авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


ИССЕДОН

2007 Том IV

ПЕРВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ

ИССЛЕДОВАНИЙ В ХЕРСОНЕСЕ

КРЫМСКОЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

УРАЛЬСКОГО УНИВЕРСИТЕТА (1958–1963 гг.)

А. И. Романчук

(Екатеринбург)

Настоящий очерк является данью памяти о Евгении Георгиевиче Сурове

(1912–1975 гг.), который открыл дорогу в Херсонес многим студентам исто рического факультета Уральского университета, став создателем Крымской экспедиции. В то же время очерк этот представляет собой попытку оценить значение первых пяти лет раскопок Е.Г. Сурова в западной части Херсонес ского городища. Но, будучи написанным накануне юбилейной даты, очерк посвящен и всем тем, кто стал участником исследований древнего города, работая в составе экспедиции, существовавшей до 2000 г., или же являлся студентом-практикантом1.

Часто об итогах научной деятельности судят по количеству опублико ванных работ. Если подходить с этих позиций к деятельности Евге ния Георгиевича Сурова, то она не была особенно плодотворной. С 1942 г.2, когда была опубликована его статья по истории виноделия в Херсонесе, а затем с 1948 г.—со времени появления одной из наибо лее крупных работ Е.Г. Сурова, ставшей итогом изучения архива На ционального заповедника «Херсонес Таврический», который нахо дился в годы Великой Отечественной войны в г. Свердловске,—и до 1970 г., когда доцент Е.Г. Суров оставил кафедру истории Древнего До сер. 70-х гг. участие в раскопках Херсонеса для студентов истори ческого факультета осуществлялось в каникулярный период. Лишь с 1976 г.

по постановлению Ученого Совета университета это стало засчитываться в качестве археологической практики студентам I курса, а студентам II и III курсов—в качестве музейной и архивной практик. Однако нужно заметить, что фактически все студенты, «отработав» в качестве практикантов, не поки дали Херсонес до окончания полевого сезона. Многие из них возвращались в Херсонес уже после окончания вуза.

Первая статья Е.Г. Сурова основана на материалах его диссертации: СУ РОВ Е.Г. К истории виноградарства и виноделия в Херсонесе Таврическом // УЗ МГПИ им. В.И. Ленина. 1942. Т. 28. Вып. 1. С. 93–128.

А. И. Романчук мира и Средних веков, им было написано около двух десятков статей и издано учебное пособие для студентов-историков3. В качестве при ложения к пособию он поместил краткий отчет о раскопках за 1958– 1960 гг.4 Однако возможна и иная оценка результатов научной дея тельности. Некоторые из работ исследователей «забываются» сразу же после их выхода из печати и затем фигурируют лишь в историо графических очерках или библиографических указателях. Со време ни раскопок Е.Г. Сурова прошло около 50 лет, но к его творческому наследию до сих пор обращаются исследователи Херсонеса, диску тируя о времени того или иного памятника, до сих пор некоторые из его выводов находят и своих сторонников, и противников5, как и при жизни историка, когда фактически каждая из статей, выходя из печа ти, возбуждала дискуссию6.

СУРОВ Е.Г. Херсонес Таврический: Лекции по специальному курсу и материалы к семинару для заочного отделения. Свердловск, 1961.

Первые попытки оценить вклад Е.Г. Сурова в изучение Херсонеса свя заны с освещением деятельности Крымской археологической экспедиции (см.: РОМАНЧУК А.И. Некоторые итоги научной работы Крымской экспеди ции // АДСВ: Античные традиции и византийские реалии. 1978. Вып. 17. С.

71–85;

ОНА ЖЕ. Крымская археологическая экспедиция: Объекты раскопок и на учные проблемы // История Византии и византийская археология. Тез. докл.

Х научных Сюзюмовских чтений. Екатеринбург, 1998. С. 56–58). Учениками Е.Г. Сурова написаны и небольшие работы, непосредственно посвященные его научному творчеству: БАРМИНА Н.И. Е.Г. Суров—исследователь Таври ки (1912–1975) // История Византии и византийская археология. Тез докл. Х науч. Сюзюмовский чтений, 25–27 марта 1998 г. Екатеринбург, 1998. С. 59– 6;

РОМАНЧУК А.И. Е.Г. Суров: К 45-летию Крымской археологической экс педиции // Известия Уральского государственного университета. 2004. № (Проблемы образования и науки. Вып. 16). С. 161–168.

