авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Становление и развитие советской судебной системы в среднем зауралье (1918–1938 гг.)

На правах рукописи

ШАБАНОВА Инна Константиновна СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ В СРЕДНЕМ ЗАУРАЛЬЕ (1918–1938 гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Тюмень – 2009

Работа выполнена на кафедре отечественной истории ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет».

Научные руководители: доктор исторических наук, профессор КОНОВАЛОВ Владимир Викторович доктор исторических наук НАУМЕНКО Ольга Николаевна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, доцент МОСКОВКИН Владимир Васильевич кандидат исторических наук УСМАНОВА Файруза Рахибовна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Тюменский государственный нефтегазовый университет»

Защита состоится 13 мая 2009 г. в 14 часов на заседании Диссерта ционного совета Д 212.274.04 по защите диссертаций на соискание уче ной степени доктора исторических наук при ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет» по адресу 625003, г. Тюмень, ул. Лени на, 23, ауд. 516.

С диссертацией можно ознакомиться в Информационно-библио течном центре ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет».

Автореферат разослан _ апреля 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор исторических наук, профессор З. Н. Сокова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Усиление роли государства в политической сфере на фоне мирового экономического кризиса объек тивно влечет изменения в деятельности правоохранительной системы, в том числе ее основной составляющей – судебных учреждений. В усло виях изменяющихся политических режимов происходит всесторонняя деформация судебной системы, усиление политических и идеологиче ских факторов и подчинение им органов правосудия. В этой связи об ращение к историческому опыту представляется необходимым звеном в процессе исследования настоящих и возможных деформаций. Кроме этого, провозглашенный в настоящее время курс на борьбу с коррупци ей в органах государственной власти, в том числе в правоохранительной системе, предполагает исследование методов этой борьбы в прошлом.

В современной России продолжается реформа судебной системы, которая пока не полностью соответствует принципам правового госу дарства и не пользуется в полной мере доверием населения. Основные проблемы, с которыми сталкивается судебная реформа, во многом име ют корни в советской юстиции, основные принципы и положения кото рой были заложены в 1917–1938-х годах.

В то же время нужно учитывать, что у советской юстиции были и положительные стороны. Потому для установления подлинной истории советской юстиции необходимо преодолеть предвзятое отношение к советскому правосудию и учесть позитивный опыт. В силу этого появи лась необходимость пересмотра истории становления и развития совет ской судебной системы, ее функций и методов деятельности.

Степень изученности проблемы. Автор выделяет следующие ос новные периоды в изучении истории советской судебной системы:

1) начало 1920-х – середина 1930-х гг.;

2) середина 1930-х – середина 1950-х гг.;

3) середина 1950-х – рубеж 1980-1990 гг.;

4) начало 1990-х гг. – по настоящее время.

На первом этапе научное осмысление проблемы началось видными советскими юристами: П. И. Стучкой, Н. В. Крыленко, Я. М. Берманом1 и Стучка П. И. Народный суд в вопросах и ответах. М., 1918;

Он же: Первые революци онные трибуналы в России // Пять лет Верховного суда. 1918-1923 гг. М., 1923;

Берман Я. М.

О революционных трибуналах. М., 1927;

Он же: Очерки по истории судоустройства РСФСР.

М., 1928;

Крыленко Н. В. Судоустройство РСФСР. М., 1924;

Он же: Суды и право в СССР.

М., 1927;

Он же: О революционной законности. М., 1932;

Он же: Ленин о суде и уголовной политике. М., 1934.

др. Их работы обобщали первые итоги становления и развития новой судебной системы. В них анализировались правовые акты, принципы организации судебных органов, освещались отдельные вопросы судоус тройства и уголовного процесса.

С начала второго периода научное изучение проблем развития су дебных органов было существенно замедлено. Сказались не только идео логические ограничения, но и режим секретности в работе судебных ор ганов. Исследовались отдельные аспекты истории советской юстиции2.

Труды А. Я. Вышинского3 отразили изменение задач права и новую пра вовую концепцию. В работах, посвященных созданию аппарата социали стического государства, проблемы становления советских (в том числе судебных) органов объяснялись препятствиями, чинимыми врагами рево люции4. Реальные трудности и динамика развития созданной судебной системы не рассматривалась.

Независимое исследование проблемы было возможно лишь за пре делами СССР. Так, в 1950-х гг. в Мюнхене были опубликованы труды советских эмигрантов5. Авторами этих работ впервые анализировалась деятельность советской судебной системы как органов охраны диктату ры и осуществления судебных репрессий.

Во время третьего этапа, с общей либерализацией в стране, начина ется разработка новых проблем по истории судебных органов. Так, в труде «История советского государства и права»6 авторы-юристы впервые под няли вопрос о чрезмерной зависимости судебных учреждений от местных органов власти (авторами этот факт оценивался по-разному). В ряде работ Кожевников М. В. Советская адвокатура. М., 1939;



Шаламов М. П. История совет ской адвокатуры. М., 1939;

Голунский С. А., Карев Д. С. Военные суды и военная проку ратура. М., 1940;

История советского уголовного права. М., 1948;

Гусев Л. Н. Советская военная юстиция в период иностранной военной интервенции и гражданской войны в СССР. М., 1951.

Вышинский А. Я. Очерки по судоустройству в СССР. М., 1934;

Вышинский А. Я.

Наши задачи // За советскую законность. 1935. № 5. С. 3-7.

Морозов Б. М. Создание и укрепление советского государственного аппарата (но ябрь 1917 – март 1918 гг.) М., 1957;

Найда С. Ф. Триумфальное шествие советской власти.

М., 1957.

Семенов Н. Советский суд и карательная политика. Мюнхен, 1953;

Яковлев Б. А.

Концентрационные лагери СССР. Мюнхен, 1955 и др.

История советского государства и права. М., 1968. Т. 2: Становление советского го сударства и права (1917–1920 гг.);

Т. 3: Советское государство и право в период строи тельства социализма (1921–1935 гг.).

Добровольская Т. Н. Верховный Суд СССР. М., 1964;

Городецкий Е. Н. Рождение совет ского государства. М., 1965;

Карев Д. С. Советское судоустройство. М., 1966;

Суд в СССР: Сб.

обобщались сведения по вопросам правосудия за несколько десятилетий советской власти. В монографии М. В. Кожевникова8, охватывающей 1917–1956 гг., проведен анализ судебного законодательства, приведены статистические данные по отдельным аспектам деятельности судебной сис темы. Однако труд не отражал реализацию законодательства.

В трудах Д. Л. Голинкова, В. М. Курицина, Ю. П. Титова, В. П. Порт ного, М. М. Славина и других авторов9 рассматривались роль и место судебных органов в системе диктатуры пролетариата, создание сети революционных трибуналов и иные вопросы. Так, Н. М. Кучемко10 рас смотрел деятельность народных судов и ревтрибуналов в период нэпа на материале Восточной Сибири. Он поднял ряд вопросов: проблему ма териального положения судебных работников, плохую связь с центром;

дал статистические сведения по уровню образованности, по партийным чисткам служащих. Однако достижения судебных органов автор припи сывает партячейкам, и приходит к выводу, что без помощи последних местная юстиция не только не смогла бы действовать эффективно, но и погрязла бы в пороках и проблемах. Приведенные Н. М. Кучемко данные демонстрируют степень воздействия парторганов на органы юстиции.

