авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Синтаксис простого предложения в агульском языке в сопоставлении с французским

На правах рукописи

Сулейманова Рафига Рамазановна

Синтаксис простого предложения в агульском языке

в сопоставлении с французским

Специальность:

10.02.02 – Языки народов Российской Федерации

(Кавказские языки)

10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое

и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Москва - 2011 2

Работа выполнена в Институте языкознания РАН

Научный руководитель – доктор филологических наук, проф. М.Е.Алексеев

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор М.И. Магомедов кандидат филологических наук О.А. Гулыга

Ведущая организация - Дагестанский государственный педагогический университет

Защита состоится «» февраля 2011г. в часов на заседании диссертационного совета Д 002. 006. 01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Институте языкознания РАН по адресу: 103009, г. Москва, Большой Кисловский пер., 1/12.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института языкознания РАН

Автореферат разослан «» января 2011 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета д.ф.н. П.П.Дамбуева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Настоящее диссертационное исследование посвящено описанию синтаксиса простого предложения в агульском языке в сопоставлении с простым предложением во французском языке.

Сопоставительное исследование языков, как известно, позволяет глубже проникнуть в особенности каждого языка, что невозможно при изучении одного отдельно взятого языка. При этом исследователь имеет возможность выявить и описать те особенности сопоставляемых языков, которые могут ускользнуть от его внимания при изучении только одного языка.

Анализ собранного нами материала позволил, прежде всего, выявить закономерности структурной и коммуникативно-смысловой организации простых предложений в агульском языке. Сопоставление с французским языком при этом выявило некоторые стороны анализи руемых в диссертации конструкций, которые при автономном исследовании агульского языка могли бы остаться вне поля зрения исследователей.

Сопоставляя различные типы простых предложений агульского и французского языков, мы понимали, что вопрос заключается не только в том, как и чем отличаются эти языки, но и в том, почему эти различия имеют место. В этом видится актуальность данного исследования.

Н а у ч н а я н о в и з н а настоящей диссертации заключается в том, что в ней впервые для дагестанского языкознания исследуется специфика построения агульского простого предложения на основе его сравнения с аналогичными структурами, функционирующими в языке аналитического строя, впервые предпринимается опыт комплексного соположения эргативной и номинативной структур в этих языках. Это позволяет не только уточнить набор дифференциальных признаков синтаксической структуры агульского языка, но и зафиксировать ряд конкретных наблюдений, касающихся отдельных структурно семантических типов словосочетания и предложения, которые проявляются в сопоставляемых языках.. Цель данного исследования можно сформулировать следующим образом: в диссертации предлагается комплексный анализ простого предложения агульского и французского языков в сопоставительном плане. С достижением этой цели сопряжено решение нескольких более конкретных задач, а именно:

1. Выявление и грамматический анализ синтаксических явлений агульского языка, не получивших в дагестанском языкознании достаточного освещения. Необходимость решения этой задачи обусловлена практическим отсутствием описаний синтаксических структур агульского языка (исключение составляет монография З. К. Тарланова [Агулы: их язык и история. Петрозаводск, 1994. – с.], содержащая краткий синтаксический раздел. На этом фоне ярко выделяется более длительная традиция отечественной и зарубежной романистики и французской лингвистики, назовем здесь прежде всего образцовые работы В. Г. Гака [1976;

1986 и др.] и нашедшие широкий отклик к мировой лингвистике синтаксические построения Л. Теньера [1988], не говоря уже о крупнейших представителях общего языкознания – Ф. де Соссюре [1977], А. Мейе, Ш. Балли [1955], Э. Бенвенисте [1974], А. Мартине [1963] и др. К этому стоит добавить замечательную школу французских кавказоведов, представленную такими именами, как Ж. Дюмезиль [Dumzil 1933;

1933a;

1937], К. Пари [Paris 1974], К.Чехофф [Tschekhoff 1978], Ж. Шарашидзе [Charachidz 1981], Ж. Отье [Authier 2008] и др.

2. Уточнение грамматического статуса явлений (грамматических категорий, членов предложения и т.п.), получивших не только в агульском, но и в дагестанском языкознании в целом неоднозначную квалификацию (ср. взгляды Р. М. Шаумяна [1935], А. А. Магометова [1967], Н. Д. Сулейманова [1993], З. К. Тарланова [1994], а также работы последних лет – С. Р. Мердановой [2004] и др.), в связи с квалификацией аналогичных явлений в романистике.

