авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Динамика вербализации концепта терроризм в институциональном дискурсе

На правах рукописи

Прибылова Ольга Викторовна

ДИНАМИКА ВЕРБАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПТА «ТЕРРОРИЗМ»

В ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОМ ДИСКУРСЕ

Специальность 10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Челябинск – 2011

Работа выполнена на кафедре теории языка Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинский государственный университет».

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Голованова Елена Иосифовна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Лебедева Светлана Вениаминовна кандидат филологических наук, доцент Хакимова Елена Мухамедовна

Ведущая организация: ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет»

Защита состоится 24 октября 2011 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 212.296.05 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГБОУ ВПО «ЧелГУ» по адресу: 454001, г. Челябинск, ул.

Братьев Кашириных, 129, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Челябинского государственного университета по адресу: 454001, г. Челябинск, ул. Братьев Кашириных, 129.

Автореферат разослан «» сентября 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, доцент Г.С. Вардугина Реферируемая диссертация посвящена анализу динамики вербализации концепта «терроризм» в институциональном дискурсе.

Терроризм можно отнести к числу наднациональных (глобальных) концептов, которые обладают особой социокультурной значимостью и в определенные периоды времени выступают доминантой в сознании людей.

Специфика функционирования данных концептов определяет их нестабильное, изменчивое содержание при сохранении ряда концептуальных признаков. В центре внимания настоящего исследования находится экспликация концепта «терроризм» в двух наиболее интенсивно развивающихся институциональных дискурсах – юридическом и массмедийном.

работы определяется важностью для современного Актуальность языкознания проблемы изменчивости содержания концепта, потребностью в определении характера связи между концептом и дискурсом, выявлении зависимости содержания и средств вербализации концепта от типа и вида дискурса.

Объектом исследования выступают языковые репрезентации концепта «терроризм» в массмедийном и юридическом дискурсах США и России.

Предмет исследования – динамические характеристики вербализации социально маркированного концепта в институциональном дискурсе.

Материал исследования представлен корпусом примеров в двух разновидностях источников и включает 1540 вербальных репрезентаций концепта «терроризм» в текстах статей, опубликованных в ведущих периодических изданиях США и России, и 982 вербальные репрезентации концепта «терроризм» в текстах нормативно-правовых актов США и России за период с 1991 по 2011 год.

Цель исследования – выявить закономерности взаимодействия концепта и дискурса, установить динамику структурирования и экспликации знания о терроризме в разных типах дискурсов.

Для достижения поставленной цели в исследовании выдвигаются следующие задачи:

1. Рассмотреть современные лингвистические подходы к изучению концепта и дискурса.

2. Установить корпус языковых единиц, вербализующих концепт «терроризм» в массмедийном и юридическом дискурсах США и России.

3. Проанализировать основные способы и средства вербализации концепта «терроризм» в названных институциональных дискурсах.

4. Выявить динамику экспликации концепта «терроризм» в массмедийном и юридическом дискурсах.

Методологическую основу исследования составили ключевые концепции современного языкознания: теория дискурса (Н.Ф. Алефиренко, О.А.

Алимурадов, Н.Д. Арутюнова, Э. Бенвенист, С.Г. Воркачев, В.З. Демьянков, В.Г. Костомаров, В.В. Красных, М.Л. Макаров, Г.Н. Манаенко, Т.А. ван Дейк, П. Серио, W. Chafe, R. Jacobson), когнитивная теория языка, разработанная в трудах Н.Н. Болдырева, В.З. Демьянкова, Е.С. Кубряковой, Е.В. Рахилиной и др., а также базовые положения когнитивного терминоведения (Е.И.

Голованова, С.В. Гринев, В.М. Лейчик, В.Ф. Новодранова и др.) и лингвокультурологии (В.И. Карасик, Г.Г. Слышкин, Ю.С. Степанов, В.Н.

Телия, Г.В. Токарев).

Наряду с общенаучными методами наблюдения, анализа, синтеза, обобщения и систематизации в исследовании применяется ряд современных лингвистических методов и приемов: метод концептуального анализа, компонентный и текстовый анализ языковых единиц, метод моделирования, элементы статистического анализа.