В целом, в течение советского периода историки ограничивались узким кругом вопросов и источников. Отдельные аспекты проблемы и периоды массовых репрессий 1928–1933, 1937–1938 гг., не были затро нуты, оценки исследователей нуждаются в переосмыслении.

На четвертом этапе, с демократическими переменами в обществе, начался пересмотр общих концептуальных положений и разработка но вого направления – изучения политических репрессий в СССР. Переос мысление тоталитарного прошлого начали журналисты, публицисты, а ст. М., 1977;

Коржихина Т. П. Советское государство и его учреждения. М., 1987;

Она же: Со ветское государство и его учреждения: ноябрь 1917 г. – декабрь 1991 г. 2-е изд. М., 1995.

Кожевников М. В. История советского суда. М., 1957.

Голинков Д. Л. Первые судебные процессы в Революционных трибуналах // Совет ская юстиция. 1963, № 21. С. 16-18;

Он же: Крах вражеского подполья. Из истории борьбы с контрреволюцией в Советской России в 1917–1924 гг. М., 1971;

Курицын В. М. Переход к нэпу и революционная законность. М., 1972;

Он же: Становление социалистической законности. М., 1983;

Петухов Г. Е. Советский суд и становление революционной закон ности в государственном управлении. Киев-Одесса, 1982;

Титов Ю. П. Создание системы советских революционных трибуналов. М., 1987;

Портнов В. П., Славин М. М. Становле ние правосудия Советской России (1917–1927 гг.). М., 1990;

Смирнов Н. Г. Высшие суды революции. М., 1990.

Кучемко Н. M. Борьба Коммунистической партии за укрепление социалистической законности и правопорядка в стране в первые годы нэпа (1921–1922 гг.). Новосибирск, 1974.

также историки, первоначально без привлечения архивных источников.

Эти работы в основном носили обзорный характер, в них преобладало отрицательное отношение к советской юстиции11.

Рассматривая проблему репрессивной политики в СССР, авторы ос новное внимание уделяли репрессиям, осуществляемым внесудебными органами, вкратце затрагивая органы юстиции. Так, В. Н. Кудрявцев и А. И. Трусов12 расценивают судебные органы как составную часть системы политической юстиции. При этом они касаются только революционных и военных трибуналов, специальных судебных коллегий, не учитывая, что контрреволюционные дела рассматривались и в низовых народных судах, на которые в 1928–1934 гг. пришлась значительная доля дел по статье 58 УК.

Вскоре появились основанные на архивных источниках труды Н. А. Ивницкого, И. Е. Зеленина13, а также сибирских историков В. М. Самосудова, В. Н. Уйманова, С. А. Папкова, С. А. Красильнико ва14, посвященных проблемам проведения коллективизации, раскулачи вания и индустриализации. В них освещены этапы репрессивных акций, в том числе на региональном уровне, показаны механизмы репрессий (спо собы фабрикации обвинений, процедура следствия и ход крупных судеб ных процессов). Но акцент вновь был сделан на осуществление репрессий ОГПУ-НКВД и административными органами, потому не показана роль и место судебных органов в общей репрессивной политике.

Гордон Л. А., Клопов Э. В. Что это было? Размышления о предпосылках и итогах того, что случилась с нами в 30-40-е гг. М., 1989;

Суровая драма народа: Ученые и публи цисты о природе сталинизма. М., 1989;

Маслов В. П., Чистяков Н. Ф. Вопреки закону и справедливости. М., 1990;

Борин А. Б. Закон и совесть: за кулисами известных событий (о судебной практике во времена культа личности). М., 1991;

Буков В. А. От российского суда присяжных к пролетарскому правосудию: у истоков тоталитаризма. М, 1997;

Куртуа С., Верт Н., Панне Ж-Л., Пачковский А., Бартошек К., Марголен Ж. Л. Черная книга ком мунизма. Преступления, террор, репрессии. М., 1999;

Геллер М. Я., Некрич А. М. Утопия у власти. М., 2000.

Кудрявцев В. Н., Трусов А. И. Политическая юстиция в СССР. М., 2000.

Ивницкий Н. А. Коллективизация и раскулачивание (начало 1930-х гг.). М., 1994;

Он же: Репрессивная политика советской власти в деревне. М., 2000;

Зеленин И. Е. «Закон о пяти колосках»: разработка и осуществление // Вопросы истории. 1998. № 1. С. 114-123.

Самосудов В. М. Насильственная коллективизация и противодействие крестьянст ва террору. Омск, 1991;

Он же: Большой террор в Омском Прииртышье 1937–1938 гг.

Омск, 1998;

Уйманов В. Н. Репрессии – как это было… (Западная Сибирь в конце 1920-х – начале 50-х гг.). Томск, 1995;

Папков С. А. Сталинский террор в Сибири 1928–1941 гг.

Новосибирск, 1997;

Красильников С. А. Серп и Молох. Крестьянская ссылка в Западной Сибири в 1930-е гг. М., 2003.

Отдельные аспекты проблемы, в том числе на материалах Урала, рассматриваются в исследованиях В. Н. Земскова, В. М. Кириллова, А. С. Смыкалина15 и других авторов. В трудах Л. П. Рассказова, И. В. Павловой16 рассматриваются причины формирования и функциони рование карательного механизма в СССР. Соавторами В. И. Исаевым и А. П. Угроватовым17 исследуется вопрос использования правоохрани тельных органов региональными парторганами для решения хозяйст венных и политических задач, также отмечается, что правоохранитель ные органы сыграли важную роль в создании тоталитарной системы.

Отдельные аспекты проблемы рассматривались ими и ранее18.

Вопросы истории советской юстиции с привлечением недоступных ранее источников стали рассматриваться и зарубежными авторами19.

В труде П. Соломона20 прослеживается применение законодательства, в том числе секретных актов партийного и судебного руководства, в регио нах. Автор раскрывает причины упрощения судебного процесса и край ней зависимости низовых судебных органов от местной власти. Примеры, приводимые в работе, взяты из судебной практики разных регионов СССР, что дает представление об общероссийских тенденциях.

Скрипелев Е. А. Закон от 7 августа 1932 г. // Социалистическая законность. 1989.

№ 8. С. 67-70;

Плотников И. Е. Как ликвидировали кулачество на Урале // Отечественная история. 1993. № 4. С. 159-167;

Земсков В. Н. К вопросу о масштабах репрессий в СССР // Социологические исследования. 1995. № 9. С. 118-127;

Кириллов В. М. История репрес сий в Нижнетагильском регионе Урала. 1920-е – начало 1950-х гг. Нижний Тагил, 1996. Ч.

1. Репрессии 1920–1930-х гг.;

Смыкалин А. Н. Колонии и тюрьмы в советской России.

Екатеринбург, 1997;

Он же: Создание советской судебной системы // Российская юстиция.

2002 г. № 2. С. 39-42;

Он же: Довоенный период советской судебной системы // Россий ская юстиция. 2002. № 6. С. 39-42;

Смирнов В. Н., Усманов Р. Р. История адвокатуры среднего Урала. Екатеринбург, 1999.

Рассказов Л. П. Карательные органы в процессе формирования и функционирова ния административно-командной системы в Советском государстве (1917–1941 гг.). Уфа, 1994;

Павлова И. В. Механизм власти и строительство сталинского социализма. Новоси бирск, 2001.

