авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Глагольные носители эврисемии со значением ‘посессивное состояние’ в английском и немецком языках (опыт историко-типологического сравнительно-сопоставительного анализа)

На правах рукописи

Козлова Наталья Валерьевна ГЛАГОЛЬНЫЕ НОСИТЕЛИ ЭВРИСЕМИИ СО ЗНАЧЕНИЕМ ‘ПОСЕССИВНОЕ СОСТОЯНИЕ’ В АНГЛИЙСКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ (опыт историко-типологического сравнительно-сопоставительного анализа) Специальность 10.02.20 – Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Новосибирск – 2008 1

Работа выполнена на кафедре истории и типологии языков и культур факультета иностранных языков Новосибирского государственного уни верситета.

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Шапошникова Ирина Владимировна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Меркурьева Вера Брониславовна (Иркутский государственный лингвистиче ский университет, г. Иркутск) кандидат филологических наук, доцент Канакин Игорь Александрович (Сибирский независимый институт, г. Новосибирск) Ведущая организация ГОУ ВПО «Тамбовский государственный университет»

Защита состоится «3» декабря 2008 г. в 12 часов на заседании диссер тационного совета Д 003.040.01 по защитам диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук по специальности 10.02. «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языко знание» при Институте филологии СО РАН по адресу:

630090, г. Новосибирск, ул. акад. Николаева, д. тел. (383) e-mail: romodan@philology.nsc.ru fax: (383)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории СО РАН (ул. акад. Николаева, 8).

Автореферат разослан «3» ноября 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат филологических наук А. А. Мальцева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В истории английского и немецкого языков наблюдаются сходные ти пологические преобразования, проявляющиеся в той или иной мере во всех германских языках, а именно: переход от синтетизма и флективности к корнеизоляции, агглютинации и аналитизму. В английском языке этот процесс носит характер радикальной перестройки, частью которой явилось становление носителей эврисемии в глагольной подсистеме (В. Я. Плоткин, И. В. Шапошникова). Немецкий язык, в свою очередь, на много ближе к флективному синтетическому архетипу, представителем которого являлся и древнеанглийский язык.

Объектом данного исследования являются модели (а также глагольные аналитические конструкции), построенные на базе этимологически соот носимых глаголов haben / have ‘иметь’, geben / give ‘давать’ и nehmen / take ‘брать’. Указанные немецкие глаголы были выбраны нами для анализа по концептуальным и однокорневым соответствиям с английскими глаголами have, take (др. англ. tacan – niman) и give.

Предмет диссертационного исследования – становление микросистемы глагольных носителей эврисемии со значением ‘посессивное (обладатель ное) состояние’ в немецком и английском языках древнего и среднего пе риодов истории (конец VIII – XIV вв.).

Целью нашей работы является сравнительно-сопоставительное изуче ние форм актуализации и устойчивости общей типологической доминанты в микросистеме глагольных носителей эврисемии со значением ‘посессив ное состояние’ в древне- и среднеанглийском – с одной стороны, и в древ не- и средневерхненемецком языке – с другой.

Для достижения поставленной цели мы ставим следующие задачи:

1) идентифицировать круг глаголов со значением ‘посессивное состоя ние’, тяготеющих к эврисемии в древневерхненемецком языке, и рассмотреть их функционирование в древне- и средневерхненемецком;

2) установить функционально-семантическую нагрузку данных глаго лов в их концептуальной соотнесенности с английскими носителями эври семии have, give и take;

3) выявить объем и наполняемость семантико-синтаксических моделей с глагольными носителями эврисемии в обоих германских языках указан ных периодов и провести на этой эмпирической основе измерение валент ностного потенциала членов обеих микросистем;

4) сравнить типологический статус глагольных носителей эврисемии в английском и немецком языках древнего и среднего периодов их истории на основании критериев идентификации носителей эврисемии, предло женных И. В. Шапошниковой [1999];

5) измерить устойчивость типологически значимых преобразований в рассматриваемых микросистемах английского и немецкого языков;

6) по результатам сравнительно-типологического анализа глагольных носителей эврисемии в английском и немецком языках построить объем ную функционально-семантическую модель становления глагольных но сителей эврисемии со значением посессивного состояния в рассматривае мый исторический период.

Проведенный анализ теоретического и практического материала позво ляет вынести на защиту следующие положения:

1. Концептуальная и когнитивная общность языковых процессов в близкородственных английском и немецком языках обусловливает функ ционально-семантические соответствия глагольных носителей эврисемии со значением ‘посессивное состояние’ have / haben, take / nehmen и give / geben. Наблюдается функциональная соотносимость данных микросистем носителей эврисемии, однако правомерно утверждать, что и для англий ской, и для немецкой микросистем характерна собственная внутренняя структурированность.

2. Экстраполяция критериев идентификации носителей эврисемии на немецкий языковой материал показала, что глаголы haben, geben и nehmen развиваются по типу эврисемии, что особенно ярко проявилось в средне верхненемецкий период.



3. В древний период существования английского и немецкого языков выделяются следующие когнитивные сферы, отраженные в наполняемости моделей с глаголами habban / habn ‘иметь’, gifan / geban ‘давать’ и tacan / nman ‘брать’: сфера манипуляции с конкретными (материальными) объ ектами, сфера абстрактного и сфера действия. Принцип когнитивной метафоры позволяет использовать в качестве так называемых «псевдообъ ектов» имена существительные абстрактной и деятельностной семантики;

инфинитивы, причастия, предложные сочетания также могут расширять данную модель, привнося в нее дополнительные характеристики объекта.