3. Выявление структурных схождений и расхождений в синтаксической структуре простого предложения сопоставляемых языков. Анализ возможных причин черт подобия и контрастирующих характеристик в этих языках.

4. Формирование адекватного инвентаря агульской лингвистической терминологии на основе сопоставления соответствующих синтаксических явлений с их аналогами во французском языке.



5. Сопоставление рассмотренных синтаксических явлений с положениями общей типологии. В связи с поставленными задачами следует также отметить, что в дагестанско-русской сопоставительной лингвистике в настоящее время уже имеется существенный исследовательский опыт, относящийся не только к собственно сопоставительным изысканиям, но и к научным трудам, на первый взгляд, фиксирующим внимание лишь на материале агульского языка, а также родственных дагестанских и особенно лезгинских языков.

Объектом исследования послужило простое предложение в агульском и французском языках.

Методы исследования: поскольку диссертация посвящена сопоставлению синтаксических явлений неродственных языков, в ней используется весь спектр приемов и способов анализа, применяемых в контрастивной лингвистике. В числе приемов, диверсифицирующих методику исследования, можно назвать, в частности, (а) выявление только различий (конфронтативная лингвистика) или же демонстрацию различий на фоне сопутствующих тождеств, (б) сопоставление по схеме "от формы к содержанию" или же "от содержания к форме". Очевидным при этом представляется доминантное положение такого подхода, который за точку отсчета берет содержание, поскольку это дает возможность в более компактной и обозримой форме представить все возможные поверхностные представления одной и той же содержательной структуры – функционально-семантического поля, если воспользоваться терминологией авторов серии монографий по теории функциональной грамматики [см., например, Теория функциональной грамматики. Темпоральность. Модальность. Л.: Наука, 1990].





Одним из методических приемов сопоставительного исследования можно считать также его опору на собственно типологическое направление, использующее в качестве основного понятие языкового типа. Решению поставленных в диссертации задач отвечают методы и приемы сопоставительного (контрастивного) языкознания.

Сопоставительный метод опирается в настоящей работе как на схему «от формы к содержанию», так и на схему «от содержания к форме». К числу методов и приемов исследования, используемых в работе, относятся также приемы переводов и лингвистического эксперимента Материалом исследования для настоящей диссертации служили, с одной стороны, теоретические положения и конкретные наблюдения, содержащиеся в имеющихся исследованиях по французскому и агульскому (и шире – по дагестанским) языкам. При этом следует учитывать, что французский язык к настоящему времени изучен в большей степени, так что основное внимание концентрируется на материале агульского языка, на тех неисследованных участках его грамматической структуры, которые могут быть с большей адекватностью освещены на фоне соответствующих данных французского языка. Как французские, так и агульские материалы почерпнуты нами в основном из современной художественной прозы.

Специальный сопоставительный анализ был проведен на основе переводных текстов Нового Завета (Инджил 2005;

La Bible en franais courant 1997), что дало возможность выявить в сопоставляемых языках различные стратегии в кодировании идентичных смыслов.

Теоретическая и практическая значимость работы.

Исследование агульского и французского языков, как и в целом дагестанских и иностранных языков, дает возможность получения прочной лингвистической базы для совершенствования методики преподавания грамматики соответствующего иностранного языка в дагестанской национальной школе, на что неоднократно указывалось в специальной литературе, ср.: "В целях раскрытия причин или предупреждения возникновения тех или иных ошибок, допускаемых учащимися в изучаемом ими иностранном языке в условиях многонациональных школ, нужен тщательный типологический анализ ошибок, сопоставительный анализ явлений изучаемого иностранного языка отдельно с родными и русским языками на соответствующих лингвистических уровнях" [Ильясов 1991: 12].

Апробация и публикации. Основные положения диссертации были изложены в нескольких публикациях, а также на всероссийских конференциях и на заседаниях Отдела кавказских языков Института языкознания РАН.

Структура и объем работы. Диссертационная работа изложена на 150 страницах и состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной научной литературы и списка источников.

