авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Синонимика временных пропозиций в художественном тексте (на материале произведений в.в. набокова)

На правах рукописи

Дегтерева Алла Алексеевна СИНОНИМИКА ВРЕМЕННЫХ ПРОПОЗИЦИЙ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ (НА МАТЕРИАЛЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ В.В. НАБОКОВА) Специальность – 10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Ростов-на-Дону – 2008

Работа выполнена на кафедре русского языка и теории языка Педагогического института Южного федерального университета Научный руководитель доктор филологических наук, доцент Кудряшов Игорь Александрович Официальные оппоненты доктор филологических наук, доцент Клеменова Елена Николаевна кандидат филологических наук, доцент Чалый Виктор Валентинович Ведущая организация Кемеровский государственный университет

Защита состоится «24» декабря 2008 г. в 13.00 часов на засе дании диссертационного совета Д 212.208. 17 при ФГОУ ВПО «Юж ный федеральный университет» по адресу: 344082, Ростов-на-Дону, ул. Б. Садовая, 33, ауд. 202.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Педагоги ческого института Южного федерального университета

Автореферат разослан «24» ноября 2008 года.

Ученый секретарь диссертационного совета Григорьева Н.О.

Художественное конструирование цепи реальных и вообра жаемых событий предстает одним из ключевых моментов в адекват ном описании функционирования языка. Поэтому перед современной лингвистикой открывается перспектива расширения своего предмета исследования посредством включения анализа реальных событий в реальном времени, в том числе и на уровне художественного текста.

Проблема соотношения языка и времени на данном уровне выявляет тот факт, что та часть дискурса, которая находится в прошлом, оказы вает очень существенное влияние на дискурс в настоящем. Можно, в частности, сформулировать сильную детерминанту, утверждая, что в дискурсивной ткани событий настоящего не может быть ничего, что бы не было заложено в предшествующем дискурсе, ткани событий прошедшего времени.

Художественный текст обладает собственной темпоральной системой отчета, потому что в нем есть свое пространство, коррели руемое с объективной реальностью. Текстовые темпоральные коор динаты непосредственно не связаны с реально текущим временем.

Более того, текстовое время не совпадает с реальным временем ни в философском, ни в физическом смыслах слова, и находит отражение прежде всего в синтаксической семантике. В связи с этим актуальным для современной лингвистики предстает исследование темпорального потенциала синтаксической семантики, выявление и описание сино нимических – в том числе и на уровне разноструктурных языков – отношений между реализациями данного потенциала.

Актуальность данной диссертационной работы определяется тем, что в пределах заданных синтаксических параметров в ней выяв ляется семантическая изменчивость временных пропозиций, которая приводит к образованию вариативного ряда временных значений, объединенных фундаментальным смыслом модели и разъединенных многочисленными дифференциальными признаками, сигнализирую щими о разветвленности языковых возможностей для реализации коммуникативных установок автора в художественном тексте. По добный подход обнаруживает, что явление семантической вариатив ности временных пропозиций в художественном тексте смыкается с явлением синтаксической синонимии, которая рассматривается в со временной лингвистической науке как семантическая универсалия языка, порожденная одним из общих свойств языковой системы: ва риативно-инвариантного начала. Синтаксическая синонимия в свою очередь предполагает предварительное выявление функциональных характеристик временных пропозиций в составе предложения, что дает основание обосновать, в качестве одного из возможных, подход к синонимии как внутрисистемному явлению. Актуальность данной работы заключается также в том, что она проводится в русле совре менных семантико-синтаксических и когнитивных исследований, что позволяет продолжить разработку новых подходов к постижению всей полноты информативного содержания художественного текста.

Предположения о наличии в структуре Я-концепции автора художе ственного текста определенных временных «модусов» призваны, по сути, стать столь же традиционными для синтаксических исследова ний языковой личности, сколь и вся данная проблематика в целом.

