авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Конструирование речевой маски в игровом дискурсе (на материале видеотекстов юмористических выступлений)

На правах рукописи

Кукс Анна Викторовна

КОНСТРУИРОВАНИЕ РЕЧЕВОЙ МАСКИ

В ИГРОВОМ ДИСКУРСЕ

(на материале видеотекстов юмористических выступлений)

Специальность 10.02.01 – Русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Томск-2010

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Новосибирский государствен ный технический университет» на кафедре филологии кандидат филологических наук, доцент

Научный руководитель:

Мандрикова Галина Михайловна доктор филологических наук, доцент

Официальные оппоненты:

Петрунина Светлана Петровна кандидат филологических наук, доцент Нестерова Наталья Георгиевна государственное образовательное уч

Ведущая организация:

реждение высшего профессионального образования «Государственный институт русского языка имени А.С. Пушкина»

Защита состоится 16 июня 2010 г. в часов на заседании диссерта ционного совета Д 212.267.05 при Томском государственном университете по адресу: г. Томск, пр. Ленина, 36, корпус 3.

Отзывы направляются по адресу: 634050, г. Томск, пр. Ленина, 36.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Томского государственного университета.

Автореферат разослан « » мая 2010 г.

Учёный секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, профессор Л. А. Захарова

Общая характеристика работы

Диссертация посвящена анализу феномена речевой маски в игровом дискурсе юмористического выступления. Организующим началом игрово го дискурса является homo ludens («человек играющий» Й. Хейзинги) – креативная языковая личность, для которой игра, как правило, связана с преображением: выбором, созданием и представлением некоторого рече вого образа. Одной из разновидностей речевого образа является речевая маска - намеренно созданный ситуативный чужой речевой образ, который характеризуется узнаваемостью. Речевая маска всегда создается с опорой на некий образец – прототип, который должен быть знаком адресату, вы зывать представление об известном ему характере или типе. Для конст руирования речевой маски могут использоваться разноплановые средства:

помимо собственно языковых средств (фонетических, грамматических, лексико-синтаксических), речевая маска создается посредством обраще ния к определенным понятиям, суждениям, ценностям, речевым стратеги ям и тактикам, коммуникативным ходам и т. д.

Актуальность диссертационного исследования определяется сле дующими причинами.

Исследование выполнено в рамках коммуникативного подхода, ак тивно развивающимся направлением которого является теория дискурса.

Вопросы, связанные с теорией дискурса и практикой дискурсивного ана лиза, относятся к одним из наиболее актуальных вопросов современной лингвистики. Теория дискурса (Н. Д. Арутюнова, Т. А. ван Дейк, В. И. Карасик, М. Л. Макаров, К. Ф. Седов и др.) предполагает рассмотре ние текста в динамическом аспекте, с учетом его структурных и экстра лингвистических характеристик, на основании которых выделяются и описываются разнообразные типы дискурса, в том числе - игровой дис курс. Изучение данного типа дискурса представляет особый интерес в условиях современной языковой ситуации, в которой возрастает значи мость и расширяется сфера игрового общения. Несмотря на очевидный интерес лингвистов к игровому дискурсу (И. В. Азеева, В. Г. Борботько, Т. А. Гридина, С. В. Доронина, В. И. Карасик, С. Д. Левина, М. С. Петренко), по-прежнему не существует его общепринятого понима ния, не определены его специфические характеристики и разновидности.

Недостаточная изученность игрового дискурса объясняется сложностью определения критериев для его выделения, размытостью его границ, что обусловлено многомерностью и универсальностью самого феномена иг ры. Между тем, необходимость изучения данного типа дискурса опреде ляется значимостью игрового аспекта в современной коммуникации.

Актуальность определяется также тем, что лингвокреативная дея тельность языковой личности становится предметом активного изучения в лингвистике, о чем свидетельствует непрекращающийся рост числа работ, посвященных языковой игре (Ю. Д. Апресян, И. Н. Горелов, В. П. Григорьев, Т. А. Гридина, В. З. Демьянков, Е. А. Земская, Е. С. Кубрякова, С. Ж. Нухов, В. З. Санников, Л. И. Сапогова, К. Ф. Седов), речевому имиджу (О. С. Иссерс, М. А. Канчер, Ж. В. Караганова, А. В. Олянич, Е. В. Осетрова и др.), самопрезентации (О. С. Иссерс, А. В. Олянич, И. С. Черкасова и др.) и т. п. Интерес лин гвистов к изучению различных аспектов творческой деятельности языко вой личности обусловлен тем, что в современной языковой ситуации воз растает стремление говорящего к самовыражению, самопрезентации, ре чевому перевоплощению, особенно в рамках публичной коммуникации.

Одним из наиболее ярких проявлений такого рода творческой деятельно сти языковой личности, связанной с изменением ее речевого облика, явля ется создание речевой маски.

Речевая маска - это одно из понятий, которое появилось в языкозна нии сравнительно недавно и не обрело еще строгой терминологической определенности: не существует общепринятой трактовки этого термина, не обозначена область его функционирования, недостаточно изучен про цесс конструирования речевой маски, не разработана типология речевых масок. Однако, несмотря на существующие разногласия, во всех лингвис тических исследованиях (Е. Ю. Геймбух, Е. А. Земская, Ю. В. Ковалев, Е. Я. Шмелева и А. Д. Шмелев, М. В. Шпильман и др.) речевая маска рас сматривается как явление, связанное с осознанным перевоплощением го ворящего субъекта. Данное понимание речевой маски обусловливает важ ность ее изучения и описания для осмысления моделей коммуникации в современной речевой практике, прежде всего в рамках игрового дискурса.