Основное содержание работы

Во введении обосновываются цели и задачи исследования, его актуальность и новизна, указываются объект, приемы и методы исследования, определяется теоретическая и практическая значимость.

В первой главе – «Словосочетание» – рассматриваются такие вопросы, как виды и способы выражения синтаксической связи,сочинительные отношения в рассматриваемых языках, а также различные классификации словосочетаний.

Термин словосочетание мы встречаем у Теньера: Рассмотрим, например, французское явно центробежное словосочетание un chemin montant, sablonneux, malais (La Fontaine.. Fables, VII - 9) букв. 'дорога, идущая в гору, песчаная, трудная' (см. ст. 14). Если мы хотим перевести это словосочетание на какой-нибудь центростремительный язык, например на немецкий, мы должны инвертировать порядок следования подчиняющего элемента chemin и трех ему подчиненных — и [Теньер Основы структурного montant, sablonneux malais»

синтаксиса. М.: Прогресс, 1988: 34]. Как видим, здесь речь идет не просто о словосочетании, а о видах словосочетания – центробежном и центростремительном (кстати, агульский язык дает именно последний тип построения словосочетания). Тем не менее, определения словосочетания Л. Теньер не дает Специалисты по агульскому языку не рассматривали словосочетание как самостоятельную единицу, что, возможно, вызвано отсутствием подробных описаний агульского синтаксиса. Исключение составляет работа С. Н. Гасановой [2004], в которой в качестве объекта исследования выступают словосочетания с комплетивными отношениями. По мнению автора, «национальная специфика различных языков находит свое выражение в особенностях структуры словосочетаний (в сильных или слабых синтаксических связях), а также в различной лексической сочетаемости слов» Таким образом, словосочетание в своем обобщенном виде представляет собой универсальную единицу с едиными для разных языков дифференциальными характеристиками. В то же время оно обладает в каждом конкретном языке и специфическими чертами, например, деление словосочетаний на именные, глагольные, адъективные, нумеративные и т.п. типы зависит от того, какие в данном языке выделяются части речи и, соответственно, от того, какая часть речи выполняет в словосочетании роль главного компонента.

Специфику моделей словосочетания, выявляемую в том числе и при контрастивном анализе, позволяет определить, в частности, процедура, предложенная в свое время В. Н. Ярцевой. Эта процедура (для атрибутивных словосочетаний) предусматривает следующие конкретные шаги:

1) позиция определения (до или после определяемого, ср.

центробежность и центростремительность у Л. Теньера) 2) примыкание определения или его отрыв от определяемого (т.е.

контактность или дистантность), 3) лексико-грамматическая принадлежность определения (какой частью речи оно выражено), 4) формы выражения синтаксической связи (примыкание, согласование, управление и т.д.), 5) возможности синонимических замен, 6) возможности расширения словосочетания путем а) параллельного включения однородных членов б) расширения словосочетания при расширении определения зависимыми от него членами в) структурной разности сравниваемых языков при семантической эквивалентности расширенных словосочетаний.

В процедуре анализа словосочетания установление форм выражения синтаксической связи занимает, на наш взгляд, одно из центральных мест. Более того, характеристика особенностей проявления примыкания, согласования и управления включается в синтаксические работы независимо от того, рассматривается ли в них понятие словосочетания. Релевантной для выявления природы синтаксических отношений в рамках сочетаний слов является дифференциация подчинительных и сочинительных отношений (ср.

требование наличия подчинительной связи в словосочетании согласно определению «Лингвистического энциклопедического словаря»).

Сочинительные отношения охватывают связи слов, словосочетаний и предложений. В плане значения они (равно как и выражающие их союзы) обычно классифицируются на соединительные, пpотивительные и pазделительные. Среди соединительных союзов выделяется французский союз et, который соединяет однородные члены предложения, в том числе и однородные существительные, а также предложения. В оформлении однородных членов ему отвечает в агульском языке повторяющийся союз (частица) –ра. Эта союзная частица, в отличие от своего французского коррелята, маркирует оба однородных члена:

Равноправие членов сочинительной конструкции исследователи усматривают в возможности их перестановки без ущерба смыслу. Эта закономерность в определенных условиях может нарушаться:

например, в тех случаях, когда в один из членов сочинительной конструкции входит притяжательное местоимение, ср.:

Лука 7: 17 Et dans toute la Jude et ses environs кІилди Ягьудея дерейиъра кІилди Ягьудея дерейин багулив фая му кьвариъра (в агульском налицо повтор лексемы) по всей Иудее и ее окрестностям.

