авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Структурно-грамматическая и семантическая характеристика поэтических фразеологизмов со значением лица в стихотворениях о. мандельштама

На правах рукописи

ГОНЧАРОВА Наталия Вячеславовна

СТРУКТУРНО-ГРАММАТИЧЕСКАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ

ХАРАКТЕРИСТИКА ПОЭТИЧЕСКИХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ

СО ЗНАЧЕНИЕМ ЛИЦА В СТИХОТВОРЕНИЯХ О. МАНДЕЛЬШТАМА

Специальность 10.02.01 – Русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Челябинск – 2011 1

Работа выполнена на кафедре русского языка ФГБОУ ВПО «Курганский государственный университет».

кандидат филологических наук, доцент

Научный руководитель:

Усачева Наталья Борисовна доктор филологических наук, профессор

Официальные оппоненты:

Коурова Ольга Ивановна кандидат филологических наук, доцент Скнарев Дмитрий Сергеевич ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный

Ведущая организация:

педагогический университет»

Защита состоится 13 октября 2011 года в 14.00 часов на заседании дис сертационного совета ДМ 212.295.05 при ФГБОУ ВПО «Челябинский государ ственный педагогический университет» по адресу: 454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69, конференц-зал (ауд. 116).

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Челя бинского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан 7 сентября 2011 года.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор филологических наук, профессор Л.П. Юздова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В центре внимания современных лингвистических исследований нахо дится проблема изучения человека в языке, прежде всего человека как создате ля текста. Художественный (и поэтический как особая разновидность художе ственного) текст глубоко антропоцентричен и наиболее полно отражает свойст ва своего создателя. Как пишет Л.Г. Бабенко, «антропоцентризм текста обу словлен эгоцентрической позицией человека (в облике автора и в обликах пер сонажей) в семантическом пространстве текста. Человек – центр литературного произведения и как субъект повествования, и как объект эстетического художе ственного познания»1 [с. 101].

Анализ поэтических и прозаических произведений в конечном итоге на правлен на выявление образа человека, способы номинирования которого, на наш взгляд, представляют несомненный интерес. Лексические и фразеологиче ские обозначения человека занимают важное место в языке и речи. Объектом научного рассмотрения становились различные системы наименований лица:

лексические [А.С. Белоусова, 1989], фразеологические [Е.Р. Ратушная, 2000], лексико-фразеологические литературные [В.В. Катермина, 2004] и диалектные средства характеристики человека [Т.В. Бахвалова, 1995].

Специфичны в плане речевой характеристики лица произведения ярчай шего представителя поэзии Серебряного века Осипа Эмильевича Мандельшта ма (1891-1938), индивидуальные и творческие особенности личности которого отражаются в лексике и фразеологии, воплощаются в авторских единицах, при обретающих новый, окказиональный смысл в стихотворениях и отражающих своеобразие идиостиля автора. Одной из составных частей индивидуальной картины мира О. Мандельштама является система фразеологических наимено ваний человека.

Диссертационное исследование посвящено анализу структурно грамматических и семантических свойств поэтических фразеологизмов со зна чением лица в стихотворениях О. Мандельштама. Фразеологические наимено вания, обозначающие человека в текстах поэта, подвергнуты системному рас смотрению в традициях анализа фразеологического материала, выработанных учеными Челябинской фразеологической школы.

Актуальность работы определяется, во-первых, отсутствием в настоя щее время лингвистических исследований поэтической фразеологии О. Ман дельштама, система сознанных автором фразеологических обозначений челове ка специальному изучению не подвергалась;

во-вторых, нерешенностью терми нологических проблем поэтической фразеологии, необходимостью уточнения лингвистической сущности и признаков поэтического фразеологизма;

в треть их, оригинальностью речевого материала, неповторимостью и уникальностью фразеологизмов, характеризующих лицо в стихотворениях О. Мандельштама. В связи с этим представляется важным комплексное исследование внешней и Бабенко Л.Г. Филологический анализ текста. Основы теории, принципы и аспекты анализа: учеб. для вузов. – М.: Академический проект;

Екатеринбург: Деловая книга, 2004. – 464 с.

внутренней формы наименований человека, являющихся на структурном, грамматическом и семантическом уровнях важным компонентом языковой кар тины мира поэта.

Объект исследования – поэтические фразеологизмы со значением лица как окказиональное речевое явление, ограниченное сферой стихотворных тек стов О. Мандельштама.

Предмет исследования – структурно-грамматические и семантические особенности поэтических фразеологизмов со значением лица в стихотворениях О. Мандельштама.

Цель исследования – дать научное описание структурно грамматических и семантических свойств фразеологических единиц, обозна чающих человека, в поэтических текстах О. Мандельштама.

Для достижения цели представляется необходимым решить следующие задачи:

1. Обосновать содержание понятия «поэтический фразеологизм», выде лить его категориальные признаки.



2. Выявить корпус фразеологических наименований человека в поэзии О. Мандельштама.

3. Установить компонентный состав, синтаксические модели и варианты расположения компонентов поэтических фразеологизмов-наименований персо нажей в стихотворениях О. Мандельштама.

4. Проанализировать функционирование грамматических категорий рода, числа, падежа фразеологических единиц, обозначающих лицо, в текстах О. Мандельштама.

5. Разработать модель семантической структуры поэтических фразеоло гизмов со значением лица в стихотворениях О. Мандельштама, включающей категориальный, субкатегориальный, подсубкатегориальный, групповой и ин дивидуальный уровни.

6. Охарактеризовать механизм формирования индивидуального значения фразеологических единиц, обозначающих человека, в стихотворной речи О. Мандельштама.

Материалом исследования являются 320 единиц, характеризующих че ловека в поэтических текстах О. Мандельштама. Единицы выявлены и зафик сированы в файловой компьютерной картотеке, созданной на основе отбора из 400 стихотворений поэта разных лет. Источником для обнаружения поэтиче ских фразеологизмов со значением лица послужила вся лирика О. Мандель штама (сборники «Камень», «Tristia», «Стихи 1921-1925», «Новые стихи», «Во ронежские тетради», «Стихи 1908-1937»), исключая детские и шуточные стихи, а также переводы. Тексты произведений поэта цитируются по изданию: Ман дельштам О.Э. Полное собрание стихотворений / вступ. ст. М.Л. Гаспарова и А.Г. Меца;

сост., подгот. текста и примеч. А.Г. Меца. – СПб.: Академический проект, 1997. – 720 с.

Теоретическую основу исследования составили труды известных лин гвистов в области фразеологической семантики и грамматики (Н.Ф. Алефирен ко, Л.П. Гашевой, С. Георгиевой, Е.А. Добрыдневой, В.В. Катерминой, В.А. Лебединской, А.М. Мелерович, В.М. Мокиенко, Е.Р. Ратушной, А.Д. Со ловьевой, Н.Б. Усачевой, А.М. Чепасовой, Г.А. Шигановой и др.);

теории худо жественного и поэтического текста, поэтической фразеологии (Ю.Ю. Авалиа ни, С.С. Аверинцева, Л.Г. Бабенко, М.А. Бакиной, М.М. Бахтина, В.В. Виногра дова, И.Р. Гальперина, М.Л. Гаспарова, В.П. Григорьева, А.Д. Григорьевой, В.М. Жирмунского, Н.Н. Ивановой, Ю.В. Казарина, Н.А. Кожевниковой, О.И. Коуровой, Н.А. Кузьминой, Ю.И. Левина, О.А. Лекманова, Е.А. Некрасо вой, О.Г. Ревзиной, Л.Н. Рынькова, И.М. Семенко, Б.В. Томашевского, Ю.Н. Тынянова, Д.И. Черашней, Р.О. Якобсона и др.).

