авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Категория интенсивности как средство выражения экспрессивности в художественной прозе и.а. бунина и а.и. куприна

На правах рукописи

Бородкина Ольга Анатольевна КАТЕГОРИЯ ИНТЕНСИВНОСТИ КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ ЭКСПРЕССИВНОСТИ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПРОЗЕ И.А. БУНИНА И А.И. КУПРИНА Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук

Ростов -на - Дону - 2007 Диссертация выполнена на кафедре русского языка и культуры речи Педагогического института ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Гаврилова Галина Федоровна доктор филологических наук, доцент

Официальные оппоненты:

Изотова Наталья Валерьяновна (ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет») кандидат филологических наук, доцент Нефляшева Индира Аминовна (Адыгейский государственный университет г.Майкоп) педагогический институт Саратовского Ведущая организация – государственного университета

Защита состоится « 9 » ноября 2007 г. в _ часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.17 по филологическим наукам ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344082 г. Ростов-на-Дону, ул. Б.

Садовая 33, ауд. 202.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Педагогического института ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Автореферат разослан « » октября 2007г.

Ученый секретарь диссертационного совета Н.О.Григорьева

Общая характеристика работы

В последние годы заметно вырос интерес к исследованию категории интенсивности и способов ее репрезентации посредством языковых средств, относящихся к разным уровням языка (словообразовательному, лексическому, морфологическому, синтаксическому). Данная проблема находится в центре внимания многих ученых (см. работы Л.А.Беловольской, Г.Ф.Гавриловой, Т.В.Гридневой, Н.В.Карповской, Т.Л.Павленко, И.И.Туранского, И.И.Убина, А.А.Ховалкиной, И.Н.Чеплыгиной и других), которые анализируют интенсивность как функционально - семантическую категорию с полевой структурой, создающейся в результате взаимодействия разнородных элементов, обладающих при всех различиях в плане выражения общими инвариантными семантическими признаками. При этом исследование осуществляется часто на материале языка одного отдельного писателя.

диссертационного исследования объясняется Актуальность необходимостью контрастивного анализа функций, семантики разноуровневых средств выражения категории интенсивности, их экспрессивности и динамики изменений их использования в идиостиле таких писателей, как А.И.Куприн и И.А.Бунин.

Выбор объекта исследования связан с усиленным вниманием современной науки к антропоцентрическому принципу анализа языка, что в данной работе впервые осуществляется на основе сопоставления текстов исследуемых писателей и выявления различий в употреблении средств категории интенсивности в текстах от первого и третьего лица. Все это позволило впервые выделить не только индивидуальные особенности употребления категории интенсивности у исследуемых авторов, но и сформулировать общие для любого идиостиля художественной речи его закономерности.

Объектом данного исследования является категория интенсивности, средства ее выражения в языке художественных произведений А.И.Куприна и И.А. Бунина.

С точки зрения разноуровневых средств выражения категории интенсивности и их художественной роли, язык А.И. Куприна и И.А. Бунина до сих пор в научной литературе специально не рассматривался.

Категория интенсивности имеет отношение к любому языковому уровню и аспекту: интенсивность может выражаться не только лексическими, но и другими языковыми средствами. Причем способ выражения и сила интенсивности зависят от личности самого автора, его индивидуальных предпочтений, речевого темперамента.

исследования является функционирование категории Предметом интенсивности как средства экспрессивности в художественной прозе А.И.Куприна и И.А.Бунина.

работы заключается в том, что в ней Теоретическая значимость впервые представлены и описаны разноуровневые средства выражения категории интенсивности, дан их сравнительный анализ применительно к языку произведений талантливейших русских писателей А.И.Куприна и И.А.Бунина в тесной связи с целым рядом общих проблем исследования художественного текста, в частности с проблемой псевдоавторской речи персонажей, ее субъективации, авторства повествования от первого или третьего лица. Результаты работы могут быть учтены при дальнейшем исследовании теоретических проблем взаимодействия категории интенсивности и средств ее выражения в русском языке с другими категориями художественного текста, его композицией, наглядно изобразительными средствами.

Цель диссертационного исследования заключается в рассмотрении разноуровневых средств выражения категории интенсивности как основного языкового приема создания экспрессивности, в изучении их стилистико-композиционных, текстообразующих функций в художественной прозе И.А.Бунина и А.И.Куприна.

Из поставленной цели вытекает ряд задач:

1. Выявить лексические, морфологические и синтаксические средства интенсификации, используемые в прозе А.И.Куприна и И.А.Бунина, служащие экспрессивности текста, средства субъективации повествования;

сопоставить художественные особенности употребления их у каждого из авторов.

2. Представить описание интенсивов и интенсификаторов в языке произведений данных авторов во взаимодействии с характером модусных рамок (присущих только повествованию от третьего лица);



выявить различие в употреблении средств интенсивности в повествовании от первого и третьего лица.

3. Выявить общее и индивидуальное в языковой реализации интенсификации, используемое каждым из исследуемых авторов в хронологически разные периоды их творчества.

4. Выделить общие и специфические функции языковой реализации категории интенсивности в художественных текстах И.А.Бунина и А.И.Куприна.

О с н о в н ы е п о л о ж е н и я, в ы н о с и м ы е н а з а щ и т у:

1. Оба автора на протяжении всего своего творчества в роли интенсифицирующих используют разноуровневые средства языка, которые являются основой фигур усиления, градации, антитезы и гиперболы, причем способы их предоставления в языке А.И.Куприна и И.А.Бунина оказываются разными: у А.И.Куприна интенсивы чаще сочетаются с прилагательными, а у И.А.Бунина – с глаголами. Оба одинаково широко используют сравнительные степени прилагательных и наречий, однако Куприн предпочитает их аналитические формы, Бунин – синтетические. У Бунина преобладают сравнительные конструкции, у Куприна – интенсивы - слова и словосочетания в образном метафорическом значении. Таким образом, А.И.Куприн при реализации семантики интенсивности обращается чаще к лексическому уровню языка;

И.А.Бунин – к синтаксическому.