В нашей диссертационной работе мы разграничиваем проблемы временных аспектов Я-концепции/идентичности автора и психологи ческого времени персонажа. Безусловно, осознание времени своего существования – важное дополнение к авторскому и читательскому осознанию идентичности персонажа, которое реализуется через ав торское осмысление собственного психологического времени во взаимосвязи с социальным временем, временем эпохи, что, конечно же, порождает некоторую Концепцию Времени, свойственную языко вой личности писателя.

Все понимания времени находят отражение в языке, в том числе и временных пропозициях. В связи с этим исследование их синони мических возможностей на уровне художественного текста предстает достаточно актуальным. Вполне очевидно, что темпоральная струк тура повседневной жизни, в частности отражаемая соответствующи ми пропозициями, необычайно сложна. В смысл временных пропози ций уместно включить и элемент авторской субъективной прагмати ки. В процессе художественной реконструкции объективной реально сти разные уровни эмпирической темпоральности приводятся авто ром в соответствие друг с другом. Члены предложения, выполняю щие функцию темпоральной характеристики и содержания высказы вания, реализуют способность передавать временное значение, разное с точки зрения отнесения датируемого события к какой-то условной точке отчета времени, а именно предшествование, одновременность, следование.



Последним положением предопределяется объект исследова ния в данной диссертации – семантика и функционирование времен ных пропозиций в художественном тексте. Предметом исследования выступают синонимические возможности – в том числе и на уровне разноструктурных языков – временных пропозиций, используемых как актант-каузатор, при котором остальная часть предложения ста новится результативом.

Выработанная в школе логико-синтаксического направления теория пропозиции, как представляется, позволяет в большей мере сосредоточиться на описании смысловой составляющей языковых средств, абстрагируясь от того или иного формального выражения данного смысла, так как пропозиция – это «объективное содержание предложения, рассмотренное в отвлечении от всех сопровождающих его субъективных значений и от тех особенностей, какие придает ему та или иная формальная организация предложения» (Белошапкова В.А и др. Современный русский язык [Текст] / В.А. Белошапкова. – М.: Азбуковник, 1997. – С. 775). Исходя из этого, времен ная/темпоральная пропозиция понимается нами как некая гиперст руктура – полипропозитивное высказывание, обладающее свойством отражения временной зависимости между двумя событиями, пред ставленными в основной и зависимой частях данного высказывания (Кузнецова Л.В. Выражение временной пропозиции (на материале газет): Автореф. дисс. канд. филол. наук [Текст] / Л. В. Кузнецова. – Санкт – Петербург, 2007. – С. 10). Темпоральные пропозиции отра жают коммуникативные установки автора художественного текста.

Гипотеза исследования. В художественном тексте времен ные пропозиции представляют собой определенным образом органи зованную систему, которая отражается в синонимических отношени ях между элементами этой системы на материале как русского языка, так и русского и английского языков. Синонимические соответствия/ различия временных пропозиций в текстах оригинала и авторизован ного перевода представляет собой коммуникативную стратегию по адаптации художественного текста к картинам мира соответствую щих языков.

Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы на основании синтаксических и функциональных характеристик выявить и проанализировать реализацию смысла временными пропозициями, отношения между семантическими значениями синонимического ря да, образуемого темпоральными пропозициями, зависимость между ними в русском и английском текстах В. Набокова.

Из поставленной цели вытекают следующие основные задачи диссертационной работы:

1. определить лингвистические и экстралингвистические ос нования авторского выбора временной пропозиции на уровне худо жественного текста;

2. описать семантический и формальный состав временной пропозиции в художественном тексте В. Набокова;

3. выявить внутрисистемные (синонимические) отношения между исследуемыми способами выражения временной пропозиции в русском языке, а также в русском и английском языках;

4. установить характер дублирования и расщепления смысла временной пропозиции в тексте-оригинале и тексте авторизованного перевода в плане дезинтеграции/сближения их семантики, чтобы ус тановить пределы их синонимичности в межъязыковом плане.





