авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Слова категории состояния: аналитизм категоризации и грамматикализации (на материале русского и английского языков)

На правах рукописи

МКРТЫЧОВА ГАЛИНА ОВАНЕСОВНА СЛОВА КАТЕГОРИИ СОСТОЯНИЯ: АНАЛИТИЗМ КАТЕГОРИЗАЦИИ И ГРАММАТИКАЛИЗАЦИИ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ) Специальность 10.02.19 – теория языка

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Ростов-на-Дону – 2011 2

Работа выполнена на кафедре русского языка и теории языка Педагогического института ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» Научный руководитель доктор филологических наук, профессор, Астен Тамара Борисовна Официальные оппоненты доктор филологических наук, профессор Брусенская Людмила Александровна доктор филологических наук, профессор Скрипникова Надежда Николаевна Ведущая организация ГОУ ВПО «Кубанский государственный университет»

Защита состоится «30» июня 2011 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.17 по филологическим наукам при ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344082, г.

Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33, ауд. 202.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Педагогического института ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344082, г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 33, ауд. 209.

Автореферат разослан 30 мая 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Н.О.Григорьева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Понятие аналитизма является базовым для грамматической теории, однако, в теоретическом плане аналитизм мало исследован: нет системно обоснованных решений относительно процессов и причин становления ана литических образований, нет и единства в установлении фактов морфологи зированного аналитизма и аналитизма членов предложения. Специальных работ, где проблемы аналитизма раскрываются на материале слов категории состояния, тем более – с привлечением современных языковых фактов, на сколько мы можем судить, не существует.

Проблемы аналитизма в данной работе исследуются на материале «спорной» части речи – слов категории состояния. Уже примерно полвека вопрос о категории состояния перестал быть предметом активных дискус сий (пик обсуждений пришелся на 50-е гг.). Однако проблема категориаль ной принадлежности этих слов не решена. Полагаем, что обращение к этой проблеме на новых основаниях (с опорой на описание аналитизма категори зации и грамматикализации) позволит приблизиться к решению проблемы.

Дескриптивные потребности (составление грамматик и словарей) постоянно требуют обоснованных решений по вопросу частеречной принадлежности этих слов, поэтому полагаем, что обращение к данной проблематике акту ально и обоснованно.

Слова категории состояния (скорее всего - вследствие гибридности, «маргинальности», нечетких очертаний самого класса таких единиц, их син кретичного, «переходного» характера) оказываются не изученными с точки зрения типов аналитизма. Всем вышесказанным определяется актуаль ность предпринятого исследования.

Объектом анализа являются слова категории состояния.

Материалом исследования стали слова категории состояния в их тек стовой реализации. Материал извлекался из актуальных художественных и публицистических текстов на русском и английском языках (см. список ис точников). Всего было привлечено для анализа около 2000 слов категории состояния и контекстов их использования.

Предметом исследования является аналитизм двух типов: аналитизм категоризации (то есть аналитизм как основа формирования особой, по пре имуществу неизменяемой, части речи – слов категории состояния) и анали тизм грамматикализации (то есть аналитизм грамматических форм времени и наклонения, которые проявляются у слов категории состояния в сочетании с глагольной связкой).

Основная цель исследования заключается в обосновании граммати ческой специфики слов категории состояния на основании таких характери стик, как аналитизм категоризации и аналитизм грамматикализации.

Общая цель предопределила конкретные исследовательские задачи:

- обосновать категориальную специфику указанного класса слов;

- проанализировать слова категории состояния в аспекте двух типов аналитизма – аналитизма категоризации и аналитизма грамматикализации;

- определить грамматическую природу, то есть выявить парадигмати ческую систему слов категории состояния (исследовать присущие им анали тические формы времени и наклонения);

-исследовать динамику и дискурсивные возможности слов категории состояния.

Методологической основой исследования являются общефилософские принципы историзма и диалектики, рассматривающие явления в их взаимосвя зи и взаимообусловленности, принципы эволюционизма и развития.

Теоретической основой диссертации стали идеи в области общей грамматики таких лингвистов, как А.А. Потебня, Е. Курилович, О. Еспер сен, Л.В. Щерба, Р.О. Якобсон, В.В. Виноградов, С.Д. Кацнельсон, В.М.

Жирмунский, А.В. Бондарко, И.А. Мельчук, Е.В. Клобуков, А.Т Кривоно сов, Т.Г. Хазагеров, А.М. Цывин, В.С. Храковский, П.В. Чесноков, Л.Д.

Чеснокова, Л.Л. Буланин, В.В. Бабайцева, А.Е. Кибрик, Г.И. Тираспольский, А.А. Колесников, Н.А. Луценко, Т.Б. Астен, Е.В. Муругова, Г. Корбетт, Д.А.

Штелинг, J.Anward, W. Croft, D. Crystal, I. Plag, а также исследования, по священные непосредственно исследуемой группе слов категории состояния (Б.А. Ильиш, Б.М. Лейкина, Н.И. Бармина, Л.К. Попова, Л.О. Пипаст, А.Б.

Шапиро, Ф. Травничек, Л.Л. Лисина, Е.М. Галкина-Федорук, Н.С. Поспелов, В.Н. Мигирин, Л.Л. Иофик, А.Н. Тихонов, М.Ф. Лукин, О.К. Балиашвили, П.И. Шлейвис, О.В.Тюкинеева и др.) В работе использованы следующие лингвистические методы:



- синхронно-описательный метод с приемами наблюдения и интерпре тации, классификации и систематики языковых явлений;

- когнитивно-функциональный метод, включающий в себя анализ на уровне поверхностной и глубинной семантики, учет синтактики и прагмати ки, а также контекстологический анализ;

- элементы диахронического анализа.

Положения, выносимые на защиту:

1. Части речи, как наиболее общие лексико-грамматические классы слов, отражают концептуальную картину объективного мира, закономерно представляя фрагменты этого мира. Неоднозначное толкование частей речи в лингвистической науке в значительной степени обусловлено негомогенно стью лексико-грамматических классов и наличием переходных, периферий ных зон в рамках каждой категории. При многомерном подходе к выделе нию частей речи имеются все основания для признания слов категории со стояния «особой» частью речи: их категориальная (частеречная) специфика представлена даже более отчетливо, чем у многих «спорных» частей речи.