2. Категория интенсивности и способы ее выражения органически связаны с композицией художественного текста, с характером авторизации, «модусных рамок», одинаково служат в произведениях А.И. Куприна и И. А. Бунина средством речевой характеристики перонажей-повествователей, сигналом перехода от одного псевдоповествователя к другому. Существуют свои особенности в употреблении интенсем в текстах от первого лица, с одной стороны, и третьего лица, с другой. Обычно третье лицо-персонаж – это псевдоавтор, рождающий иллюзию отстраненности автора от повествования и в силу этого в тексте свободно передающего их мысли, чувства, переживания. В то время как повествование от первого лица способно описать внутренний мир только самого повествователя, что ограничивает и использование интенсифицирующих средств языка. Только в текстах от третьего лица у А.И.Куприна и И.А.Бунина возможны авторизаторы-интенсивы, часто сами интенсифицированные за счет интенсификаторов (взволновался до слез, свирепо орал и т.п.).

3. Понимание идиостиля конкретного писателя как системного образования, зависящего от различных экстралингвистических факторов, означает, что происходящие с течением времени изменения в идиостиле и представляют собой процесс его эволюции как художника. В этом плане доэмиграционный и эмиграционный этапы творчества Бунина, его художественные приемы различаются. С точки зрения использования И.А.Буниным средств и способов выражения категории интенсивности наблюдается большее употребление интенсивов и интенсификаторов в эмиграционный период его творчества по сравнению с доэмиграционным периодом в повествовании от третьего лица, преобладание сочетаний интенсивов с интенсификаторами и образование фигур усиления. В языке А.И.Куприна в поздний период в связи с ориентацией на языковую экспрессию, эмоциональность текста преобладают формы выражения категории интенсивности, представленные устойчивыми моделями «Какой + сущ. в им.п.» и «Как + кр.прил. или нареч.», которые лишены денотативного значения, а также деепричастными формами, совмещающими интенсифицирующее признаковое значение и семантику действия.

4. В произведениях и А.И.Куприна, и И.А.Бунина средства выражения категории интенсивности выполняют основную функцию (экспрессивную) и дополнительные (композиционную и текстообразующую). Однако в рамках реализации данных функций каждый из авторов использует особые языковые средства.

диссертационного исследования состоит в том, что Научная новизна впервые представлен специальный системный анализ функционально семантической категории интенсивности, разноуровневых средств ее выражения в языке бунинских и купринских произведений, выявлены их экспрессивные, стилистические и композиционные функции. С учетом антропоцентрического принципа в качестве главенствующего впервые анализируется категория интенсивности в сопоставительном плане как неизменный компонент когнитивых знаний автора, персонажей, оказывающий влияние на структурное оформление высказываний и композицию текста, впервые определены особенности употребления форм выражения интенсива в зависимости от авторства повествования – от первого или третьего лица - в языке каждого из изучаемых авторов, на что в лингвистике обычно не обращалось внимания;

выявлены как общие для художественной речи особенности функционирования средств категории интенсивности, так и специфические для идиостиля конкретного исследуемого писателя.

В диссертации представлен интегрированный подход к описанию функционально-семантической категории интенсивности, охватывающий структурно-семантический, функциональный и прагматический аспекты ее изучения. Результаты, полученные в работе, могут служить базой для последующего текстового изучения функционально-семантической категории интенсивности на материале языка других русских писателей с учетом общих для художественной речи закономерностей функционирования языковых средств категории интенсивности.

Данная работа выполнена на основе Методологическая база.

диалектико-материалистической концепции в соответствии с принципами всеобщей системной связи явлений категории количества и качества, содержания и формы, диалектики развития явлений и др.

Общенаучными предпосылками исследования послужили теоретические труды В.В.Виноградова об особенностях художественной речи, ее анализе в связи с идеей, содержания произведения;

работы А.В.Бондарко о системных связях языковых явлений на функциональной основе.

Частнонаучной базой исследования являются работы Г.Ф.Гавриловой, Е.М.Галкиной-Федорук, Г.А.Золотовой, Н.К.Онипенко, И.И.Туранского, И.И.Убина и др. о сущности и экспрессивных функциях средств категории интенсивности в языке;

Е.И.Дибровой - о способах выражения приема контрастивности в языке;

Н.В.Изотовой – о категориях художественного текста.

В исследовании использованы:

антропоцентрический подход, так как в центре исследуемых произведений А.И.Куприна и И.А.Бунина, как правило, персонаж – псевдоавтор (молодой человек или молодая женщина), эмотивно-ментальные реакции которого выражены языковыми средствами, а колоритность личности – стилем его речи;

в повествовании как от первого лица, так и от третьего у каждого из авторов наблюдаются определенные особенности;

функциональный подход в рассмотрении категории интенсивности и способов ее выражения в тексте (от значения к многообразным формальным средствам его выражения) предполагает изучение взаимодействия элементов разных языковых уровней на единой функциональной основе.





Сопоставительный анализ – сопоставление средств выражения категории интенсивности и ее экспрессивных функций в языке Бунина и Куприна.

