авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Репрезентация концепта безразличие / indifference фразеологизмами русского и английского языков: лингвокультурологический аспект

На правах рукописи

Белобородова Анна Валерьевна

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА «БЕЗРАЗЛИЧИЕ /

INDIFFERENCE» ФРАЗЕОЛОГИЗМАМИ РУССКОГО И

АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ:

ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Специальность 10.02.20 – «Сравнительно-историческое, типологическое и

сопоставительное языкознание»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учной степени кандидата филологических наук

Челябинск – 2011

Работа выполнена на кафедре русского языка и литературы и методики преподавания русского языка и литературы ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент Юздова Людмила Павловна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Горбачевский Антон Антонович доктор филологических наук, доцент Хвесько Тамара Владимировна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Челябинский государственный университет»

Защита состоится «21» апреля 2011 года в 10:00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.295.05 при ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» по адресу: 454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69, конференц-зал (ауд. 116).

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан « » марта 2011 года.

Учный секретарь диссертационного совета доктор филологических наук, доцент Л.П. Юздова

Общая характеристика работы

Актуальность исследования обусловлена недостаточной изученностью языковой реализации концепта «Безразличие / Indifference»

средствами русской и английской фразеологии в целом и с позиций сравнительно-сопоставительной лингвистики, в частности. Подобная лакунарность представляется в определнной степени нелогичной, поскольку именно фразеологические знаки наиболее ярко представляют особенности познавательного опыта того или иного культурного и языкового сообщества.

Актуальность исследования также обусловлена тем, что значительная часть фразеологических единиц по своему смысловому наполнению направлена на описание переживаний, чувств, психологического состояния и отношения, часть которых проявляется через выражение безразличия.

Объектом нашего исследования является фразеологизация концепта «Безразличие / Indifference» и его анализ в сравнительно-сопоставительном аспекте.

Предметом исследования стали семантические, структурные и прагмалингвистические свойства русских и английских ФЕ, репрезентирующих концепт «Безразличие / Indifference».

Цель настоящей работы заключается в выявлении универсального и спицифического в семантике фразеологических единиц, репрезентирующих концепт «Безразличие / Indifference», в русском и английском языках с позиции отражения в них культурологических особенностей двух народов.

Осуществление данной цели позволяет определить универсальность и национальную уникальность фразеологизмов языковых картин мира двух языковых сообществ и выявить характерные особенности национального менталитета.

Поставленная цель предопределила решение в ходе проведения исследования следующих задач:

1) охарактеризовать понятие концепт как базовое в лингвокультурологии, дать характеристику эмотивного концепта и специфицировать его роль в выражении национальной ментальности с позиций лингвокультурологического подхода;

2) установить статус эмотивного концепта «Безразличие / Indifference»

и дать определение безразличия в лингвистическом преломлении;

3) систематизировать фразеологические единицы, вербализующие концепт «Безразличие / Indifference», с позиций тематического принципа, определить состав тематических групп и подгрупп концепта в русском и английском языках и выявить сходства и различия отражения концепта « 4) Безразличие / Indifference» в составе тематических групп ФЕ сопоставляемых языков;

5) классифицировать фразеологические единицы, вербализующие концепт «Безразличие / Indifference», с позиций аксиологического и прагмалингвистического принципов;

6) провести сравнительно-сопоставительный анализ русских и английских фразеологизмов как средств выражения культурной информации в языковой картине мира.

Теоретической и методологической базой исследования послужили положения, представленные в работах ведущих зарубежных и отечественных ученых в области когнитивной лингвистики: Н.Ф. Алефиренко (1999), Ю.Д. Апресяна (1988), А.П. Бабушкина (1996), Н.Н. Болдырева (2000), Е.С. Кубряковой (1996), З.Д. Поповой (2002), И.А. Стернина (2004), Ch. Beedham (2005), V. Evans, M. Green (2006), G. Lakoff, M. Johnson (1980);

по вопросам лингвокультурологии: А. Вежбицкой (2001), С.Г. Воркачева (1985, 1992, 1997), В.И. Карасика (2001), Н.А. Красавского (2001), В.А. Масловой (2004), Ю.С. Степанова (1981), В.Н. Телия (2006);

по проблемам фразеологии и фразеологической семантики: Н.Н. Амосовой (1963), Д.О. Добровольского (1997), А.В. Кунина (1984), В.М. Мокиенко (1990), Ю.П. Солодуба (1989), A.P. Cowie (2001), P. Hanks (1999), Ch.F. Hockett (1956), A.P. Howarth (1993, 1998), W. McMordie (1983), R.N. Norrick (2007), J. Seidl (1983);

по проблемам эмотивности языка и оценочности языковых единиц: Н.Д. Арутюновой (1988), Е.М. Вольф (1985), В.И. Шаховского (2008), R.M. Lemos (1995), D.L. Perry (1984);



в области языковой прагматики – Н.Д. Арутюновой (1985), Н.М. Вахтель (2008), Дж.Л. Остина (2006), G.N. Leech (1983), J.R. Searle (1975).

