авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Фразеологическая картина мира в детской речи

На правах рукописи

ПЕТРЕНКО ЕЛЕНА ЕВГЕНИЕВНА

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТИНА МИРА

В ДЕТСКОЙ РЕЧИ

Специальность 10.02.01 – «Русский язык»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Челябинск, 2007

Работа выполнена на кафедре русского языка, литературы и методики их

преподавания ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Павлова Наталья Алексеевна

Официальные оппоненты доктор филологических наук, профессор Чепасова Антонина Михайловна ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет»

кандидат филологических наук, доцент Ермакова Елена Николаевна ГОУ ВПО «Тобольский государственный педагогический институт»

Ведущая организация ГОУ ВПО «Омский государственный университет»

Защита состоится 2007 года в часов на заседании диссертационного совета К 212.295.03 при ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» по адресу: 454080, г.

Челябинск, пр. Ленина, 69, конференц-зал (аудитория 116).

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Челябинского государственного педагогического университета (454080, г.

Челябинск, пр. Ленина, 69)

Автореферат разослан «_» 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, доцент Юздова Л.П.

Антропоцентрический подход к языку обусловливает актуальность исследования концепта и связанного с ним понятия картины мира.

Язык служит не только средством общения, в нем хранится информация о мире, накопленная языковым коллективом. Эта информация определенным образом структурирована и аккумулируется в концептах, которые, в свою очередь, объединяются в концептосферы, то есть ассоциативные множества концептов, относящиеся к определенным участкам мира, отраженным сознанием (Н.Н. Болдырев, В.А.Маслова, М.Я.Блох). Природа концепта, способы его репрезентаций стали предметом описания в трудах зарубежных и отечественных ученых: В. фон Гумбольдта, Э. Сепира, Б.Уорфа, Дж. Лакоффа, М. Минского, Р.И. Павилениса, Ч. Филмора, А. Вежбицкой, А.А. Потебни, С.А.

Аскольдова, В.В. Виноградова, Д.С. Лихачева, Н.Д. Арутюновой, Ю.С.

Степанова, Е.С. Кубряковой, А.П. Бабушкина, З.Д. Поповой, И.А. Стернина, В.В. Колесова, В.И. Карасика, Ю.Д. Апресяна, А.Д. Шмелева, С.Г. Воркачева и др.

Сложность концепта как ментальной сущности определяет дискуссионность вопросов о структуре концепта, возможности его моделирования, соотношении концепта и его репрезентаций, соотношении концепта и значения языковых единиц, его объективирующих.

Картина мира «…по своей природе являет собой соединение субъективного и объективного начал, поскольку она отражает объективный образ мира сквозь призму субъективного видения» (М.Я. Блох). Поскольку картина мира строится человеком на протяжении всей его жизни, она находится в состоянии эволюции, один из этапов которой – детская картина мира.

«Вхождение ребенка в мир языка – это не только постепенное знакомство его с обозначениями сущностей вокруг него и не только само удивительное открытие того, что у вещей есть имена, - пишет Е.С. Кубрякова. - Параллельно когнитивному развитию ребенка и способствуя этому развитию происходит ориентация ребенка с помощью языка в особенностях членения окружающего его мира, его осмысления и оценки. Изучению детской картины мира посвящены немногочисленные исследования ученых (Е.С. Кубрякова, М.Я.

Блох). В настоящее время она относится к числу малоизученных.

Актуальность нашего исследования обусловлена перспективностью изучения концептов, образующих детскую языковую картину мира, которая рассматривается как один из этапов эволюции целостной языковой картины мира человека. Концептуальное содержание картины мира младшего школьника имеет отличительные черты, связанные с возрастными психологическими особенностями ребенка. Особая роль в объективации концепта и самом концептообразовании принадлежит фразеологическим единицам, отражающим ценностные установки народа, эксплицирующим культурно-значимые смыслы. Построение модели фразеологической картины мира в детской речи проводится с позиций лингвокультурологии, являющейся активно развивающимся направлением современной науки.

Предметом исследования является языковая картина мира младшего школьника, объективированная фразеологизмами.

Объект исследования - семантические и функциональные свойства фразеологизмов круга детского чтения.

Под фразеологизмом в нашей работе понимается «сочетание двух или более слов, выражающих понятие о чем-либо и соотносительных со словом или сочетанием слов по значению и грамматическим признакам» (А.М.Чепасова).

Методологической основой исследования являются философские категории о всеобщей взаимосвязи языковых и внеязыковых явлений, о взаимоотношении языка, сознания и действительности, лингвистическая теория концептов, разработанная в рамках лингвокультурологического подхода, теория фразеологии.

Цель диссертационной работы – моделирование языковой картины мира младшего школьника, объективируемой фразеологическими единицами.

К достижению поставленной цели должно привести решение следующих задач:



1. Выявить корпус фразеологизмов русского языка, актуальных для детской речи.

2. Определить ключевые концепты языковой картины мира младшего школьника, вербализуемые фразеологическими единицами.

3. Исследовать структуру концептов, образующих детскую картину мира.

4. Описать семантическую организованность, системные свойства и отношения фразеологизмов детской речи.

5. Установить взаимосвязи между семантической структурой ФЕ и содержанием объективируемых концептов.

6. Определить функции фразеологизмов в текстах.

Специфика предмета исследования и поставленные задачи обусловили использование в работе следующих научных методов:

- концептуального анализа (при исследовании и описании концептов, составляющих наивную картину мира ребенка);

- компонентного анализа (при исследовании структуры значения ФЕ);

- семантического определения (применявшегося при толковании значений фразеологизмов);

- описательного метода, включающего приемы наблюдения, обобщения и классификации материала (метод использовался при описании структуры концептов и семантики ФЕ);

- количественно-симптоматического (статистического) метода (при установлении номинативной плотности элементов концептуальной структуры, продуктивности и частотности различных свойств, связей и отношений фразеологических единиц);

- дистрибутивного метода (при изучении синтаксических свойств и сочетаемости фразеологизмов).

Материалом для исследования послужила оригинальная картотека фразеологизмов, отобранных методом сплошной выборки из литературных произведений для детей младшего школьного возраста. Картотека включает 1233 фразеологизма в 3736 употреблениях.

При отборе материала исследования мы руководствовались следующими принципами:

1. Отмеченность фразеологизмов в детской речи.

2. Источником отбора материала явились учебники литературного чтения, рекомендованные или допущенные Министерством образования Российской Федерации для изучения в начальных классах, а также книги для внеклассного чтения.

3. В числе источников отсутствует переводная литература, поскольку при переводе работает субъективный фактор, т.е. качество перевода зависит от автора.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые на материале фразеологизмов круга детского чтения создается модель фразеологической картины мира ребенка, проводится комплексное изучение и описание фразеологических единиц, актуальных для детской речи.

Теоретическая значимость работы определяется новыми знаниями, которые она вносит в разработку модели детской картины мира. Работа способствует развитию основных положений лингвокультурологического подхода в части структурной организации концепта, изучению особенностей взаимосвязи элементов концепта и семантической структуры фразеологизмов.

Практическая значимость заключается в возможности применения материалов и результатов исследования для дальнейшего изучения концептов, образующих картину мира младшего школьника. Фразеологизмы, употребляющиеся в детской речи, получили разностороннюю характеристику, включающую описание семантической структуры и функциональных особенностей. Теоретическая часть работы может быть использована в исследованиях по лингвокультурологии, семасиологии, фразеологии, в практике преподавания языка в вузе и школе. На основе материалов картотеки создан «Фразеологический словарь для младших школьников».

Положения, выносимые на защиту:

1. Фразеологическая картина в детской речи представлена концептами «Человек», «Время», «Движение», «Пространство», «Неожиданность», «Число, счет», «Честь, доблесть», «Победа», «Поражение», «Природные явления», «Закон», «Совесть, нравственный закон, мораль», «Оценка», «Окружающий мир», «Дом, уют», «Правда, истина», «Вред», «Обман», «Облик толпы», «Риск».

2. Детская фразеологическая картина мира качественно не отличается от взрослой, не содержит каких-то особых, других концептов. Совокупность концептов взрослой речи многочисленнее и шире. Концепты, выявленные в детской языковой картине мира, в качестве исходного фонда входят впоследствии во фразеологическую картину мира взрослого.

3. Различные элементы сложной структуры концептов объективируются номинативными и модальными фразеологизмами. При этом структурные составляющие одного концепта могут быть вербализованы фразеологизмами разных семантико-грамматических классов.