В работе используются различные лингвистического методы исследования: основной метод исследования – традиционный: наблюдение, сопоставление и обобщение языковых фактов с элементами статистического подсчета;

элементы метода когнианализа, потребовавшего обращения к данным психологии, так как при исследовании учитываются психологические особенности повествователя и псевдоповествователя, его возраст, уровень образованности, а также психология восприятия текста читателем;

метод контекстного анализа ассоциативных и коннотативных, образных текстовых значений интенсивов и интенсификаторов;

метод эксперимента и субституции, связанный с заменой предполагаемого интенсификатора словом «очень», более ярко реализующим интенсифицирующую функцию.

Практическая значимость работы.

Результаты данного исследования могут быть использованы в практике преподавания современного русского языка в вузе, лингвистического анализа художественного текста, стилистики, а также в колледжах, лицеях, гимназиях, общеобразовательных школах с углубленным изучением гуманитарных предметов.

языковые средства Материалом для исследования послужили выражения категории интенсивности, извлеченные из повестей А.И.Куприна («Поединок», «Юнкера», «Суламифь», «Гранатовый браслет», «Олеся», «Колесо времени») и И.А.Бунина («Деревня», «Суходол», «Антоновские яблоки», «Темные аллеи», «Натали», «Холодная осень»,«Баллада», «Качели», «Чистый понедельник», «Руся», «Братья») методом сплошной выборки.

Структура диссертационного исследования определяется реализацией поставленных в нем задач и доказательством выносимых на защиту положений.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка, списка словарей и художественных текстов, приложения.

Апробация работы. По теме диссертации опубликовано 3 работы.

Основные положения нашли отражение в ряде докладов и сообщений на научных и научно-практических конференциях (2003-2004), а также на заседаниях кафедры русского языка и культуры речи ПИ ЮФУ.

Содержание работы Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, выделяются объект и предмет исследования, формулируется цель и задачи, отмечаются методологические основы данной работы, представляются основные положения, вынесенные на защиту, а также теоретическая и эмпирическая база, обеспечивающие достоверность результатов и выводов диссертации, указываются ее теоретическая и практическая значимость.

В первой главе «Теоретические основы исследования.

Терминосистема, используемая в работе» рассматривается проблема экспрессивности художественного текста как основного воздействующего на читателя фактора;

описывается степень изученности в современной лингвистике семантики категории интенсивности и ее функций в художественной речи;

определяется содержание ключевых научных понятий, использованных в работе.

Восприятие художественного текста – это проблема не столько его общего понимания, но прежде всего влияния на читателя. Это его прагматически отмеченные характеристики.

Но, говоря о тексте в целом, надо отметить, что глобальной проблемой теории текста является описание его категориального аппарата.

В иерархии категорий ведущее место занимает концептуальная категория образ автора, так как картина мира, моделируемая в художественном тексте, оказывается пропущенной через его индивидуальное сознание и определяет его полифонию. Именно субъект речи (говорящий «Я») выступает в качестве организущего центра коммуникативной деятельности и обеспечивает отбор необходимых языковых средств, служащих для актуализации смысла и характеристики персонажей и различающихся в зависимости от характера повествования – от первого или третьего лица (псевдоповествователя), что проявляется в наличии слов – авторизаторов, обеспечивающих переключение повествования от одного псевдоавтора к другому.

Художественный текст является особым объектом исследования, так как представляет собой очень сложное соединение представления о действительности и сознательного выбора средств художественного воздействия автора произведения на читателя. Подчеркивая, что за каждым текстом стоит языковая личность автора, следует заметить, что когда речь идет об оценке ситуации, в которой продуцент определяет свое отношение к предмету, то суть вопроса сводится к речевой манифестации субъективной оценки, степени экспрессивности, эмоциональности.

Главенствующее значение приобретает факт «завладения адресатом», и отправитель речи решает подать информацию сильнее, предельно интенсифицировать ее, даже если в реальном мире она не обладает столь высокой степенью проявления.

В лингвистической литературе последних лет широко рассматривается вопрос об интенсивности высказывания и категории интенсивности как функционально-семантической категории. Термин «интенсивность» был заимствован из зарубежной лингвистики и до недавнего времени в российском языкознании являлся терминологическим эквивалентом «усиления». Научные интересы ведущих ученых (В.В.Акуленко, Е.М.Вольф, Г.Ф.Гавриловой, И.К.Калининой, Е.Н.Сергеевой, И.И.Туранского, И.И.Убина, А.А.Ховалкиной, С.А.Швачко, О.Ф.Шевченко, Е.И.Шейгал и др.) затрагивали лишь некоторые общие для всей художественной речи признаки репрезентации категории интенсивности. Наша работа – попытка впервые рассмотреть общие и специфические признаки категории интенсивности, как они проявляются в художественной речи Бунина и Куприна. Подобное изучение текстов двух или нескольких авторов позволяет впервые выделить закономерности функционирования интенсифицирующих единиц в художественной речи, употребление их в повествовании от первого и третьего лица, дифференцированно рассмотреть у каждого из писателей специфические особенности его художественной речи.

Рассмотрение функционально-семантической категории интенсивности вызвано необходимостью установить разноуровневые средства интенсификации оценок как одной из характерных особенностей русской языковой культуры. Известно, что степень распространенности тех или иных выразительных средств в художественной прозе зависит от того, в какой мере экспрессивно используемые языковые категории обеспечивают реализацию коммуникативно - мыслительной функции языка, естественно, всегда связанной с эмотивной функцией. Так, в отличие от произведений А.И.Куприна, где средства интенсификации в характеристике одного псевдоавтора сменяются деинтенсифицирующими средствами языка при характеристике другого персонажа, в текстах И.А.Бунина мы обнаружили, что автор уделяет большое внимание изменению интенсивности эмоций отдельного персонажа в течение времени их протекания, что служит основой авторской субъективной оценки динамики интенсивности его эмоционального.