Реализация в работе лингвокультурологического подхода осуществляется применением таких методов и примов, как прием словарных дефиниций, элементы этимологического анализа, прием компонентного анализа, прием количественного подсчета, описательный метод, дистрибутивный метод в тесной связи с контекстологическим методом, сравнительно-сопоставительный метод.

Материалом для исследования послужили фразеологизмы, репрезентирующие концепт «Безразличие / Indifference» в сопоставляемых языках. Авторская картотека фразеологизмов сформирована с применением приема сплошной выборки и насчитывает 233 русских ФЕ и 214 английских ФЕ, зафиксированных в печатных и электронных фразеографических источниках. В картотеке представлено 21 192 употреблений фразеологизмов в русских и 20 211 употреблений в английских художественных произведениях классических и современных авторов XIX-XXI вв.

Научная новизна настоящего исследования заключается в следующем:

1. Выявлены критерии для определения статуса безразличия среди схожих эмоциональных концептов;

установлено, что концепт «Безразличие / Indifference» представляет собой эмоцию-отношение «не-нейтральной»

природы, он осложнен оценкой социума.

2. Определены семантические параметры для вычленения в русском и английском фразеологических фондах единиц, репрезентирующих концепт «Безразличие / Indifference».

3. Продемонстрированы сходства и различия в представлениях, ценностных ориентирах и установках представителей русской и английской лингвокультур.

4. Сформулирован и применен к анализу русских и английских фразеологизмов-вербализаторов безразличия аксиологический принцип, позволяющий объяснить негативную семантику рассматриваемых фразеологических единиц и эксплицировать культурологические особенности.

5. Выявлены способы экспликации и импликации отрицания в семантической структуре фразеологизмов-вербализаторов безразличия как неотъемлемого компонента, задающего тяготение ФЕ к отрицательному полюсу шкалы оценок.

6. С учетом достижений прагматики и лингвистики в ходе классифицирования ФЕ применен прагмалингвистический принцип анализа русских и английских фразеологизмов, позволяющий классифицировать фразеологические структуры с точки зрения выполняемой ими задачи осуществления определенной интенции говорящего.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в применении теоретических положений лингвокультурологии и сопоставительной фразеологии к решению проблем репрезентации концепта во фразеосемантических системах языков.

Практическая значимость работы определяется возможностью использования полученных результатов научного исследования при составлении тематических фразеологических словарей и словарей справочников, при разработке лекционных курсов по лингвокультурологии и межкультурной коммуникации, по сопоставительной фразеологии русского и английского языков.

На защиту выносятся следующие положения:

Вербализаторами концепта «Безразличие / Indifference» являются 1.

фразеологические единицы, выражающие равнодушие, невнимание, безучастие как отношение к объекту, подвергающемуся оценке со стороны личности или социума.

В обоих национально-языковых сообществах способы 2.

фразеологизации безразличия специфичны за счет вкрапления культурной информации;

различия в его репрезентации русскими и английскими фразеологическими знаками демонстрируют уникальные черты носителей сопоставляемых языков.

Русские и английские фразеологизмы, репрезентирующие 3.

безразличие, характеризуясь оценочной природой, в большинстве случаев представляют отрицательную полярность, занимая серединную позицию среди операторов логики оценок «хорошо» / «плохо» только в индивидуальных случаях.

ФЕ обоих языков, вербализующие концепт «Безразличие / 4.

Indifference», обладают прагмалингвистической ценностью, позволяющей фразеологизмам выполнять в высказывании задачу воздействия.

Апробация результатов диссертационного исследования Основные положения диссертационного исследования изложены в 13 публикациях, в том числе в трех публикациях в изданиях, включнных в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий ВАК РФ. Об итогах исследования докладывалось на международных научных конференциях (Челябинск, 2009);

всероссийских конференциях (Оренбург, 2008;

Челябинск, 2008, 2009, 2010);

теоретические положения и практические результаты исследования изложены в статьях научных конференций (Прага, 2010;

Тамбов, 2008, 2009), а также обсуждались на итоговых научных конференциях аспирантов и соискателей ГОУ ВПО «ЧГПУ» за 2008, 2009, 2010 гг. (Челябинск).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка, списка использованных лексикографических и фразеографических источников и справочников, приложения.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается выбор темы, актуальность диссертационного исследования, определяются цель и задачи, излагаются методы исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту.





В первой главе «Исследование концепта «Безразличие / Indifference» с позиций лингвокультурологии в современной науке»

излагаются основные теоретические предпосылки исследования, рассматриваются современные тенденции изучения эмоций и эмотивных концептов в лингвистике в рамках лингвокультурологического подхода, определяется специфика фразеологического способа вербализации концептов, предпринимается попытка установить статус концепта «Безразличие / Indifference».

В параграфе 1.1 «Концептуализация эмоций во фразеологической картине мира» подчеркивается роль фразеологизмов как особых единиц языкового состава, охватывающих сферу чувств, эмоций и переживаний человека в репрезентации фрагментов языковой картины мира.