4. Номинативная плотность вербализации отдельных концептов фразеологическими единицами круга детского чтения позволяет квалифицировать их как ключевые в языковой картине мира ребенка. К числу ключевых в нашем материале относятся концепты «Человек», «Время», «Движение», «Пространство».

5. Структура концепта и семантическая структура фразеологических единиц находятся в тесной взаимосвязи, которая проявляется в вербализации фразеологизмами структурных составляющих концепта. Сложность семантической структуры фразеологизмов обусловливает их способность объективировать различные структурные составляющие одного концепта и разные концепты.

6. Модель фразеологической картины мира ребенка, представленная в диссертации, создана на основе семантического анализа фразеологизмов круга детского чтения. Структура модели образована системой ключевых концептов (4 концепта) и концептов с меньшей номинативной плотностью (16 концептов).

Выполняя системообразующую функцию, она задает программу дальнейших исследований в этой области.

Структура диссертации определяется целями и задачами исследования. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, списка использованной научной, справочной литературы, списка источников, трех приложений, включающих индекс фразеологизмов оригинальной картотеки, таблицы, отражающие синонимические и антонимические отношения фразеологизмов.

Содержание работы Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его объект, предмет, источниковая база;

дается описание методов исследования;

формулируются цель и задачи работы, отмечается ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость;

представляются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Фразеологизмы в структуре языковой картины мира» рассматриваются научные концепции картины мира, способы ее языковой репрезентации, описывается теория концепта, исследуется объективация концептов фразеологическими единицами детской речи, анализируются современные фразеологические словари для младших школьников.

В § 1 «Картина мира: проблемы интерпретации» отмечается, что понятие картина мира трактуется современными исследователями широко.

Начиная от эпохи античной философии и кончая временем создания натурфилософских теорий XIX века, исторические попытки построения картины мира лежали, в основном, в русле философских исследований.

При характеристике картины мира различают три важных, взаимосвязанных, но не тождественных явления: 1) реалия, именуемая термином картина мира;

2) понятие картина мира, воплощающее теоретическое осмысление этой реалии;

3) термин картина мира.

Современная наука даёт самые разные толкования понятия картины мира. Обширная логико-методологическая характеристика картины мира как особого концептуального образования дана в коллективной монографии «Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира»: «Картина мира есть целостный глобальный образ мира, который является результатом всей духовной активности человека… Картина мира как глобальный образ мира возникает у человека в ходе всех его контактов с миром» (Б.А.Серебренников, Е.С. Кубрякова, В.И.Постовалова, и др.).

Статус картины мира в современной методологии и философии определяется по-разному: 1) картина мира занимает промежуточное положение между двумя полюсами: наукой и мировоззрением, или же наукой и философией;

2) картина мира является мировоззрением, заключая в себе тип социальной практики;

3) картина мира представляет собой вид философской рефлексии (неонатуралистическая картина мира);

4) картина мира представляет собой вид научного знания (сциентистская концепция НКМ).

Под концептуальной картиной мира понимается совокупность знаний, мнений, представлений о мире, которая отражается в человеческой деятельности.

Концептуализация действительности – это осмысление человеком поступающей информации о мире, мысленное конструирование предметов и явлений действительности, которое приводит к образованию определенных представлений о мире в виде фиксированных в сознании человека смыслов – концептов. Основной формой категоризации знания является концепт, сложность и полифункциональность которого вызывает разнообразие трактовок и характеристик. На данном этапе развития науки сформировалось несколько подходов к природе концепта.

Лингвокультурологический подход к содержанию концепта заключается в том, что концепт признается базовой единицей культуры (работы С.Г.

Воркачева, Ю.С. Степанова, В.И. Карасика, В.П. Нерознака, Г.В. Токарева, С.Х.

Ляпина и др.). Представители лингвокультурологического подхода рассматривают концепт как «сгусток культуры в сознании человека»

(Ю.С.Степанов), как «объективно существующую, глобальную и многомерную единицу ментального уровня» (Г.В.Токарев). Согласно взглядам Ю.С.

Степанова, концепт существует объективно, т.е. рассматривается как явление коллективного сознания. Если концепт существует постоянно и долгое время, он приобретает статус константы (мир, душа, закон, тоска, вечность, правда…), т.е. играет роль принципа культуры. Репрезентациями концепта являются все средства культуры и языка как ее части.

Связь концепта с вербальными средствами выражения отмечается практически во всех лингвокультурологических определениях. Мы полагаем, что более полным и точным является определение С.Г. Воркачёва, согласно которому концепт представляет собой «единицу коллективного знания/сознания (отправляющую к высшим духовным ценностям), имеющую языковое выражение и отмеченную этнокультурной спецификой».

Лингвокультурный концепт понимается как условная ментальная единица, используемая в комплексном изучении языка, сознания и культуры.

Одним из наиболее продуктивных средств кодирования концептуального содержания установок культуры является естественный язык. Как пишет М.Я.

Блох, «в современном лингвофилософском знании выделяются две взаимосвязанные, но различные картины мира, а именно концептуальная, понятийная картина мира, опосредованная языком, и языковая картина мира, содержащаяся внутри самой системы языка».

Языковая картина мира – составная часть концептуальной картины мира и содержит, помимо знаний о языке, информацию, дополняющую содержание концептуальной картины мира с помощью языковых средств.

Согласно утверждению А.А. Зализняк, языковая картина мира формируется системой ключевых концептов и связывающих их инвариантных ключевых идей, повторяющихся в значении многих слов и выражений.

В современной научной литературе большое внимание уделяется вопросам содержания понятия «языковая картина мира», которое восходит к идее о внутренней форме языка В.фон Гумбольдта и неогумбольдтианцев и к идеям лингвистической относительности Э. Сепира и Б. Уорфа. Философские школы таких ученых, как М. Хайдеггер, Л. Витгенштейн, Р. Карнап, Г.

Рейхенбах, а также идеи М.М. Бахтина, А.Ф. Лосева, И.Н. Трубникова, Ю.М.

Лотмана заложили основы анализа языка на стыке логики, математики, философии и лингвистики.

В настоящее время проблема языковой картины мира продолжает вызывать живой интерес исследователей (работы Ю.Д. Апресяна, В.В.

Красных, Б.А. Серебренникова, Д.Н. Шмелева, А.А. Залевской, А. Вежбицкой, В.Н. Телия, В.И. Постоваловой, Е.С. Кубряковой, Н.Д. Арутюновой, А.А.

Зализняк, Н.И. Сукаленко, И.Б. Левонтиной, Т.В. Булыгиной А.Д. Шмелева, Е.В. Урысон, Е.С. Яковлевой и др.).

Реконструкция языковой картины мира составляет одну из важнейших задач современной лингвистической семантики. В последние годы в отечественной семантике развивается направление, целью которого является воссоздание русской языковой картины мира на основании комплексного (лингвистического, культурологического, семиотического) анализа лингвоспецифических концептов русского языка в межкультурной перспективе.

Отечественные исследователи, в частности, И.А. Стернин, Г.В. Быкова считают, что национальная специфика мышления производна не от языка, а от реальной действительности, язык же только отражает в своей семантике и называет те различия, которые оказываются коммуникативно релевантными для народа в силу тех или иных причин. А.Д. Шмелев пишет о том, что «с одной стороны, в языке находят отражение те черты внеязыковой действительности, которые представляются релевантными для носителей культуры;





с другой стороны, овладевая языком…, носитель языка начинает видеть мир под углом зрения, подсказанным его родным языком, и сживается с концептуализацией мира, характерной для соответствующей культуры. В этом смысле слова, заключающие в себе лингвоспеицфичные концепты, одновременно «отражают» и «формируют» образ мышления носителей языка.

Фразеологическая картина мира (ФКМ) является частью языковой картины мира, сложившейся у носителей языка. Под ФКМ в современных исследованиях понимается «часть целостной наивной языковой картины мира, описанной средствами фразеологии, в которой каждая ФЕ является элементом строгой системы и выполняет определенные функции в описании реалий окружающей действительности. Исследования ФКМ в работах Н.Ф.

Алефиренко, О.А. Корнилова, Л.Е. Кругликовой, А.М. Мелерович, В.М.

Мокиенко, Ю.П. Солодуба, Н.М. Шанского, Р.Х. Хайруллиной и др. позволили определить специфические особенности ФКМ, к числу которых относятся универсальность, национальная специфичность, антропоцентричность, устойчивость, экспрессивность и фрагментарная специфичность.

Фразеологизмы составляют ту часть языковой картины мира, которая представляет собой этнический взгляд на мир сквозь призму эталонов, стереотипов и прецедентов истории и культуры. Мы разделяем мнение Н.Ф.