Сравним состояние Тихона Ильича:

Отделываясь от Родьки и передавая дела брату, он (Тихон Ильич – О.Б.) чувствовал себя бодро и ладно и далее:

И, возвратясь на Воргол, без устали хлопотал весь октябрь.

Спать Тихону Ильичу не хотелось, но чувствовал себя измученным и, как всегда, шибко гнал лошадь, большую гнедую кобылу с подвязанным хвостом, намокшую и казавшуюся худей, щеголеватей, чернее. (И.Бунин.

Деревня).

В последнем примере антитеза основана на противоставлении интенсификации самочувствия героя - «чувствовал себя бодро, ладно… хлопотал без устали весь октябрь» деинтенсификации - «чувствовал себя измученным».

Писатели чаще всего прибегают к экспрессивности, создаваемой языковыми факторами, которые непосредственно связаны с вещественной семантикой и проявляются наиболее ярко в лексико-семантических категориях;

за этим уровнем по степени продуктивности в прозе следует использование словообразования и фразеологии;

значительно реже «индивидуальные начала» наблюдаются на уровне фонетическом, проявления которого большей частью непосредственно не связаны с передаваемыми реалиями. Экспрессивность текста формируется как через сознательный, так и через неосознаваемый отбор таких языковых средств, которые, с позиции автора, способствовали бы наилучшему решению стоящей перед ним художественной задачи – наибольшему воздействию на читателя, адресата текста. Для создания экспрессивности текста автором избираются стилистические маркированные языковые средства, благодаря наложению которых друг на друга и достигается усиление экспрессивности.

С другой стороны, экспрессивность связана с определенной выделенностью экспрессивных стилистических средств на фоне более нейтрального окружения.

Экспрессивность понимается нами как совокупность семантико стилистических признаков единиц языка, которые обеспечивают ее способность выступать в коммуникативном акте как средство субъективного выражения отношения говорящего к содержанию или адресту речи.

Связь категории интенсивности с экспрессивностью способствует образности текста, а также выполняет воздействующую художественную функцию. Экспрессивный характер категории интенсивности требует разграничения таких понятий, как интенсифицируемые (усиливаемые) единицы и интенсификаторы (усилители), а также интенсивы – единицы, являющиеся более сильным и дифференцированным выражением признаков, степени их развития, объема характеризуемых предметов, чем другие члены грамматических парадигм, лексико-семантических и фразеосемантических групп (большой - громадный). Отмечая, что в ряде случаев трудно разграничить внутри категории интенсивности собственные значения интенсивов от интенсифицирующих, тем не менее в своей работе, о языке И.А.Бунина и А.И.Куприна считаем необходимым использовать термины, предложенные И.И.Туранским.

Интенсема – компонент семантики слова или предложения, создающий эффект интенсификации. Интенсема есть всякое выражение интенсивности, кванта интенсивности, показатель дискретности интенсивности.

Квалитативный интенсив - это единицы, в семантике которых доминирует понятие интенсивности качества.

Квантитативные интенсивы - это единицы, характеризующие парадигмы с большим количеством членов: числительных, формально и семантически соотносительных с ними слов других частей речи, организуемых как счетная система с увеличением числового (количественного) значения от компонента к компоненту.

Ромашов не помнил, как он добрался домой и кто его уложил в постель.

Ему представлялось, что он плавает в густом синем тумане, по которому рассыпаны миллиарды миллиардов микроскопических искорок (А.Куприн. Поединок).

В данном абзаце у А.И.Куприна присутствуют квалитативные и квантитативные интенсивы и интенсификаторы, что на наш взгляд, создает эффект усиления.

Процесс, обратный интенсификации, есть процесс деинтенсификации, который показывает движение вниз по шкале интенсивности. В данном предложении - деинтенсив - «микроскопический».

Авторизация - языковые средства, которые обнаруживают точку зрения «субъекта мнения или субъекта знания». При этом в качестве субъекта мнения или знания может выступать в повествовании от третьего лица любой персонаж - псевдоавтор.

К специфическим средствам авторизации, пседоавторской модальности, встречающимся в текстах А.И.Куприн, могут быть отнесены именования восприятия, ментальных действий, воспоминаний или мечтаний о будущем пседоавтора текста – персонажа или персонажей. Например:

Вера собралась с силами и открыла дверь… Наискось комнаты лежал на столе Желтков … Глубокая важность была в его закрытых глазах, и губы улыбались блаженно и безмятежно, как будто он перед расставанием с жизнью узнал какую-то глубокую и сладкую тайну, разрешившую всю человеческую его жизнь. Она вспомнила, что то же самое умиротворенное выражение она видела на масках великих страдальцев – Пушкина и Наполеона (А.Куприн. Гранатовый браслет).

Интенсивы и интенсификаторы по своему содержанию соответствуют внутреннему миру поэтической Веры, глубоко чувствующей натуры и являются дополнительными авторизаторами.

В качестве основного ментально-волевого авторизатора выступает здесь устойчивый оборот «собралась с силами», а также глагол «вспомнила».

Значительность кульминационного момента - смерти безнадежно влюбленного Желткова подчеркивается насыщенностью данного отрывка интенсификаторами и интенсивами.

Экспрессивно-образный потенциал функционально-семантической категории интенсивности, выявляющийся в творчестве Бунина и Куприна, практически не разработан и выдвигает перед современным исследователем бесконечное множество проблем. Представленная работа – это попытка решить некоторые из них, тем более что, как показало описание истории вопроса, в ряде случаев они еще не решены и недостаточно представлены в лингвистической литературе вообще.

