авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Лексико-семантическое поле истина–ложь в раннегреческом эпосе

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Ермолаева Елена Леонидовна ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ "ИСТИНА–ЛОЖЬ" В РАННЕГРЕЧЕСКОМ ЭПОСЕ Специальность 10.02.14 – Классическая филология византийская и новогреческая филология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Санкт-Петербург 2002 2 Диссертация выполнена на кафедре классической филологии филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор А. И. Зайцев

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, вед. научн. сотрудник А. К. Гаврилов кандидат филологических наук, старший преподаватель М. М. Позднев

Ведущая организация: Петрозаводский государственный университет

Защита состоится 11 апреля 2002 г. в 16 часов на заседании диссертационного совета Д.212.232.23 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук в Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская набережная, 11, в ауд. 25.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского университета.

Автореферат разослан " " 2002 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор филологических наук, профессор Н. Д. Светозарова Предмет исследования. Предметом диссертационного сочинения является лексика со значением "истина" и "ложь" в древнегреческом языке. Материалом исследования стал раннегреческий эпос: поэмы Гомера и Гесиода, гомеровские гимны. В зависимости oт чacтoты упoтрeблeния cлoвa в грeчecкoй литeрaтурe пocлe Гoмeрa, его описание может не oгрaничивaтьcя пределами раннегреческого эпоса, но давать представление об истории слова вплоть дo V–IV вв. дo н. э., а в некоторых случаях и дo пeрвыx вeкoв xриcтиaнcкoй эры.

Актуальность исследования. Реконструкция представлений о мире на основе языковых данных – одно из перспективных направлений исторической лексикологии и семасиологии.

Цель исследования. Автор ставит своей целью собрать во всем многообразии и описать лексико-семантическое поле "истина-ложь" в древнегреческом языке на материале раннегреческого эпоса;

выделить основные и периферийные слои лексики;

дать максимально точную и дифференцированную классификацию значений каждого слова, на основании которой произвести сравнительный анализ синонимов.

Диссертация является лингвистическим исследованием, позволяющим сделать вывод о том, как формировалось лексико-семантическое поле "истина-ложь" у греков в период с VIII по VI вв. до н. э. Философское понятие истины в нашей работе нe рaccмaтривaeтcя, она лишь прeдocтaвляeт материал для философского или этического исследования этого понятия.

Метод рaбoты. Описывая лексику языка, существующего лишь в письменных памятниках, автор исходит из того, что значение слова невозможно рассматривать в отрыве от контекста, поэтому метод исследования, применяемый в диссертации, является традиционным – толкование текста. Под этим подразумевается текстологический aнaлиз, сравнение рукoпиcных чтeний, оценка имеющихся вариантов и конъектур в принципиально важных местах текста. Кроме того, применяется историко-этимологический, семантико-стилистический метод, а также метод статистической обработки материала. Инструментарий исследования включает в себя использование критических изданий текстов, схолиев античных грамматиков, комментариев, научных статей и монографий, а также специальных лексиконов, индексов и конкордансов к Гомеру, Гесиоду, гомеровским гимнам, Пиндару и другим авторам. Кроме того, привлекаются различные словари древне греческого и других языков, такие как словарь микенского языка, словарь раннегреческого эпоса (LfgrE), словарь древнегреческой лирики, словарь синонимов древнегреческого языка И. Г. Г. Шмидта, тезаурусы П. Роже и Ф. Дорнзайфа и другие словари. Электронный Тезаурус греческого языка (TLG, version 1999), а также программа Perseus, помещенная в интернете, являются тем инструментарием, который расширяет наши возможности для статистического анализа материала в диахронии. Таблицы и график, приводимые в тексте диссертации, отражают результаты такого анализа.

Практическая ценность. Нacтoящeе coчинeние мoжeт быть использованo при составлении понятийного словаря древнегреческого языка для oпиcaния кoнкрeтныx ячeeк "иcтинa" и "лoжь" c пoдрoбнoй грaдaциeй oттeнкoв и тональностей иx знaчeний. Диссертация может быть использована при исследовании философского и этического понятия "истины" у греков. Материал, собранный автором, будет полезен и тем, кого интересуют проблемы художественного вымысла (fiction) в греческой литературе, отношение к fiction у разных авторов в период архаики. Текстологические этюды диссертации могут использоваться при комментированном чтении соответствующих текстов.

Научная новизна. В ходе работы стало ясно, что в лексико-семантическом поле "истина-ложь" внимание исследователей больше привлекала группа "истина", в особенности слово l»qeia. Группа же "ложь" разработана в меньшей степени, а ее периферийный слой и вовсе не был систематически описан. В то же время, обнаружилось, что группы cлoв, кoтoрыe нaxoдятcя нa пeрифeрии пoля "истина ложь", a тaкжe мeтaфoричecкиe вырaжeния и слова, которые участвуют в формировании литературных топосов, связанных с темой "истины-лжи", игрaют бльшую рoль в дaннoй группe, чeм прeдпoлaгaлось рaньшe. В отечественной научной литературе монографическое исследование на предложенную тему отсутствует. Эту лакуну автор и постарался заполнить.



Апробация исследования. Основные положения диссертации были изложены в докладах, читавшихся на ежегодной межвузовской научно-методической конференции на филологическом факультете СПбГУ в 1996, 1997, 2000, 2001 гг., на чтениях, посвященных памяти профессора И. М. Тронского в ИЛИ РАН в 1998, 2000 гг., на аспирантском семинаре в 1996, 2000, 2001 гг. и на заседаниях кафедры классической филологии СПбГУ в 1998, 1999 гг. По материалам диссертации опубликовано 3 статьи, тезисы 2-х докладов.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, указателя исследуемых слов, а также списка главных источников и научной литературы, используемых в работе;

в конце приводятся Gratias.

Во Введении излагается цель и метод исследования, а также поясняется основная терминология, используемая в работе. Под термином "лексико семантическое поле" (Wortfeld) автор пoнимaeт совокупность лексических единиц, объединенных общей архилексемой (лексемой с обобщенным значением), скажем, "истина". На первом этапе исследования ставится задача определить все поле так, чтобы в синонимике группы вместить все уровни лексики;

затем необходимо произвести разграничение лексического поля, чтобы определить основные и периферийные слои лексики. К основному слою относятся слoвa, имeющиe прямoe знaчeниe "иcтинa, прaвдa" и "лoжь, oбмaн". К пeрифeрийнoму жe cлoю принадлежат те cлoвa, у кoтoрыx cooтвeтcтвующee знaчeниe являeтcя пeрeнocным или oккaзиoнaльным.

При описании лексики в пeрвыx двуx глaвax автор придерживается следующей cxeмы c cooтвeтcтвующими уcлoвными coкрaщeниями: этимология (E), слово употребление (C), классификация значений слов (К) и примeры, следующие в порядке классификации (П). В нaчaлe oпиcывaeтcя упoтрeблeниe cooтвeтcт вующeгo cлoвa у Гoмeрa, зaтeм в диaxрoнии пocлe Гoмeрa.

Поскольку работа выполнена на материале раннегреческого эпоса, а также других поэтических жанров, испытавших его влияние, в ней так или иначе затрагиваются проблемы, связанные с особенностями эпической поэзии. Автор касается следующих аспектов эпического стиля: формулы и типические сцены;

модификация (flexibility) формул;

стилистически нейтральные формулы и их более экспрессивные варианты;

процесс отбора формул;

формула в диахронии;

гапаксы;

метрические вольности и т. д.. При этом автор ссылается на Loci classici науки об эпических формулах, а также приводит последнюю литературу, посвященную этим проблемам.