Это создает субстантную базу и синтаксический потенциал для перераз ложения моделей, а также образования новых видов валентностей.

4. В средневерхненемецком языке сохраняется существовавший и в древневерхненемецком механизм распределения субстантного материала в моделях с haben, geben и nemen. В среднеанглийском языке происходит количественное и качественное перераспределение субстантного материа ла в моделях с have, give и take. Перераспределение отношений в глаголь но-объектных синтагмах, их переразложение ведет к появлению новых аналитических конструкций с новым статусом в английских глагольных валентностных схемах. В немецком языке аналогичного переразложения со сменой функционального статуса конструкций не происходит.

5. В средневерхненемецком языке по отношению к среднеанглийско му наблюдается различная степень трансформированности субстантно го материала в моделях с глаголами haben / have, geben / give и nemen / take. Именно средний период истории английского и немецкого языков является периодом выраженного расхождения микросистем глагольных носителей эврисемии, что подтверждается количественными данными по устойчивости типологически доминантных процессов.

Теоретической базой исследования являются разработанные И. В. Шапошниковой [1999] критерии идентификации носителей эврисе мии, которые были выявлены путем исторического анализа подсистем гла гольных носителей эврисемии в английском языке на фоне сопоставления с другими группами глаголов. Мы экстраполируем данные критерии на немецкий языковой материал (на глагольные носители эврисемии со зна чением ‘посессивное состояние’). Основанием для такой экстраполяции является, во-первых, высокий функциональный статус рассматриваемых глаголов как носителей типологически релевантных процессов в обоих языках (их строевая роль);

во-вторых, сходство в содержании типологиче ских преобразований германских языков, отмеченное германистами на материале анализа разноуровневых единиц.

Выбор методов исследования соответствует его цели и задачам. Работа проводилась с применением историко-сравнительного метода (сопостав ляются данные различных периодов в истории немецкого и английского языков). Для каждого конкретного синхронного среза в качестве основных используются метод лингвистического наблюдения, а также описатель ный и дистрибутивный методы, системный функционально семантический анализ носителей эврисемии в каждом языке с последую щим сравнительно-сопоставительным анализом этих микросистем в обо их языках. Выводы подтверждаются с учетом измерения количественных показателей устойчивости выявленных закономерностей. Достоверность и обоснованность выводов работы обеспечиваются также теоретически и практически оправданным отбором материала на основе анализа лингвис тических корпусов германоязычных текстов. Корпусный анализ позволяет существенно расширить объем выборки.

Материалом для исследования послужили:

1) а) древневерхненемецкие памятники: «Песнь о Хильдебранде» («Hildebrandslied»), конец VIII в.;

«Песнь о Людвиге» («Ludwigslied»), ко нец IX в.;

перевод богословского трактата Исидора Севильского «О като лической вере» (Isidor von Sevilla, De Fide), конец VIII в.;

перевод свода Евангелий сирийца Татиана (Tatian), первая половина IX в.;

перевод с ла тинского языка целого ряда произведений классической и религиозной литературы Ноткера (Notker der Deutsche), конец X – начало XI в. Общий объем проанализированных памятников составляет около 3 222 000 знаков (1 372 единицы в картотеке);

б) средневерхненемецкие памятники: «Песнь о нибелунгах» (Das Nibe lungenlied), 1190–1200 гг.;

поэма «Эрек» Гартмана фон Ауэ (Hartmann von Aue. Erec), около 1185–1190 гг.;

роман в стихах «Вигалоис» Вирнта фон Графенберга (Wirnt von Grafenberg. Wigalois), 1210–1220 гг.;

рыцарский эпос «Молодой Зигенот» (Der jngere Sigenot), около 1300 г. Общий объем проанализированных памятников составляет около 3 222 000 знаков (2 единицы в картотеке) *;

2) древнеанглийские и среднеанглийские памятники по работе [Ша пошникова, 1991]. Кроме того, для анализа применялся корпус среднеанг лийской прозы и поэзии (www.quod.lib.unich.edu):

а) древнеанглийские памятники: «Беовульф» (Beowulf), IX в.;

Англо саксонская хроника (Plummer Ch. Two of the Saxon Chronicles Parallel with supplementary extracts from the others), конец IX в.;

летопись «The Peterbo rough Chronicle», 1070–1154 гг.;

The Exeter Book, X–XI вв.;

ряд произведе ний религиозной литературы времени короля Альфреда (King Alfred’s Oro sius, King Alfred’s West-Saxon Version of Gregory’s Pastoral, King Alfred’s Version of St. Augustine’s Soliloquies), IX в.;

древнеанглийский Аполлоний Тирский (The Old English Apollonius of Tyre);

книга Vercelli (The Vercelli Book Poems);

б) среднеанглийские памятники: «Кентерберийские рассказы», «Троил и Хризеида» Дж. Чосера, XIV в.

Научная новизна. Впервые устанавливается функциональный статус глаголов haben, geben и nehmen в древний и средний периоды истории немецкого языка в сравнении с таковым у английских носителей эври семии have, give и take на хронологически сопоставимых срезах. В ра боте реализован системный сравнительно-сопоставительный анализ гла гольных носителей эврисемии со значением ‘посессивное состояние’ в синхронно-диахронной плоскости. Такой синхронно-диахронный анализ позволяет вскрыть механизмы развития единицы сквозь время как целост ного явления и одновременно как данности в синхронном плане. Выявле ны когнитивные сферы, отраженные в наполняемости моделей с глаго лами habban / habn, gifan / geban и tacan / nman в древнеанглийском и древневерхненемецком языках. Установлена степень трансформирован ности субстантного материала в моделях с глаголами haben / have, geben / give и nemen / take в средневерхненемецком и среднеанглийском по отно шению к древневерхненемецкому и древнеанглийскому.