Объективность результатов исследования обеспечивается ис пользованием различных методик лингвистического анализа: мето дики компонентного анализа, синонимических замен, трансформаци онных преобразований текстов на сочетаемость. Одним из эффектив ных способов сопоставления темпоральных пропозиций в разно структурных языках (русском и английском) является исследование не изолированных синонимических единиц, а взаимодействие сино нимов, поскольку нет непереводимых текстов, в то время как есть не переводимые единицы языка (В.Д. Девкин). При исследовании сино нимических соответствий/ различий временных пропозиций в рус ском и английском языках использовался также метод контекстоло гического анализа, позволивший выявить накопление имплицитной информации временной семантики по мере смыслового развертыва ния как текста-оригинала, так и текста перевода, которое ведет к на ращиванию смысла темпоральных пропозиций в тексте-оригинале и к возникновению нового смысла у их синонимов в тексте перевода.

Теоретико-методологическими основами данного диссерта ционного исследования являются: общие труды по синтаксису (А.М.

Пешковский, В.А. Белошапкова, Г.А. Золотова), исследования, по священные темпоральности в русском языке (М.В. Всеволодова, А.В.

Бондарко, Е.В. Падучева) и языку произведений В.В. Набокова (М.

Шульман, И.Н. Чеплыгина, И.Н. Григорьев, И.Г. Разина).

На защиту выносятся следующие положения:

1.Исходя из лингвистической обусловленности авторского выбора той или иной синонимичной временной пропозиции, можно утвер ждать, что использование конкретного синонима определяется его грамматической, лексической и стилистической сочетаемостью, а также функциями, которые ему предстоит выполнять в художествен ном тексте. Процесс трансформации временного опыта во временную семантику пропозиций у языковой личности писателя основан на взаимодействии качественно неоднородных структур, в число кото рых входят комплексы ощущений, внутренние часы, механизмы па мяти, а также аппарат формирования концептуальных структур.

2. Обнаружение синонимичных способов выражения временной про позиции в художественном дискурсе В.В. Набокова выявляет тот факт, что в сфере обстоятельственных распространителей предложе ния есть наречия времени, падежные и предложно-падежные формы существительного, деепричастие, а в сложном предложении предика тивная часть. Временные пропозиции обозначают предшествование, одновременность или последовательность по отношению к тому, о чем сообщается в высказывании.

3. В художественном дискурсе В.В. Набокова временная пропозиция оказывается значимым элементом в отражении разных качеств бытия персонажей в мире. За синонимическим соотношением временных пропозиций скрываются усилия творческого сознания автора в поис ках новых средств познания временных модусов Я-концепции, про блемы психологического времени персонажей во взаимосвязи с соци альным временем. Синонимия временных пропозиций обнаруживает ся как общность функциональных характеристик компонентов пред ложения, а ее пределы определяются наличием формализованных по казателей.

4. Синонимические соответствия временных пропозиций в русском и английском языках – это не всегда пословные, а более сложные от ношения, поэтому их исследование характеризуется установлением отношений между одной пропозицией исходного языка и нескольки ми языковыми единицами синонимического ряда в языке перевода.

Не всегда доминанта синонимического ряда одного языка может со ответствовать таковой в другом языке. Она может соотноситься с од ним или несколькими периферийными элементами синонимического ряда.

Научная новизна исследования заключается в том, что сино нимика временных пропозиций впервые подверглась прагматическо му и синтактико-семантическому анализу на материале художествен ного дискурса одной языковой личности с учетом текстов оригинала и текстов авторизованного перевода. В данной работе выявлен ком плекс единиц со значением времени, установлен их пропозитивный характер и внутрисистемные отношения, что может способствовать созданию лингвистической базы для описания, в частности, русского языка в коммуникативно-прагматическом аспекте. Впервые делается попытка не экстенсивного, а интенсивного изучения характера сино нимических превращений на уровне синтаксической синонимии в аспекте русского и английского языков для выяснения степени и свойства соотнесенности между реализациями инвариантного темпо рального смысла.