Не приводя списка всех исследований, в которых в той или иной мере использованы материалы раскопок Е.Г. Сурова, назову только две самые поздние, которые были опубликованы уже в XXI столетии: СОРОЧАН С.Б. Ви зантийский Херсон: Очерки истории и культуры. Харьков, 2005;

ЗУБАРЬ В.М.

О времени и обстоятельствах строительства комплекса западной базилики Херсонеса-Херсона // Археологiя. 2006. № 1. С. 25–41 (на укр. яз.).

Особенно следует отметить публикацию материалов, обнаруженных во время раскопок рыбозасолочной цистерны, за одной из стен которой нахо дился склеп, закрытый плитой с надписью (см.: СУРОВ Е.Г. Новая херсонес ская надпись // ВДИ. 1960. № 3. С. 154–158). Данный эпиграфический памят ник позволил внести новые детали в изучение государственного устройства Херсонеса в римский период. Со времени публикации к содержанию надпи си историки Херсонеса обращались неоднократно (см.: СОЛОМОНИК Э.И. Но вые данные о государствнном строе Херсонеса во II в. н. э. // Всесоюзная на уч. сессия, посящ. итогам полевых археол. и этнограф. исследований в 1970 г.

Тез. докл. Тбилиси, 1971. С. 166–167). В последующем участники дискуссии интерпретировали содержание текста декрета иначе, чем Е.Г. Суров (см.:

КАДЕЕВ В.И. К вопросу о составе херсонесского совета ( boul) в первых П е р ы е и с с л е до ва н и я в Х е р с о н е с е Сегодня, вспоминая Е.Г. Сурова как исследователя, нельзя не от метить и его значительный вклад в воспитание студентов, чисто чело веческие качества личности. И потому несколько слов о том време ни, когда архив Херсонесского заповедника прибыл в Свердловск, или об истоках Крымской археологической экспедиции Уральского университета.

Предыстория Крымской археологической экспедиции Материалом для освещения данного сюжета являются архивные дан ные;

это в основном путевой дневник сопровождавшего груз из Се вастополя до Свердловска С.Ф. Стржелецкого (1910–1969)7. Обра тимся на некоторое время к тем дням, когда Херсонесские древности покинули родной город. 18 сентября 1941 г. груз, состоявший из ящиков с отчетами, книгами, негативами и некоторыми наиболее цен ными находками, был погружен на одно из последних покидавших севастопольский порт судов и взял курс на Кавказ. Началась долгая дорога на северо-восток. Дорога, длившаяся три месяца. Только в конце декабря вагон с материалами из Херсонеса прибывает в Сверд ловск. С.Ф. Стржелецкий подробно описал перипетии этого путе шествия, во время которого пришлось испытать голод и неоднократ ные бомбежки, дни, когда нельзя было покинуть бесценный груз, так как внезапно могли объявить о том, что вагон будет прицеплен к со ставу, направляющемуся в тыл, или же из-за страха, что ящики с бу магами могут быть похищены. Подобный случай имел место на од ной из станций (дело в том, что тара для находок и архивных дел бы ла случайной, использовалось все, что попало под руку, а на одном из ящиков стояла маркировка «Масло»).

Итак, обратимся к строчкам, когда вагон уже достиг Урала и, как отмечает С.Ф. Стржелецкий, «до Челябинска доехали быстро, но до Свердловска же тащились. Останавливались на маленьких полустан ках, на которых даже 75 руб., полученных в Оренбурге, я истратить не мог. В Челябинске удалось достать 2 кг хлеба, которые и служили пищей до Свердловска. 23 декабря (день прибытия в Свердловск).

‹…› И за 8 дней голодовки вознаградил себя сразу же двумя обедами.

Свердловск произвел с первого же момента прекрасное впечатление.

веках н. э. // ВДИ. 1971. № 3. С. 127–130;

ОН ЖЕ. О государственном устрой стве Херсонеса в первых столетиях н. э. // Украинский исторический журнал.

