авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Международные рейтинги университетов

В течение последнего десятилетия в мировом научно-образовательном сообществе

ведутся активные дискуссии по поводу получивших широкое распространение

рейтингов

университетов: исследователи разных частей мира обсуждают их объективность,

преимущества и недостатки по сравнению с другими способами сопоставления

деятельности вузов, перспективы дальнейшего развития рейтингов вузов.

На результаты различных рейтингов опираются администрации учебных заведений при планировании развития вузов. Университетские рейтинги служат ориентиром при осуществлении политики развития национальных систем образования. Одним из первых указов В.В.Путина на посту Президента страны стал Указ №599 от 07.05.2012 г. «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки», в котором одной из задач развития российской системы высшего образования ставится «… вхождение к 2020 году не менее пяти российских университетов в первую сотню ведущих мировых университетов согласно мировому рейтингу университетов».

В чем популярность вузовских рейтингов?

Одна из причин – увеличение значимости человеческого капитала в экономическом развитии современных государств. Именно в формировании человеческого капитала, отвечающего основным социальным, экономическим, культурным требованиям современного общества, ведущую роль играют высшие учебные заведения.

Проблема способности современных вузов выпускать высококачественных специалистов была актуализирована происходящими во всем мире процессами глобализации, естественным образом дошедшими и до образовательных систем государств.

Глобализация послужила мощным импульсом для развития межуниверситетского сотрудничества и академической мобильности, она же придала новую значимость вопросам сопоставления уровня и качества научно-образовательной деятельности вузов всего мира.

Эти факторы способствовали осознанию необходимости повышения качества современных систем образования, упрочнения их позиций в глобальном образовательном пространстве, а также усилили конкурентную борьбу как между отдельными вузами, так и между национальными системами высшего образования.

Возросшая конкуренция подтолкнула развитие новых информационно емких и удобных в применении инструментов сопоставления «успешности» работы современных вузов, коими и стали университетские рейтинги.

Фактически, международные рейтинги университетов формируют модели и задают стандарты современного университета, которым и пытаются следовать многие вузы мира.

Далеко не всеми исследователями университетские рейтинги оцениваются позитивно.

Активной критике подвергаются методологии рейтингования: недостаточная обоснованность применяемых критериев, несовершенство способов обработки статистических данных университетов делают рейтинги своего рода «раздражителями», пытающимися через точечные и некорректные «проколы» не только оценивать деятельность любого университета мирового уровня, но и давать рекомендации по усовершенствованию его работы.

Ряд ученых считает, что рейтинги как единое мерило жизнедеятельности университетов фактически измеряют степень соответствия университетов основным университетам США – большим, богатым, ведущим масштабную научно-исследовательскую работу, обычно имеющим широкий дисциплинарный охват и функционирующим в условиях демократического государственного устройства. В результате университеты и развивающихся, и развитых стран стремятся «подражать Западу», а «не развивать свой собственный уникальный характер», а правительства государств развивают стратегии, позволяющие их передовым университетам попасть в рейтинг.

Во многом именно из-за ориентации ведущих университетских рейтингов на американский тип вузов многие университеты, играющие внутри своей страны важную роль, не попадают в ТОП-группы.

Неспособность рейтингов университетов учитывать индивидуальные особенности современных вузов многими исследователями связывается с применением в них одномерного подхода. При одномерном подходе оценка вузов производится по единому набору показателей с приписываемыми им весовыми коэффициентами, а окончательный рейтинговый результат представляет собой список, начинающийся "лучшими" и кончающийся "худшими" вузами. При этом составители рейтингов особенно широко применяют показатели, оценивающие работу университетов по их научно исследовательской деятельности, используя такие индикаторы, как число статей в научных журналах, число ссылок на одну статью или одного автора и пр. Такой подход отдает преимущества исследовательским университетам и не может удовлетворить всех заинтересованных в университетских рейтингах потребителей, имеющих разные информационные запросы.

В результате развернувшихся дебатов по поводу этих недостатков университетских рейтингов Комиссия ЕС заявила о необходимости развития системы многомерного ранжирования вузов, получившего название U-Multirank. Многомерность нового рейтинга должна заключаться в том, что он должен оценивать работу вузов по отдельным пяти направлениям их деятельности, не сводящимся в итоге к единой шкале: образовательной, научно-исследовательской, передаче знаний в общество (knowledge transfer), международной деятельности, региональной роли (regional engagement). Наряду с этим, рейтинг U-Multirank должен быть управляемым пользователем, то есть предоставлять пользователю возможность самостоятельно ранжировать вузы с сопоставимыми и важными для него показателями.

Активная критика не снижает популярности университетских рейтингов: представители «обойденных» в рейтингах вузов, предлагают новые, на их взгляд более справедливые системы рейтинговых оценок, а многочисленные исследователи выявляют и анализируют недостатки существующих рейтинговых методологий и предлагают пути их преодоления.