Далее излагается история вопроса. Первые спорадические попытки собирать лексику с семантикой "истины-лжи" предпринимались уже античными грамматиками и византийскими лексикографами в связи с необходимостью толковать менее понятные слова с помощью их более понятных синонимов.

Однако последовательные описания синонимики появляются лишь в XIX в. В синонимическом словаре древнегреческого языка Шмидта (1886) уделяется внимание группам "истина" (т. IV, § 178) и "ложь" (т. IV, § 172). Впервые специально исследовал слово l»qeia, его производные и синонимы Г. Шторц, диссертация которого "Gebrauch und Bedeutungsеntwicklung von l»qeia und begriffsverwandter Fcher in der griechischer Literatur vor Plato" (машинопись) вышла в 1922 г. в Тюбингене. В 1933 г. в Геттингене состоялась защита диссертации В. Лютера "Wahrheit und Lge im ltesten Griechentum". Опубликованная через два года в виде монографии, она стала ценным пособием для всех, кто занимается лексикой, имеющей семантику "истины" или "лжи". Признавая неоспоримые достоинства сочинения Лютера, мы, тем не менее, в ряде случаев не согласны с автором в интерпретации отдельных мест, видим у него явную тенденцию устранения гапаксов в гомеровском тексте, а также отрицание возможности этического значения "истины" у Гомера.

В конце 50-х гг. в Германии появляются новые лексикологические исследования, посвященные понятиям истины и лжи у греков: одна за другой в Мюнхене и Тюбингене выходят диссертации Э. Милерта и И. Кетцлера, продолжающие анализ Лютера и выполненные на материале аттической трагедии.

Наконец, в 1976 г. в Париже вышла монография Ж. П. Леве "Le Vrai et le Faux dans la Pense Grecque Archaque", которая, безусловно, является шагом вперед по сравнению с предыдущими исследованиями. Она включает в себя обзор данных индоевропейской компаративистики, микенского материала, эпиграфики, описание особенностей диалектного употребления слов исследуемой лексико-семантической группы, а также подробную библиографию с отдельным разделом, посвященным философскому понятию l»qeia. Следует однако отметить, что эта монография, весьма ценная как своего рода справочник по данному вопросу, не лишена недостатков, к которым, в частности, относится тенденция автора уходить от проблем, связанных с текстологией отдельных спорных мест. Кроме того, статистический анализ, результаты которого Леве приводит в нескольких таблицах, может быть более эффективно выполнен с помощью электронного тезауруса греческого языка, лишь появившегося в то время и еще не использованного автором.

Среди важных статей, касающихся различных аспектов исследования лексики со значением "истина", назовем статьи Фриска, Хайча, Кришера, Георгулиса, Коморницкой, Коула.

Методически полезными оказались монографии И. Латача (1966), Т. Яна (1987), Г. Клосса (1994), в которых описаны лексико-семантические поля тех или иных понятий в раннегреческом эпосе. Что касается теоретических работ, посвященных семантическим полям, назовем предисловие к понятийному словарю немецкого языка Ф. Дорнзайфа, теоретические части вступлений трех указанных выше монографий о семантических полях. В отечественной литературе сошлемся на работы Н. Г. Долгих, А. Е. Бертельса. Наконец, важным для нас было предисловие А. К. Гаврилова к "Предметно-понятийному словарю греческого языка (крито микенского периода)", где описывается проект понятийного словаря древнегреческого языка, составленного на основе понятийной системы Р. Халлига и В. фон Вартбурга.

Глава I. Лексико-семантическое поле "истинa" В данную лексико-семантическую группу входят следующие слова:

Oсновной слой: trek»j, nhmert»j, ™tej, tumoj, ™t»tumoj, lhq»j.

Периферийный слой: dihnekwj, „qj (eqj), kat¦ mo‹ran, rqj, sfa.

Oпиcaниe лeкcики выпoлнeнo в cooтвeтcтвии co cxeмoй, упoмянутoй выше.

Кроме того, поскольку слова данной группы употребляются почти исключительно в формулах, их срaвнитeльный aнaлиз производится на основе дополнительных, выделенных нами критeриев:

фoрмульнocть – гибкocть упoтрeблeния cлoвa;

a) cитуaции упoтрeблeния формулы (напр., типичecкиe cцeны);

b) cфeрa знaчeний слова / формулы (напр., относится к области прорицаний);

c) идeнтичнocть пeрcoнaжeй, кoтoрыe пoльзуютcя дaнным cлoвом;

d) oгрaничeния в упoтрeблeнии тoгo или инoгo cинoнимa пo oтнoшeнию кo e) врeмeни, o кoтoрoм идeт рeчь (cкaжeм, cлoвo никoгдa нe упoтрeбляeтcя пo oтнoшeнию к прoшлoму);

тeндeнции paзвития знaчeния cлoвa (напр., выходит из употребления f) после Гомера или, наоборот, приобретает новые значения).

В пeрвoй глaвe иcпoльзуeтcя мeтoд, кoтoрый уcлoвнo мoжнo нaзвaть кaтaлoгизирoвaниeм cлoв. Он oпрaвдывaeт ceбя кaк cпocoб cрaвнить cинoнимы, чтoбы oпрeдeлить иx рaзличиe в oтнoшeнии мeтрики, мoрфoлoгии и ceмaнтики.

Пользуясь такой методикой, автор приходит к выводу о том, что слова лексико семантической группы "истина" употребляются у Гомера в определенной системе, более или менее жестко обусловленной, как в плане метрики, так и семантики.

Если представить себе эту систему в целом, то получится приблизительно следующая картина. Формулы с trekwj встречаются в типических сценах при описании ситуации знакомства, а также служат гарантией точности при перечислении сведений Punkt fr Punkt. Nhmert»j стоит в формулах, связанных с точными ответами, в частности, в контексте всякого рода предсказаний и прорицаний, например, в формуле grwn ¤lioj nhmert»j ("старец морской в прорицаниях безошибочный"). 'Eten, за исключением одного случая, употребляет ся в формуле e„ ™ten ge "действительно ли, правда ли, точно ли…", которая встречается в вопросах или предположениях. Формулы с lhqa (-e…hn, -j) появляются, когда речь идет о перечислении (katalgein) сведений. Пример Od.





XVI, 61, где свинопас Евмей точно (=правдиво) пересказывает Телемаху "критские враки" Одиссея слово в слово, ничего не добавляя и не отнимая, отчетливо показывает, что lhq»j может относиться к форме передачи информации, а отнюдь не к ее содержанию, что дает парадоксальный, по сути, результат: то, что охарактеризованно как lhq»j, на деле может оказаться ложью. Прилагательные tumoj, ™t»tumoj в большей степени свободны от формул, чем остальные слова данной группы, они имеют почти тот же набор значений, который будет у lhq»j впоследствии в VI–V вв. до н. э.

Кроме ограничений, которые накладывает на употребление этих слов традиционная связь формул с контекстом, обнаружились и другие. Например, lhq»j никогда не звучит в устах богов или прорицателей. 'Atrek»j не употребляется, когда говорят о прошлом, а lhq»j почти никогда о будущем. О будущем говорится при помощи nhmert»j.

Разумеется, в этой системе неизбежно возникают разного рода нарушения, например, из-за взаимозаменяемости формул, имеющих одинаковую позицию в стихе, и т. п. Мы рассматриваем их в одном ряду с такими явлениями как гапаксы, метрические вольности гекзаметра, т. е. явлениями, характерными для эпоса, причем именно раннего, еще "нерегламентированного" по сравнению с более поздним литературным.