Как видно из примера, изменение порядка компонентов в таких конструкциях невозможно вследствие соотнесенности местоимения с лексемой, находящейся в более раннем фрагменте текста.

Лука 6: 11 Mais les matres de la loi et les Pharisiens Фарисеярисна Іелимарис\ Ученым и фарисеям… В данном примере обращает внимание разный порядок следования компонентов сочинительной конструкции в агульском и французском языках, свидетельствующий о равноправии членов сочинительной конструкции.

В случае исхода на –р лексемы, к которой присоединяется союз, он реализуется в алломорфе -а:

Лука 1: 58 Ses voisins et les membres de sa parent Элизаветтайин къуншибура, багунттара Соседи и родственники Елизаветы Как видно, в сочинительной конструкции возможно наличие тождественных лексем, причем вторая во всех языках подвергается прономинализации. В подчинительных конструкциях имеем рефлексивизацию, хотя в целом подобное явление не характерно для подчинительных словосочетаний (ср. сын своего отца, где употребление возвратного местоимения имеет дополнительную семантику).

Употребление возвратного притяжательного местоимения в сочинительной конструкции возможно. Однако в этом случае оно будет выступать в качестве заместителя тождественной лексемы вне пределов конструкции:

Лука 1: 55 lui-mme et ses compagnons учра учин инсанара сам он и люди его.

В данном примере возвратное местоимение в агульском языке употреблено дважды в логофорической функции, будучи тождественным подлежащему главного предложения Давуда ‘Давид (эрг.)’.

В агульском имеется также постпозитивная союзная частица –на, употребляющаяся в том же значении:

Лука 1: 16 avec l'esprit et la puissance du prophte lie пайгъамбар Илйайин суман руьхІна кьуват хъай исполненный духом и силой Илии;

Лука 2: 33 Le pre et la mre de Jsus Дадна баб (общий зависимый компонент опущен) И отец ребенка, и мать Его Как видим, в отличие от членов подчинительного словосочетания, компоненты сочинительной конструкции могут иметь общий зависимый компонент.

В агульском французскому союзу может соответствовать и бессоюзная конструкция:

Лука 1: 16 pour te parler et t'apporter cette bonne nouvelle вас гьеме пас, вас идже хабар акьас говорить с тобой и принести тебе эту радостную весть Специфическим соответствием французским сочинительным конструкциям с союзом et в агульском являются так называемые парные слова, объединяющие близкие в семантическом аспекте лексемы:

Лука 5: 33 mais tes disciples, eux, mangent et boivent Веттар Іелди-ухай ая!

а Твои - едят и пьют!

Синонимом сочинительной конструкции может выступать словосочетание с комитативным предлогом (франц. avec = рус. с + твор.

пад. = агул. фай). Тождество семантики находит отражение в использовании во французском и агульском переводе сочинительных средств, соответствующих рус. с + твор. пад.1:

Лука 4: 25 durant trois ans et demi хьибу исна сура три с половиной года Довольно часто союз et соединяет две предикативные единицы, которые в агульском нередко оформляются как два простых предложения:

(а) с одним и тем же субъектом:

Аналогичную синонимию англ. and и with отмечал А. И. Смирницкий;

«…для обозначения известных отношений между предметами может употребляться в одном случае предлог, а в другом — союз: ср., например, John with Ms wife went to the sea Джон со своей женой поехал на море и John and his wife went to the sea Джон и его жена поехали на море. Союз and подчеркивает здесь то, что Джон и его жена поехали на море на «равных правах»;

наоборот, употребление предлога with в качестве главного действующего лица выделяет Джона»

[Смирницкий 1957: 94]. Эту же мысль находим в другой книге А. И. Смирницкого [1959: 377].