Во второй главе «Категория интенсивности как средство выражения экспрессивности повествования в художественной прозе И.А.Бунина и в сопоставительном плане рассматривается категория А.И.Куприна» интенсивности как средство создания экспрессивности текста на разных этапах художественного творчества И.А.Бунина и А.И.Куприна.

Идиостиль писателя зависит от многих факторов – от выбора и характера использования им общеупотребительных языковых средств, от способов употребления художественных языковых средств – фигур и тропов, от выбранного им характера повестования – от третьего или от первого лица.

В повествовании от первого лица, наиболее естественного его характера, повествователь не способен проникнуть во внутренний мир героев, отразить их эмоциональные реакции, их менталитет. Зато свободно повествует о своих мыслях, переживаниях, хотя вряд ли может полно описать свою внешность, внешние особенности своего поведения.

И, наоборот, повествуя от третьего лица, автор свободно проникает во внутренний мир героев, превращая их в псевдоповетствователей (см.

работу М.М.Бахтина «Автор и герой»).

Рассматривая способы представления категории интенсивности и их функции в произведениях И.А. Бунина и А.И. Куприна, считаем необходимым обратить внимание на эти особенности повествования, ибо они несомненно находят отражение в языке их произведений, в частности в средствах выражения категории интенсивности и их сочетаемости. Следует отметить также, что от первого лица чаще, чем А.И Куприн, повествует И.А.

Бунин.

Ранний период («Олеся» (1989), «Поединок» (1905), «Суламифь» (1908), браслет» (1911)) в творчестве А.И.Куприна представлен «Гранатовый разными произведениями, в одних повествование ведется от первого лица, в других - от третьего лица. Стремление обратить внимание на предельно крайнюю степень проявления призаков, действий, полноту охвата предметов, абсолютное отсутствие их или каких-либо их свойств становится главным принципом отбора материала в использовании автором категории интенсивности, которая позволяет уточнить оценки, выразить чувства персонажа, героя.

Как показали наши наблюдения, к специализированным средствам интенсификации у А.И. Куприна на протяжении всего его творчества относятся, так называемые, наречия меры и степени, примыкающие обычно к прилагательным, другим наречиям, словам категории состояния, реже зависящие от существительных, числительных, местоимений:

В Москве, будучи кадетом и потом юнкером, он (Ромашов - О.Б.) ходил в цирк, чем в театр, а еще в гораздо охотнее охотнее зоологический сад и во все зверинцы (А.Куприн. Поединок).

Наиболее регулярно используются у него в роли квантитативных интенсификаторов определительные и отрицательные местоимения. При этом определительные местоимения, в исходном значении принадлежащие классу местоименных прилагательных, нередко субстантивируются, позволяя достигнуть более высокой степени обобщения:

За исключением немногих честолюбцев и карьеристов, все (офицеры – О.Б.) несли службу как принудительную, неприятную, опротивевшую барщину, томясь ею и не любя ее (А.Куприн. Поединок).

В «Гранатовом браслете», характеризуя Анну, Куприн довольно часто использует местоимения все, вся, всё. Можно предположить, что она – человек, который интересуется многими вещами, но до сути не доходит;

то есть человек любопытный, но относится она к жизни несерьезно, поверхностно. Например:

Анна вся состояла из веселой безалаберности и милых, иногда странных противоречий. Она охотно предавалась самому рискованному флирту во всех столицах и на всех курортах Европы, но никогда не изменяла мужу, которого, однако, презрительно высмеивала и в глаза и за глаза….

Для усиления оценок А.И.Куприн использует в одной фразе с интенсивами числительные и существительные, являющиеся наименованиями количества - деинтенсивы, указывающие на проявление действия, признака ниже нормы;

например, в «Поединке»:

Ромашов же краснел до настоящих слез от своего бессилия и растерянности, и от боли за оскорбляемую Шурочку, и оттого, что ему сквозь оглушительные звуки кадрили не удавалось вставить ни одного слова, а главное – потому, что на них уже начинали обращать внимание (А.Куприн. Поединок).

В языке ранних произведений А.И.Куприна категория интенсивности репрезентируется разноуровневыми средствами выражения, но часто в одном высказывании чередуются интенсивы и деинтенсивы, что создает дополнительно особую экспрессивность текста на основе контрастности описываемых явлений.

Формы степеней сравнения качественных прилагательных, степени сравнения, производные от наречий и слов категории состояния активно участвуют в интенсификации оценок в «Поединке», и А.И.Куприн предпочитает их аналитические формы:

В столовой между тем разговор становился более громким и в то же время более интересным для всех присутствующих (А.Куприн. Поединок).

Аналитические формы превосходной степени иногда используются в значении суперлатива, связанного с «логическим» градуированием, обозначением высшей степени качества, которая обнаруживается у предмета в сравнении с другими предметами того же класса:

Шестьдесят воинов, из числа пятисот самых сильных и храбрых во всем войске, держали посменно караул во внутренних покоях дворца (А.Куприн. Суламифь).

В поздний период («Юнкера» (1932)) творчества А.И.Куприна в качестве интенсива и деинтенсива часто выступают слова категории состояния:

было Александрову оставаться с батюшкой Михаилом Тяжеловато (А.Куприн. Юнкера).

Достаточно употьребительны в роли интенсивов в текстах Куприна более позднего периода одиночные и распространенные деепричастия:

Тогда Александров, волнуясь, и и чувствуя с невольной торопясь, досадой, что его слова гораздо грубее и невыразительнее его душевных ощущений, рассказал о своем бунте, об увещании на темной паперти, об огорчении матери и о том, как была смягчена, стерта злобная воля мальчугана (А.Куприн. Юнкера).