Методы исследования. Методика исследования является комплексной и сочетает приемы семантико-стилистического, контекстуального, компонентно го, количественного анализа, а также наблюдения и моделирования. Основным методом исследования структурно-грамматических и семантических свойств поэтических фразеологизмов со значением лица в стихотворениях О. Ман дельштама является описательный. Для выявления особенностей внешней и внутренней формы фразеологических наименований человека используются разные приемы. При помощи методики компьютерного анализа выявлен корпус поэтических фразеологизмов, обозначающих человека, получена файловая кар тотека употреблений единиц, а также разработаны параметры словаря наимено ваний человека в стихотворениях О. Мандельштама. Количественный анализ применен при обнаружении продуктивности синтаксических моделей, семан тических групп и подгрупп поэтических фразеологизмов. Для прояснения се мантики фразеологических единиц использован метод компонентного анализа.

Контекстуальный анализ (от минимального окружения слова до максимально го, в перспективе всего стихотворного текста, группы стихотворений и целого сборника) в сочетании с приемом моделирования применен для выявления тек стовых ассоциативных связей, возникающих при анализе функционирования поэтической фразеологии в идиостиле автора.

Научная новизна исследования заключается в том, что выявляются категориальные признаки и специфические особенно сти поэтических фразеологизмов-наименований персонажей в стихотворениях О. Мандельштама;

впервые системному анализу подвергаются поэтические фразеоло гизмы со значением лица в стихотворной речи О. Мандельштама;

определяются особенности структурной и грамматической органи зации фразеологических наименований человека в поэзии О. Мандельштама;

анализируется семантическая структура фразеологизмов, выявляет ся роль компонентов в создании категориальной, субкатегориальных, подсуб категориальных, групповых и индивидуальных сем единиц со значением лица в текстах О. Мандельштама;

характеризуется механизм формирования индивидуального значе ния поэтических фразеологизмов, обозначающих человека, в стихотворной ре чи О. Мандельштама.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключает ся в том, что в научный обиход вводятся новые поэтические фразеологизмы наименования человека, анализируются их речевые свойства, с единых методо логических позиций интерпретируется их создание и включение в текст;

опре деляется отнесенность наименований к конкретным историческим личностям, выявляется круг прототипов действующих лиц стихотворных текстов О. Ман дельштама. Исследуются структурная и грамматическая организация фразеоло гических единиц;

предложенная модель семантической классификации может быть использована как база для анализа поэтических фразеологизмов со значе нием лица в текстах других авторов.

Практическая значимость научного исследования определяется воз можностью использования его материалов в преподавании дисциплин «Фра зеология» (спецкурсы и спецсеминары), «Филологический анализ текста», при написании квалификационных работ, в общеобразовательных школах при уг лубленном изучении на уроках языка и литературы, посвященных творчеству О. Мандельштама. Составленный словарь «Фразеологические наименования человека в стихотворениях О. Мандельштама» предназначен для широкого круга читателей: он может быть полезен преподавателям вузов, учителям, сту дентам, учащимся и всем тем, кто интересуется творчеством выдающегося по эта Серебряного века.

Положения, выносимые на защиту:

1. Многообразие терминов для единиц поэтической фразеологии свиде тельствует о наличии разных подходов, обусловленных спецификой материала исследователей и их принадлежностью к той или иной научной парадигме.

Под поэтическими фразеологизмами понимаем речевые единицы, имеющие следующие признаки: 1) номинативность, идиоматичность, целостность значе ния, раздельнооформленность, коннотативность, то есть признаки, совпадаю щие с традиционно выделяемыми признаками общеязыковых фразеологизмов;

2) воспроизводимость, устойчивость, то есть признаки, сближающие поэтиче ские и узуальные фразеологизмы, но специфичные по содержанию;

3) принад лежность речи, функциональная ограниченность, окказиональность, то есть признаки, позволяющие выявить особенности поэтического фразеологизма как речевого явления, ограниченного сферой поэтических текстов и имеющего ярко выраженный индивидуально-авторский характер.

2. Внешняя форма поэтических фразеологизмов со значением лица скла дывается из наличия определенного количества компонентов с особым поряд ком следования, организованных по различным синтаксическим моделям. Наи более частотны (70% употреблений) двухкомпонентные фразеологические еди ницы, организованные по моделям словосочетаний с подчинительной связью.

Большинство единиц имеет модель атрибутивного словосочетания с синтакси ческой связью согласование, максимальной продуктивностью обладает струк турная схема «согл. компонент (прил.) + сущ. в им. п.», посредством которой О. Мандельштам точно, содержательно именует своего героя, характеризуя его профессиональные и человеческие качества. Поэтические фразеологизмы наименования лица имеют закрепленный порядок следования компонентов (прямой или инверсивный, контактный или дистантный), обладающий различ ными выразительными возможностями в поэзии О. Мандельштама.

3. С точки зрения грамматических свойств поэтические фразеологизмы со значением лица оформляются посредством категорий рода, числа и падежа, яв ляющихся выразителями категориального и субкатегориальных значений еди ниц. Функционирование морфологических категорий определяется семантико грамматическими свойствами главного компонента – имени существительного, флексии которого являются основными средствами выражения значения. В от ношении категории рода наименования человека делятся на четыре группы и опорный компонент-существительное содержит указание на биологический пол описываемого лица, дает обобщенную характеристику человека, имеет значе ние предметности и значение «живое существо». Категория числа в поэтиче ских фразеологизмах со значением лица отражает единичность/неединичность персонажей стихотворений О. Мандельштама. Формы единственного числа яв ляются наиболее продуктивными, что обусловлено субъективным, оценочным, экспрессивным характером созданных поэтом наименований. Категория паде жа, выражающая отношение фразеологической единицы к другим словам в по этическом тексте, представлена всеми шестью падежными формами, но значи тельно преобладает форма именительного падежа, которая имеет номинативное значение и служит для называния субъекта действия или носителя признака.

4. Семантическая структура поэтических фразеологизмов со значением лица в стихотворениях О. Мандельштама в качестве обязательных составляю щих включает категориальную сему «предметность»;

субкатегориальные семы «одушевленность» и «лицо»;

подсубкатегориальные семы «лицо как произво дитель деятельности», «лицо как инициатор отношений», «лицо как носитель состояния». Персонажи в стихотворениях О. Мандельштама получают опреде ленное наименование в соответствии с характеристикой по роду занятий, тру довой деятельности, по отношению к другим лицам, к окружающей действи тельности и по внутреннему, психическому состоянию. Каждая из подсубкате горий включает несколько семантических групп, подгрупп, типов.

5. Все компоненты анализируемых фразеологизмов-наименований лица претерпевают глубокие преобразования на семантическом уровне, основой для формирования значения является потенциал слов-компонентов. Важнейшим фразообразующим фактором является употребление в качестве главного ком понента бывшего имени существительного: личного, обеспечивающего катего риальное и субкатегориальные значения, и неличного одушевленного и неоду шевленного, создающего на основе переносных метафорических значений се мантику поэтических фразеологизмов со значением лица. Семы главных и за висимых компонентов, в свободном употреблении относящихся к разным час тям речи, преобразуются в составе фразеологизмов, обеспечивая создание но вых, только О. Мандельштаму свойственных наименований людей. Номинации персонажей в стихотворениях поэта отличаются удивительной точностью портрета, контекстуальное окружение усиливает коннотативную составляю щую значения единиц.