Теоретической базой диссертации послужили работы отечествен ных и зарубежных исследователей, посвященные теории дискурса (E. Buyessens, R. Harre, Z. S. Harris, Н. Д. Арутюнова, Ш. Балли, Э. Бенвенист, В. Г. Борботько, Т. А. ван Дейк, В. И. Карасик, В. В. Красных, Е. С. Кубрякова, М. Л. Макаров, М. Б. Раренко, К. Ф. Седов и др.), философии и теории игры (А. Августин, Т. А. Апинян, М. М. Бахтин, Э. Берн, Ж. Бодрийяр, А. Вежбицкая, Х.-Г. Гадамер, И. Гофман, И. Ильин, И. Кант, М. Липовецкий, Ю. М. Лотман, М. Никитин, Ф. Ницше, Х. Ортега-и-Гассет, Платон, Г. Спенсер, Э. Финк, Й. Хейзинга, Ф. Шиллер, Ф. Шлегель, Ф. Д. Шлейермахер, М. Н. Эпштейн и др.), взаимосвязи языка и игры (Р. Барт, Л. Вигтенштейн, Ж. Деррида, Ж.-Ф. Лиотар, М. Фуко и др.), языковой игре (Ю. Д. Апресян, Н. Д. Арутюнова, И. Н. Горелов, Т. А. Гридина, С. В. Доронина, Е. А. Земская, В. З. Санников, Л. И. Сапогова, К. Ф. Седов, Л. В. Щерба и др.), языковой личности (Г. И. Богин, Ю. Н. Караулов, Ю. Е. Прохоров, С. А. Сухих и др.), а также работы, в которых игровой дискурс (И. В. Азеева, В. Г. Борботько, Т. А. Гридина, С. В. Доронина, С. Д. Левина, М. С. Петренко и др.) и речевая маска (М. М. Бахтин, В. В. Виноградов, Г. О. Винокур, Е. Ю. Геймбух, И. В. Голубева, О. П. Ермакова, Е. А. Земская, О. С. Иссерс, М. А. Канчер, Ю. В. Ковалев, Е. А. Кузнецова, М. Ю. Лотман, К. Ф. Седов, Т. Б. Соколовская, А. Д. Шмелев, Е. Я. Шмелева, М. В. Шпильман и др.) рассматриваются как специфические феномены.

Объектом данного исследования является речевая маска как разно видность речевого образа, рассматриваемая в рамках игрового дискурса.

Предмет исследования – способы конструирования различных ти пов речевых масок.

Целью диссертационного исследования является описание конст руирования речевой маски в игровом дискурсе.

Для достижения данной цели необходимо решение следующих за дач.

1. Рассмотрев подходы к изучению дискурса в современной лин гвистике, а также существующие концепции игрового дискурса и некото рые положения теории игры, определить значимые для описания игрового дискурса критерии и выявить основные его характеристики.

2. Рассмотреть различные способы организации игрового дискурса и предложить их стратификацию;

охарактеризовать специфику позиции адресанта в игровом дискурсе.

3. Выявить характеристики речевой маски как разновидности рече вого образа и рассмотреть различные средства конструирования речевой маски, предложить их системное описание.

4. Создать типологию речевых масок, предложив обоснованные критерии для такой типологии;

разработав процедуру анализа конструи рования речевой маски, произвести анализ различных типов речевых ма сок в игровом дискурсе и выявить механизмы конструирования речевой маски на основе ее прототипа.

5. Провести сравнительный анализ речевых масок одного типа в юмористических выступлениях разных лет с целью проследить эволюцию конструирования речевой маски.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

- расширено существующее представление об игровом дискурсе:

описаны его основные характеристики, предложена стратификация спосо бов организации игрового дискурса, определена специфика позиции адре санта в игровом дискурсе, предполагающая создание им речевого образа;

- предложено понимание речевой маски как разновидности речевого образа;

представлен новый подход к выделению средств конструирования речевой маски, предполагающий значительное расширение круга конст руктивных единиц, рассматривающихся как средства создания речевой маски;

- впервые предложена классификация речевых масок, произведено подробное описание выделенных типов;

- разработана процедура анализа конструирования речевой маски, предполагающая рассмотрение конструктивных единиц различных уров ней и учитывающая взаимосвязь речевой маски с ее прототипом;

- проведено детальное сопоставление речевых масок с их прототи пами и выявлены механизмы конструирования речевой маски на основе прототипа в игровом дискурсе;

- прослежена эволюция конструирования речевой маски, выявлены основные тенденции эволюции, обусловленные социокультурными фак торами.

Теоретическая значимость исследования определяется его вкла дом в теорию коммуникации в целом и теорию дискурсивного анализа в частности. Результаты исследования вносят определенный вклад в разра ботку теоретических проблем, связанных с сознательным варьированием речевого поведения языковой личности, созданием или эксплуатировани ем ею различного рода речевых образов, одной из разновидностей кото рых является речевая маска.

Практическая значимость обусловлена возможностью примене ния результатов исследования в курсе речевой коммуникации, в спецкур сах и спецсеминарах по теории дискурса, общей риторике, имиджелогии.

Положения работы могут найти практическое применение среди создате лей юмористических выступлений.

Материалом исследования послужили видеотексты юмористиче ских выступлений разных лет (с 1971 по 2008 гг.), демонстрировавшихся в юмористических передачах «Терем-теремок. Сказка для взрослых», «Кри вое зеркало», «Comedy Club», а также представленных на эстрадных кон цертах (юбилеях и бенефисах). В качестве единицы исследования рас сматривается единица, содержащая конструктивный элемент речевой мас ки (общий объем анализируемого материала - около 2000 единиц). Мате риал исследования представлен в виде приложения (на компакт-диске), а также в текстовой форме скриптов юмористических выступлений.

В работе комплексно использованы следующие методы исследова ния: описательно-аналитический метод, применявшийся при рассмотре нии существующих научных концепций, определении и описании основ ных характеристик игрового дискурса и способов его организации, рече вой маски и ее типов;

метод системного описания – при выявлении еди ниц различных уровней языковой системы, используемых для конструи рования речевой маски;

метод концептуального анализа текста – при рас смотрении понятий, участвующих в конструировании речевой маски;

ме тод коммуникативно-прагматического анализа текста – при выделении речевых тактик и коммуникативных ходов, значимых для конструирова ния речевой маски;

сравнительно-сопоставительный метод, позволяющий проследить эволюцию конструирования речевой маски, а также выявить механизмы конструирования речевой маски на основе ее прототипа;

экс перимент, направленный на подтверждение узнаваемости речевой маски;

анкетирование, имеющее своей целью воссоздание лингвокультурного типажа;

количественно-статический метод, применявшийся при анализе данных эксперимента, анкетирования, подсчете конструктивных единиц, используемых для создания речевой маски.

Апробация работы. Основные положения диссертационного ис следования в виде докладов, выступлений, сообщений излагались на ре гиональной (НГПУ, Новосибирск, апрель 2007 г.), трех всероссийских (НГТУ, Новосибирск, декабрь 2005 г., декабрь 2006 г., декабрь 2007 г.), четырех международных научных конференциях (БПГУ, Бийск, ноябрь декабрь 2006 г.;





ОГУ, Оренбург, ноябрь 2007 г.;

НГТУ, Новосибирск, но ябрь 2007 г.;

УрГПУ, Екатеринбург, апрель 2008 г.).