В данной фразе деепричастие включает в себя глагольные и наречные признаки, действие и интенсифицирующий характер другого, основного действия. В данном фрагменте, помимо деепричастий-интенсивов и сравнительной степени прилагательных, обнаруживаем и перцептивную модусную рамку «рассказал», которая позволяет проникнуть во внутренний, субъективный мир Александрова.

Языку произведений А.И.Куприна свойственно, особенно в более поздний период его творчества, частое употребление местоименных слов – усилительных частиц – какой, как, которые функционируют в роли интенсификаторов, организуя устойчивую модель предложения с яркой экспрессивной окраской, но не внося, кроме нтенсификации, никакого дополнительного смысла и лишь иногда осложняясь дополнительным (положительным или отрицательным) оценочным значением:

Как сладко рассказывать и как интересно слушать о бесконечно разнообразных летних впечатлениях! (А.Куприн. Юнкера).

А какие были купания! Какие злые, шипучие были в черные в зелень раки! (А.Куприн. Юнкера).

Купринским текстам более позднего периода свойственно сочетание интенсифицирующих средств разных уровней, начиная с лексического и заканичивая синтаксическим:

Никакие внешние впечатления не действуют на Александрова с такой силой и так тесно не соединяются в его памяти с местами и событиями, как запахи (А.Куприн. Юнкера).

Такое употребление местоименных интенсифицирующих средств помогает максимально образно представить описываемого персонажа.

Таким образом, обнаруживается, что у А.И.Куприна можно разграничить общие особенности употребления средств категории интенсивности, свойственные всем периодам его художественного творчества, в том числе и раннему: наречия меры и степени, примыкающие обычно к прилагательным;

числительные;

аналитические формы степеней сравнения качественных прилагательных, степени сравнения, производные от наречий и слов категории, употребление языковых интенсифицирующих средств числительных и существительных, являющихся наименованиями количества - деинтенсивов, указывающих на проявление действия, признака ниже нормы;

наречия, которые способны одновременно выражать и субъективную оценку, и объективно – степень проявления каких-либо признаков предметов или людей.

И.А.Бунин с целью раскрытия внутреннего мира героя, стремясь передать не только его мысли, но и тончайшие движения чувств, желаний, его отношение к разнообразным фактам окружающей действительности, очень обдуманно подходит к выбору речевых модусных рамок и «рамочных средств», которые обладают универсальной способностью выражать многообразные оттенки психологического, эмоционального состояния персонажей и семантически связывать разрозненные элементы текстового пространства в единое целое. Этот выбор определяется коммуникативными установками как самого автора, так и персонажа – повествователя.

Доэмиграционный период творчества Бунина является суперэлементом его языковой личности, а авторский мир - смысловой структурой конкретного художественного текста. Особенность И.А. Бунина состоит в употреблении необходимых ему средств в целях реализации авторского стремления продемонстрировать, прожить непрожитое читателем и отдаться открытости языка. В своих повестях И.А.Бунин широко использует средства выражения категории интенсивности в качестве дополнительного способа выражения авторизации. Показатели модусных рамок почти неизбежно сопровождаются у него наличием лексических интенсивов и интенсификаторов;

а также лексических деинтенсивов и деинтенсификаторов, совмещение которых рождает контрастность повествования:

Покупает, конечно, один, ибо и покупки-то на копейку или на яйцо, но покупателей много, торговля идет бойко, и чахоточный мещанин в длинном сюртуке и рыжих сапогах – весел (И.Бунин. Антоновские яблоки).

Для создания большей образности И.А.Бунин широко использует лексико-морфологические интенсификаторы, представленные наречиями:

очень, весьма, совсем, крайне. В отличие от Куприна, который предпочитает аналитические формы сравнительной степени, Бунин употребляет формы синтетические:

Запомнилось (Наталье – О.Б.) только то, что очень жарко летом в степи, что летнего дня и больших дорог нет бесконечнее длиннее ничего на свете (И.Бунин. Суходол).

Сочетание ментальной модусной рамки запомнилось с лексико морфологическим интенсификаторами очень, бесконечнее, длиннее ярко передает переживание героини описанной ситуации, ее пседоавторство.

Эффект усиливается при помощи квантитатива – деинтенсива нет ничего.

Сочетание модусных рамоки и интенсифицированных / деинтенсифицированных элементов можно проследить на морфолого синтаксическом уровне;

который представлен у Бунина употреблением местоименных наречий в роли частиц так (такой) и сравнительных оборотов:

Телега тряслась и убегала. А девчонке казалось, что у нее нет тела, что теперь у нее - одна душа. И душе этой было «так хорошо, ровно в царстве небесном» (И.Бунин. Суходол).

В бунинских повестях имеются и синтаксические интенсификаторы, представленные сложноподчиненными предложениями:

Бесило Петра Петровича и то, что дедушка всем и каждому зачем-то докладывал об отъезде Тонечки в Лунево, к Ольге Кирилловне (И.Бунин.

Суходол).

На наш взгляд, употреблением эмотивного авторизатора бесило, интенсивно окрашенного, в сочетании с речевой модусной рамкой докладывал, которая привносит оттенок официальности, создается комическо-иронический эффект, чего писатель и добивается при помощи сочетания языковых средств авторизации и интенсификации с использованием интенсивов («всем и каждому»).

Приведенные факты подтверждают высказанное нами мнение о том, что в доэмиграционный период в произведениях Бунина (как и в дальнейшем его творчестве) сделан акцент на синтаксические средства выражения интенсивности и сочетаемости в одной фразе интенсивов и интенсификаторов.