1971. № 9. С. 23–31 (на укр. яз.);

ОН ЖЕ. Херсонес Таврический в первых веках нашей эры. Харьков, 1981;

САПРЫКИН С.Ю. Херсонесская буле // Археологiя. 1995. № 1. С. 75–82;

ОН ЖЕ. Херсонесская буле // Проблемы исследования античного и средневекового Херсонеса. 1888–1988 гг. Тез.

докл. Севастополь, 1988. С. 97–99).

СТРЖЕЛЕЦКИЙ С.Ф. Путевой дневник // Архив НЗХТ. Дело. 460, л. 17–40.

А. И. Романчук Прежде всего здесь как нигде поставлено дело по обслуживанию и питанию эвакуированных. А это для приехавших самое главное. ‹…› Утром 24 пришел в музей ободранный и грязный, где был тепло встречен директором Антониной Петровной Курбатовой и всеми со трудниками. Узнал, что они уже получили ответ на один запрос из Наркопроса (Наркомат просвещения) о судьбе Херсонесского музея.

В Облоно, его заведующий, Н.Ф. Хлестин сразу же оказал содейст вие музею и мне. Для музея были выделены средства на доплату за проезд;

я получил одновременно пособие и зачислен в число сотруд ников Краеведческого музея. Немедленно получил теплую комнату и обувь. Музей выделил свой транспорт и 1 января 1942 г. имущество Херсонесского музея было водворено в музей и картинную галерею Свердловска, занимаемую филиалом Эрмитажа. ‹…› Из уральцев осо бо выделяем Евгения Георгиевича Сурова—доцента Свердловского педагогического института, который не только сам лично включился в работу проверки вывезенного имущества, но привлек к этому делу и своих студентов. В нетопленом помещении, при температуре ниже нуля эти добровольцы самоотверженно трудились для блага музея. В глазах херсонесцев Е.Г. Суров полностью заслужил проксению—рав ные гражданские права с прирожденными херсонеситами. Что было особенно приятно. ‹…› Поражает в этих людях ‹…› сочетание пре красных деловых качеств с теплым, настоящим советским участием к Херсонесскому музею, скитающемуся вдали от своей матери-земли городища»8.

На некоторых делах, хранящихся в Национальном заповеднике «Херсонес Таврический» значится: «Проверено», подпись Е.Г. Суро ва и дата. Вместе со студентами Свердловского педагогического ин ститута он включился в проверку состояния архивных материалов и приведение в порядок пострадавших от дождя и снега бумаг и нега тивов. Так в те далекие, грозные годы закладывались истоки дружбы между уральцами и херсонеситами. Одновременно с обработкой до кументов Е.Г. Суров начал собирать данные для своей будущей ра боты над промыслами Херсонеса9. Свидетельством этого является еще один архивный документ, в котором сказано: «Херсонесский го сударственный музей просит Вас прикомандировать в помощь му зею преподавателя Вашего института тов. Е.Г. Сурова, работавшего над нашим архивным материалом и продолжающего работать над историей древнего Херсонеса»10.

СТРЖЕЛЕЦКИЙ С.Ф. Путевой дневник. Л. 36–38, 39–40.

СУРОВ Е.Г. Херсонесские цистерны // УЗ Свердл. пед. ин-та. 1948. Вып. 4.

СТРЖЕЛЕЦКИЙ С.Ф. Отношение в ректорат Свердловского педагогичес кого института // Архив НХЗТ, дело 478, л. 49. (В годы Великой Отечествен ной войны Е.Г. Суров работал в Педагогическом институте).

П е р ы е и с с л е до ва н и я в Х е р с о н е с е Нам сегодня невозможно представить условия, в которых рожда лись научные статьи в годы войны. Также трудно реконструировать содержание бесед, которые могли вести за вечерним скудным воен ным чаем три человека: С.Ф. Стржелецкий, обретший надежных дру зей в далеком от Севастополя уральском городе;

Е.Г. Суров, возгла вивший позднее Крымскую археологическую экспедицию универси тета (1958–1962);

первый заведующий кафедрой истории Древнего мира и Средних веков Уральского университета, создатель уральской школы византинистики М.Я. Сюзюмов. Однако вполне возможно, что именно во время этих вечерних бесед и родилась идея организа ции археологической экспедиции в Херсонес. Для Е.Г. Сурова рас копки позволили бы проверить его вывод о времени строительства рыбозасолочных цистерн. Для М.Я. Сюзюмова—Херсонесское горо дище могло стать своеобразным полигоном проверки концепции об особенностях развития византийского провинциального города в пе риод «темных веков» (в сер. VII – сер. IX в.).