* Древне- и средневерхненемецкие памятники доступны в режиме on-line по адресу www.titus.uni-frankfurt.de.

Степень теоретической разработанности темы исследования. Рас сматриваемые нами глаголы анализировались неоднократно на синхрон ном срезе, прежде всего на материале современного английского языка [Мова, 1968;

Wischer, 2000;

2001;

Сахарова, 2004;

Богданова, 2006]. Рабо тами В. Я. Плоткина [1980;

1989] и И. В. Шапошниковой [1991;

1992;

1999;

2001;

2002;

2003а–б;

2006;

Аналитизм… 2005] были инициированы историко-типологические исследования глагольных носителей эврисемии в английском языке [Соболева 2000;

Сонголова, 2001;

2007;

Петрова, 2003;

Бородина, 2004;

Смакотина, 2006;

Битнер, 2007;

Лифарь, 2007]. В частно сти, на материале английского языка проводился системно-исторический анализ глагольных носителей эврисемии в связи со становлением и разви тием аналитических глагольно-наречных и глагольно-субстантивных де ривационных моделей [Соболева, 2001;

Сонголова, 2001;

Аналитизм… 2005]. Функционирование носителей эврисемии рассматривалось в кон тексте цельносистемной перестройки английского языка [Плоткин 1989;

Шапошникова, 1999, 2008;

Аналитизм… 2005].

На материале современного немецкого языка глаголы типа haben, geben и nehmen анализируются, прежде всего, как составные элементы аналити ческих конструкций, которые образуются на базе глагольных валентностей [Zimmermann, 1967;

Schulz, Griesbach, 1976;

Grundzge, 1984;

Stein, 1998;

Абрамов, 2003;

Ушкова, 2004;

2006а;

2006б;

Helbig, Buscha, 2005;

Wolf, 2006]. В последние годы начал оформляться когнитивный подход к про блеме. Глаголы типа haben, geben и nehmen при этом трансформируются так, что «соответствующая им когнитивная структура преобразуется в лек сико-грамматический концепт» [Ушкова, 2006, с. 25]. Лишь единичные исследователи рассматривают современные немецкие глаголы haben, ge ben и nehmen как широкозначные глагольные единицы, описывая их смы словую структуру и ее реализацию в синтаксических моделях, а также ис следуя семантические связи глаголов между собой [Кудинова, 1994;

ср.

также: Калинина, 2002].

Актуальна сама постановка проблемы, так как исследование глаголь ных носителей эврисемии типа haben / have ‘иметь’, geben / give ‘давать’ и nehmen / take ‘брать’ подразумевает рассмотрение эврисемии в син хронно-диахронной плоскости, а также историко-типологический подход к анализируемым единицам. Типологическая доминанта накопления черт корнеизоляции, агглютинации и аналитизма в германских языках еще не достаточно изучена или изучена неравномерно (например, лексико синтаксические процессы). Историко-типологические исследования таких подсистем – это актуальная задача для понимания природы и устойчиво сти типологически релевантных процессов в результате дивергенции близ кородственных языков. Такого рода сравнения дают представление об ис торических корнях и стабильности продуктивных типов в современных германских языках. Сопоставление на уровне функционально и семанти чески соотносимых микросистем дает возможность оценить роль каждой из рассматриваемых микросистем в цельносистемных типологически ре левантных процессах. Это актуально для теории истории языка, сравни тельной и исторической типологии близкородственных языков, в особен ности в практике обучения переводу и в разработке новых подходов к со держанию обучения по всему блоку данных дисциплин.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что она вносит определенный вклад в разработку проблемы соотношения немецких и анг лийских носителей значений haben / have, geben / give и nehmen / take на основании критериев идентификации носителей эврисемии, а также определения содержания и времени расхождения немецкой и англий ской микросистем глагольных носителей эврисемии. Результаты иссле дования могут использоваться для разработки теории истории языка и модели ее описания на историко-типологической основе.

Практическая значимость диссертационного исследования заключа ется в том, что полученные в нем результаты и материалы могут быть ис пользованы в курсах по введению в германскую филологию, сравнитель но-сопоставительному языкознанию, истории немецкого языка, сравни тельной типологии английского и немецкого языков, лексикологии, а так же в практике учебной исторической лексикографии – при создании сло варей и учебных пособий по названным выше аспектам.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследо вания были изложены в виде докладов на втором Сибирском лингвистиче ском семинаре руководителей научных школ и проектов «Методология лингвистических исследований в России» (Новосибирск, 9–12 октября 2006 г.), IV Всероссийской научно-технической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Наука и молодежь – 2007» (Барнаул, 25–26 апреля 2007 г.), XXIV. Germanistikkonferenz in Tomsk «Fachkommu nikation in der Fremdsprache Deutsch» (Томск, 23–26 мая 2007 г.), IV Меж дународной научной конференции «Язык, культура, общество» (Москва, 27–30 сентября 2007 г.). Работа осуществлена при поддержке Инноваци онного образовательного проекта Рособразования № 456 от 05 июня 2007 года. Работа выполнена по теме «Взаимодействие творческих и раз рушительных процессов семиотической деятельности в этногенезе и куль турогенезе. Исследование типологически и этнически обусловленных лакун в преподавании иностранных языков» в лаборатории этнопсихолингвисти ки НИЧ НГУ по проекту НИР 1.14.07 (тематический план по заданию Ро собразования).