2. Аналитизм категоризации проявляется в формировании особой час ти речи – слов категории состояния, то есть морфологическая неизменяе мость выступает в качестве категориальной характеристики (формирующей самостоятельную часть речи). Аналитизм грамматикализации проявляется в характерном для слов категории состояния выражении грамматических зна чений времени и наклонения за пределами словоформы.

3. Аналитизм грамматикализации реализуется в таких способах структу рирования, когда граммема времени и наклонения слов категории состояния «отторгнута» от самой лексемы. Такие объективные критерии грамматично сти, как регулярность и облигаторность, позволяет отнести образования типа было холодно к аналитическим морфологическим формам.

4. Востребованность, частотность предикативов неотделимы от пси хологизации языка, от настоятельной потребности выражения в художест венном дискурсе состояния (физического, психологического, эмоциональ ного и т.д.) персонажей, а также оценки обстоятельств внешней среды. Для всех этих целей наиболее пригодны (причем не только в русском, имеющем лишь тенденцию к аналитизму, но и в аналитическом английском языке) слова категории состояния, которые нередко характеризуются автономно стью основы и совпадением ее границ с границами слова. Пополнение сформированного в языке разряда слов категории состояния новыми лексе мами (в том числе из разряда субстандартных) служит важным свидетельст вом аналитизма номинации.

Новизна исследования. Центральные для диссертации понятия – аналитизм категоризации и аналитизм грамматикализации – еще не стали общепризнанными и общеупотребительными. Между тем, обращение к этим понятиям позволяет пролить свет на грамматическую природу одного из са мых дискуссионных классов – слов категории состояния. На наш взгляд, принципиальная новизна предлагаемой работы состоит в том, что впервые проблемы аналитизма категоризации и аналитизма грамматикализации ис следованы на материале «проблемной» части речи – слов категории состоя ния. Дело в том, что традиционным объектом исследований по аналитизму являются глагол и имя (отсюда – сформированность терминологии: «имен ной аналитизм» и «глагольный аналитизм»).Слова категории состояния, ис следованные на материале двух типологически различных языков – по пре имуществу синтетического русского и преимущественно аналитического английского – дают новый эмпирический материал, позволяющий с новых позиций проанализировать такую важную типологическую универсалию, как аналитизм.

Категориальная специфика названного лексико-грамматического раз ряда обоснована прежде всего опорой на понятие «аналитизм грамматикали зации». Полагаем, что новизна определяется и тем обстоятельством, что ис следование впервые строится на пересечении двух важных для грамматики проблем – частеречной принадлежности одного из разрядов признаковых слов и типов аналитизма. Новым и перспективным считаем обращение к дис курсивным параметрам слов категории состояния (поскольку в описаниях этого класса слов традиционно преобладал структурно-семантический под ход). Итак, в диссертации новым является то, что:

-обобщаются исследования по проблеме частеречной принадлежности слов категории состояния и предлагается решение этой проблемы с опорой на один из типов аналитизма – аналитизм грамматикализации;

-выявляются особенности аналитизма категоризации и грамматикали зации;

-устанавливаются дискурсивные особенности слов категории состоя ния;

-изучаются особенности этих единиц в аспекте теории и практики пере вода.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что оно вносит вклад в такую важную для современного языкознания исследова тельскую парадигму, как теория аналитизма. Признание того, что тенденция развития большинства современных европейских языков состоит в росте аналитизма, не привело, однако, к исчерпанности соответствующей пробле матики. Очертить круг проявления аналитизма в языке сложно и в связи с недостаточной разработанностью и однозначностью самого понятия анали тизма, и в силу разнородности и пестроты проявлений аналитизма в кон кретных языках. Полагаем, что предпринятое исследование помогает по стичь лингвистическую природу основных манифестаций аналитизма.

Поскольку вопрос о словах категории состояния (предикативах, пре дикативных наречиях) не получил однозначной трактовки ни в отечествен ной, ни в зарубежной лингвистической науке, обращение к этой проблема тике на новых основаниях вносит определенный вклад в общую теорию час тей речи. Выводы диссертации значимы для когнитивной лингвистики, про являющей интерес к проблемам соотнесения грамматических структур с мыслительным содержанием. Исследуемый класс слов анализируется также с позиций дискурсивной грамматики, это имеет определенное значение для экспрессивной стилистики.

Практическая ценность работы. Материалы и выводы могут быть использованы в вузовских курсах общей грамматики и типологии, морфоло гии и лексикологии, а также в спецкурсах и спецсеминарах, посвященных проблемам морфологического аналитизма в разноструктурных языках, а также непосредственно словам категории состояния. Обобщения, содержа щиеся в диссертации, могут найти отражение в лексикографической практи ке (в настоящее время для лексикографии характерны неоднозначные, не редко противоречивые пометы при словах данного класса, что закономерно, поскольку в лексикографии не может быть четкого и точного представления того, что еще не отрефлектировано в грамматической науке). Материал дис сертации поможет более адекватно очертить круг единиц, которые право мерно относить к словам категории состояния (и снабжать соответствую щими пометами в общих и аспектных словарях).

Структура работы определяется ее целями, задачами и проблемати кой. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и библио графии.

Апробация работы. Ход и результаты работы обсуждались на кафед ре русского языка и теории языка педагогического института Южного феде рального университета.

Основные положения диссертационного исследования были изложены автором в форме докладов на следующих конференциях:

1. Язык и коммуникация в контексте культуры (II Международная на учно – практическая конференция, Ростов н/Д, РГЭУ «РИНХ», март 2010);

2. Язык. Дискурс. Текст.(V Международная конференция, Ростов н/Д, ПИ ЮФУ, апрель 2010).

Основное содержание работы

Во введении определяется актуальность темы, объект и предмет исследования, намечена цель работы и сформулированы ее задачи, раскрываются научная новизна диссертации, ее теоретическая значимость и практическая ценность.

В первой главе «Теоретические основы исследования» рассматрива ется теория аналитизма: история разработки и современное состояние про блемы и когнитивные и функциональные параметры частей речи.