Апробация работы. Диссертация обсуждена на кафедре русского языка Курганского государственного университета. По теме исследования опублико вано 23 работы, общим объемом 22 п.л., в том числе 2 публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ. Основные по ложения и результаты исследования докладывались на Международных симпо зиумах и научно-практических конференциях: «Теоретические и методические проблемы изучения русского языка как иностранного» (Болгария, Велико Тырново, 2002), «Словарное наследие В.П. Жукова и пути развития русской и общей лексикографии» (Великий Новгород, 2004), «Структурно-семантическое описание единиц языка и речи» (Москва, 2005), «Информационный потенциал слова и фразеологизма» (Орел, 2005), «Фразеологические чтения памяти про фессора В.А. Лебединской» (Курган, 2004, 2005, 2006, 2008, 2011);

Всероссий ских научных конференциях «Семантика и форма фразеологических знаков языка» (Курган, 2003), «Виноградовские чтения» (Тобольск, 2005);

внутриву зовских научно-практических конференциях «Сергеевские чтения» (Курган, 2003), «Актуальные проблемы лингвистики» (Курган, 2004, 2008).

Структура и объем исследования. В соответствии с целью и задачами работа имеет следующую структуру: Введение, три главы, Заключение, Список литературы (302 наименования), Приложение. Общий объем диссертационного исследования – 246 страниц, основной текст – 215 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении дается обоснование актуальности темы диссертационного исследования, определяются его цель и задачи, характеризуются научная но визна, теоретическая значимость, области практического применения получен ных результатов, методика исследования, приводятся сведения об апробации работы.

В первой главе «Подходы к изучению поэтической фразеологии» рас сматриваются теоретические проблемы поэтической фразеологии.

В 1.1. «История изучения поэтической фразеологии» анализируются основные подходы к изучению поэтической фразеологии, в хронологическом порядке дается обзор наиболее значимых трудов (В.В. Виноградов, 1941;

И.В. Дубинский, 1964;

А.Д. Григорьева, 1969;

Н.Н. Иванова, 1969, 2004;

Ю.Ю. Авалиани, 1971;

Л.Н. Рыньков, 1975, 1985;

Н.А. Кузьмина, 1977, 1997;

М.Я. Поляков, 1978;

О.И. Коурова, 1981, 2005;

И.В. Абрамец, 1981;

М.А. Баки на, Е.А. Некрасова, 1982;

Г.А. Пирцхалава, 1983;

А.М. Мелерович, В.М. Моки енко, 1996, 2009;

Е.И. Алещенко, 1998;

В.А. Лебединская 1999, 2002 и др.).

Представители многих научных школ вкладывают в определение «поэти ческая фразеология» разнообразное содержание, понимая под этим термином и поэтические фразеологизмы, и фразеологические поэтизмы, и фразеологизиро ванные поэтические неологизмы, и окказиональные словосочетания, и фразео логизмы-символы, и поэтические формулы, и сочетания перифрастического, описательно-метафорического типа и другие. Многообразие терминов для еди ниц поэтической фразеологии, представленных в научной литературе, свиде тельствует о сложности и неоднозначности данного явления, о наличии разных подходов к его изучению.

С течением времени делаются попытки познания и классификации еди ниц, объединенных термином «поэтическая фразеология», меняется представ ление о сущности и категориальных признаках поэтических фразеологизмов.

По-разному в современных научных исследованиях определяется и сфера функционирования поэтических фразеологизмов: некоторые исследователи на ходят подобные единицы в прозаических текстах, в произведениях устного на родного творчества;

большинство ученых связывает существование и функ ционирование поэтической фразеологии с поэтическим текстом. В работах по поэтической фразеологии указывается разное количество признаков для фра зеологических единиц: вторичная номинация, переносное значение, имплицит ное сравнение, переосмысление компонентов, речевой характер, устойчивость, воспроизводимость, привязанность к контексту, одноразовость, окказиональ ность, творимость, ограниченность рамками индивидуального употребления, эмоциональность, экспрессивность, образность, описательность, коннотатив ность и другие.

В 1.2. «Признаки поэтических фразеологизмов со значением лица в стихотворениях О. Мандельштама» обосновывается содержание понятия «поэтический фразеологизм», выделяются его категориальные признаки, анали зируются особенности их проявления по отношению к общеязыковым фразео логическим единицам.

Рассмотренные подходы к изучению поэтической фразеологии свиде тельствуют об отсутствии единого мнения по проблеме, разное понимание обусловлено спецификой материала каждого исследователя и его принад лежностью к той или иной научной парадигме. Под поэтическими фразеоло гизмами мы понимаем речевые единицы, имеющие следующие признаки: во первых, признаки, совпадающие с традиционно выделяемыми признаками об щеязыковых фразеологизмов (номинативность, идиоматичность, целостность значения, раздельнооформленность, коннотативность);

во-вторых, признаки, сближающие поэтические и узуальные фразеологизмы, но специфичные по со держанию (воспроизводимость, устойчивость);

в-третьих, признаки, позво ляющие выявить особенности поэтического фразеологизма как речевого явле ния, ограниченного сферой стихотворных текстов и имеющего ярко выражен ный индивидуально-авторский характер (принадлежность речи, функциональ ная ограниченность, окказиональность).

Во второй главе «Структурно-грамматическая характеристика по этических фразеологизмов со значением лица в стихотворениях О. Ман дельштама» описываются структурные и грамматические свойства фразеоло гических обозначений человека, непосредственно зависящие от окказионально го характера данных единиц: неизменными являются компонентный состав, синтаксическая модель, фиксированность в одной грамматической форме. Спе цифичность структурно-грамматической характеристики связана с творческим использованием языковых средств, с уникальным образованием именно такого сочетания различных элементов для передачи личного, субъективного видения человека и окружающей действительности.

В 2.1. «Структурная характеристика фразеологизмов-наименований человека» анализируется внешняя форма фразеологических наименований ли ца.

В 2.1.1. «Компонентный состав и синтаксическая организация поэти ческих фразеологизмов со значением лица» выявляется компонентный со став (количественная характеристика), синтаксическая организация (тип син таксической связи, синтаксическая модель, структурная схема).

С точки зрения структурной характеристики фразеологические единицы могут включать от 2 до 9 компонентов. Наиболее частотны (225 ФЕ из 320) двухкомпонентные наименования, например: Я покину край гипербореев, / Чтобы зреньем напитать судьбы развязку, / Я скажу “селям” начальнику ев реев / За его малиновую ласку («Новые стихи»;

«Канцона»;

1931);

Мы живем, под собою не чуя страны / Наши речи за десять шагов не слышны, / А где хва тит на полразговорца, / Там припомнят кремлевского горца («Новые стихи»;

«Мы живем, под собою не чуя страны…»;

1933).

При обозначении человека фразеологическими средствами для О. Ман дельштама типичной является именно двухкомпонентная структура наимено ваний, преобладание которой объясняется несколькими причинами. По сравне нию с многокомпонентными фразеологизмами двухкомпонентные единицы, созданные поэтом, с одной стороны, характеризует лаконизм, а, с другой, – се мантическая наполненность, емкость. Фразеологизмы, отличаясь особой смы словой насыщенностью, способны с максимальной полнотой выразить мысль автора, которому необходимы оба компонента единицы для того, чтобы персо наж стал узнаваемым. По сравнению с лексическими наименованиями челове ка, поэтическим фразеологизмам присуща точность и выразительность. Автор содержательно и сугубо индивидуально именует своего героя, поэтически ос мысливает его как производителя деятельности, инициатора отношений, носи теля состояния. Можно сказать, что О. Мандельштам создает новые, только ему свойственные наименования людей, существующих в его художественной кар тине мира.