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы (166 наименований, включая 32 ра боты на иностранных языках), списка использованных словарей и их ус ловных обозначений, списка использованных источников примеров иссле дования, приложения. Общий объем работы составляет 189 страниц.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, определяются цель, задачи и методы исследования, излагаются новизна, актуальность, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические основы исследования микросистемы глагольных носителей эврисемии» рассматриваются основные подходы к явлению эврисемии, а также к глагольным аналитическим конструкциям, образованным на базе глагольных носителей эврисемии.

Носители эврисемии образуют самостоятельную микросистему слов, не тождественную носителям полисемии: перед нами разные сущности одного порядка семантической организации структуры слова (моносе мия – полисемия – эврисемия). Теоретической основой работы служат разработанные И. В. Шапошниковой [1999] на материале английского языка критерии идентификации носителей эврисемии. Во-первых, носи тели эврисемии представляют в языке онтологически значимые базовые концепты в прототипе концептосферы человека (например, ‘бытие’, ‘об ладание’ и т. п.). Во-вторых, природа глагольной эврисемии может быть семантического или семантико-синтаксического характера. В-третьих, такие единицы обладают высокими сочетаемостными возможностями и ши роким объемом семантико-синтаксических валентностей. В-четвертых, им свойственна относительно высокая частотность употребления, исто рически расширение валентностного потенциала сопровождается ростом частотности употребления этих единиц. И наконец, в-пятых, в семанти ческой структуре глагола – носителя эврисемии отсутствует устойчивая основа для специализации значения. Мы экстраполируем данные крите рии на немецкий языковой материал с целью определения статуса глаго лов haben, geben и nehmen. На выходе при этом мы планируем построить объемную модель становления семантики глагольных носителей эврисе мии со значением посессивного состояния в немецком и английском языках (средний период истории).

Носители эврисемии необходимо рассматривать, опираясь на принци пы системной типологии языков, в теории типологической трансформации германских языков. При исследовании важны такие параметры, как функ ционирование, структурная организация и семантико-синтаксические осо бенности (в синхронии), эволюция (в диахронии) и факторы изменений «режимов функционирования» (термин Г. П. Мельникова [2003]) разных систем, которые релевантны лишь в случае историко-типологического подхода. Эврисемия – это явление системное, строевое, способное обеспе чивать специфику и имеющее свою нагрузку в разных, даже близкородст венных языках. Эврисемия не является сугубо синхронным или диахрон ным явлением, она – и то и другое. Вследствие этого исследовать носители эврисемии нужно именно в объемном, не ограниченном синхронной или диахронной плоскостями, измерении. На этой же основе необходимо и сопоставлять однопорядковые единицы в немецком и английском языках.

На основе этимологической, концептуальной и когнитивной общности в близкородственных английском и немецком языках выявляются соответ ствия типа have / haben, be / sein, do / tun, make / machen, take / nehmen. На блюдается функциональная соотносимость систем носителей эврисемии, однако правомерно утверждать, что и для английской, и для немецкой микросистем характерна своя внутренняя структурированность. Много мерность, специфичность моделей в английском и немецком языках не в последнюю очередь объясняется расхождениями в цельносистемной типо логической трансформации германских языков.

Для английского языка (как было подмечено еще В. Я. Плоткиным [1989]) не характерна далеко идущая грамматикализация, приводящая к утрате лексического значения слова. Именно конкретное значение глаго ла – носителя эврисемии служит той базой, на основе которой становится возможным осуществление механизма когнитивной метафоризации.

В отличие от других глаголов у носителей эврисемии исходное конкретное значение продолжает устойчиво сохраняться в течение всего периода их существования в языке. Это позволяет сохранить целостность семантиче ской структуры глаголов ‘иметь’, ‘давать’ и ‘брать’, а также служит осно вой для их дальнейшего развития в качестве микросистемы носителей эв рисемии.

Так как носители эврисемии несут в себе строевые, системные функ ции, через их описание можно понять свойства языка в целом. Исходя из доказанного лингвистами положения об имевшем место в истории герман ских языков типологическом сдвиге, мы ставим задачу измерить степень расхождения английского и немецкого языков в той мере, в которой это позволяет сделать одна из самых функционально нагруженных глагольных микросистем, а также описать содержание этого расхождения.

Во второй главе «Становление глагольных носителей эврисемии со значением ‘посессивное состояние’ в древневерхненемецком и древнеанг лийском языках» проводится анализ глаголов haben / habban, geban / gifan и nman / tacan в древневерхненемецком и древнеанглийском язы ках соответственно.

Основы словарного состава языка закладываются еще в глубокой древ ности. Глаголы ‘иметь’, ‘давать’ и ‘брать’ репрезентируют базовые кон цепты пространственно-временной области, через которую человек позна ет окружающий его мир. Данные глаголы описывают состояние обладания какой-либо сущностью, прежде всего окружающего нас вещного мира, а также через метафору мира наших чувств, ощущений, мыслей, другими словами, мира внутреннего, идеального, духовного. Мир вещный и мир идеальный, духовный представляют различные объекты, при этом одной из наших задач является рассмотрение того, как объединяются в семанти ческой структуре глагольных носителей эврисемии различные объекты.