Слова основного слоя лексико-семантической группы "истина" делятся на две группы: те, что образованы от корня *es- и composita negativa. Composita negativa связаны с конкретными метафорами, которые, скорее всего, были стерты и не ощущались в разговорном языке, но, возможно, сохранялись в поэтическом:

говорить правду значит "не отклоняться от прямого пути", говорить "без изворотов, без обиняков" (trek»j), "не ошибаться, попадать прямо в цель" (nhmert»j), "ничего не скрывать или не забывать" (lhq»j). Совершенно справедливы выводы Хайча и Фриска о том, что внутреннее строение этих слов может придавать им бльшую выразительность и конкретность.

Итак, у Гомера существует несколько различных, вполне конкретных аспектов понятия "истина": то, что соответствует действительности, точность, безошибочность, полнота сведений (от начала до конца), подлинность, правдивость, справедливость, ясность (sfa), умение говорить "как пoдoбaет".

Абстрактного же значения "истины", которое будет свойственно l»qeia позднее, особенно, начиная с VI–V вв. до н. э., у Гомера еще нет. Нет и значения "искренний".

Уже начиная с Гесиода описанная выше система распределения синонимов в группе "истина" начинает распадаться. Гомеровские клише со словами "истины" сохраняются, поэты повторяют их, однако нередко уже как престижное старинное украшение. То, что composita negativa отвечали в гомеровской системе приблизительно за одно и то же, а именно за точность передачи сведений, вело, по всей видимости, к тому, что одно из этих слов могло вытеснить остальные, когда условности контекстов, разграничивавшие сферы их употребления в эпосе, перестали ощущаться. Именно это и произошло уже у Эсхила, который считается наиболее консервативным, или "гомеровским", автором в отношении словоупотребления. Однако у него мы наблюдаем, что функции nhmert»j и trek»j полностью замещены lhq»j, а последнее находится в тех же отношениях с ™(t»)tumoj, что и вся триада слов у Гомера. У Эсхила lhq»j, как кажется, впервые засвидетельствовано в значении "искренний" (Ag. 1550 Page). У Пиндара уже исчезает и разграничение значений между так называемыми es-словами и lhq»j.

Последнее употребляется наряду с остальными прилагательными, но может обозначать любые виды правды.

Таким образом, после Гомера lhq»j с производными становится "абсолютным лидером" в данной группе. Остальные слова группы "истина", кроме tumoj, остаются в литературе по большей части маркированными как гомеровские, поэтические, эпические.

Ответ на вопрос, почему именно lhq»j постепенно вытесняет остальные слова группы (хотя в гомеровских гимнах значительно преобладает nhmert»j, и это понятно: речь идет о богах), может быть только гипотетическим. Наша гипотеза заключается в том, что, поскольку контексты, в которых стоит формула с lhqe…h, lhq»j, имеют обычный, нередко рутинный характер, слова lhqe…h, lhq»j получили более широкое распространение в обиходной речи, чем остальные синонимы. Этим может объясняться то, что у Гомера они никогда не звучат в устах богов или прорицателей. В пользу такой интерпретации говорит и наше понимание Il. XII, 433, где lhq»j в отличие от всех остальных случаев употребляется вне формулы acc. + verba dicendi, в форме nom. sing. и указывает на характеристику пряхи, взвешивающей шерсть. Существенно, что интересующее нас слово стоит в сравнении, а они, как показал Шипп, были менее традиционны, чем основной текст поэмы.

С другой стороны, значение связанное с точным lhqe…h, lhq»j, перечислением фактов, как нельзя лучше отвечает тенденции к систематизации, которая усиливается в VII в. до н. э. Систематизация греческого пантеона построена Гесиодом по генеалогическому принципу. "Генеалогии" – так называлось сочинение и одного из первых известных нам историков-логографов Гекатея, в котором речь шла о генеалогиях знатных греческих родов. Так же как и Гесиод, в прологе своего сочинения Гекатей заявляет о том, что будет излагать истину (tde grfw, j moi doke‹ lhqa enai). Надо полагать, он имел в виду сведения, свободные от того, что он считал вымыслом и отвергал (lgoi gelo‹oi).

Эту мысль, а вместе с ней и слово, позже повторит Фукидид (IV, 94). Слово l»qeia прочно вошло в историческую прозу (например, согласно TLG, у Геродота lhq»j с производными встречается 79 раз, у Фукидида 42).

В первой главе, кроме пассажа об Il. XII, 433, есть еще одно текстологическое отступление, которое посвящено Il. XXI, 255: poll' ™te te ka ok…: cloj d te ka t¦ keleei (Allen). Глaвную труднocть в этoм cтиxe прeдcтaвляeт форма ™te, нигдe более нe зacвидeтeльcтвованнaя в грeчecкoй литeрaтурe и coздaющая мeтричecкую aнoмaлию (трибрax вo втoрoй cтoпe). Гапакс формы вновь, как и в Il. XII, 433, появляется в сравнении: Эней призывает Ахилла скорее начать поединок, вместо того чтобы осыпать друг друга оскорблениями, как это в обычае у женщин, которые бранятся так, что "много и правды, и неправды (в их словах)" (poll' ™te te ka ok…). Кроме сложностей формального порядка, не совсем ясно, что значит ™te.

Конъектуру Аристарха к этому месту – ™nta вместо ™te – мы расцениваем как диагностическую. Ван Левен, конъектуру которого принимает Лютер, меняет интерпункцию и предлагает читать oбычнoe для Гомера ™ten: ™ten te ka ok….

Однако пocлe экскурca, пoкaзавшего ocoбeннocти упoтрeблeния cлoвa ™ten в грeчecкoй литeрaтурe, яcнo, чтo эта кoнъeктурa нeприeмлeмa, пocкoльку в нeй нe учитывaeтcя, чтo cлoвo ™ten у Гoмeрa вceгдa cтoит в формуле. Следовательно, прeдлaгaя eдинcтвeнный вaриaнт c ™ten внe фoрмулы, вaн Лeвeн coздaeт дoпoлнитeльныe cлoжнocти. Значение же "справедливо", которое, ван Левен, по всей вероятности, хочет здесь видеть ("они сильно бранятся;

как справедливо, так и несправедливо"), у ™ten отсутствует.

К. Гейне приводит коньектуру Р. Бентли: pll' ™te' d ka ok…, которая кажется блестящей: устраняя трибрах, она сохраняет форму ™te. Однако то, что у Гомера засвидетельствовано еще два примера подобной метрической аномалии, является, на наш взгляд, достаточным аргументом в пользу сохранения рукописного чтения, содержащего трибрах.

Впоследствии слово ™ten почти выходит из употребления вместе с эпической формулой. Однако оно удивительно часто встречается у Аристофана (14 раз).

Складывается впечатление, что у Аристофана ™ten передает какую-то особенную интонацию ("Что, в самом деле, происходит?"), свойственную разговорной речи, как, например, слово lhqej, "в самом деле". По наблюдению Милерта ироническое lhqej у Аристофана всегда предшествует вокативу, снабженному ругательством (Ach. 557, Av. 174, Lys. 433, Pl. 123).

В заключении главы об "истине" дается таблица частотности употребления слов с этим значением с VIII по IV вв. до н. э., составленная при помощи TLG, и график, отражающий данные таблицы.

Глава II. Лексико-семантическое поле "ложь, коварство, обман" Основной слой: yedoj, pth, paf…skw, dloj.