Двухкомпонентные поэтические фразеологизмы со значением лица орга низованы по моделям атрибутивных (187 ФЕ) и субстантивных (38 ФЕ) слово сочетаний. В атрибутивных словосочетаниях компоненты соединяются посред ством связи согласование, главным является существительное, а зависимым – прилагательное (176 ФЕ) или причастие (11 ФЕ). Максимальной продуктивно стью обладает структурная схема «согл. компонент (прил.) + сущ. в им. п.», при помощи которой О. Мандельштам дает образную и экспрессивную характери стику своим персонажам, например: беспартийный большевик, октябрьский временщик, посольская лиса, семиюродные уроды, чумный председатель и др.

Поэтические фразеологизмы модели субстантивного словосочетания имеют аппозитивный тип связи (22 ФЕ) с равноправными, согласующимися в падеже компонентами-существительными (Ванька-ключник, диктатор выродок, народ-Гомер, нищенка-подруга, Софокл-лесоруб, Эсхил-грузчик и др.), а также могут быть построены на основе связи управление (16 ФЕ), где опор ным компонентом является существительное, а подчиненным – согласуемое слово в родительном падеже (пахарь войны, собиратель пространства, чер тежник пустыни и др.);

данные единицы позволяют автору передать совокуп ность качеств, которыми обладает номинируемое лицо.

Трех-, четырех- и многокомпонентные поэтические фразеологизмы ( ФЕ) имеют оригинальную внешнюю форму, способствующую созданию уни кальных наименований персонажей в стихотворениях О. Мандельштама, на пример: коричневой крови наемники, человек эпохи Москвошвея, всех живущих прижизненный друг, отщепенец в народной семье, трамвайная вишенка страшной поры, в шинелях с наганами племя пушкиноведов, товарищи послед него призыва по работе в жестких небесах и др. Многокомпонентные фразео логизмы, непродуктивные во фразеологическом фонде языка, и в стихотворе ниях О. Мандельштама представлены небольшим количеством единиц (трех компонентные – 54 ФЕ, четырехкомпонентные – 26 ФЕ, многокомпонентные – 15 ФЕ) и организованы по моделям атрибутивных и субстантивных словосоче таний с различными комбинациями согласования, управления, примыкания.

Усложнение компонентного состава фразеологизмов необходимо для более точного обозначения лирических персонажей.

В 2.1.2. «Особенности расположения компонентов фразеологических наименований человека» устанавливается специфика порядка следования компонентов словосочетаний в стихотворной речи, заключающаяся в возмож ности функционирования единиц в четырех вариантах: прямое контактное и прямое дистантное;

инверсивное контактное и инверсивное дистантное распо ложение. Все эти варианты следования компонентов фразеологических наиме нований присутствуют в поэзии О. Мандельштама и обладают различными вы разительными возможностями. Порядок расположения имеет свои особенности для единиц модели атрибутивного словосочетания и для единиц модели суб стантивного словосочетания.

В 2.1.2.1. «Варианты расположения компонентов фразеологических единиц модели атрибутивного словосочетания» выясняется, что следование компонентов фразеологизмов модели атрибутивного словосочетания в боль шинстве случаев контактное: прямое – 132 ФЕ (бирюзовый учитель, казнелюби вые владыки и др.) и инверсивное – 60 ФЕ (ангел мой, щенок Петров и др.);

ре же дистантное: прямое – 9 ФЕ (оперные [бродят] мужики, октябрьский [нам готовил] временщик и др.) и инверсивное – 3 ФЕ (кучер [правил в даль] упря мый и др.). Инверсия применяется в качестве средства смыслового выделения:

определение, стоящее после определяемого слова, сразу обращает на себя вни мание, получая большую выразительность. Актуализация прилагательных в со ставе словосочетания с существительным путем перемещения в постпозицию используется для усиления признака, детализирующего, уточняющего воспри нимаемый образ.

В 2.1.2.2. «Варианты расположения компонентов фразеологических единиц модели субстантивного словосочетания» доказывается, что порядок следования компонентов субстантивного словосочетания зависит от особенно стей включения во фразеологическое наименование структурообразующих и структуродополняющих компонентов. Структурообразующими являются два компонента – существительное в именительном падеже, формирующее семы предметности и лица поэтических фразеологизмов и существительное в кос венном падеже, которое организует качественно-характеризующую сему.

Структуродополняющие компоненты включаются в качестве субстантивных или адъективных определений в основную модель («сущ. в им. п. + сущ. в косв.

п.» или «сущ. в косв. п. + сущ. в им. п.»), при этом осложняя ее: «[прил. + сущ. в им. п.] + сущ. в косв. п.», «сущ. в им. п. + [прил. + сущ. в косв. п.]», «[прил. + сущ. в им. п.] + [прил. + сущ. в косв. п.]» и др.

Способы распространения субстантивных компонентов при прямом и при инверсивном порядке следования компонентов следующие: 1) не распростра нены главный и зависимый компоненты (45 ФЕ / 7 ФЕ): дети праха, преемники Петра и дня застрельщик, ночи друг и др.;

2) распространен зависимый компо нент (24 ФЕ / 16 ФЕ): дитя высокой жажды, разбойник небесного клира и арабских песков геометр, беззаботного права истец и др.;

3) распространен главный компонент (7 ФЕ / 4 ФЕ): последний чудный чорт в цвету [сохранена орфография поэтического текста О. Мандельштама. – Н.Г.] и скрепитель доб ровольный трудящихся и др.;

4) распространены главный и зависимый компо ненты (7 ФЕ / 2 ФЕ): молодые любители белозубых стишков, трамвайная ви шенка страшной поры и всех живущих прижизненный друг, мертвых цезарей злые щенки и др. Порядок следования компонентов наименований человека в стихотворениях О. Мандельштама имеет значение не только с точки зрения синтаксических свойств, но и в семантическом плане, так как усиливает смы словую нагрузку индивидуально-авторских фразеологизмов, расширяет их вы разительные возможности.

В 2.2. «Грамматическая характеристика поэтических фразеологиз мов со значением лица» содержится анализ морфологических категорий рода, числа, падежа. Имеющиеся в языковой системе выводы относительно функ ционирования данных категорий в большинстве случаев нашли свое подтвер ждение и на материале поэтических наименований лица в текстах О. Мандель штама. Как и у предметных фразеологизмов в языковой системе, род, число и падеж, устойчиво взаимодействуя, с разных сторон оформляют предметность, одушевленность и лицо, то есть являются выразителями категориального и субкатегориальных значений единиц в стихотворениях поэта.

В 2.2.1. «Категория рода фразеологических наименований человека»

раскрываются выразительные возможности родового значения.

Грамматическая категория рода поэтических фразеологизмов зависит от значения главного компонента-существительного, характеризующегося раз личными семантическими преобразованиями в составе наименований. Чаще всего (151 ФЕ) опорный компонент сохраняет указание на биологический пол, делая категорию рода содержательной, связанной с действительностью (визан тийской славы дочь, имябожцы-мужики и др.). В части случаев (93 ФЕ) глав ный компонент привносит в значение единицы указание на человека вне зави симости от пола (товарищ большеротый мой, человек эпохи Москвошвея и др.).

Большими выразительными возможностями обладают грамматически главные компоненты-неличные существительные, имеющие значение предметности ( ФЕ) и значение «живое существо» (22 ФЕ), метафорические, переносные зна чения которых позволяют им быть опорными в индивидуально-авторских фра зеологизмах О. Мандельштама, характеризовать лиц независимо от их пола:

вчерашнее солнце, невыразимая печаль, цветущий папоротник;

живая ласточ ка, мертвых цезарей злые щенки, посольская лиса и др.