Фразеологизмы выступают средством отражения внутреннего мира человека в языке, фиксируют особенности языковой передачи эмоциональных состояний, транслирования эмоций и их активизацию в речи носителем языка. Основной функцией фразеологизмов является функция оценки, сводимая к тому, чтобы «выразить субъективный, эмоционально-оценочный взгляд на мир»1, а также присвоить отражаемому объекту оценочную характеристику. Будучи национально-специфичными, фразеологизмы реализуют категории, которыми мыслят носители русской и английской лингвокультуры, и те рамки, в которые они поставлены для осознания и интерпретации окружающего мира.

Сопоставление фразеологически оформленных концептов, заключающих в себе эмоции, в русском и английском языковых пространствах позволяет проследить специфику эмоциональных переживаний для представителей данных наций, поведенческие модели и установки внутри каждого социума, межличностные отношения, как универсальные, так и присущие каждому языковому социуму в отдельности.

Параграф «Эмотивный концепт как объект 1. лингвокультурологического исследования» посвящен выделению специфичности эмотивного концепта современными учеными с лингвокультурологических позиций, поскольку именно в концепте находит отражение связь языка, мышления и культуры. Под эмотивным концептом мы понимаем ментальную единицу, репрезентирующую универсальные и культурно-специфичные представления об эмоциональных состояниях и переживаниях, содержащиеся в образном представлении, ассоциациях и коннотациях лексических и фразеологических единиц, вербализованную средством языка.

Эмотивный концепт обладает индивидуальным эмоциональным трендом и национальным индексом данной культуры и характеризуется специфичностью, которая и детерминирует его варьирующийся характер от языка к языку, от культуры к культуре2 Специфичность эмотивного концепта проявляется в его функции вербалицации эмоций представителями разных культур. Представления об эмоциях и способы их проявления включены в национальный менталитет, вследствие чего их различия объясняются Добровольский, Д.О. Идиоматика в тезаурусе языковой личности / Д.О. Добровольский, Ю.Н. Караулов // Вопросы языкознания. – 1993. – № 2. – С. 5–15.

Шаховский, В.И. Эмоциональные культурные концепты: параллели и контрасты (на материале рус. и англ.

яз.) / В.И. Шаховский // Языковая личность. – Волгоград;

Архангельск, 1996. – С. 80-96.

этнокультурными стереотипами и коммуникативными правилами каждого этноса.

Исследование с лингвокультурологических позиций обращает внимание на специфику трансляции культурных ценностей, установок, социальных норм через языковые средства, выявляет обусловленность концептуализации фрагментов мира культурологическим контекстом.

С точки зрения лингвокультурологии, содержание эмотивного концепта формируется представлением в языке знаний о мире, которые характеризуются культурной и этической маркированностью.

В параграфе 1.3 «Статус концепта «Безразличие» в современных лингвистических исследованиях» на основе анализа толковых словарей и языковедческих работ по проблемам языковой репрезентации эмоций констатируется проблема отсутствия единой позиции в понимании безразличия и предлагается ее решение. В результате анализа лингвистических исследований по проблеме определения статуса безразличия были выделены четыре критерия, характеризующие концепт «Безразличие/Indifference»: эмоция/чувство, состояние/отношение, нейтральность/отрицательность, внешняя внутренняя оценка.

Анализ толковых словарей позволяет констатировать более 1) универсальный характер термина эмоция по сравнению с термином чувство.

В отличие от чувства эмоция является реакцией индивида на интродуктивную информацию (факторы, позволяющие индивиду сложить собственное мнение о окружающих его членов социума), которая становится доступной в определенных ситуациях, складывающихся в процессе коммуникации. По первому критерию демаркации между эмоцией и чувством мы определяем безразличие как эмоцию, во-первых, в связи с универсальностью термина «чувство» и однозначностью его смыслового наполнения;

во-вторых, в силу достаточно выраженного ситуативного характера безразличия. Несмотря на то, что, как и любое чувство, безразличие имеет социальную направленность, считаем неверным квалифицировать безразличие как чувство.

С точки зрения психологии безразличие рассматривается как 2) состояние субъекта. Вербализация любого эмоционального состояния обусловливает активизацию эмотивной функции, предполагающей наличие оценки объекта говорящим. Состояние, осложннное эмоциональной оценкой, приобретает статус отношения, направленного на какой-то объект и проявляющегося в поведении, в частности в языковом.

Наша позиция состоит в том, чтобы рассматривать фразеологические репрезентанты безразличия как актуализаторы значения отношения субъекта к какому-то факту действительности или личности, возникающего в результате переживания безразличия.

Анализ работ авторов, которые рассматривают безразличие как 3) эмоцию, продемонстрировал отсутствие единого мнения по определению полярности данной эмоции. Р.Н. Рыкунов (2008) относит «Безразличие / Indifference» к базовым концептам, выражающим эмоции отрицательного содержания. Е.В. Бабенко (2003), Н.Н. Волкова (2005), Н.С. Кайтмазова (2005) относят безразличие к нейтральным эмоциям.

Однако анализ употреблений фразеологических единиц, вербализующих данный эмотивный концепт, позволяет констатировать его принадлежность к отрицательным эмоциям чаще, чем к эмоциям нейтральным.