Основные результаты и выводы диссертации обсуждались на аспи рантских семинарах, научных сессиях НГТУ и заседаниях кафедры фило логии НГТУ, а также нашли отражение в восьми публикациях.

Положения, выносимые на защиту:

1. Для выделения основополагающих характеристик игрового дис курса наиболее значимыми являются психолингвистические и прагмалин гвистические критерии. Основными характеристиками игрового дискурса являются: 1) двуплановость – промежуточное положение между областя ми реального и ирреального в языковом сознании участников коммуника ции;

2) игровая интенция – стремление к игре как свободной самоценной деятельности, в которой языковая личность получает свободу самовыра жения;

3) равная осведомленность адресата и адресанта об условности происходящего.

2. Способы организации игрового дискурса подразделяются на две качественно различных группы: 1) основанные на правилах, т. е. способы, в основе которых лежит обыгрывание общепринятых языковых, речевых, коммуникативных норм и создание текста по специально изобретенным игровым правилам;

2) основанные на моделировании, т. е. способы, в ос нове которых лежит моделирование некоего варианта действительности.

Последний случай предполагает речевое перевоплощение адресанта, соз дание им определенного речевого образа.

3. Речевая маска является разновидностью речевого образа: это соз нательно созданный ситуативный чужой речевой образ, который является узнаваемым для адресата, соотносится им с определенным прототипом.

Речевая маска создается при помощи конструктивных единиц различных уровней: к ним относятся как формальные языковые средства (фонетиче ские, грамматические, лексико-синтаксические, стилистические), так и используемые понятия, речевые тактики, коммуникативные ходы и т. д., характеризующиеся узнаваемостью для адресата, устанавливающие взаи мосвязь с прототипом.

4. Речевая маска создается с опорой на определенный прототип. На основании характера прототипа выделяются следующие разновидности речевой маски: 1) индивидуальная речевая маска (прототип – конкретная языковая личность), 2) обобщенная речевая маска (прототип – лингво культурный типаж), 3) речевая маска-шаблон (прототип – готовая речевая маска). Основными механизмами конструирования речевой маски на ос нове прототипа в игровом дискурсе являются: 1) упрощение, 2) гипербо лизация (количественная и качественная), 3) «обессмысливание»: исполь зование формальных особенностей без содержательного наполнения, 4) ироническое переосмысление.

5. Обобщенная речевая маска, прототипом которой является лингво культурный типаж, эксплуатируемая на протяжении длительного времени, подвергается конструктивным изменениям. Эволюция конструирования обобщенной речевой маски в игровом дискурсе обусловлена социокуль турными факторами, прежде всего, изменением вкусовых предпочтений адресата.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из Введения, трех глав, Заключения, Списка литературы и Приложения.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается выбор и актуальность темы, устанав ливаются предмет и объект исследования, определяются научная новизна, цели и задачи работы;

характеризуются материал и методы его исследова ния;

раскрываются теоретическая значимость и практическая ценность диссертационной работы;

формулируются положения, выносимые на за щиту.

В первой главе – «Основные характеристики и способы органи зации игрового дискурса» – описываются различные подходы к изуче нию дискурса в современной лингвистике и выделяются те из них, кото рые являются наиболее значимыми для характеристики игрового дискурса (ИД);

анализируются существующие трактовки ИД, определяются основ ные признаки ИД и способы его организации;

характеризуется позиция адресанта в ИД.

Согласно наиболее распространенной в современной лингвистике концепции, дискурс представляет собой текст в совокупности с экстра лингвистическими факторами (Н. Д. Арутюнова, В. З. Демьянков, В. И. Карасик, В. В. Красных, М. Л. Макаров, К. Ф. Седов, В. Н. Степанов). Определяемый таким образом дискурс представляет со бой сложный лингвистический объект, который можно изучать как с им манентно-лингвистических, так и с экстралингвистических (социолингви стических, прагмалингвистических, психолингвистических, лингвокогни тивных, лингвокультурных) позиций. Рассмотрение указанных подходов к изучению дискурса позволило сделать вывод о том, что для характеристи ки и описания ИД наиболее существенными являются психолингвистиче ские и прагмалингвистические критерии.

Психолингвистический критерий – особенности отражения действи тельности в языковом сознании – является наиболее значимым для опре деления ИД, поскольку служит основанием для его выделения как особой разновидности дискурса. На основании данного критерия В. Г. Борботько предлагает выделять два типа дискурса: деловой – напрямую отражающий действительность и ориентирующий человека в ней, и игровой – дефор мирующий отображение реальной действительности и правила самого языка, устоявшиеся стереотипы восприятия и поведения. Настоящее по ложение развивается также в работах Т. А. Гридиной, С. В. Дорониной, С. Д. Левиной. Опираясь на философские концепции игры (Ж. Бодрийяр, Э. Финк, Й. Хейзинга, Ф. Шиллер), мы уточняем рассмотренный тезис и определяем основополагающую характеристику ИД как двуплановость, поскольку данный тип дискурса занимает в языковом сознании промежу точное положение между реальным и воображаемым, существует в их взаимопроникновении, получает содержательное наполнение за счет их сопоставления или противопоставления.

Однако данный признак недостаточен, поскольку он объединяет ИД с другими явлениями, например, лжи (обмана). Разграничение ИД и смежных явлений проводится на основании прагмалингвистических кри териев: организующей интенции, особенностей взаимодействия адресанта и адресата. Рассмотрение данных критериев позволяет нам выделить сле дующие прагмалингвистические характеристики ИД: 1) организующей интенцией ИД является игровая интенция, обусловленная стремлением языковой личности к самовыражению, освобождению от привычных норм и правил, получению эстетического удовольствия;

2) адресат и адресант в ИД равно осведомлены об условности происходящего и осознают проме жуточное положение игровой ситуации между реальным и ирреальным.

ИД, трактуемый таким образом, включает в себя множество разно родных текстов (от лирического стихотворения до анекдота) и нуждается в дальнейшей стратификации. Одно из оснований для подобной страти фикации мы находим в философских (Т. А. Апинян), литературоведческих (М. Н. Эпштейн) и лингвистических работах (М. В. Никитин), посвящен ных осмыслению понятия «игра», где предлагается различать два типа игр: 1) игры, регулирующиеся заранее заданными правилами, и 2) игры, направленные на моделирование некоего подобия действительности. На основании данной классификации мы выделяем две группы способов ор ганизации игрового дискурса: 1) способы, основанные на правилах, и 2) способы, основанные на моделировании.