Для М.Я. Сюзюмова раскопки в Херсонесе представляли интерес прежде всего потому, что этот город, возникший как небольшое по селение в VI в. до н. э., пережил эпоху Великого переселения наро дов и сохранял значение экономического, культурного и церковного центра Таврики вплоть до кон. XIV в. Раскопки Херсонеса могли объ яснить причины малочисленности археологических материалов в пе реходный период, дать новые аргументы в споре с теми, кто придер живался точки зрения о дезурбанизации в Византии. Сам М.Я. Сю зюмов являлся сторонником теории, согласно которой на территории Византии, в отличие от Западной Европы, город сохранил свое зна чение в переходное к средневековью время11.

Е.Г. Суров и создание Крымской археологической экспедиции Евгений Георгиевич Суров принадлежал к числу тех счастливых на тур, у которых в детстве и на всю жизнь определилось призвание быть учителем, в юности сложились научные интересы—изучение истории античного Херсонеса. После окончания семилетки в городе М. Я. Сюзюмов писал в одном из писем, что «Херсонес, Ольвия, Пнти капей и т. д. ценны истории только потому, что они распространяли дости жения великой античной культуры». Подробнее о значении Херсонеса и ра бот экспедиции Уральского университета см.: ПОЛЯКОВСКАЯ М.А. Херсонес в письмах М. Я. Сюзюмова // ПОЛЯКОВСКАЯ М.А. Византия, византийцы, ви зантинисты. Екатеринбург, 2003. С. 320–323;

РОМАНЧУК А.И. Е.Г. Суров: К 45-летию Крымской археологической экспедиции… С. 161–168). Особен ности развития византийского города в период «темных веков» изложены М.Я. Сюзюмовым в статье: Византийский город (сер. VII – сер. IX в.) // ВВ.

1967. Т. С. 38–70.

А. И. Романчук Ельце он поступил в педагогическое училище, затем в Московский педагогический институт им. В.И. Ленина. В годы учебы в институте заинтересовался экономической историей Херсонеса (работа на со искание ученой степени кандидата исторических наук посвящена ви ноделию Херсонеса античного периода)12 и в совершенстве овладел лекторским мастерством. На его лекциях в университетской аудито рии студенты вместе с ним оказывались то у пирамид Египта, то на Народном собрании Афинского полиса;

вместе со своими учениками он вслушивался в бряцание оружия и стоны раненных последней битвы Спартака.

Учебный 1941/1942 год Е.Г. Суров начал в качестве доцента Свердловского педагогического института. По состоянию здоровья он не мог быть среди тех, кто защищал нашу страну в грозные годы Великой Отечественной войны, но сделал все, что мог, чтобы сохранить ценности, являвшиеся достоянием мировой истории.

Вероятно, в эти тяжелые, полуголодные дни было много бесед о высокой нравственности граждан античного полиса, о высшей доб родетели гражданина—служить своему народу, о том, насколько раз рушительны войны в любую эпоху. Несомненно одно—во время ра боты с архивом Херсонеса возникла мечта об организации экспеди ции свердловчан для изучения руин этого древнего города. Мечта эта была претворена в жизнь в 1958 г. Будучи доцентом Уральского университета, куда Е.Г. Суров перешел в 1955 г., он стал организато ром Крымской археологической экспедиции.

Первый экспедиционный отряд состоял всего из трех студентов, решивших провести летние каникулы на раскопках в Херсонесе, и Е.Г. Сурова. Официального приказа университета о командировании их в Севастополь не было (как и необходимого финансирования по ездки). Объектом исследования была избрана одна из полуразрушен ных рыбозасолочных цистерн в северо-западной части городища13;

задачей стало уточнение времени ее строительства. Так началось во площение в жизнь мечты о работе уральских студентов в Херсонесе и проверка научной гипотезы о том, что рыбозасолочный промысел имел большое значение на протяжении всего первого тысячелетия н.

