авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Деривационный потенциал номинаций времен года в динамическом аспекте (на материале русского языка xi – xx вв.)

На правах рукописи

Свечкарева Яна Владимировна

ДЕРИВАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ НОМИНАЦИЙ

ВРЕМЕН ГОДА В ДИНАМИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ

(на материале русского языка XI – XX вв.)

Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Томск – 2007

2

Работа выполнена на кафедре русского языка ГОУ ВПО «Томский государственный университет»

Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент Старикова Галина Николаевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Резанова Зоя Ивановна кандидат филологических наук, доцент Инютина Людмила Александровна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Новосибирский государствен ный университет»

Защита состоится «24» октября 2007 года в часов на заседании диссер тационного совета Д 212.267.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук при ГОУ ВПО «Томский государст венный университет» по адресу 634050, Томск, пр. Ленина,

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Томско го государственного университета.

Автореферат разослан «24» сентября 2007 г.

Учёный секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, профессор Л.А. Захарова Реферируемое диссертационное исследование посвящено изучению деривационного потенциала наименований времен года в письменной исто рии русского языка.

Несмотря на несомненные достижения исторической лексикологии последних лет, создание полного и систематического очерка русской истори ческой лексикологии продолжает оставаться актуальной задачей отечествен ной лингвистики. Для ее решения не менее значимой является разработка проблем диахронного словообразования, поскольку история слова не может быть признана восстановленной полно без исследования реализации его де ривационных потенций [Ф.П. Филин, 1984, В.В. Виноградов, 1953]. Отсутст вие обобщающего труда по историческому словообразованию, а также дери вационного раздела в академических и учебных пособиях по истории русско го языка подтверждает остроту этой проблемы, обозначенной около десяти лет назад: «Не существует ни одного полного или даже претендующего на полноту описания словообразовательной системы какого-либо синхронного среза языка» [Улуханов, 1994: 9].

Тем не менее, в современной лингвистике уже имеется значительное число исследований, выполненных в русле диахронного словообразования.

В них представлены способы и средства образования ряда знаменательных частей речи, главным образом именных [Н.П. Зверковская, 1964, А.К. Соко лова, 1965, Г.А. Николаев, 1997 и др.], некоторых тематических групп в от дельные периоды развития языка [Г.В. Судаков, 1984], рассматривается де ривационная история ряда синонимических (словообразовательная синони мия), омонимических (словообразовательная омонимия) и антонимических (словообразовательная антонимия) образований [Р.Т. Гриб, 1991, А.Н. Тихо нов, 1997, И.В. Ерофеева, 2004 и др.]. Эти работы формируют основы анализа деривационного потенциала слов различных частей речи, изучение которого на диахроническом материале началось наиболее активно в последнее деся тилетие, однако за рамками интересов исследователей продолжает оставаться большой массив лексических единиц, словообразовательная история которых до сих пор еще не исследована.

В данной диссертационной работе за основу анализа берутся четыре словообразовательных гнезда, вершины которых, называя времена года (вес на, лето, осень, зима), принадлежат к древней и стабильной части общесла вянского лексического фонда. Категория времени является одной из значи мых категорий миромоделирования, связывающей бытовой план (времена года и жизнь человека) и космический (время как хронос). История темпо ральных слов в языке отражает специфику становления человеческого созна ния в области овладевания абстрактными понятиями. Это нашло отражение в многотемье и социальной значимости семантики производных, называющих:

сезонные проявления природы (фазовый характер сезонных изменений, тем пературный режим, наименования ветров, осадков), человека и его деятель ность, вещный, бытовой мир (помещения, одежду, еду, болезни), домашних и диких животных, растений, жизнедеятельность которых также напрямую связана с ходом времени, проявляющимся в смене сезонов.

Таким образом, актуальность данного исследования определяется необходимостью решения задач исторической лексикологии и диахронного словообразования на значимом языковом материале, необходимостью разра ботки моделей комплексного описания словообразовательного гнезда (СГ) в диахронии, потребностями науки в регулярном переосмыслении лингвисти ческих теорий в свете возникающих парадигм знаний.

Объектом изучения в диссертации являются производные с корнями -лет-, -зим-, -весн-, осен-.

Предметом данного исследования является деривационный потен циал вершин гнезд и особенности его реализации на разных этапах развития языка.

Источниками для работы, представляющими разные формы нацио нального языка, послужили материалы картотек Словаря древнерусского языка XI – XIV вв., Словаря русского языка XI - XVII вв. // Архив / Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН. – М.;

Словаря русского языка XVIII века, Словаря русских народных говоров // Архив / Институт лингвис тических исследований РАН. – СПб.;



большого количества лексикографиче ских работ, изданных в XIX–XXI веках, а также ряда фольклорных сборни ков.

На их основе была составлена картотека исследования, представлен ная производными с корнями -лет-, -зим-, -весн-, -осен-, всего около номинативных единиц.

Целью настоящей работы является исследование реализации слово образующих возможностей существительных со значением ‘время года’ в письменный период развития языка.

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи:

1. Выявить состав лексики с корнями –лет-, -зим-, -весн-, -осен- в русском языке в период с XI века по настоящее время.

2. Показать динамику словообразовательных гнезд весна, лето, осень, зима с помощью восстановления и анализа их структуры на значимых этапах развития языка, тенденции их развития.

3. Установить круг представлений, связанных с восприятием сезо нов носителями русского языка, выявить характер его зависимости с соста вом дериватов лексико-семантических зон в номинативной сфере гнезд.

4. Определить специфику реализации деривационного потенциала названий времен года в общей системе русского языка и в отдельных лекси ческих подсистемах (современного литературного языка и вершининского говора).

5. Выявить факторы, определившие словообразующую активность вершин гнезд.

Основным методом исследования в диссертации явился метод лин гвистического описания с его приемами сбора, наблюдения, сравнения, ста тистических подсчетов, обобщения и интерпретации. А также метод внут ренней реконструкции языка, позволивший восстановить динамику состава СГнезд и их структур в разные исторические периоды. Сопоставительный метод применялся для сравнения результатов анализа обобщенных гнезд на ционального языка с их конкретной реализацией в системе русского литера турного языка и вершининского говора.

Научная новизна работы заключается в комплексном, многоас пектном анализе словообразовательных гнезд как результата реализации де ривационных потенций их вершин, в формировании методики подобного исследования. Синхронно-диахронный подход к анализу позволил описать динамику реализации деривационного потенциала этого объединения слов и выявить факторы, повлиявшие на его развитие.