Способы организации игрового дискурса, основанные на прави лах, направлены на нарушение общепринятых языковых, речевых, ком муникативных норм и создание текста при помощи других, сознательно изобретенных, игровых правил. Данные способы изучаются в лингвистике как механизмы и приемы языковой игры. Специфика феномена языковой игры заключается в намеренном отступлении от принятых языковых норм, канонов, стереотипов (Ю. Д. Апресян, Т. А. Гридина, В. З. Санников, Л. И. Сапогова и др.) и создании (использовании) иных, нестандартных способов употребления языка, которые Т. А. Гридина предлагает называть «игровым кодом». Данный игровой код, включаю щий в себя различного рода механизмы и приемы языковой игры, подроб но описан в лингвистических исследованиях (Е. А. Земская, Т. А. Гридина, И. Н. Горелов и К. Ф. Седов, В. З. Санников и др.).

Способы организации игрового дискурса, основанные на моде лировании, предполагают конструирование некоего отражения действи тельности. В качестве подобных способов могут выступать, к примеру, выстраивание времени, пространства, событийного ряда средствами язы ка. Центральным моделирующим способом организации игрового дискур са является создание говорящим речевого образа. Для говорящего вступ ление в ИД связано с преображением, выбором той или иной роли – соз данием речевого образа. Понятие «речевой образ» используется для ха рактеристики речевого облика адресанта, созданного при помощи опреде ленных языковых средств (Е. В. Осетрова, О. В. Попова, В. К. Розенблат, Е. Я. Шмелева и А. Д. Шмелев). В игровом дискурсе речевой образ явля ется средством игрового перевоплощения говорящего, целенаправленного изменения его речевого облика. Одной из разновидностей речевого образа является речевая маска.

Во второй главе – «Речевая маска: объем, структура и содержа ние понятия. Типы речевых масок и способы их конструирования» – приводятся различные трактовки понятия «речевая маска» (РМ) в филоло гических науках, выделяются основные характеристики РМ и уточняется определение этого понятия;

рассматриваются средства конструирования РМ и ее типы, предлагается процедура анализа РМ;

производится анализ различных типов РМ в юмористических выступлениях, выявляются меха низмы конструирования РМ на основе ее прототипа в игровом дискурсе.

Рассмотрев основные трактовки РМ в литературоведении (А. А. Арустамова, М. М. Бахтин, Г. О. Винокур, Л. Я. Гинзбург, И. П. Ильин, Е. И. Кислова, Е. А. Ломакина, Ю. М. Лотман, Е. В. Лютикова, З. М. Тимофеева, В. И. Тюпа и др.) и лингвистике (В. В. Виноградов, Т. Г. Винокур, И. В. Голубева, О. П. Ермакова, Е. А. Земская, О. С. Иссерс, М. А. Канчер, Ю. В. Ковалев, Е. А. Кузнецова, О. В. Попова, К. Ф. Седов, Е. Я. Шмелева, А. Д. Шмелев, М. В. Шпильман и др.), мы обнаружили, что, несмотря на существующие различия в ин терпретации этого термина, понятие «РМ» всегда используется для описа ния ситуации, предполагающей осознанное перевоплощение говорящего, намеренное создание им определенного речевого образа. Таким образом, эксплицируя наиболее обобщенное, инвариантное значение РМ, мы пред лагаем рассматривать ее как разновидность речевого образа. Анализ отли чий РМ от других типов речевого образа (речевого имиджа, самопрезен тации), проведенный с опорой на лингвистические исследования, посвя щенные этим явлениям (В. В. Виноградов, Ж. В. Караганова, Е. А. Кузнецова, И. А. Стернин, М. В. Шпильман и др.), позволил нам вы делить характеристики РМ: 1) осознанность и намеренность создания;

2) узнаваемость – РМ создается с опорой на известный адресату тип, ха рактер;

3) чужеродность – представляемый образ осознается говорящим как чужой, противопоставляется его языковой личности, 4) ситуативность и кратковременность использования. На основании рассмотренных харак теристик мы определяем речевую маску как намеренно созданный си туативный чужой речевой образ, который является узнаваемым для адресата.

Конструирование РМ предполагает использование говорящим опре деленных единиц, служащих для создания чужого речевого образа. Сло жившаяся традиция анализа конструирования РМ основывается на рас смотрении формальных языковых единиц: фонетических (Ю. В. Ковалев), лексико-семантических и синтаксических (М. А. Канчер), стилистических (О. В. Попова), грамматических, орфографических (И. В. Голубева) и т. п.

Мы считаем, что такой подход обедняет понятие РМ. Маска всегда ориен тирована на некий образец, которым является известная адресату языко вая личность (или лингвокультурный типаж – В. И. Карасик), и предпола гает полное или частичное воссоздание речевого облика этой личности.

Подобное воссоздание может осуществляться как при помощи собственно языковых средств, так и за счет использования определенных понятий, ценностных представлений, речевых стратегий и тактик, коммуникатив ных ходов, характерных для данной личности. Конструктивные единицы, используемые для создания РМ, играют роль своеобразных «ярлыков», которые делают образ узнаваемым, содержат в себе отсылки к прототипу.

В качестве подобных «ярлыков» могут выступать единицы различных уровней структуры языковой личности: не только вербально семантического, но и когнитивного, прагматического (по Ю. Н. Караулову), – если они являются узнаваемыми для адресата.