Среди эмотивных концептов безразличие содержит как 4) внутреннюю оценку, личную, неподкрепленную мнением других, так и внешнюю, оценку «общего мнения», соотносимую с нормами и правилами поведения, свойственными определенному социуму, стереотипными отношениями, складывающимися внутри данного сообщества.

Основываясь на анализе толковых словарей и контекстуальном использовании фразеологизмов, вербализующих эмотивный концепт «Безразличие / Indifference», мы отмечаем вероятность выражения им в равной степени как внешней, так и внутренней оценки.

На основании выделенных критериев и дефиниционного анализа лексемы безразличие / indifference мы определяем статус безразличия в лингвистическом рассмотрении следующим образом: безразличие – это эмоциональное отношение, проявляющееся в равнодушии, невнимании, незаинтересованности, безучастии, возникающее в результате отсутствия у объекта специфических отличительных черт, либо его малой важности и значимости, подвергающееся оценке со стороны личности или социума.

Вторая глава «Сравнительно-сопоставительный анализ фразеологизмов, репрезентирующих концепт «Безразличие / Indifference» в русском и английском языках» посвящена анализу значений фразеологических единиц русского и английского языков, его репрезентирующих, их классификации и сопоставлению результатов данного анализа с целью выявления сходств и различий репрезентации безразличия во фразеологической картине мира обоих языков.

Параграф 2.1 «Представленность концепта «Безразличие / Indifference» средствами фразеологии в русском и английском языках»

посвящен решению проблемы отбора фразеологических номинаций, вербализующих данный концепт, из корпуса фразеологизмов русского и английского языков.

Для осуществления отбора необходимо задать начальные параметры, основываясь на которых мы устанавливаем релевантность или нерелевантность единиц из фразеографических источников как имеющих / не имеющих потенциал для репрезентации данного концепта. Они получили название семантических параметров. Семантический параметр – заданный компонент смысла единицы, «критерий отбора», позволяющий ей входить в выборку и соотноситься со всеми остальными единицами в выборке.

Внутри множества фразеологизмов со значением безразличия существуют подмножества, характеризуемые дифференциальными признаками. Дифференциальный признак – это компонент значения, подсмысл, отличающий единицу от других, объединенных с ней общим, интегральным признаком. Отношения между выявленными семантическими параметрами носят иерархический характер и представлены структурно.

Компоненты значения фразеологических единиц, репрезентирующих концепт «Безразличие / Indifference», в основе выделения которых лежат обозначенные интегральные и дифференциальные признаки, показаны в иерархии их отношений на рисунке 1.

Каждая рассматриваемая ФЕ должна содержать в себе один или несколько заданных компонентов смысла – только тогда она имеет право быть отобранной в выборку. Различная комбинация представленных семантических компонентов сообщает каждому фразеологизму его индивидуальное значение.

Рис. 1.

Семантические параметры выборки фразеологизмов со значением безразличия Таким образом, авторская картотека, составленная на основе вышеизложенных положений, с опорой на соответствие семантическим параметрам и с учетом варьирования ФЕ, насчитывает 233 русских единиц из 11 фразеологических словарей. Корпус ФЕ безразличия в английском языке насчитывает 214 английских единиц из 7 печатных и электронных словарей.

Параграф 2.2 «Классификация фразеологических единиц, репрезентирующих концепт «Безразличие / Indifference» в русском и английском языках» представляет классификацию фразеологизмов, вербализующих концепт, с позиций тематического, аксиологического и прагмалингвистического принципов, применение которых помогает выявить сходства и различия в языковой репрезентации эмоции безразличия и эксплицировать лингвокультурные особенности.

БЕЗРАЗЛИЧИЕ отрицательная пассивная жизненная характеристика позиция личности /объекта «Равнодушие» – 85 РФЕ «Неопределенность» – 9 РФЕ «Indifference proper» – 83 АФЕ «Indefiniteness» – 5 АФЕ «Безразличие к будущему, к «Отсутствие важности, последствиям, к судьбе» – 16 РФЕ значимости» – 26 РФЕ «Indifference to future, consequences, «Of little / no value, fate» – 9 АФЕ importance» – 49 АФЕ «Бездеятельность» – 3 РФЕ «Обыкновенность.

Заурядность.

«Inactivity» – 8 АФЕ Посредственность» – 5 РФЕ «Пренебрежение. Презрение.

«Ordinariness. Mediocrity» – Неприязнь» – 13 РФЕ 4 АФЕ «Disregard. Scorn. Disdain» – «Неуместность» – 16 РФЕ 49 АФЕ «Inappropriateness» – 2 АФЕ «Нежелание знать, отсутствие осведомленности» – 15 РФЕ «Бесполезность.

«Lack of knowledge. Unawareness» – Бесцельность» – 27 РФЕ 5 АФЕ «Безразличие к судьбе другого лица» – 18 РФЕ Рис. 2.