Теоретическая значимость работы во многом обусловлена новиз ной проблем, рассматриваемых в диссертационном исследовании. В частно сти, она заключается в уточнении понятия «деривационный потенциал сло ва», в разработке методики описания его реализации в синхронно-диа хронном аспекте, а также в выявлении факторов, влияющих на его развитие.

Практическая значимость диссертации состоит в возможности ис пользования результатов исследования при изучении деривационного по тенциала других слов в синхронно-диахронном аспекте. Основные выводы диссертации могут быть использованы при написании обобщающих трудов по истории лексики, подготовке спецкурсов и спецсеминаров по диахронно му словообразованию, исторической лексикологии, ономасиологии, создании словообразовательных словарей.

Положения, выносимые на защиту:

1. Номинации времен года проявили высокий деривационный по тенциал в письменную историю русского языка. Максимальное увеличение числа производных во всех гнездах произошло в ХХ веке. Наивысшие пока затели темпов его роста относительно предыдущего этапа выявлены для кон ца старорусского периода (XVI-XVII вв.).

2. Степень реализации деривационного потенциала слова индиви дуальна для каждого из названий сезонов. Активнее других в словопроизвод стве на всех выделенных этапах развития языка показало название самого холодного времени года. Более низкие показатели словообразовательной по тенции продемонстрировали слова весна и осень, называющие переходные сезоны.

3. Деривационная история слов весна, лето, осень, зима обнаружи вает их взаимовлияние в порождении дериватов с типовой словообразова тельной и / или семантической структурой. Наибольшее сходство наблюдает ся в развитии СГнезд лето и зима, весна и осень, вершины которых наиболее близки по семантике.

4. Дериваты с корнями –лет-, -зим-, -весн-, -осен- отражают значи тельную по объему номинативную сферу, представленную подсферами «По годные условия сезонов», «Мир человека», «Животный мир» и «Раститель ный мир». Ведущими из них являются две первые. Вербализованное отраже ние связи сущностных свойств мира с ходом сезонного времени в большей степени свойственно диалектному типу национального языка.

5. На развитие деривационного потенциала названий времен года повлиял ряд языковых и экстралингвистических факторов. Значимым из них является актуальная для социума семантика слов, обеспечившая широкий круг представлений и ассоциаций в картине мира сезонного времени.

Апробация работы. Основные положения диссертации получили отражение в докладах на следующих конференциях: Научно-методическая конференция молодых ученых «Актуальные проблемы лингвистики, литера туроведения и журналистики» (Томск, 2003);

XLIII Международная научная студенческая конференция «Студент и научно-технический прогресс» (Ново сибирск, 2005);

Всероссийская научно-практическая конференция молодых ученых «Актуальные проблемы лингвистики, литературоведения и журнали стики» (Томск, 2005);

Международная научная конференция, посвященная юбилею академика МАН ВШ, доктора филологических наук, профессора О.И. Блиновой «Языковые аспекты регионального существования человека»

(Томск, 2006);

Международная научная конференция «В.А. Богородицкий:

Научное наследие и современное языковедение» (Казань, 2007), а также из ложены в 8 публикациях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, за ключения и приложения в виде схем, представляющих развитие лексико семантических зон исследуемых гнезд. Список литературы включает 263 на именования, список источников исследования – 34.

Содержание работы. Во Введении содержится обоснование выбора темы, ее актуальности, указываются объект и предмет исследования, форму лируются его цель и задачи, определяются методы исследования, степень научной новизны, теоретическая и практическая значимость полученных ре зультатов.

Первая глава «Теоретические основы анализа развития дериваци онного потенциала слов в синхронно-диахронном аспекте» включает четыре параграфа. Первый из них посвящен истории становления диахронного сло вообразования, рассмотрению словообразовательных процессов и отноше ний, а также некоторым вопросам семантического словообразования в диа хроническом аспекте.

Теория словообразования оформилась и развивалась в основном как «синхроническая» наука. И хотя уже более тридцати лет назад сказано, что «словообразование по своей сущности исторично» [Трубачев, 1976], по скольку словообразовательные процессы развертываются во времени, в со временной науке основное внимание уделялось описанию фактов словообра зования с синхронных позиций. Изучение теоретических вопросов историче ского словообразования началось с работ В.В. Виноградова и В.М. Маркова и получило свое продолжение в исследованиях Ю.С. Азарх, Н.П. Зверковской, Г.А. Николаева, И.С. Улуханова, В.Н. Хохлачевой, и других ученых. Основ ной задачей диахронного словообразования является «описание историческо го развития словообразовательной системы русского языка» [Историческое словообразование русского языка, 1984: 3]. В русле этой науки созданы рабо ты, посвященные изучению эволюции отдельных словообразовательных под систем [В.В. Силина, 1986;

М.В. Нефедьев, 1994;

Ю.Г. Кадькалов, 1994;

Е.И. Коряковцева, 1998;

О.Ю. Крючкова, 2000;

О.И. Дмитриева, 2003 и др.], лексико-словообразовательных отношений, которые играют большую роль в развитии словообразовательной системы русского языка [В.М. Марков, 1956;





Н.П. Зверковская, 1964;

З.П. Данилова, 1967;

И.В. Ерофеева, 1997, 2004;

К.Б. Бабурина, 2001 и др.].

Анализ изменений словообразовательных процессов и отношений, процессов эволюции конкретных словообразовательных типов и средств, выявление их взаимодействия в разные эпохи и т.п. позволяет представить словообразование как динамический феномен, свидетельствующий о таком важнейшем системообразующем свойстве языка, как антропоцентричность.

В параграфе «Деривационный потенциал слова как языковая ка тегория» излагаются методологические основы описания деривационного потенциала слова. Под деривационным потенциалом слова в работе пони мается его способность к порождению новых единиц. Эта изменяемая вели чина, находящаяся под влиянием как собственно языковых, так и экстралин гвистических факторов. К первым относятся, например, структура слова, его частеречная характеристика, семантика, ко вторым – условия функциониро вания номинативной единицы в лексической системе языка.

Деривационные потенции производящего слова выражаются набо ром его производных. Их образование связано с определенными эпохами, и поэтапное восстановление деривационной истории интересующих исследо вателя лексем способствует выявлению состояния словообразовательной системы языка в отдельные периоды ее развития, демонстрирует реализо ванный деривационный потенциал мотивирующего. Следовательно, дерива ционная активность (появление новых дериватов) на последующем срезе – это и есть словообразующие возможности слова, которые не были проявлены на предыдущем этапе. Это обусловило разноаспектный анализ производных, возникших в разные эпохи развития языка.