С грамматической точки зрения поэтические фразеологизмы распределе ны по родам неравномерно. Большинство единиц относится к мужскому роду (226 ФЕ), который чаще всего выражен с помощью главного компонента существительного с твердой основой, имеющего нулевое окончание в имени тельном падеже единственного числа: беззаботного права истец, за честь при роды фехтовальщик, наглый школьник и ангел ворующий и др. Существитель ные мужского рода в качестве компонентов используются во фразеологических наименованиях лица как мужского, так и женского пола, так как заключают в себе общее понятие о человеке, обозначают его социальную или профессио нальную принадлежность. Поэтические фразеологизмы женского рода (78 ФЕ) в качестве формального средства выражения грамматической категории рода имеют опорный компонент с окончанием -а (-я) в именительном падеже един ственного числа и чаще всего обозначают лицо женского пола: маленьких дер жательница плеч, мастерица виноватых взоров и др. Формы среднего и обще го рода непродуктивны (16 ФЕ), они используются для обозначения и мужчин, и женщин, а также с целью номинировать совокупность людей независимо от пола: дитя высокой жажды, событий попрошайки и др.

В 2.2.2. «Категория числа фразеологических единиц со значением ли ца» в разнообразии употребления форм категории числа демонстрируется вы ражение смыслового противопоставления раздельного множества и коллектив ной совокупности отдельных лиц в стихотворениях О. Мандельштама.

Функционирование категории числа определяется семантико грамматическими свойствами компонента-существительного, окончания кото рого становятся средством выражения грамматической категории числа. Явля ясь обязательным компонентом фразеологических единиц, бывшее существи тельное обозначает одно лицо (206 ФЕ) или совокупность лиц (114 ФЕ) и упот ребляется в единственном или во множественном числе. Сильной формой чис ла, представленной в большинстве наименований (231 ФЕ), является форма единственного числа, обусловленная субъективным, оценочным, экспрессив ным характером созданных поэтом единиц. Формами единственного числа обо значено чаще всего одно лицо (206 ФЕ: мастер пушечного цеха, начальник ев реев, пахарь войны, посольская лиса, честный предатель и др.) или несколько лиц как собирательное единство (25 ФЕ: наша святая молодежь, сброд тон кошеих вождей и др.). Поэтические фразеологизмы, употребленные в текстах О. Мандельштама во множественном числе, обозначают определенное (67 ФЕ:

глухие вскормленники мрака, европеянки нежные и др.) или неопределенное ( ФЕ: вечные народы, пирующие земляне и др.) раздельное множество лиц.

В 2.2.3. «Категория падежа поэтических фразеологизмов, обозначаю щих человека» устанавливается, что грамматическая категория падежа опре деляется семантико-грамматическими свойствами главного компонента существительного и синтаксической позицией единицы в предложении. В каче стве средств выражения категории падежа выступают флексии главного компо нента и предлоги, оформляющие объектные и обстоятельственные значения.

Поэтические фразеологизмы могут быть реализованы во всех шести па дежных формах, но преобладает форма именительного падежа (226 ФЕ, или 70%), служащая для называния субъекта действия (Я так и знал, кто здесь при сутствовал незримо: / Кошмарный человек читает «Улялюм». / Значенье — суета, и слово — только шум, / Когда фонетика — служанка серафима («Ка мень»;

«Мы напряженного молчанья не выносим…»;

1913) или обозначающая носителя признака (Недоволен стою и тих / Я, создатель миров моих, — / Где искусственны небеса / И хрустальная спит роса («Стихи 1908-1937 годов»;

«Истончается тонкий тлен…»;

1909). Фразеологические единицы, употреблен ные в форме И.п., выражают номинативное значение и реализуются в функции главных (подлежащее, сказуемое), второстепенного (приложение) членов пред ложения, а также в формах вне членов предложения (обращение, именительный представления). Формы косвенных падежей выражают объектные (57 ФЕ: на слаждаюся с нищенкой-подругой), определительные (27 ФЕ: в суть Софокла лесоруба), предикативные (26 ФЕ: Я — непризнанный брат, отщепенец в на родной семье), обстоятельственные (7 ФЕ: лишился за высокое племя людей) отношения.

В третьей главе «Семантическая характеристика поэтических фра зеологизмов со значением лица» фразеологические наименования человека характеризуются с семантической точки зрения: создается семантическая клас сификация фразеологических единиц, анализируются преобразования опорных и зависимых компонентов, выявляется их участие в формировании индивиду ального фразеологического значения. Многоуровневая семантическая класси фикация поэтических фразеологизмов со значением лица в стихотворениях О. Мандельштама включает категориальную, субкатегориальные, подсубкате гориальные, групповые, подгрупповые и индивидуальные семы. Обязательны ми составляющими семантической структуры единиц, обозначающих человека, являются категориальная сема «предметность», субкатегориальные семы «оду шевленность» и «лицо». На следующем уровне семантической структуры ха рактеристика индивидуально-авторских фразеологизмов со значением лица становится более детальной, единицы объединяются в три подсубкатегории:

1) «лицо как производитель деятельности»;

2) «лицо как инициатор отноше ний»;

3) «лицо как носитель состояния». Персонажи в стихотворениях О. Ман дельштама получают определенное наименование в соответствии с характери стикой по роду занятий, трудовой деятельности, по отношению к другим ли цам, к окружающей действительности и по внутреннему, психическому состоя нию. Каждая из подсубкатегорий включает несколько семантических групп, подгрупп, типов.

В 3.1. «Содержание подсубкатегории “лицо как производитель дея тельности” фразеологических наименований человека» определяется состав фразеологизмов (147 ФЕ), характеризующих лицо по различным профессиям, занятиям и отражающих многие сферы деятельности: литературную, культур ную, административную, физическую, военную, религиозную.

В первом пункте этого параграфа описываются поэтические фразеоло гизмы-наименования (35 ФЕ), характеризующие лицо по литературной дея тельности. В текстах О. Мандельштама в данной группе представлены единицы (18 ФЕ), обозначающие зарубежных поэтов и писателей (Ф. Вийон: беззабот ного права истец, любимец мой кровный, наглый школьник и ангел ворующий, разбойник небесного клира, утешительно-грешный певец;

Л. Ариосто: посоль ская лиса, цветущий папоротник и др.);

другая часть поэтических фразеоло гизмов (17 ФЕ) называет русских литераторов (А. Белый: бирюзовый учитель, конькобежец и первенец, писатель-гоголек, собиратель пространства, экзаме ны сдавший птенец;

А. Ахматова: гитана гибкая;

А. Пушкин: вчерашнее солнце и др.). Индивидуально-авторские единицы, созданные О. Мандельштамом, по казывают его отношение к литературной деятельности поэтов и писателей и чаще всего выражают положительную оценку обозначаемых людей.

Во втором пункте параграфа дается анализ поэтических фразеологизмов наименований лиц (33 ФЕ), связанных по роду занятий с культурой, искусст вом. Внутри данной группы можно выделить подгруппы единиц, обозначаю щих человека по таким разновидностям культурной деятельности, как художе ственная, музыкальная, физическая, научно-просветительская.

Семантическая подгруппа индивидуально-авторских фразеологизмов ( ФЕ), характеризующих лицо по художественной деятельности, включает: на именования создателей архитектурных объектов (душа готическая, преемники Петра и др.), представителей изобразительного искусства (великолепный брат и мастер и отец черно-зеленой теми и др.), театральных деятелей (актер корабельщик на палубе мира и др.). Специфической особенностью данных еди ниц является употребление грамматически главного компонента, бывшего лич ного имени существительного, в одних случаях в значении, указывающем на род занятий описываемого лица (актер, корабельщик, столяр, строитель, фо тограф, художник), в других – это переосмысливаемые наименования, форми рующие коннотативную составляющую значения (брат, душа, кукла, мастер, отец, человек).