Исаев В. И., Угроватов А. П. Правоохранительные органы Сибири в системе управления регионом (1920-е гг.). Новосибирск, 2006.

Угроватов А. П. НЭП и законность (1921–1929 гг.). Новосибирск, 1997;

Он же:

Красный бандитизм в Сибири (1921–1929 гг.). Новосибирск, 1999;

Исаев В. И. Правоох ранительные органы Сибири в системе управления регионом в конце 1920-х – 1930-е гг. // Социально-демографическое развитие Сибири в ХХ столетии: Сб. науч. тр. Вып. 3. Ново сибирск, 2004.





Юджин Х. Российские адвокаты и советское государство: происхождение и разви тие советской адвокатуры. 1917–1939. М., 1993;

Фицпатрик Ш. Как мыши кота хоронили.

Показательные процессы в сельских районах СССР в 1937 г. // Судьбы российского кре стьянства. М., 1996. С. 387-415.

Соломон П. Советская юстиция при Сталине. М., 1998.

Проблеме осуществления репрессий непосредственно судебными органами также посвящена работа юриста Ю. И. Стецовского21, сделав шего попытку объять период с 1917 по 1991 гг. Однако автор ограни чился анализом нормативно-правовых актов по уголовному законода тельству, не проследив результаты их применения, и отразил содержание репрессий в оценках публицистики начала 1990-х годов.

Подобный просчет допустили в своих диссертациях И. Л. Лезов и К. А. Алакпаров22 (несмотря на ряд достоинств исследований). Анали зируя не реальную практику, а законодательство, они преувеличили его позитивную роль. Отсюда вытекает ряд неверных выводов: Так, К. А. Алакпаров перекладывает ответственность за судебные перегибы с партийного руководства на рядовых судей. При этом им не делается попытка проанализировать причины допущения к отправлению право судия некомпетентных судей и выявить другие факторы, влиявшие на вынесение судьями жестких приговоров.

Диссертационные исследования А. А. Абрамовского (по истории суда 1917–1918 гг. на Урале), О. И. Филоновой и Ж. А. Рожневой23 вне сли значительный вклад в исследование проблемы. Однако О. И. Фило нова, преувеличивая достижения нэповской юстиции в Южном Заура лье, не в полной мере вскрыла причины неэффективности судопроизводства и низкой квалификации судей, практически не косну лась постепенно нараставших тенденций к ограничению права.

Ж. А. Рожневой проанализированы особенности ведения контрреволю ционных дел на территории Западной Сибири (за исключением Тюмен ской области). Однако в работе есть пробелы: автор отмечает снижение контрреволюционных дел в 1931 г., лишь вскользь упоминает закон от 7 августа 1932 г. Между тем, в начале 1930-х гг. произошел всплеск «деревенской контрреволюции», а закон «о пяти колосках» в течение ряда лет определял судебную практику по контрреволюционным делам.

Соглашаясь с перечисленными Ж. А. Рожневой причинами прекраще Стецовский Ю. И. История советских репрессий. В 2-х т. М., 1997.

Лезов И. Л. Советский суд в 1917-1940 гг.: Дис. … канд. юр. наук. М., 1998;

Алак паров К. А. Становление отечественного суда и формирование принципов судопроизвод ства в 1917–1936 гг.: Дис. … канд. юр. наук. М., 2005.

Рожнева Ж. А. Политические судебные процессы в Западной Сибири в 1920–1930-е гг.: Дис. … канд. ист. наук. Томск, 2003;

Абрамовский А. П. Становление советской су дебной системы на Урале в 1917–1918 гг. (исторический аспект). Дис. … док. юр. наук.

Челябинск, 2004;

Филонова О. И. Советская судебная система и деятельность судебных органов в 1921–1929 гг. (на материалах Южного Зауралья). Дис. … канд. юр. наук. Кур ган, 2004.

ния практики рассмотрения политических дел судебными органами, диссертант считает их не полными. Автором не была учтена субъектив ная причина: то, кем были исполнители репрессивной политики и как повлияли судьи на практику ведения политических дел.

В последнее время вышли издания обобщающего характера, посвя щенные юбилейным датам органов юстиции Уральского региона24. На основе комплекса неопубликованных источников в них делается попыт ка проследить развитие региональной судебной системы в течение дли тельного времени, но материал подается без должного анализа, данные о 1920–1930-х гг. крайне скудные. Однако эти публикации позволяют произвести сравнение судоустройства и судопроизводства соседних областей со Средним Зауральем.

Специальных исследований по проблеме судебной системы Средне го Зауралья на данный момент не имеется. Некоторые аспекты деятель ности судебных органов региона затрагиваются в работах, посвященных событиям первых лет советской власти25, в диссертационных исследо ваниях смежных проблем26, отдельные громкие судебные процессы ос Абрамовский А. П., Кобзов В. С., Вериго Е. А. Челябинский областной суд – 70 лет:

люди, события, факты. Челябинск, 2004;

Павлова Л. А. «Творить суд по закону и чистой совести. Из истории судебной власти на среднем Урале 1722-2004 г. Екатеринбург, 2004.

Рощевский П. И. Октябрь в Зауралье. Свердловск, 1959;

Он же: Гражданская война в Зауралье. Свердловск, 1966;

Богданов М. А. Разгром Западно-Сибирского кулацко эсеровского мятежа 1921 г. Тюмень, 1961;

Липкина А. Г. 1919 год в Сибири: (Борьба с колчаковщиной). М., 1962;

Павлуновский И. П. Обзор бандитского движения по Сибири с декабря 1920 г. по январь 1922 г. // Земля Сибири. 1992. № 3. С. 61-66;

№ 4. С. 58-69;

Фир сов И. Ф. Борьба милиции с уголовной преступностью в Сибири в первые годы советской власти // Творчество и право. Тезисы докладов научно-практической конференции / но ябрь 1990 г. Тюмень, 1990. С. 166-168;

Очерки истории Тюменской области. Тюмень, 1994;

Плотников И. Е. Крестьянское восстание на Урале и в Западной Сибири в 1921 Т. II.

Летопись уральских деревень. Екатеринбург, 1995;

Шишкин В. И. Сибирская Вандея:

вооруженное сопротивление коммунистическому режиму в 1920 г. Новосибирск, 1997;

Московкин В. В. Противоборство политических сил на Урале и в Западной Сибири в пе риод революции и гражданской войны (1917–1921 гг.). Тюмень, 1999;

Петрова В. П. Кре стьянское восстание в Тюменской губернии в 1921 г. // Тюменский исторический сборник.

Вып. IV, Тюмень, 2000. С. 152-161;

Науменко О. Н. Тобольский тюремный замок: страни цы истории. Тюмень, 2008 и др.

Третьяков Н. Г. Западно-Сибирское восстание 1921 г.: Дис. … канд. ист. наук. Но восибирск, 1994;

Тарасюк А. Я. Социальная политика советского государства и жизнь женщины в 1918-1929 гг. (на материалах Зауралья). Дис.... канд. ист. наук. Тюмень, 2004;

Усманова Ф. Р. История становления и развития советской пенитенциарной системы в Тюменском регионе (1918-1956): Дис. …канд. ист. наук. Тюмень, 2004;

Климов И. П.

Развитие транспорта на Урале (октябрь 1917 – июнь 1941 гг.). Дис.... док. ист. наук. Тю мень, 2006.