Алефиренко относительно того, что фразеологизмы служат средством наиболее оптимальной вербализации концептов, поскольку концепты содержат конкретно-ассоциативные и эмоционально-оценочные признаки познаваемого объекта: «В фокусе концепта оказывается пересечение мира культуры с миром индивидуальных смыслов,… концепт воплощается в обобщённо-образном значении ФЕ».

Как показывает анализ теоретических исследований, одним из первых признаков, положенных в основу построения картины мира, является субъект, творящий картину мира, т. е. человек как носитель индивидуального сознания.

В нашем исследовании субъектом построения наивной картины мира является младший школьник, обладающий специфическими особенностями умственного, психологического, языкового развития и, следовательно, восприятия и осознания мира в целом. Человек только тогда становится человеком, когда он с детства усваивает язык и вместе с ним культуру своего народа. Все тонкости культуры народа отражаются в его языке, который специфичен и уникален, так как по-разному фиксирует в себе мир и человека в нем.

М.Я. Блох выдвигает положение о том, что на основании имеющихся данных о психологии и физиологии человека в процессе его возрастного развития возможно выделение семи этапов эволюции его целостной картины мира вместе с её оценочной частью в виде менталитета: «Эти последовательные сменяющие друг друга этапы - сменяющие друг друга картины мира можно назвать терминами, соответствующими градациям возрастного статуса человека: младенческая, детская, отроческая, юношеская, раннезреловозрастная, среднезреловозрастная и позднезреловозрастная… Вторая картина мира – детская. Эта картина мира совмещает чувственную с развивающейся языковой. Её менталитетная часть находится в потенциально зародышевом состоянии».

§ 2 «Концептуальное содержание наивной языковой картины мира младшего школьника, вербализуемой фразеологическими единицами»

посвящен исследованию особенностей фразеологической объективации концептов детской картины мира.

В современных исследованиях языковой репрезентации концепта применяется методика выявления семного состава ключевого слова, в рамках реализации которой анализируются толкования базовой лексической репрезентации концепта в различных толковых словарях, при этом исследователи обращаются также к диахронному анализу: привлекают этимологические данные, сведения о развитии и становлении значения ключевой лексемы. Не менее актуальным является анализ лексических парадигм различного объема и типа, вербализующих тот или иной концепт:

синонимического ряда ключевого слова, лексико-семантического, лексико фразеологического, ассоциативно-семантического поля ключевого слова.

Для описания содержания концепта в его современном состоянии, по нашему мнению, необходим анализ речевого функционирования языковых репрезентаций концепта, который может дать представление об актуальности тех или иных признаков концепта в сознании современных носителей языка. В качестве одного из путей определения культурно значимых концептов учёными рассматривается изучение данных, полученных из корпусов текстов. Данные о частотности тех или иных языковых единиц, семантических групп позволяют судить об их важности в культурной среде и могут служить объективным критерием для определения культурно значимых концептов. Фразеологический состав языка активно вербализует концепты, поскольку в образной основе фразеологизмов отображаются характерные особенности мировосприятия носителей того или иного языка. «Концепт как бы «рассеян» в корпусе фразеологии, паремиологическом фонде, в системе устойчивых сравнений, запечатлевших образы – эталоны, которые характерны для данного коллектива», - пишет В.Н. Шаховский. В.А. Маслова отмечает, что фразеологический компонент языка не только воспроизводит элементы культурно-национального миропонимания, но и формирует их, т.к., являя собой итог познания предмета, явления, ФЕ всегда выражает понятие. Обобщенный смысл устойчивого оборота, основанный на переосмыслении типичной ситуации, мотивирует ключевые понятия, общие для научного знания и обыденного познания или концепты.

В качестве главного критерия соотнесения фразеологической единицы с тем или иным концептом при построении образа фразеологической картины мира ребенка мы избрали семантику фразеологизма. А.Д. Шмелев выделяет следующие ключевые концепты русской языковой картины мира ( концептов): «Человек»: «Душа», «Тело», «Разум», «Сердце», «Кровь», «Кости»;

«Интеллектуальная жизнь человека»: «Голова и мозг»;

«Прочие составляющие человека» («Печень», «Желчь», «Грудь», «Ноги»);

«Время»:

«Близкое», «Следующее», «Молодое», «Старое» «Сутки» («Утро», «Вечер», «День», «Ночь»), «Этикетные формулы» (как показатель различий в концептуализации времени суток в разных языках);

«Пространство»:

«Свобода и Воля», «Простор», «Даль, ширь, приволье, раздолье», «Уют», «Пространство как источник мучений»: «Неприкаянность», «Маяться, томиться»;

«Широта русской души»: «Гуляния», «Тоска», «Удаль», «Размах», «Хлебосольство», «Родные просторы»;

«Общие жизненные установки»:

«Смирение», «Наплевательство», «Гордость», «Попрек», «Стыд и Позор», «Авось», «Небось»;

«Бытовые представления»: «Собраться/собираться», «Заодно», «Непредсказуемость», «Неожиданности (вдруг «гадательное» и вдруг «нарративное»: vs неожиданно, внезапно)»;

«Отношения между людьми»:

«Закуска, Задушевное застолье», «Любовь и счастье», «Дружба»;

«Философия жизни»: «Истина и правда», «Добро и благо», «Справедливость (справедливость vs законность, справедливость vs честность)», «Долг и обязанность», «Судьба».

Ю.С. Степанов в своем фундаментальном труде «Константы: Словарь русской культуры» даёт описание 48 базовых культурных концептов, к которым относит такие концепты, как «Русь, Россия, русские, россияне», «Родная земля», «Странники и изгнанники», «О центре России (Россия Евразия)», «Ментальные миры», «Сущность», «Быть, существовать», «Огонь и Вода», «Хлеб», «Водка и пьянство», «Ремесло», «Слово», «Вера», «Правда и истина», «Партийность», «Знание», «Наука», «Число, счет», «Письмо, алфавит», «Деньги, бизнес», «Закон», «Цивилизация», «Мир (община)», «Облик толпы», «Свои-Чужие», «Мещанство», «Интеллигенция», «Табель о рангах», «Совесть, нравственный закон, мораль», «Отцы и дети», «Дом, уют», «Вечное, вечность», «Святое и скверна», «Святые и праведники», «Черт, бес», «Грех», «Блуд (секс) как грех», «Грусть, печаль», «Язык», «Причина и цель.

Эволюция», «Время», «Действие», «Любовь», «Радость», «Воля (хочу)», «Страх, тоска», «Человек, личность», «Душа». Ученый отмечает, что объединяющие идеи русской культуры («концепты») не требуется создавать заново, они уже есть, они – константы. Базовых концептов, по мнению Ю.С.

Степанова, четыре-пять десятков, между тем, «… сама духовная культура всякого общества состоит в значительной степени в операциях с этими концептами». Л.Г. Золотых на основании анализа 5 тысяч русских ФЕ выделила 38 концептов и субконцептов, объективированных фразеологическими единицами. Для нашего исследования данная работа представляет особый интерес, так как дает возможность сравнения языковой картины мира взрослого и языковой картины мира ребенка, вербализуемых средствами русской фразеологии.

Выделенные концепты Л.Г. Золотых условно разделила на четыре группы по частотности объективации: 1 группа, объединяющая наиболее частотные единицы (10% - 4 %), включает в себя концепты: «Правда и истина»

(субконцепт [Обман), «Совесть, Нравственный закон, Мораль», «Свои-Чужие», «Время», «Действие», «Табель о рангах», «Закон», «Знание» (субконцепт [«Умственные способности», который состоит из таких основных слоев, как [Ум, [Разум, [Глупость). Вторая группа включает концепты с частотностью объективации от 3,9% до 2%: «Деньги, Бизнес», «Страх, Тоска», «Быть, Существовать», «Душа», «Ремесло», «Слово», «Водка и Пьянство», «Мир», «Сущность», «Человек, Личность». Третья группа объединяет 11 концептов с частотностью объективации от 1,9% до 0,7% : «Черт, бес», «Дом, уют», «Радость», «Язык», «Огонь и вода», «Облик толпы», «Любовь», «Воля», «Святые и праведники», «Вечное, вечность», «Число, счет». Четвертая группа включает концепты, объективация которых фразеологическими единицами ниже 0,7%: «Русь, Россия, русские, россияне» (субконцепты [«Интернационализм и [«Космополитизм»), «Родная земля», «Интеллигенция»

(субконцепты [«Гений» и [«Ангел». Л.Г.Золотых отмечает, что многие концепты-константы оказываются практически невербализуемыми в русской идиоматике или редко вербализуемыми.