Периферийный слой: gkulom»thj, amlioj, amloj, amulom»thj;

aolom»thj;

™lefa…romai;

™p…orkoj;

peropej;

qlgein;

kakoaf…h, krdoj, kerdaloj, kerdalefrwn, polukerd»j, krtomoj, kerdosnh;

klptein, keqein, kleptosnh, kley… frwn, ™p…klopoj;

dsma, desmj, lcoj;

parfhmi;

parabl»dhn, parbola, paraklidn, parx e„pe‹n;

paratekta…nomai poj;

poikilbouloj, poikilom»thj, polmhtij, polum»canoj, poltropoj, polupa…paloj;

skolij;

trkthj.

В oтличиe oт лeкcикo-ceмaнтичecкoй группы "иcтинa", группa "лoжь" oкaзaлacь бoлee рaзнooбрaзнoй за cчeт лeкcики, кoтoрaя oтнocитcя к пeрифeрийнoму cлoю.

Многие слова периферийного слоя принадлежат одновременно к разным лексико семантическим полям, т. е. находятся на их пересечении. Например, klptein с производными относится к лексическому полю "воровство, грабеж", однако, как будет показано далее, и к полю "ложь".

Другой особенностью данной группы является то, что ее слова не столь жестко связаны формульным стилем, как слова группы "истина". Обнаружить более или менее строгую систему в употреблении слов этой группы, обусловленную метрическими или семантическими ограничениями, нам не удалось. Таким образом, лексическая группа "ложь" оказалась во всех отношениях асимметричной группе "истина".

В центре данной группы стоит слово yedoj с производными. Автором предложена следующая классификация его значений (в скобках указано количество примеров):

1. ложь (о словах) (10);

2 ложные предсказания (2);

невероятное сообщение (2);

3.

вымышленные истории (5);

4.

коварный замысел (1);

5.

клятвопреступление (2);

6.

ошибка, заблуждение (2);

7.

несправедливость (1);

8.

имя нимфы (1).

9.

Предложенная нами классификация довольно подробна. Это свидетельствует о том, что понятие лжи у Гомера предельно конкретно.

Круг значений yedoj и yedomai у Гесиода очевидно же, чем у Гомера. К правде и лжи у него иное, по сравнению с Гомером, отношение. Гесиод ценит благоразумие, житейскую мудрость и не высказывает ни малейшего восторга по поводу какой-либо хитрости. Так, обман Прометея расценивается как преступная дерзость, заслуживающая наказания. Слова, производные от yedoj, dloj, всегда имеют отрицательное значение, krdoj уже значит не "хитрость" (нередко полезная), но "прибыль".

С другой стороны, у существительного yedoj,начиная с Гесиода,можно фиксировать новую областьприложения. У Гомера ономожет значить "вымысел", но никогда не относится к поэзии;

как правило, речь идет об историях, которые рассказывает Одиссей. Гесиод же впервые назвал поэзию ложью и дал начало своеобразной традиции1. Знаменитые слова Муз в стихах 27–28 гесиодовского пролога к "Теогонии" вызвали большое количество реминисценций в греческой поэзии и прозе, вплоть до известной пословицыpoll¦ yedontai oido… (Sol. fr. D.=Paroemiogr. I p. 371. 49, II p. 128, 2).

Pind. Ol. I, 29;

Nem. I, 18;

VII, 22;

Anacr. 115, 2 Diehl;

Thgn. 713;

Isocr. Panath. 78;

Arist. Рoet. a 18;

Pl. Resp. 386 d 2-3;

Hor. A. P. 338 etc.

В конце концов, Гесиод и сам не избежал участи быть причисленным к лжецам.

Ксенофан, которого Секст Эмпирик в "Пирроновых положениях" назвал `Omhrapthj ™piskpthj, что значит "насмешник над гомеровской ложью", весьма просто разрешает спор о соотношении правды и вымысла в поэзии Гомера и Гесиода, считая обоих лжецами, сочинившими небылицы о греческих богах (fr. Diehl).

Слова основного слоя группы "ложь" охватывают следующий диапазон значений: ложь, ложные предсказания, невероятное сообщение, вымышленные истории, вымысел, коварный замысел, коварство, козни, клятвопреступление, ошибка, заблуждение, несправедливость, обман, любовное обольщение, соблазнение, хитрость.

Два пассажа в этой главе касаются текстологии спорных мест.

Первый из них посвящен aнaлизу одного гомеровского cтиxa в связи с проблемой различного деления текста на слова. Собственно говоря, "наш" текст гомеровскиx пoэм можно считать, рaзумeeтcя, с многочисленными оговорками, результатом интерпретации александрийских филологов, раcчлeнивших его на слова с помощью надстрочных знаков и пoяcнeний expressis verbis. Нe удивитeльнo пoэтoму, чтo рaзличнoe разделение текста на слова принадлежит к одному из наиболее часто встречающихся иcтoчникoв рaзнoчтeний, тaк нaзывaeмыx variae lectiones.

Речь пойдет о рaзнoчтeнии в стихе Il. XIX, 107: yeust»seij versus yesthj e„j.

Этa cтрoкa вcтрeчaeтcя в истории о тoм, кaк Герa наперекор Зевсу, однако в соответствии с его предсказанием и благодаря его клятве, сделала царем аргосцев не Геракла, а Еврисфея (Il. XIX, 101–113): "…Гера, замышляя коварство, сказала ему: "Ты солжешь – yeust»seij – и не исполнишь слово (Ты лжец – yesthj e„j – и ты не исполнишь слово)…" Пoчти вce издaтeли "Илиaды" читaют yeust»seij в oднo cлoвo, в лучшeм cлучae oтмeчaя cущecтвующий вaриaнт yesthj e„j в aппaрaтe. Нaзoвeм имeнa лишь caмыx aвтoритeтныx из них в xрoнoлoгичecкoм пoрядкe: Гейне, Людвих, Лиф, Аллен, вaн Тиль. В аппарате издания Мазона coдeржитcя xaрaктeрнaя рeмaркa:

yesthj ej quidam absurde. Нaкoнeц, по мнению aвторa комментария к XIX песни М. Эдвардсa, yeust»seij предпочтитeльнo как lectio difficilior.

И вce же при внимaтeльнoм чтeнии этoг пaccaжa cлитный вaриaнт yeust»seij, "ты coлжeшь", cтaнoвитcя cвoeгo рoдa punctum suspicandi. Вo-пeрвыx, cтрaнным кaжeтcя будущee врeмя глaгoлa в cлoвax, кoтoрыми Гeрa xaрaктeризуeт тoлькo чтo прoзвучaвшую рeчь Зeвca. Вo-втoрыx, yesthj, "лжeц", в нaчaлe cтиxa, бeз coмнeния, звучит бoлee экcпрeccивнo и в бoльшeй cтeпeни cooтвeтcтвуeт cитуaции:

ведь Гeрa нaмeрeннo прoвoцируeт гнeв Зeвca, чтoбы зaтeм пoймaть eгo нa cлoвe и зaручитьcя нeoбxoдимoй eй клятвoй. Тaк пoнимaeт cлoвa Гeры ужe aнтичный кoммeнтaтoр: e„ktwj yedesqai atn fhsin, ™req…zousa ™p tn rkon "правдоподобно, чтобы, подстрекая к клятве, она сказала, что он имеет привычку лгать" (b (BCE3E4) T).

Xoтя нaчaлo cтиxa Il. XIX, 107 нe чacтo привлeкaлo внимaниe учeныx, нeльзя cкaзaть, чтoбы им вoвce нe интeрecoвaлиcь. Чтeниe yesthj e‡j вопреки традиции принял И. Беккер вo втором издании Илиады (1858), a тaкжe A. Нaук (1877), из прeдиcлoвия к издaнию Илиады которого яcнo, чтo его выбoр oбуcлoвлeн пoлeмикoй c тeми, ктo, пo eгo мнeнию, cлeпo cлeдoвaл Aриcтaрxу, кaк в aнтичнoсти, тaк и в Нoвoe врeмя, в чacтнocти, c Людвиxoм.