Число рейтингов университетов различных уровней постоянно растет, а в академическом сообществе идут дебаты о надежности рейтинговых методологий, возможных путях их совершенствования, обсуждаются полезные и нежелательные последствия применения рейтингов их целевыми группами.

Кратко обозначим основные целевые группы университетских рейтингов.

Прежде всего, это абитуриенты и студенты, выбирающие университет для дальнейшего обучения. Им рейтинги предоставляют полезную и легко сопоставимую информацию, собранную и представленную в одном месте, в то время как информация, предоставляемая потенциальным студентам самими вузами (в специальных проспектах, на сайтах) может оказаться недостаточной и плохо сопоставимой, поскольку вузы естественным образом умалчивают о слабых сторонах своей деятельности и потому предоставляют потребителям выборочные сведения. Дополнение этих сведений результатами рейтингов может послужить хорошим подспорьем при выборе вуза.

Подобным образом на рейтинги могут ориентироваться научные сотрудники и исследователи вузов при определении нового желаемого места работы.

Работодатели опираются на рейтинги при отборе на работу выпускников разных вузов, имеющих одинаковый уровень квалификации.

Сами университеты, каким бы критическим ни было отношение их администрации к рейтингам, стремятся повысить в них свое позиционирование. Хорошие позиции в рейтингах позволяют наладить партнерство с ведущими вузами мира, привлечь к учебному заведению больше талантливых студентов, обучение которых является основной целью существования вузов и основным источником его финансирования – и государственного, и корпоративного, и частного. Особое значение придается привлечению иностранных студентов, которое преследует и иные интересы, кроме экономических: борьба за иностранных студентов может оцениваться как элемент геополитической борьбы за интеллектуальные ресурсы и влияние (softpower).

Высокие позиции в рейтинги позволяют привлечь к работе в вузе наиболее высококвалифицированных ученых, интеллектуальную элиту. Недаром значимую долю общего рейтингового балла, получаемого вузом, составляет оценка его научно исследовательской деятельности, осуществляемой по критериям, связанным с наличием и числом выпускников и сотрудников вуза, награжденных Нобелевской премией или медалью Филдса, а также оценка персонала на основе наукометрических показателей.

Высокое место в рейтингах, при отлаженном управлении повышает конкурентоспособность вузов на глобальном и национальном уровне, позволяет вузовским администрациям ставить и достигать самых амбициозных целей.

Реакции вузов на выпускаемые рейтинги разнообразны.

Известны случаи препятствования со стороны вузов распространению результатов рейтингов, что еще раз свидетельствует о значимости рейтингов для современных учебных заведений.

Одним из способов реагирования на рейтинги является разработка собственных университетских рейтингов, что зачастую является формой протеста против уже существующих рейтингов. Примерами могут служить появившийся в конце 2007 г.

французский рейтинг Professional Ranking of World Universities, разработанный Ecole Nationale Superieure des Mines de Paris. Существование множества противоречивых по своим результатам университетских рейтингов может расцениваться как результат несогласия администраций современных вузов с уже существующими и наиболее авторитетными рейтинговыми системами.

Стоит сказать о бойкотировании рейтингов университетов отдельными вузами как о способе реагирования на рейтинги. Примечательно, что к бойкотированию рейтингов порой прибегают достаточно сильные университеты. В 2012 г. Гамбургский университет решил бойкотировать как национальные (в том числе рейтинг университетов ФРГ CHE), так и международные рейтинги университетов1. Президент этого университета Дитер Ленцен (Dieter Lenzen) раскритиковал рейтинговые исследования за необъективность. В качестве причины отказа от участия в рейтингах Д.Ленцен назвал и переизбыток бумажной работы, связанной с подобными проектами. Это, во-первых, отвлекает непосредственно от занятий наукой и управления университетом, а, во-вторых, требует дополнительного расхода средств. При этом, по мнению президента Гамбургского университета, потраченные усилия не приносят ожидаемого результата: рейтинги не Университет Гамбурга будет бойкотировать рейтинги престижности вузов / http://www.lenta.ru/news/2012/09/20/hamburg.

отражают реального положения дел в вузе, что приводит к искажению представлений о нем как у абитуриентов, так и у властей.

Исследования, нацеленные на сравнительный анализ влияния рейтингов на высшее образование, показывают, что, несмотря на различия политических режимов, исторического, социального, экономического развития современных государств, – существует много общего в том, как администрации вузов разных стран реагируют на рейтинги, принимают управленческие решения и действуют 2.

Можно выделить три основных стратегических направления реагирования систем высшего образования на рейтинги: а) развитие вертикальной репутационной дифференциации;

б) развитие горизонтальной (по миссиям вузов) дифференциации;

в) ориентация на продвижение вузов в дисциплинарных рейтингах.

Стратегия развития вертикальной репутационной дифференциации является наиболее распространенной. Она использует ранжирование вузов в качестве свободного рыночного механизма, что способствует упрочению превосходства небольшого числа университетов и установлению академической иерархии. По этому пути пошли Германия, Япония, Китай, Корея, Франция и ряд других стран.