В эмиграционный период творчества Бунина прослеживается значительный рост используемых средств категории интенсивности с целью более глубокого проникновения во внутренний мир персонажей, но обнаруживается и разница в повествовании от первого и от третьего лица:

Свежий, пахучий дождь шумел все быстрее и гуще за открытыми на балкон дверями, в потемневшем доме все спали после обеда - как его и ее какой-то черный с металлически-зеленым страшно испугал отливом петух в большой огненной короне, вдруг тоже вбежавший из сада со стуком коготков по полу в ту самую горячую минуту, когда они забыли всякую осторожность (И.Бунин. Руся).

В данной фразе в повествовании от третьего лица представлены переживания, эмоциональные реакции одного из персонажей, автором это реализуется через употребление множества интенсивов и интенсификаторов.

В качестве их выступают самые разные части речи (прилагательные, причастия, местоимения, наречия).

В повествовании же от первого лица, где внутренний мир другого персонажа всегда описывается через внешние проявления, употребительность интенсивов и интенсификаторов ограничена:

И мы чокнулись и, медленно выпив весь бокал, она (Соня – О.Б.) опять со странной усмешкой стала глядеть на меня, на то, как я работаю вилкой… (И.Бунин. Натали).

В языке произведений А.И.Куприна и И.А.Бунина категория интенсивности репрезентируется разноуровневыми языковыми средствами.

При этом интенсивы и интенсификаторы у И.А.Бунина и А.И.Куприна, если обратиться к их творчеству в целом, различаются лексически. Совпадают лексемы «огромный, тяжелый…» и др. У Бунина преобладают интенсивы прилагательные «тяжелая крыша, глубокая грусть, огромный фонарь, престранная фигура, безумные глаза…», у Куприна – наречия «дико завывал, резко переменилась, близко послышалось, с трудом дышал, необыкновенно молчаливая». Распространены у И.А.Бунина и А.И.Куприна интенсификаторы «очень, сильно». Например, у Куприна А.И. (на страниц) встречается интенсификатор «очень» - 31 повтор (примерно 36% от общего числа исследуемых интенсификаторов), «сильно» - 5 повторов (примерно 6%), «слишком» - 5 повторов (примерно 6%). У Бунина И.А. (на 500 страниц) интенсификатор «очень» встречается - 20 повторов (примерно 42%), «сильно» - 2 повтора (2%), «слишком» - 6 повторов (12%). Каждому из авторов свойственны свои типичные языковые средства интенсификации.

В третьей главе «Функции категории интенсивности в представлен анализ произведениях И.А.Бунина и А.И.Куприна» взаимодействия в прозведениях И.А.Бунина и А.И.Куприна экспрессивных функций с композиционными и текстообразующими, а также описано общее и индивидуальное в их реализации каждым из авторов;

кроме того, показаны стилистические функции языковых средств выражения категории интенсивности.

Категория интенсивности служит в художественном тексте и для формирования его композиционной структуры. Художник, изображая нескольких персонажей – псевдоавторов, присваивает каждому отличные от других псевдоавторов средства интенсификации и таким образом, в частности, отделяет композиционно присвоенный ему текст от текста другого псевдоавтора.

Помимо этого, ярким композиционным приемом служит чередование интенсификаторов, интенсивов и деинтенсификаторов в связи с переходом от одной сюжетной линии к другой, а также со стремлением контрастно противопоставить характеристики разных явлений, лиц или предметов.

Композиционные особенности языковых средств интенсификации отражают сущность образа персонажа – повествователя (например, в «Поединке» Куприна – образ поручика Ромашова) и пронизывают все произведение.

Анализ языкового материала показывает, что в повестях Бунина и Куприна структура текста находится в тесной связи с использованием интенсифицирующих языковых средств и приемов. В частности, если говорить о сюжете «Поединка» Куприна, то надо отметить, что в начале повести, когда рассказывается о том, как мечтает о будущем молодой офицер, преобладают такие дополнительные средства авторизации, как интенсивы и интенсификаторы. Но по ходу развития действия, когда Ромашов начинает разочаровываться в жизни, в людях, мы отмечаем постепенное нарастание количество деинтенсивов и деинтенсификаторов, например, при встрече с Назанским, Ромашова поражает, как, в какой степени к худшему изменилась его внешность:

Все лицо Назанского странно изменилось за то время, как оба офицера не виделись. Глаза глубоко ввалились и почернели вокруг, виски пожелтели, а щеки с неровной грязной кожей и оплыли книзу и опустились некрасиво обросли жидкими курчавыми волосами (А.Куприн. Поединок).

Сравним приведенное выше описание с описанием внешности Назанского, каким его видит Ромашов, будучи влюбленным в жизнь и счастливым, где преобладают интенсивы и интенсификаторы:

лицо Назанского, даже в его лучшие, трезвые минуты, Никогда еще не казалось Ромашову таким красивым и интересным. Золотые волосы падали крупными цельными локонами вокруг его высокого, чистого лба, четырехугольной формы, рыжая, небольшая борода густая, лежала правильными волнами, гофрированная, и вся его точно массивная и изящная голова, с обнаженной шеей благородного рисунка, была похожа на голову одного из тех греческих героев или мудрецов, великолепные бюсты которых Ромашов видел где-то на гравюрах. Ясные чуть-чуть влажные голубые глаза смотрели оживленно, умно и кротко (А.Куприн. Поединок).