Глагол ‘иметь’ описывает простое нахождение человека – субъекта глагола в состоянии обладания («статическое обладание»), состояние цен тра посессивной сферы, а глаголы ‘давать’ и ‘брать’, в свою очередь, пере дачу объекта из одной обладательной сферы в другую [Плоткин, 1989;

Шапошникова, 1991;

Кудинова, 1994;

Wischer, 2001;

Гурочкина, 2003;

Аналитизм… 2005]. Следовательно, по отношению к глаголу ‘иметь’ гла голы ‘давать’ и ‘брать’ описывают динамическое состояние обладания.

Каждый из языков, взятый в отдельный период исторического раз вития, выбирает наиболее оптимальный для себя способ кодирования информации о категоризуемом опыте. Проведенный анализ семантико синтаксической валентности глаголов habn / habban, geban / gifan и nman / tacan в древневерхненемецком и древнеанглийском языках со ответственно позволяет выделить когнитивные сферы, отраженные в наполняемости моделей с данными глаголами. Эти когнитивные сферы находятся «внутри объекта», т. е. «упаковываются» под его семантику, а уже сам объект структурируется по-разному (объектная валентность):

1) сфера манипуляции с конкретными (материальными) объекта ми, описывающими внешний микромир человека – субъекта глагола (V + NAKKконкр.). Например:

др.-в.-нем. др. англ.

habn: Tho quad in der heilant: vvuo habban: Haefdon swurd nacod, manigu brot habet ir? (Tat., Ev. Harm., tha wit on sund reowon (Beow 89, 5) ‘Тогда спросил их святой: как 539) ‘Имели мечи обнаженны много хлеба имеете вы?’ * ми, кинулись в зыби’ geban: ber s gb ro uut (Notker, gifan: Se cyng geaf heora land tham mannum the him holde wae Mart. Cap., II (102, 18)) ‘Однако ron (P. Chr 1088) ‘Тот король она дала им одеянье’ дал их землю тем людям, кото рые ему верными были’ * Полужирным курсивом в тексте примеров отмечены рассматриваемые глаго лы;

пунктирной линией – имена существительные – объекты, дополнения при гла голе;

волнистой линией – расширители модели. Для удобства рассмотрения здесь и далее по тексту приведен буквальный подстрочный перевод.

nman: Nim uufen unde sclt. unde tacan: tha menn ealle he toc and stant f. hlf mir (Notker, Ps., 34 dyde of heom thaet he wolde (Chr (108, 22)) ‘Возьми оружие и щит. И 1072) ‘тех мужчин всех он взял встань. Помоги мне’ и сделал с ними все, что хотел’;

2) сфера абстрактного, отражающая внутренний микромир чело века – субъекта глагола (V + NAKKабстр.):

др.-в.-нем. др. англ.

habn: Inti sr tho ther heilant sprah habban: Hi nan helpe ne haefden n quedenti: habet r beldida, ih bm of the king (Chr 1140) ‘Они ни iz, ni curet u forhten (Tat., Ev. какой помощи не имели от того Harm., 81, 2) ‘И тут же святой ска- короля’ зал: имейте мужество, я есмь, не должны вы бояться’ geban: Hrbeste gb kt te ra gifan: ac se aelmihtiga God him gife wurthscipe on tham towear (Notker, Boeth. Cons., I (36, 3)) dan (P Chr 1085) ‘да пусть все ‘Лучшим дал бог честь’ могущий бог честь ему воздаст на том свете’ nman: endi nam sigu in dhem iu- tacan: He toc swilce gerihta swa deoliudim (Is., De Fide, 5, 8) ‘и взял he him gelagade (Chr 1075) ‘Он победу над иудеями’ взял (принял) те права, которые ему были предписаны’;

3) сфера действия, деятельностная микросфера:

– глагол + псевдообъект (V + NAKKдеят.):

др.-в.-нем. др. англ.

habn: Tu telih nde hbent (Not- habban: Hi nan helpe ne haefden of the king (Chr 1140) ‘Они ни ker, Boeth. Cons., II (100, 6–7)) ‘Все конец имеют (все заканчивается)’ какой помощи не имели от того короля’ (для древнеанглийского языкового материала не харак терно разграничение моделей V + NAKKабстр. и V + NAKKдеят.) geban: Ther heilant ni gab imo noh- gifan: – hein antuurti (Tat., Ev. Harm., 197, 7) ‘Святой не дал ему никакого ответа’ nman: – tacan: – – V + NAKK + Vinf, V + NAKK + to / zi (ze) + VPart / Vinf:

др.-в.-нем. др. англ.

habn: bidiu iu dri taga thuruhuuo- habban: nu ic longe spell haebbe nent mit mir inti ni habent uuaz ezzen to secgenne (Oros 94.16) ‘теперь (Tat., Ev. Harm., 89, 1) ‘оба вы три я длинный рассказ имею рас дня оставались со мной и не имели сказывать’ что-либо кушать’ geban: Tho quad iru der heilant: gib mir gifan: – trinkan (Tat., Ev. Harm., 87, 2) ‘Тогда сказал ей святой: дай мне пить’ nman: – tacan: – – глагол habn / habban + NAKK + VPartII (перфект):

др.-в.-нем. др. англ.

habs managiu guot gi- tha othere sittende wae С согласованием saztiu (Tat., Ev. Harm., ran ymb tha burg, oth hi hie gewunnene haefdon 105, 2) ‘многих хоро ших посадил’ (досл. (Oros 56.27) ‘те сидя ‘имеешь многих хоро- щими были вокруг той ших посаженными’). крепости, пока они имели ее побежденной’ Vuaz mag ih Gte tun. for thaem the hi haefdon Без согласования umbe al daz er mir getan genumen him Yryc to cyninge (P Chr 948) ‘по habet? (Notker, Ps., (431, 23–24)) ‘Что я тому что они имели могу для Бога сделать? принятым (приняли) За все то, что он мне Эрика как своего коро сделал?’ ля’.