Данное утверждение основывается на рассмотрении средств конст руирования РМ в юмористических выступлениях. РМ может конструиро ваться при помощи единиц когнитивного уровня: например, артист Г. Мартиросян создает РМ популярных исполнителей, используя понятия, которые часто встречаются в их песнях. Представляя ситуацию презента ции известными музыкантами их новой гипотетической песни, артист ак центирует внимание зрителей на том, что данная песня строится на тех же понятиях, что и предыдущие песни этого исполнителя, имеет подобное им название (РМ В. Сюткина: Моя новая песня, как и все остальные мои пятьсот тысяч песен, называется «Московский шейк». В этой моей пес не, как и во всех моих миллиардах песен, использованы такие слова, как романтики, самолеты, красавицы, парки, аллеи, романтика, красота;

РМ Н. Расторгуева: Моя новая песня, как и все мои остальные, называется «Хорохористая Русь». В ней использованы те же слова, как и прежде:

роса, босота, поезда, тамбуры, окурки, гармошечка, дорога). В качестве средства конструирования РМ часто используются единицы прагматиче ского уровня: к примеру, в миниатюре Ю. Гальцева и Г. Ветрова «Экза мен» РМ преподавателя и РМ студента конструируются при помощи по стоянного использования речевой тактики вопроса преподавателем и ре чевой тактики ответа студентом. Данное вопросно-ответное единство полностью лишено содержательного наполнения, оно представляет собой последовательный перебор букв алфавита (А? – Б!, В? – Г!, Д? – Е!), но одного этого достаточно для создания данных РМ. Анализ РМ в юмори стическом выступлении показывает, что любая из единиц вербально семантического, когнитивного и прагматического уровней может стать основой РМ при условии ее достаточной яркости, узнаваемости.

Представляя собой узнаваемый речевой образ, РМ всегда конструи руется на основе некоторого известного адресату прототипа. В качестве такого прототипа могут выступать: 1) конкретная языковая личность, из вестная адресату;

2) лингвокультурный типаж – «узнаваемый образ пред ставителя определенной культуры» (В. И. Карасик) и 3) другая, готовая РМ, заимствованная говорящим из какого-либо источника, которым, как правило, являются анекдоты и популярные пародии. На основании харак тера прототипа мы предлагаем выделять следующие типы РМ (см. рису нок 1).

Рисунок 1 - Типы речевых масок прототип: конкретная языковая лингвокультурный готовая речевая личность типаж маска тип РМ: индивидуальная РМ обобщенная РМ РМ-шаблон Конструирование РМ требует от говорящего творческой работы по переосмыслению речевого поведения прототипа, особенно значимого в рамках игрового дискурса. На выявление механизмов конструирования РМ на основе ее прототипа и специфики создания различных типов РМ направлен анализ РМ в юмористических выступлениях.

Процедура анализа конструирования РМ включает в себя следую щие шаги:

1) анализ конструктивных единиц, использующихся для создания РМ:

а) фонетических, морфологических, лексических, синтаксических особен ностей речи (вербально-семантический уровень1), б) значимых понятий, обладающих определенной ценностной характеристикой (когнитивный уровень), в) используемых речевых тактик и коммуникативных ходов (прагматический уровень);

2) анализ прототипа РМ;

3) сравнение РМ и ее прототипа и определение специфики соотношения речевой маски и ее прототипа в игровом дискурсе.

Далее в диссертации рассматривается конструирование различных типов РМ.

Индивидуальная РМ. Анализ средств конструирования трех РМ М. Задорнова, созданных разными артистами: А. Пономаренко (РМ1), В. Пономаренко (РМ2) и К. Аванесяном (РМ3), – обнаруживает следую Вербально-семантический уровень в нашем исследовании рассматривается в широком значении - как уровень нормы, включающий в себя следующие аспекты:

нормативное употребление языковых единиц различных уровней, учет функцио нально-стилевого аспекта, регламентирующего использование языковых единиц в рамках того или иного стиля, знание принципов построения текстов (Е. Ю. Прохо ров).

щее. Несмотря на то, что каждый артист вкладывает индивидуальные осо бенности в создаваемую им маску, основной набор конструктивных еди ниц остается неизменным. Перечислим наиболее значимые:

а) на вербально-семантическом уровне: быстрый темп, высокая сте пень артикуляционной четкости, периодическое понижение тона (…и в троллейбусе я увидел такую надпись(): во избежание травматизма() своевременно оплачивайте проезд()), повышение громкости и интенсив ности (Прекратите смеяться!!;

Но!!);

лексические и лексико синтаксические повторы (Я всегда говорил, говорю и буду говорить, что если женщина говорит «нет»…;

Я же не сказал, в каком трамвае я ехал.

Я ехал в трамвае в Америке. И вот, когда я ехал в трамвае…), разрыв высказывания для вставки комментария (Я однажды ехал в троллейбусе. Не прошло. - Я как-то ехал в троллейбусе…) и др.;

б) на когнитивном уровне: использование противопоставленных по нятий «наш народ» и «Америка»: Я всегда говорил, что пока в Америке такие надписи, наш народ не будет жить хорошо!;

описание ситуации «забавный случай из жизни» (более конкретно – «поездка в общественном транспорте», «забавное объявление»): Я как-то ехал в троллейбусе… И в троллейбусе я увидел такую надпись: /…/ «Во избежание травматизма своевременно оплачивайте проезд»;

в) на прагматическом уровне: доминирование контактоустанавли вающей речевой тактики (коммуникативные ходы – привлечение внима ния: Одну секундочку!;

опосредованное включение адресата в описывае мую ситуацию: Вы представляете себе, сидит кондуктор на пяти мес тах для инвалидов и др.) и тактики контроля реакции адресата (команда:

Прекратите смеяться!;

риторический вопрос о причинах наблюдаемой реакции: Что вы смеетесь? и др.).

Анализ прототипа РМ (проведенный на материале юмористического выступления М. Задорнова) подтверждает, что в его речи присутствуют все конструктивные единицы, используемые для создания РМ. Основой для конструирования РМ становятся яркие речевые особенности пред ставляемой языковой личности, но при этом они подвергаются опреде ленному переосмыслению. Сравнение прототипа с РМ позволяет нам вы делить основные механизмы конструирования РМ на основе прототипа в ИД.

1. Упрощение – для создания РМ используется только наиболее яр кие и простые речевые средства, при этом бльшая часть специфических характеристик речи прототипа опускается. При создании РМ М. Задорнова отброшены характерные для его выступлений риторические приемы организации текста. В анализируемом выступлении М. Задоронова используется множество риторических фигур, таких, как антитеза (Нищая страна, за счет которой поднимаются благополучные страны), умолчание (Ну будет война с Россией. Куда мы будем стре лять?...), хиазм (хиастический каламбур: Воры в законе соображают лучше, чем законные воры) и мн. др. Такого рода сложные особенности организации текста опускаются при конструировании РМ.

2. Гиперболизация. А) Количественная – количественный подсчет, целью которого было сопоставить частотность использования определен ных конструктивных единиц в выступлении М. Задорнова и в выступле ниях артистов, создававших РМ, показал, что в среднем концентрация данных единиц при создании РМ в 5 раз выше в сравнении с прототипом.