Теоретическая значимость диссертации состоит в том, что при помощи комбинированных методов исследования последова тельно изучаются все компоненты временных пропозиций, их синтак тико-семантическое и прагматическое взаимодействие, что дает воз можность определить закономерности их семантико-прагматической вариативности и семантической дифференциации, расширить пони мание синтаксической синонимии и выявить новые типы семантиче ских отношений внутри фундаментального смысла предложения. В диссертации обнаруживаются новые аспекты осмысления проблемы лингвистического сознания писателя-билингва, проблемы взаимосвя зи билингвизма и темпоральной структуры текста оригинала и текста авторизованного перевода.

Практическая значимость работы заключается в том, что ее материалы и результаты, теоретические положения могут использо ваться при подготовке спецкурсов по синтаксису, лингвистике текста, функциональной синонимии, теории и практике перевода, а также для исследования текстов на разных языках в аспекте текстопорождения.

Результаты исследования могут найти применение и в практике лите ратурных переводов.

Материалом для исследования послужили произведения В.В. Набокова, написанные им на русском и английском языках. Про блема личностного времени персонажа рассматривается писателем с точки зрения «жизненного пути» – субъективной событийной кон центрации тех или иных его этапов, переживания определенных, пе риодов развития, осознания преодоления тех или иных препятствий.

В.В. Набоков не прибегал к услугам профессиональных переводчи ков, и сам перевел роман «Лолита» на русский язык. В связи с этим данное произведение было избрано нами для анализа полного и час тичного соответствия синонимичных временных пропозиций, отра жающего динамику мыслительного процесса писателя в исходном и переводном текстах.

Апробация работы. Результаты исследования обсуждались на Международной научно-практической конференции «Творческая индивидуальность писателя: теоретические аспекты изучения», на заседании кафедры русского языка и теории языка ПИ ЮФУ. По теме исследования опубликовано 3 статьи.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы. Общий объем диссертации составляет 148 страниц. Библиография насчитывает источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследова ния, излагаются основания выбора логики диссертационного проекта, рассматривается степень разработанности темы, определяется объект, предмет, цель, задачи и методологические основы исследования.

В первой главе «Антропоцентрическая и структурно семантическая парадигмы исследования синонимики пропози ций, репрезентирующих время в художественном тексте» анали зируется понятие о синтаксической синонимии, рассматривается ее контекстуальный аспект, выявляется специфика синтаксической си нонимии в аспекте теории эквивалентности перевода.

В данной главе отмечаются, в частности, теоретические по ложения, которые являются исходными для изучения синонимиче ских возможностей темпоральных конструкций в художественном тексте. Явление семантической вариативности может смыкаться с явлением синтаксической синонимии, которая рассматривается в со временном языкознании как семантическая универсалия, порожден ная одним из общих свойств языковой системы: вариативно инвариантного начала. Синтаксическая синонимия, в свою очередь, предполагает предварительное выявление функциональных характе ристик каждого компонента материального состава предложения, что дает возможность обосновывать, в качестве одного из возможных, подход к функциональной синонимии как внутрисистемному явле нию. На основании синтаксических и функциональных характеристик синонимичных синтаксических конструкций возможно выявить и описать реализации синонимии, отношения между семантическими значениями вариативного ряда, типы семантических превращений:

основные и модификационные.

Функциональная значимость синтаксических конструкций, чле нов синонимического ряда, складывается из функциональной приро ды языковой единицы и функциональной соотнесенности конструк ций между собой. Каждая конструкция, входящая в синонимический ряд, наделена двумя видами характеристик: устойчивыми и перемен ными, причем переменные наиболее существенны в семантическом аспекте. Именно отношения, возникающие между синонимичными синтаксическими конструкциями, предопределяют семантическую вариативность, способную возникать в недрах самого предложения, без превнесения экстралингвистических факторов.

Важнейшая задача теории перевода заключается в выявлении языковых и экстралингвистических факторов, которые делают воз можным отождествление содержания синонимичных конструкций на разных языках. Выбор того или иного функционального эквивалента связан не только с наличием в другом языке прямого эквивалента языковой формы и синтаксической конструкции, но и контекстом;

наличием указания на субъект действия;

синтаксической функцией;

дополнительными оттенками значений;

нормами сочетаемости слов;

отсутствием в языке соответствующей грамматической формы или синтаксической конструкции.