Описание аналитизма различных типов неотделимо от идей, связан ных с наиболее оптимальным представлением в языке экстралингвистиче ского содержания. Аналитические языки (языки с преобладающими анали тическими формами, так как нет естественных языков, которые могли бы быть охарактеризованы как исключительно аналитические или исключи тельно синтетические) нередко рассматривались (А.Шлейхер, О.Есперсен и др.) как наиболее эффективные, экономные и динамичные (по сравнению с тавтологичными, избыточными языками синтетического типа). Рассматривая явление аналитизма в языке в широком аспекте с позиций когнитивного под хода, можно связать закономерности эволюции языка с развитием когнитив ных процессов в филогенезе, главным итогом которого является переход от синкретизма к дискретным репрезентациям, который в языке находит выра жение в усилении аналитизма. Синкретизм соотносится с восприятием цело стного образа, с его синтезированным представлением, которое в процессе когнитивной деятельности расчленяется на составляющие, а дискретность элементов – это свойство, познаваемое в ходе анализа. В ходе исторического развития нерасчлененные когнитивные репрезентации сменяются дискрет ными, и для каждого этноса характерны разные степени аналитизма.





Самая распространенная точка зрения на аналитизм состоит в том, что аналитизм есть расчлененность лексического и грамматического значения некоторой формы. Традиционно различают именной и глагольный анали тизм. В грамматической науке, помимо разграничения именного и глаголь ного аналитизма, широко признано и более масштабное различие – морфо логического и синтаксического аналитизма, причем больше «претендентов» быть причисленными к синтаксическому аналитизму, так как синтаксис справедливо характеризуется как более емкий по сравнению с морфологией.

В нашей работе, вслед за Астен Т.Б. [Аналитизм в морфологии имени: ког нитивный и прагматический аспекты. Монография [Текст] / Т.Б. Астен. Ростов н/Д.: РГЭУ «РИНХ», 2003. - 260 с.], разделяется точка зрения, со гласно которой аналитизм морфологического строя имеет следующие про явления: аналитизм номинации (усвоение, формирование и расширение группы несклоняемых имен и аналитических глаголов), аналитизм грамма тикализации (возникновение и расширение группы аналитических форм глагола и прилагательного), аналитизм категоризации (образование частей речи с аналитическими категориальными свойствами – слов категории со стояния, аналит-прилагательных) и аналитизм грамматизации (приобрете ние грамматической формой способности передавать два или несколько коррелирующих грамматических значения). В дальнейшем изложении (в от дельных главах) мы остановимся на аналитизме категоризации (вторая гла ва) и на аналитизме грамматикализации (третья глава). В четвертой главе, помимо прочего, речь идет и об аналитизме номинации, то есть о пополне нии сформированного класса слов категории состояния новыми единицами.

Многие проблемы, связанные с аналитизмом на различных языковых уров нях, остаются остродискуссионными. Однако можно считать преодоленным мнение о связи аналитических или, напротив, синтетических форм с оце ночными категориями. Сегодня ясно, что накопление аналитических свойств не означает ни деградации, ни совершенствования языка, что анали тизм и синтетизм есть лишь различные способы представления грамматиче ского содержания.

Во втором параграфе первой главы дается обзор теорий частей речи с акцентом на спорные (проблемные) части речи – местоимения, порядковые числительные и под. Анализ позволяет сделать вывод о том, что неодно значное толкование слов категории состояния скорее соответствует грамма тическим традициям, нежели противоречит им.

Классификация слов по частям речи представляет собой важный ре зультат многовековой деятельности в области таксономии и систематики языковых единиц. Каждая часть речи обладает свойственным только ей на бором различительных признаков. Состав многих частей речи в граммати ческой науке толкуется неоднозначно. Это обусловлено многими фактора ми, в том числе - наличием переходных, периферийных зон в рамках каждой категории, что, в свою очередь, отражает плевую структуру языка. Состав части речи не отличается гомогенностью. Несмотря на отсутствие одно значных решений по поводу состава и объема ряда частей речи, можно ут верждать, что сформированные системы частей речи (по крайней мере - в рамках индоевропейских языков) достаточно устойчивы.

Во второй главе «Аналитизм категоризации и слова категории со стояния» дается характеристика слов категории состояния в системе частей речи. В первом параграфе анализируется соотношение терминов «безлично предикативные слова», «слова категории состояния», «предикативные наре чия», «предикативы» и отстаивается точка зрения, согласно которой вполне правомерно синонимическое использование этих терминов.

В английском языке слова категории состояния выделены в отдельную часть речи советскими грамматистами, которые, вслед за Н.П. Некрасовым, Л.В. Щербой и В.В. Виноградовым, стали рассматривать эти слова как от дельный грамматический класс. Так, Б.А. Ильиш [О частях речи в англий ском языке [Текст] / Б.А. Ильиш // Вопросы теории частей речи (на мате риале языков различных типов). – Л.: Наука, 1968. – С.141-145] и П.И.

Шлейвис [Слова-предикативы в английском языке [Текст] / П.И. Шлейвис. – Ростов н/Д: Изд-во Ростовского университета, 1985. – 128 с.] указывают, что данная часть речи образовалась в английском языке в среднеанглийский пе риод из сочетания предлога on с существительными, обозначающими со стояние и процесс. Даже те авторы, которые признают слова категории со стояния отдельной частью речи, по-разному понимают объем данного клас са слов. Некоторые грамматисты (Б.М. Лейкина [О категории состояния в современном английском языке [Текст] / М.Б. Лейкина // Ученые записки ЛГУ. Вып. 21. № 180. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1955. – С. 240-244] и др.) рассмат ривают данную категорию не только по формальным, но и по семантиче ским признакам и относят к этому классу слова up, down, on, in (Your son is down with enteric). Другие ученые [Л.К. Попова, О категории состояния в со временном английском языке [Текст] / Л.К. Попова // Ученые записки МГУ.

Вып. 24., т. 248. - М.: Изд-во МГУ, 1969. – С. 160-185] рассматривают дан ную категорию более узко, включая в нее слова, не имеющие морфологиче ского оформления и имеющие морфологический формант а-. Наконец, воз можно и самое узкое представление об этой категории – ограничение этого класса только словами на а-;

см.: [Л. Л. Иофик, О развитии слов категории состояния как части речи в английском языке [Текст] / Л.Л. Иофик // Ученые записки ЛГУ. Вып. 23, № 197. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1957. – С. 235-238]. Автор идеи о наличии в английском языке категории состояния как особой части речи не очерчивает жестко ее границы, говорит о наличии ядра (слова типа asleep) и обширной периферии. По мысли Б.А. Ильиша [О категории со стояния в английском языке [Текст] / Б.А. Ильиш // 1952.- С. 175-181], мож но указать на слова категории состояния и в других языках. Так, в немецком языке есть небольшая группа слов (менее отчетливая, чем в английском и русском языках), возникших из сочетания предлога с артиклем и существи тельным и превратившихся в обозначение состояния: er ist imstande ‘он в состоянии’. Близки к нему и выражения er ist im Begriff ‘он намеревается’, er ist auf der Hut ‘он настороже’, er ist auf dem Wege ‘он в пути’. Еще слабее выражена эта категория во французском языке. Однако обороты типа il est en tat de…, il est sur le qui –vive срастаются в некие единства, функция кото рых очень близка к категории состояния.