Как показал анализ, разноуровневые языковые средства выражения категории интенсивности и у Бунина, и у Куприна, помимо образных, эмоциональных и экспрессивных функций, выполняют в произведениях строевую роль. Находясь в центре авторских языковых приемов и обладая значительной текстообразующей, композиционной нагрузкой, они способствуют семантической, смысловой организации всего текста. Другими словами, категория интенсивности является тем приемом, который обслуживает внутреннюю структуру повестей писателей, а модусные рамки лишь отсылают к автору интенсивов и интенсификаторов, употребленных в тексте.

Нарастание частотности форм выражения интенсивности по мере развития сюжета в текстах Куприна – отражение того постепенного эмоционального накала экспрессивности, который и составляет сущность содержания произведений великого мастера художественного слова.

У данных авторов интенсификаторы и интенсивы могут выступать то в качестве основы фигур и тропов (антитезы, усиления), то, в свою очередь, метафоры и фигуры служат интенсивами: «Большие звезды дрожали ресницами» - интенсив и деинтенсив – метафора, олицетворение (А.Куприн. Поединок).

Если в качестве интенсивов Куприн обычно использует слова и словосочетания – метафоры, то Бунин предпочитает сравнительные обороты и сравнительные придаточные. Куприн использует ряды интенсивов – синонимов для создания фигуры градации, тропы для выражения интенсивности, и в то же время сам создает стилистические фигуры за счет нагнетения слов – интенсивов, в частности фигуру градации, усиления.

Иными словами, в плане стилистических фигур и тропов между языком Бунина и Куприна наблюдаются известные различия. Например, у Куприна в «Поединке»:

Со странным очарованием взволнованно следил он (Ромашов – О.Б.), как к станции, стремительно выскочив из-за поворота, подлетал на всех парах этот поезд, состоявший всего из пяти новеньких, блестящих вагонов, как глаза, быстро росли и разгорались его огненные бросавшие вперед себя на рельсы светлые пятна, и как он, уже готовый проскочить станцию, мгновенно, с шипением и грохотом, останавливался - «Точно великан, ухватившийся с разбега за скалу», думал Ромашов (А.Куприн. Поединок).

Приведенный отрывок текста отражает своеобразие и нестандартность образного мышления Ромашова. Такая нетрадиционность употребления сравнения, метафоры с интенсивами наводит на мысль о том, что Ромашов довольно-таки неординарный человек, обладающий богатым воображением.

Сравнительный оборот - интенсификатор выступает в качестве дополнительных эмотивно-ментальных авторизаторов. В данном тексте в качестве интенсивов используются метафоры - олицетворения «поезд подлетал на всех парах, огненные глаза поезда, великан, ухватившийся за скалу» и т.п.

В «Антоновских яблоках» И.А.Бунина по-иному с точки зрения метафоризации описывается приближение поезда и с другим значением используются авторизаторы (перцептивная модусная рамка):

Долго дрожь в земле. Дрожь прислушиваемся и различаем переходит в шум, растет и вот, как будто уже за самым садом, такт колеса:

ускоренно выбивают шумный громыхая и стуча, несется поезд… Ближе, ближе, все громче и сердитее… И вдруг начинает стихать, глохнуть, точно уходя в землю… (И.Бунин.

Антоновские яблоки). – Текст, где интенсификаторы и интенсивы представлены в описании быстрого движения поезда, а деинтенсивы – при описании его остановки.

Различия, думается, закономерны, поскольку каждому автору присущ свой замысел, которому и были подчинены разноуровневые средства интенсификации в качестве стилистических фигур и тропов: «Громче и сердитее» стучит поезд – метафора -олицетворение.

У И.А. Бунина в описании приближающегося поезда налицо стилистическая фигура – градация, причем, когда поезд удаляется, в описании данной картины обнаруживаем стилистическую фигуру градацию, усиленную сравнением.

У Куприна – метафора, градация – апелляция к их словесному выражению;

у Бунина – сравнительные обороты и сравнительные придаточные, то есть различие наблюдается и в способах выражения и использования фигур и тропов.

Таким образом, наряду с основной экспрессивной функцией выявлены общие для А.И.Куприна и И.А.Бунина особенности функционирования средств категории интенсивности: 1) текстообразующая роль;

2) связь с определенными модальными рамками;

3) использование средств категории интенсивности с художественной целью – образования фигур и тропов;

4) преобладание средства категории интенсивности в повествовании от третьего лица, по сравнению с текстами от первого лица, где невозможно описание внутреннего мира других персонажей.

Своеобразие текстов Куприна и Бунина в исследуемом аспекте проявляется в основном в использовании ими разных языковых средств.

Результаты проведенного анализа свидетельствуют о том, что к исследованию категории интенсивности, средств ее выражения в художественных текстах необходимо подходить дифференцированно:

представить описание, основанное на общих функциональных характеристиках средств категории интенсивности и с учетом этих функций выявить специфику выбора автором определенных языковых средств.

подводятся итоги диссертационного исследования, В заключении формулируются основные выводы и предлагаются дальнейшие перспективы разработки темы.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1.Бородкина, О.А. Языковые средства интенсификации как основа стилистических фигур и тропов в текстах А.И.Куприна [Текст] / О.А.Бородкина // Языки мира и мир языка. – Ростов н\Д, 2004. – 0,3 п.л.

2. Бородкина, О.А. Разноуровневые языковые средства выражения категории интенсивности в языке произведений А.И.Куприна [Текст] / О.А.Бородкина // Наука и образование. – Ростов н\Д, 2006.- № 3.- 0,5 п.л.

3. Бородкина, О.А. Композиционная роль приемов авторизации текста и языковых средств интенсификации в произведениях А.И.Куприна [Текст] / О.А.Бородкина // Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. – Тамбов, 2007. – Вып. 7.- 0, п.л.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.