Во второй главе «Закономерности функционирования спосо бов синонимичного выражения временной пропозиции в художе ственном дискурсе» исследуются лингвистические и экстралингвис тические основания авторского выбора данной пропозиции в художе ственном тексте;

анализируются структурно-семантические особен ности временной пропозиции в художественном тексте В. Набокова;

выявляются синонимические языковые средства выражения времен ной пропозиции в произведениях В. Набокова.

В данной главе, в частности, подвергается трансформационным заменам два отрывка из 1 главы второй части романа «Лолита» в ка честве небольшого эксперимента, чтобы проследить технологию вы бора языковых средств выражения временной пропозиции В. Набоко вым. В 26 главе первой части романа мы читаем: « Мой календарь начинает путаться. Я поехал за ней этак в середине августа 1947 го года…». Записи героя обширны, но указание на точные временные рамки сохранены. К ним же возвращает свое повествование автор, начиная новую часть.

Тогда-то, в августе 1947-го года (с этого момента, когда насту пил август, начиная с августа, в то время, после этого), начались наши долгие странствия по Соединенным Штатам. Всем возможным правилам я очень скоро (через некоторое время, с течением времени) стал предпочитать так называемые "моторкорты", иначе "мотели" - чистые, ладные, укромные прибежища, состоящие из отдельных домиков или соединенных под одной крышей номеров, идеально под ходящие для спанья, пререканий, примирений и ненасытной беззакон ной любви. Сначала, из страха возбудить подозрения (первое время, когда мы только поселились, с тех пор как), я охотно платил за обе половины двойного номера, из которых каждая содержала двуспаль ную кровать. Недоумеваю, для какого это квартета предназнача лось вообще такое устройство, ибо только очень фарисейская паро дия уединения достигалась тем, что не доходящая до потолка пере городка разделяла комнату на два сообщающихся любовных уголка.

Постепенно, однако, я осмелел (затем, по прошествии времени, с те чением времени), подбодренный странными возможностями, выте кающими из этой добросовестной совместности, и уже преспокой но брал однокомнатную кабинку с кроватью и койкой или двумя по стелями, райскую келью с желтыми шторами, спущенными до кон ца, дабы создать утреннюю иллюзию солнца и Венеции, когда (значе ние времени совмещено с более выраженным и значимым значением замещения или противопоставления) на самом деле за окном были Пенсильвания и дождь.

ССЦ представлено тремя микротемами повествования о жизни героев. Каждое изменение в сюжете сопровождается временным мар кером, другими словами, Набоков разворачивает свою временную «воронку», затягивающую читателя всё глубже и глубже в историю Гумберта. Временные пропозиции следования преобладают в повест вовании. Синонимические замены лишь подтверждают этот факт.

Другой фрагмент той же главы начинается с использования временной пропозиции одновременности. ССЦ дает нам представле ние практически обо всех средствах выражения одновременности.

По ночам (когда наступала ночь, с наступлением ночи) высокие грузовики, усыпанные разноцветными огнями, как страшные и ги гантские рождественские елки, поднимались из мрака и громыхали мимо нашего запоздалого седанчика. И снова, на другой день (утром, с наступлением следующего дня, когда наступало утро) над нами таяла выцветшая от жары лазурь малонаселенного неба, и Лолита требовала прохладительного напитка. Перед нами дорога перелив чато блестела. Далеко впереди встречный автомобиль менял, как мираж, очерк в посверке, отражающем его, и как будто повисал на мгновение, по-старинному квадратный и лобастый, в мерцании зноя. И по мере того, как мы продвигались все дальше на запад (в то время как, когда продвигались, пока продвигались), появлялись в степи пучки полыни, "сейджбраш" (как назвал ее гаражист. И мы видели загадочные очертания столообразных холмов, за которыми следовали красные курганы в кляксах можжевельника, и затем на стоящая горная гряда, бланжевого оттенка, переходящего в голу бой, а из голубого в неизъяснимый. И вот пустыня встретила нас ровным и мощным ветром, да летящим песком, да серым тернов ником, да гнусными клочками бумаги, имитирующими бледные цве ты среди шипов на мучимых ветром блеклых стеблях вдоль всего шоссе, посреди которого иногда стояли простодушные коровы, оце пеневшие в странном положении (хвост налево, белые ресницы на право), противоречившем всем человеческим правилам дорожного движения.