В Германии до недавнего времени конкуренция высших учебных заведений была редким явлением. Студенты обычно учились в наиболее близким к их домам вузах, а выпускники воспринимались одинаково, за исключением различий между выпускниками университетов и колледжей (Fachhochschulen). В последнее время у правительства Германии выработалась установка на то, что развитие конкуренции и вертикальная дифференциация между вузами способствуют развитию их качества. Появление такой установки совпало с развитием глобальных рейтингов университетов и, похоже, тесно связано с низким уровнем представленности германских университетов в Шанхайском рейтинге.

Происходящие перемены в системе высшего образования Германии активно приветствуются вузами-лидерами страны, некоторыми факультетами и студентами, поскольку конкуренция широко отождествляется с модернизацией, а глобальные рейтинги – с национальной гордостью. В то же время, уделяемое элитным вузам повышенное внимание и применяемые различные стратегии финансирования, обостряют различия между вузами восточных и западных земель страны - с одной стороны и между университетами северных и южных земель – с другой, а студенты и многие факультеты университетов бывшей Восточной Германии обеспокоены возможностью сокращения Hazelkorn, Ellen (2009). Attitudes to Rankings: Comparing German, Australian and Japanese Experiences', in Sarjit Kaur, Morshidi Sirat and William G. Tierney (Eds), Addressing Critical Issues on Quality Assurance and University Rankings in Higher Education in the Asia Pacific http://arrow.dit.ie/cserart/3.

существующих образовательных программ из-за повышенного внимания к элитному образованию.

Развитие стратегии вертикальной репутационной дифференциации характеризуется целенаправленным государственным финансированием передовых университетов. Так, Германия осуществила дополнительные вложения в размере 2,3 миллиардов долларов США только в 10 своих университетов, в то время как в стране существует университетов и 167 колледжей;

в Китае концентрация финансовых ресурсов затронула университета из более чем 1700 вузов.

Стратегия горизонтальной дифференциации вузов нацелена не на развитие небольшого числа элитных вузов до статуса мирового класса, а на достижение этого статуса всей системой высшего образования вне зависимости от дисциплинарного охвата образовательных программ и научно-исследовательской работы вузов. Это стратегическое направление реализуется в Австралии и Норвегии.

В Австралии реализация стратегии горизонтальной дифференциации вузов связана, прежде всего, с существенной зависимостью бюджета австралийского высшего образования от иностранных студентов, а, значит, и от высокой репутации образовательной системы страны на международном рынке. В настоящее время иностранные студенты составляют 19,7% всех учащихся вузов Австралии, в то время как средняя доля иностранных студентов по странам ОЭСР составляет 7,3%. Развитие стратегии горизонтальной дифференциации вузов фактически означает отказ Австралии от ориентации на университетские рейтинги при осуществлении своей образовательной политики. При этом университетские рейтинги остаются инструментом, помогающим отслеживать осведомленность мировой научно-образовательной общественности о высоком качестве австралийской системы высшего образования.

Стратегия ориентации университетов на их продвижение в дисциплинарных глобальных рейтингах основывается на том, что далеко не все вузы могут реально претендовать на включение в ТОП-группы глобальных университетских рейтингов, но многие вузы способны достичь успеха в дисциплинарных глобальных рейтингах.

Более того, существует точка зрения, что не только отдельным вузам, но и многим странам следует ориентироваться на продвижение своих университетов именно в дисциплинарных, а не в общеуниверситетских рейтингах.

Стратегия продвижения университетов в дисциплинарных глобальных рейтингах обосновывается следующими факторами.

Во-первых, во многих странах отсутствуют вузы, способные конкурировать с ведущими мировыми университетами по числу высокоцитируемых ученых и сотрудников/выпускников, награжденных Нобелевской премией или медалью Филдса.

Число всех часто цитируемых ученых и нобелевских лауреатов каждой такой страны зачастую несопоставимо с числом таких ученых всего лишь одного ведущего мирового университета. Если на ноябрь 2009г. в Гарвардском университете, лидере Шанхайского рейтинга, насчитывалось 187 высокоцитируемых ученых, то таковых ученых в Швеции работало 63 человека, в Израиле – 49, в Бельгии – 39, в Дании – 31, в Финляндии, Австрии и Новой Зеландии – по 18, в Норвегии – 14, в Ирландии – 8 и во всей Венгрии - 7 человек.

Не лучше для многих стран обстоят дела с нобелевскими лауреатами [Sheil, С.73-74].

Рейтинг ARWU подсчитывает показатель HiCi (число высокоцитируемых ученых в каждой из 21 предметных областей) для каждого вуза на основе данных проекта Thomson Reuters (http://highlycited.com). Ученые МГУ и СПбГУ в течение последних лет не входят в списки высокоцитируемых, соответственно, показатель HiCi в рейтинге ARWU постоянно равен 0. В то же время, согласно данным российского проекта «Корпус экспертов» (http://www.expertcorps.ru/science/whoiswho/ci7), с российскими вузами и исследовательскими институтами аффилировано, как минимум, несколько десятков человек, специализирующихся преимущественно в ядерной физике и химии.

