучения показал, что на каждом его этапе происходило расширение информации по представленным в них вопросам по тувинской этнографии.

Труды таких исследователей первого периода изучения, как Г.Ф. Миллер, И.Э. Фишер, П.С. Паллас, И.Г. Фишер, М.А. Кастрен, а также выдержки со сведениями о тувинцах большинства изученных источников, опубликованные в сборниках «Традиционная культура тувинцев глазами иностранцев (конец XIX – начало XX века)» (Кызыл, 2003) и «Урянхай. Тыва дептер» (М., 2007. Т. 1–6), были повторно изданы в пятом периоде изучения тувинцев.

Вторая глава «Классификация источников по первому периоду изучения тувинцев» состоит из двух разделов. В разделе 2.1. «Общие вопросы классификации этнографических источников» рассматриваются общие положения о делении этнографических источников. Первые классификации источников этнографии возникли в 1980–1990-х гг. (Г.Г. Громов, Р.Ф. Итс, В.В.

Пименов). В них выделяются такие группы этнографических источников, как полевые записи, вещественные предметы, письменные свидетельства, фольклорные (устные) данные, изобразительные источники, отображенные различными способами источники (фото-, кино-, фонодокументы), материалы других дисциплин.

При классифицировании этнографических источников важно определить понятие, разъясняющее деление источников, отличающихся по форме и содержанию. Приведенные нами авторы были неоднозначны в толковании этого понятия. Поэтому мы считаем возможным применение понятия «тип», принятого в отечественном историческом источниковедении. Под типами понимается наиболее широкие категории источников, отличающиеся друг от друга принципом хранения и кодирования информации (Пушкарев Л. Н.

Классификация русских письменных источников по отечественной истории.

М., 1975. С. 191). Типологическая классификация отражает общность источников, объединенных единым принципом.

Основываясь на классификациях указанных ученых, нами предложено типологическое деление этнографических источников, основанное на способе фиксации и отражения содержащейся в источнике информации. Исходя из него, выделены такие типы источников, как устные, письменные, изобразительные, вещественные и фонозаписи. Размещение полевых материалов среди этих типов источников будет определяться формой отражения в них этнографической информации.

Наиболее часто используемыми в этнографии являются письменные источники. Они соотносимы с видовым делением письменных исторических источников, среди которых отмечаются летописи, законодательные акты, делопроизводственная документация, актовые материалы, статистика, периодическая печать, документы личного происхождения, литературные памятники, публицистика и политические документы, научные труды (Никулин П. Ф. Теория и методика источниковедения отечественной истории X – начала XX в. Томск, 2000. С. 27). Учитывая разработанность видового деления письменных исторических источников по сравнению с этнографической наукой, можем пользоваться этим делением при исследовании истории изучения этнографии определенного этноса.

В разделе 2.2. «Источники по этнографии тувинцев» проведено классифицирование источников по тувинской этнографии, рассмотренных в первой главе. В основу их деления положены два критерия – способ фиксации и отражения информации и этнотерриториальная характеристика источников.

Они соответствуют двум подразделам данного раздела.

В подразделе 2.2.1. «Типологическая классификация» характеризуется первый способ деления источников по тувинской этнографии. Используя выделенный нами (в разделе 2.1.) типологическую классификацию, среди источников первого периода изучения тувинцев выявили два типа – изобразительный и письменный. Из них единичным является изобразительный источник, представленный картографическим трудом С.У. Ремезова «Чертежной книгой Сибири», составленном на первом этапе начального периода изучения. В последующих этапах первого периода изучения тувинцев картографический материал присутствует в качестве приложения к трудам некоторых авторов. Они нами не рассматриваются, т.к. не содержат нужной для нашего исследования этнографической информации.

Наиболее многочисленны письменные источники. Их внутривидовое разнообразие не получило детальной разработки в этнографическом источниковедении, и для их группировки воспользовались видовым делением, принятым в исторической науке. Основываясь на нем, нами выявлены следующие виды источников в первом периоде этнографического изучения тувинцев: 1. Делопроизводственная документация;

2. Периодическая печать;

3.

Источники личного происхождения;

4. Научные труды.

Соотношение видов письменных источников по тувинской этнографии первого периода изучения охарактеризовано нами в соответствии с выделенными этапами.

Первый этап (XVII – начало XVIII в.) отмечается делопроизводственной документацией (отписка, челобитная, грамота и статейный список).

На втором этапе (1730-е гг. – первая половина XIX в.) появляются научные труды, и источники личного происхождения (воспоминание, дневник).