Подобного рода смена плана выражения объясняется довольно просто – как только герой погружается в воспоминания, то автор словно переносит читателя в то место и то время, делая невольным свидетелем происходящего. Важно отметить, что характерной чертой для языка Набокова являются уточнения, в частности – временной пропозиции. Автор как бы подстраховывает читателя, которого при вык погружать в лабиринты своего повествования «без страховки».

Эксперимент оказался продуктивным, тем более, что он выявил интересную закономерность авторского повествования. Там, где Гум берт описывает свои поступки, где чувствуется страх быть пойман ным или возникновения конфликта, везде присутствует временная пропозиция предшествования. Ниже приводим три примера из первой части. Временная пропозиция представлена разнообразными средст вами одного синонимического ряда:

1. Итак, Шарлотта вплыла. Она чувствовала, что между нами не все благополучно. Накануне, как и за день до того (до этого дня, вчера, позавчера), я сделал вид, что заснул, как только мы легли, а встал до того, как она проснулась (кода она ещё спала, пока она спала). Она ласково спросила, не мешает ли.

2. Как-то в понедельник, в одно декабрьское, кажется, утро, позвонила мисс Пратт и попросила меня приехать поговорить кое о чем. Я знал, что отметки Долли за последний месяц были неважные;

но вместо того, чтобы удовлетвориться каким-нибудь правдоподоб ным объяснением вызова, я вообразил Бог знает какие ужасы и должен был подкрепить себя пинтой джинанаса, прежде чем ре шиться поехать в школу (до того как, перед тем как, накануне, перед поездкой в школу, до того как поехать). Медленно, с таким чувством, будто весь состою из гортани и сердца, я взошел на плаху.

3.."Мы остановимся, где хочешь", сказал я. И затем, когда красивая, уединенная, величавая роща (дубы, подумал я - о ту пору я совершенно не разбирался в американских деревьях) принялась отзы ваться зеленым эхом на гладкий бег машины, и вдруг сбоку, песчаная, окаймленная папоротником тропа оглянулась на нас, прежде чем вильнуть в чащу (до того как вильнуть, перед поворотом, решив по вернуть), я предложил, что мы - "Продолжай ехать!" визгливо пе ребила Лолита. "Слушаюсь. Нечего сердиться"… Хочется отметить и тот факт, что текстовая временная пропози ция предшествования редко формирует ССЦ самостоятельно (пример 1). Чаще всего она выступает элементом ССЦ совместно с пропози цией одновременности (пример 2) и следования (пример 3).

В третьей главе «Авторский перевод синонимичных вре менных пропозиций как способ адаптации картин мира разно структурных языков (на материале романа «Лолита»)» выводятся постулаты для определения прагматических аспектов перевода вре менных пропозиций, анализируется переводческая адекватность лич ностных особенностей осознания и переживания времени автором в указанном романе, а также переводческая неадекватность времен ных пропозиций, отражающих жизненную активность героя.

В данной главе считается возможным выделить следующие постулаты для определения прагматических аспектов перевода вре менных пропозиций:

существование пропозиции как акта говорения;

обнаружение категорий «писатель» и «читатель» в художе ственном тексте;

тождественность между речевым актом и художественным текстом;

намеренность, целеустремленность темпоральных пропози ций;

сознательное/подсознательное изменение референта (тем поральных пропозиций) автором-переводчиком;

адекватность перевода временных пропозиций зависит от передачи прагматического аспекта.