Семантический анализ фразеологических единиц, отобранных нами из литературы для детей, показал, что особое место в построении наивной картины мира ребенка, создаваемой средствами фразеологии, занимают такие концепты, как «Человек», «Время», «Движение», «Пространство», «Оценка», «Неожиданность», «Число, счет», «Честь, доблесть», «Победа», «Поражение», «Природные явления», «Закон», «Совесть, нравственный закон, мораль», «Окружающий мир», «Дом, уют», «Правда, истина», «Вред», «Обман», «Облик толпы», «Риск».

В структуре концепта «Человек» активно объективируются фразеологическим материалом микроконцепты «Внутренние характеристики человека», «Внешние характеристики человека», «Социальные характеристики человека», «Деятельность человека».

Поскольку концепт является ментальным образованием, фразеосемантическое поле концепта может быть заполнено фразеологическими единицами различной категориальной семантики.

Основываясь на анализе нашего материала, мы пришли к заключению, что в детской фразеологической картине мира ключевые концепты объективированы фразеологическими единицами разной категориальной семантики.

Ключевые концепты наивной языковой картины мира младшего школьника вербализуются номинативными и модальными фразеологизмами русского языка.

В классе предметных фразеологизмов объединяются фразеологические единицы, которые обозначают предмет в широком значении этого слова.

Анализ фразеологического значения единиц предметной категориальной семантики (60 ФЕ) позволил нам выделить следующие концепты, объективируемые фразеологизмами данного класса: «Человек», «Время», «Пространство», «Природные явления», «Совесть, нравственный закон, мораль», «Окружающий мир», «Дом, уют», «Правда, истина», «Обман», «Вред», «Облик толпы», «Число, счет». Фразеологизмы призначной семантики (132 ФЕ), вербализуют концепты «Человек», «Время», «Пространство», «Природные явления». В концепте «Человек» представлены микроконцепты: «Внешние характеристики человека», «Внутренние характеристики человека», «Чувства и эмоции человека», «Поведение человека», «Социальные характеристики человека», «Деятельность человека».

Единично объективированы призначными фразеологизмами в нашем материале такие концепты, как «Движение», «Закон», «Число, счет». Фразеологизмы процессуальной семантики (471 ФЕ), вербализуют концепты «Человек», «Время», «Пространство», «Природные явления», «Неожиданность», «Победа», «Поражение», «Честь, доблесть», «Трудности, проблемы», «Вред», «Обман», «Закон». Концепт «Человек» наиболее представлен в количественном отношении и репрезентируется с различных сторон: внешность, умственные, психические и психологические особенности, внутренние качества, чувства, эмоции, отношения между людьми и др. Качественно-обстоятельственные (432 ФЕ) фразеологизмы наиболее широко объективируют концепты «Время», «Человек», «Движение», «Пространство».

Проблема воссоздания наивно-языковой модели времени привлекает внимание целого ряда исследователей: Н.Д. Арутюновой, А.Д. Шмелева, Т.М.

Филоненко, Е.С. Яковлевой и др. Как составляющие концепта «Время»

учеными выделяются группы понятий: время суток, календарь, этикетные формулы и др.

Тема пространственной беспредельности является общим местом всех представлений о России и русском национальном характере. По мнению А.Д.

Шмелева, простор в русской языковой картине мира может противопоставляться как тесноте, так и уюту;

в одном случае большие пространства (когда ничто не давит, не стесняет) представляются как большая ценность, в другом ассоциируются с опасностями и дискомфортом. С.Д.

Лихачев писал: «Широкое пространство всегда владело сердцем русским». Наш материал показывает, что для наивного детского представления, как и для русского национально-специфичного представления, характерно видение пространства как чего-то необъятного, масштабного, просторного.

Исходя из особенностей семантической структуры количественных фразеологизмов, можно сказать, что все они вербализуют один концепт «Число, счет» (13 ФЕ), внутри которого выделяются микроконцепты: «Большое количество» (9 ФЕ): Бог знает сколько, видимо-невидимо, глаза разбегаются 2, сколько (душе) угодно, с три короба, тьма-тьмущая, хоть отбавляй, числа нет, по горло 2;

«Малое количество» (2 ФЕ): в обрез, по пальцам перечесть;

«Отсутствие количества» (2 ФЕ): на волос, ни капли (капельки).

Среди неноминативных фразеологизмов репрезентаторами концептов являются модальные фразеологизмы. Модальные фразеологизмы имеют категориальное значение субъективной модальности, служат средством выражения отношения говорящего к высказыванию и не обозначают понятий, не называют предметов и явлений, процессов, признаков и т.д., однако они содержат в своем значении указание на разнообразные отношения говорящего к действительности. Как универсальное языковое понятие, модальность в современном языкознании признана функционально-семантической категорией, способной выражать не только отношение говорящего к действительности, но и различные виды субъективной квалификации сообщаемого.

Разработка проблемы языкового выражения эмоций имеет место в исследованиях В.В. Виноградова, Ш. Балли, А.М. Пешковского, Н.Ю.

Шведовой, Л.В. Щербы, В.И. Шаховского, Ю.Д. Апресяна, Л.Г. Бабенко, Л.М.

Васильева, А. Вежбицкой, Е.М. Вольфа, А.А. Залевской, Н.А. Красавского, Е.Ю. Мягковой, Л.А. Пиотровской и др.

Все единицы данного класса вербализуют концепт «Человек», поскольку выражают отношение говорящего к сообщаемому, к субъекту речи, его чувства и эмоции, что позволяет говорить о высокой степени антропоцентричности.

Все модальные фразеологические единицы нашего материала (125 ФЕ) объективируют три микроконцепта, входящих в структуру концепта «Человек»:

«Чувства и эмоции», «Рациональное отношение», «Этикетные формулы».

Грамматические фразеологизмы (фразеологические предлоги, союзы, частицы) не вошли в наш материал. Мы вводим принцип ограничения, поскольку речь младшего школьника имеет свой специфичный грамматический строй, представленный в основном простыми предложениями, в которых используются лексические предлоги, союзы, частицы как древнейшие языковые единицы.

В § 3 «Учебные фразеологические словари для младших школьников»

приводятся данные анализа современных фразеологических словарей для младших школьников и определяются общие критерии составления данных словарей.

В теории фразеологии в настоящее время не разрешен широкий круг проблем, от которых зависит успешное развитие практической фразеографии.

Так, А.М. Чепасова отмечает, что «… природа того или иного фразеологизма может быть обнаружена и осмыслена во всех связях и отношениях, если он отбирался методом сплошной выборки из разных речевых текстов, а не из лексических словарей и представлен десятками, а то и сотнями употреблений».

Ученый выделяет ряд проблем, среди которых: 1) «разработка единого понимания основной единицы фразеологии – фразеологизма, без чего невозможна фразеогрфическая работа»;

2) «проблема компонента, о природе которого до сих пор спорят». Основные разногласия сводятся к признанию/непризнанию компонента словом и признанию/непризнанию служебных частей речи там, где они есть, компонентами фразеологизма;

3) проблема первого компонента, которым считаем тот компонент, с которого начинается фразеологизм. При составлении фразеологических словарей необходимо единое понимание фразеологизма с учетом таких его основных признаков, как раздельнооформленность и цельность значения, семантическая и грамматическая соотнесенность со словом определенной части речи, закрепленный компонентный состав в массовом материале.

Одна из первых проблем, с которой сталкивается любой исследователь и составитель фразеологических словарей, - это адекватное выражаемому понятию толкование значения фразеологической единицы. В своей статье «Способы толкования значений фразеологизмов» Н.А. Павлова отмечает: «При толковании значения фразеологической единицы следует опираться в каждом конкретном случае на структуру значения фразеологизма, которая соотносительна с семантической структурой слова и представляет собой совокупность иерархически организованных сем разной степени абстракции:

категориальных, субкатегориальных, групповых, индивидуальных. В толкование значений фразеологизмов имманентно всегда входит категориальная и субкатегориальная семы».

Наряду с общетеоретическими проблемами существует ряд проблем, касающихся учебных словарей, а именно, словарей, адресованных школьникам.

Создание учебных словарей – это серьезное направление современной лексикографии, исследованием которого занимались такие ученые, как Л.В.

Щерба, Д.Н. Ушаков, П.Н. Денисов, Л.А. Новиков, В.В. Морковкин, М.Р.