В третьем параграфе «Словообразовательное гнездо как ком плексная единица» обосновывается целесообразность изучения дериваци онного потенциала слова в рамках СГ и показаны способы его описания. Вы бор именно этой словообразовательной единицы обусловлен представлением о СГ как результате реализации деривационного потенциала его вершины.

Оно является гиперпарадигмой, включающей в себя весь объем конструктив ных составляющих (СПарадигмы, СЦепочки), в том числе и исходного слова.

Деривационный потенциал вершины гнезда реализуется не только в произ водных словообразовательной парадигмы первого шага деривации, но и в других его производных, составляющих последующие СПарадигмы. Счита ем, что значение вершинного слова гнезда, выполняя организующую роль, продолжается в новых единицах – производных гнезд, значения которых ге нетически связаны с семантикой вершины, что формально выражено общно стью корня всех производных гнезда. При этом роль непосредственного про изводящего в словообразовательной паре значима (на второй и последующих шагах деривации), однако потенциал для наименования задается именно вершиной гнезда, поскольку ее семантика определяет направление после дующей деривации (например, значение ‘время года’ определяет номинацию любых сезонных явлений, реалий действительности, связанных с природны ми изменениями).

Восстановленные для ХХ века СГнезда, включающие в себя произ водные слова всех форм национального языка (обобщенные гнезда), сравни ваются с реальными гнездами весна, лето, осень, зима в современном лите ратурном языке и в подсистеме отдельного говора (вершининского говора Томской области).

В параграфе «Словообразовательное гнездо как отражение фраг мента языковой картины мира (ЯКМ)» СГ представляется как хранитель концептуального знания о мире.

Идея отраженности в словообразовании, связи между сознанием и структурой языка в условиях активного развития когнитивизма в лингвисти ке неоднократно отмечалась современными исследователями [Е.С. Кубряко ва, 1988;

Е.А.Земская, 1994;

Т.И. Вендина, 1998 и др.]. Производное слово, соотносимое с производящим структурой и значением, обусловливает взаи мосвязь предметов, признаков, явлений, действий, ими обозначаемых. Дери ваты именуют различные фрагменты окружающей действительности сквозь призму семантики исходного слова (т.е. общность корня передает «угол зре ния» в отображении объективного мира языковым сознанием).

Каждое СГ формирует номинативное пространство, образуемое се мантикой вершины и его производных. Оно восстанавливается на основе разновременного языкового материала, отражающего различные формы на ционального языка. Его описание раскрывает фрагмент ЯКМ «Времена го да», который является частью общей темпоральной картины мира, отражен ной в языке. Исследование группы гнезд, вершины которых составляют одну ЛСГ, позволяет выявить границы общей номинативной сферы, очерченные кругом представлений и ассоциаций с сезонами, сложившихся в социуме, и элементы ее структуры: подсферы, лексико-семантических зоны (ЛСЗ) [Ры бакова, 2003], микрозоны. Такой анализ помогает определить общие тенден ции развития семантики производных, а значит, служит основой выявления деривационного потенциала исходных слов.

Таким образом, многоаспектность описания СГ обусловлена во мно гом комплексным характером данной единицы, позволяющим рассмотреть производные с позиций структуры и содержания. Синхронно-диахронный подход демонстрирует реальную динамику деривационных процессов, слу жит целям выявления словообразовательного потенциала слова и его реали зации.

Вторая глава «Комплексный анализ гнезд весна, лето, осень, зима»

состоит из двух частей, первая из которых - «Семантический анализ словооб разовательных гнезд» – представляет собой исследование номинативного пространства гнезд, вторая часть – «Анализ структуры словообразовательных гнезд весна, лето, осень, зима» – описывает развитие их структур.

Раздел «Семантический анализ словообразовательных гнезд» от крывается параграфом 1.1 «Исходная семантика вершин гнезд», т.к. имен но исходное значение создает основы для развития семантики слова и опре деляет его деривационный потенциал в дальнейшем.

Этимологические словари показывают изначально широкую семан тику слов, называющих времена года, противопоставленность теплого и хо лодного периодов, отсутствие строгих границ между сезонами. Это же под тверждается лексикологическими исследованиями [Вялкина, 1969].

К началу письменного периода значение ‘сезон’ как один из четырех временных периодов года, привычное для современных людей, уже оформи лось в русском языке. Но у названий самого холодного и самого теплого вре мен года оно не было единственным. Так, лето имело значения ‘год’, ‘время’ (в общем значении), ‘период, продолжительность жизни’, ‘юг’;

зима – ‘се зон’, ‘холод, стужа, мороз’, ‘озноб, лихорадка’, ‘север’. Слова весна и осень оставались моносемантами до XVIII века, когда возникли переносные (об разные) значения ‘юность, молодость’ у слова весна и ‘зрелость’ у слова осень. Безусловно, особенности развития семантики этих слов оказали влия ние на реализацию ими их словообразовательного потенциала. Так, неодно значность слов лето и зима, параллелизм их значений обусловили широкую сеть производных, множественный характер мотивации ряда из них, что яв ляется благодатным материалом для исследования гнезд. Деривационный потенциал слов весна и осень в силу длительной однозначности данных слов изначально слабее, его реализация даже в части соотносимых основных зна чений слов этой группы оказывается неполной.

В параграфе 1.2 «Общая характеристика времен года в ЯКМ че ловека» восстанавливается сформированный в языковом сознании круг представлений, связанный с сезонами. Для этого в работе на первом этапе исследования были привлечены материалы русских пословиц и поговорок, а также ассоциативных словарей и словаря эпитетов, представляющих собой результат обработки широчайшей практики использования интересующих нас слов. Выявлено, что представления о сезонах являют собой своеобразные оценки прагматического и эмотивно-оценочного восприятия окружающего мира человеком. С позиций прагматики периоды годового цикла восприни маются прежде всего как время сезонных работ (Весною час упустишь – го дом не наверстаешь [Русские народные пословицы и поговорки, 1965: 31], Летний день за зимнюю неделю [Русские народные пословицы и поговорки 1965: 73]). К этому же типу оценок относится принципиальное деление вре мени на теплый и холодный периоды при отсутствии строгих границ между сезонами. Так, теплые времена года (весна, лето, осень) предстают как время сезонной деятельности, подготовки человеком себя, животных и подготовки всего природного мира к проживанию зимнего времени (Лето пролежишь, так зимой с сумой побежишь [Русские народные пословицы и поговорки, 1965: 73], Осень торопит – зима не ждет [Русский народный календарь:

пословицы, приметы, обычаи, обряды, имена, 2005: 302]). Большое значение при этом имеют погодные условия, регламентирующие все виды человече ской деятельности.