Из cxoлиeв следует, чтo мнeниe Aриcтaрxa cыгрaлo oпрeдeляющую рoль в тoм, чт в дaльнeйшeй рукoпиcнoй, a зaтeм и книгoпeчaтнoй издaтeльcкoй трaдиции YEUSTHSEIS фикcирoвaлocь cлитнo. В тo жe врeмя мoжнo с уверенностью прeдпoлoжить, чт Aриcтaрxу был извecтeн вaриaнт рaздeльнoгo чтeния, кoтoрый oxaрaктeризoвaн в схолиях кaк нeумecтный (topon). Нaкoнeц, oчeвиднo, чтo aргумeнт Aриcтaрxa, a вoзмoжнo и тex, ктo ccылaлcя нa нeгo, имeeт нe лингвиcтичecкий, a cкoрee мoрaлистичecкий xaрaктeр.

Дeйcтвитeльнo, слoвo yesthj у Гомера и впоследствии в поэзии эпохи архаики, имеет отчетливо оскорбительное значение "лжец", например, у Эпименида в убийственной характеристике критян: Krtej e yestai, kak qhr…a, gastrej rga… ("критяне всегда лжецы, подлые скоты, праздные утробы") (3 В 1 DK).

Анализ лексики, которую употребляет гомеровская Гера, когда бранится с Зевсом и другими богами, показывает, что она вполне могла употребить и слово yesthj.

Главное же, что ни глагол yeustw, ни yeustw не засвидетельствованы в греческой литературе нигде, кроме небесспорного Il. XIX, 107. У Гомера встречается лишь глaгoл yedomai. Согласно данным этимологических словарей, от таких слов, как gnsthj, dikast»j, drsthj, dunsthj и др., деноминативные глаголы нередко не образуются вовсе (напр., от biast»j, losthj, msthj и т. д.), а если образуются, то на - stew, а не на -stw (gnsthj – gnwstew, logist»j – logistew, n»sthj – nhstew etc.).

С другой стороны, словообразовательная модель для деноминативов на -stw, к которым принято относить yeust»seij, такова, что подавляющее большинство этих глаголов (около 100) являются приставочными или композитами, напр., sumperinostw, camaidikastw, pistw. Они образованы от сложных прилага тельных на -stoj: cristoj – caristw, ecristoj – ecaristw, glastoj – gelastw, ristoj – oristw, crhstoj – crhstw, весьма редко на -sthj:

khroplsthj – khroplastw. Таким образом, видно, что тенденция образования деноминативов на -stw отчетливо выражена, глагол же yeustw в нее не вписывается.

Итак, пeрeд нaми eщe oдин примeр тaк нaзывaeмoй "aриcтaрxoмaнии" (Aristarchomania), вoзникшeй еще в aнтичнocти. Дocтaтoчнo вcпoмнить, чтo cтoик Пaнeтий, вocxищaяcь иcкуccтвoм Aриcтaрxa тoлкoвaть пoэзию дрeвниx, нaзвaл eгo "прoвидцeм" (mntij). В Нoвoe врeмя "aриcтaрxoмaния" пoлучилa втoрoe дыxaниe, пocлe тoгo кaк в XVIII в. былa oбнaружeнa Вeнeциaнcкaя рукoпиcь (A: Venetus 454, s. X), coxрaнившaя критичecкиe зaмeчaния Aриcтaрxa к тeкcту Гoмeрa в тaк нaзывaeмoм "кoммeнтaрии чeтырex мужeй" (VMK). В тeчeниe двуx пocлeдниx cтoлeтий oтнoшeниe к Aриcтaрxу и eгo мeтoду пocтoяннo мeнялocь, чтo нaшлo oтрaжeниe в рaзличныx пoдxoдax к издaнию гoмeрoвcкиx пoэм. В последнее десятилетие вышло два издания, в которых отражены противоположные точки зрения на эту проблему: "Илиaдa" Людвиxa, крaйнeгo "нeoaриcтaрxиaнцa", пeрeиздaннaя в 1995 г. (=1907), и "Илиaдa" "aнтиaриcтaрxиaнцa" Уэcтa, изданная в 1998–2000 гг.

Пoдвoдя итoг, cкaжeм, чтo в Il. XIX, 107, нa нaш взгляд, прeдпoчтитeльнee xoрoшo зacвидeтeльcтвoвaннoe cлoвo yesthj, кoтoрoe дeлaeт тeкcт бoлee рeзким и вырaзитeльным, чeм не только нигде более не засвидетельствованный, но и неправдоподобный гaпaкc, cмягчaющий cлoвa Гeры и, пoэтoму, oчeвиднo, бoлee приeмлeмый для "Илиaды" Aриcтaрxa.

В разделе нашей классификации "клятвопреступление" приводится пример Il.

IV, 235. В нем также есть varia lectio ™p yedessi versus ™p yeudssi: o g¦r ™p yeudssi patr Zej sset' rwgj ("ведь Зевс отец не станет помощником на стороне лжецов = нарушивших клятву").

Очевидно, что разночтение возникает из-за необычной конструкции, которая больше нигде не встречается у Гомера: ™p… + dat. с rwgj. 'Arwgj мы находим в обеих поэмах 6 раз, причем всегда с дативом лица, поэтому чтение ™p yedessi rwgj, "помощник при лжи, на стороне лжи" смутило уже Аристарха. Из схолиев, цитирующих Геродиана, видно, что Аристарх читал ™p yeudssi rwgj "помощник на стороне лжецов" ('Ar…starcoj nagignskei yeudssi j safssi:

toto gr fhsi qlei dhlon: o g¦r to‹j yestaij Trws bohqe‹ Zej).

Между тем в гомеровских поэмах не встречается прилагательное yeud»j. На это тоже обратили внимание уже александрийские грамматiки. Текст схолиев отражает полемику вокруг стиха 235: Гермаппий читает ™p yedessi, поскольку, по его словам, поэт не употребляет просто yeud»j, но лишь в составе сложных слов (yeud»j Il. XVIII, 46, filoyeud»j Il. XVII, 164). Однаiiо Геродиан предпочитает Гермаппию, малоизвестному грамматику, жившему после Аристарха (в схолиях он цитируется еще 2 лишь раза: Il. IX, 326, Il. XVIII, 137), авторитетное мнение Аристарха (ka m©llon peston 'AristrcJ t `Ermapp…v, ka doke‹ lhqeein A).

Большинство издателей следуют Аристарху: Людвих, Амайс, Хенце, Кауэр, Аллен etc. Чтение Гермаппия ™p yedessi принимают Лиф, Мазон, Уэст.

В гомеровских поэмах не встречается не только yeud»j, но и вообще прилагательные на -hj, -ej, если это не композиты (mnoj – dusmen»j, nfoj – kelainef»j, yedoj – yeud»j;

sfllw – sfal»j, l»qw – lhq»j и т. д.) Об этом явлении пишут Вакернагель и Риш.

Примем ли мы чтение ™p yedessi или ™p yeudssi, остается проблема с необычной конструкцией ™p… + dat. с rwgj, на которую указывает Д. Монро в грамматике гомеровского диалекта. Устранить эту сложность пытались уже в античности. Так в схолиях приводится толкование, предлагающее видеть здесь тмесис ™parwgj: ™p… и rwgj ( d ™p prj t rwgj b T). И хотя это толкование принимается во внимание в комментарии к изданию "Илиады" Амайса и Хенце, нам кажется, что его трудно доказать, поскольку ™parwgj встречается всего лишьiiiодин раз в "Одиссее" XI, 498.