заключается в том, что 1) впервые Научная новизна работы последовательно изучаются особенности структурирования и репрезентации содержания концепта «терроризм» в разных типах институционального дискурса;

2) вводится в оборот новый языковой материал;

3) впервые рассматривается проблема динамики вербализации одного из наднациональных, глобальных концептов в современном информационно культурном поле.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Рассмотрение понятий «концепт» и «дискурс» в их взаимодействии позволяет говорить о том, что дискурс выступает своеобразной матрицей, определяющей характер языковой экспликации знаний об объектах, связях и отношениях, существующих в реальной действительности.



2. Способ структурирования концепта (формат знания) в рамках того или иного дискурса также обусловлен спецификой последнего. Юридический дискурс, предполагающий когнитивную фокусировку на правовой стороне явления, определяет функционирование концепта «терроризм» в формате понятия. Для массмедийного дискурса, как менее консервативного, активно контактирующего с бытовым и бытийным дискурсами, наиболее предпочтителен фреймовый формат знания о терроризме. Фрейм как разновидность концепта позволяет отражать в его содержании оценки и точки зрения отдельных личностей, в результате чего обогащается набор дискурсивных репрезентаций концепта и расширяется его содержание.

3. Изменение структуры и содержания концепта «терроризм» связано с событиями политической жизни в мире и зависит от изменения характера и способов осуществления террористических актов. Более оперативно реагирует на подобные события массмедийный дискурс, что проявляется в резко возрастающем употреблении соответствующих лексических единиц, функционировании разнообразных метафор. В юридическом дискурсе происходит теоретическое осмысление правовых средств и методов борьбы с терроризмом, что предполагает учет всего многообразия причин, форм и целей террористических действий.

4. Юридический и массмедийный дискурсы, в рамках которых эксплицируется концепт «терроризм», не могут рассматриваться изолированно:

они обнаруживают тенденцию к взаимодействию и частичному заимствованию концептуального содержания друг у друга.

Теоретическая значимость исследования обусловлена его вкладом в когнитивно-дискурсивную теорию языкознания: полученные результаты позволяют углубить научные представления о динамике концептуализации знаний о том или ином фрагменте действительности, о закономерностях их репрезентации в разных типах дискурсов, уточнить характер зависимости содержания концепта от типа дискурса. Анализ вербализации концепта в двух институциональных дискурсах на материале неблизкородственных языков позволяет подойти к решению проблемы дискурсивного взаимодействия в рамках национального языка.

исследования состоит в возможности Практическая значимость применения его основных положений и результатов в вузовском преподавании курсов общего языкознания, стилистики, лингвокультурологии, спецкурсов по когнитивной лингвистике, теории концептуальной метафоры, дискурсологии, а также в лексикографической и переводческой практике.





Основные положения диссертации были Апробация работы.

представлены в докладах и сообщениях на международных научных конференциях «Языки профессиональной коммуникации» (Челябинск, 2007;

2009), V Лазаревские чтения «Лики традиционной культуры» (Челябинск, 2011), «Речевая коммуникация в современной России» (Омск, 2011).

По теме исследования опубликовано девять работ общим объемом 4 п.л., в том числе две статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных научных результатов диссертаций. Ход и результаты исследования обсуждались на заседаниях межвузовского теоретического семинара по когнитивной лингвистике Челябинского отделения РАЛК (2010-2011 гг.) и кафедры теории языка Челябинского государственного университета (2011 г.).

Структура диссертации определяется ее задачами и отражает логику и основные этапы работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка. Текст работы содержит 18 таблиц и две диаграммы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность работы, формулируются ее цели и задачи, определяются объект и предмет исследования, постулируются положения, выносимые на защиту, указываются научная новизна, а также теоретическая и практическая значимость исследования, содержатся сведения об апробации его результатов.

В первой главе «Теоретические основы исследования вербализации анализируется проблема концепта в институциональном дискурсе»

интерпретации понятий дискурс и концепт в современной лингвистике, выявляется характер их взаимодействия и специфика представления знания в разных типах институционального дискурса.