Львов, Д.И. Розенталь, В.П. Жуков, З.А. Потиха, А.А. Бондаренко, А.М.

Чепасова, Н.А. Павлова и др. Термин «учебный» употребляется для обозначения любого словаря, предназначенного для обучения и созданного в виде отдельной книги (их называют самостоятельными), а также по отношению к словарям, которые являются составной частью учебника, учебного пособия и т.п. (вспомогательные словари).

Актуальные проблемы подготовки и издания словарей были предметом глубокого рассмотрения и обсуждения на всесоюзной конференции 1988 года «Современное состояние и тенденции развития отечественной лексикографии».

В докладах, посвященных учебным словарям, обсуждался целый ряд вопросов в широком диапазоне: типология словарей, содержание и структура словаря, качественный и количественный состав словника, характер толкования, отражение системных свойств и отношений, синтаксическая и лексическая сочетаемость, характер грамматической информации и другие.

Обобщение высказанных позиций и взглядов позволяет сформулировать лексикографическую концепцию фразеологического словаря младшего школьника: 1. Состав и содержание словаря должны иметь минимально достаточный характер (З.А. Потиха и Д.Э. Розенталь Д.О. Добровольский, Ю.С.

Корсакас, В.Д. Черняк и др.). 2. Учебный словарь должен учитывать фактор адресата. 3. Приемы семантизации должны адекватно передавать значение фразеологизма. 4. Иллюстративный материал в учебном словаре представляет собой контекст, понятный и близкий младшему школьнику. 5. В словарях должна быть система средств, облегчающих поиск материала: алфавитный указатель, графические знаки, специальные пометы. 6. Словарь по своему оформлению должен быть ярким, красочным, вызывающим у ребенка желание взять его в руки. 7.При составлении учебного фразеологического словаря необходимо преодолеть оторванность лексикографии от современной теоретической лингвистики.

Анализ структуры и содержания современных фразеологических словарей, адресованных младшему школьнику, позволил нам выделить некоторые общие недостатки: 1. Нарушение требования минимизации словника. Так, в отдельных словарях для младших школьников мы встречаем такие фразеологические единицы, как: пускаться во все тяжкие (во вся тяжкая), злачное место, лыка не вяжет, фиговый листок, философский камень, соломенная вдова и др. 2. Способы толкования фразеологизмов в целом ряде случаев неадекватны структуре фразеологического значения. 3.

Структурный состав фразеологических единиц неоправданно расширяется за счет включения слов-сопроводителей. 4. Литературные произведения, из которых берется иллюстративный материал, часто не соответствуют кругу детского чтения и сложны для понимания ребенка. 5. Характерным для всех словарей является неразграничение явлений фразеологической омонимии и полисемии.

Типичная ситуация сегодняшнего дня начальной школы – эпизодическое обращение к словарям - может быть преодолена только тогда, когда школа будет располагать словарями, используя которые, ученик будет способен самостоятельно добывать интересующую его информацию, когда словарь будет востребован самим ребенком.

Во второй главе «Семантическая организованность фразеологизмов детской речи» рассматривается семантическая структура номинативных и модальных фразеологизмов.

Фразеологическое значение есть «динамическое обобщение знаний, восходящих своими корнями к предметно-чувственному и культурно историческому опыту» (Н.Ф.Алефиренко). Именно фразеологизмы, являясь «сгустками культуры в сознании человека» (Ю.С. Степанов), служат наиболее оптимальным средством вербализации концептов, в свою очередь, концепт воплощается в обобщенно-образном значении фразеологизма.

Фразеологизмы круга детского чтения описываются во второй главе со стороны их семантической организации, системных свойств и отношений.

Семантическая структура фразеологизмов представлена в рамках концепции, в соответствии с которой фразеологическое значение, подобно лексическому, представляет собой совокупность иерархически организованных сем разной степени абстракции: категориальных, субкатегориальных, групповых, индивидуальных (дифференциальных).

§1 «Семантические категории фразеологизмов» посвящен исследованию особенностей семантической структуры номинативных и модальных фразеологизмов.

Проблему фразеологического значения исследовали многие отечественные лингвисты – В.В. Виноградов, Б.А. Ларин, О.С. Ахманова, А.М.

Бабкин, Р.Н. Попов, В.Л. Архангельский, В.П. Жуков, А.И. Федоров, Ю.А.

Гвоздарев, Н.Ф. Алефиренко, В.М. Мокиенко, А.М. Мелерович, А.М.

Чепасова, В.Н. Телия, В.И. Зимин и др. В теории фразеологии высказывается идея о том, что целостность фразеологического значения является одним из отличительных признаков фразеологической единицы, при этом фразеологическое значение имеет сложную многомерную структуру. Анализ семантической структуры предметных фразеологизмов круга детского чтения показал, что наиболее представлены в количественном отношении семантическая субкатегория отвлеченности (25 ФЕ) и семантическая субкатегория ФЕ со значением предметов неживой природы, места, времени (24 ФЕ), семантическая субкатегория лица представлена менее широко (14 ФЕ).

Среди фразеологизмов призначного класса нашего материала наиболее представленными оказались фразеологические единицы субкатегории состояния как признака грамматического, логического или синтаксического субъекта (как одушевленного, так и неодушевленного) (84 ФЕ) и субкатегории со значением признака, свойства предмета, лица или отвлеченного понятия ( ФЕ). В первой субкатегории наиболее представленными в количественном отношении оказались группы со значением 1) соответствия/несоответствия качествам, возможностям, способностям кого-либо;

нормам, требованиям ( ФЕ);

2) эмоционального состояния человека (26 ФЕ);

3) физического или физиологического состояния (19 ФЕ).

Анализ семантической структуры процессуальных фразеологизмов круга детского чтения показал, что процессуальные фразеологизмы субкатегории субъектности (351 ФЕ) в значительной степени преобладают в количественном отношении по сравнению с процессуальными фразеологизмами субкатегории объектности (120 ФЕ). Среди семантических категорий процессуальных фразеологизмов наиболее широко представлены семантическая категория состояния (195 ФЕ), в структуре которой преобладают группа процессуальных фразеологизмов со значением чувства-состояния (80 ФЕ), группа процессуальных фразеологизмов со значением перехода в другое состояние ( ФЕ), подгруппа со значением психологических, эмоциональных состояний ( ФЕ). Меньше представлена в количественном отношении семантическая категория деятельности (145 ФЕ), в структуре которой наиболее представленными в количественном отношении являются группа процессуальных фразеологизмов со значением физических процессов (65 ФЕ), подгруппа со значением движения (39 ФЕ);

группа процессуальных фразеологизмов со значением ментальной деятельности (17 ФЕ), подгруппа процессуальных фразеологизмов со значением речевой деятельности (14 ФЕ);

подгруппа процессуальных фразеологизмов со значением зрительного восприятия (13 ФЕ). Семантическую категорию отношения представляют ФЕ, среди которых преобладают фразеологические единицы субкатегории межличностных отношений (89 ФЕ). Менее широко представлены семантические категории бытия (34 ФЕ) и становления (10 ФЕ).

В семантической структуре фразеологизмов качественно обстоятельственного класса широко представлена субкатегория качественного признака действия или качественного признака другого признака (276 ФЕ), в которой выделяется в количественном отношении группа со значением качества активного действия (124 ФЕ). Субкатегория обстоятельственного признака действия представлена значительно меньшим количеством фразеологических единиц нашего материала (187 ФЕ). В структуре данной субкатегории особо можно выделить группу с обстоятельственным значением времени (89 ФЕ) и группу с обстоятельственным значением места (43 ФЕ).

В классе количественных фразеологизмов 9 единиц относятся к субкатегории со значением большого количества и 4 - к субкатегории со значением неопределенно малого количества или полного отсутствия чего либо.

Модальные фразеологизмы не обозначают реалии окружающего мира, но способны объективировать различные чувства, эмоции, отношение говорящего.

В семантической структуре фразеологических единиц модального класса широко представлены субкатегории эмоционального (63 ФЕ) и рационального отношения (52 ФЕ), субкатегория модальных фразеологизмов речевого этикета представлена в значительно меньшем количестве (10 ФЕ).

Фразеологизмы обладают сложной семантической структурой.

Сложность семантической структуры заключается в многоаспектности фразеологического значения, в способности фразеологизма совмещать в своем значении несколько семантических элементов, в результате чего одни и те же фразеологические единицы могут входить в различные субкатегории, группы и подгруппы в рамках своего категориального значения.

Сложность и неоднородность фразеологического значения делает возможной вербализацию одним фразеологизмом различных структурных составляющих концепта или разных концептов.