При общем позитивном восприятии всех сезонов каждый из них имеет и индивидуальные оценки. В частности, лето предстает как особо цен ное время (Два лета в году не бывает [Русские народные пословицы и пого ворки, 1965: 73]), зима – наиболее опасное (Без шубы и валенок и зима без конца [Русские народные пословицы и поговорки, 1965: 47]), осень представ ляется как переходное время, фазы которого резко отличаются друг от друга (В осеннее ненастье семь погод на дворе: сеет, веет, крутит, мутит, рвет, сверху льет, а снизу метет. Осень непогодь несет [Русские народные посло вицы и поговорки, 1965: 156]), а весна осознается как время пробуждения природы (Весной оглобля за ночь травой обрастает [Русские народные по словицы и поговорки, 1965: 31]).

С отрицательными эмоциями связаны представления о холодном пе риоде: зима жестокая, опасная, осень ненастная, тоскливая. Так, эпитет ранняя применяется ко всем наименованиям сезонов, но только зима и осень могут быть названы неурочными и преждевременными. Мертвому времени года противостоят периоды активной жизни. При этом как особая ценность признается летнее время в силу наибольшего объема хозяйственных работ, отсюда – его быстротечность. Поэтому определение затяжная, обозначаю щее несвоевременность ухода сезона, не употребляется только с этим назва нием времени года.

Анализ показал, что прагматические оценки и ассоциативно оценочные представления о сезонах, отраженные в ЯКМ, закреплены и на словообразовательном уровне, что доказывается в следующем параграфе – 1.3 «Структура номинативной сферы «Времена года». Он представлен четырьмя разделами, в которых проводится описание номинативного про странства СГнезд «Времена года», сформированного производными с корня ми весн-, лет-, осен-, зим-. Его структура состоит из четырех подсфер, полу чивших в работе названия «Погодные условия сезонов», «Мир человека», «Животный мир» и «Растительный мир». Все они выделяются уже для на чального этапа письменного периода.

Выделение данных подсфер обусловлено семантикой этих дериватов, которая охватывает значительную часть быта человека, тем самым представ ления о природе, человеке и его деятельности раскрываются сквозь призму сезонов. Указанные подсферы находятся в отношениях взаимодействия и взаимозависимости, вследствие чего такое деление в определенной степени можно считать условным. Ядерное положение из них занимает первая, по скольку именно она определяет жизнедеятельность всего природного мира, составляющими элементами которого предстают люди, животные и растения.

Но так как номинация осуществляется представителями социума, подсфера «Мир человека» занимает центральное место по отношению к другим под сферам и прежде всего – к двум последним. Это доказывается как количест вом единиц, так и набором ЛСЗон в данных объединениях.

Подсферу «Погодные явления сезонов» составляют 386 дериватов.

Их анализ позволил выделить в ее структуре ряд ЛСЗон: «Период сезона»

(182 деривата), «Межсезонье» (63), «Температурный режим» (91), состоящий из двух микрозон: «Тепло / холод», «Ветер, сторона света», а также ЛСЗ «Вода» (50). Наиболее представительной ЛСЗ является первая из них, вклю чающая микрозоны «Весь период сезона» (вёсну-весенски, облето2, зиму зимски, осённа), «Прошлым годом» (осенесь2, зимусь, летось1), «Этим сезо ном» (веснесь, селета, осен`е, зимой,), «Прошлым сезоном» (веснась, лёте, осенень, зимуся) и «Каждый сезон» (ежезимний, ежевеснъ, летами3, есе нясь//). Таким образом, представления о погодных условиях сезонов склады ваются из целого комплекса оценок: его температурного режима (зимненько ‘холодненько’, зимновато ‘холодновато’, отлётье1 ‘тепло после первого осеннего холода’) наличия осадков (весенник2 ‘весенний дождь’, первозимье ‘первый снег’), ветров (вешняк5, летня2, осенник2, зимнух1), состояния воды (весновка1 ‘весеннее вскрытие реки’, осеновка1 ‘осенний ледостав’, осенец ‘лед, замерзший с осени’). Маркируются первые / последние признаки зимы / весны, как наиболее значимые для человека и для его деятельности, быта:

назимки, зазимки ‘первый снег’, подзимье, отзимок4 ‘первый мороз’, позимок ‘весенний снег’, озимки ‘пороша к весне’, озимники, дозимье ‘поздние моро зы’, отзимок1, отзимье ‘весенние холода’. Маркировка фазовости, дробление сезонного времени на значимые временные отрезки заметны и при наимено вании осадков, изменений температуры: зимарь2, зимовик2 ‘холодный ветер’, в`ешник1 ‘теплый весенний ветер’. Называние переходных состояний приро ды демонстрирует неразрывность границ, цикличность, повторяемость годо вого цикла. Представление о временах года как о цикле сезонных изменений выражается в маркировке изменений состояний воды от твердого к жидкому:

отзимок3 (‘холодная вода весной после вскрытия льдов и таяния снегов’) летный4 (‘о талой воде’) летеплый, летепленький (‘тепловатый’ о воде) полетиться, облетниться1, слетнеть (‘стать теплой, согреться’ о воде), об летний3, летный3, летничек3, леть летовать2 (‘сделать воду теплой’) (‘о теплой воде;

теплая вода’), летненький (‘тепленький’).