Словам категории состояния в немецком языке посвящена кандидат ская диссертация Н. Г. Козинской [К вопросу о категории состояния в не мецком языке [Текст]: Автореф. дис. … канд. филол. наук / Н.Г. Козинская.

– Л., 1969. - 20 с.], где отмечается, что хотя в немецком языке они не выде ляются в отдельную часть речи, но можно указать разряды слов, выражаю щих состояние, которые в функции определения или совсем не употребля ются, или употребляются ограниченно. Н.Г. Козинская выделяет прилага тельные: 1. неспособные выполнять функцию препозитивного определения (56 слов);

2. с ограниченным атрибутивным употреблением (10 слов);

3. раз личающиеся по своей семантике в атрибутивной и предикативной функциях (15 слов). Это, по мнению Н.Г. Козинской, такие слова, как ansichtig, eingedenk, gewahr, gram, imstande, schuld, wach, willens и др. (Например: Er war nicht imstande, alles Ntige, allein zu erledigen).

В зарубежном языкознании слова типа asleep, alive, awake в качестве отдельной части речи, как правило, не рассматриваются, а относятся к наре чиям, предикативным прилагательным или обстоятельственным сочетани ям. Что касается советских англистов, то многообразие их точек зрения на данную категорию можно свести к следующим типам:

1. Слова категории состояния – это отдельная часть речи, обладающая семантической спецификой и особыми грамматическими свойствами (преж де всего – синтаксическими) – такую точку зрения отстаивают Б.А. Ильиш, Л.Л. Иофик, Б.М. Лейкина, Л.О. Пипаст, Л.Н. Попова, П.И. Шлейвис и др.

2. Слова типа alive не отличаются существенно от имени прилагатель ного (за исключением морфемной структуры – элемента а-) Ср.: [Л.С. Бар хударов, О так называемой категории состояния [Текст] / Л.С. Бархударов // Иностранные языки в школе, 1958, № 5. – С. 112-118, Л.И. Бармина, К вопросу о словах категории состояния в современном английском языке [Текст] / Л.И. Бармина // Ученые записки МГПИИЯ им.

М. Тореза. Т. 37. – М., 1967. – С. 18-26]. Модификацию этой точки зрения находим у И.П. Ивановой. [ О полевой структуре частей речи в английском языке [Текст] / И.П. Иванова // Теория языка. Методы его исследования и преподавания. К 100-летию со дня рождения Л.В. Щербы. - Л.: Наука, 1981.

– С. 125-129], которая, отстаивая плевую структуру частей речи, относит слова типа alive к периферии прилагательных.

3. Слова со значением состояния представляют собой не особую часть речи, а лексическую категорию, которая обнаруживает себя в рамках раз личных частей речи.

Во второй главе подробно анализируется дискуссия о словах катего рии состояния в грамматической науке. Истоком дискуссии следует, оче видно, считать решение А.Х. Востокова присоединить слова типа жаль, рад, готов, нельзя, льзя к глаголам.

Современный этап изучения проблемы не отличается единством взглядов ученых на рассматриваемый объект. Как правило, авторы совре менных монографических работ, которые обращаются к данной проблема тике (П.И. Шлейвис, О.В. Тюкинеева и др.), признают частеречный статус слов категории состояния. Однако академические грамматические описания рассматривают эту категорию либо как лексическую, либо как лексико грамматическую группировку в рамках традиционных частей речи. Дело ос ложняется еще и тем, что проблемы морфологии (и частеречная проблема тика) сегодня явно не входят в число приоритетных.

П.И. Шлейвис пишет: «В современном русском языке большинство грамматистов признают «категорию состояния» как самостоятельную часть речи, имеющую свои семантические, морфологические и синтаксические характеристики» [П.И. Шлейвис Слова-предикативы в английском языке [Текст] / П.И. Шлейвис. – Ростов н/Д: Изд-во Ростовского университета, 1985.– 128 с.]. Трудно судить, большинство или меньшинство грамматистов (а может быть, сторонники и противники разделились поровну?) признают эту часть речи. Однако очевидно другое. Авторы академических изданий явно не входят в это «большинство».

Дискуссия о словах категории состояния не завершилась выработкой единого подхода к данному классу языковых единиц. В Энциклопедии «Русский язык» речь идет о «предикативах», причем пафос статьи, написан ной В.А. Плотниковой, состоит в том, что дискуссия об этой категории фак тически «сошла на нет»: последняя фраза этой статьи гласит: «В «Русской грамматике» (1980) и «Краткой русской грамматике» (1989) предикативы (категория состояния) в качестве самостоятельной части речи не рассматри ваются» [1997 : 369]. Наконец, в Большом энциклопедическом лингвистиче ском словаре «Языкознание» термин «категория состояния» только один раз упоминается в статье «Виноградовская школа»: «Виноградов создал новую систематизацию частей речи, практически применив предложенный Щербой критерий синтаксических свойств слова: в систему частей речи были вклю чены «частицы речи», модальные слова и категория состояния» [1998:84].

Никаких других упоминаний о новой части речи в этом издании не содер жится. В свете сказанного утверждение П.И. Шлейвиса о преимуществен ном признании категории состояния самостоятельной частью речи пред ставляется более чем сомнительным.

Толковые словари при всех группах слов категории состояния дают единую помету – «в знач. сказуемого», которая не может не вызвать вопрос:

изменилось ли что-либо в частеречной природе слова пора, когда оно ис пользуется в значении сказуемого? А что касается слов надо, нужно, нельзя, то ведь указанием только на синтаксическую функцию вопрос о категори альной принадлежности этих слов никак не решается. То есть, лексикогра фия (конечно, специально не оговаривая этот вопрос) следует той точки зрения, что не все слова можно распределить по частям речи, какие-то могут остаться за пределами классификации.

Во второй главе слова категории состояния подробно анализируются как результат транспозиции на уровне частей речи. Как сторонники, так и противники категории состояния отмечают «молодость» этой части речи.