Исследование процесса объективации концептов фразеологическими единицами позволило определить следующие типы взаимодействия концептуальных структур: 1) взаимодействие происходит на уровне разных концептуальных аспектов одного и того же микроконцепта;

2) второй тип взаимодействия происходит в процессе вербализации одним фразеологизмом разных микроконцептов одного и того же концепта;

3) третий тип взаимодействия происходит на уровне концептов, при вербализации одним фразеологизмом разных концептов.

В § 2 «Семантические свойства и отношения фразеологизмов»

описывается многозначность, омонимические, синонимические и антонимические отношения фразеологизмов.

Большинство исследуемых фразеологических единиц моносемантичны, полисемантичные фразеологизмы составляют 2% от всех единиц нашего материала (24 ФЕ).

Многозначные фразеологизмы нашего материала в основном имеют по два значения (22 ФЕ): поставить на ноги - 1 «воспитать»;

2 «помочь стать самостоятельным»;

не по себе - 1«нехорошо, тревожно»;

2 «неловко, неудобно», без задних ног - 1 «очень крепко»;

2 «неподвижно». Одна единица имеет три значения: про себя - 1 «молча, не вслух»;

2 «не выражая внешним образом»;

3 «тихо, ни к кому не обращаясь», одна ФЕ имеет четыре значения:

сходить/сойти с ума (с ума сходить/сойти) – 1 «становиться/стать ненормальным, сумасшедшим»;

2 «совершать/совершить безрассудные, рискованные поступки»;

3 «безумно влюбляться/влюбиться в кого-либо»;

«испытывать огромное чувство радости, счастья, сильно радоваться». Разные значения многозначного фразеологизма обозначают разные понятия так же, как и разные значения одного слова. Поэтому многозначный фразеологизм может входить в разные семантические субкатегории. Так, фразеологизм сходить/сойти с ума (с ума сходить/сойти) в первом значении входит в субкатегорию состояния, группу процессуальных фразеологизмов со значением психического, психологического состояния, подгруппу со значением психического состояния;

во втором значении фразеологизм входит в субкатегорию деятельности;

в третьем значении фразеологизм входит в субкатегорию состояния группу процессуальных фразеологизмов со значением психического, психологического состояния, подгруппу со значением психологического, эмоционального состояния.

Семантическая структура полисемичных фразеологизмов, согласно нашим исследованиям, формируется на основе первого, наименее обобщенного значения фразеологизма, которое является отправной точкой для формирования второго, третьего и т.д. значения, т.е. каждое следующее значение соотносится с первым значением, либо с предыдущим как производное и производящее. Мы придерживаемся точки зрения А.М. Чепасовой, согласно которой «отношения между значениями существуют только как подчинительные, иерархические… Каждое предшествующее значение соотносится с последующим как частное с общим». Так, фразеологизм мороз по коже дерет (продирает, пробирает, пробегает, идет) имеет два значения: 1 - «сильно мерзнуть»;

2 - «чувствовать озноб от сильного страха, волнения, возбуждения и т.п.». Первое значение в большей степени сохраняет элементы лексических значений слов, ставших компонентами фразеологизма:

- Я была в поле, - закричала собачка. - Мороз по коже дерет, до костей пробирает! Ч. Янчарский. «Мороз». Во втором значении связь со значениями компонентов исходного нефразеологического сочетания утрачивается в большей степени: Среди чёрных, дымящихся развалин, сотрясаемых взрывами и выстрелами, этот нежный, тонкий, захлебывающийся плач был совсем страшным звуком, от которого мороз продирал по коже. Б. Полевой. «Последний день Матвея Кузьмина». Второе значение появляется в результате утраты одной из ядерных сем первого значения «сильно мерзнуть», но сохранения семы «чувствовать озноб» и развития ее семой «от сильного страха, волнения, возбуждения».

Значения многозначных фразеологизмов реализуются в синтаксической и лексико-семантической сочетаемости: разные значения одного фразеологизма имеют тождественную синтаксическую сочетаемость и разную лексико семантическую. Исследование особенностей фразеологической полисемии позволяет утверждать, что в разных значениях многозначные фразеологизмы являются членами разных синонимических рядов. Так, ФЕ с головы до (самых) ног в первом значении вступает в синонимические отношения со словами целиком, полностью и фразеологизмом от пят до макушки;

во втором значении данный фразеологизм вступает в синонимические отношения со словами пристально, внимательно и с фразеологизмом острым глазом. ФЕ как раз 2 в первом значении вступает в синонимические отношения со словом вовремя и фразеологизмом в то (же) (самое) время;

во втором значении данный фразеологизм вступает в синонимические отношения со словами одновременно, тотчас же и с фразеологизмами в тот же миг, в тот же час, в ту (же) (самую) минуту (минуточку), тут же.

Исследуемые единицы активно вступают в омонимические отношения.

Впервые мысль о необходимости изучения омонимии в области фразеологии и лексикографического описания фразеологических омонимов была высказана в свое время В.В. Виноградовым. Вопросами фразеологической омонимии занимались В.Л. Архангельский, В.М. Глухов, В.В. Истомина, Л.И. Ройзензон, А.М. Эмирова, М.И. Сидоренко, А.М. Чепасова и др.

Фразеологическая омонимия была предметом глубокого исследования в работах Н.А. Павловой. Изучение формальной и семантической структуры фразеологизмов-омонимов разных типов позволило ученому сформулировать общее определение: фразеологические омонимы – языковые единицы, характеризующиеся тождеством структурной модели и компонентного состава, но имеющие несовмещающиеся значения.

В диссертации принята классификация фразеологических омонимов Н.А.

Павловой. Исследуемые нами фразеологические единицы вступают как во внешние, так и во внутренние омонимические отношения. Большинство фразеологизмов нашего материала вступают во внешние омонимические отношения со свободными словосочетаниями или сочетаниями слов: как бритва, рукой подать, выставить за ворота, глазом не моргнуть, без следа, до краев, в нескольких шагах, до блеска и др. Исключение составляют такие единицы, как ахиллесова пята (пятка), бить баклуши, попасть впросак, как зеницу ока, косая сажень в плечах, сломя голову и др.

123 фразеологизма нашего материала вступают во внутренние омонимические отношения. Большая часть внутрифразеологических омонимов образует омонимические пары (102 ФЕ), реже встречаются многочленные омонимические ряды, в нашем материале такие ряды состоят из трех фразеологизмов (21 ФЕ). Внутренние омонимы представлены тремя типами: 1) внутрикатегориальные омонимы (внутренние омонимические отношения возникают между фразеологизмами одной категориальной семантики) (45 ФЕ);

2) межкатегориальные омонимы (внутренние омонимические отношения возникают между фразеологизмами разной категориальной семантики) (66 ФЕ);

3) омонимичные фразеологизмы смешанного типа (в одном ряду омонимичные фразеологизмы с одним и разными категориальными значениями) (12 ФЕ).

Среди внутрикатегориальных омонимов наиболее продуктивным является класс качественно-обстоятельственных ФЕ (29 омонимов): без памяти 1,2,3;

во веки веков 1,2;

что есть (было) духу1,2;

во все глаза 1,2 и др. и процессуальных (14 омонимов): в горле (глотке) пересохло 1,2;

не дышать 1,2;

потерять голову (голову потерять) 1,2;

глаза на лоб полезли 1,2 и др.

Омонимичные фразеологизмы внутри одного класса имеют общие признаки:

категориальную и субкатегориальную семы, совокупность грамматических категорий, тождественную синтаксическую сочетаемость, способность выполнять одни и те же синтаксические функции. Квалифицировать их как омонимы позволяют разные, несовмещающиеся значения, специфика функционирования морфологических категорий, лексико-семантическая сочетаемость, различия в синтаксических свойствах, стилистические различия.

Проиллюстрируем сказанное нашим материалом:

Без памяти 1 – «очень сильно, страстно, преданно, самозабвенно». Кач-обст.

О, Родина! В неярком блеске Я взором трепетным ловлю Твои проселки, перелески - Все, что без памяти люблю. А. В. Жигулин. «О, Родина! В неярком блеске…».

Без памяти 2 – «бездыханно, замертво, без чувств». Кач-обст. Разг.

…И невзвидела света молодая дочь купецкая, красавица писаная, всплеснула руками белыми, закричала истошным голосом и упала на дорогу без памяти.

С.Т. Аксаков. «Аленький цветочек».

Без памяти 3 – «очень быстро, стремительно, стремглав». Кач-обст. Разг.