Семантическая подгруппа поэтических фразеологизмов (11 ФЕ), характе ризующих лицо по музыкальной деятельности, содержит наименования извест ных творческих людей, жизнь и деятельность которых связана с музыкой: ком позиторов, дирижеров, скрипачей, пианистов, певцов. Например, очень экс прессивно О. Мандельштам именует создателей замечательных музыкальных произведений, великих немецких композиторов Л. Бетховена (дивный пешеход, сын фламандца) и И.С. Баха (высокий спорщик, гневный собеседник, несговор чивый старик), итальянскую оперную певицу А. Бозио (живая ласточка), зна менитого российского пианиста Г. Нейгауза (конек-горбунок), солистку Мос ковской филармонии Г.В. Баринову (последний чудный чорт в цвету). В фор мировании семантики важную роль играют именные компоненты, способст вующие созданию атмосферы диалога, дискуссии в стихотворении, непосред ственности беседы, важности этого общения для поэта (собеседник, спорщик, старик);

употребление компонентов-зоонимов (ласточка, конк, горбунок) формирует экспрессивный, запоминающийся образ;

положительная оценка личностных качеств и характеристика деятельности персонажей дается с по мощью переносного значения именных компонентов, первоначально имеющих негативную коннотацию (черт/чорт).

Семантическая подгруппа единиц, связанных по роду занятий с физиче ской культурой, включает наименования лиц (6 ФЕ) – главных героев стихо творений О. Мандельштама «Футбол», «Второй футбол», «Спорт», «Теннис», в которых дается описание спортивной игры как динамического действия. Еди ницы данной подгруппы номинируют сильных и молодых персонажей спортсменов, занимающихся теннисом, футболом, греблей;

физические данные подчеркивают и опорные (дети, девушка, шкипер, спортсмен), и зависимые (юный, молодой, резвая, румяный, веселый) компоненты единиц.

Семантическая подгруппа фразеологизмов (4 ФЕ), характеризующих ли цо по научно-просветительской деятельности, содержит наименования ученых (робкий патриарх, за честь природы фехтовальщик – французский натуралист, Ж.Б. Ламарк, глава и основоположник первой последовательно разработанной теории эволюции живой природы;

свои научные взгляды отстаивал смело, в молодости был военным, за храбрость в боях произведен в офицеры);

изобрета телей (на рыб звукопас – изобретатель, создавший систему звукозаписи для звукового кино) и отражает увлечение поэта идеями прогресса, просвещения, интерес к открытиям, достижениям науки.

В третьем пункте параграфа исследуются поэтические фразеологизмы ( ФЕ), характеризующие лицо по административной деятельности. Семантика данных фразеологических наименований уточняется компонентами значения меньшей степени абстракции, в связи с чем внутри группы выделяются едини цы (16 ФЕ), обозначающие представителей политической и социально экономической власти (казнелюбивые владыки, рыжебородые сардары, сброд тонкошеих вождей, теоретики чужой казны и др.) и фразеологизмы (10 ФЕ), характеризующие обладателей высшей государственной власти. Часть из них называет вождей и чиновников советской страны (кремлевский горец, октябрь ский временщик и др.), другие поэтические фразеологизмы описывают руково дителей и чиновников западных стран (диктатор-выродок, начальник евреев, садовник и палач и др.). Индивидуально-авторские единицы, подчеркивая гра жданскую позицию поэта, показывают его отношение к деятельности чиновни ков и выражают отрицательную оценку обозначаемых лиц. Создание подобной эмоциональной характеристики, наличие негативной коннотации в единицах формируется под влиянием различных факторов: семантических потенций главного и/или зависимого компонентов фразеологизма, семантических воз можностей синтаксических структур, большую роль играет также контекст, в котором употребляется единица.

В четвертом пункте параграфа анализируются поэтические фразеологиз мы (20 ФЕ), обозначающие лицо по физической деятельности. Данные единицы делятся на три семантических подгруппы: характеристика лица по обслужи вающей (12 ФЕ), созидательной (5 ФЕ), торговой (3 ФЕ) деятельности. Мате риалы картотеки подтверждают, что созданные поэтом фразеологические на именования содержат разную коннотацию, зависящую от времени написания стихотворений: положительную, жизнеутверждающую (1908-1920 гг.) и нега тивную, отрицательную (1930-1937 гг.). Лица, занимающиеся обслуживающей деятельностью, поэтом оцениваются различно: поэтические фразеологизмы в ранних текстах обозначают героев, обладающих положительными качествами (голубые судомойки, небесные прачки и др.), в поздних – номинируют мрачных, враждебных, опасных людей (кучер упрямый, чумный председатель и др.). Фра зеологизмы, характеризующие человека по созидательной деятельности, часто содержат ироническую оценку (кузнечных памятников швец, мастер пушечно го цеха и др.). Особенностью формирования значения фразеологических на именований лиц, занимающихся торговой деятельностью, является объедине ние компонентов, содержащих разнонаправленные номинации (булочные гра ции, оперные мужики и др.).

В пятом пункте параграфа выясняется индивидуальное значение фразео логизмов (17 ФЕ), характеризующих лицо по военной деятельности. Среди данных единиц разграничиваются наименования русских и советских военных (10 ФЕ), а также военных западных стран (7 ФЕ). Часть первой подгруппы со ставляют обозначения сотрудников ГПУ (в шинелях с наганами племя пушкино ведов, молодые любители белозубых стишков и др.);

специфической особенно стью фразеологизмов является одновременное распространение главного и за висимого компонентов, многочленная структура позволяет выразить в скрытой форме нужное содержание, актуализировать важную для поэта информацию, влияющую на коннотативную составляющую (чаще отрицательную) значения.

Во второй подгруппе представлены наименования лиц-участников различных исторических событий, военных конфликтов (неизвестный солдат, пирующие земляне и др.).

В шестом пункте параграфа описываются поэтические фразеологизмы ( ФЕ), называющие лиц, деятельность которых связана с религией: дети праха, имябожцы-мужики, смиренник царственный, ставленник последнего собора и др. Фразеологические наименования религиозных деятелей, созданные поэтом, условно делятся на семантические подгруппы в соответствии с убеждениями персонажей-представителей православия, католицизма, протестантизма – ос новных направлений христианства, а также иудаизма –этнической религии и религиозного сектантства (имяславство). Специфической особенностью части данных единиц является употребление грамматически главного компонента, бывшего личного имени существительного в значении, указывающем на род занятий описываемого лица – религиозную деятельность (левит, проповедник, монах, священник).

В 3.2. «Содержание подсубкатегории “лицо как инициатор отноше ний” фразеологических наименований человека» определяется состав инди видуально-авторских фразеологизмов (93 ФЕ), характеризующих человека в разных сферах проявления отношений: в общественной жизни – лицо по отно шению к окружающей действительности;

в частной жизни – лицо по отноше нию к другим людям. В соответствии с этим данная подсубкатегория разделя ется на две группы единиц, характеризующих человека: 1) по общественным отношениям;

2) по личным отношениям.

В первом пункте параграфа раскрывается содержание наименований ( ФЕ), определяющих человека по общественным отношениям. Среди них выде ляются две подгруппы: в состав первой входят 24 единицы (глухие вскормлен ники мрака, народов будущих Иуда, событий попрошайки, сухие листья октяб ря и др.), называющие лиц, которые не принимают окружающую действитель ность, находятся в оппозиции официальной власти и пытаются высказать свою точку зрения, вторая содержит 23 единицы (кулацкий пай, народ-Гомер, чернила и крови смеситель, чесатель колхозного льна, честный предатель, юноши теп личные и др.), обозначающие лиц, которые принимают окружающую действи тельность, внешние обстоятельства такими, как они есть. Специфической осо бенностью части данных наименований является использование бывшего име ни существительного в качестве главного компонента в форме единственного числа, но с собирательным значением, выраженным лексически, содержащимся в основе (исчадье, молодежь, народ, племя, руно, сословье, толпа, чернь, шай ка).