вещаются публицистами27. В целом, в сибирской и уральской историо графии деятельность органов юстиции Среднего Зауралья отражена эпизодически.

Таким образом, историография достигла существенных результатов в разработке отдельных аспектов истории советской судебной системы в 1917–1938 гг. В то же время, комплексное исследование проблемы на материалах Среднего Зауралья не проводилось. История создания и раз вития, особенности деятельности и судопроизводства, кадрового соста ва органов юстиции, их роль в регионе не были затронуты. Настоящая диссертационная работа восполняет этот пробел.

Цель исследования – проанализировать процесс становления и развития советской судебной системы в 1918–1938 гг. на территории Среднего Зауралья.

Исходя из цели, в работе поставлены следующие задачи:

• Проанализировать предпосылки и условия формирования совет ской судебной системы в регионе;

• Выявить этапы, содержание и сущность преобразований судеб ных органов в связи с законодательными изменениями;

• Исследовать структурные изменения судебной системы региона;

• Проанализировать процесс формирования кадрового корпуса;

• Исследовать взаимодействие партийных и судебных органов на региональном уровне;

• Проанализировать судебную практику.

Объектом исследования является советская государственная система.

Предметом является советская судебная система Среднего Зауралья в 1918–1938-х годах.

Под судебной системой понимается единая система всех судов го сударства, имеющих общие задачи, организованных и действующих на единых принципах, связанных между собой установленными законом отношениями по осуществлению правосудия28.

Лагунов К. Я. Двадцать первый: хроника Западно-Сибирского крестьянского вос стания (1921 г.). Свердловск, 1991;

Лисов В. Творился суд скорый // Тюменская правда.

1994. 16 фев.;

Он же: Кого карал и миловал ревтрибунал // Труд. 1995. 21 апр.;

Петрушин А. А. «Мы не знаем пощады...». Известные, малоизвестные и неизвестные события из истории Тюменского края по материалам ВЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. Тюмень, 1999.

В работе не рассматриваются специальные суды: военные трибуналы, линейные суды водного и железнодорожного транспорта, а также общественные суды. Другие пра воохранительные и административные органы, не входящие в систему юстиции, (мили ция, уголовный розыск, ВЧК-ОГПУ-НКВД) рассматриваются лишь в плане их участия в деятельности судебных органов. Адвокатуре и прокуратуре, также не входившим в судеб Хронологические рамки исследования обусловлены возникнове нием и стабилизацией функционирования структурных подразделений судебных органов. Начальная грань – март 1918 г., определяется тем, что в это время на территории Тюменской (Тобольской) губернии воз никают первые учреждения советских судебных органов. Конечная грань – 1938 г. – год принятия нового закона о судоустройстве СССР, основанного на Советской Конституции 1936 г., в которой был провоз глашен курс на укрепление и поднятие авторитета социалистической за конности. Последнее стало официальным закреплением новой концепции права, заложенной в середине 1930-х гг. В результате судебная система приняла тот вид, который сохранялся в течение советского периода. В основу исследования положен проблемно-хронологический принцип.

Территориальные рамки исследования ограничены современной Тюменской областью (без территорий, населенных национальными меньшинствами, входящих в состав ХМАО и ЯНАО). В 1918–1938 гг.

этот регион входил в состав разных областей: 1918–1923 гг. – Тюменская (Тобольская) губерния, 1923–1933 гг. – Уральская область, 1934 г. – Обско-Иртышская область, с конца 1934 г. – Омская область. Потому для обозначения исследуемой территории применяется термин «Сред нее Зауралье».

Методологическая основой исследования стала теория модерни зации. Становление и развитие современной судебной системы в России в I пол. XX вв. рассматривается нами как часть перехода от традицион ного общества к индустриальному. При этом в работе устанавливается связь между процессами, которые протекали в отдельно взятом регионе, и общероссийским модернизационным процессом. Представляется, что период 1917–1938 гг. был переходным, так как принципы старого обще ства разрушались, а новые еще только закладывались. Это ярко прояв лялось именно на примере становления советского судопроизводства.

Судебная политика большевиков представляла собой смену экспе риментов, приспосабливавших законодательство и формы судоустрой ства под менявшиеся обстоятельства. Организация судебной системы прошла эволюцию от полного отрицания достижений прежней эпохи и построения советской юстиции на основе большевистской концепции до фактического отказа от отдельных большевистских принципов по ную систему, в диссертации уделяется несколько большее внимание, как институтам, непосредственно участвовавшим в процессе судопроизводства и оказывавшим влияние на деятельность судебных органов.

строения юстиции и возврата к некоторым формам традиционного пра восудия, присущего дореволюционной России.

Также методологическую основу диссертации составляют основные положения «ревизионистского» направления исследования истории СССР, идеологами которого являются Дж. Гетти, С. Коэн, М. Левин, Р. Маннинг, Ш. Фицпатрик29. В свете этой концепции результаты су дебной практики органов юстиции Среднего Зауралья рассматриваются не только как проявление исключительно воли политического режима, но и во многом как результат давления местных партийных органов и общественности.

В исследовании также применяются иные методологические подхо ды. Во-первых, историко-антропологический. В работе определяются характерные морально-нравственные качества судей, прокуроров, адво катов, выявляется мотивация их действий и принятия решений. На ос нове социально-психологических портретов работников юстиции про слеживается роль личности в исполнении судебной политики.

Во-вторых, историко-генетический подход, позволяющий рассмот реть институты советской судебной системы региона в их развитии, прослеживая их организационно-институциональную преемственность.

Также диссертант руководствуется принципами историзма, позво ляющим рассматривать исторические процессы и события в реальном развитии и взаимосвязи, и принципом объективности, который ориен тирует на всесторонний анализ и оценку фактов.

Источниковая база. В исследовании использованы как опублико ванные материалы, так и архивные документы фондов Государственно го архива Российской федерации (ГАРФ), Российского Государственно го архива социально-политической истории (РГАСПИ), Российского Государственного архива экономики (РГАЭ), Государственных Архивов Тюменской, Свердловской и Омской областей (ГАТО, ГАСО, ГАОО), Государственного архива социально-политической истории Тюменской области (ГАСПИТО), Государственного учреждения Тюменской облас Fitzpatrick Sh. Russian Revolution 1917–1932. New York, 1982;

Idem. Russian Revolu tion. 2-nd ed. 1996;

Manning R. Government in the Soviet Countryside in the Stalinist Thirties:

The Case of BelyiRaion in 1937 // The Carl Beck Papers in Russian and East European Studies University of Pittsburgh, 1984;

Getty J. A. Origin of the Great Purges: The Soviet Communist Party Reconsidered, 1933-1938. New York, 1985;

Коэн С. Большевизм и сталинизм // Вопро сы философии. 1989. № 7. С. 45-48;

Getty J. A., Manning R. Eds. Stalinist Terror: New Pers pectives. New York, 1993;

Фицпатрик Ш. Сталинские крестьяне. Социальная история Со ветской России в 1930-е гг.: деревня. / Пер. с англ. М., 2001;

Левин М. Советский век. М., 2008.

ти «Государственный архив в г. Тобольске» (ГУТО ГА в г. Тобольске), Центра документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО), Центра документации новейшей истории Омской области (ЦДНИОО). Круг источников, в которых нашла отражение проблема ста новления и развития советской судебной системы в Среднем Зауралье, достаточно широк и представлен следующими основными группами.