Лука 1: 24 Quelque temps aprs, lisabeth sa femme devint enceinte, et elle se tint cache pendant cinq mois Са чІукь вахттунилас гин хьир Элизаветта хьуная фуниъ. ГІифу ваз хьасттегьен уч фуниъ аяф джин аркьай… Вскоре после этого жена его, Елизавета, зачала и первые пять месяцев провела в полном уединении.

Как видим, агульский перевод в подобных случаях предпочитает простое соположение предложений.

Расхождения между сравниваемыми языками выявляются при сопоставлении отдельных разновидностей синтаксических конструкций, на что, как было отмечено выше, в значительной степени повлияли расхождения в морфологической структуре этих языков.

Поскольку агульский язык утратил в ходе исторического развития грамматическую категорию класса – аналог категории рода, обнаруживаемой во французском, сохранив при этом категорию падежа, утерянную французским языком, согласуемым сочетаниям с зависимым прилагательным французского языка в агульском отвечают сочетания с примыканием. С другой стороны, генитивные агульские словосочетания находят свои соответствия во французских словосочетаниях с предлогом de.

В то же время далеко не все различия в структурной организации типов словосочетаний находятся в прямой зависимости от морфологических характеристик сопоставляемых языков. Например, словосочетания с зависимым числительным, несмотря на наличие категории числа в обоих языках, образуются по разным моделям оформления имени существительного - единственным числом в агульском и множественным во французском. Можно также предполагать отсутствие прямой зависимости тенденции агульского языка избегать несогласованных определений, за исключением генитивных, от его морфологической специфики, в частности, от его многопадежности.

Основные различия между агульскими и французскими глагольными словосочетаниями заключаются, во-первых, в том, что во французском языке, как и в русском, именной компонент находится обычно в постпозиции, в то время как в агульском – в препозиции, и, во-вторых, в том, что во французском языке более распространено предложное управление, а в агульском языке, обладающем развитой системой пространственных падежей, в большей степени представлено падежное управление и гораздо реже – послеложно-падежное.

Во второй главе – «Предложение» – изучаются принципы грамматического строения простого предложения в рассматриваемых языках, поднимается вопрос о статусе главных членов предложения, а также об основных свойствах и функциях второстепенных членов предложения в агульском и французском языках.

Дистинктивные признаки предложения, равно как и признаки, лежащие в основе классификации предложений, в сопоставляемых языках совпадают;

здесь выделяются основные типы предложения в зависимости от их структуры, семантики и коммуникативных задач. К совпадающим характеристикам следует отнести и классифицию предложения в зависимости от отношения к действительности утвердительные и отрицательные, по цели высказывания повествовательные, вопросительные и побудительные, а по структурной организации - простые и сложные, односоставные и двусоставные, распространенные и нераспространенные, полные и неполные.

И в агульском, и во французском языке утвердительные предложения не имеют специальных показателей. Структура отрицательного предложения опирается на структурную схему соответствующего утвердительного и маркируется специальными средствами выражения отрицания – отрицательными частицами (франц.) и глагольными морфемами (агул.). При этом в агульском различаются форманты отрицания в зависимости от глагольного наклонения (прохибитив – индикатив и т.д.).

В противопоставлении повествовательных, вопросительных и побудительных предложений в обоих сопоставляемых языках немаркированными являются повествовательные предложения.

Вопросительные предложения французского языка выделяются инвертированным порядком слов, а также использованием дополнительного местоименного подлежащего. В агульском общевопросительное предложение маркируется специальным глагольным показателем интеррогатива.

Побудительные предложения в сопоставляемых языках используют, во-первых, повелительную форму глагола и, во-вторых, специальные формы косвенных нвклонений, в т.ч. выражающие побуждение по отношению к третьему лицу.

Восклицательные предложения обоих сравниваемых языков по своему содержанию передают эмоциональное отношение к содержанию высказывания, а и с формальной точки зрения обладают характерной интонацией. Помимо интонации, в обоих сравниваемых языках подобные предложения используют лексические средства: междометия, специальные местоимения и наречия и т.п.

Неполные предложения достаточно употребительны в обоих рассматриваемых языках. Они классифицируются здесь на (1) контекстуальные, встречающиеся в диалогах или же в сложных предложениях, (2) ситуативные, восстановление опущенных членов в которых возможно лишь на основе внеязыковой ситуации, 3) эллиптические, в которых восстановление опущенных членов возможно на основе тех компонентов, которые представлены в данном предложении.