э. Дело в том, что работая над архивом Херсонесского музея, Е.Г.

Суров систематизировал данные о рыболовном промысле, которые содержались в отчетах о раскопках в Херсонесе до 1940 г. Собранный материал о количестве рыбозасолочных цистерн, их размерах позво лил сделать вывод о товарном характере промысла во все периоды СУРОВ Е.Г. К истории виноградарства и виноделия… С. 93–128.

В списке памятников этого вида она обозначена как цистерна № (см.: РОМАНЧУК А.И. План рыбозасолочных цистерн Херсонеса // АДСВ.

1977. Вып. 14. С. 18–26).

П е р ы е и с с л е до ва н и я в Х е р с о н е с е истории города14. Однако отчеты дореволюционных раскопок Хер сонесского городища и в тот период немногочисленные материалы о цистернах, исследованных до 1940 г. Г.Д. Беловым на северном бе регу15, не позволяли с полной уверенностью определить, когда была сооружена или прекратила существование та или иная рыбозасолоч ная цистерна. Именно поэтому одной из задач Крымской археологи ческой экспедиции, у истоков которой стояли Е.Г. Суров и М.Я. Сю зюмов, стало выявление конструкции, времени строительства и функ ционирования одной из них (№ 33), расположенной на северо-запад ном участке Херсонесского городища. Результаты, которые были по лучены в первый год (обнаружение склепа, коллекция клейм на ан тичных амфорах), превратили неофициальную поездку студентов во главе со своим преподавателем в долговременную экспедицию16, ра ботавшую в Херсонесе до 2000 г.

Об основных научных итогах раскопок Е.Г. Сурова Одновременно с изучением рыбозасолочной цистерны было предпри нято доследование западной базилики, раскопанной еще в девянос тых годах XIX в. первым заведующим Херсонесским городищем К.К. Косцшюшкой-Валюжиничем17, а также изучение различных СУРОВ Е.Г. Херсонесские цистерны…;

ОН ЖЕ. План расположения рыбозасолочных цистерн на территории Херсонеса Таврического // Науч. ис следования истор. фак-та Уральск. гос. ун-та за 1958 учеб. год. Тез. науч.

конференции. Свердловск, 1959. С. 55–56.

См.: БЕЛОВ Г.Д. Из истории экономической жизни Херсонеса во II–IV вв. н. э. // Античный город. М., 1963. С. 61–68.

Среди первых участников экспедиции в Херсонесе следует назвать проф. В.Т. Звиревича, который посвятил первую публикацию анализу нахо док тех лет (см.: ЗВИРЕВИЧ В.Т. Древнегреческие керамические клейма из Херсонеса. Раскопки 1961 г. // АДСВ. 1963. Вып. 2. Приложения. С. 8–13). И это не единственный пример «научного великодушия» Е.Г. Сурова, который «дарил» материалы раскопок своим ученикам. Так, его наблюдения во время раскопок западной базилики вошли в статью Н.И. Барминой (БАРМИНА Н.И.

Мозаика Западной базилики // АДСВ. 1965. Вып. 3. С. 166–170). Е.Г. Суров настоял на том, чтобы его исследование рыбозасолочного промысла продол жила автор этих строк и предоставил для этого свои заметки и исправления к работе, опубликованной в 1948 г. (см.: РОМАНЧУК А.И. О плане расположе ния рыбозасолочных цистерн Херсонеса // Тез. докл. XI Всесоюзной архео логической студенческой конференции. Ереван, 1965. С. 34–35). В после дующем работа над проверкой записей Е.Г. Сурова стала материалом для ря да статей (см.: РОМАНЧУК А.И Новые материалы о времени строительства рыбозасолочных цистерн в Херсонесе // АДСВ. 1973. Вып. 9. С. 45–56;

ОНА ЖЕ. План рыбозасолочных цистерн…).

Некоторые итоги изучения базилики изложены в студенческой работе Н.И. Барминой (см.: БАРИНА Н.И. Мозаика западной базилики // АДСВ.

А. И. Романчук сооружений, расположенных в северо-западном районе в непосред ственной близости от базилики. Раскопки производились здесь в 1958–1962 гг. и привели к открытию чрезвычайно интересных дан ных о строительной деятельности в данном районе города18.