На третьем этапе (вторая половина XIX в.) – научные труды, периодическая печать, источники личного происхождения (записки, дневники и письма) и делопроизводственная документация (доклад и отчеты).

На каждом этапе изменялся не только видовой состав письменных источников, т.е. происходило исчезновение одних и появление других его видов и разновидностей, но увеличивалось количество самих источников по этнографии тувинцев.

В первом периоде изучения тувинцев были собраны и вещественные источники по тувинской этнографии. Но мы эти источники не рассматриваем, т.к. их анализ не входил в нашу задачу. Объем других источников достаточно представителен в нашей работе.

В подразделе 2.2.2. «Классификация по этнотерриториальным группам» рассматривается второй критерий деления источников по этнографии тувинцев, основанный на их этнотерриториальной характеристике. При анализе источников первого периода изучения тувинцев нами были выявлены такие этнотерриториальные группы, как косогольские урянхи, урянхи р. Кобдо, урянхайцы Тарбагатая, таннуские урянхи, сойоты рр. Хемчика, Бий-хема и Улуг-Хема, тункинские и окинские сойоты. Основываясь на них, источники разделены на: 1. Источники, содержащие сведения о косогольских урянхах, обитавшие в долине оз. Косогол;

2. Источники, содержащие сведения об урянхах р. Кобдо (Северо-Западная Монголия);

3. Источники, содержащие сведения об урянхайцах Тарбагатая (Китай);

4. Источники, содержащие сведения о тункинских и окинских сойотах (Иркутская губерния Российского государства);

5. Источники, содержащие сведения об урянхах р. Бий-хем (Северо-Восток Тувы);

6. Источники, содержащие сведения об урянхайцах рек Улуг-Хем и Хемчик (центральная и западная части Тувы);

7. Источники, содержащие сведения о сойонах р. Алаш и оз. Кара-Хол (северо-западная часть Тувы). Последние три группы в источниках второй половины XIX в.

объединяли под названием таннуские урянхи (урянхайцы), т.е. тувинское население, проживавшее севернее хребта Танну-Ола.

Представленные способы классифицирования этнографического материала удобны тем, что позволяют выстроить определенную периодизацию первого периода изучения с учетом количественных изменений в составе источников и качественных изменений в этнографическом изучении тувинцев.

В третьей главе «Вопросы этнонимики и расселения тувинцев по источникам первого периода их изучения» продолжается анализ источников, рассмотренных в первой главе, но в другом аспекте. Здесь в качестве предмета исследования диссертантом выбраны вопросы наименования и расселения тувинцев. В источниках XVII – конца XIX в. материалы по ним наиболее информативны, т.е. присутствуют практически во всех трудах авторов первого периода изучения тувинцев.

В разделе 3.1. «Этнонимы» рассматривается вопрос наименования тувинцев. В XVII–XIX вв. в отношении тувиноязычного населения применялись этнонимы «сойоны», «сойоты» и «урянхайцы» и существовало самоназвание «тыва». Первые два названия являются экзоэтнонимами. Вопрос о происхождении названия «урянха» в настоящее время не решен до конца.

Согласно наиболее распространенной точке зрении, его возникновение было связано с лесными племенами горно-таежных районов Восточного Саяна, известных из труда историка Рашид-ад-Дина как урянкаты. Серьезных споров не вызывает происхождение этнонимов «сойот» и «тыва». Первый связывается с родоплеменной группой соян, а самоназвание происходит от древнего племени «дубо».

Оба этнонима были позаимствованы от монголов. Посредством русских источников XIX в. по этнографии тувинцев эти этнонимы распространились в научном употреблении. На основе содержания трудов авторов XVIII–XIX вв.

мы можем заключить, что первоначально в отношении тувинцев в русскоязычных источниках использовался этноним «сойоты» или «сойоны». Со второй половины XIX в. в качестве его синонимичного значения распространяется название «урянха» или «урянхайцы». Использование этих названий связывались с территориальным размещением тувинцев (косогольские урянхи, сойоны р. Алаш и др.). Самоназвание «тыва» ни в литературе, ни у соседних народов вплоть до начала XX в. широкого распространения не получило, хотя сами тувинцы именовали себя «туба».

В разделе 3.2. «Расселение» рассматривается вопрос размещения тувиноязычного населения в изучаемые века. Частые перемещения тувинских племен в XVII–XVIII вв. были связаны не только с потребностями кочевого образа жизни. Существовал мощный внешний фактор – борьба между государствами, в состав которых в разное время входили тувинские племена:

государство Алтын-ханов, Джунгария, Цинское государство (в Китае), и Российское государство.