Самой крупной подсферой является «Мир человека», которую со ставляют ЛСЗоны, называющие деятельность человека (весновать, лето вать, осеновать, зимовать), наименования деятеля (зимович ‘промышленник на тюленя’, весновальщик, весняк6 ‘тот, кто охотится на морских зверей’, по летовщик2 ‘рыбак’, осенник18 ‘сезонный работник на осень’) и его характери стики (зимохвал ‘тот, который хвалит зиму или зимний путь’, зимогор4 ‘гряз ный, оборванный хулиган’), орудия труда (вешняк ‘судно, снаряженное для весеннего промысла’, осенничек12 ‘маленькая лодка для ловли рыбы сетями, которую используют только осенью’) и результаты его деятельности (слетьё, полетина ‘урожай’, веснята ‘снетки весеннего улова’), товарно-денежные отношения в социуме (полеток6, полетка1 ‘плата за летние полевые работы’, осенщ`на4 ‘плата пастуху’, осенина5, осёнка ‘поборы’). Так, производные маркируют различную сезонную работу человека: промысел, охоту (веснов ка3, летняк4, осеновать, отзимовать//, всего – 22 деривата), рыболовство (вешняк9, летница4, осеновка3, зимовка8, всего – 21), сельскохозяйственный труд (весновспашка, полетки6 ‘вспашка земли осенью’, осеновать//, подзимь ‘глубокая осенняя вспашка земли’ – 27 лексем), выполнения наемной работы (весноделить ‘рубить лес’, весновать5 ‘пасти скот на летнем пастбище’, по летовщик1, осенник8, зимогорить1 – 45 слов), и 72 деривата передают семан тику ‘проживать определенный сезон’ (обзиметь2 зимование1, завесновать ся, облетовать), что также предполагает исполнение при этом различного рода работ. При описании бытового вещного мира человека были выделены следующие ЛСЗоны: «Место (проживания, деятельности)» (весняк4, летни ца1, осеновка4, зимовейка1, зимовье2), «Одежда» (летничек1, осенник7, подзи мок6, подзимье4), «Продукты питания» (вешно, зимуха), «Дорога» (вешняк1, летняк1, зимняг) и «Болезни» (вешника, осеннуха, зимница4).

Таким образом, на уровне деривации проявляется теснейшая связь социального мира с сезонными изменениями в природе. Сама маркировка актуальных видов деятельности людей с помощью слов с корнями, назы вающими времена года, демонстрирует определяющую значимость сезонных проявлений и прямую зависимость от них условий жизнедеятельности и про дуктов человеческого труда. Именование деятеля, его занятий, окружающего человека вещного мира осуществляется под влиянием времени сезона, для которого оказываются значимыми, актуальными названные моменты. При этом в большинстве ЛСЗон наиболее представительными оказываются про изводные с корнем зим-, что свидетельствует об особом восприятии самого сурового времени года.

Лексика подсфер «Животный мир» и «Растительный мир» дополняет представления о сезонах в языковой картине мира человека, поскольку ис следуемые производные обнаруживают тесную связь обозначающих ими денотатов с сезонными явлениями и хозяйственной деятельностью человека, также зависящих от цикличного характера хода времени.

Так, подсфера «Животный мир» (254 деривата) представлена ЛСЗо нами «Животные» (167), «Продукты переработки» (вешнига1, летнина3, зим нина5 ‘шерсть’, осенчак1 ‘шкура оленя, убитого осенью’, подзимье3 ‘осенняя шкура зайца’, всего – 23), «Место обитания» (зимовье// ‘место, где зимуют рыбы’, зимовник// ‘помещение для зимовки пчел’, зимовище2 ‘помещение для содержания домашних животных’, лет`овище1 ‘летнее пастбище’, всего - 64).

Человек подвергает номинации практически всех домашних животных (лет ничка ‘корова’, весенник ‘жеребенок’, осенч`уки (мн.) ‘поздние осенние цып лята’, зимник9 ‘поросенок’, весенчук, осенчук ‘ягненок’, осёнышб) ‘котенок’, первосёночек ‘щенок, достигший осенью полгода’) и некоторых диких (осен чак ‘ловчая птица’, зимородок ‘птица, выводящая потомство зимой’, селе ток2 ‘годовалый щуренок’, летник19 ‘маленький окунь’, сеголеток2 ‘волчок’, осенч`ук3 ‘медведь, которого ловят осенью’, вешник3 ‘песец’). При наимено вании животных отмечается сезон их рождения, взросления, особенности поведения в разное время года. В основном, именуются молодые животные:

до года (66) или годовалые (35) – с помощью дериватов всех четырех гнезд.

Но маркировка животных старше года осуществляется только с помощью корней осен- (осенный (зверь) ‘матерый, старый, проживший несколько осе ней’, осенчакъ ‘ловчая птица, пойманная в осень, взрослая’) и лет- (селетка2, селётка2 ‘молодая необъезженная лошадь 2-х – 3-х лет’, залетошний2 ‘в воз расте более одного года’, летоходец, летоходок ‘бычок по второму году’, летошница ‘двухлетняя телка’, всего - 8).

Прагматическое отношение человека к животному миру при наиме новании выражается в маркировке детенышей, поскольку именно они тре буют дополнительного внимания, а также в производстве дериватов, отра жающих поведение животных, птиц, рыб. Так, наименование может быть осуществлено по первому действию животного, говорящему о его взросле нии. Это названия первотельной коровы (п`ервосина, п`ервосинка), молодой курицы-несушки (селеточка), а также наименование охотничьего пса, кото рого берут на охоту в первую осень (первосёнок). Язык также фиксирует вы падающие из поведенческого стандарта действия животных - зимовик// ‘улей пчел, зимующий на ветру’, зимушка6 ‘мелкая птица, зимующая на крайнем севере’.

Подсферу «Растительный мир» (203 производных) составляют две ЛСЗоны: «Растения» (152) и «Заготовленное за сезон» (наименования сена (осенец1, осенина3, осенок), дров (облетник, облетовик), леса (веснодель), пеньки (вешняк//, зимняк//), всего 51 дериват). При номинации растений ока зывается значимым время их использования (вешнига2 ‘перезимовавшая брусника, которую собирают весной’, зиминка ‘яблоки стойких сортов’, все го – 21), время роста (весень ‘первые цветы’, летин`а1 ‘ботва’, осенчук8 астра альпийская’ – 60 слов) и посева (зимак1, подзимок3, подзимь1, озимя (‘озимый хлеб’), вешняя ‘яровой хлеб’ – 48 производных). Маркируются также значе ния ‘простоять / выдержать весь сезон’ (залетовать ‘простоять все лето’, обосенеть2 ‘потерять свежесть в случае долгого стояния / роста’, овешнять ‘стать дряблым к весне, прорасти’) и все то, что выпадает из ожидаемого стандарта произрастания: В соснеке есь зимовник, зимой листья не опадают с ево, от почек пьют [Коновалова, 2000: 92]. Особенно это заметно в фор мальной структуре таких дериватов, как зимоцвет ‘растение полынь цвет ная’, зимоцветка ‘комнатное растение, цветет зимой и летом’. В наименова ниях комнатных растений, цветущих зимой и летом, могут соединяться осно вы зим- и лет-: зимолетка, зима-лето.

Таким образом, на словообразовательном уровне отражаются праг матическое и эмоционально-оценочное восприятие сезонного хода времени.