При рассмотрения понятия дискурс в когнитивном аспекте значимыми представляются работы Н.Ф. Алефиренко (дискурс как «текущая речевая деятельность»), Т.А. ван Дейка (дискурс как высказывание, форму которого определяют когнитивные установки), Г.В. Токарева (дискурс как способ репрезентации содержания коцепта).

Главной особенностью дискурсивного направления в целом, как отмечает Е.С. Кубрякова, является «убежденность в том, что ни синтаксис, ни грамматика языка не могут изучаться вне обращения к его использованию»

(Кубрякова, 2000). Н.Ф. Алефиренко подчеркивает, что дискурс – это «речемыслительное образование событийного характера в совокупности с прагматическими, социокультурными, психологическими, паралингвистическими и другими факторами» (Алефиренко, 2008).

Современные когнитивно-дискурсивные исследования позволяют трактовать текст как единицу дискурса. В широком смысле дискурс понимается как сложное коммуникативное явление, не только включающее акт создания определенного текста, но и акт его восприятия, как «интегральная сфера изучения языкового общения с точки зрения его формы, функции и ситуативной, социально-культурной обусловленности» (Макаров, 2003).

Целесообразным представляется понимание дискурса как совокупности всех текстов, которые были созданы в прошлом и будут созданы в будущем в рамках определенного дискурса.

концепта, При рассмотрении теоретических аспектов изучения являющегося ключевым понятием когнитивного направления лингвистики, важным представляется затронуть структурные, типологические и динамические характеристики концепта, различные средства объективации концептуального знания, а также взаимосвязь понятий концепт и дискурс.

Значимыми для рассмотрения понятия концепт в рамках данного исследования являются работы, относящиеся к:

семантико-когнитивному направлению лингвистики, в компетенцию которого входит анализ лексической и грамматической семантики языка как ключа к пониманию содержания концепта (Н.Ф. Алефиренко, Н.Н. Болдырев, В.З. Демьянков, Е.С. Кубрякова, З.Д. Попова, И.А. Стернин, Е.В. Рахилина), лингвокультурологии, которая подразумевает исследование концептов как элементов национальной лингвокультуры в связи с национальными ценностями и особенностями культуры (С. Г. Воркачев, В.И. Карасик, Г.Г. Слышкин, Г.В.

Токарев).

Концепт в отличие от лексической единицы (слова) – это единица сознания, ментального лексикона. По словам Е. В. Рахилиной, «главным свойством концептов нередко считается их неизолированность, связанность с другими такими же – это определяет то, что всякий концепт погружен в домены, которые образуют структуру …. Домены образуют тот фон, из которого выделяется концепт» (Рахилина, 2000).

Категоризация как познавательный процесс представляет собой не простое членение мира на категории разного уровня абстракции, а выделение срединного уровня как психологически более значимого, т.е. базового. Как отмечает Н.Н. Болдырев, категории не просто организованы в иерархические структуры от более общих (суперординатный уровень) к более частным (субординатный уровень). Они организованы таким образом, «что когнитивно более значимые, базовые категории сосредоточены в середине иерархии и обобщение происходит вверх по отношению к базовому уровню, а детализация – вниз по отношению к базовым категориям» (Болдырев, 2000). В этом отношении можно говорить о «терроризме» как о концепте суперординатного уровня, в котором объединены абстрактные, обобщенно-собирательные характеристики явления, тогда как «теракт», «захват заложников», «взрыв» и др. выступают концептами базового уровня, репрезентирующими более конкретные, наглядно-образные представления людей.

Важным для нашего исследования оказывается тезис о разграничении концептуально простых и концептуально сложных форматов знания, что само по себе предполагает, что исследование таких феноменов не может вестись сходным образом. Концепты конкретных предметов окружающего мира, с одной стороны, и концепты абстрактных сущностей, явлений, с другой стороны, имеют различные структуры и внутреннее содержание. В плане структуры эти различия заключаются в типах отношений, выявляемых между теми или иными характеристиками концептов, в самой конфигурации его внутреннего содержания. С этих позиций важно установить роль указанных характеристик в передаче определенного типа знания, степени его полноты и конкретности.