Тематические группы фразеологизмов русского и английского языков, репрезентирующих концепт «Безразличие / Indifference»

В пункте 2.2.1 «Сравнительно-сопоставительный анализ фразеологических единиц русского и английского языков с позиций тематического принципа» представлено распределение фразеологических единиц обоих языков, репрезентирующих концепт «Безразличие / Indifference», по двум тематическим группам: «Пассивная жизненная позиция» и «Отрицательная характеристика личности / объекта». В составе данных основных групп выделяются подгруппы, объединяющие единицы с более дробными значениями, что является базовым критерием их выделения.

Иерархическая организация идентифицируемых нами тематических групп и подгрупп с учетом численности объединяемых единиц обоих языков схематично представлена на рисунке 2.

Сравнительно-сопоставительный анализ смыслового содержания фразеологизмов позволяет выявить три группы особенностей репрезентации концепта «Безразличие / Indifference» в обоих языках – это их сходства и различия:

в количественном представлении вербализаторов безразличия, 1) свидетельствующих о ценности концепта для представителей сопоставляемых лингвокультур;

в самих системах русского и английского языков, вскрываемых 2) через описание языковых механизмов вербализации смыслов и определяемых морфологическим типом и особенностями грамматического строя каждого языка;

в системах ассоциаций и представлений, положенных в основу 3) фразеономинаций, что демонстрирует национальные черты характера и представляет описание русской и английской языковых личностей.

Две тематические подгруппы фразеологизмов со значением 1) безразличия «Бесполезность. Бесцельность» (на кой черт, на кой ляд, на фиг(-а), что за нужда, с какой радости) и «Безразличие к судьбе другого лица» (ну его в болото, (да) ну его к ляду, пес с ним, фиг с ним) в английском языке полностью отсутствуют, что говорит об отсутствии необходимости в них у представителей лингвокультуры. Согласимся с мнением С.Г. Воркачева: «Очевидно, отсутствие в языке фразеологизмов на определенную тематику свидетельствует о том, что эта тема (ситуация) типичной для речевого общения носителей данного языка не является и их отношение к ней в число базовых характеристик языковой личности не входит» В количественном представлении подгруппа «Нежелание знать, отсутствие осведомленности» (15 ФЕ) в русском языке превосходит английскую «Lack of knowledge. Unawareness» (5 ФЕ). Она представлена такими фразеологизмами, как: (один) бог знает / ведает, (один) аллах знает / ведает, аллах (его, тебя, е, вас, их) знает / ведает, бог / Господь (его, тебя, е, вас, их) знает / ведает и др.;

and the devil knows what, be / lie in the lap of the gods, for all one (smb) knows, God / goodness / heaven / the Lord knows!, the devil alone knows, the land knows.

Голицына, или Чонкина, или хрен его знает, кто он, и вместе с ним отправляйся из города (В.Войнович. Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина).

See here, Cole, – said he. – The devil knows how you got wind of anything to start with, and I don’t care (E.W. Hornung. Dead Men Tell No Tales). – Смотри сюда, Коул, – сказал он. – Черт знает, как это вс распространилось, да и мне плевать.

Количественные различия ФЕ в данных подгруппах объясняются тем, что представителю русской культуры свойственно более презрительно относиться к нежеланию знать, вовлекаться в дела другого. Отсутствие заинтересованности воспринимается как отклонение от нормы и поэтому подвергается критике. На фоне русского языкового сообщества английское представляется носителем национальных черт сдержанности, толерантности, отстраненности.

В подгруппе «Отсутствие важности, значимости» / «Of 2) little / no value, importance» актуализация значения реализуется за счет включения в состав фразеологизмов различного рода семантически опустошенных компонентов, соотносимых в представлении говорящего с малоценными или не имеющими никакой ценности предметами.

В структуре английских фразеологических единиц компоненты со значением «очень малая сумма денег» употреблены с адъективным Воркачев, С.Г. Безразличие как этносемантическая характеристика личности: опыт сопоставительной паремиологии / С.Г. Воркачев // В.Я., № 4. – 1997. – С. 115–124.

компонентом not worth (не стоящий): not worth a (red) cent, not worth a continental. В отличие от английского языка, в русских ФЕ данные «денежные» составляющие употреблены с глагольным компонентом не стоит: копейки не стоит, (и / ни) ломаного / медного гроша не стоит.

Анализ единиц выборки позволяет выявить следующую тенденцию:

целый ряд русских фразеологизмов содержит имплицитное отрицание, воплощенное в компоненте-числительном ноль / нуль: абсолютный нуль / ноль, ноль / нуль без палочки, равен нулю, цена ему – ноль целых, хрен десятых. Их корреляты в английском языке содержат грамматические способы отрицания – негативные частицы и префиксы: be as nothing (compared) to, be nothing / not too much to look at, not worth smb’s notice.

Характерно для корпуса русских ФЕ и усиление отрицания глагольного компонента через так называемое двойное отрицание с использованием компонентов с отрицательными частицами и префиксами не, ни в структуре фразеологизма одновременно: ни во что не ставить, ни к черту не годится, ничего не стоит и др. Интенсивность значения бесполезности, ненужности объекта актуализируется через удвоение грамматического отрицания, что является нормированным для синтетического строя русского языка. В этом заключается принципиальное отличие функционирования данного ряда русских единиц от английских – в силу аналитизма английский язык не допускает двойного эксплицитного отрицания, для грамматически корректного английского предложения оно недопустимо.