В частности, на уровне деривации проявляется теснейшая связь социального мира с сезонными изменениями в природе. Интересно, что дериваты, образо ванные с помощью корней, называющих времена года, могут указывать на время рождения человека (осенчук2) и могут касаться места хранения тела человека после его смерти (летник22 ‘изба за селом с погребом-моргом’). На похоронах использовалась хвоя для посыпки пути покойнику, которая име новалась с помощью корня весн- (вешняк//). Это указывает на связь представ лений о цикличности человеческой жизни и космического времени в целом, о «вписанности» человеческой жизни в природный мир, при этом важную роль играет понимание человеком повторяемости всего сущего, что и отражается в языке.

Эмоционально-оценочное восприятие сезонов также отражено в производных гнезд: летечко, зимища и др. Так, лето, как самое теплое время года, представляется как дружественная пора, маркируется удача (слетье ‘удача в каком-либо деле’), клад (полетье2), отдых (слетье9 ‘отдых, пере дышка, перерыв’). Зимние дни ассоциируются, наоборот, с черными, нерадо стными днями в жизни человека (позимки ‘черные дни’), сама зима соотно сится со старостью (зима//. ‘старость’, зимний// ‘старый, старческий’). С зим ним временем связывается бедность, безработица, бездомность, «неправиль ное» поведение (зимогорить2 ‘бродяжничать’, назимогорить ‘набедоку рить’). Деревенский уклад и быт, сам крестьянин могут восприниматься как нечто неразвитое, некультурное (зимовьё ‘о малокультурном, неразвитом человеке, деревенщина’, по-зимовному ‘по-старому, по-деревенски’).

В параграфе 1.4 «Динамика развитий лексико-семантических зон номинативной сферы «Времена года» в истории языка» обобщаются ре зультаты исследования ЛСЗон гнезд и более частных микрозон в истории языка. Как правило, сначала семантическую нишу занимали дериваты с од ним (или двумя) из указанных корней, в процессе развития языка эта ниша заполнялась и словами с другими корнями, поскольку наполнение ЛСЗон происходит по принципу аналогии как с помощью дериватов с однотипными словообразовательными средствами, так и с различными. Так, в период XI– XIII вв в гнезде лето в значении ‘год’ существовало слово летось ‘в этом году’, а в гнезде зима имелся дериват зимусь, означавший ‘в прошлую зиму’.

Вероятно, это послужило толчком для образования в период XIV–XV вв. от производящего лето ‘самое теплое время года’ слова летось// в значении ‘прошлым сезоном, летом’. В следующем периоде образуются дериваты вес нусь, веснось с таким же значением. Появление подобного производного в гнезде осень происходит в XIX веке. Возникновение микрозоны «Прошлым годом» связано со словом летось ‘в прошлом году’, возникшим в период XVI-XVII вв, а к XX веку в этой микрозоне появляются дериваты осенесь2 и зимусь2 с тем же значением.

Такое взаимовлияние дериватов разных гнезд друг на друга оказыва ет непосредственное воздействие на развитие деривационного потенциала каждого гнезда. Общая характеристика развития ЛСЗон представлена в При ложении.

В параграфе 1.5 «Характеристика номинативной сферы «Времена года» в отдельных языковых подсистемах» раскрывается реализация сло вообразовательного потенциала слов весна, лето, осень, зима в кодифициро ванной форме национального языка и в вершининском говоре, которая дале ка от той полноты и многообразия, картина чего представлена в предыдущих разделах. Так, деривационный потенциал слов весна, лето, осень, зима в русском литературном языке реализован в целом всего лишь на 9% (94 сло ва), причем неравномерно для разных гнезд, а для вершининского говора – на 5% (54).

Сравнение результатов анализа ЛСЗон в системе литературного язы ка и в лексической системе одного говора (конкретная реализация) с ЛСЗо нами в обобщенных реконструируемых СГнездах весна, лето, осень, зима, демонстрирует фактическую реализацию потенций слов в конкретных усло виях бытования языковых подсистем на фоне данных о максимально воз можном ее проявлении. В обоих проанализированных случаях производные гнезд отражают все ранее выделенные четыре номинативные подсферы, что может служить дополнительным показателем их универсальности для иссле дуемой номинативной сферы «Времена года», наряду с выявленным кругом представлений о сезонах.

Языковой материал свидетельствует об изменении восприятия сезо нов в современной ЯКМ городского человека. Житель урбанизированного мира оторван от сельскохозяйственных работ, поэтому из современного рус ского литературного языка исчезли такие слова, как весновать, осеневать, летовщик ‘промышленник’ и многие другие. Картина мира для большинства горожан видится совершенно иной: лето – пора отпусков, отдыха;

все ос тальное время года считается рабочим (например, учебный год). Однако сло ва с данными корнями не исчерпали заложенного в них потенциала. Образу ются новые слова, в частности, появилось слово летник, не отмеченное сло варями, имеющее значение ‘кафе под открытым небом, открываемое на теп лый период года’. («Я сейчас не работаю – летник закрыли»), зимник4 ‘дач ник, зимующий за городом’, веснушчатость ‘отвл. сущ. по знач. прил.: вес нушчатый’, а также специальная лексика: озимопшеничный, слабозимне стойкий, среднезимнестойкий, отмеченные в Словообразовательном словаре под ред. А.Н. Тихонова (М., 1985).

Таким образом, единицы четырех СГнезд объединяются по сферам именования ими того, что окружает человека и являет собой ценность для его жизни. Человеческие представления о каждом из сезонов различны, они формируются в процессе жизни под влиянием природных закономерностей и аномалий и закрепляются в сознании в виде ассоциативных рядов и полей. И, как показывает наш материал, набор представлений о временах года корре лирует с составом дериватов гнезд: с одной стороны, определяется ими, с другой – определяет их.

Во втором разделе второй главы «Анализ структуры словообразо вательных гнезд весна, лето, осень, зима» описываются восстановленные по данным словарей СГнезда с данными вершинами с целью выявления их деривационной активности на разных этапах развития языка. Исследование велось по определенной схеме описания, позволившей наиболее полно рас крыть развитие деривационного потенциала на значимых этапах функциони рования языка. Оно включает:

1) выявление состава производных в гнездах и его поэтапной дина мики;

2) частеречная характеристика производных гнезд, определение сте пени деривационной активности частей речи в образовании слов на разных ступенях деривации;

3) анализ структуры гнезд, ее комплексных единиц – Сцепочек, СПа радигм (их изменение, усложнение, упрощение);

4) выявление дериватов с типовой структурой;

5) рассмотрение лакун, которые могут быть реализованы в данных гнездах.