Таким образом, на базе когнитивной метафоризации происходит рас ширение наполняемости базовой глагольно-объектной модели. Исходное конкретное значение не противоречит такому расширению семантико синтаксической наполняемости моделей с данными глаголами. В результа те уже в конце VIII – начале XI в. в качестве так называемых «псевдообъ ектов» фиксируются имена существительные абстрактной и деятельност ной семантики;

инфинитивы, причастия, предложные сочетания также могут расширять данную модель. Объект, таким образом, описывается с качественной, количественной или пространственной стороны. Это созда ет субстантную базу и синтаксический потенциал для переразложения мо делей и образования новых видов валентностей на этой основе.

Сфера конкретного при этом становится системообразующим ядром по отношению к общей семантической структуре глагола, поскольку служит областью-источником для метафорического осмысления «псевдообъект ных» референтов (в сфере абстрактного и в сфере действия).

В семантико-синтаксическом наборе глаголов habn / habban, geban / gifan и nman / tacan в двух рассматриваемых языках обязательны сле дующие конституэнты: объект совершаемого действия, субъект (обла дающий объектом или осуществляющий действие по введению / выведе нию объекта для geban / gifan и nman / tacan), а также указание на реци пиента, в чью сферу передается объект (для глаголов geban и gifan).

В древневерхненемецком языке наблюдается более устойчивая корре ляция в количественном распределении имен существительных, занимаю щих позицию объекта в глагольно-объектной модели, между глаголами habn и geban, чем между habn и nman, с одной стороны, и geban и nman – с другой. В древнеанглийском языке, напротив, глаголы gifan ‘давать’ и tacan ‘брать’ коррелируют не только с точки зрения семан тики, но и образуют сходные во всех отношениях глагольно-объектные модели.

Именно когнитивная метафора позволяет глаголам habn / habban, ge ban / gifan и nman / tacan в обоих древнегерманских языках сохранить семантическую целостность и, кроме того, служит базой для их после дующего развития как микросистемы носителей эврисемии.

Применение критериев идентификации носителей эврисемии при сравнительно-сопоставительном анализе древневерхненемецких глаго лов habn, geban и nman, с одной стороны, и древнеанглийских глаго лов habban, gifan и tacan – с другой, позволяет прийти к следующему заключению:

а) древневерхненемецкий глагол habn, как и древнеанглийский гла гол habban, описывает состояние субъекта как центра посессивной сфе ры, представляя уже в языках древнего периода данный базовый кон цепт в прототипе концептосферы человека – обладательное состояние.

Древневерхненемецкие глаголы geban и nman, а также древнеанглий ские глаголы gifan и tacan представляют по своей семантике динамиче ские корреляты глаголов habn и habban. Ситуация, описываемая глаго лами ‘давать’ (древневерхненемецкий geban и древнеанглийский gifan) и ‘брать’ (древневерхненемецкий nman и древнеанглийский tacan), одна и та же, но она рассматривается с противоположных сторон – в зависи мости от ориентира. Глаголы geban и gifan, nman и tacan описывают перемещение объекта из одной сферы в другую;

б) древневерхненемецкий глагол habn и древнеанглийский глагол habban в данный период исторического развития языков обладают сов падающим объемом семантико-синтаксических валентностей: V + NAKKконкр.;

V + NAKKабстр.;

‘V + NAKKдеят., V + NAKK + Vinf, V + NAKK + to / zi (ze) + VPart / Vinf, V + NAKK + VPartII (перфект). Глаголы geban и gifan, а также nman и tacan обладают значительно меньшим объемом валентностей.

Прежде всего, это такие сочетания, как V + NAKKконкр., V + NAKKабстр., а также V + NAKKдеят., V + NAKK + Vinf, V + NAKK + zi (ze) + VPart для древне верхненемецкого geban (последнее сближает глагол geban с глаголом habn);

в) основа для семантической специализации у рассматриваемых глаго лов (древневерхненемецких habn, geban, nman;

древнеанглийских hab ban, gifan, tacan) отсутствует: нет ограничений на то, какое облада тельное состояние (для habn и habban) или его динамический коррелят (для geban, nman, а также gifan, tacan) описано;

г) природа процесса становления эврисемии у древневерхненемец кого глагола habn, как и древнеанглийского habban, семантико синтаксическая (кроме базовой конструкции V + NAKKконкр., в модели присутствуют сочетания с глаголом и причастием;

сочетание с причас тием прошедшего времени образует грамматическую конструкцию па радигматического статуса – перфект). Природа процесса становления эврисемии у древневерхненемецких глаголов geban и nman, а также древнеанглийских глаголов gifan и tacan семантического характера, так как ни одна из конструкций, образуемых на их основе, не носит грам матического статуса (их лексико-семантическая сочетаемость не выхо дит за пределы глагольно-объектной валентности);

д) наибольшей частотностью обладают прототипические древневерх ненемецкий habn и древнеанглийский habban (2,51 и 11,7 на каждые 10 000 знаков текста соответственно). Для древневерхненемецкого ge ban и древнеанглийского gifan характерна относительно высокая час тотность (1,1 и 1 соответственно). Частотность древневерхненемецкого глагола nman составляет 0,6 на каждые 10 000 знаков;

tacan появляется в английском языке лишь в конце XI – начале XII в., что не позволяет говорить о его широком употреблении в древнеанглийском языке.