Проанализированы особенности авторского перевода времен ных пропозиций как общей модели личностной организации времени в романе «Лолита» с учетом всего жизненного пути героя романа. Со гласно нашим наблюдениям, темпоральные пропозиции подобной авторской семантической нагрузки отражают сознание Гумберта, его способность к овладению временем и построению жизни. Временные пропозиции отражают проективную способность личности Гумберта к планированию времени жизни, анализу жизненных целей, планов, т.е. в основном как осознание прошлого. Оно рассматривается В. На боковым не столько как когнитивная, сколько как ценностно смысловая ориентация личности героя на самореализацию.

Личность героя осознает необходимость анализа прошедшего времени как темпоральной среды осуществления жизненных измене ний. Прошлое предстает в романе как то, что когда-то само собой на ступило. Интересно заметить, что при авторском переводе временных пропозиций, воссоздающих в романе общую модель личностной ор ганизации времени Гумберта и Лолиты, наблюдается полная адекват ность между английским и русским языками. Например: «I launched upon an "Histoire abrge de la posie anglaise" for a prominent publish ing firm, and then started to compile that manual of French literature for English-speaking students (with comparisons drawn from English writers) which was to occupy me throughout the forties — and the last volume of which was almost ready for press by the time of my arrest…» «Я пустил ся писать "Краткую историю английской поэзии" для издателя с большим именем, а затем начал составлять тот учебник француз ской литературы (со сравнительными примерами из литературы английской) для американских и британских читателей, которому предстояло занимать меня в течение сороковых годов и послед ний томик которого был почти готов к напечатанию в день моего ареста…».

Как в оригинале, так и переводе романа временные пропози ции помогают читателю выявить общую направленность эмоцио нальной сферы набоковских героев, проявляющуюся в их отношении ко времени, и ее функцию как ресурса осознания времени. Темпо ральные пропозиции для В. Набокова – способ выявления эмоцио нальной сферы героев, его личностных переживаний во времени жиз ни, как определенным образом координирующих соотношение ее прошлого, настоящего и будущего, влияющих на характер жизненной линии и личностных, временных, эмоциональных тенденций.

Для Гумберта характерно то ускорение, то замедление субъ ективного времени. Ускорение субъективного времени он ощущает как растяжение временного промежутка событий, замедление скоро сти внешних процессов. Ср.: «Another time a red-haired school girl hung over me in the metro, and a revelation of axillary russet I obtained remained in my blood for weeks…» «Другой раз рыжеволосая школьни ца повисла надо мною в вагоне метро, и оранжевый пушок у нее под мышкой был откровением, оставшимся на много недель у меня в крови…».

Временная пропозиция для В. Набокова – средство адаптации характера героя к языковым картинам мира англо и русскоязычных читателей. В русской версии романа состояние Гумберта сопровож дается субъективным ощущением растянутости темпорального про межутка, и за счет этого заполняется когнитивными событиями внут реннего плана (мыслями, образами). Ускорение субъективного вре мени сопровождается ощущением, что объективное время тянется очень долго по отношению к какому-нибудь внешнему событию. Как представляется, подобная набоковская концепция субъективного времени отражает в переводе романа русскую языковую картину ми ра, что потребовала определенного уточнения темпоральных пропо зиций в переводе романа в сравнении с оригиналом.