В таблице 1 приведены некоторые данные:

Таблица 1 - Частотность использования конструктивных единиц (сравне ние речевых масок с прототипом) М. Задор Речевые нов (900 РМ1 (105 сек) РМ2 (45 сек) РМ3 (20 сек) особенности сек) В Кол-во В Кол-во В Кол-во Кол-во срав- еди- срав- еди- срав единиц / единиц нении с ниц/ нении с ниц/ нении с время / время прото- время прото- время прото (сек) (сек) типом (сек) типом (сек) типом В Повышение / 19/900 11/105 В 5 раз 4/45 3/20 В 8 раз раза понижение тона =1/47 =1/9,5 больше =1/11 =1/6 больше больше Разрыв высказы- В 5/900 4/105 В 7 раз В 9 раз вания для вставки 1/45 раза 1/ =1/180 =1/26 больше больше комментариев больше Обращения к В4 В3 В адресату (устано- 19/900 10/105 3/ раза раза 1/20 раза вление и поддер- =1/47 =1/10,5 =1/ больше больше больше жание контакта) В 7, Из них: контроль 6/900 5/105 В 7 раз 2/45 В 7 раз 1/20 раза реакции адресата =1/150 =1/21 больше =1/22,5 больше больше Б) Качественная – увеличение степени проявления определенных речевых особенностей (например, для РМ характерны намного бльшая громкость и интенсивность речи, более явные перепады при понижении и повышении тона в сравнении с интонационными особенностями прототи па).

3. «Обессмысливание» – использование формальных особенностей без содержательного наполнения. Например, при конструировании РМ ситуация «забавный случай из жизни», характерная для выступлений М. Задорнова, при формальном сохранении последовательности состав ляющих ее элементов полностью лишается содержания: И вот, когда я ехал в трамвае, там у них в самолете я услышал такую надпись… Над пись такая: «Застегните ремни!».

4. Ироническое переосмысление. Реализация данного механизма приводит к тому, что характерные особенности языковой личности прото типа получают новую, ироническую трактовку. Например, при конструи ровании РМ3 ироническому переосмыслению подвергается противопос тавление понятий «наш народ» («мы») и «другие народы» («они»), значи мое для юмористических выступлений М. Задорнова: на месте «их» ока зывается говорящий, который характеризуется как человек излишне бога тый, следовательно, мешающий процветанию народа: Ехал я как-то в электричке… Я недавно купил электричку. И подумал: Не может наш народ жить хорошо, пока у нас есть собственные электрички!

РМ-шаблон. Анализ средств конструирования четырех РМ грузин (Г. Ветров, К. Аванесян, Г. Мартиросян и Г. Харламов) показывает, что они характеризуются высокой степенью повторяемости, а сравнение с прототипом (РМ грузина в анекдотах) обнаруживает полную идентич ность данных РМ прототипу на всех уровнях (см. таблицу 2).

Таблица 2 - Основные средства конструирования РМ грузина (сравнение с прототипом) Средства конструиро- РМ в юмористиче- Прототип (РМ в Уровень вания РМ ских выступлениях анекдотах) дэвочка, нул, сол, бол, ви[л’]ка, неразличение твердых семантический прилете[л’], му[ж’] таре[л’]ка и мягких согласных Вербально х[а]р[а]шо, б[а]лшой, утрированное м[а]л[а]дец, п[а]л[а]сатый, «кавказское аканье»

г[а]в[а]рил, [а]дин [а]бидно Нет такой живот- левий рука, левий грамматические ный!;

Это что та- нога, все новий ошибки кой?

Она /жена/ должна Настоящий джи противопоставление п[а]ст[а]янно го- гит видит свою понятий «мужчина» и Когнитивный товить и непре- жену либо ночью, «женщина» по их по рывно рожать. либо на кухне.

ложению в иерархии ценностей, утвержде- П[а]лучишь маши- Грузину звонят из ние необходимости ну, если р[а]дишь роддома: – У вас подчинения женщины малчика! – А если родилась девочка.

мужчине, как следст- девочку? – Зарэжу! – Как девочка?

вие, желание иметь Вам что, из обко наследника-сына ма не звонили?

Продолжение таблицы Средства конструиро- РМ в юмористиче- Прототип (РМ в Уровень вания РМ ских выступлениях анекдотах) речевая тактика Приеду – зарэжу Я тебе зарежу Прагмати угрозы здесь!

ческий речевая тактика обе- П[а]лучишь маши- Если сдашь на щания с наличием ус- ну, если р[а]дишь пять, куплю тебе ловия малчика! черную «Волгу»

Анализ показывает, что абсолютно все средства конструирования РМ заимствованы из фольклорного материала и иногда повторяются в юмори стических выступлениях почти дословно. Для создания РМ-шаблона не требуется творческого переосмысления прототипа: маска-образец просто заимствуется и приспосабливается к ситуации. Использование РМ-шаблона предполагает минимальное количество речевых усилий как со стороны говорящего - для ее создания, так и со стороны слушающего – для ее рас шифровки. Популярность РМ-шаблонов объясняется простотой их конст руирования и гарантированной узнаваемостью.

В третьей главе - «Эволюция конструирования обобщенной рече вой маски» - уточняется методика анализа обобщенных РМ, анализиру ются РМ «необразованная бабушка родом из деревни» в юмористических выступлениях разных лет, делаются выводы о причинах модификации данной РМ.

Специфика анализа конструирования обобщенных РМ заключается в необходимости доказать узнаваемость данного типа РМ. С этой целью проводится эксперимент, направленный на узнавание РМ. Информантам (от 75 до 93 человек) предъявляется видеозапись юмористического высту пления, после просмотра которой предлагается назвать образы, создавае мые артистами. При высоком количестве совпадений мнений информан тов (от 40%) можно сделать вывод о том, что данный образ - именно РМ.

Другая проблема заключается в воссоздании прототипа РМ, которым яв ляется лингвокультурный типаж. В качестве способа такого воссоздания был использован метод анкетирования, предложенный В. И. Карасиком и Е. А. Ярмаховой. На основании данных анкетирования (проанализировано более 80 анкет) воссоздается представление носителей языка о лингво культурном типаже.