Таким образом, анализ на концептуальном, семантическом и син таксическом уровне позволяет заключить, что у рассматриваемых гла голов (древневерхненемецких habn, geban, nman;

древнеанглийских habban, gifan, tacan) уже в древний период их исторического развития были исходные предпосылки (соизмеримые по степени их выраженно сти в двух языках) для устойчивого развития по типу эврисемии.

В третьей главе «Развитие глагольных носителей эврисемии со значением ‘посессивное состояние’ в средневерхненемецком и средне английском языках» проводится собственно сопоставление – описание моделей с глаголами haben / have ‘иметь’, geben / give ‘давать’ и nehmen / take ‘брать’ в древне- и средневерхненемецком – с одной сто роны, и в древне- и среднеанглийском – с другой.

В средневерхненемецком и среднеанглийском языках сохраняются от меченные и для древнего периода существования данных языков когни тивные сферы, отраженные в наполняемости объектных моделей с глаго лами haben / have ‘иметь’, geben / give ‘давать’ и nemen / take ‘брать’: сфера конкретного, описывающая внешний микромир субъекта;

сфера абстракт ного, описывающая внутренний микромир субъекта, и деятельностная сфера. Однако наблюдается различная степень трансформированности субстантного материала в средневерхненемецком по отношению к сред неанглийскому. Способность включать все больше классов референтов в модели с исследуемыми глаголами в результате действия механизма ког нитивной метафоры по-разному реализовалась в двух генетически близко родственных германских языках (немецком и английском).

Сфера конкретного выполняет, как и в древний период существова ния английского и немецкого языков, функцию системообразующего ядра по отношению к сфере абстрактного и сфере действия. Сфера кон кретного не теряет при этом своей основополагающей роли в объектных моделях с глаголами haben / have, geben / give и nemen / take в средне верхненемецком и среднеанглийском языках (см. рис. на с. 18), так как именно сочетания исследуемых глаголов с именами существительными конкретной семантики остаются тем каркасом, который держит на себе всю модель. В средневерхненемецком языке сохраняется существовав ший и в древневерхненемецком механизм распределения субстантного материала в моделях с haben, geben и nemen. В среднеанглийском языке происходит количественное и качественное перераспределение суб стантного материала в моделях с have, give и take. Перераспределение отношений в глагольно-объектных синтагмах, их переразложение ведет к появлению новых аналитических конструкции с новым статусом в анг лийских глагольных валентностных схемах. В немецком языке аналогич ного переразложения со сменой функционального статуса элементов, по результатам нашего анализа, не происходит.

В семантико-синтаксическом наборе средневерхненемецких и средне английских глаголов haben / have, geben / give и nemen / take в качестве обязательных остаются следующие конституэнты: объект совершаемого действия, субъект (обладающий объектом или осуществляющий действие по введению / выведению объекта для geben / give и nemen / take), а также указание на реципиента, в чью сферу передается объект (для глаголов ge ben / give). Однако в средневерхненемецком наблюдается четкое разграни чение синтаксических функций данных актантов: субъект стоит в имени тельном падеже, объект – в винительном, реципиент – в дательном. В среднеанглийском в ходе постепенной утраты флективного статуса уже не наблюдается такого четкого распределения синтаксических функций, ко торые несут на себе падежи субъекта, объекта и реципиента при глаголах have, give и take. Как следствие основная нагрузка перемещается на син таксис и релевантным для разграничения субъекта, объекта и реципиента становится порядок следования слов в предложении.

В среднеанглийском языке наблюдается более прочная корреляция ме жду глаголами have, give и take, чем в средневерхненемецком между haben, geben и nemen. Об этом свидетельствует распределение лексическо го материала внутри моделей с данными глаголами. Проведенный количе ственный и качественный анализ наполняемости моделей с исследуемыми глаголами позволяет представить объемную модель становления семанти ки глагольных носителей эврисемии со значением посессивного состояния от древнего периода к среднему периоду существования английского и немецкого языков, отраженную на рисунке ниже. Данная модель показы вает произошедший качественный скачок в среднеанглийском языке, в средневерхненемецком языке такого скачка не наблюдается, то есть не наблюдается переразложения отношений в глагольно-объектных моделях со сменой функционального статуса элементов. В частности, построение моделей с именами существительными (конкретной, абстрактной и дея тельностной семантики), конструкций V + NAKK + Vinf, V + NAKK + to / zi (ze) + VPart / Vinf, перфекта фактически не претерпевает изменений. Соот ветственно по степени трансформированности субстантного материала глагольно-объектные модели с haben, geben и nemen в средневерхненемец ком языке (по отношению к древневерхненемецкому) довольно устойчи вы: степень устойчивости составляет 91,9 % по отношению к 100 % в древневерхненемецком. В среднеанглийском языке степень устойчивости по сравнению с древнеанглийским составляет 64,6 %. Это подтверждается распределением субстантного материала внутри моделей с глаголами have, give и take в древнеанглийском и среднеанглийском языке. Так, наблюда ется перераспределение даже в ядерных конструкциях с именами сущест вительными конкретной и абстрактной семантики. Кроме того, появляют ся конструкции для выражения потенциального действия и с плавно вклю ченной субпредикацией.