Наиболее ранним из выявленных комплексов являлась западная оборонительная стена, открытая с обеих сторон на протяжении 25 м.

Так как она была построена с использованием цемянкового раствора, а ее фундамент «впущен ‹…› в мощный культурный слой позднего эллинизма», Е.Г. Суров высказал предположение, что стена возведе на позднее IV в. до н. э., скорее всего в I–II вв. н. э.19;

кроме того, был открыт фрагмент еще одной, северной, стены, которую он считал са мой древней на данном участке фортификационной системы горо да20. Между Западной и Северной стенами было раскопано 12 детс ких погребений в амфорах, относящиеся ко II в. до н. э. Позднее, как полагал Е.Г. Суров, именно здесь и возводится Западная оборонитель ная стена, строительной траншеей которой были разрушены некото рые из захоронений. После этого строительства с внешней стороны крепостной ограды Херсонеса были размещены склепы, которые на основании монетных находок датированы III–IV вв. н. э.

Анализ материалов раскопок в северо-западном районе Херсонес ского городища позволил Е.Г. Сурову выявить увеличение террито рии города в II в. до н. э. и связанное c ним фортификационное стро ительство, а также сделать вывод о длительном существовании у за падных стен некрополя—свидетельство устойчивости топографичес кой традиции21.

Раскопки одного из склепов привели к обнаружению чрезвычай но интересных данных для изучения строительного дела и ремесел в 1965. Вып. 3. С. 166–170).

СУРОВ Е.Г. Раскопки Уральского университета в Херсонесе // СУРОВ Е.Г.

Херсонес Таврический. Свердловск, 1961. С. 65–102;

ОН ЖЕ. Раскопки в севе ро-западном районе городища // СХМ. 1961. С. 67–70;

ОН ЖЕ. Раскопки Ураль ского гос. университета… С. 9–10;

ОН ЖЕ. К истории северо-западного рай она Херсонеса Таврического // АДСВ. 1965. Вып. З. С. 119–147. В этой рабо те Е.Г. Суров основное внимание обратил на те памятники, которые свиде тельствуют о сохранении Херсонеса в период «темных веков».

СУРОВ Е.Г. Раскопки Уральского университета… С. 96.

Там же. С. 100.

Последующие раскопки западного участка некрополя Херсонесе, пред принятые сотрудником ИА АН Украины В.М. Зубарем, уточнили топогра фию и датировку отдельных сооружений, но за небольшим исключением по следовательность строительной деятельности херсонитов в западной части го рода, отмеченная Е.Г. Суровым, существенных изменений не претерпела. В свете новых данных о времени бытования различных видов керамических из делий стало возможным уточнить время функционирования комплексов.

П е р ы е и с с л е до ва н и я в Х е р с о н е с е Херсонесе. В частности, была обнаружена большая коллекция кера мических строительных материалов, использованных для закладки одной из лежанок в склепе. Е.Г. Суров полагал, что в склепе, при надлежавшем одной семье, были похоронены как язычники, так и христиане. Именно поэтому одна из лежанок оказалась изолирован ной от остальных и около останков погребенного не встречено обыч ного для античного времени инвентаря (посуды, бытовых или ремес ленных предметов);

отсутствовал и «обол Харона», который иногда является единственной находкой в погребениях.

На кирпичах, использованных для возведения стенки, изолиро вавшей лежанку от остальной части склепа, имелись знаки, нанесен ные до обжига. Они представляют собой различные сочетания пря мых, зигзагообразных и дугообразных линий22. По мнению Е.Г. Су рова, их нанесли на полуфабрикат для того, чтобы пометить продук цию, изготовленную одним мастером, что свидетельствовало, со гласно его мнению, о применении свободного труда в керамическом производстве, ибо для раба существенного значения не имел «под счет» количества произведенной продукции23. Вряд ли наличие зна ков на кирпичах можно рассматривать как прямое указание на соци альный статус ремесленника, но предположение, к которому Е.Г. Су ров привел своих слушателей непосредственно на раскопе, являлось примером логического построения исторического вывода, показыва ло интерпретационные возможности археологического источника.

Как и на лекциях, исследователь призывал аудиторию к размышле нию и дискуссии, умению на материале одного из источников созда вать возможные гипотезы.