– Нет, серьезно;

я верю, что люди будут творить чудеса, иначе – жизнь ни гроша не стоит и все надобно послать к черту! (М. Горький. Жизнь Клима Самгина).

Now he sat by the fire with his whisky, making conversation with Tony who he did not care a damn for, and hoping that it would soon be time for bed (W.J. Burley. Wycliffe and the scapegoat) – И теперь он сидел у камина, потягивая виски, разговаривая с Тони, которого ни во что не ставил, надеясь, что скоро пойдет спать.

Маркированность национальных отличий создается наличием 3) специфических для данного народа слов, входящих в состав ФЕ: обозначения реалий, известных только носителям определенной нации, а также топонимы и антропонимы, характерные для какой-либо одной страны. Так, для русского языка культурологической спецификой обладают единицы (вс) до лампочки, до фени / феньки, до фонаря, хоть бы хны, вс трын-трава. К примеру, фразеологизм вс трын-трава относит нас к фактам традиционной культуры носителей русского языка, а именно народных поверий, в которых трын-трава осмысляется как магическое лекарственное средство.

Как и всякий таежник, он не только доверялся предчувствиям, он их растравлял в себе внешним безразличием, дурашливостью, прикидываясь лихачом, которому все трын-трава (В. Астафьев. Царь рыба).

В английском языке примером фразеологизма, в состав которого включен национально-культурный компонент, является send smb to Coventry (досл. – послать кого-то в город Ковентри). Фразеологическая единица содержит английский топоним Coventry (Ковентри – город в Англии).

В основу значения фразеологизма положены исторические события, связанные с этим городом.

I supported Senior and therefore have been «sent to Coventry» by my peer group (D. Coulby. Producing and reducing disaffection) – Я поддерживал старшего, и поэтому сверстники перестали со мной общаться.

Сравнительно-сопоставительный анализ русских и английских фразеологизмов с позиций тематического принципа классификации показал, что русская языковая личность с большей нетерпимостью относится к качественной неопределенности объекта, его неуместности, ненужности в конкретной ситуации, более ярко проявляет безразличное отношение к будущему, судьбе, последствиям. С другой стороны, она не так категорична в отрицании значимости объекта, лица;

такие фразеологические единицы не несут в себе широкого охвата всех сторон оцениваемого объекта. Английская языковая личность склонна уделять больше внимания практическим характеристикам личности, нежели его душевным качествам.

Невмешательство в личные дела и, тем более, внутреннее состояние собеседника – норма поведения и межличностных отношений для англичанина, поэтому фразеологизмы с выражением неосведомленности, отсутствия информированности так немногочисленны, поскольку такая позиция в основном не порицается.

Пункт «Сравнительно-сопоставительный анализ 2.2. фразеологических единиц русского и английского языков с позиций аксиологического принципа» посвящен определению места безразличия на аксиологической шкале оценок.

Безразличие напрямую связано поведением и со стереотипным представлением о вещах, представляет собой прямую зависимость от того, как представитель социокультурного сообщества воспринимает объект.

Другими словами, прежде чем относиться к объекту безразлично, субъект должен соотнести его с представлениями по шкале плохо / норма / хорошо. В концепции Е.М. Вольф позиция «хорошо» является исходной при оценке, а норма сдвинута к положительной части шкалы. Это объясняется тем, что хорошо – это то, что соответствует норме, а плохое рассматривается как отклонение от нее. «Норма не есть отсутствие (ноль) признака, нейтральная зона. Она соотнесена с той частью шкалы оценок, на которой помещается стереотипное представление о данном объекте с соответствующим признаком»4. Так как норма занимает положительную часть шкалы, следовательно, безразличие не может закрепляться за зоной «+». ФЕ со значением безразличия локализируются в области не-нормы, отклонения от нее.

Абсолютный аксиологический статус какого-либо объекта выражается категориями «хорошо», «плохо» и «безразлично», где безразличное определяется как альтернатива хорошему и плохому, однако на аксиологической шкале за категорией «безразлично» не закреплена нейтральная зона. По мнению Е.М. Вольф, чаще всего нейтральную зону рассматривают как продолжение экспликации знака «–»: слова, которые обозначают среднюю степень качества, не говорят о нейтральной позиции объекта на шкале оценок, а склоняются к зоне «плохого». Это доказывается в ходе исследования и на нашем материале. Слова средний, рядовой, обыкновенный на аксиологической шкале, в отличие от параметрической, являются не оценочно-нейтральными, а имеют негативную оценку.

ФЕ, группирующиеся вокруг понятия «среднего», передающие значение «серединной» области аксиологической оценки типа: ни пава ни Вольф, Е.М. Функциональная семантика оценки / Е.М. Вольф. – М.: Наука, 2002. – 228 с.