Значимым является то, в какие отношения вступает концепт с другими единицами концептосферы. Установившиеся связи между концептами определенным образом влияют на их содержание и служат основой для формирования новых смыслов. Семантические отношения между вербальными элементами можно считать языковым сигналом содержательного отношения между элементами концептосферы или между признаками в содержании концептов, поскольку через семемы и семы язык выражает содержание концепта, его признаки.

Существуют различные подходы к типологии связей между концептами.

Наиболее объективной нам представляется точка зрения Г.В. Токарева (Токарев, 2003), который, вслед за Ю.Н. Карауловым, выделяет три основных вида связей, а именно: привативные оппозиции (отношения включения), эквиполентные оппозиции (отношения пересечения) и дизъюнктивные оппозиции (предполагающие отсутствие общих элементов), добавляя к данному списку отношения совмещения, или тождества.

В современной научной парадигме концепт может характеризоваться когнитивно-коммуникативной асимметрией, которая заключается в отсутствии жесткой коррелятивной зависимости между концептом и определенным дискурсом: «одна и та же ментальная единица … может входить в информационное поле нескольких дискурсов» (Приходько, 2009). Так, концепт «терроризм» относится к числу полидискурсивных, оказываясь общим для ряда специальных дискурсов в рамках общенационального дискурса США и России.

Специфика взаимодействия дискурса и концепта заключается в том, что дискурс играет роль системы правил, требований, ограничений, налагаемых на содержание концепта, что обусловлено самой функцией, назначением, сферой функционирования специального дискурса в общенациональном дискурсе.

Для анализа особенностей вербализации концепта «терроризм» нами были выбраны юридический и массмедийный дискурсы в связи с более широкой представленностью вербализаторов данного концепта в этих институциональных дискурсах. Под институциональным дискурсом, вслед за В.И. Карасиком, мы понимаем «специализированную клишированную разновидность общения между людьми, которые могут не знать друг друга, но должны общаться в соответствии с нормами данного социума» (Карасик, 1998).

Оба типа дискурса выступают пространствами осуществления профессиональной коммуникации. При этом юридический дискурс более, чем медийный, ограничен рамками институциональности, по своей природе он консервативен, более закрыт в отношении способности заимствовать концепты, свойственные иному дискурсу. Массмедийный дискурс характеризуется открытостью, профессиональное знание в нем переплетается с личностным, бытийным. Помимо этого, массмедийный дискурс по своей природе является вторичным, гибридным, он заимствует содержание у ряда других, в том числе специальных дискурсов.

Различие касается также и форматов актуализируемого знания. Если в юридическом дискурсе терроризм, будучи включенным в систему правовых знаний, выступает специальным понятием и, соответственно, его содержание конструируется специалистами в данной сфере, то в рамках медийного дискурса мы имеем дело с фреймовой организацией концепта и производим ее реконструкцию.

Во второй главе «Динамика языковой репрезентации концепта «терроризм» в юридическом дискурсе» представлен анализ вербализации концепта «терроризм» в юридическом дискурсе США и России. Особое внимание уделяется динамическому аспекту языковых репрезентаций исследуемого концепта, включая специфику определений понятия, концептуальные связи и лексическую сочетаемость с другими языковыми единицами.

При рассмотрении динамики содержания концепта «терроризм» по данным массмедийного дискурса США и России точками отсчета будут служить разные события. Для Соединенных Штатов Америки таким событием, несомненно, является трагедия 11 сентября 2001 года, повлиявшая на политическую ситуацию не только в этой стране, но и в мире, что получило отражение на языковом уровне. Для России знаковыми стали события октября 2002 года (захват заложников в Театральном центре на Дубровке) и сентября 2004 года (захват школы в г. Беслан, Северная Осетия), получившие беспрецедентный резонанс в средствах массовой информации и в обществе в целом.