Особый интерес в процессе раскопок склепа вызвала плита, кото рая закрывала вход в него: надпись на этой плите представляла собой проксенический декрет 130–131 гг. до н. э. в честь Папия. Сравнение этого текста с декретом 129–130 гг. до н. э. в честь Диа[…] Гераклей ца позволило получить новые, уникальные данные для изучения го сударственного строя Херсонеса24.

Другим значительным итогом раскопок первых лет стало измене ние представлений о развития рыбозасолочного промысла. Раскопки показали, что склеп начала V в. был «закрыт» в процессе строитель ства цистерны № 33. При существовавшем в древности почитании умерших, цистерна не могла быть размещена здесь непосредственно после прекращения использования склепа;

должно было пройти не которое время, прежде чем стало возможным строительство. Таким О данном виде продукции см.: РОМАНЧУК А.И. Очерки истории и ар хеологии византийского Херсона. Екатеринбург, 2000. С. 116, рис. 15.

СУРОВ Е.Г. Раскопки Уральского университета… С. 80.

ОН ЖЕ. Новая херсонесская надпись. С. 154–158.

А. И. Романчук образом, появление рыбозасолочного комплекса нужно датировать временем не ранее конца V – начала VI в. Выше было отмечено, что до раскопок Е.Г. Сурова на северо-за падном участке Херсонесского городища время строительства цис терн датировалось на базе находок из их заполнения и считалось, что эти сооружения возникли в первые века н. э. и использовались до IV в.

Причинами масштабного развития промысла считалось расширение торговли в первые века н. э., увеличение спроса на продукты пита ния, в особенности в связи с необходимостью снабжения римских ле гионеров дешевыми морскими продуктами26. Поэтому прекращение строительства рыбозасолочных цистерн датировалось временем вы вода римских гарнизонов из Северного Причерноморья.

Следующий хронологический период, последний на данном участ ке городища, представлен зданием производственного характера и базиликой, которые были уничтожены во время пожара и, возможно, землетрясения, случившегося в 30-х гг. XI в. Таким образом, раскопки северо-западной территории Херсонеса выявили непрерывное использование данного участка на протяже нии всего средневизантийского времени и показали особенности за стройки в различные хронологические периоды.

После первых успешных работ Крымской экспедиции Е.Г. Суров и аспирант кафедры В.Н. Даниленко поддержали заведующего ан тичным отделом Херсонесского заповедника С.Ф. Стржелецкого, ко торый выступил инициатором создания Объединенной экспедиции.

Так в 1963 г. возникла экспедиция, приступившая к изучению порто вого района. Постоянными ее членами стали Уральский и Харьковс кий университеты, Херсонесский заповедник, эпизодически прини мали участие в раскопках студенты Пермского и Уфимского, Воро нежского университетов. Но это уже другой сюжет, в меньшей мере связанный с деятельностью Е.Г. Сурова в Херсонесе.

Более поздний анализ данных раскопок северо-западной линии форти фикационных сооружений Херсонеса показал, что территория, на которой были расположены склеп и цистерна, включена в состав города не ранее сер.

VI в. (см.: АНТОНОВА И.А. Западный фланг обороны Херсонеса // СХМ. 1963.

Вып. 3. С. 60–66;

ОНА ЖЕ. Рост территории Херсонеса: По данным изучения оборонительных стен // АДСВ. (Вып. 25:) Византия и сопредельный мир.

Екатеринбург, 1990. С. 8–24.

БЕЛОВ Г.Д. Северный прибрежный район Херсонеса: По новейшим раскопкам // МИА. 1953. № 34. С. 20–22;

ОН ЖЕ. Из истории экономической жизни… с. 66.

Наиболее поздние монеты датируются временем совместного правле ния Василия II и Константина VIII (см.: ГИЛЕВИЧ А.М. Описание монет из раскопок в Западной части Херсонеса в 1958–1960 гг. // СУРОВ Е.Г. Херсонес Таврический. С. 128–139).