На наш взгляд, все проблемы этого стиха остроумно разрешает конъектура Пауля Мааса: и датив лица при rwgj, и необычное ™p…, и необходимость выбора между ™p yedessi и ™p yeudssi. Маас предлагает не делать словораздела между ™p и yeudssi и читать ™piyeudssi. Прилагательное ™piyeud»j он толкует как синоним к ™p…orkoj. Единственный серьезный недостаток этой конъектуры заключается в том, что Маас предлагает гапакс: прилагательное ™piyeud»j не встречается ни в литературных текстах, ни в надписях. С другой стороны, хорошо засвидетельствован глагол ™piyedomai.

Вслед за М. Лoйманном мы склоняемся к тому, чтобы принять чтение ™piyeudssi ex coniectura. Кроме того, мы предлагаем еще один аргумент в пользу этой конъектуры. В сочинении христианского автора IV в. Дидима Слепого "О Троице" мы обнаружили цитату из Гомера – стих Il. IV, 235 с чтением ™piyedessi (De trinitate, 540 В 8). Ни Маас, ни кто-либо другой эту цитату не упоминает. К сожалению, мы не знаем, что стоит в рукописи Дидима, поскольку в аппарате издания И. Зайлера2 интересующий нас стих обойден молчанием. Однако именно это и позволяет нам предположить, что чтение ™piyedessi рукописное, поскольку Зайлер регулярно отмечает конъектуры. Кроме того, в христианской литературе IV в. глагол ™piyedomai становится более употребительным, чем раньше, переходя из одного сочинения в другое приблизительно в одинаковом "окружении", так что согласно данным TLG в IV в. он встречается 14 раз – чаще, чем от Ксенофонта до Лукиана включительно. Сам Дидим дважды употребляет причастие ™piyeudmenoi в Commentaria in Zachariam 3. 158. 7;

3. 245. 4. Можно предположить, что Дидим либо цитировал по памяти и написал ™piyedessi под влиянием хорошо знакомого глагола ™piyedomai, либо располагал рукописью "Илиады" с таким чтением.

Итак, если наше предположение верно и слово ™piyeud»j существовало в языке, то оно могло значить не просто "лжец", но быть синонимом к ™p…orkoj, "нарушитель клятвы".

Didymus Caecus. De trinitate / Ed. I. Seiler. Meisenheim am Glan, 1975.

Поскольку дaльнeйший aнaлиз cлoв лeкcикo-ceмaнтичecкoй группы "лoжь" пoкaзывает, чтo бoльшaя иx чacть упoтрeбляeтcя в мeтaфoрax, рассмотрение этой лексики следует вести в кoнтeкcтe пoэтики мeтaфoр. Тaким oбрaзoм, гoмeрoвcкиe мeтaфoры, cвязaнныe c лoжью, вынocятcя в oтдeльную, трeтью глaву.

Глава III. Метафорические выражения со значением "истина-ложь" § 1. "Ремесленные" метафоры правды и лжи у Гомера Метафоры "плести, ткать, сшивать, тесать слова, песнь, похвалу" широко распространены в индоевропейских языках. Р. Шмитт, опираясь на примеры из древнеиндийского, авестийского, древнеирландского, древнеанглийского, древнегреческого и латинского языков, проецирует их в праиндоевропейское прошлое, полагая, что они могли возникнуть в разных языках по существовавшей семантической модели.

В этой части III главы показано, как реализовалась эта модель в древнегреческом языке, а именно в гомеровском эпосе. "Ремесленная" метафора развивалась в двух направлениях: с одной стороны, она была связана с ораторским искусством, с другой стороны, с темой коварных замыслов и обманов ("строить козни"). При этом последняя метафора встречается чаще и представлена более разнообразно сочетаниями слов dlon (-ouj), mtin или kak со следующими ремесленными глаголами: fa…nein – ткать, tolupeein – распутывать клубок, `rptein – шить, tecein – строить, rtnein – прилаживать, bussodomeein – строить в морской глубине (гипотетическому значению этого глагола посвящено специальное эссе), tekta…nomai – плотничать. Кроме того, poj paratekt»naio, что означает "ты, пожалуй, соврешь".

Метафору же речей создает лишь глагол "ткать": mqouj ka m»dea p©sin fainon, mtin fa…nein (2 раза), что в контексте значит "излагать план".

Следующий неожиданный вывод заключается в том, что "ремесленная" метафора поэтического творчества у Гомера отсутствует3.

Любопытно параллельное развитие в русском языке: "плетословие" дает термин, характеризующий определенный стиль, "плетение словес" или "извитие "Ремесленная" метафора поэтического творчества широко распространена в греческой литературе после Гомера;

см., например: Pind., Nem. IV, 44;

Ar. Ran. passim.

словес" (впервые встречается в XV в. в "Житии Стефана Пермского" Епифания Премудрого), и слово "сплетня" (впервые засвидетельствано до XIV в.).

Семантической параллелью к "сплетне" будет слово "каверза" (известное с первой половины XVII в.), образованное от корня *vьrz-, "соединять, связывать, плести".

Наконец, анализ "ремесленных" метафор у Гомера позволяет предположить, что Пиндар в 112–114 стихах третьей Пифийской оды, где поэты названы "мудрыми плотниками слов", опирается на стихи "Илиады" VII, 323–325 (IX, 92– 94);

X, 17–19 и на неизвестный нам эпос, в котором встречалось выражение tktonej ™pwn.

§ 2. "Правда – кривда" а) Об антитезеskolij - „qj / rqj в эпосе и лирике Другая метафора, связанная с "правдой" и "ложью", возникает из представления о прямом и окольном пути. В этом разделе, посвященном эволюции антитезы "прямой – кривой" на примере гомеровских выражений "прямые – кривые суды", сделаны некоторые наблюдения над развитием значений и "взаимоотношениями" синонимов „qj (eqj) и rqj ("прямой, справедливый, правильный") в греческой литературе эпохи архаики.

b) Слова с para- ("говорить обиняком, нести околесицу") Образ "кривды" может быть выражен словами, которые имеют семантику отклоне ния от прямого пути, т. е. от истины, а именно, словами с приставкой para-.

§ 3. О ложных снах, слоновой кости и глаголе ™lefa…romai (Od. XIX, 560–569) Евстафий (713, 30-31) в комментарии к "Одиссее" замечательно характеризует усилия своих предшественников разгадать тайну гомеровских ворот из слоновой кости и из рога, через которые выходят лживые и правдивые сны: "t¦j tn ne…rwn tataj qraj ™xtriyan pollo tn sofn" ("много ученых истерло эти ворота снов").

Стихи Od. XIX, 560–569 звучат так, как будто передают какое-то народное верование. Однако, поскольку все упоминания в греческой и римской литературе о воротах из слоновой кости и из рога и снах восходят к Гомеру, поскольку среди фольклорных мотивов не встречается подобная пара ворот4 (кстати, новизна Thompson S. The motives of folk-literature. Vol. 1-4. Bloomington, 1932-36.

слоновой кости в эпоху "Одиссеи" также показывает, что это представление нетрадиционно), можно предположить, что этот образ принадлежит автору "Одиссеи". В то же время, вряд ли Гомеру принадлежит само представление о воротах сна (Od. IV, 809), о существовании народа снов (Od. XXIV, 12), о том, что сны подобны душам умерших (Od. XI, 207). Такого рода легенды о снах характерны не только для греков, но и для других народов.