Однако в диссертационном исследовании О.В. Тюкинеевой, специально по священном диахроническому аспекту проблемы, убедительно показано, что говорить о «молодом» характере этой части речи можно, только сопоставляя ее с такими частями речи, как имена и глаголы. В результате этого исследо вания было установлено, что «категория состояния как часть речи появилась в древнерусском языке Х-ХI вв. и прошла основные этапы развития, прису щие всем частям речи. Лексический состав данной части речи претерпел существенные изменения в период с ХI в. по ХVII в. и к концу ХVII в. при обрел современные черты» [О.В. Тюкинеева, История формирования семан тики слов категории состояния в русском языке ХI-XVII вв. (на материале исторических словарей русского языка) [Текст]: Автореф. дис. … канд. фи лол. наук / О.В. Тюкинеева. – Новосибирск, 2005. – 22 с.].

Основным источником для формирования категории состояния яви лись имена прилагательные и наречия, причем процесс перехода слов одной части речи в другую нередко сопровождался расхождением лексического значения производного слова и производящей основы.

В грамматической науке установилось твердое мнение, согласно кото рому системы частей речи не могут быть идентичными в разных языках.

Характерно, что, хотя в русском и английском языках многие грамматисты выделяют эту категорию слов в отдельную часть речи, нет полного соответ ствия между этими классами слов в двух языках:

He is asleep (слово категории состояния) – Он спит (глагол);

It’s a pity (существительное) – Жаль (слово категории состояния).

Ср. также:

Joe Cropsey bragged about avoiding exercise, as if that were something to be proud of. (В.Michaels Houses of Stone).

Джо Кропси хвастался тем, что не делает никаких физических уп ражнений, как будто это было что-то, чем стоило гордиться.

As an odd combination of fear and exhilaration settled over him, Langdon knew he had no choice. (D. Brown Angels & Demons).

Лэнгдона охватило странное смешанное чувство безоглядного вос торга и гнетущего ужаса, и он понял, что выбора у него нет.

Как видим, отсутствие морфологических соответствий отражается да же в переводе.

Итак, под аналитизмом категоризации имеется в виду формирование частей речи с аналитическими свойствами. Типичным проявлением анали тизма категоризации являются слова категории состояния. Слова категории состояния представляют собой несклоняемые слова именного или наречного происхождения, выражающие идею состояния в широком понимании (включая «социальное состояние»).

В грамматической науке не сложилось единой, всеми безоговорочно принятой номинации этого класса слов. Наиболее частотные варианты обо значения – слова категории состояния, безлично-предикативные слова и предикативы. Различные наименования являются идеографическими (поня тийными) синонимами, но не дублетами. С помощью синонимичных обо значений акцентируются различные параметры данного класса единиц:

обобщенное категориальное значение (термин слова категории состояния), синтаксическая функция (термин предикативы), использование в опреде ленном типе синтаксических конструкций (термин безлично-предикативные слова), морфологическое сходство с наречиями, несклоняемость (термин предикативные наречия). Наиболее адекватно отражает частеречную сущ ность данного класса слов самый общий термин предикативы (или слова предикативы), однако и термин, введенный авторами идеи о новой части речи – слова категории состояния, целесообразно использовать в лингвис тических описаниях (хотя бы в продолжение традиции).

Будучи несклоняемой частью речи, относительно новой в языке (по сравнению с именами и глаголами), категория состояния, наряду с наречи ем, отражает грамматическое явление, которое получило название анали тизма категоризации. Представляется справедливым положение о переход ном, транспозитивном характере этой части речи, которая сформировалась на пересечении и во взаимодействии глагольных и именных категорий, на базе имен существительных и кратких прилагательных, утративших отличи тельные именные признаки (род и склонение).

Транспозитивный характер этой части речи, а также нечеткость гра ниц, отделяющих ее от единиц, близких по семантике и функциям, не может считаться препятствием для позитивного решения о ее категориальном своеобразии (частеречном статусе).

В третьей главе «Аналитизм грамматикализации: парадигматическая ссистема слов категории состояния» в отдельных параграфах речь идет об аналитических формах времени, наклонения и степени сравнения слов кате гории состояния.

Б.С. Хаймович на материале английского языка приводит числовые данные, позволяющие судить о типичности соединения со связочным ком понентом для слов категории состояния: из 1000 случаев сочетания прилага тельного с другими частями речи сочетание «прилагательное – существи тельное» составляет 716 случаев, а на 1000 случаев сочетания слов катего рии состояния с другими частями речи сочетание «слово категории состоя ния – существительное» встречается 3 раза. Из того же количества примеров сочетание «связка – прилагательное» представлено в 123 случаях, а сочета ние «связка – слово категории состояния – в 881 случае. [Б.С. Хаймович.

Существует ли «категория состояния» в английском языке? [Текст] / Б.С.

Хаймович // Труды кафедры иностранных языков Днепропетровского хими ко-технологического института. Вып. 1. - Днепропетровск, 1961. – С. 43-56].

Думаем, что в определение слов категории состояния необходимо включать в качестве характерного признака, детерминирующего морфологические свойства этих слов, указание на типичность соединения со связками – не знаменательными или полузнаменательными словами типа быть, стано виться. Конечно, не само слово пасмурно изменяется по временам и накло нениям, а только в соединении со связкой. Слово пасмурно как неизменяе мая (не имеющая синтетических форм словоизменения) часть речи иллюст рирует проявление аналитизма категоризации. Однако парадигма было пас мурно, пасмурно, будет пасмурно, было бы пасмурно ярко иллюстрирует аналитизм грамматикализации. Ср. типичность использования слов катего рии состояния в соединении со связками, передающими модально темпоральные значения:

Разве лучше будет, если Христос станет персонажем сказки? Луч ше ли будет, если ребенок начнет играть в пророков и апостолов? (А. Ку раев «Гарри Поттер в церкви»).

Способность данного класса слов иметь степени сравнения отмечается даже в тех работах, авторы которых не признают частеречной специфики слов категории состояния. Для слов категории состояния характерна соче таемость с наречиями степени, а также с описательными оборотами, пере дающими степень проявления того свойства, которое названо словом кате гории состояния. Ср. название рассказа А. Солженицына «Как жаль» и кульминационный фрагмент, из которого понятен иронический смысл заго ловка:

Она нагнулась, чтобы лучше видеть последние абзацы в самом уголке, и еще пыталась протирать стекло и едва читала:

«Как жаль! – (кончал восклицанием корреспондент) – как жаль, что молодой энтузиаст не дожил до торжества своих светлых идей! Что он не может взглянуть на преображенную долину!)». … Молодой энтузи аст – дожил! До торжества своих светлых идей он дожил, потому что смертную казнь ему заменили, двадцать лет он отсидел в тюрьмах и лаге рях.