Во-вторых, наблюдается специализация часто цитируемых исследователей определенных государств по разным научным областям: примерно половина новозеландских высокоцитируемых ученых – фармакологи, немногим менее половины (42%) израильских высокоцитируемых ученых - специалисты в области компьютерной науки и математики;

из восьми ирландских высокоцитируемых исследователей шестеро проводят исследования в области сельскохозяйственных наук.

Эти данные говорят о том, что университеты многих стран имеют больше шансов попасть в ТОП-группы дисциплинарных рейтингов, чем войти в группу мировых университетов лидеров.

Как отмечалось выше, планирование стратегического развития современных университетов зачастую осуществляется с намерением улучшения позиционирования учебных заведений в наиболее авторитетных рейтинговых системах. Анализ применяемых рейтинговых методологий подсказывает, на какие моменты данному вузу необходимо обратить внимание: на стандартизацию названия учебного заведения в публикациях, на опубликование большего числа научных работ в «правильных» изданиях и журналах с большим импакт-фактором, на развитие связей с работодателями и пр.).

Некоторые меры, предпринимаемые вузами по улучшению своего позиционирования (перевод научных трудов на английский язык, трудоустройство студентов, стремление публиковать научные труды в определенных изданиях и пр.), мало влияют на качество их образовательной и научной деятельности, однако оптимизируют выполнение учебным заведением его «третьей миссии» - передаче знаний в общество.

В то же время ряд действий, предпринимаемых вузами в погоне за более высокими рейтинговыми позициями, являются чисто формальными по отношению к основным задачам их деятельности.

Поскольку в международных рейтингах при оценке многих параметров (например, количество научных публикаций) не учитывается масштаб организаций, то в ряде стран происходит объединение вузов в организации большего размера для совместного достижения более высоких значений применяемых в рейтингах критериев, а, следовательно, для повышения рейтинговых позиций.

В Великобритании в 2004 г. Манчестерский викторианский университет и Научно технический институт Манчестерского университета. В результате этого слияния появился самый крупный университет страны. официально заявленная цель создания которого состоит в его вхождении к 2015 г. в ТОП-25 лучших вузов мира. С подобной целью было осуществлено объединение Кардиффского университета и Южно-Уэльской школы медицины.

В Германии, в которой, как и в России, существует разделение образования и науки, происходит объединение вузов и научно-исследовательских институтов. К объединениям такого рода ведет желание включить обширные исследовательские портфолио германских НИИ в рейтинговый подсчет, т.к. рейтинги оценивают исключительно университеты.

В России процессы объединения вузов (слияния нескольких вузов при формировании федеральных университетов, например, СФУ, ЮФУ, ДВФУ и др.) увеличивают показатели научно-публикационной активности и цитирования пока только на уровне национальных оценок и рейтингов вузов и пока не отражаются на соответствующих показателях в международных рейтингах. Следует, возможно, упомянуть опыт НИУ ВШЭ, активно присоединяющего к себе не только социально-гуманитарные вузы, но и технические и математические: так присоединение в 2011 году Московского института электроники и математики (ГТУ МИЭМ) позволит НИУ ВШЭ в будущем значительно увеличить свой портфель научных публикаций в реферируемых журналах и цитирований этих статей.

Вопрос о том, насколько реально оптимизируют такие объединения свою образовательную и научно-исследовательскую деятельность, остается открытым.

Другой пример предпринимаемых университетскими администрациями формальных мер по оптимизации деятельности университета связан с широким применением в университетских рейтингах разнообразных показателей, измеряющих количество написанных сотрудниками вуза научных публикаций и уровень их цитируемости.

Применение таких показателей весьма оправдано, поскольку они измеряют значимость и авторитетность проводимой в учебном заведении научно-исследовательской работы.

Однако на количественное значение таких показателей для каждого вуза зачастую влияет не только число написанных сотрудниками вуза научных работ, но и число их соавторов.

В результате многие вузы взяли курс на увеличение «значимости» своей научно исследовательской работы путем увеличения количества соавторов своих публикаций.

Иногда перечень соавторов современных зарубежных публикаций размещается на 2- страницах текста, нормой становятся статьи с численностью соавторов до 7-12 человек.

Таким образом, погоня за повышением значений университетских показателей, применяемых в рейтингах, не обязательно приводит к реальному повышению качества работы вузов.