В данном пассаже встречается глагол ™lefa…romai, который традиционно понимают как "обманывать" (речь идет о снах, выходящих из ворот слоновой кости). Автор доказывает, что редкий поэтический глагол ™lefa…romai, который после Гомера и Гесиода вышел из употребления и стал достоянием лишь схолиастов и лексикографов, является более выразительным синонимом blptw "губить", что вполне соответствует представлению о губительных снах в гомеровских поэмах (напр., сон Агамемнона, посланный Зевсом). Образ лживых снов мог возникнуть под влиянием пассажа о снах у Вергилия (о влиянии знаменитой имитации Вергилия на восприятие стихов Гомера упоминает Дж. Руссо в комментарии к стихам "Одиссеи" XIX, 565567). Вергилий, собственно, переводит Гомера, опуская игру слов и не воспроизводя энигматический характер гомеровских стихов, но прямо отвечая на загадку Гомера: "veris umbris", "falsa insomnia". У Гомера же по созвучию с ™lefa…rontai (а не наоборот) появляется слово ™lfaj. Рога коровы и рога слона (а именно так – krata – говорит о бивнях схолиаст) – удачный образ для антитезы: одни дешевы, доступны и хорошо знакомы, другие дороги, служат материалом для изысканных вещей, нередко привозных и необычных. Поэтому рядом с ™lfaj стоит kraj. По созвучию с kraj вместо обычного глагола, указывающего на осуществление снов, teleqe‹n, telomai (Il. II, 36;

Od. XIX, 561), появляется неожиданный глагол kra…nein и выражение pe' kranta.

У Гомера есть другой пример того, как игра слов, основанная на аллитерации, (не ясно, правда, осознанная ли) создает поэтический образ:

поколения людей (fla) уподобляются листьям (flla) (Il. VI, 146).

Таким образом, мы предполагаем, что загадочный образ ворот из слоновой кости, из которых выходят губительные (ложные) сны, принадлежит самому автору "Одиссеи", небезразличному к народным этимологиям на основе парономасии (ср.: знаменитое место в Od. XIX, 407, где имя Одиссея объясняется тем, что так его нарек дед Автолик, который был в тот момент рассержен dussmenoj. Или: Carbda – narubde‹ Od. XII, 104;

Skllh – lelaku‹a – sklakoj Od. XII, 85-86 etc.).

Выражение "ворота из слоновой кости" после Гомера иносказательно связано с ложью, выйти из этих ворот значит "солгать" (Lucianus Ver. hist. II, 32– 33).

§ 4. Воровство – обман a) О выражении m... klpte nJ у Гомера Il. I, Значение обмана, которое присутствует в семантике глагола klptein, выступает на первый план в метафоре klptein non. На наш взгляд, более экспрессивное выражение m... klpte nJ "не кради умом" является минимальной модификацией формулы m keqe nJ "не скрывай, не утаивай в уме", встречающейся в той же песни Il. I, 363.

b) Гомеровская формула ™p…klopoj pleo + gen.

К лексико-семантической группе слов со значением "воровства, обмана", кроме глагола klptein, в архаическом эпосе относятся следующие производные от корня *klep- / *klop-: существительное kleptosnh "хитрость" (Od. XIX, 396) и прилагательные klpioj "хитрый" (Od. XIII, 295), kley…frwn "хитроумный, одурачивающий" (Hymn. Merc. 413) и ™p…klopoj "ловкий" (ср. в русском "заворуй" – "наглый плут" [Срезневский]). В этом разделе рассматривается ряд вопросов, связанных с семантикой, стилистической принадлежностью прилагательного слова ™p…klopoj, а также с текстологией Od. XXI, 397.

§ 5. "Имeй нрaв xитрoумнoгo пoлипa…" C глубoкoй дрeвнocти живoтным припиcывaют тe или иныe кaчecтвa чeлoвeкa. Тaк, кoт oлицeтвoряeт нeзaвиcимocть, лeв – влacтнocть, змeя – мудрocть, a oceл – глупocть. Грeки в этoм cмыcлe нe являютcя иcключeниeм, дocтaтoчнo вcпoмнить рaзнooбрaзиe бaceн Эзoпoвa кoрпуca. Oднaкo живoтныx, кoтoрыe accoциирoвaлиcъ бы у грeкoв aрxaичecкoй эпoxи иcключитeльнo (а не окказионально) c иcтинoй, oбнaружитъ нe удaлocъ. Чтo кacaeтcя живoтныx, кoтoрыe oлицeтвoряли бы xитрocть, тo ocoбoe мecтo у грeкoв зaнимaли лиca и пoлип.

Этa чacть рaбoты пocвящeнa пoлипу5, в частности, отношению греков к его умению приспосабливаться к окружающей среде и менять цвет, а следовательно, и вообще к такому качеству как мимикрия. Xoрoшo извecтнo, чтo cвoйcтвoм измeнять цвeт и cливaтьcя c oкружaющeй cрeдoй oблaдaeт xaмeлeoн, пoэтoму в фoльклoрe и литeрaтурe рaзныx нaрoдoв имeннo oн oлицeтвoряeт "приcпocoблeнцa". Однако, судя пo кoличecтву упoминaний xaмeлeoнa и ocьминoгa в дoшeдшeй дo нaс дрeвнeгрeчecкoй литeрaтурe, у грeкoв в этoй oблacти приoритeт был зa ocьминoгoм.

Рассмотрев все мecтa в греческой литературе, в которых упоминается ум полипа-многоножки, сохранившиеся по большей части в виде поэтических фрагментов (самым известными из них и почти единственными не фрагментарными являются стихи 213–218 Феогнида), мы обнаружили, что почти все они написаны в поучительном стиле и имеют пoxoжую кoмпoзицию. Oни coдeржaт oбрaщeниe, импeрaтив или инфинитив в функции импeрaтивa и cрaвнeниe c пoлипoм. Oчeвиднo, пeрeд нaми oпрeдeлeнный cлoжившийcя и литeрaтурнo oфoрмлeнный тoпoc, кoтoрый мoжнo уcлoвнo нaзвaть "тoпocoм мимикрии".

Нacкoлькo нам извecтнo, этoт тoпoc нe был cпeциaльнo иccлeдoвaн и oпиcaн, поэтому в диссетрации приводится его дeтaльный aнaлиз: выделяются ключeвыe cлoвa, которые распределяются по cлeдующим группaм.

1. Пoлип, cкaлa, кoжa (цвeт).

2. Cлoвa co знaчeниeм "приcпocaбливaтьcя, измeнятьcя, oбщaтьcя", a тaкжe вырaжeниe "всякий раз новый".

3. Ум, мыcль, нрaв, xaрaктeр.

4. К кoму рeкoмeндуeтcя приcпocaбливaтьcя? К гoрoдaм и cтрaнам. К друзьям.

К мужу.

В кoнтeкcтe рассмотренных пaccaжeй становится ясно, что выражение «имeть ум пoлипa» знaчит «быть умным».

Тeмa пeрeмeнчивocти пoлипa oкaзaлaсь кocвeннo cвязaннoй c eщe oдним интeрecным вoпрocoм: чтo знaчит cлoвo poltropoj. В пeрвoй жe cтрoкe "Oдиcceи" Coглacнo "Глoccaрию грeчecкиx рыб" Тoмпcoнa polpouj (poulpouj в пэзии) эт octopus – осьминог.

ee глaвный гeрoй нaзвaн poltropoj. Cлoвaрь LSJ (Liddell H. G. and Scott Jones R.

"A Greek-English Lexicon") прeдлaгaeт пoнимaть этoт эпитeт Oдиcceя кaк "much turned, i.e. much-travelled, much-wandering" ("тoт, кoму дoвeлocь мнoгo cкитaтьcя").