Характерно, что словообразовательные формы субъективной оценки у слов категории состояния образуются так же, как и у наречий: Сегодня прохладненько. Здесь холодновато.

В английском языке Alive может сочетаться с more, однако редко реа лизует такую возможность. Ср.:

He had flushed, and looked suddenly more alive (D.H. Lawrence Odour of Chrysanthemums and Other Stiries);

They smell to me more alive that people (D.H. Lawrence St. Mawr).

Сочетание more alive может выступать в каузативной конструкции по сле глагола to make в синтаксической функции объектного предикативного члена:

With Joachim I came to realize that a woman like me can only love a man who is fighting to change the world, to make it freer, more alive (D.H. Lawrence The Plumed Serpent).

В приведенном примере словосочетание more alive полностью соотно сится с прилагательным free в сравнительной степени freer. Логично пред положить, что alive также соотносится с категорией степени сравнения.

Подобно прилагательным, слова категории состояния могут употреб ляться с наречиями more и most, выражающими значения, эквивалентные значениям форм степеней сравнения прилагательных, и это рассматривается в качестве аргумента против категориальной специфичности слов категории состояния. В английском языке слова категории состояния сочетаются со всеми разновидностями качественных наречий, а также с наречиями меры, степени, усилительными, места и времени:

I was nearly asleep, owing to the pills I’d been given and don’t remember my room or going to bed at all that night (Lykiard A. Summer Ghosts);

It was a curious schizophrenic effect I’d never been so strongly aware of in intercourse before (Lykiard A. Summer Ghosts).

Таким образом, способность анализируемых единиц передавать гра дации проявления того или иного состояния оказывается единой, причем она опирается на сходные аналитические конструкции.

В грамматическом строе устанавливается закономерное соотношение между частями речи и свойственными им грамматическими категориями.

Части речи, как основные лексико-грамматические разряды слов, объеди няются друг с другом общими для них грамматическими категориями. Од ним из мощных аргументов в защиту категории состояния как самостоя тельной части речи является наличие у этого класса своеобразной системы аналитических морфологических форм. Морфемой времени и наклонения в словах категории состояния выступает глагольная связка. Грамматическое значение времени не может принадлежать исключительно глагольной связ ке, а не составному сказуемому в целом (состоящему из связки и слова со стояния). Формальные глагольные показатели (форманты) связочного ком понента выражают модально-темпоральный план предложения (именно в этом состоит основная грамматическая функция связки). Время - граммати ческая категория с ярким номинативным содержанием. И в случаях типа было холодно без отнесения данного состояния к прошлому (до момента ре чи) предложение было бы бессмысленным. Сущность глагольной связки со стоит в формальном выражении грамматических значений, однако номина тивный потенциал соответствующих грамматических категорий распро страняется на присвязочные компоненты.

Возможности слов категории состояния выступать предикативным ядром предложения обусловлены выраженным в них (эксплицитно – для прошедшего и будущего времени, сослагательного и повелительного накло нения;

имплицитно – для настоящего времени индикатива) модально темпоральным планом. Набору формантов в первом случае соответствует их значимое отсутствие во втором.

Если исходить из того, что критерием грамматической формы являет ся ее регулярность в образовании члена парадигматического ряда, то можно сделать вывод о грамматичности конструкций типа было холодно – будет холодно – было бы холодно и под. Другой объективный критерий грамма тичности – облигаторность выражения – также позволяет отнести данные образования к аналитическим морфологическим формам.

Итак, аналитизм грамматикализации слов категории состояния прояв ляется в образовании регулярных и облигаторных форм времени и наклоне ния, а также вполне предсказуемых форм степени сравнения.

В четвертой главе «Коммуникативно-функциональные и прагматиче ские особенности слов категории состояния» рассматриваются дискурсивные функции слов категории состояния, а также динамика аналитических тенден ций в языках синтетического типа.

Яркой чертой слов категории состояния является изобразительность, а также способность в предельно лаконичной форме передать отношение ге роя к событиям, восприятие мира и их оценку. В конструкции со словом ка тегории состояния в функции безличного сказуемого наименование субъек та может отсутствовать, тем не менее, вся картина оказывается окрашена индивидуальным восприятием. Не только изобразительны, но и выразитель ны слова категории состояния в стилистических фигурах упорядоченного повтора. Ср. повтор слова категории состояния в начале смежных отрезков текста – анафору, передающую постоянство настроения, уверенность и убе жденность автора:

Нельзя разрушать чужую веру – если ты ничего не можешь предло жить взамен. Нельзя заменять веру коровьей ветеринарией. Нельзя красть мечту о небе: в этом случае душу пожирает земля (А. Кураев «Мастер и Маргарита»: за Христа или против?»). Аналитические формы времени слов категории состояния, развернутые на синтагматической оси, служат цели усиления изобразительности и выразительности высказывания:

И было мне хорошо, а когда я сказал себе это, стало мне еще лучше (Ф. Искандер «Сюжет существования»).

Слово категории состояния aware, сочетаясь с качественными наре чиями increasingly, gradually, передает нарастающую градацию явления:

I wanted her to became increasingly aware of my presence: to accept me slowly, and to yield to me in the end without realizing it (Lykiard A. The Summer Ghosts).

She was genuinely fond of Mary Nawley, and through her gradually be came aware of Ethan, bound in another kind of trauma, a social economic bind that had robbed him of strength and certainty (Steinbeck J. The Winter Of our Discontent ).

Интересно, что пополнение разряда слов категории состояния идет за счет субстандартных (жаргонных) образований. Показателен такой факт:

более половины словника первого в русской лингвокультуре «Словаря мод ных слов» Вл. Новикова – это субстандартные (жаргонные) единицы. В чис ле прочих сленговых образований Вл. Новиков включает и слово категории состояния фиолетово, о котором сказано так: «Жаргонное наречие, а если уж совсем по-научному – безлично-предикативное слово. Обратите внима ние, как мало у нас слов и выражений, означающих заинтересованность и участие: интересно, любопытно, занятно – вот почти и все. И какая тьма речевых красок существует для того, чтобы обрисовать безразличие, равно душие! Все то нам до лампочки, до фени, до фонаря, по барабану, по фигу (и не только по нему). Постоянно люди извещают друг друга о том, что им все равно, без разницы, параллельно, а теперь еще и сугубо фиолетово». Вл.