Определение термина «терроризм» в юридическом дискурсе США и России характеризуется неоднородностью и вариативностью. Различные нормативно-правовые акты делают акцент на определенных аспектах данного явления. Ряд документов указывает на религиозное целеполагание данного феномена, включает нанесение материального ущерба в объем преступных деяний, классифицируемых как терроризм, тогда как в других данные аспекты не эксплицируются. К общему ядру компонентов, представленных в дефинициях как в американском, так и российском юридическом дискурсе, относятся:

- насилие, - политическая мотивация, - запугивание/устрашение, - направленность против мирного населения страны.

Концептуальные связи терроризма в дискурсах двух стран демонстрируют определенную устойчивость и неизменность. В рамках общего ядра концептов, вступающих в связи с концептом «терроризм», выделяются:

- насилие, преступление (привативные оппозиции), - политика, страх, финансы (эквиполентные оппозиции), - безопасность и закон (отношения дизъюнкции).

Таким образом, это те опорные концепты, сопряженность с которыми позволяет понять сущность явления терроризма.

Динамика концептуальных связей терроризма и в американском, и в российском юридическом дискурсе прослеживается в рамках эквиполентных и привативных оппозиций – оба типа связей пополняются новыми концептами, вступающими в отношения пересечения и включения с концептом «терроризм»:

Чрезвычайная ситуация “Coordination of Preparedness for and Response to Bioterrorism and Other Public Health Emergencies”. («Согласование готовности к и реагированию в случае биотерроризма и других чрезвычайных ситуаций, связанных с общественным здоровьем».) [Public Health Security and Bioterrorism Preparedness and Response Act of 2002].

Предприятие/организация Animal Enterprise Terrorism Act (AETA) (Закон о совершении террористических действий в отношении организаций, связанных с продажей, разведением или иным использованием животных) Экстремизм «Экстремистская деятельность (экстремизм):

публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность…» [Федеральный закон Российской Федерации о противодействии экстремистской деятельности» от 27.06.2002].

СМИ «Те же деяния [публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма], совершенные с использованием средств массовой информации, - наказываются штрафом … ” [УК РФ, статья 205.2 от 27.12.2009].

Актуализируемые концептуальные связи отражены в табл. 1.

Таблица Концептуальные связи терроризма в юридическом дискурсе Вид связи Ядро устойчивых Связи, актуализуемые концептуальных связей после 2001 г.

Привативные Насилие Чрезвычайная ситуация оппозиции Преступление Экстремизм Эквиполентные Политика Предприятие/организация оппозиции Страх СМИ Финансы Отношения Безопасность дизъюнкции Закон В рамках субстантивной, атрибутивной и глагольной сочетаемости вербализаторов концепта «терроризм» выделяется набор семантических групп, представленных в таблице 2.

Таблица Вербализация концепта «терроризм» в юридическом дискурсе Тип Семантические группы Примеры вербализатора Terrorist organization Субстантивные Субъекты терроризма Террористическая группа словосочетания Terrotist conspiracies Действия, совершаемые Реализация террористами террористической акции Victims of terrorism Жертва терроризма Пострадавшие Prevention of terrorism Обезвреживание Меры борьбы с террористов терроризмом Domestic terrorism Атрибутивные Характеристика Международный словосочетания террористической терроризм деятельности Basic antiterrorism Характеристика мер awareness противодействия Гласные/негласные терроризму методы борьбы с терроризмом To facilitate terrorism Глагольные Действия, совершаемые Планировать словосочетания террористами террористические акции To thwart acts of terrorism Меры борьбы с Осуществлять борьбу с терроризмом терроризмом На уровне лексической сочетаемости вербализаторов концепта «терроризм» характерными особенностями в юридическом дискурсе США и России является преобладание субстантивных словосочетаний;

менее широкая представленность и относительная стабильность глагольных словосочетаний (в российском юридическом дискурсе в ряде случаев наблюдается замена глаголов на отглагольные существительные);

пополнение ряда субстантивных и атрибутивных сочетаний, относящихся к действиям террористов (семантическая группа «действия, совершаемые террористами»).