Эти шаги анализа преследуют цель выявить факторы, влияющие на реализацию деривационного потенциала вершин гнезд.

Анализ позволил показать развитие СГнезд в истории языка, услож нение их структуры, увеличение числа дериватов, а также определить мощ ность гнезд. Так, на протяжении всей письменной истории языка СГ зима реализовывало свой деривационный потенциал в большей степени, чем дру гие гнезда (табл. 1).

Таблица № XI – XIV – XVI – XVIII в. XIX в. XX в.

XIII вв. XV вв. XVII вв.

Весна 2 6 53 64 95 Лето 7 16 63 81 135 Осень 4 4 12 15 37 Зима 18 30 78 102 171 Всего 31 56 206 262 438 Установление деривационных закономерностей – важное звено ана лиза, которое помогает проследить взаимовлияние гнезд друг на друга. Оно может выражаться в развитии деривационного потенциала прежде всего тех гнезд, усложнение структуры которых идет медленными темпами. Поэтому для каждого языкового среза было составлено типовое словообразовательное гнездо [Алешина, 1997], демонстрирующее общий потенциал слов одной те мы (наименования времен года), а также индивидуальные характеристики гнезд. Это стало возможным благодаря анализу параллельных дериватов (единицы разных гнезд), которые могут быть двух типов:

a) совпадающие по структуре и значению;

b) совпадающие по структуре и ЛСЗоне, в которую входят исследуе мые слова.

Примером первого типа могут служить слова зимняк и вешняк ‘се зонная дорога’, примером второго – подосёнок ‘гриб подосиновик’ и подзи мок3 ‘первая весенняя трава’ (ЛСЗ ‘Растения’). В гнездах обнаруживаются дериваты, совпадающие по структуре, но имеющие различные значения. Та кие слова признаются как индивидуальные образования одного гнезда, кото рые выявляют лакуны для других гнезд. Например, в СГнездах XIX века зафиксированы вешница1 ‘весенний разлив вод’, зимница ‘помещение, ис пользуемое в зимнее время’. В ХХ веке ко второму деривату образовалась параллель летница ‘помещение, используемое в летнее время’, а первое сло во сохранило свой статус индивидуального деривата гнезда весна.

Выявление типовых образований позволило составить типовое СГ на каждом исследуемом этапе. Наибольшую мощность оно имело в ХХ веке.

Его структура представлена на примере СГ зима:

зима зимний зимнина по-зимнему зимница зимник зимняк зимный зимовать зимовка зиму-зимски зимусь зимуся сезиму В параграфе «Анализ группы гнезд в лексической системе лите ратурного языка и говора» показана специфика реализации деривационно го потенциала названий сезонов в отдельных языковых системах. Она прояв ляется в ряде показателей, в числе которых доля СГнезд в общей сумме дери ватов с названными корнями (иначе выраженная мощность гнезд) (табл. 2)1:

Таблица № Тип СГ Словообразовательные гнезда Весна Лето Осень Зима Обобщенного 20,6 30,6 17,4 31, типа (ОТ) Литературный 22,3 8,5 8,5 60, язык (ЛЯ) Вершининский 22,2 22,2 9,3 46, говор (ВГ) Так, язык демонстрирует более низкие потенции слов, называющих переходное время от холода и теплу и от тепла к холоду. При этом словопо Все показатели выражаются в процентах.

рождающие возможности у пар лето - зима, весна – осень практически рав ны. В говоре же и литературном языке (что особенно заметно) картина иная:

реализация потенций зимы превышает показатели слов с другими корнями.

Здесь же наблюдается сходство показателей (до полного совпадения) дерива ционной активности слов весна и лето - в говоре и слов лето и осень - в ли тературном языке.

В параграфе «Тенденции развития деривационного потенциала слов весна, лето, осень, зима» описываются особенности реализации слово образующих возможностей каждой вершины четырех гнезд, тенденции этих изменений.

На протяжении письменной истории, от периода к периоду, все СГнезда увеличивали свою мощность, усложняли структуру. Если принять за единицу количество дериватов на каждом из выделяемых в исследовании этапов развития гнезд, коэффициенты их роста, проявляющегося на следую щем временном срезе, будут равны (табл. 3):

Таблица № Периоды СГнезда XIV – XV XVI – XVII XVIII XIX XX Весна 3,0 9 1,2 1,5 2, Лето 2,3 4,0 1,3 1,7 2, Осень 1 3,0 1,2 2,6 5, Зима 1,7 2,6 1,3 1,7 2, В среднем 1,8 3,7 1,3 1,7 2, Таблица №3 показывает замедление темпов образования дериватов с корнями весн-, лет-, осен-, зим- в XVIII в. Это может быть объяснено непол нотой источников данного периода, но может и отражать приближенные к истине состояние языка, в котором наиболее бурное развитие проявилось в области литературной терминологии, слабо представленной в интересующей нас группе. С этого же периода наблюдаются равномерные темпы роста всех гнезд, кроме осень: изначально отстававшее в своем развитии от других СГнезд, оно начинает развиваться более активно к XIX веку.

По языковым данным, на протяжении длительного времени сохраня лась оппозиция теплого времени (весна, лето, осень) и холодного (зима), про являющаяся в количестве дериватов, ср.: в XI–XIII вв. соотношение произ водных составляет 13:18 (второй показатель – количество дериватов с корнем «зим-»);

в XIV – XV вв – 26:30. Это соотношение нарушается с XVI–XVII вв., когда число дериватов с корнем «весн-» возрастает за счет продуктивности глагола (весновать) и существительных на второй и третьей ступени дерива ции. В современном русском литературном языке такой оппозиции не сохра няется, тогда как в лексической системе вершининского говора она представ лена соотношением: 29:25 (как это было до XVI века). Вероятно, это связано изменением языковой картины мира городского человека, вследствие чего из литературного языка ушли многие слова с корнями «весн-», «лет-», «осен-».

В свою очередь, в картине мира диалектоносителя по-прежнему присутствует представление о временах года как оппозиции теплого времени и холодного, поскольку оно диктуется зависимостью человека от природных сезонных условий.

Наиболее представительны в гнездах СПарадигмы первого ДШага, кодериваты которых мотивированы непосредственно названиями сезонов. На последующих словообразовательных ступенях в гнездах весна (до XX века) и зима наибольшей деривационной активностью обладают глаголы (образуют наибольшее количество производных). В XX веке в гнездах весна – лето – осень этим свойством характеризуются прилагательные.