Наша страна, как это следует из упоминавшегося в начале статьи указа Президента РФ №599 от 07.05.2012 включается в глобальную рейтинговую гонку на уровне проводимой в стране политики в сфере образования. Вхождение как минимум пяти российских университетов в ТОП-100 глобальных рейтингов, учитывая нынешние позиции российских вузов в мировых рейтингах – задача серьезная. Достаточно скромные результаты наших вузов в глобальных рейтингах обусловлены рядом причин:

традиционное разграничение образовательной и научно-исследовательской областей (достижения научно-исследовательских институтов в глобальных рейтингах университетов не учитываются);

низкое государственное финансирование научно-образовательной сферы;

низкие заработные платы профессорско-преподавательского и научно-исследовательского состава вузов мало привлекательны как для наиболее активного населения страны, так и для иностранных специалистов. Они же толкают сотрудников вузов к поиску источников дополнительных заработков, отвлекая от основной работы;

слабая международная публикационная активность российских ученых, ориентация на публикацию научных работ в российских русскоязычных изданиях.

Реализация ряда задач, поставленных перед правительством в вышеозначенном Указе Президента будут содействовать продвижению российских вузов в глобальных рейтингах, и, соответственно, повышению авторитета нашей страны в мировом научно образовательном пространстве. Вот некоторые из них:

повышение нормативов финансирования ведущих университетов, осуществляющих подготовку специалистов по инженерным, медицинским и естественно-научным специальностям;

разработка и утверждение плана мероприятий по развитию ведущих университетов, предусматривающих повышение их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров;

увеличение к 2015 году внутренних затрат на исследования и разработки до 1,77% ВВП с увеличением доли образовательных учреждений высшего профессионального образования в таких затратах до 11,4%.

увеличение к 2015 году доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных WEB of Science, до 2,44%.

То, что рейтинги заняли прочные позиции в жизни современных университетов, а их влияние приняло глобальный характер, вполне закономерно. Рейтинги стали востребованным, удобным в применении инструментом сопоставления работы высших учебных заведений в условиях усиливающейся конкурентной борьбы в мировом научно образовательном пространстве.

В то же время методологии университетских рейтингов обладают множеством недочетов, требующих доработок. Особенно это относится к глобальным рейтингам, самым «молодым» рейтингам вузов, оценивающим высшие учебные заведения разных стран, обладающих разным уровнем экономического развития, разными культурами и образовательными традициями.

Слабые стороны рейтингов зачастую умалчиваются как рэнкерами, так и СМИ, доносящими рейтинговые результаты до широкой общественности. В результате, рейтинговые ограничения остаются скрытыми для многочисленных потребителей рейтингов, в том числе и для администраций вузов, которые, планируя стратегическое развитие своих учебных заведений, опираются на несовершенные рейтинговые методологии. В результате повышение вузами своих рейтинговых показателей оказывается слабо связанным с действительной оптимизацией их деятельности.

Таким образом, университетские рейтинги, при своей популярности, в большей степени способны помочь вузам в конкурентной борьбе, привлекая к учебным заведениям, попавшим в ТОП-группы новые источники финансирования, наиболее талантливых ученых и способных студентов, нежели дать адекватную оценку деятельности вузов.

Все это ставит перед рэнкерами и исследователями, занимающимися проблемами университетских рейтингов, по крайней мере, две задачи: во-первых, необходимость совершенствования рейтинговых методологий, во-вторых, повышение осведомленности широких групп потребителей рейтинговых исследований университетов об основных моментах составления университетских рейтингов: их целях, преимуществах и недостатках, о специфики применяемых критериев оценки, методов сбора и обработки информации.

Необходимость распространения рейтинговой грамотности диктуется огромным числом ныне существующих рейтинговых систем, разобраться в которых неспециалисту становится все труднее, а также введение в обиход рейтингов самостоятельного конструирования, когда пользователю предлагается самому выбрать наиболее значимые для него критерии оценки вузов и их весовые коэффициенты и уже по ним выстроить собственный рейтинг.

Надо отметить, что НФПК в течение 2011 – начале 2013 гг. выполнявший работы по госконтракту на тему построения методологии многомерного ранжирования деятельности российских университетов, сделал довольно много для «рейтингового просвещения»

академического сообщества страны, что показали итоги тематической международной конференции, состоявшейся в конце апреля 2013 года.

Германская исследовательница Julia Horstschrer (Центр экономических исследований в Европе) в работе «Рейтинги университетов в действии? Важность рейтингов и конкурсов преимуществ в выборе университета студентами с высокими способностями?»3 исследует, действительно ли будущие студенты используют характеристики качества в процессе поступления и различаются ли индикаторы, оценивающие различные моменты качества (качество научно-исследовательской работы, наставничество, факультетская инфраструктура, оценка студентов и наличие передового опыта) по своему воздействию на выбор будущих студентов?

Таким образом, в статье оценивается воздействие различных показателей качества из германского рейтинга университетов и инициатив развития (excellence initiative), исходящих от германского правительства при выборе университета студентами с высокими способностями. Поскольку идентификация (определение вуза) опирается на изменения, происходящие в рейтинговых индикаторах и статуса передового опыта, в статье изучается воздействие дополнительной информации о качестве университетов, предоставляемой рейтингами.