В третьей главе «Динамика языковой репрезентации концепта «терроризм» в массмедийном дискурсе» мы обращаемся к динамическим аспектам вербализации концепта «терроризм» в американском и российском массмедийном дискурсе. Помимо характеристики концептуальных связей и лексической сочетаемости, в данной главе рассматриваются особенности метафорического моделирования содержания концепта.

В массмедийном дискурсе двух стран прослеживается четкая тенденция к сопряжению терроризма с такими концептами, как:

- преступление, насилие (привативные оппозиции);

- политика, публичность/СМИ, страх/ужас (эквиполентные оппозиции);

- демократия/свобода (отношения дизъюнкции);

- война (отношения тождества).

Динамика наблюдается в рамках эквиполентных оппозиций и отношений дизъюнкции и выражается в расширении/изменении набора сопряженных концептов. Так, например, в американских СМИ заметно повышение продуктивности связей с концептом «деньги»:

“The model, completed in 2002, assesses the likelihood and cost, in human life and dollars, of different kinds of attacks in every part of the country”. («Модель, составленная в 2002 году, позволяет оценить вероятность и стоимость в человеческих жизнях и долларах различных видов терактов в каждом из регионов страны») (The Time, “How safe are we: how we got homeland security wrong”, 29.03.2004).

В российских печатных изданиях эксплицируется связь между безработицей, плохой экономической ситуацией в стране и терроризмом – по мере обострения данных проблем вероятность вспышек терроризма резко возрастает:

«Он отметил, что низкий уровень развития экономики, хроническая безработица… способствуют пополнению рядов бандформирований» (Эксперт, “Беспокойный тыл державы”, 11.11.2002).

Таблица Концептуальные связи терроризма в массмедийном дискурсе Вид связи Ядро устойчивых Связи, актуализуемые концептуальных связей после 2001 г.

Привативные Преступление оппозиции Насилие Эквиполентные Политика Гнев оппозиции Публичность/СМИ Деньги Страх/ужас Безработица Бедность Отношения Демократия/свобода Месть дизъюнкции Сопротивление Переговоры Отношения Война тождества По характеру лексической сочетаемости имени концепта возможно определить, кого страны позиционируют как источник терроризма и как предлагают бороться с рассматриваемым явлением. В американских СМИ четко постулируется религиозная принадлежность террористов, усилия государства направлены на борьбу именно с исламским терроризмом.

Российские источники, особенно более позднего периода времени, акцентируют внимание, скорее, на национальной принадлежности террористических деятелей, отвергая идею религиозной мотивированности и вынося на первый план политический аспект террористических актов. Это объясняется практикой борьбы с политически мотивированным террором в России (борьба за независимость Чечни), тогда как американское правительство имеет дело с религиозно мотивированным терроризмом – джихадом.

Уровень метафорического моделирования эксплицирует наличие в массмедийном дискурсе обеих стран таких моделей, как «Терроризм – человеческое существо», «Терроризм – животное», «Терроризм – явление природы», «Терроризм – зрелище».

Характерным для СМИ Америки и России последнего десятилетия является немедленное языковое «реагирование» на произошедшие события.

Так, после теракта 11 сентября в США и событий 2002 и 2004 годов в России («Норд-Ост» и Беслан) в печатных средствах массовой коммуникации резко возрастает употребление метафорических единиц с семантикой тревожности, страха, гнева. В американских печатных изданиях активизируется использование зооморфной метафоры. В российских СМИ повышается продуктивность военной метафоры, акцентирующей внимание на восприятии борьбы с терроризмом как военных действий и необходимости немедленного реагирования. Примечательно, что в американских СМИ, наоборот, наблюдается снижение частотности военной метафоры, что может быть обусловлено негативным отношением значительной части населения страны к участию США в войне с Ираком.