При замедлении субъективного времени Гумберт, наоборот, ощущает снижение скорости внутренних процессов, сжатие времен ных промежутков. Герой осознает, что за субъективно краткий вре менной интервал в окружающей реальности произошло слишком много событий. Ср.: «In the course of the sun-shot moment that my glance slithered over the kneeling child (her eyes blinking over those stern dark spectacles — the little Herr Doktor who was to cure me of all my aches) while I passed by her in my adult disguise (a great big handsome hunk of movieland manhood), the vacuum of my soul managed to suck in every detail of her bright beauty, and these I checked against the features of my dead bride…» «В тот солнцем пронизанный миг, за который мой взгляд успел оползти коленопреклонную девочку (моргавшую по верх строгих темных очков – о, маленький Herr Doktor, которому было суждено вылечить меня ото всех болей), пока я шел мимо нее под личиной зрелости (в образе статного мужественного красав ца, героя экрана), пустота моей души успела вобрать все под робности ее яркой прелести и сравнить их с чертами моей умершей невесты…» В оригинале романа сжатие временных промежутков пе редается темпоральными пропозициями, подчеркивающими неопре деленность сжатого момента времени, причем данный момент дан как бы в процессе, незавершенности, что передает субъективное пережи вание длительности данного момента (ср. In the course of the sun-shot moment – В тот солнцем пронизанный миг). В русском переводе вре менные пропозиции указывают на определенность сжатого момента в прошлом, они не указывают на субъективное переживание длитель ности. О замедлении своего времени герой судит не по длительности момента (как в оригинале), а по количеству событий, произошедших извне. Для Г. Гумберта как персонажа романа «Лолита» характерно «овладение» прошедшим временем. Это выражается в творческой интенсивности когнитивного процесса реконструкции прошлой жиз ни;

разрешении противоречий между объективными условиями и требованиями жизни и субъективными возможностями и потребно стями, в которые вовлекался в прошлой жизни персонаж и которые порождали необходимость принятия им решений;

разрешении проти воречий, созданных самой активностью персонажа, его стремлении направить жизнь и ее обстоятельства в желаемое русло. Для разреше ния подобного рода противоречий для автора необходима была субъ ективная рефлексия жизни персонажа, высокий уровень жизненных обобщений, которые осуществляются В. Набоковым в контексте главного темпорального вектора – смысла жизни Г. Гумберта, по разному отраженного в подлиннике и переводе романа в связи с осо бенностями английской и русской картин мира.

В Заключении обобщаются результаты проведенного исследо вания. Указывается, что темпоральность в прозе В.Набокова относит ся к типу объективно-субъективной синтаксической категории, кото рая определяет и структурирует текст как коммуникативно смысловую единицу. Функционируя в тексте, находя выход в разно уровневых средствах языка, темпоральность предстает как мощный функционально-семантический пласт языка, фокусирующий в себе действие антропоцентрической силы. Так, в распоряжении В. Набо кова как автора-переводчика оказывается богатейший запас времен ных квалификаторов трех типов отношений: одновременности, по следовательности и следования.

В произведениях В. Набокова категория времени – особая, жи вущая по своим законам субстанция, раскрывающая суть вещей. Дан ное положение дало возможность сделать интересные наблюдения и в рамках теории перевода. Так, синонимическое соотношение межъя зыковой временной пропозиции рассматривается в качестве некото рого носителя смысла (или множества смыслов), отличного от смысла синонима в тексте оригинале и тексте перевода. Он формирует новый смысл при смене одного способа экспликации определяемого другим.

Основные положения диссертационного исследования отра жены в следующих публикациях:

1. *Дегтерева, А.А. Виды текстового времени в романе В.Набокова «Лолита» [Текст] / А.А.Дегтерева // Научная мысль Кавказа. Ростов н / Д : СКНЦ ВШ, 2008.- №4. 0,4 п.л.

2. Дегтерева, А.А. Творческая индивидуальность В.В.Набокова в поэтике авторизованного перевода (Лолита) [Текст] / А.А.Дегтерева //Творческая индивидуальность писателя: теоре тические аспекты изучения: сб. материалов Международной на учной конференции / Под ред. проф. Л.П.Егоровой. – Ставро поль: изд-во Ставропольского гос. ун-та, 2008.-С.108-114.

3. Дегтерева А.А. Феномен творческой индивидуальности писате ля в аспекте неадекватности синонимичных темпоральных кон струкций в оригинале и авторизованном переводе [Текст] / А.А.Дегтерева // Метапоэтика: сборник статей научно методического семинара «Textus». – Ставрополь: изд-во Став ропольского гос. ун-та, 2008.- Вып. 1.-С. 281-284.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.