ворона, ни рыба ни мясо, ни Савва ни Варвара, ни то ни се, neither here nor there, neither fish nor fowl, betwixt and between, соотносятся с отрицательной частью шкалы, так как при характеристике объекта обретают смысл «посредственный, заурядный, средний»;

в словарях эти лексемы трактуются отрицательно:

Человечишка так себе – ни богу свечка, ни черту кочерга (А. Новиков-Прибой. Цусима).

Исключением являются те случаи, в которых значение данных фразеологизмов приближается в контексте к лексеме «нормальный», например: … жена так себе, ничего, не красавица, но довольно миловидная особа (В. Быков. Бедные люди).

Количественные различия данных ФЕ в русском (13 единиц) и английском (9 единиц) языках объясняются тем, что представители англоязычной культуры не так критичны к посредственности: для них, в отличие от носителя русских культурных ценностей, не выделяться среди других индивидов представляет, скорее, норму, нежели отклонение от нее.

Присутствие структурного либо компонентного отрицания (имплицитно или эксплицитно) в анализируемых фразеологизмах также доказывает факт тяготения безразличия к отрицательной зоне аксиологической шкалы, так как расценивается как отклонение от нормы, а также неодобряемое, нежелаемое, неприемлемое отношение или поведение.

I didn’t care a tinker’s damn what they think (G. Joshwell. Wallet) – Мне, собственно, было наплевать на то, что они думают.

Княгиня ваша может про меня думать все, что ей вздумается. Она меня так же интересует, как прошлогодний снег! (Б. Маркевич.

Марина из Алого Рога).

Таким образом, среди операторов логики оценок «хорошо» / «плохо»

безразличие не занимает фиксированную срединную позицию, в большинстве единиц локализируется не в нейтральной зоне и в области не нормы, о чем свидетельствует анализ фразеологических единиц обоих языков с позиций аксиологического принципа.

В пункте 2.2.3 «Сравнительно-сопоставительный анализ фразеологических единиц русского и английского языков с позиций прагмалингвистического принципа» к классификации фразеологизмов применяется прагмалингвистический принцип, основанный на теории речевых актов – одной из базовых составляющих прагмалингвистики.

Основатель теории речевых актов Джон Остин выделяет три ее составляющих: 1) локутивный акт, который имеет значение – что говорится;

2) иллокутивный акт, имеющий определенную силу при произнесении чего либо;

3) перлокутивный акт, смысл которого состоит в достижении эффекта, результата речи при произнесении чего-либо5. Так, в зависимости от выполняемой иллокутивной / перлокутивной задачи ФЕ с семантикой безразличия подразделяются на сигнификаторы и каузаторы, что свидетельствует о прагмалингвистических свойствах единиц данной семантики.

Под сигнификаторами мы понимаем те единицы, при помощи которых говорящий передает свою собственную субъективную позицию безразличия, сформированную на основе безразличного отношения, не ставя перед собой перлокутивной задачи.

Больно мне нужно думать о нем, – равнодушно сказал Тимка и звонко запел (М. Горький. Тимка).

I don’t care whether he ever gets there, – she said. – It won’t be skin off my nose (R.P.Warren. All the King’s Men) – Мне все равно, приедет он на митинг или нет, – ответила Сэди. – Плевать мне с высокой горы.

Сигнификатор может быть направлен как на реальное лицо, так и на воображаемого собеседника, то есть реальное лицо в ситуации общения может физически не присутствовать.

Каузаторы обладают перлокутивной задачей, суть которой – воздействовать на собеседника. Воздействие на адресата происходит в результате того, что говорящий, указывая на позицию безразличия собеседника, преследует своей целью вызвать у него реакцию, воздействовать на его эмоциональную и поведенческую сферу. Каузатор направлен либо на собеседника, чью позицию безразличия изобличает адресат (Что это с тобой сегодня делается? – Я про дело спрашиваю, a ты и ухом не поведешь) и имеет своей целью изменить его отношение, либо на собеседника, но носителем отношения безразличия является не сам Austin, J.L. How to Do Things with Words. / J.L. Austin. – Oxford: Oxford Univ. Press, 1962. – 167 p.

говорящий, а третье лицо, служащее в такой ситуации предметом обсуждения в разговоре между ними двумя:

Придт к Марье Михайловне, а сын на не ноль внимания. (И. Грекова.

Перелом).

Но он мое замечание пропустил мимо ушей. (Ю. Азаров.

Подозреваемый).

...he’s just an outlaw. He doesn’t care a hang about anything... (J.Aldridge.

The Hunter) –... он просто изгой. Ему на всех и на все наплевать...

Анализ фразеологических единиц с позиций прагмалингвистического принципа помогает не только эксплицировать языковое своеобразие, но и раскрыть правила и традиции речевого поведения внутри языкового социума, затрагивает социальный и культурный аспект общения.

В заключении подводятся общие итоги исследования, обозначается перспектива дальнейшей разработки обозначенного круга проблем: способов языковой репрезентации эмотивных концептов фразеологическими единицами.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Публикации в изданиях, включенных в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий ВАК РФ:

1. Белобородова, А.В. Средства выражения отрицания и негативной коннотации во фразеологизмах со значением безразличия в русском и английском языках / А.В. Белобородова // Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина.