Новиков считает эту номинацию отчасти случайной: «Чем же так провинил ся перед языком цвет, названный в честь фиалки, цвет, который Даль опре делял эпитетами «синебагровый» и «густо синеалый»? Да ничем: просто под руку подвернулся. Настолько людям наплевать, какими словами пользо ваться, что и фиолетово вдруг вылетело из равнодушного рта и залетело в не менее равнодушные уши. В язык культурных людей оно почти не про никло. В прессе удалось выловить буквально единичный случай употребле ния: Тамбовчанам не фиолетово, в какой цвет окрасится небо после выбо ров. Обратите внимание: с отрицательной частицей «не».

Жаргонная единица может вытеснить соответствующее стандартное обозначение, стать единственным наименованием явления. Вл. Новиков в «Романе с языком» отмечает, что за жаргонным словом прикольно стоит своего рода эстетика, поскольку прикольно – это не просто ‘хорошо’;

это на личие внешне эффектного приема и тайного послания определенной чита тельской группе.

Изобразительность слов категории состояния особенно ярко проявля ется в художественном дискурсе при анализе «глубин» психики героев. Сло ва категории состояния (как антонимически противопоставленные, так и си нонимически сближенные) необходимы для представления особенностей индивидуального состояния персонажей. Основываясь на том, что критерием определения степени выразительного потенциала языковых явлений может служить разнообразие приемов их эстетической актуализации, можно утвер ждать: слова категории состояния, активно используемые для реализации фигур прибавления (разных типов упорядоченных повторов) и фигур контра ста (антитеза) обладают мощным выразительным потенциалом. Бесспорны возможности слов категории состояния в реализации того, что называют «грамматикой поэзии» (ср. актуализацию категориального значения данного класса слов для передачи состояния природы или человека).

Характерно, что численный рост слов категории состояния (для обо значения физического, психического, психо-эмоционального состояния че ловека) наблюдается не только в литературном языке, но и в жаргонной лек сике. Внимание к жаргону (сленгу) как наиболее живой и динамической форме языкового существования позволяет увидеть в новом свете многие проблемы функционирования языка, в частности, позволяет наблюдать тен денции и возможности языка, которые не могут реализоваться в его жестко регламентируемых вариантах. Многочисленные современные словари жар гонной лексики позволяют утверждать, что эта лексико-грамматическая группа играет важную роль в социальных жаргонах и в так называемом «об щем жаргоне». Этот факт может рассматриваться как аргумент в защиту те зиса о распространении аналитических тенденций в языках синтетического строя (типа русского). Показательно, что эти тенденции затрагивают не толь ко сферу глагола (аналитические формы времени), имени (несклоняемые имена, аналитические степени сравнения), но и особую часть речи – слова категории состояния, само существование и функционирование которой ил люстрирует аналитизм категоризации и грамматикализации. Пополнение же этого класса единиц закономерно расценивать как проявление аналитизма номинации.

В Заключении подведены основные итоги исследования. Исследо вание спорной части речи в двух языках – в русском и английском – позво ляет прийти к некоторым обобщениям относительно аналитизма. Дело в том, что общим местом в трудах, исследующих современные процессы межъязыковых контактов, стало утверждение: русский язык движется в сто рону аналитизма под влиянием английского. Это влияние, распространяю щееся не только на самую подвижную и восприимчивую часть системы – на лексику, но и на «внутренние» ярусы, сегодня никем не оспаривается. Одна ко проведенный анализ убедительно показал, что русский язык имеет не только внешние, но и внутренние источники аналитизации, к которым могут быть отнесены и слова категории состояния. Если конструкции с аналит прилагательным действительно стали частотными под влиянием английско го языка, то в случае слов состояния к аналитизации приводят имманентные процессы.

Национальное своеобразие частей речи является результатом закреп ления в языке познавательной деятельности человеческого мышления, кото рая обусловлена культурно-историческими факторами. Национальные сис темы частей речи имеют общую основу, определяемую единой логической системой мышления. Однако каждое национальное сознание отражает и структурирует мир особым образом, что проявляется в национально специ фических системах частей речи.

Посредством частей речи дифференцируются предметы, признаки, дей ствия и состояния. В то же время части речи не есть непосредственное отраже ние категорий действительности;

части речи – это категории не внешнего ми ра, а категории мышления, получившие формальное выражение.

Части речи находятся в постоянном взаимодействии между собой. По скольку части речи представляют собой развивающиеся и взаимодействую щие элементы грамматической системы в общей системе языка, они не мо гут быть разделены резкими разграничительными линиями. Особенно это справедливо по отношению к периферийным образованиям, закономерно выделяемым при плевом подходе к частям речи. «Отмирание» качеств од ной части речи и формирование свойств и признаков другой части речи свя зано с глубокими преобразованиями в смысловой структуре слова.

Морфологические функции частей речи могут осуществляться на компенсирующем языковом уровне – такие средства использует так назы ваемая «нефлективная морфология». «Нефлективная морфология», опери рующая аналитическими образованиями, не менее значима, чем морфология деривационная.

Соотношение аналитических конструкций различных частей речи для каждого языка весьма сложно, и само явление – аналитизм - сложно с каче ственной и количественной точки зрения, так как он проявляется в различ ных отделах морфологического и синтаксического уровней по-разному.

Как известно, развитие языка толковалось многими отечественными и зарубежными грамматистами как усиление противопоставленности катего рий имени и глагола. Однако уже с первой трети ХIХ века в русских грам матиках отмечается наличие слов, промежуточных между именем и глаго лом – слов со значением состояния. Количественный рост слов категории состояния позволяет уточнить формулировку относительно данного проти вопоставления (во всяком случае, позволяет учитывать и противоположную тенденцию). Можно констатировать еще более нечеткий промежуточный характер слов состояния в английском языке, обусловленный общими типо логическими особенностями. Если в русском языке возможно разграничение омоформ типа холодно (слово категории состояния) и холодно (краткое при лагательное среднего рода) на основании анализа словоизменения, то в анг лийском языке, где с XVв. прилагательные утратили всякую способность согласоваться с существительными и превратились в неизменяемую часть речи, это невозможно. Для аналитических языков типа английского харак терна автономность основы слова, совпадение ее границ с границами слова, что порождает грамматическую поливалентность: если грамматическая функция слова не предопределена его морфемным составом, то неизбежна большая мобильность и изменчивость слова, ограничиваемая только преде лами лексического значения.