Первая группа: документы центральных и местных органов власти и управления. Во-первых, в нее входят законодательные акты централь ных государственных и партийных органов власти: декреты, постанов ления, положения, законы ВЦИК и СНК, РКП(б)-ВКП(б). Они опреде ляли официальный характер и сущность правительственной политики в отношении судоустройства и судопроизводства. Во-вторых, подзакон ные акты: циркуляры и директивы центральных партийных и судебных органов: ВЦИК и СНК, Народного комиссариата юстиции, Верховного суда, которые определяли механизм реализации законов.

Особенностью этой группы является наличие секретной документа ции центральных партийных и судебных органов. Секретные распоря жения, постановления, директивы порою перечеркивали действие офи циальных законов. Анализ этих документов позволяет определить реальную судебную политику.

Также в эту группу входят акты регионального характера: цирку лярно-распорядительная документация местных руководящих органов юстиции и документы областных, окружных и районных партийных органов. Последние отражают взаимоотношения региональных власт ных структур и судов: влияние парторганов на кадровую политику и на судопроизводство, меры воздействия на судебно-прокурорских работ ников.

Вторую группу источников составляют работы главных идеологов советского государства – В. И. Ленина и И. В. Сталина. Их труды опре деляли взгляды на судебную систему, ее место и роль в государствен ном аппарате. К этой же группе относятся работы видных деятелей юстиции: Н. В. Крыленко, Д. И. Курского, П. И. Стучки, А. Я. Вышин ского и других, отражавшие методы работы органов юстиции, тактику борьбы с контрреволюцией, формирование кадровой политики и т. д.

Третью группу источников составила делопроизводственная доку ментация судебных учреждений: переписка с вышестоящими и подчи ненными судебными органами, с парторганами, материалы по личному составу судебных органов. Докладные записки судей в свою защиту и с указанием на допускаемые на местах беззакония дают представление о методах давления со стороны парторганов. Сводки прокуратуры и ВЧК ОГПУ-НКВД позволяют проследить злоупотребления законностью со стороны местных органов власти, судебно-прокурорских работников, и отношение населения к осуществлявшейся судебной политике.

Также в эту группу входят судебно-следственные дела народных судов края. В архивах в большей степени сохранились общеуголовные дела (гражданских дел – незначительное количество). Контрреволюци онные дела судебных органов по Среднему Зауралью отложились в Го сударственных архивах Свердловской и Омской областей. Анализ этих дел дает непосредственное представление о ходе судебного разбира тельства, соблюдении норм процессуальных кодексов, роли сторон в процессе, а также в целом о карательной политике судов региона.

Четвертая группа источников – центральные и местные периоди ческие издания30. В них преобладают аналитические материалы о прак тической деятельности советских судебных органов, о наиболее важных судебных делах, а также отражается отношение общественности и ре гиональной власти к органам правосудия.

Практически все архивные документы вводятся в научный оборот впервые. Архивные материалы частично опубликованы в сборниках документов, посвященных годам гражданской войны, крестьянскому восстанию 1921 г., проблемам коллективизации и раскулачивания31.

Научная новизна работы заключается в комплексном исследова нии проблем становления и деятельности советской судебной системы на региональном уровне. Работа носит междисциплинарный характер и учитывает исторические, юридические и философские аспекты данного процесса.

Журналы: «Еженедельник советской юстиции», «Советская юстиция», «Социали стическая законность», «Судебная практика»;

газеты: «Известия ВЦИК» (Москва), «Из вестия Тюменского революционного комитета», «Известия Тюменско-Тобольского гу бернского комитета РКП(б) и губисполкома», «К оружию!», «Официальный листок.

Действия и распоряжения Тюменской губернской власти», «Красное знамя» (Тюмень), «Северянин», «Советский Север» (Тобольск), «Серп и Молот» (Ишим), «Уральский рабо чий» (Свердловск), «Омская правда», «Советская Сибирь» (Омск).

За советы без коммунистов: крестьянское восстание в Тюменской губернии, 1921:

Сб. док. Новосибирск, 2000;

Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. М., 1993;

Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД: 1918-1939. Документы и материалы. В 4-х т. М., 2000;

Трагедия со ветской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927-1939. Документы и материалы.

В 5-ти т. Т. 1. Май 1927 – ноябрь 1929. М., 1999;

Т. 2. Ноябрь 1929 – декабрь 1930. М., 2000.;

Т. 3. Конец 1930-1933. М., 2001 и др.

В диссертации присутствует новизна подходов:

– исследование проблемы через соотношение социалистической и христианской правовых традиций;

– анализ деятельности судебных органов через восприятие ее мест ным сообществом;

– изучение функционирования органов правосудия на основе тра диционно сложившегося правосознания.

Помимо этого, раскрываются до сих пор недостаточно изученные проблемы взаимоотношения партийных структур и органов юстиции, а также судебных репрессий 1920–1930-х гг. в Среднем Зауралье. В на учный оборот введен обширный комплекс ранее недоступных неопуб ликованных источников (многие из них лишь недавно были рассекрече ны, на некоторых до сих пор стоит гриф «доступ ограничен»).

Практическая значимость работы заключается в том, что выводы исследования позволяют вывести ряд практических рекомендаций по оздоровлению современной судебной системы России, что может быть использовано при создании концепции развития российской системы правосудия. Материалы диссертации могут быть использованы при раз работке соответствующих курсов в учебном процессе.

Апробация работы. Автор диссертации принял участие в 6 Всерос сийских и Международных конференциях, по итогам исследования на писано 12 тезисов и статей.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка ис точников и литературы.

Во введении обосновываются актуальность и научная значимость темы, рассматривается степень ее разработки, дается характеристика методологии и источниковой базы исследования, определяются цель и задачи диссертации, указываются объект, предмет, хронологические и территориальные рамки работы.

Первая глава – «Теоретические и организационные основы со ветской судебной системы в Среднем Зауралье» – состоит из трех параграфов.

Первый параграф – «Предпосылки и условия создания советской судебной системы в регионе» – посвящен идеологическим, правовым и духовным факторам формирования большевистского представления о праве и сменившей его в середине 1930-х гг. новой концепции права, а также специфике рассматриваемого региона.

При этом в параграфе приводятся данные, что Среднее Зауралье стало тем регионом, на территории которого (в условиях политической каторги и ссылки начала ХХ в.) сформировались многие большевист ские принципы права. Во-первых, политические заключенные Тоболь ской каторжной тюрьмы апробировали на практике многие методы «по литического» суда, которые стали своеобразной «репетицией» будущих сфабрикованных процессов 1930-х гг. Во-вторых, в регионе были широ ко распространены идеи христианского социализма, которые впитала в себя большевистская идеология. Связь между ранним христианством и социализмом в сфере права проявлялась во всех основных направлениях большевистской правовой политики.

К середине 1930-х гг. большевистские представления о праве уже не отвечали задачам, ставившимся руководством страны. Произошел отказ от основных большевистских представлений о правосудии и зародилась новая концепция права.

Также в параграфе в качестве факторов, повлиявших на формирова ние судебной системы Среднего Зауралья, рассматриваются географи ческие, климатические и иные специфические условия региона.