Автор статьи применяет обширную базу административных данных, представленную Центральным германским агентством (German central agency (ZVS - Zentralstelle zur Vergabe der Studienpltze)), управляющего процессом подачи заявок в медицинские школы. База данных содержит индивидуальную информацию по всем подавшим заявки в германские медицинские школы в период с 2002 по 2008 гг.

Оценка инициатив развития показывает, что в ходе конкурса доля претендентов на поступление увеличилась в среднем на 19% в ведущих университетах (the winning universities), которые сегодня известны как университеты передового опыта (excellence universities).

Анализ различных рейтинговых индикаторов показал, что индикаторы соотношения числа студентов и преподавателей, число больничных мест (clinic beds) и удовлетворенности Horstschrer, Julia (2011). University rankings in action? The importance of rankings and an excellence competition for university choice of high-ability students?, ZEW Discussion Papers, No. 11-061, URL: ZEW - Zentrum fr Europische Wirtschaftsforschung / Center for European Economic Research. http://hdl.handle.net/10419/ студентов влияют на выбор университета высокоспособных студентов в большей степени, чем индикаторы, связанные с научно-исследовательской работой. В таком случае индикаторы, связанные с исследованиями, не дают какой-либо дополнительной информации. В Германии на выбор университета в наибольшей степени продолжает влиять расстояние между родным городом будущего студента и университетом.

В статье сделан вывод, что предоставление информации отдельно по всем направлениям изучения качества вместо опубликования рейтингов в виде таблиц лиг предоставляет более обширную информацию и обеспечивает хорошо информированный выбор университета. А многомерные рейтинги стимулируют высокоразвитые исследовательские учреждения не только инвестировать в научно-исследовательскую работу, но и развивать прочие направления, определяющие их качество - наставничество, инфраструктуру, преподавательский состав и общую удовлетворенность студентов.

Ученые из Национального университета Сингапура Пох Кам Вонг и Аннет Сингх в статье «Университетская патентная деятельность и ее связь с качеством и количеством научных публикаций»4 анализируют связь между патентной деятельностью университетов и качественно-количественными характеристиками их научных публикаций. Исследованием был охвачен 281 ведущий мировой университет из 29 стран.

Эти вузы отбирались по следующим критериям: они одновременно входили в рейтинги WUR и AWRU и получили один или несколько патентов США (согласно данным по патентованию Ведомства патентов и торговых марок США - US Patent and Trademark Office - USPTO).

Таким образом, для изучения связи между патентной деятельностью университетов - с одной стороны, и качеством и количеством научно-исследовательской деятельности - с другой, исследователи привлекли необходимые данные за последние годы из трех источников: USPTO (количество патентов) и рейтинги AWRU и WUR. Анализ проводился при помощи множественного регрессионного анализа.

В результате исследователями был сделан вывод о том, что объем патентования университетов за период 2003-2005 годов в значительной степени соотносится с количеством и качеством их научных публикаций. Однако существуют значительные региональные различия: на патентную деятельность университетов Северной Америки положительное влияние оказывает как количество, так и качество научных публикаций;

Wong P.K., and Singh A. University patenting activities and their link to the quantity and quality of scientific publications //Scientometrics Volume 83, Number 1 / Апрель 2010 г. P. 271-294. DOI 10.1007/s11192-009-0003-4. National University of Singapore, Singapore. URL:

http://dx.doi.org/10.1007/s11192-009-0003- на патентную деятельность университетов Европы, Австралии и Новой Зеландии - только количество публикаций;

а для остальных университетов за пределами Северной Америки, Европы, Австралии и Новой Зеландии - только качество публикаций. Привлечение патентных данных Евразийского патентного ведомства (The Eurasian patent office of the Eurasian patent organization – EPO) вместо данных USPTO дало схожие результаты. Кроме того, анализ данных USPTO показал, что степень интернационализации профессорско преподавательского состава приводит к уменьшению объема патентования для североамериканских университетов, но увеличивает объем патентования для университетов за пределами Северной Америки.

Австралия стала первой страной, открыто отказавшейся от приоритета результатов университетских рейтингов при реализации своей образовательной политики. При этом в статье высказывается утверждение, что Австралия не должна отворачиваться от рейтингов, отслеживание которых поможет австралийскому руководству убедиться, что мир осведомлен о качестве австралийской системы высшего образования.

Органы управления образовательной системой полностью отказались от учета результатов существующих международных рейтингов университетов при выработке политики развития национальной образовательной и научно-исследовательской системы, однако сами университеты никоим образом не ограничены в использовании результатов международных рейтингов при построении программ развития.

Статья австралийского исследователя Тони Шейла (Университет Квинсленда) «Выход за пределы университетских рейтингов: развитие системы университетов мирового класса в Австралии»5 исследует различные варианты реагирования высших учебных заведений на рейтинги университетов, в том числе на эффективность стратегии концентрации ресурсов и развития элитарных университетов.