Свойства исследуемой группы слов противоречивы, и грамматисты неизбежно придают особое значение одним или другим свойствам. Отсюда неизбежные разноречия в трактовке этого лексико-грамматического класса (признание или, напротив, непризнание ее самостоятельной частью речи), а также терминологический разнобой (применение к этому классу слов не скольких терминологических наименований). Представляется, что все ис пользуемые в научной и учебной литературе наименования этого класса слов имеют право на существование, за исключением термина «предикатив ные наречия». Грамматическая природа этих слов иная по сравнению с на речиями. И в области морфологии (наличие аналитических форм времени и наклонения), и в области синтаксиса (роль сказуемого в безличном предло жении) их противопоставленность наречию совершенно очевидна. Естест венно, речь идет о ядерных элементах системы. Периферия вообще и в этом классе грамматических единиц в частности всегда имеет переходные, «гиб ридные», синкретичные образования.

Слова категории состояния имеют аналитические формы (которые по сути выделимы только в языках, развивших морфологические формы в ка честве облигаторных элементов своей структуры).

Сегодня представляется в высшей степени знаменательной мысль о том, что в грамматическом строе категории состояния скрыты источники новых грамматических сдвигов – особенно в области имен существительных и прила гательных. На современном языковом материале (в том числе – и в сфере жар гонов, роль которых беспрецедентно возросла) это проявляется особенно ярко.

Сегодня предельно толерантное отношение к жаргонной лексике приводит к тому, что культура черпает из низовых источников и жаргонное образование легко переходит в сферу общего разговорного языка.

«Размытость» границ между такими частями речи, как имена, наречия и слова категории состояния, приводит к тому, что даже в таком языке, как русский, невозможно сделать вывод о категориальной принадлежности сло ва только по форме (как это, по идее, должно быть в типичном флективном языке). Напротив, для решения вопроса о категориальной принадлежности слова необходима опора на контекст. Анализ слов категории состояния под тверждает вывод, сделанный на материале других лексических и граммати ческих явлений: роль флексии как формального показателя, указывающего на принадлежность слова к определенному грамматическому классу и его синтаксические связи с другими словами, сокращается. То есть, можно го ворить об уменьшении количества эксплицитно выраженной информации и, соответственно, увеличении количества информации, сообщаемой косвенно.

Части речи объединяются свойственными им грамматическими кате гориями. Слова категории состояния передают модальные значения накло нения: при помощи формантов – повелительное и сослагательное наклоне ния, при значимом отсутствии специализированных формантов – изъяви тельное наклонение. Грамматическое своеобразие категории состояния в русском и английском языках проявляется и в том, что аналитически, при помощи связки (в английском языке) или имплицитно, при значимом соот носительном отсутствии связки (в русском языке) выражается идея грамма тического времени. Однако, в отличие от глагола, у слов категории состоя ния в обоих языках не устанавливается дифференциация в кругу основных временных значений в рамках настоящего, будущего и прошедшего време ни. В бессвязочном употреблении слова категории состояния передают не дифференцированное значение настоящего времени, обозначая наличные состояния природы, среды, физические и психические состояния человека.

Такие значения, как «praesens historicum», «praesens futuralis», «будущее са мостоятельное», «будущее ближайшее», «будущее для выражения внезапно го, стремительного наступления в прошлом какого-нибудь быстрого, мгно венного действия» и под., которые характерны для временных форм глагола, не передаются словами категории состояния, потому что формальным выра зителем временного значения у них является грамматикализованная связка.

Столь же не характерны (и по той же причине) переносные значения для форм наклонения. В этом смысле грамматическая палитра слов категории состояния несравненно беднее, чем у глагола.

Ведущая идея данной работы состоит в утверждении актуальности про тивопоставления типов аналитизма (категоризации, грамматикализации, но минации) и в обосновании категориального своеобразия слов категории со стояния. Есть веские основания считать эти слова особой частью речи. Этому утверждению не противоречит наличие обширных зон синкретизма. Как вся кая самостоятельная часть речи, слова категории состояния обладают мощ ным дискурсивным потенциалом. Их своеобразие состоит в возможности ла конично передать состояние и его динамику, а также оценку этого состояния (поскольку прагматический – оценочный – компонент входит в семантиче ское содержание многих слов этого класса). Они обладают изобразительно стью и способны быть выразительным средством в дискурсе.

Нельзя сказать, что сегодня слова категории состояния находятся в центре исследовательского внимания лингвистов (как и вообще морфологи ческая проблематика). Дискуссии по вопросам их частеречного статуса ос тались в прошлом. Между тем, этот лексико-грамматический класс сегодня активно пополняется, новые языковые факты (в том числе – из сфер, отчасти «маргинальных») могут дать материал для новых выводов и обобщений от носительно их категориального статуса, грамматических особенностей и дискурсивных возможностей.

Основные положения диссертации отражены в 5 публикациях:

1*.Мкртычова, Г.О. К вопросу о влиянии слов категории состояния на рост аналитических тенденций в языках синтетического типа. [Текст] / Г.О.Мкртычова.// Научная мысль Кавказа. Северо-Кавказский научный центр высшей школы ЮФУ. – 2010, №2. – 0,38 п.л.

2. Мкртычова, Г.О. Аналитические формы времени у слов категории состояния. [Текст]/Г.О.Мкртычова.// Язык. Дискурс. Текст. Труды и мате риалы. Ростов-на-Дону. АкадемЛит. – 2010. – 0,57 п.л.

3. Мкртычова, Г.О. Аналитизм категоризации и слова-предикативы:

к обоснованию терминологии. [Текст]/Г.О.Мкртычова.//Социально экономические и технико-технологические проблемы развития сферы услуг.

Сборник научных трудов. Ростов-на-Дону. – 2010. – 0,33 п.л.

4*. Мкртычова, Г.О. Дискурсивные функции слов категории состояния.

[Текст]/Г.О.Мкртычова.// Филологические науки. Известия Южного феде рального университета. – 2010, №4. – 0,39 п.л.

5*. Мкртычова, Г.О. Дискуссия о словах категории состояния в исто рии грамматической науки и ее современные проекции.

[Текст]/Г.О.Мкртычова.// Филологические науки. Известия Южного феде рального университета. – 2011, №2. – 0,41 п.л.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.