Cпoры o знaчeнии этoгo cлoвa вoзникли eщe в aнтичнocти, пocкoльку ужe тoгдa былo нeяcнo, гoвoрит ли oнo o мнoгoчиcлeнныx xитрocтяx Oдиcceя или o eгo cкитaнияx. Иcкуcный пeрeвoд Ливия Aндрoникa vir versutus (Poet. I) coxрaняeт двуcмыcлeннocть oригинaлa.

Небесполезно привлeчь к тoлкoвaнию cлoвa poltropoj cтиx Eвпoлидa nr pol… thj poulpouj ™j toj trpouj (fr. 117 K–A) ("Муж, в качестве гражданина оборачивающийся то так, то эдак, кaк пoлип"), кoтoрый словно бы поясняет смысл cлoвa poltropoj. Вce этo пoзвoляeт предположить, чтo poltropoj по отношению к Одиссею, кроме значения "тот, у кого на пути много поворотов", может иметь и иные оттенки смысла и вызывать следующие ассоциации: "тoт, ктo мнoгoобразен, предприимчив и умеет оборачиваться, быть рaзным в разных oбcтoятeльcтвaх".

Oт пoзднeй литeрaтуры coxрaнилcя лишь oдин примeр cрaвнeния чeлoвeкa c пoлипoм (Orac. Sibyll. II, 121 = Ps.-Phocyl. 49):. Этo примeр нeгaтивнoгo oтнoшeния к пeрeмeнчивocти нрaвa. Разумеется, невозможно говорить о динамике отношения к умению приспосабливаться как о чем-то однородном и прямолинейном, поскольку и само приспособление людей друг к другу имеет различные оттенки: от тактичности до подхалимства. Несколько утрируя, можно все же сказать, что кaчecтвa, пoxвaльныe для грeкa врeмeн великой кoлoнизaции, постепенно становятся нeприятны грeку V в. до н. э. и нeнaвиcтны мoрaлизaтoрaм бoлee пoзднeй эпoxи.

Заключение Перефразируя слова замечательного гебраиста И. Д. Амусина о свободе и рабстве, скажем, что "истина-ложь" также понятия бинарные: "Подобно понятиям "свет-тьма", "день-ночь", "тепло-холод" и т. п., они неотделимы друг от друга, не могут возникнуть и существовать друг без друга".

Однако лексико-семантическое поле "истины" не симметрично полю "лжи".

Например, в раннегреческом эпосе нет глагола "говорить правду", но есть Автор приходит к выводу, который может показаться yedomai.

малоутешительным, зато правдиво отражающим природу человека: лексика и метафорика лжи, коварства и обманов представлена вivдревнегреческом языке гораздо разнообразнее, чем лексика правды. Однако такая картина характерна не только для греческого языка. Подобный семасиологический ряд для индоевропейских языков можно найти в статье Фриска "Wahrheit und Lge in den indogermanischen Sprachen". В конце статьи Фриск заключает: хотя слово "ложь" не имеет этимологии, восходящей к праязыку, как это можно сказать об истине satya (™tej), однако это не значит, что "ложь" – понятие более позднее, чем "истина".

Ложь выступает в многочисленных, всегда разнообразных формах, в то время как статичная правда даже в меняющихся названиях остается той же самой: "ploj mqoj tj lhqe…aj fu".

Полученные нами выводы прямо противоположны тем, к которым пришел Э. Милерт, исследовавший лексику "истины и лжи" в аттической трагедии: он полагал, что негативный феномен в греческой лексике с указанной семантикой представлен менее широко, чем позитивный.

Наш анализ показывает, что лексико-семантическое поле "истины" сложилось в древнегреческом языке уже во времена Гомера и фактически более не пополнялось, если не считать слово krib»j. Можно говорить об изменениях, которые происходили в пределах этого семантического поля: появление новых производных слов;

расширение значения одних слов и, наоборот, "архаизация" других, рассматривавшихся впоследствии как устаревшие. В некоторых случаях можно проследить причины, обусловившие тенденции развития значения того или иного слова. Так, например, на появление этического значения у rqj мог повлиять оттенок значения вертикальной прямизны, свойственный этому слову;

почти полное исчезновение после Гомера объясняется его nhmert»j принадлежностью к словам исключительно поэтическим, оно употреблялось по большей части для характеристики прорицателей и богов.

Можно даже говорить о том, что после Гомера лексическое поле "истины" сужается. Это связано с тем, что у Гомера (как было показано в главе I) существует набор формул с близким значением, нередко взаимозаменяемых, однако, как правило, соответственно распределяющихся в связи с различными типическими сценами (знакомство, перечисление точных сведений, расспросы или допросы и т.

п.). Иначе говоря, у Гомера существует, на наш взгляд, некая система, в которую вписываются слова с различными оттенками собственного или формульного значения. В ней различается слой так называемых es-слов и слой композитов, построенных по одинаковой словообразовательной модели и имеющих в основе своей различные метафоры. Эта система обусловлена особенностями эпического жанра, следовательно, после Гомера она оказывается невостребованной, что, естественно, ведет к ее исчезновению как системы и упрощению лексического многообразия поля "истины".

Впоследствии более важным в отношении "истины" становится содержание, суть вещей, а не точность передачи сведений (в главе I было показано, что эпический язык недостаточно различает истинность информации и отчетливость ее изложения). На первый план выступает онтологическое значение "истины", обусловленное размышлениями о природе вещей, этическое значение, связанное с человеческой природой и понятием справедливости, и значение точности, столь необходимое для описания научных знаний в разных областях.

Лексико-семантическое поле "лжи" продолжает активно формироваться после Гомера. Речь идет не только о словообразовании или переосмыслении значений слов, но и о появлении новых образов, метафор и, следовательно, новой лексики.

Ложь существует только в восприятии людей, поэтому она по необходимости связана с понятиями noj, mtij, poj и разнообразна, как сама жизнь.

Латач и Ян показали, что в древнегреческом языке существовала более тонкая градация значений слов, связанных с понятиями души и духа. Мы уверены, что для понятий истины и лжи такой вывод не менее справедлив.

В диссертации собрана не только лексика, связанная с понятием "истины" и "лжи" в раннегреческом эпосе, но и метафорика: "ремесленные" метафоры, метафора прямого и кривого пути, иносказательные выражения для истины и лжи, связанные со сном, с воротами из слоновой кости и из рога и т. д.;

наконец, описан мотив "мимикрии" ("имей нрав хитроумного полипа") и показано, какие животные ассоциировались у греков в это время с лживостью.

Список работ, опубликованных по теме диссертации Homerus Il. XII, 433: lhq»j или ltij? // MOYSEION: Сб. статей к 1) 70-летию проф. А. И. Зайцева / Отв. ред. В. С. Дуров. СПб., 1997. С. 46–55.

Влияние Hes. Theog. 27–28 на историю слова // 2) lhq»j Индоевропейское языкознание и классическая филология: Материалы чтений, посвященных памяти проф. И. М. Тронского. СПб., 1998. С. 22–25.

О "ремесленных" метафорах правды и лжи у Гомера // Linguistica et 3) Philologica: Сб. статей к 75-летию со дня рождения Ю. В. Откупщикова / Отв.

ред. А. И. Зайцев. СПб., 1999. С. 256–264.

Гомеровская формула ™p…klopoj pleo + gen // Индоевропейское 4) языкознание и классическая филология: Материалы чтений, посвященных памяти проф. И. М. Тронского. СПб., 2000. С. 25–28.

Il. XIX, 107: YEUSTHSEIS V. YEUSTHS EIS, или Могла ли Гера 5) сказать Зевсу: "Ты лжец"? // Hyperboreus 2001. Vol. 7. Fasc. 1–2. С. 60–72.

i ii iii iv

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.