Второй параграф – «Формирование структуры судебной системы» – посвящен структурным преобразованиям судебных органов в условиях реализации правовых реформ и территориальных изменений в Среднем Зауралье.

При этом выделяется ряд особенностей. Во-первых, в 1918–1921 гг.

процесс становления советских судебных органов происходил не плав но, эволюционно, а дважды прерывался, потому в Среднем Зауралье не были пройдены все стадии формирования советской судебной системы, как это предполагалось нормативными актами.

Во-вторых, становление региональной юстиции происходило в ус ловиях плохой связи с центральными судебными органами, при крайне скудном финансировании. Местные партийные органы, на фоне усиле ния правового нигилизма в стране, относились к органам юстиции с пренебрежением: не осуществляли положенный контроль и не оказыва ли финансовой помощи. Для судебных органов региона не было создано условий для эффективной работы, деятельность новых советских судов не устраивала население, что ярко проявилось в ходе крестьянского восстания 1921 г.

Второй этап (1922–1927 гг.) в Среднем Зауралье характеризовался поступательным и динамичным развитием всех звеньев советской су дебной системы. Органы юстиции региона реорганизовывались в соот ветствии с общероссийской судебно-правовой реформой. Однако за счет передачи судебных органов на баланс местного бюджета зависи мость органов юстиции от региональных властных структур усилилась:

в результате отсутствия средств не выполнялись многие судебные функции. Материальное положение работников юстиции на протяжении всего исследуемого периода оставалось крайне тяжелым.

На третьем этапе (1928–1938 гг.) были проведены очередные реор ганизации судебной системы Среднего Зауралья, проходившие на фоне развертывания коллективизации и индустриализации. При этом в течение ряда лет органы судебного управления для Тобольского и Ишимского округов находились в г. Тюмени, с 1930 по 1934 г. – для всех трех окру гов региона вышестоящие судебные органы находились в г. Свердлов ске, с конца 1934 г – в г. Омске. В условиях значительной удаленности низовых судебных органов от вышестоящих учреждений юстиции по следние оказывались под непосредственным контролем и руководством районных парторганов.

Третий параграф – «Кадровый состав» – посвящен особенностям формирования кадрового аппарата судебных органов Среднего Заура лья, условиям жизни и деятельности работников юстиции.

В параграфе прослеживается проведение большевистской судебной кадровой политики. В условиях Среднего Зауралья реализация ее поло жений изначально предопределяла неудовлетворительный состав штата судебных органов: подавляющее число населения было неграмотным и не придерживалось большевистской идеологии.

Потому в 1918–1922 гг. в органы судебного управления приходи лось привлекать коммунистов из соседних регионов (за отсутствием политически подходящих местных кандидатур). Состав низового судей ского аппарата был малограмотным. Авторитет судей в глазах населе ния подрывался фактами аморального поведения. Но судей, совершив ших должностные правонарушения, за отсутствием замены, наказывали как правило лишь выговором. Текучесть кадров по причине материаль ной необеспеченности сохранялась на протяжении всего исследуемого периода. В результате катастрофического недокомплекта кадров судеб ные органы губернии фактически перестали функционировать. Как ре зультат, период 1921–1922 гг. в Среднем Зауралье характеризовался глубоким кризисом судебной политики.

С началом нэп центральные партийные органы настаивали на при нятии мер региональными властными структурами для улучшения со става и условий работы судебных кадров. Однако на практике заботы местных парторганов сводились к повышению прослойки рабочих выдвиженцев и членов РКП(б) в юридических органах. В результате работы региональных органов судебного управления к концу нэпа уда лось сформировать удовлетворительный по уровню образованности и опытности аппарат органов юстиции. Ужесточились меры за должност ные проступки судей, в том числе за взяточничество.

Однако в течение 1928–1929 гг. практически весь квалифицирован ный штат был утрачен. Парторганы вели принудительную замену кадров, целью которой было создание подконтрольного судебного ап парата, четко выполняющего партийные директивы. К судьям, противо действовавшим проведению нужной карательной политики, применя лись меры административного воздействия.

С 1934 г. в Среднем Зауралье началась реализация новой кадровой политики. Часть неквалифицированных судей была вычищена, и на них была переложена ответственность за судебные перегибы 1928–1933 гг.

Обязательным условием стало знание юридического минимума. Нача лась реализация программы регулярного аттестования судей. Позитив ные тенденции были прерваны чистками 1937–1938 гг., в результате которых органы юстиции региона потеряли часть опытных работников.

Таким образом, к концу исследуемого периода в Среднем Зауралье но вая кадровая политика лишь начала реализовываться и не дала еще ощутимых результатов.

Диссертант пришел к выводу, что именно в результате анализа ра боты органов юстиции регионов, в середине 1930-х гг. на центральном уровне произошла смена концепции юридической кадровой политики:

была осознана необходимость отказаться от любительского правосудия и создать профессиональную юстицию. Ожидаемые преимущества по следней, в отличие от предыдущей, видели в том, что будет сформиро ван стабильный аппарат конформистски настроенных юристов, заинте ресованных в карьере на судебном поприще, своевременно и в точности выполняющих государственные задачи.

Вторая глава – «Деятельность советских судебных органов в Среднем Зауралье (1918 –1938 гг.)» – состоит из трех параграфов.

Первый параграф – «Судопроизводство в годы гражданской вой ны» – посвящен судебной практике губернского революционного три бунала и народных судов Среднего Зауралья в 1918–1922 гг.

В параграфе рассматривается разный порядок судопроизводства обеих ветвей судебной системы, но также прослеживаются общие про блемы. Несмотря на тяжелую социально-экономическую обстановку в Среднем Зауралье, работа не налаженной судебной системы протекала недостаточно интенсивно, допускался ряд нарушений в процессе судо производства, затягивались сроки прохождения дел и исполнения при говоров.

В работе анализируется специфика применения в условиях Средне го Зауралья основного большевистского судебного принципа – «классо вого подхода». Особо жестко «классовый подход» должен был приме няться к категориям дел, проходившим через ревтрибунал, однако подавляющее число привлекавшихся лиц принадлежало к рабоче крестьянскому слою, потому руководство губревтрибунала считало не целесообразным применять к обвиняемым жесткие меры: многие реше ния противоречили директивам и отличались относительной гуманно стью. Таким образом, даже в условиях гражданской войны и крестьянских волнений, губревтрибунал не применял «суровые репрес сии» к «классовым врагам» в полной мере.

Несмотря на снисхождение ревтрибунала к подавляющей массе об виняемых по политическим делам, обществом отрицательно восприни малась такая же позиция трибунала и народных судов по делам уголов ным. Применение народными судами региона «классового подхода» приводило к тому, что судьи зачастую проявляли неоправданную мяг кость к лицам «пролетарского происхождения». В результате, уголов ные преступники избегали должного наказания, а население чувствова ло правовую незащищенность. Таким образом, медленное ведение дел и «слабые» судебные меры по общеуголовным делам делали судопроиз водство неэффективным и вели к недоверию советскому суду со сторо ны граждан.

Второй параграф – «Правосудие в условиях новой экономической политики» – посвящен особенностям проведения в условиях Среднего Зауралья правовой политики, основанной на нэповском законодательст ве, а также нараставшим антиправовым тенденциям, на практике огра ничивавшим «нэповскую законность».