Большая птица щелкнула клювом и упала на воробьеныша, а он, вывернувшись, без памяти, нырнул в хомячью нору. А.Н. Толстой. «Воробей». Сынок! – вскрикнул лесник и без памяти кинулся к дереву. В.В. Бианки. «По следам».

Пока перепрягали лошадей, вышел я из коляски и вдруг увидел без памяти скачущую тройку. Ф. Вигель.

Как видно из приведенных примеров, омонимичные фразеологизмы имеют одинаковое категориальное значение качества или обстоятельства действия, субкатегориальное значение качественного признака действия или качественного признака другого признака, выполняют в предложении функцию обстоятельства. Единицы данного омонимического ряда являются членами разных синонимических рядов: без души, без памяти 1, всей душой, всем (своим) сердцем, до боли в сердце, до глубины души, до гроба, до слез, до смерти (смерточки) – «очень сильно»;

без памяти 2, без сознания, без чувств, ни жив (-а), ни мертв (-а) 2 – «бездыханно, замертво, бесчувственно»;

без оглядки, без памяти 3, благим матом 2, во весь дух, во все лопатки, во всю прыть, живым духом, как стрела, как сумасшедший, как угорелый, на всех парах, на всех парусах, одна нога здесь, другая там, сломя голову, со всех ног, что есть (было) духу 1, что есть (было) мочи 2, что есть (было) сил(-ы) 2 – «очень быстро, стремглав».

Межкатегориальные омонимы принадлежат к разным семантико грамматическим классам. Омонимичные фразеологизмы данного вида различаются категориальной семантикой, совокупностью грамматических категорий и спецификой их функционирования, лексико-семантической сочетаемостью и синтаксическими функциями. Так же, как и фразеологические омонимы одной категориальной семантики, они являются членами разных синонимических рядов. Проиллюстрируем примерами:

В (своем) уме 1– «нормальный». Призн. Грубо-прост.

Старик и так и сяк: Что ты, старуха, в уме ли? Корова молодая, хорошая.

Русская нар. сказка «Хаврошечка».

В уме 2 – «мысленно». Кач-обст.

Пони бегает по кругу И в уме круги считает. Ю. Мориц. «Пони».

На сердце 1 – «внутренний, тайный». Призн.

Видят они, что отец как-то нерадостен и что есть у него на сердце печаль потаенная. С.Т. Аксаков. «Аленький цветочек».

На сердце 2 – «внутри». Кач-обст.

У меня, я чувствовал, закипали на сердце и поднималась к глазам слезы. И.С.

Тургенев. «Певцы».

Омонимы смешанного типа принадлежат к одному или разным семантико-грамматическим классам. Приведем примеры из нашего материала:

Откуда ни возьмись 1 – «появившийся неожиданно, внезапно». Призн. Разг.

Откуда ни возьмись котишка-мурлышка, серый лобишка, идет да таково жалостно плачет. Рус нар. сказка «Кот, Козел да Баран».

Откуда (отколе) ни возьмись 2 – «неожиданно, внезапно». Кач-обст. Разг.

Вдруг откуда не возьмись эта самая желтая птичка садится на тростинку впереди себя, качается на ней и попискивает. М.М. Пришвин. «Разговор птиц и зверей».

Откуда (отколе) ни возьмись (взялся) 3 – «выражение удивления, изумления». Модальн. Разг. Тогда, откуда ни возьмись, сороки: скок, скок! – и к самому носу собаки. М. М. Пришвин. «Выскочка».

По источнику образования ФЕ нашего материала могут быть квалифицированы как: 1)образованные от свободных словосочетаний (100 ФЕ);

2) образованные от фразеологизмов путем распада многозначности (23 ФЕ).

В основе структурной классификации фразеологических омонимов лежит наличие/отсутствие разных видов варьирования. В нашем материале варьируют свою структуру 54 омонима. Среди них полных, то есть совпадающих во всех вариантах 35 ФЕ, совпадающих в отдельных вариантах 19 ФЕ.

Исследуемые фразеологизмы активно вступают в синонимические отношения. Во внешние синонимические отношения вступают все фразеологизмы нашего материала. Причем эти синонимические отношения могут быть двух видов: 1) синонимия фразеологизма и слова: бить баклуши – бездельничать, без царя в голове – глупый, белены объесться – обезуметь, доброе старое время - прошлое и др. 2) синонимия фразеологизма и свободного словосочетания или сочетания слов: белые мухи – падающий снег, вверх тормашками - в перевёрнутом положении, кубарем, во все горло - очень громко и др.

Фразеологизмы нашего материала вступают во внутренние синонимические отношения, образуя 136 синонимических рядов, включающих от 2 до 20 ФЕ. Под фразеологическими синонимами понимается «… два, или больше, фразеологизма, обозначающих одно понятие, принадлежащих к одному классу, одной субкатегории и группе и отличающихся друг от друга семантически и стилистически» (А.М. Чепасова). Фразеологизмы образуют одноструктурные (состоящие из единиц одной синтаксической модели) и разноструктурные (состоящие из единиц разных синтаксических моделей) синонимические ряды. Особенностью одноструктурных синонимических рядов является то, что они содержат либо общий (-ие) компонент (-ы): золотые руки, умелые руки, мастер на все руки - «мастер, умелец»;

задирать голову, задирать/задрать нос – «гордиться, зазнаваться»;

либо синонимичные или семантически сближенные компоненты: ломать голову, раскинуть мозгами, умом пораскинуть, чесать/почесать затылок – «напряженно думать, размышлять»;

либо совершенно разные по значению компоненты: под потолок, с аршин – «высокий, большой»;

тяп-ляп, шиворот-навыворот - «плохой, сделанный кое-как, сделанный неправильно». Разноструктурные фразеологические синонимы характеризуются несовпадающим компонентным составом: бога молить, глаза разгорелись, дрожать от нетерпения, душа просит, спать и видеть - «очень сильно хотеть, желать чего-либо» и др.

Синонимические отношения фразеологических единиц предусматривают следующие неотъемлемые свойства фразеологических синонимов: 1) относятся к одному семантико-грамматическому классу;

2) обозначают одно понятие;

3) имеют частично совпадающую или одинаковую лексико-семантическую сочетаемость;

4) различаются либо оттенками значений, либо эмоционально экспрессивной окрашенностью, либо степенью употребительности, а иногда и несколькими признаками одновременно: брать ноги в руки (прост., шутл.), бросаться/броситься врассыпную, (и) был таков (разг.), давай Бог ноги (прост.), давать (задавать)/дать (задать) стрекача (стречка) (прост.), духом домчаться (разг.), ног под собой не чуять (разг.), пуститься наутек (разг.), сверкать пятками (пятками сверкать) (прост., шутл.), только (его, ее, меня) и видели (разг., шутл.), уносить/унести ноги (ноги уносить/унести) (прост.), поминай как звали (прост.) – «стремительно, быстро бежать, убегать, броситься».

Характерными для исследуемых единиц являются и антонимические отношения. Фразеологические антонимы имеют общее категориальное, субкатегориальное и групповое значения, общее логическое основание и полярные индивидуальные значения. Во внешние антонимические отношения вступают большинство фразеологизмов нашего материала: с вершок – большой, на всю округу – тихо, души не чаять – ненавидеть и др. Фразеологизмы нашего материала вступают во внутренние антонимические отношения и образуют антонимические пары и антонимо-синонимических ряда. Как и фразеологические синонимы, фразеологические антонимы могут быть одноструктурными и разноструктурными. Одноструктурные антонимы имеют одинаковые синтаксические модели и характеризуются: а) частично совпадающим компонентным составом: по вкусу, по душе, по сердцу - не по вкусу, не по душе, не по нем (ней, мне), не по нраву;

б) несовпадающим компонентным составом: поднять крик - закусить язычок и др.

Разноструктурные антонимы имеют разные синтаксические модели и несовпадающий компонентный состав: в рот ничего не брать - уплетать за обе щеки;

не думать, не гадать - знать наперед и др.

Синонимия и антонимия тесно связаны с многозначностью.

Многозначные фразеологические единицы в разных своих значениях могут вступать в синонимические и антонимические отношения с разными фразеологизмами. Так, фразеологизм сидеть сиднем имеет два значения – «быть неподвижным»;

2 «бездельничать». В первом значении фразеологизм вступает в антонимические отношения с фразеологизмами, обозначающими активное движение: ног под собой не чуять, сверкать пятками, сорваться с места;

во втором значении данная единица образует антонимические пары с фразеологизмами со значением активной полезной, трудовой деятельности:

сидеть сиднем - зарабатывать/заработать кусок хлеба, сидеть сиднем - не терять (тратить) время (даром). Многозначные фразеологизмы на носу - «находящийся близко, рядом»;

2 «такой, который произойдет очень скоро» и тут как тут — 1 «такой, который находится поблизости, рядом»;

2 «такой, который появляется быстро, сразу», оказываются в одном синонимическом ряду только в первом значении.