Обобщенная РМ в сравнении с другими типами масок характеризу ется, с одной стороны, достаточной устойчивостью (в отличие от индиви дуальной маски), что дает ей возможность функционировать в течение того длительного времени, пока лингвокультурный типаж, являющийся ее прототипом, остается актуальным, и, с другой стороны, подверженностью изменениям (в отличие от маски-шаблона), что обеспечивается ее воспри имчивостью к меняющимся социокультурным условиям. Таким образом, сопоставительный анализ конструирования обобщенной речевой маски в юмористических выступлениях разного времени позволяет нам выявить направления ее эволюции.

Эволюция конструирования обобщенной РМ прослеживается на ос нове трех РМ, определенных информантами как маски «необразованная бабушка родом из деревни». Проведенное анкетирование выявило сле дующие представления носителей языка о данном лингвокультурном ти паже:

а) манера речи характеризуется низким уровнем артикуляционной четкости, растягиванием слогов и периодическим повышением тона, при дающим интонации протяжность, жалобность;

в речи присутствуют про сторечные и диалектные элементы, речевые ошибки;

б) ограниченность круга интересов бытовыми понятиями, значи мость здоровья как одной из важнейших ценностей, критическое воспри ятие молодого поколения;

в) установка против партнера по коммуникации, которая обнаружи вается в стремлении манипулировать и агрессии, выражающейся в рече вых тактиках колкости, насмешки, совета, наставления, упрека и др., ис пользование прямой вербальной агрессии в коммуникативном конфликте, обращение к собеседнику на «ты».

Анализ конструирования трех РМ необразованной бабушки родом из деревни, сопоставление их с прототипом и друг с другом позволяют выявить следующие сравнительные характеристики данных РМ.

РМ1 (Б. Владимиров, 1971 г.) характеризуется следующими особен ностями.

1. Полное соответствие прототипу – анализ обнаруживает наличие большого числа конструктивных единиц, устанавливающих взаимосвязь с прототипом, на всех уровнях:

а) на вербально-семантическом уровне: нечеткое произношение (сщеставала, отественую), повышение тона и продление слогов (в ста аром да трухля-явом!, не нарису-уешь), придающее интонации некото рую протяжность и жалобность;

южнорусские диалектные особенности:

фрикативное (из []орода []оливода), краткая форма личных местоиме ний (У тя склероза нету?) и т. п.;

просторечные особенности (квандрат ные, наряжалася, ездию и т. п.);

языковые ошибки: неправильная поста новка ударения (слалм) и мн. др.;

б) на когнитивном уровне: понятие «здоровье» воспринимается как основополагающая ценность (Тебе серьезно своим здоровьем заниматься надо), «наше поколение» и «молодое поколение» противопоставляются как соответствующее и не соответствующее норме (Наряжалася я по мо де. Платье надевала, как это щас называется, макси… А внучка, внучка подарила мне к нашему международному женскому дню брючный кос тюм... Представляешь, Маврентьевна, я в брючном костюме по базару шастаю!);

в) на прагматическом уровне: использование речевой тактики дис кредитации собеседника, реализующейся при помощи коммуникативных ходов прямого оскорбления (Вот глухая тетеря;

Ненормальная!) и на смешки (Ха! ха! ха! И что ты, Маврентьевна, раз[]ружаешь, []рузовики, что ли? и др.), тактики совета (Вот тебе лечиться нужно, Маврентьевна, лечиться!), обращение к собеседнику на «ты».

2. Целостность – данная РМ создается при помощи целостного ком плекса тщательно отобранных взаимообусловленных конструктивных еди ниц, принадлежащих разным уровням структуры языковой личности;

все конструктивные единицы, создающие речевую маску, работают на созда ние единого непротиворечивого образа и соответствуют друг другу.

3. Информативность – используемые средства конструирования РМ позволяют адресату создать полное представление о персонаже (его рече вой культуре, интересах, представлениях, ценностях, речевом поведении).

У адресата формируется представление о персонаже как о женщине пожи лого возраста, обладающей низким образовательным и культурным уров нем, приехавшей из деревни, но в течение долгого времени живущей в го роде, занятой проблемами здоровья, не понимающей и не принимающей молодое поколение, в повседневном речевом общении выступающей как достаточно конфликтный коммуникант, стремящийся к лидерству и само утверждению за счет собеседника.

РМ2 (И. Касилов и С. Чванов, 2005 г.) свойственны следующие ха рактеристики.

1. Неполное соответствие прототипу – отсылки к прототипу создают ся при помощи отдельных ярких конструктивных единиц, в качестве кото рых выступают:

а) на вербально-семантическом уровне: растягивание ударных слогов (явиилась, не говории, буует, даваай), обилие просторечных и диалектных элементов (см. примеры ниже);

б) на когнитивном уровне: ограниченность круга интересов бытовы ми понятиями - произошедшими недавно событиям (Я позав[ш]ера прост на свадьбу ходила), событиями жизни родственников и знакомых (Ты слы хала? Племянник-то мой, Андрей-то... С ним такая история рыбацка пр[о]из[о]шла. Ой, ужас!);

в) на прагматическом уровне: обращение к тактикам, направленным на дискредитацию собеседника: оскорбление (Смор[ш]енная вся, как урюк из к[о]мпота!), издевка (Мне кажется тебе в [о]сн[о]вном ужастики сниться должны! Причем с т[о]бой в главной роли…), упрек (Явиилась! Я думала, ты [о]пять не придешь) и др.;

использование инвективной речевой стратегии в коммуникативном конфликте (На кого ты п[о]хожа-то?

См[о]треть на тя пр[о]тивно!).

Однако при этом в структуру РМ включаются другие единицы, всту пающие в противоречие с выявленным представлением о прототипе: на вербально-семантическом уровне - жаргонизмы (в натуре), варваризмы (дискавэри ченэл);

на когнитивном уровне - интерес к преимущественно «мужскому» понятию «рыбалка» и связанным с ним (Мы рыбачить щас буим;

Ладно хоть по н[о]чам стихи про рыбалку пишутся х[о]рошие;

Прик[о]рми-ка маленько, чё-т не клюет в[о]б[ш]е, клёва никакого и т.д.).

2. Эклектичность – конструктивные единицы, создающие речевую маску, противоречат друг другу, используются непоследовательно, что лишает образы содержательного и формального единства. При создании данной РМ смешиваются 1) диалектные особенности: можно отметить языковые особенности как южнорусского (яканье: пог[л’a]ди, при[в’a]залси;

фрикативное: а[]а, е[]о и др.), так и севернорусского диалектов (оканье: ([о]пять, прик[о]рми, переход мягкого [ш’] в твердое долгое [ш]: (вооб[ш]е, смор[ш]енная и др.), 2) просторечные (выпадение согласных: баушка, деушка, эпентеза: енто (это), просторечная лексика:

маленько, жрать и мн. др.) и 3) жаргонные (офигел, в натуре), встречает ся даже элемент сценического произношения, соответствующий старо московской орфоэпической норме (мерзкый).