Научный журнал. Серия Филология. – СПб.: ЛГУ, 2010. – № 1. – Том 5.

Филология. – С. 147-155.

2. Белобородова, А.В. Прагмалингвистический принцип классификации фразеологических единиц со значением безразличия в русском и английском языках / А.В. Белобородова // Вестник ЧГПУ, № 6. – Челябинск : Изд-во ЧГПУ, 2010. – С. 235-242.

3. Белобородова, А.В. Позиция безразличия на аксиологической шкале среди оценочных понятий хорошо / плохо (на примере русских и английских фразеологизмов, репрезентирующих концепт «Безразличие») / А.В. Белобородова // Вестник ЧГПУ, № 7. – Челябинск : Изд-во ЧГПУ, 2010. – С. 263-270.

В других изданиях:

4. Белобородова, А.В. Антропоцентрическая обусловленность формирования пейоративной оценки в русских и английских субстантивных ФЕ / А.В. Белобородова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов : Изд-во «Грамота», 2008. – № 2 (2) – С. 11-13.

5. Белобородова, А.В. К вопросу о переводе субстантивных фразеологических единиц в английском и русском языках / А.В. Белобородова // Экономические, юридические и социокультурные аспекты развития регионов: Сборник научных трудов в 2-х ч. / Под ред.

В.Н. Ни. – Челябинск : Челябинский институт экономики и права им.

М.В. Ладошина, 2008. – Ч. 2: Вопросы развития социокультурного и коммуникативного пространства регионов. – С. 23-32.

6. Белобородова, А.В. Вариативность фразеологических единиц, репрезентирующих концепт «Безразличие» в русском и английском языках / А.В. Белобородова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов : Изд-во «Грамота», 2009. – № 1 (3) – С. 27-29.

7. Белобородова, А.В. Роль фразеологизмов в процессе формирования вторичной языковой личности при изучении английского языка как иностранного / А.В. Белобородова // Регионально-ориентированные исследования филологического пространства : материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Оренбург : ИПК ГОУ ОГУ, 2008. – С. 42-46.

8. Белобородова, А.В. Анализ семантической структуры слова «Безразличие» в русском и английском языках как ключевого слова репрезентанта концепта «Безразличие/Indifference» / А.В. Белобородова // Materily VI mezinrodn vdecko-praktick konference «Efektivn nstroje modernch vd – 2010». – Dl 16. – Filologick vdy: Praha. Publishing House «Education and Science» s.r.o. – Str. 51-54.

9. Белобородова, А.В. Семантические группы фразеологизмов, репрезентирующих концепт «Безразличие / Indifference» в русском и английском языках / А.В. Белобородова // Языкознание – 2010: Язык.

Культура. Современность: материалы международной заочной лингвистической конференции: сб.науч.ст. / под. ред. проф. Л.П. Гашевой. – Челябинск: Юж.-Уральское кн. изд-во, 2010. – Вып. 2. – С. 14-20.

10. Белобородова, А.В. Концепт с точки зрения лингвокультурологии (на примере анализа концепта «Безразличие» («Indifference») во фразеологизмах русского и английского языков) / А.В. Белобородова // Язык и культура / Сб. материалов IV Междун. науч.-практ. конф. / ред. коллегия Г.В. Абросимова, А.П. Нестеров, Е.М. Халина, Г.А. Наседкина, О.Л. Дигина;

Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск, 2009. – С. 33-39.

11. Белобородова, А.В. Место безразличия на аксиологической шкале / А.В. Белобородова // Социокультурные аспекты развития регионов:

сб. науч. тр. / М-во образования и науки Челяб. обл.;

Обществ. палата Челяб.

обл.;

Челяб. ин-т экономики и права им. М.В. Ладошина. – Челябинск : НОУ ЧИЭП им. М.В. Ладошина, 2009. – С. 157-159.

12. Белобородова, А.В. Место концепта «Безразличие» в лингвистических исследованиях концептов отношения и оценки, представленных фразеологическими единицами в русском и английском языках / А.В. Белобородова // Сборник научных трудов: в 2 ч. / науч. ред.

В.В. Базелюк. – Челябинск: Изд-во Челяб. гос. пед. ун-та, 2010. Часть II. – С. 52-58.

13. Белобородова, А.В. Отражение национально-культурных различий в русских и английских фразеологизмах (на примере анализа единиц, репрезентирующих концепт «Безразличие / Indifference») / А.В. Белобородова // Социокультурные аспекты развития регионов:

сб. науч. тр. / М-во образования и науки Челяб. обл.;

Обществ. палата Челяб.

обл.;

Челяб. ин-т экономики и права им. М.В. Ладошина. – Челябинск :

НОУ ВПО «ЧИЭП им. М.В. Ладошина», 2010. – С. 183-185.

Подписано в печать 17.03.2011.

Формат 60x90/16. Объем 1,0 уч.-изд.л.

Тираж 100 экз. Заказ № Бумага офсетная.

Отпечатано на ризографе в типографии ГОУ ВПО «ЧГПУ».

454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.