Относительно эффективности этой стратегии, если и работает, то ее действие пока еще не проявилось в результатах Шанхайского рейтинга. Проведенный исследователем анализ данных показателя, измеряющего количество статей, индексируемых Web of Science за 2003 и 2009 гг, показал, что увеличение значений этого показателя произошло в основном у вузов, попавших на позиции ниже 175-й, а не у имеющих более «высокие» позиции. К схожим выводам Шейл пришел при анализе показателя, оценивающего количество часто цитируемых исследователей. На этих основаниях сделан вывод, что концентрация Sheil, Tony (2010). Moving beyond university rankings: developing a world class university system in Australia // Australian Universities’ Review. vol. 52, №1. University of Queensland, Australia. URL: http://www.eric.ed.gov/PDFS/EJ877049.pdf.

ресурсов не приводит к значительным улучшениям рейтинговых показателей в верхней части рейтинга.

Что касается Австралии, то для нее, согласно автору статьи, стратегия концентрации ресурсов и развития элитарных университетов не подходит, для Австралии более целесообразно достижение уровня мирового класса всей системой высшего образования, а не отдельными ее университетами.

Это положение обосновывается тем, что Австралия является мировым лидером в международном образовании.

Получается, что стремление Австралии поддерживать на высоком уровне всю систему высшего образования, а не несколько элитарных университетов противоречит мировой тенденции концентрации передового опыта и развития WCU, что ж, можно будет отследить и этот опыт.

Появляется новый подход, позволяющий измерить педагогические достижения университетов, и именно такой подход может способствовать появлению новой методологии формирования международных рейтингов университетов, позволяющей оценивать не только исследовательский потенциал, но и образовательный. Пока этот подход лежит вне рейтинговой сферы, но разработчикам рейтингов6 имеет смысл обратить на него внимание. Это оценка качества процесса обучения студентов, рассматриваемого через призму получаемых ими по выпуску из вуза знаний и компетенций. ОЭСР ведет разработку нового международного инструмента AHELO (Assessment of Higher Education Learning Outcomes = Оценка результатов обучения в высшем образовании), подобного широко известным инструментам PISA для старшей школы и другим.

В настоящее время этот инструмент проходит обкатку в 17 странах (включая Россию) – т.е. первой волне стран, тестирующих его на себе, затем по итогам апробации пройдет конференция, на которой ОЭСР примет решение, оправдана ли полномасштабная разработка или нет.

Идея AHELO проста: регулярно измерять уровень навыков более или менее сопоставимым образом у студентов вузов разных стран мира, обучающихся на 3-4 курсах, используя механизмы статистической выборки как для отбора участвующих университетов в каждой стране, так и самих тестируемых студентов в каждом из этих университетов. Поскольку в отличие от школ в вузах в большинстве случаев идет специализация, то этот инструмент нацелен на измерение как общеприменимых навыков, Аналитический меморандум Центра образовательных разработок МШУ Сколково, 30.09.2012.

таких как критическое мышление, аналитические способности, решение задач, письменное изложение, так и навыков, специфических для программ обучения (для режима апробации отобраны экономика и инженерия).

ОЭСР не хочет автоматически отдавать пальму первенства тем элитным учебным заведениям, студенты которых демонстрируют прекрасные навыки потому, что они уже были отобраны как наиболее академически способные из общей школьной когорты – инструмент будет измерять вклад самого университета! Т.е. если на входе (при поступлении) имеется круглый отличник, олимпиадник, который и на выходе тоже получает высшие баллы, то нет подтверждения тому, что сам университет внёс свою существенную лепту в этот академический успех. Тогда как «превращение» не столь блестяще одарённых молодых людей в выпускников элитного профессионального уровня будет оценено и отмечено отдельно. Иными словами, амбициозная цель – в том, чтобы померять приращение уровня академической успешности студенческой когорты как наиболее объективного показателя вклада университета в её обучение, а не только сам этот уровень в абсолютных единицах.

Понятно, что для этого недостаточно снятия данных от одной временной точки, что нужно измерение как когорты первокурсников, так и когорты выпускников, на протяжении как минимум 4-6 лет. Однако характерен сам подход, который нацелен на выявление лучшей педагогической практики: отмечать не только те учреждения, которые изначально привлекают сильнейших учеников, а тех, кто делает даже не самых сильных учеников – сильнее. Наверное, сложно дать лучшее определение качества вузовского обучения.

Необходимо отметить, что уже появились технологии массовых измерений работы различных специалистов (см. http://www.nytimes.com/2013/04/21/technology/big-data-trying-to-build-better workers.html?_r=0), основанные на методах сетевых измерений и анализе Big Data, что позволяет в недалеком будущем облегчить реализацию проекта AHELO и выйти на принципиально новые возможности изучения рынков высококвалифицированного труда, академического труда.

Однако вузовские рейтинги поджидают определенные риски. В первую очередь, риски, связанные с изменениями самого объекта оценивания и ранжирования – университета.