3. Смещение акцента на форму при редуцировании содержания – данная речевая маска конструируется преимущественно при помощи формальных языковых средств (представляющих собой различного рода отклонения от литературной нормы), при этом содержательное наполне ние (создание представления о ценностях, интересах, предпочтениях пер сонажей) не является значимым, что отражается в чрезвычайно бедной представленности и разнородности единиц когнитивного уровня.

РМ3 (В. Галыгин, 2007 г.) обладает следующими характеристиками.

1. Противоречие формы и содержания – формальные языковые сред ства создают отсылку к лингвокультурному типажу бабушки из деревни (вербально-семантический уровень: растягивание ударных гласных и по очередное повышение и понижение тона, создающее особую протяжно напевную интонацию (К тебе-е златопопый мой, к тебе-е пришла, к тебе-е-е;

Я-а-а), диалектные языковые особенности, например, фри кативное ([]олодная, []ода)), но при этом содержательные характеристи ки данного образа (когнитивный уровень: использование понятий, относя щихся к тематическим группам «шоу-бизнес»: звезда, гастроли, концерты, фанаты, группа, продюсер, импресарио и «секс»: секс, переспать;

прагма тический уровень: активное стремление к достижению своей цели (стать звездой через постель продюсера) и использование для ее достижения ре чевой тактики уговаривания (Мы с тобой переспим, мы будем петь вме сте, мы с тобой звезды! Ну? Мы с тобой — группа какая-нибудь, «Глюко за»: ты — девочка, я — собачка, в ошейничке, в трусиках, ошейник стро гий — глаза добрые)) не соответствуют этому типажу, вступают с ним в противоречие.

2. Эпатажное переосмысление прототипа, вызывающее эффект коми ческого переворота: данный образ разрушает устоявшееся представление зрителей о лингвокультурном типаже бабушки из деревни, приписывает ему новые, неожиданные характеристики. При помощи определенных язы ковых средств создается отсылка к образу бабушки, задающая определен ный диапазон ожиданий (бабушка – по данным РАС: старая, старенькая, старость, заболела, дряхлая, в деревне, болела, больная), который впослед ствии оказывается нарушенным (в данном случае бабушка – активная, сильная, в столице, мечтает и настойчиво добивается славы и сексуальных отношений), и в результате создается образ, полностью противоречащий привычному представлению адресата о бабушке.

3. Эклектичность, проявляющаяся в смешении разнородных языко вых средств: диалектных ( фрикативное: []лаза, []руппа), жаргонных (канают), элементов письменной речи (осложненное предложение: Я ста ну звездой, не пересыпая… без сексуального контакта с моим импреса рио?), также встречаются иноязычные слова (импресарио), окказионализмы (златопопый – образовано по образцу народно-поэтических номинаций:

златокудрый, златокованый) и др.

Сравнение данных речевых масок позволяет нам проследить эволю цию их конструирования, идущую в двух основных направлениях: 1) пере нос акцента на форму при редуцировании содержания, что приводит к эк лектичности образа, 2) эпатажное переосмысление, заключающееся в при дании образу скандальных характеристик. Подобные видоизменения обу словлены, на наш взгляд, фактором адресата: 1) снижением общего уровня языкового вкуса, требований, предъявляемых к качеству юмора, 2) увели чением интереса ко всему скандальному, шокирующему, непристойному, запретному.

Результаты проведенного анализа свидетельствуют о том, что обоб щенная речевая маска, эксплуатирующаяся на протяжении значительного периода времени, способна эволюционировать, и ее эволюция обусловлена различного рода социокультурными факторами.

В Заключении приводятся итоги проведенной работы по реализа ции цели и решению задач, излагаются результаты исследования.

Приложение содержит текстовую расшифровку видеозаписей юмо ристических выступлений.

Основные положение диссертации изложены в публикациях:

1. Кукс А. В. Функционирование «речевой маски» в юмористи ческом выступлении // Вестник Томского государственного универси тета : Общенаучный периодический журнал. – 2010. – Вып. 330. – С. 17-20 (статья, опубликованная в рекомендованном ВАК издании).

2. Кукс А. В. Двуплановость как основополагающая характеристика игрового дискурса / А. В. Кукс // Кафедра: проблемы, поиски, перспекти вы : сб. ст. – Новосибирск, 2008. – С. 175-180.

3. Кукс А. В. Способы создания игрового образа / А. В. Кукс // Дет ская речь как лингвокреативная деятельность. Формы и механизмы лин гвокреативной деятельности : материалы международной научной кон ференции «Язык. Система. Личность: Лингвистика креатива» (Екатерин бург, 24-26 апреля 2008 г.). – Екатеринбург, 2008. – С. 153-157.

4. Кукс А. В. О типах юмористических телепередач на современном телевидении / А. В. Кукс // Социальные коммуникации и эволюция об ществ : сб. ст. международной научно-практической конференции (Ново сибирск, 23-24 ноября 2007 г.). – Новосибирск, 2008. – С. 197-205.

5. Кукс А. В. Об определении понятия «речевая маска» / А. В. Кукс.

– Филологические чтения : материалы международной научно практической конференции (Оренбург, 1-2 ноября 2007 г.). – Оренбург, 2007. – С. 372-376.

6. Кукс А. В. Социолингвистические характеристики юмористиче ской передачи / А. В. Кукс // Lingua mobilis : научный журнал. – 2007. – №5. – С. 191-195.

7. Молдованова (Кукс) А. В. «Речевая маска» «новых русских ба бок» (анализ структурного построения) / А. В. Молдованова (Кукс) // Ак туальные проблемы коммуникации и культуры-4 : международный сбор ник научных трудов : в 2 ч. – Москва - Пятигорск, 2006. – Ч. 1. – С. 191 195.

8. Молдованова (Кукс) А. В. «Речевая маска» в юмористическом вы ступлении (на материале монолога А.Райкина «А голова человеку на что?») / А. В. Молдованова (Кукс) // Материалы III Международной науч но-практической конференции «Языковая картина мира: лингвистический и культурологический аспекты» (30 ноября - 1 декабря 2006 г.). – Бийск, 2006. - С. 146-152.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.