От периода к периоду растет число типовых образований в СГнездах, что дает основания говорить об их взаимовлиянии на реализацию дериваци онного потенциала исходных слов. Наибольший параллелизм в дериватах демонстрируют гнезда лето и зима, менее он выражен в корреляции гнезд весна и зима. Реже других в типовых рядах присутствуют производные с корнем осен-. В изменении структуры и количественном росте состава дери ватов наблюдается сходство развития СГнезд лето и зима, весна и осень. Так, в ХХ веке мощность обобщенных гнезд составила 323 и 331, 218 и 184 – со ответственно. Названные пары отражают дихотомию сезонов, исходная про тивопоставленность производящих продолжается в производных, что ведет к аналогичному строению этих гнезд. Таким образом, антонимия вершин слу жит активизации процессов словопроизводства в СГнездах.

На протяжении письменной истории в гнездах весна, лето, осень, зима подавляющее число дериватов – существительные, называющие пред метные, бытийные проявления сезонов. Соотносимое по количеству образо вание существительных и прилагательных наблюдалось только в СГ лето в период с XVI до XIX в.

В Заключении подведены итоги проведенного исследования, опре делены факторы, повлиявшие на развитие деривационного потенциала ис следуемых слов. Среди них можно выделить собственно языковые и социо лингвистические. К языковым факторам относятся следующие: исследуемые слова непроизводные, двусложные, принадлежат к одной из самых продук тивных частей речи – существительному, что является благоприятными ус ловиями для развития деривационных способностей слов. Частеречная на полняемость гнезд также влияет на то, как будет реализован деривационный потенциал. Особо значимым оказывается присутствие в гнезде на первой сту пени деривации глагола и прилагательных.

Представляется важным и факт вхождения слов-вершин в единую, закрытую и небольшую по составу, тематическую группу, в которой исход ные слова (и их производные) создают семантические дихотомии. Под влия нием дериватов с актуальной семантикой и продуктивными СТипами одного гнезда появляются производные с подобной структурой и значением в дру гом гнезде. Так, в ходе исследования было выявлено увеличение числа па раллельных производных: в XI–XIII вв. это 3 модели дериватов, в XIV – XV – 6, в XVI–XVII – 16, в XVIII – 25, в XIX – 44, в XX – 69 моделей.

Важнейшим социолингвистическим фактором является исходная семантика, значимость которой подчеркивается богатейшим набором разно образных представлений и ассоциаций человека, определяемых многознач ной семантикой непроизводного слова СГ.

Диалектный характер бытования большей части слов с данными корнями свидетельствует о значимости такого экстралингвистического фак тора, как обширность территории страны, разнообразие географических зон, определяющих специфику хозяйствования в них. Условия жизни, в свою очередь, определяют достаточно высокую востребованность деривационных потенций номинаций сезонов. А их реализация будет зависеть как от общего набора словообразовательных средств языка в целом, так и от конкретных лексических подсистем отдельных говоров и условий их бытования.

Таким образом, динамика деривационного потенциала лексем, осо бенности его реализации на разных этапах развития языка, в различных лек сических подсистемах обеспечивается целым рядом факторов. Их исследова ние способствует восстановлению истории отдельных слов, что служит це лям создания обобщающего труда по истории формирования лексического фонда языка.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях:

1. Шестерова Я.В. Словообразовательные гнезда с вершинами «ле то» – «зима»: диахронический аспект // Актуальные проблемы лингвистики, литературоведения и журналистики. Материалы научно-методической кон ференции молодых ученых. 12–13 апреля 2003 г. – Томск, 2003. – С. 284–286.

2. Шестерова Я.В. Отражение языковой модели времен года в про изводных с корнями «весн-», «лет-», «зим-», «осен-» (на материале Словаря живого великорусского языка В.И. Даля) // Картина мира: язык, литература, культура. Сборник научных статей. – Бийск, 2005 – С. 223–227.

3. Шестерова Я.В. Наименования животных с корнями «лет-», «зим » в русском языке XX века // Материалы XLIII Международной научной сту денческой конференции «Студент и научно-технический прогресс». Языко знание. – Новосибирск, 2005 – С. 11 – 13.

4. Шестерова Я.В. Отражение языковой картины мира в производ ных гнездах с вершинами «весн-», «лет-», «зим-», «осен-» (XVI – XVII вв.) // Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения. Материалы VI Все российской научно-практической конференции молодых ученых. 22–23 ап реля 2005 г. Вып. 6, ч.I: Лингвистика. – Томск, 2005. – С. 118 – 121.

5. Шестерова Я.В. Типовая словообразовательная парадигма и ее реализация в лексической системе одного говора (На материале словообразо вательных гнезд зим(а), весн(а), лет(о), осень) // Актуальные проблемы руси стики. Вып. 3: Языковые аспекты регионального существования человека:

Материалы Международной научной конференции, посвященной юбилею академика МАН ВШ, доктора филологических наук, профессора О.И. Блино вой // Отв. ред. Т.А. Демешкина. – Томск: Томский государственный универ ситет, 2006. – С. 567–574.

6. Шестерова Я.В. Словообразовательное гнездо: Аспекты диахрон ного изучения // Вестник Томского государственного университета. Бюлле тень оперативной научной информации. 2006. № 74. Июнь. – Томск, 2006. – С. 76–81.

7. Свечкарева (Шестерова) Я.В. О деривационном потенциале слова как языковой категории // Вестник Томского государственного университета.

Бюллетень оперативной научной информации. 2006. № 111. Декабрь. – Томск, 2006. – С. 78–82.

8. Свечкарева (Шестерова) Я.В. О комплексном изучении словооб разовательных гнезд // В.А. Богородицкий: Научное наследие и современное языковедение: Труды и материалы междунар. науч. конф. (Казань, 4–7 мая 2007 г.). Т.2: Сравнительно-историческое языкознание. Сопоставительное языкознание. Фонетика и фонология. Морфемика, словообразование. Лин гводидактика / под общ. ред. К.Р. Галиуллина, Г.А. Николаева. – Казань: Ка зан. гос. ун-т им. В.И. Ульянова-Ленина, 2007. – С. 212–214.

Издательство «В-Спектр»

ИНН/КПП 7017129340/701701001, ОГРН Подписано к печати 20.09.2007.

Формат 60841/16. Печать трафаретная.

Бумага офсетная. Гарнитура «Times New Roman».

Печ. л. 1,25. Тираж 100 экз. Заказ 69.

634055, г. Томск, пр. Академический, 13-24, тел. 49-09-91.

Е-mail: bmwm@list.ru

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.