Во втором пункте параграфа анализируются фразеологические наимено вания (46 ФЕ), обозначающие человека по личным отношениям. Данные еди ницы подразделяются на две семантические подгруппы: наименования лиц, имеющих непосредственную связь с лирическим персонажем (36 ФЕ), и фра зеологизмы, описывающие лица, связанные опосредованно с лирическим пер сонажем (10 ФЕ). Единицы первой подгруппы характеризуют людей, находя щихся в различных отношениях с лирическим персонажем: любовных (малень ких держательница плеч, мастерица виноватых взоров и др.), родственных (ангел мой, нищенка-подруга, товарищ большеротый мой и др.), дружеских (дитя высокой жажды, моя нежнолобая, моя оживленная и др.), бытовых (обиженный хозяин, своих салазок государик и заправила и др.). Большинство индивидуально-авторских наименований данной группы называют реальных, исторически известных лиц: С.Н. Андроникова, О.Н. Арбенина, А.А. Ахматова, О.А. Ваксель, Ф.О. Вербловская, Н.Я. Мандельштам, М.С. Петровых, Е.Е. По пова, М.И. Цветаева, Н.Е. Штемпель и др.;

лишь несколько фразеологизмов по священы вымышленным персонажам.

В 3.3. «Содержание подсубкатегории “лицо как носитель состояния” фразеологических наименований человека» объединяются поэтические фра зеологизмы (80 ФЕ), описывающие человека с точки зрения различных внут ренних состояний, которые в совокупности составляют психический склад личности. В данной подсубкатегории выделяются группы единиц, в которых носителями состояния являются: 1) лирический персонаж;

2) персонажи лите ратуры и кино;

3) другие лица.

В первом пункте этого параграфа рассматриваются поэтические фразео логизмы (31 ФЕ), которые являются самоназваниями поэта и характеризуют лирического персонажа О. Мандельштама как носителя определенного состоя ния. Фразеологические автохарактеристики содержат как самоанализ, так и оценку реальной действительности. Индивидуально-авторские наименования лирического персонажа делятся на три подгруппы: первая содержит единицы, оценивающие лирического персонажа как носителя состояния, связанного с оп ределением гражданской, общественной позиции (15 ФЕ: беспартийный боль шевик, дня застрельщик, непризнанный брат, ночи друг, отщепенец в народной семье, трамвайная вишенка страшной поры, человек эпохи Москвошвея и др.);

вторая включает фразеологизмы, характеризующие лирического персонажа как создателя поэтических произведений (10 ФЕ: арабских песков геометр, всех живущих прижизненный друг, несозданных миров отмститель, создатель ми ров моих, чертежник пустыни и др.);

в состав третьей входят наименования, определяющие персонажа как эмоционального человека со сложным внутрен ним, психологическим миром (6 ФЕ: не поклонник радости предвзятой, стремнин осадистых завистник, темная звериная душа, хозяин объятной се мипалатной простоты и др.). Следует отметить, что границы между этими подгруппами очень условны, так как творческое состояние героя тесно связано с эмоциональной, духовной жизнью, а гражданская, общественная позиция по эта перекликается и с поэтическим ремеслом, и с чувствами и эмоциями. Имен ные компоненты данных наименований представляют собой преобразованные личные имена существительные, в свободном употреблении характеризующие человека по политическим взглядам, общественному положению: большевик, застрельщик, каменщик, отщепенец, свидетель;

по роду занятий: геометр, ху дожник, музыкант, создатель, чертежник;

по моральным качествам, внутрен нему состоянию: завистник, хозяин, поклонник, душа.

Во втором пункте параграфа рассматриваются индивидуально-авторские наименования (29 ФЕ), оценивающие персонажей литературы и кино как носи телей состояния. Взаимодействие главных и зависимых компонентов обеспечи вает формирование семантики фразеологических обозначений литературных и кинематографических персонажей, находящихся в определенном состоянии:

положительном (враль плечистый, офицеры последнейшей выточки и др.) или отрицательном (Ванька-ключник, молодчики каленые, северный сноб, соперни ца-злодейка и др.).

В третьем пункте параграфа описываются фразеологические единицы ( ФЕ), обозначающие других лиц как носителей состояния. Данные наименова ния характеризуют персонажей как носителей определенных состояний, они либо вызваны событиями реальной действительности (10 ФЕ: девушки ста реющие в челках, невыразимая печаль и др.), либо возникли под влиянием про изведений искусства (10 ФЕ: зрители-шакалы, низменные святоши, черные души и др.). В формировании семантики важную роль играют зависимые ком поненты, способствующие созданию положительной или отрицательной оцен ки внутреннего состояния лирических персонажей.

Таким образом, все исследованные поэтические фразеологизмы в семан тико-грамматическом отношении принадлежат к классу предметных единиц, дают характеристику человеку, лицу. Это становится возможным в связи с глу бокими преобразованиями на семантическом уровне: становясь компонентами индивидуально-авторских наименований лица, бывшие имена существитель ные, имена прилагательные, причастия, местоимения и другие части речи, имея изначально другое категориальное значение, утрачивают его, проявляют на бо лее низких структурных уровнях, входят в состав новой единицы предметного типа семантики, обладающей целостным фразеологическим значением и номи нирующей человека в стихотворениях О. Мандельштама.

Важнейшим фразообразующим фактором является употребление в каче стве грамматически главного компонента поэтических наименований бывшего имени существительного. Чаще всего опорными компонентами являются лич ные существительные, формирующие категориальное и субкатегориальные значения. Неличные одушевленные и неодушевленные существительные, ста новясь компонентом единиц, создают семантику поэтических фразеологизмов со значением лица на основе переносных метафорических значений. Семанти ческий потенциал слов-компонентов является основой для формирования се мантики окказиональных наименований человека. Семы главных и зависимых компонентов, преобразующихся в составе единиц, обеспечивают создание ин дивидуально-авторских наименований людей. Фразеологические обозначения в поэтических текстах О. Мандельштама отличаются удивительной точностью портрета, контекстуальное окружение усиливает оценочную составляющую значения единиц. Создание определенной эмоциональной характеристики, на личие положительной или отрицательной коннотации во фразеологических но минациях формируется под влиянием различных факторов: семантических по тенций главного и/или зависимого компонентов фразеологизма, семантических возможностей синтаксических структур, большое значение имеют также экста лингвистические факторы.

В Заключении подведены итоги исследования и представлены его пер спективы.

Проведенное комплексное исследование поэтических фразеологизмов со значением лица как окказионального речевого явления, ограниченного сферой стихотворных текстов, позволило выявить категориальные признаки и специ фические особенности данных единиц и дать научное описание структурно грамматических и семантических свойств наименований персонажей в стихо творениях О. Мандельштама.

Результаты исследования реализованы в словаре «Фразеологические на именования человека в стихотворениях О. Мандельштама», содержащем словарных статей, в каждой из которых содержится структурная, грамматиче ская, семантическая характеристика поэтических фразеологизмов;

приводится необходимый культурологический и литературоведческий комментарий, рас крывающий образную основу фразеологических наименований человека.

Перспективным является исследование структурных, грамматических, семантических свойств поэтических фразеологизмов других семантико грамматических классов в творчестве О. Мандельштама с целью создания це лостной фразеологической картины мира данного автора. Предложенная в дис сертационной работе модель семантической классификации в дальнейшем мо жет быть использована в качестве базы для анализа поэтических фразеологиз мов со значением лица в текстах других поэтов.