Например, образовательные программы начинают выходить в сеть: ведущие мировые вузы все чаще начинают предоставлять бесплатный доступ к своим образовательным ресурсам для организации дистанционного обучения, появилась новая схема организации дистанционного образования (massive open online course (MOOC)), доступного в Интернете учащимся всего мира7.

Потребители могут просматривать онлайн-лекции, причем по нескольку раз и в своем собственном темпе, а время лектора может быть использовано более эффективно, чем в традиционном формате. Такой сервис повышает авторитет вуза, привлекает лучших студентов, повышает качество образования. Некоторые вузы, например, MIT (одним из первых запустил свой проект – публикацию в открытом доступе материалов своих образовательных программ), изначально планировали выкладывать информацию в Сеть для своих студентов и выпускников, преподавателей иных вузов. Однако практика показала, что наиболее популярным контент стал среди тех, кто нацелен на самообразование. Используя бизнес-модель Freemium, мировые лидеры образования ставят перед собой задачу захватить новые рынки, где стратегия предоставления услуг будет таковой: основные услуги предоставляются бесплатно, но за дополнительные нужно заплатить. В этой бизнес-модели – которую обычно используют после создания значительной базы пользователей в Интернете – бесплатная часть контента в конечном счете становится лишь началом по отношению к премиальному образовательному ресурсу, за который люди обязаны платить, в том числе и за бренд университета, предлагающего он-лайн курсы.

Наиболее значимые технологические платформы MOOC:

Coursera - Основан профессорами Стэнфордского университета. Авторами курсов являются преподаватели нескольких ведущих западных университетов.

edX – запущена MIT, Harvard, затем к этой программе присоединился UCBerkeley, далее уже почти два десятка университетов США и других стран.

Udacity - Университет бесплатного дистанционного образования по различным дисциплинам. Один из основателей – профессор Стэнфорда.

Khan Academy и др.

Massive Open Online Courses, aka MOOCs, Transform Higher Education and Science, http://goo.gl/tVNjs.

Рис. 3. Иллюстрация стремительного развития MOOC (материалы Nature).

В нескольких странах проведены исследования говорят о том, что интернет может быть мощным помощником в учебном процессе. Здесь можно и пройти эффективный учебный курс, и получить навыки работы в компьютерной сети. Очевидно, однако, что лекторам, для того чтобы не отстать от технического прогресса, необходимо постоянно совершенствовать свои технические навыки. Как показало данное исследование, обучение через интернет не исключает занятий в аудитории — и наоборот. Они должны восприниматься как дополняющие друг друга средства обучения, которые могут помочь в работе и преподавателю, и студенту.

Еще большее значение имеет тот факт, что при он-лайновом обучении самым важным становится уровень взаимодействия студентов и преподавателя. Это говорит о необходимости смены роли преподавателя и его превращения из наставника и хранителя знаний в катализатор процесса обучения.

Об оценке образовательных программ – это тоже давно ожидаемая и реализуемая пока на Западе метода оценки образовательной деятельности университетов и построения образовательных рейтингов (институциональных и подразделений вузов).

23 января 2013 года состоялось заседание рабочей группы Минобрнауки России по развитию профессионально-общественной аккредитации программ высшего образования в области экономики, управления, юриспруденции и социологии. На заседании обсуждались вопросы формирования организационной схемы профессионально общественной аккредитации, а также подходы к методологии проведения профессионально-общественной аккредитации программ высшего образования.

В заседании рабочей группы приняли участие представители ведущих университетов, Российского союза промышленников и предпринимателей, общероссийской общественной организации «ОПОРА РОССИИ», Ассоциации юристов России, Ассоциации ведущих вузов в области экономики и менеджмента, Российской академии наук.

По итогам заседания были сформулированы принципы профессионально-общественной аккредитации программ высшего образования: принцип добровольности прохождения вузами профессионально-общественной аккредитации;

принцип независимости профессионально-общественной аккредитации.

Такую аккредитацию проводят только работодатели, объединения работодателей или уполномоченные ими организации, причём они самостоятельно определяют порядок и форму её проведения.

Также на заседании рабочей группы была рассмотрена организационная схема профессионально-общественной аккредитации, предусматривающая формирование регистра экспертных организаций и перечня требований, предъявляемых к таким организациям.

В соответствии с пунктом 4 статьи 96 Федерального закона от 29 декабря 2012г. №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» под профессионально-общественной аккредитацией понимается признание качества и уровня подготовки выпускников, освоивших такую образовательную программу в конкретной организации, осуществляющей образовательную деятельность, отвечающими требованиям профессиональных стандартов, требованиям рынка труда к специалистам, рабочим и служащим соответствующего профиля.

В соответствии пунктом 4 Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки», Правительству Российской Федерации совместно с общероссийскими объединениями работодателей и ведущими университетами с привлечением ученых Российской академии наук и международных экспертов поручено представить в декабре 2014г. предложения по проведению общественно-профессиональной аккредитации образовательных программ высшего профессионального образования, в первую очередь по направлениям подготовки (специальностям) в области экономики, юриспруденции, управления и социологии.



 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.