В параграфе отмечаются трудности приспособления региональных судебных работников к новым формам правосудия, которые удалось преодолеть лишь к концу нэп. В судебной практике народных судов преобладающей категорией дел стали гражданские иски. Недостаточно квалифицированные судьи не в состоянии были своевременно разре шать дела с соблюдением процессуальных норм, в результате одной из основных проблем стала волокита.

Деятельность ревтрибунала, существовавшего до 1923 г., сохраняла специфические черты: по всем категориям дел основной мерой пресече ния было условное осуждение. Высшая мера наказания приводилась в исполнение лишь в исключительных случаях. Таким образом, на основе проанализированных статистических данных, диссертант приходит к выводу, что за все время своей деятельности губревтрибунал проявлял себя скорее как орган «пролетарского снисхождения к исправившимся осужденным» и больше следовал воспитательным, чем карательным задачам, что не в полной мере соответствовало цели трибунала.

В целом, в период нэпа в Среднем Зауралье произошли положи тельные сдвиги в ведении судопроизводства. Население получило воз можность отстаивать гражданские права и чувствовало относительную правовую защищенность. Судьи стремились соблюдать формальности судебного процесса. Однако ряд сохранявшихся проблем региональных судебных органов не позволял достаточно эффективно вести судебные разбирательства. Также в судопроизводстве проявлялись антиправовые тенденции, ставшие основой для деформации «нэповской законности» в Среднем Зауралье на рубеже 1920–1930-х гг.

Третий параграф – «Судебная практика в период социалистиче ской реконструкции (1928–1938 гг.)» – посвящен судопроизводству ор ганов юстиции Среднего Зауралья в условиях проведения госполиткам паний по хлебозаготовкам, коллективизации и индустриализации.

В параграфе отмечается, что основной задачей судебной системы стало обеспечение успешного выполнения госполиткампаний. Приведен ные данные демонстрируют, что органы юстиции Среднего Зауралья ис пытывали возраставшее давление со стороны центральных и местных властных структур. Особенно ярко это проявилось в основных хлебозаго товительных районах Тюменского и Ишимского округов. Здесь суды пре вратились в придаток административных органов, пытаясь легализовать незаконные массовые аресты путем вынесения необоснованных пригово ров и создания искусственных дел.

Работники юстиции на выездных сессиях в деревнях разрешали в максимально сжатые сроки дела, связанные с хозполиткампаниями:

распространилось упрощенчество судебного процесса, на первый план выходила «политическая база дел и мнение трудмасс». Судьи, не же лавшие применять жесткие санкции, подвергались беспрецедентному моральному давлению со стороны общественности через прессу.

В параграфе приводятся проанализированные статистические дан ные по количеству осужденных в ходе кампаний по хлебозаготовкам, коллективизации, выполнению промфинплана в промышленности, по закону от 7 августа 1932 г. При этом в хлеборобных районах Среднего Зауралья отмечался самый высокий процент расстрелов по сравнению с другими округами Уральской области. Пик судебных репрессий при шелся на конец 1932 г. – первое полугодие 1933 г. Значительное умень шение контрреволюционных дел во 2 полугодии 1933 г. объясняется выходом инструкции от 8 мая 1933 г. Однако в 1934–1938 гг. в Среднем Зауралье сохранялась осуждаемая центром практика широкого привле чения к суду беднейших масс деревни.

Однако органы юстиции Среднего Зауралья все же в определенной мере ограничивали произвол органов местной власти: рассматривали дела по фактам злоупотребления ответственных совработников, прово дили с населением беседы о гражданских правах.

На фоне приоритетной борьбы с контрреволюционными деяниями, гражданским и бытовым уголовным делам придавалось меньше роли.

Однако к концу 1930-х гг. классовый принцип уступил место жестким мерам наказания, применяемым ко всем гражданам, независимо от со циального происхождения.

В целом, в период 1928–1938 гг. судебная система выполнила зада чу по содействию госполиткампаниям. Роль органов юстиции была двоякой: с одной стороны, судьи допускали перегибы. С другой сторо ны, меры органов юстиции по ограничению административных репрес сий, разъяснительно-пропагандистская работа позволили провести гос политкампании с меньшими нарушениями законности.

В заключении диссертации подводятся основные итоги исследования.

Процесс становления и развития советской судебной системы был противоречивым. Этапы ее формирования совпадали с этапами становле ния государственности, и этот процесс, в том числе возникновение прин ципиально новой судебной системы, происходил путем эксперимента.

С 1917 до середины 1930-х гг. реализовывался большевистский взгляд на право, предопределявший широкое применение классового принципа, и породивший необходимость создания двух судебных вет вей: революционного трибунала (проводившего линию борьбы с про тивниками режима), и народного суда (выполнявшего воспитательную задачу в отношении классово-близких слоев). Одновременно с этим бы ла создана система внесудебных органов.

Однако практика деятельности обеих ветвей судебной системы не оправдала возложенных на нее ожиданий. Чрезмерно «мягкие» меры народных судов по общеуголовным преступлениям вели к недовольству со стороны граждан. В то же время революционные трибуналы на ре гиональном уровне не стали «органами диктатуры пролетариата», про водящими жесткую репрессивную линию. С ликвидацией ревтрибуна лов ведение политических дел было возложено на общие суды.

Со временем ярко проявилась несостоятельность большевистской кадровой политики: не оправдался расчет на то, что определенная соци альная принадлежность и партийность судей-непрофессионалов автома тически ведет к неукоснительному исполнению центральных директив.

Во-первых, аппарат юстиции был слишком зависим от местных партий ных органов. Во-вторых, проявился антагонизм между диктуемыми центром директивами и системой ценностей, понятием о справедливо сти части работников юстиции, сопротивлявшихся усилению судебных репрессий. Властям приходилось идти на различные меры (чистки, дав ление на суд через прессу и общественность), чтобы добиться тех или иных изменений судебной практики.

В целом, судебная система выполнила возложенные на нее задачи.

Общеуголовное право стало эффективным инструментом регулирова ния социальных и экономических отношений. Но общественный эффект от применения судебных репрессий по политическим делам не дал ожи даемого результата: вместо уважения к закону распространялся право вой нигилизим.

Необходимость восстановления авторитета закона для создания то талитарного государства предопределила изменение правового курса (и отказ от большевистского взгляда на право). Руководство партии осоз нало сомнительную эффективность использования судебной системы в проведении политических репрессий. Поэтому для борьбы с политиче скими врагами удобнее было вернуться ко внесудебной практике, рас ширяя полномочия органов НКВД.

Для органов юстиции была определена другая роль: право стало рассматриваться как основной инструмент создания и поддержания по рядка административно-командной системы. Был избран путь посте пенного усиления уголовных репрессий в хозяйственной и бытовой об ласти для всех категорий граждан (произошел фактический отказ от классового принципа).

Процесс становления и развития советской судебной системы Сред него Зауралья соответствовал общероссийским тенденциям, однако при этом проявилась определенная специфика. Во-первых, особенности ста новления и частые реорганизации органов юстиции края определили исключительно тяжелое положение с кадрами и проблему с эффектив ностью судопроизводства. Во-вторых, судебная практика на протяже нии всего исследуемого периода не устраивала как власть, так и населе ние Среднего Зауралья.