В Приложении в виде схем (1-4) представлена семантическая характери стика поэтических фразеологизмов со значением лица в стихотворениях О. Мандельштама.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

– публикации в изданиях, рекомендованных ВАК:

Гончарова Н.В. Фразеологические номинации авторского образа в поэзии 1.

О. Мандельштама // Вестник Челябинского государственного педагогиче ского университета. – 2006. – № 5. Часть 3. – С. 152-161.

Гончарова Н.В. Фразеографическое описание единиц со значением лица в 2.

поэтических текстах О. Мандельштама // Проблемы истории, филологии, культуры. – № 2 (24). – Москва-Магнитогорск-Новосибирск, 2009. – С.

815-819.

– справочное издание:

Гончарова Н.В. Фразеологические наименования человека в стихотворени 3.

ях О. Мандельштама: словарь / под ред. Н.Б. Усачевой. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2011. – 248 с.

– другие публикации:

Гончарова Н.В. Фразеология О. Мандельштама // МАПРЯЛ – 2002: Теоре 4.

тические и методические проблемы русского языка как иностранного в на чале XXI века (доклады и сообщения). – Болгария: Велико-Тырново, 2002.

– С. 107-109.

Гончарова Н.В. Фразеологическая подсистема в поэтическом творчестве О.

5.

Мандельштама // Новые горизонты – 2002: IV Зауральский фестиваль науч но-исследовательского, технического и прикладного творчества молодежи и студентов: тез. докл. обл. науч.-практ. конф. – Курган, 2002. – С. 45.

Гончарова Н.В. Предметная фразеологическая картина мира в поэзии 6.

О. Мандельштама // Сб. науч. тр. аспирантов и соискателей КГУ. – Курган:

Изд-во Курганского гос. ун-та, 2004. – С. 50-51.

Гончарова Н.В. Поэтические фразеологизмы со значением цвета в творче 7.

стве О. Мандельштама // Фразеологические чтения памяти Валентины Ан дреевны Лебединской / отв. ред. Н.Б. Усачева. – Курган: Изд-во Курган ского гос. ун-та, 2004. – С. 70-72.

Гончарова Н.В. Фразеологизмы с компонентом «солнце» в стихотворениях 8.

О. Мандельштама // Актуальные проблемы лингвистики: сб. науч. тр. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2004. – С. 23-28.

Гончарова Н.В. О словаре предметной поэтической фразеологии О. Ман 9.

дельштама // Словарное наследие В.П. Жукова и пути развития русской и общей лексикографии (Третьи Жуковские чтения): материалы Междунар.

науч. симпоз. (21-22 мая 2004 г.) / отв. ред. В.И. Макаров. – Великий Нов город: Изд-во НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2004. – С. 355-358.

Гончарова Н.В. Варианты расположения компонентов фразеологических 10.

единиц со значением лица в стихотворной речи О. Мандельштама // Сб.

науч. тр. аспирантов и соискателей КГУ. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2005. – С. 66-68.

Гончарова Н.В. Синтаксические модели двухкомпонентных предметных 11.

фразеологизмов со значением лица в поэзии О. Мандельштама // Актуаль ные проблемы русского языка: материалы регион. конф., посв. 70-летию ЧГПУ / под общ. ред. Л.П. Гашевой. – Челябинск: Юж.-Урал. книж. изд-во, 2005. – С. 86-89.

Гончарова Н.В. Внешняя форма предметных фразеологических единиц со 12.

значением лица в поэзии О. Мандельштама // Фразеологические чтения памяти профессора Валентины Андреевны Лебединской: вып. 2 / отв. ред.

Н.Б. Усачева. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2005. – С. 59-65.

Гончарова Н.В. Семантическая классификация предметных фразеологиз 13.

мов со значением лица в поэтических текстах О. Мандельштама // Инфор мационный потенциал слова и фразеологизма: сб. науч. ст. – Орел: ОГУ, 2005. – С. 311-315.

Гончарова Н.В. Функционирование категории числа предметных фразео 14.

логизмов со значением лица в поэтических текстах О. Мандельштама // Виноградовские чтения: материалы Всерос. науч.-практ. конф. (23-24 но ября 2005 г.). – Тобольск: ТГПИ им. Д.И. Менделеева, 2005. – С. 57-59.

Гончарова Н.В. К вопросу о создании словаря «Поэтические фразеологиз 15.

мы со значением лица в произведениях О. Мандельштама» // Сб. науч. тр.

аспирантов и соискателей КГУ. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2006. – С. 75-77.

Гончарова Н.В., Усачева Н.Б. Содержание понятия «поэтический фразео 16.

логизм» // Фразеологические чтения памяти профессора Валентины Анд реевны Лебединской: вып. 3 / отв. ред. Н.Б. Усачева. – Курган: Изд-во Кур ганского гос. ун-та, 2006. – С. 8-11.

17. Гончарова Н.В. Фразеологические номинации высших государственных деятелей в поэтических текстах О. Мандельштама // Фразеологизм и слово в национально-культурном дискурсе (лингвистический и лингвометодиче ский аспекты): Междунар. науч.-практ. конф., посв. юбилею д.ф.н., проф.

А.М. Мелерович (Кострома, 20-22 марта 2008 г.). – М.: Эллипс, 2008. – С.

301-305.

18. Гончарова Н.В. Фразеологизмы-наименования поэтов и писателей в стихо творениях О. Мандельштама // Актуальные проблемы лингвистики: сб. на уч. тр. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2008. – С. 37-42.

19. Гончарова Н.В. Фразеологические номинации архитекторов в поэтических текстах О. Мандельштама // Фразеологические чтения памяти профессора Валентины Андреевны Лебединской: вып. 4 / отв. ред. Н.Б. Усачева. – Кур ган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2008. – С. 40-43.

20. Гончарова Н.В. Фразеологические наименования возлюбленных в стихо творениях О. Мандельштама // Фразеологизм в тексте и текст во фразеоло гизме (Четвертые Жуковские чтения): материалы Междунар. науч. симпоз.

(4-6 мая 2009 г.) / отв. ред. В.И. Макаров. – Великий Новгород: НовГУ им.

Ярослава Мудрого, 2009. – С. 115-117.

21. Гончарова Н.В. Формирование значения грамматической категории рода фразеологических наименований человека в стихотворениях О. Мандель штама // Вестник Курганского государственного университета. Серия Гу манитарные науки. – 2009. – Вып. 5. – С. 78-80.

22. Гончарова Н.В. Фразеологические наименования музыкантов в стихотво рениях О. Мандельштама // Литературная и диалектная фразеология : ис тория и развитие (Пятые Жуковские чтения): материалы Междунар. науч.

симпоз. к 90-летию со дня рождения Власа Платоновича Жукова: в 2-х т. / сост., отв. ред. В.И. Макаров. – Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2011. – Т. 1. – С. 390-394.

23. Гончарова Н.В. Семантическая характеристика фразеологических наиме нований человека в стихотворениях О. Мандельштама // Фразеологические чтения памяти профессора Валентины Андреевны Лебединской: вып. 5 / отв. ред. Н.Б. Усачева. – Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2011. – С.

84-88.

Наталия Вячеславовна Гончарова Структурно-грамматическая и семантическая характеристика поэтических фразеологизмов со значением лица в стихотворениях О. Мандельштама Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Подписано к печати 29.08.2011 Формат 60*84 1/16 Бумага тип № Печать трафаретная Усл.-печ. л. 1,5 Уч.-изд. л. 1, Заказ Тираж РИЦ Курганского государственного университета 640669, г. Курган, ул. Гоголя, Курганский государственный университет

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.