В целом для американских СМИ характерно повышение частотности употребления механистической метафоры, представленной достаточно продуктивными фреймами и составляющими их слотами: «Собственно механизм», «Детали механизма», «Разборка механизма», «Рабочие показатели механизма». Например:

While still aiming to defeat al-Qaeda, we're now trying only to "reverse the Taliban's momentum and deny it the ability to overthrow the government." (Time, “Obama Shrinks the War on Terrorism”, 07.12.2009). (“Все еще пытаясь победить Аль-Каиду, сейчас мы просто пытаемся блокировать активность Талибана и отрицать вероятность свержения им правительства”) Таким образом, концепт «терроризм», периодически становящийся приоритетным в массмедийном дискурсе в связи с происходящими в мире событиями, подвержен динамическим изменениям, которые отражают смещение акцентов в восприятии и понимании данного явления обществом.

В подводятся итоги диссертационного исследования, заключении делаются обобщения и выводы, намечаются перспективы изучения специфики и динамики вербализации концепта «терроризм» на разнообразном языковом материале в различных видах институциональных дискурсов.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

В изданиях, рекомендованных перечнем ВАК:

1. Прибылова, О.В. Вербальная репрезентация метаконцепта «терроризм» в институциональных дискурсах США [Текст] / О.В. Прибылова // Вестник Челябинского государственного университета. Сер. Филология.

Искусствоведение. – 2011. – № 8. – Вып. 51. – С. 109-111.

2. Прибылова, О.В. Динамика языковой репрезентации концепта «терроризм» в юридическом дискурсе (на материале английского и русского языков) [Текст] / О.В. Прибылова // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. – 2011. – № 7. – С. 277 286.

В иных изданиях:

3. Прибылова, О.В. Концепт «терроризм». Метафорическое моделирование как способ отражения национального самосознания [Текст] / О.В.

Прибылова // Язык и культура: проблемы взаимосвязи и взаимообусловленности: коллективная монография / отв. ред. Л.А.

Нефедова. – Челябинск: РЕКПОЛ, 2009. – С. 218-235.

4. Прибылова, О.В. «Глобальные» концепты в национальном медиа дискурсе (на примере репрезентации коцепта «терроризм») [Текст] / О.В.

Прибылова // Языки профессиональной коммуникации: сборник статей участников Третьей международной научной конференции (Челябинск, 23-25 октября 2007 г.): в 2 т. / отв. ред.-сост. Е.И. Голованова. – Челябинск: Энциклопедия, 2007. – Т. 1. – С. 306-308.

5. Прибылова, О.В. Определение понятия «терроризм» в американском юридическом дискурсе [Текст] / О.В. Прибылова / Языки профессиональной коммуникации: сборник статей участников Четвертой международной научной конференции (Челябинск, 3-5 декабря 2009 г.) / отв. ред.-сост. Е.Н. Квашнина. – Челябинск: Энциклопедия, 2009. – Т. 1. – С. 102-105.

6. Прибылова, О.В. Специфика вербализации концепта «терроризм» в юридическом и медийном дискурсах [Текст] / О.В. Прибылова // Язык.

Дискурс. Текст: V Международная научная конференция, посв. юбилею профессора Г.Ф. Гавриловой: Труды и материалы / Педагогический институт Южного Федерального университета. – Ростов н/Д.:

АкадемЛит, 2010. – Ч. 1. – С. 271-273.

7. Прибылова, О.В. Специфика языковой репрезентации концепта «терроризм» в современной таблоидной и качественной прессе США [Текст] / О.В. Прибылова // Социальные варианты языка – VII:

Материалы международной научной конференции (Нижний Новгород, 14-15 апреля 2011 г.) / Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова, 2011. – С. 230-233.

8. Прибылова, О.В. Теоретические проблемы исследования массмедийного дискурса политической направленности [Текст] / О.В. Прибылова // Теоретические и прикладные аспекты изучения речевой деятельности:

Межвузовский сборник научных трудов. – Вып. 6. – Нижний Новгород, 2011. – С. 185-191.

9. Прибылова, О.В. Национально-культурные особенности осмысления феномена терроризма (на материале массмедийного дискурса США и России) [Текст] / О.В. Прибылова // V Лазаревские чтения «Лики традиционной культуры»: Материалы международной научной конференции (Челябинск, 25-26 февраля 2011 г.). – Челябинск, 2011. – Ч. 1. – С. 299-302.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.