Важными источниками для установления расселения племен на территории Тувы и за ее пределами в XVII в. являются «Чертежная книга Сибири» С. У. Ремезова и документы, опубликованные в «Истории Сибири»

Г.Ф. Миллера. Уточнить и дополнить последние материалы позволяет исследование Б.О. Долгих «Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII веке» (1960). Из них известно, что в первой половине XVII в. основной костяк тувинских племен входил в состав государства Алтын-ханов в Монголии. Кроме этого, со второй половины XVII в. до 1727 г. часть тувинских племен находилась в составе Российского государства как население уездов – Красноярского, Иркутского, Кузнецкого и Тарского.

Со второй половины XVIII в. среди тувинских племен шел интенсивный процесс этноформирования, их расселение ограничивалось пределами территории современной Тувы, входившей с того времени в состав Китайского государства.

В отношении основной массы тувинских племен, проживавшей на исконной этнической территории – в бассейне верхнего Енисея, известно, что в XVII–XVIII вв. они состояли из всех тех родоплеменных групп, которые известны на территории Тувы в XIX – начале XX вв. (Маннай-оол М. Х.

Тувинцы: Происхождение и формирование этноса. Новосибирск, 2004. С. 101).

Достаточно полно о территориальном расселении тувинцев сообщали в своих трудах авторы XIX в. Тогда территория Тувы состояла из нескольких хошунов – Тоджинского, Салчакского, Оюннарского, Хасутского, Даа хошуна, которые управлялись тувинскими нойонами и назывались тувинскими хошунами. Хошуны Бээзи и Дааван, сумоны Шалык и Нибазы управлялись монгольскими князями.

В целом к XIX в. тувиноязычное население было расселено на значительной территории: Тува, северная и северо-западная части Монголии, юго-запад Иркутской губернии и западная часть Китая.

В Заключении подведены итоги и формулированы основные выводы исследования.

На основе существующих кратких периодизаций (С.И. Вайнштейна, А.К.

Кужугет и Ч.К. Ламажаа) разработана более полная периодизация истории этнографического изучения тувинцев с XVII по начало XXI в., которая состоит из пяти периодов.

В диссертации исследован самый продолжительный по времени, первый период этнографического изучения тувинцев (XVII в. – первая половина 1890-х гг.), который структурирован, исходя из внешних факторов – общегосударственных приоритетов и развития этнографической науки в России. В ней выделены три этапа: 1) XVII – начало XVIII в.;

2) 1730-е – 1840-е гг.;

3) вторая половина XIX в.

Анализ рассмотренных в работе материалов позволяет обобщить основные признаки процесса изучения тувинцев в указанный период. При этом диссертант основывается, во-первых, на личном составе авторов и характере их материалов, во-вторых, на форме и содержании анализируемых источников, в третьих, на информативных возможностях источников.

В общем, в диссертации представлено 28 имен исследователей этнографии тувинцев. Среди исследователей – немало известных ученых и путешественников. Заметный вклад в накопление сведений о культуре и быте тувинцев внесли представители государственной службы и простые сибирские люди в лице купцов. Одним из важных аспектов исследовательского процесса стала публикация собранных сведений. В течение первого периода изучения публикацию получили материалы 26 авторов, включая и тех, труды которых вышли первоначально на иностранных языках либо издавались частично.

Сведения 2 авторов – Г.П. Сафьянова и П.П. Осташкина, впервые были изданы в 1903 г., т.е. во второй период этнографического изучения тувинцев.

Содержание этнографических сведений о тувинцах в их трудах различно:

у одних авторов в записях встречаются лишь отрывки, у других выделена отдельная глава, у третьих – написана специальная работа о Туве и ее населении. В целом в их трудах имеются сведения по этнонимике, расселению, этническому составу, происхождению, материальной и духовной культуре, фольклору и языку. Анализ и сопоставление источников первого периода изучения тувинцев показал, что на каждом его этапе происходило расширение сведений по представленным в них вопросам.

Процесс этнографического изучения тувинцев в первом периоде был последовательным, но не равномерным. Последнее подтверждается уже распределением изученных авторов: на первом этапе – 2 автора, на втором этапе – 7 авторов, на третьем этапе – 19 авторов. Время между первым и вторым этапами определим как отрезок непродолжительной стагнации, отсутствия источников непосредственно по этнографическому изучению тувинцев. Временем особого прорыва следует назвать середину XIX в., когда было создано Русское географическое общество, с которым связана деятельность авторов по изучению Тувы и тувинцев. В общем, на каждом отрезке первого периода увеличивалось количество авторов, и как следствие, происходили качественные изменения, выражавшиеся в расширении круга вопросов по тувинской этнографии, представленных в источниках.