Рассмотрение грамматической структуры предложения в сопоставляемых языках в диссертации концентрировалось вокруг параметров, дающих возможность определить подлежащный хврактер субъектного или объектного имени, что имеет важное значение для полноценной характеристики типологических черт эргативности и номинативности. К этим параметрам относятся возможность внеконтекстного опущения субъектного или объектного имени, сочинительное сокращение с базовым подлежащим, координация с субъектом деепричастия, соотнесенность с возвратным местоимением, кореферентное опущение или замещение в различных сложных конструкциях субъекта или объекта и др.

Как показывают материалы исследования, во французском переходном предложении может быть опущена позиция прямого дополнения. В агульском предложении факультативным без влияния на структуру предложения оказывается субъектное имя.

Во французском языке опущение субъектного имени сопровождается трансформациями в пассивные конструкции с подлежащим – прямым дополнением исходного предложения, изменением ориентации глагола или же введением безличного подлежащего on.

Черты различия между сопоставляемыми языками выявляются при рассмотрении согласования сказуемого с подлежащим, отмечаемого во французском языке. В агульском языке, в отличие от французского, наличетствует согласование сказуемого с подлежащим в числе только в повелительном наклонении и при составном сказуемом с именной частью - адъективом.

С точки зрения падежного оформления именных членов предложения французской номинативной конструкции предложения в агульском соответствуют:

- абсолютная конструкция непереходного предложения, в которой подлежащее оформлено именительным падежом;

- эргативная конструкция предложения переходного предложения, в которой подлежащее оформлено эргативным падежом, а прямое дополнение – именительным;

- аффективная конструкция с дательным падежом при глаголе «любить, хотеть», «видеть» и т.п.;

- посессивная конструкция с постаблативом субъекта обладания.

В выражении подлежащего теми или иными частями речи в сопоставляемых языках наблюдается существенное сходство. Во французском языке имеются предложения с "фиктивным" подлежащим, т.е. местоимением il в соответствиях русским безличным предложениям, что не имеет места в агульском.

Сказуемое в обоих языках может быть как глагольным (простым или составным), так и именным (составным). Типичным способом выражения сказуемого является глагол. В составном именном сказуемом именная часть может быть выражена: (а) именем существительным, (б) именем прилагательным, (в) местоимением, причастием, наречием и т.п. Присвязочная часть в составном именном сказуемом во французском языке обычно следует за вспомогательным глаголом, а в агульском предшествует ему.

Специфику французского языка составляет также функционирование особой конструкции для выражения идеи местонахождения, наличия предмета в определенном месте с использованием оборота il y a, в то время как в агульском различаются глаголы «быть, являться» и «быть, находиться».

Порядок слов в сопоставляемых языках в целом следуает за общими закономерностями, наблюдаеыми в языках эргативной и номинативной типологии. Так, в агульском, демонстрирующем эргативнуюй типологию, имеет место схема словопорядка, присущая эргативной конструкции переходного предложения, - "Субъект – Прямой объект – Транзитивный глагол" (S – O – V), во французском – характерный для номинативной конструкции порядок S – V – O.

В число второстепенных членов предложения как в агульском, так и во французском языке входят определение, прямое и косвенное дополнение, обстоятельство. Различия в передаче различных видов дополнения в сравниваемых языках обусловлены спецификой именной морфологии, а именно развитой падежной системой агульского языка, которой во французском отвечают разнообразные предлоги.

В заключении подводится итог всей работе, приводятся выводы относительно общего и типологически особенного в области синтаксиса в целом и относительно простого предложения, в частности, в рассматриваемых языках.

Основные положения диссертационной работы изложены в следующих публикациях автора:

Согласование, управление и примыкание в агульском и французском языках.//Кавказский лингвистический сборник. Вып. 20, Советский писатель 2010. с. 74- Сочинительные конструкции в агульском и французском языках.//Искусство и образование. №8, 2009. с. 136- Порядок слов в переводном агульском тексте (на материале Евангелия от Луки) // Актуальные вопросы общего и кавказского языкознания. Махачкала, 2010. - с. 231- Сопоставительный анализ структуры простого предложения в агульском и французском языках. Москва, 2011 с.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.