В третьей главе «Прагматические функции фразеологизмов в текстах детского чтения» проводится анализ особенностей функционирования фразеологических единиц в языке и речи.

В § 1 «Синкретизм функций фразеологизмов в речи и художественном тексте» описываются функции фразеологизмов: номинативная, грамматическая (строевая), функция субъективной модальности, оценочная, эмотивная, экспрессивная, динамическая, стилеобразующая, фатическая, эстетическая, характерологическая и функция лаконизации речи. Среди многообразия функций, выполняемых фразеологическими единицами, одна из них является ведущей: для номинативных фразеологизмов – это функция номинации, для модальных фразеологизмов – функция субъективной модальности.

Функционирование фразеологизмов определяется их семантической структурой. Многообразие функций фразеологизмов и способов их введения в текст создается за счет актуализации различных уровней фразеологического значения - категориального, субкатегориального, группового, индивидуального, а также за счет активизации коннотативных элементов фразеологического значения.

Разнообразные способы введения фразеологизмов в контекст можно условно разделить на три основных вида: 1) введение в контекст одного фразеологизма;

2) введение в контекст двух или более фразеологических единиц;

3) введение фразеологизма и других языковых единиц.

В § 2 «Стилистическая дифференциация, эмоциональная и экспрессивная окрашенность фразеологизмов текстов детского чтения»

дается квалификация фразеологизмов по стилистической принадлежности и эмоционально-экспрессивной окраске.

В лингвистической теории вопрос о стилистической принадлежности фразеологизмов остается нерешенным: нет точных критериев стилистической дифференциации ФЕ. Данные словарей позволили определить стилистическую принадлежность и эмоционально-эксрессивную окрашенность 52% фразеологических единиц нашего материала. Фразеологизмы круга детского чтения характеризуются разнообразием стилей. Среди единиц нашего материала наиболее представлена в количественном отношении разговорная фразеология (81% от всех стилистически маркированных ФЕ): ерунда на постном масле, пальцы (пальчики) оближешь, средь бела дня и др.;

в значительно меньшей степени представлены просторечные фразеологизмы ( ФЕ): в ус не дуть, дать реву, давать (задавать)/дать (задать) стрекача (стречка), без задних ног, благим матом 2 и др.;

грубо-просторечные (13 ФЕ):

белены объесться, выжить из ума (из ума выжить), во всю глотку, черт вас подери и др.;

книжные (5 ФЕ): ахиллесова пята (пятка), воздавать/воздать похвалу, потерпеть фиаско и др.. Эмоционально-экспрессивной характеристика фразеологизмов тесно связана с их отнесенностью к определенному функциональному стилю. 54 ФЕ нашего материала имеют устойчивую эмоционально-экспрессивную окрашенность, отмечаемую словарями. Среди них преобладают процессуальные фразеологизмы (39 ФЕ).

Наиболее представлены в количественном отношении фразеологизмы негативной окраски – неодобрительные (20 ФЕ): морочить голову, задирать нос, плевать на всех и др.;

ироничные (17 ФЕ): мух считать, зевать по сторонам, остаться в дураках, исходить слюной, запустить руку и др. единицы отмечены пометой «Одобр.»: умелые руки и умная голова.

В Заключении излагаются основные выводы, полученные в результате исследования, намечаются перспективы дальнейшей работы.

Cовременные исследования объединяет концепция картины мира как исходного глобального образа мира, являющегося результатом всей духовной активности человека. Концептуальная картина мира включает в себя языковую картину мира, формируемую системой ключевых концептов.

Концепт является основной формой категоризации знания о мире. В нашем исследовании получило развитие направление, связанное с изучением взаимосвязи элементов концепта и семантической структуры фразеологизмов.

Картина мира ребенка является одним из этапов формирования картины мира человека. Исследование семантической структуры фразеологизмов детской речи позволило определить ключевые концепты фразеологической картины мира ребенка.

Перспективой дальнейшей разработки проблемы является выявление полного корпуса фразеологизмов детской речи, изучение их семантической структуры, свойств и отношений, а также продолжение исследования специфики объективации фразеологическими единицами картины мира ребенка, с целью ее дальнейшей разработки.

Апробация работы: О результатах исследования докладывалось на VI Всероссийской научно-практической конференции «Содержание филологического образования в период детства» (Екатеринбург, 2005 г.);

на ХI Филологических чтениях имени проф. Р.Т. Гриб «Теоретические и прикладные аспекты современной филологии» (Красноярск, 2006.г.);

на Международной научно-практической конференции «Проблемы семантики языковых единиц в контексте культуры (лингвистический и лингвометодический аспекты)»

(Кострома, 2006 г.);

на Международной научной конференции «ХI Пушкинские чтения: Русистика. Методика. Лингводидактика». (СПб, 2006 г.);

на Всероссийской научно-практической конференции «Вопросы речевого развития учащихся в школе и вузе» к 85-летию со дня рождения д. п. н., профессора В.Е. Мамушина. ( Иваново, 2007).

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Петренко Е.Е. Ключевые концепты в языковой картине мира младшего школьника.// Омский научный вестник. - 2006. № 6 (42). - С. 245-249.

2. Урюпина Г.П. Петренко Е.Е. Особенности перевода фразеологизмов. (на примере английского и русского языков) // Психопедагогика в правоохранительных органах, 2005, № 2 (24). – С. 68 - По теме диссертации опубликованы следующие работы:

3. Петренко Е.Е. Фразеологизмы детской речи как предмет фразеографического описания.// Содержание филологического образования в период детства: Материалы научно-практической конференции, Екатеринбург, 19-20 апреля 2005 г. – Урал. гос. пед. ун-т. - Екатеринбург, 2005. – С. 97-104.

4. Петренко Е.Е. Особенности речемыслительной деятельности младшего школьника в процессе формирования фразеологической компетентности. // Теоретические и прикладные аспекты современной филологии: Материалы ХI Филологических чтений имени проф. Р.Т. Гриб (1928 – 1995) / Отв. Редактор Б.Я. Шарифуллин;

Краснояр. гос. ун-т. – Красноярск, 2006. – Вып. 6. – С. 263 268.

5. Петренко Е.Е. Фразеологический словарь младшего школьника: отбор и презентация материала. // Проблемы семантики языковых единиц в контексте культуры (лингвистический и лингвометодический аспекты): Международная научно-практическая конференция 17-19 марта 2006 г. – М.: ООО «Издательство “Элпис”»,2006. – С. 772-776.

6. Петренко Е.Е. Формирование основных понятий фразеологии русского языка в начальной школе. // ХI Пушкинские чтения: Русистика. Методика.

Лингводидактика: материалы Международной научной конференции 6 июня 2006г./ сост. и отв. ред. Н.Е.Синичкина;

под общ. ред. В.Н.Скворцова. – Т.2. – СПб.: ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2006. – С.170-176.

7. Петренко Е.Е. Концептуальное содержание наивной языковой картины мира младшего школьника// Вопросы речевого развития учащихся в школе и вузе. К 85-летию со дня рождения В.Е. Мамушина: Сборник научных статей и методических рекомендаций по Материалам Всероссийской научно практической конференции (г. Иваново, 1-2 февраля 2007 г.). - Иваново: Иван.

гос. ун-т, 2007. – С. 174-180.

8. Петренко Е.Е. Урюпина Г.П. Вербализация концептов «Пространство» и «Время» фразеологизмами русского и английского языков. //Вопросы филологии и методики преподавания иностранных языков: Межвузовский сборник. Под общ. ред. Л.Ю. Семейн. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 2006. – С. 69 - 76.

9. Урюпина Г.П. Петренко Е.Е. Роль фразеологизмов английского и русского языков в диалоге культур. // Вопросы филологии и методики преподавания иностранных языков: Межвузовский тематический сборник.

Выпуск 6 / Под общ. ред. И.И. Гузик. Омск: Изд-во ОмГПУ, 2005. – С. 246 – 255.

10. Павлова Н.А. Петренко Е.Е. Фразеологический словарь для младших школьников: Пособие для учащихся. – Омск: Изд-во ОмГТУ, 2007. – 260 с.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.