5. Рассматриваемые средневерхненемецкие глагольные единицы haben ‘иметь’, geben ‘давать’ и nemen ‘брать’ обладают всеми признаками, свой ственными носителям эврисемии:

а) описывают в языке определенный базовый концепт в прототипе кон цептосферы человека (haben – обладательное состояние, geben и nemen – перемещение объекта из одной сферы в другую);

Объемная модель становления семантики глагольных групп в немецком и английском языках Немецкий язык Внешний микромир: свободное син таксическое сочетание V + NAKKконкр.

Внутренний микромир: аналитиче ская конструкция V + NAKKабстр.

Деятельностная микросфера:

др.-в.-нем. ср.-в.-нем.

аналитические конструкции V + NAKKдеят.;

V + NAKK + VPartII;

V + NAKK + Vinf Свободный порядок слов Английский язык ср. англ.

Внешний микромир:

др. англ. свободное синтаксическое Деятельностная сочетание V + NAKKконкр. микросфера:

Деятельностная аналитические конст микросфера: Внутренний микромир: рукции V + NAKKдеят.;

аналитическая аналитическая конструкция V + NAKKабстр.

конструкция V + NAKK + Vinf (по V + NAKK + Vinf тенциальное действие) Деятельностная микросфера:

Свободный аналитическая конструкция Фиксированный V + NAKK + VPartII порядок слов порядок слов:

примыкание б) обладают относительно широким набором валентностей (в модели с haben представлены сочетания с именем существительным (конкретной, абстрактной и деятельностной семантики), инфинитивом, причастием (со четания с причастием прошедшего времени образуют грамматическую конструкцию парадигматического статуса);

в модели с geben – с именем существительным (конкретной, абстрактной и деятельностной семантики), инфинитивом, причастием;

в модели с nemen – с именем существительным (конкретной, абстрактной и деятельностной семантики));

в) в семантике самих глаголов haben ‘иметь’, geben ‘давать’ и nemen ‘брать’ нет устойчивых признаков специализации значения, способных осложнить его семантическую структуру, например указанием на способ перемещения объекта при его передаче и пр.;

г) природа процесса становления эврисемии средневерхненемецкого глагола haben ‘иметь’ семантико-синтаксического характера, средневерх ненемецких глаголов geben ‘давать’ и nemen ‘брать’ – семантического (как и среднеанглийских глаголов give и take);

д) обладают относительно высокой (по сравнению с английскими гла гольными единицами have, give и take) частотностью употребления на ка ждые 10 000 знаков текста. Частотность haben увеличивается от 2,51 в древневерхненемецком до 5,65 в средневерхненемецком (ср.: от 11,7 в древнеанглийском до 27 в среднеанглийском для have). Частотность geben остается фактически неизменной и составляет 1,1 (ср.: от 1 в древнеанг лийском до 3 в среднеанглийском для give). Частотность nemen увеличива ется от 0,6 в древневерхненемецком до 1,5 в средневерхненемецком (ср.:

от 0 в древнеанглийском до 4,2 в среднеанглийском для take).

В заключении приводятся результаты исследования.

В приложении даются графики и схемы, отражающие результаты из мерения количественных параметров функционирования исследуемых микросистем, а также объемная модель становления семантики глаголь ных групп со значением посессивного состояния.

Основные результаты данной работы отражены в следующих публикациях:

В издании, рекомендованном ВАК для публикации результатов док торских и кандидатских исследований:

1. Козлова Н. В. Зарождение аналитических глагольных конструкций в германских языках (к проблеме отбора субстантного материала языком) // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. – 2006. Т. 4, вып. 2. – С. 48–53.

В других изданиях:

2. Козлова Н. В. Потенциально широкозначные глаголы в древневерх ненемецком языке // Актуальные проблемы современной германистики:

Сб. науч. тр. – Новосибирск: Новосиб. гос. ун-т, 2004. – С. 25–29.

3. Козлова Н. В. Широкозначные глаголы: деривационный потенциал корней // Концептология: опыт исследования: Сб. науч. тр. – Новосибирск:

Новосиб. гос. ун-т, 2006. – С. 76–82.

4. Козлова Н. В. Исследование типологически обусловленных лакун в лексических подсистемах английского и немецкого языков (на материале некоторых глагольных групп) // Наука и молодежь: Материалы IV Всерос сийской научно-технической конференции студентов, аспирантов и моло дых ученых / Под общ. ред. А. А. Максименко. – Барнаул: Изд-во АлтГТУ, 2007. – С. 49–50.

5. Козлова Н. В. Становление семантики этимологически соотносимых глагольных групп в немецком и английском языках // Вестн. Новосиб. гос.

ун-та. – 2007. Т. 5, вып. 2. – С. 49–56.

6. Козлова Н. В. Объемная диахроническая модель становления се мантики глагольных групп в германских языках: пути исследования // IV Международная научная конференция «Язык, культура, общество»:

Тезисы докладов. – М., 2007. – С. 119.

7. Козлова Н. В. Когнитивный анализ подсистем глагольных носите лей эврисемии в древневерхненемецком и древнеанглийском языках // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. – 2008. Т. 6, вып. 1. – С. 32–47.

8. Козлова Н. В. Глагольные аналитические конструкции в германских языках // Шапошникова И. В. История английского языка. Книга для се минарских занятий и самостоятельной работы студента (с приложением) / Новосиб. гос. ун-т. – Новосибирск, 2008. – С. 164–179.

9. Козлова Н. В. Сбор эмпирического материала для историко типологического анализа. Приемы и методы так называемой «корпусной лингвистики» // Шапошникова И. В. История английского языка. Книга для семинарских занятий и самостоятельной работы студента (с приложе нием) / Новосиб. гос. ун-т. – Новосибирск, 2008. – С. 195–200.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.