Каждый из авторов первого периода изучения тувинцев стремился максимально объективно передать свои наблюдения об их культуре и быте.

Сведения каждого из них вносят в большей или меньшей степени вклад в наши знания о традиционной культуре и быте тувинцев ушедших веков. На наш взгляд, наибольшее значение имеют исследования Н.Ф. Катанова.

Для систематизации представленных в нашей работе материалов по тувинской этнографии была не только выстроена хронология их сбора и публикации, но и проведена их классификация. При решении этой задачи учитывались особенности трудов как источников, различающихся как по форме изложения данных, так и по содержанию самого труда. Критериями деления источников являются способ фиксации и отражения в них информации и этнотерриториальная характеристика источников. В типологической классификации, основанной на первом критерии, диссертантом выделены изобразительный и письменный типы источников. Изобразительный тип источника имеется только на первом этапе;

письменные источники являются преобладающим типом и представлены во всех трех этапах первого периода изучения. Второй способ классифицирования осуществлен на основе этнотерриториальной характеристики источников. Они были разделены на источники, содержащие сведения о таких территориальных группах во второй половине XVIII и XIX вв., как тангну-урянхайцы, тункинские и окинские сойоты, косогольские урянхи, урянхи р. Кобдо и урянхайцы округа Тарбагатай.

Материалы XVII – конца XIX в. могут служить источником для рассмотрения различных аспектов этнографии тувинцев. В них наиболее освещены сведения по двум вопросам – наименованиям тувинцев и их расселению. Из них известно, что к тувинскому этносу применялись такие этнонимы, как «сойоны», «сойоты», использовавшие еще с XVII в., и «урянхи»

или «урянхайцы», широко употреблявшийся со второй половины XIX в.

Самоназванием являлся этноним «туба» или «тыва», фиксируемый уже с начала XIX в. В XVIII – начале XIX в., когда шел интенсивный процесс формирования тувинцев как этноса, территория расселения их основной части ограничивалась пределами современной Тувы.

Таким образом, первый период – это основополагающий период в истории тувиноведения, это время фактологического сбора, когда из отдельных этнографических сведений складывалось общее представление о тувинском народе, о его языковой принадлежности, религиозных воззрениях и материальной и духовной культуре.

Основные положения диссертации изложены в следующих работах:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК для публикации результатов диссертационных работ:

1. Иргит Ч.К. Становление этнографической науки в Туве / Ч.К. Иргит // Этнографическое обозрение. 2010. – № 1. – С. 142–158 (1,3 п.л.).

Публикации в других научных изданиях:

2. Иргит Ч.К. Об этнонимах «урянхайцы» и «сойоты» / Ч.К. Иргит // Материалы международной конференции «Вторые исторические чтения Томского государственного педагогического университета». – Томск:

Издательство Томского государственного педагогического университета, 2008.

– Ч. 2. – С. 233–236 (0,2 п.л.).

3. Иргит Ч.К. К истории этнографического изучения тувинцев / Ч.К.

Иргит // Сравнительно-историческое и типологическое изучение языков и культур: Международная научная конференция XXV-е Дульзоновские чтения.

– Томск: Издательство «Ветер», 2008. – С. 46–47 (0,2 п.л.).

4. Иргит Ч.К. К истории этнографического изучения тувинцев / Ч.К.

Иргит // Сравнительно-историческое и типологическое изучение языков и культур: Материалы международной научной конференции XXV-е Дульзоновские чтения (26–29 июня 2008 г.). – Томск: Издательство «Ветер», 2008. – С. 59–63 (0,3 п.л.).

5. Иргит Ч.К. Г. Н. Потанин и А.В. Адрианов как исследователи народов Южной Сибири / Ч.К. Иргит // XII Всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Наука и образование» (21–25 апреля 2008 г.). – Томск: Издательство Томского государственного педагогического университета. 2009. – Т. 4. История. – С. 3–7 (0,3 п.л.).

6. Иргит Ч.К. Этнографические сведения из «Расспроса» В. Тюменца и И. Петрова / Ч.К. Иргит // Вестник Томского государственного педагогического университета. – Томск, 2009. – Вып. 5 (№ 83). – С. 154–157 (0,3 п.л.).

7. Иргит Ч.К. К истории этнографического изучения тункинских и окинских сойотов / Ч.К. Иргит // XIII Всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Наука и образование» (20–24 апреля 2009 г.). – Томск: Издательство Томского государственного педагогического университета, 2010. – Т. 4. История. – С. 100–105 (0,3 п.л.).



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.