В-третьих: аграрный характер региона и необходимость выполнять государственные задания в повышенных объемах предопределяла особо жесткое проведение хозяйственно-политических кампаний и повышен ные требования к органам юстиции со стороны парторганов. Большая удаленность низовой сети судов от руководящих органов юстиции вела к особенно тяжелым формам зависимости от местных органов власти, к методам непосредственного давления на судейско-прокурорских работ ников. Это определило следующую особенность: на рубеже 1920–1930 х гг. судебные репрессии в отношении крестьянства получили в Сред нем Зауралье наибольший размах по сравнению с другими округами Уральской области. Однако такое положение сложилось под воздейст вием центральных и местных властных структур, под давлением прессы и общественности.

В деятельности региональных судебных органов были и положитель ные моменты. Органы юстиции проводили судебные процессы в отноше нии перегибов руководящих работников. Пропагандистско-разъяснитель ная работа судебных органов среди населения повышала правовую культуру граждан и давала более ощутимые результаты, чем администра тивные меры местных властей. Во многом благодаря органам юстиции в крае выполнялись задания по хлебозаготовкам, а процесс коллективиза ции и индустриализации прошел при меньшем воздействии мер админи стративного характера.

Таким образом, судебная система Среднего Зауралья в течение поч ти двух десятилетий развивалась путем эксперимента: значительного прогресса (разрешения основных проблем, повышения эффективности) в ее развитии не наблюдалось. Только с признанием центральным пар тийным руководством права как основы построения государства, созда нием четкой правовой концепции и программы совершенствования су дебной системы в Среднем Зауралье стали предприниматься реальные шаги по улучшению состава и деятельности органов юстиции. Однако ощутимые результаты проявились значительно позже исследуемого периода.

НА ЗАЩИТУ ВЫНОСЯТСЯ СЛЕДУЮЩИЕ ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ:

1. Представления большевистских идеологов о временном и вынуж денном характере права определили соответствующее отношение вла стных структур Среднего Зауралья к региональной судебной системе, что выражалось не только в отсутствии ощутимой поддержки со сторо ны местных парторганов, но и в наличии конфронтации между послед ними и органами юстиции.

2. Развитие советской судебной системы носило эксперименталь ный характер, предопределявший поиск удобных форм судоустройства для выполнения тех или иных задач в менявшихся социально политических условиях. Структурные изменения системы юстиции Среднего Зауралья демонстрировали поверхностный характер этих экс периментов: поскольку не была учтена специфика региона, недостатки судоустройства проявились очевиднее, чем в целом по стране.

3. Судебные и партийные органы имели разное представление об удовлетворительном кадровом составе. Для первых важна была юриди ческая квалификация, а для вторых – определенное социальное положе ние и партийность. Эта несогласованность препятствовала формирова нию полноценного штата судебной системы.

4. Судебная практика в Среднем Зауралье была непоследователь ной: носила как субъективный, так и партийно-политический характер.

Содержание выносимых приговоров вступало в противоречие с поняти ем справедливости, сложившемся в общественном сознании региона, и вело к недоверию органам правосудия со стороны населения.

5. Пропагандистско-разъяснительная работа судебных органов, имевшая целью повысить уровень политической и правовой культуры граждан, не только не могла полностью выполнить эту задачу в рас смотренных условиях, но усугубляла ситуацию. С одной стороны, у населения действительно повышался уровень политической и правовой грамотности, а с другой – усиливался правовой нигилизм, так как ста новилось более заметным противоречие между теорией и практикой в деятельности органов правосудия.

6. Сложившаяся судебная система оказалась действенным механиз мом для ограничения злоупотреблений со стороны советских и партий ных работников. Так как суд был призван стать «органом защиты про летариата», данные процессы частично реализовывали потребность общества в справедливом судопроизводстве и таким образом сдержива ли нарастание недовольства советской властью.

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

1. Шабанова И. К. Судебные репрессии в деревне Уральской области на рубеже 1920–1930-х гг. // История государства и права. М.: Изд.

группа «Юрист», 2008, № 19. С. 29-32 (0,36 п.л.).

2. Шабанова И. К. Особенности кадровой политики органов юстиции и судопроизводства в Тюменском крае в условиях формирования то талитаризма // Омский научный вестник. Омск: Изд-во ОмГТУ, 2008, № 5 (72). С. 14-17 (0,38 п.л.).

3. Шабанова И. К. Становление советской судебной системы в Тюмен ской губернии // Словцовские чтения: материалы докладов и сооб щений XVI Всероссийской научно-практической краеведческой конференции. Часть 1. Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2004. С. 41-42 (0, п.л.).

4. Шабанова И. К. Преобразования советской судебной системы в Тю менской губернии // Судебная власть в России: закон, теория, прак тика: Сб. ст. по итогам международной научно-практической конфе ренции. Тюмень, 19-20 ноября 2004 г. М.: Издат. группа «Юрист», 2005. С. 102-108 (0,39 п.л.).

5. Шабанова И. К. К вопросу об организации деятельности Тюменского губернского революционного трибунала // Научные исследования высшей школы: Сборник тезисов, докладов и сообщений на итоговой научно-практической конференции (8 февраля 2005 г.). Тюмень:

Тюменский юридический институт МВД РФ, 2005. С. 116- (0,16 п.л.).

6. Шабанова И. К. Тюменский губернский революционный трибунал в 1918–1923 гг. // Тюменский исторический сборник. Выпуск VIII.

Тюмень: Изд-во «Вектор Бук», 2005. С. 278-284 (0,42 п.л.).

7. Шабанова И. К. Кадровая проблема судейского корпуса в Тюмен ской губернии в первые годы советской власти // Мира не узнаешь, не зная края своего: материалы 9-х краеведческих чтений. – Нижне вартовск: МУ «Нижневартовская типография», 2005. С. 36-40 (0, п.л.).

8. Шабанова И. К. После революции. Советское правосудие на Тоболь ском Севере // Югра. 2005. № 11. С. 77-79 (0,32 п.л.).

9. Шабанова И. К. Осуществление защиты в первые годы советской власти в Тюменском крае // Обеспечение прав и свобод человека и гражданина: Сб. ст. по итогам международной научно-практической конференции. Тюмень, 17-19 ноября 2005 г. Тюмень, Изд-во ТюмГУ, 2006. С. 123-127 (0,3 п.л.).

10. Шабанова И. К. Правовой произвол начала 1920-х гг. в Тюменской губернии // Сибирский исторический журнал. 2006/2007. Тюмень, Изд-во ТюмГУ, 2006. С. 105-110 (0,36 п.л.).

11. Шабанова И. К. Бытовые преступления граждан Тюменского края в 1920-е – середине 1930-х гг. // Историк и его эпоха. Материалы все российской научно-практической конференции, посвященной памя ти профессора В. А. Данилова (24-25 апреля 2007, Тюмень). Тюмень, Изд-во ТюмГУ, 2007. С. 336-337 (0,14 п.л.).

12. Шабанова И. К., Науменко О. Н. Взаимодействие административной и судебной властей в Тюменском крае: исторический аспект // Рос сийский судья. М: Изд. группа «Юрист», 2008, № 12. С. 41- (0,3/0,12 п.л.).

Подписано в печать 08.04.2009. Тираж 100 экз.

Объем 1,0 уч.-изд. л. Формат 60х84/16. Заказ Издательство Тюменского государственного университета 625003, г. Тюмень, ул. Семакова, 10.

Тел./факс (3452) 45-56-60;

46-27- E-mail: izdatelstvo@utmn.ru

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.