П е р ы е и с с л е до ва н и я в Х е р с о н е с е Несколько слов о Е.Г. Сурове как исследователе, преподавателе и личности Когда входишь на территорию Херсонесского заповедника, сразу же за оградой справа от ворот возвышается оборонительная стена, вид неются ступеньки, ведущие на нее, пилоны античных городских во рот и средневековая калитка28. К востоку от античных ворот в ХII– XIV вв. располагались дома херсонеситов. Один из этих домов в 1963–1964 гг. изучался Е.Г. Суровым29. Здесь в 1964 г. мне, студент ке первого курса исторического факультета, выпало счастье встре титься со своим научным руководителем, но уже не как с лектором, а как с заботливым человеком, интересным собеседником, который всегда с уважением выслушивал подчас наивные гипотезы и очень тактично, приводя примеры не только из истории, но и из своей жиз ни, старался помочь прийти к правильному выводу. Это был сов местный, увлекательный поиск истины, в котором более знающий и опытный учитель умел остаться в тени, и казалось, что ты сам при шел к правильному решению научной проблемы.

С тех пор прошло много лет, но каждый год, приезжая в Херсо нес, вспоминаю не только первую встречу с этим древним городом, который благодаря лекциям и беседам двух моих учителей, Е.Г. Су рова и М.Я. Сюзюмова, стал «научной судьбой», но и мысленно го товлюсь к отчету перед ними о сделанном. И мне кажется, что стоит поставить портфель и сбежать вниз к участку помещений, располо женных около оборонительной стены, где работал тогда Е.Г. Суров, как навстречу поднимется добрый голубоглазый гном со смеющими ся глазами в выгоревшей от солнца куртке и вместо приветствия ска жет: «Ну что же, начнем работать вместе. Вот видите…». Этими сло вами он встретил меня тогда, много лет назад, включив сразу же в экспедиционный коллектив и приобщив к трудам целого сезона.

И еще одна черта поражала и удивляла в Е.Г. Сурове: он всегда стремился познать новое. Когда ему казалось, что он понял и доказал то, что его увлекло в научном плане, он менял направление своих по исков. Так, после десяти лет раскопок в Херсонесе, когда уже все Ранее здесь находилась также одна из самых крупных рыбозасолочных цистерн, раскопками которой руководил сменивший в качестве начальника Крымской экспедиции В.Н. Даниленко. В настоящее время она засыпана. Од нако нельзя не отметить, что при своеобразном распределении участков меж ду членами Объединенной экспедиции, курирование раскопок территории, где была позднее открыта цистерна, было возложено на Е.Г. Сурова. Он ра ботал в составе Объединенной экспедиции всего два года.

О раскопках тех лет см.: ДАНИЛЕНКО В.Н., РОМАНЧУК А.И. Сводный отчет о раскопках в Херсонесе Объединенной экспедиции в 1963–1964 гг. // АДСВ. 1971. Вып. 7. С. 7–61.

А. И. Романчук было хорошо отлажено в экспедиционном организме, Е.Г. Суров на чинает изучение нового памятника. В 1968 г. он совместно с Бахчи сарайским музеем приступил к раскопкам на плато Мангуп-Кале, к исследование дворца, который вошел в научную литературу как дво рец князя Алексея30. В ходе этих работ, сравнительно небольших по объему, был уточнен план комплекса, получены материалы, ставшие основой для изучения хозяйственной жизни Мангупа.

Нельзя не сказать об интуиции Е.Г. Сурова как историка. Заняв шись единственно возможной в годы Великой Отечественной войны темой, имевшей непосредственное отношение к раскопкам Херсоне са, производя «раскопки» в архивных документах, он обратил внима ние на наименее исследованный (остающийся таковым и сегодня) участок городской территории. Северо-западный район до недавнего времени слыл среди исследователей малоперспективным для прове дения археологических работ. Одной из причин этого было мнение о том, что военное строительство на наиболее возвышенной части го родища уничтожило древние памятники. В течение двух лет (2004– 2005 гг.) производились облет и съемка с самолета этого участка31.

Расшифровка фотографий, дополненная данными космической съем ки, привели к выявлению иной, чем на остальной территории линии уличных магистралей, нескольких христианских храмов, располо женных неподалеку от западной базилики. Археологическое иссле дование памятников, безусловно, займет много лет. Вполне вероят но, что в интерпретации некоторых из них «читавшие снимки» ошиб лись: метод выявления на основании снимков, сделанных с высоты птичьего полета или из космоса, для херсонесской археологии яв ляется новым. Но несомненным является то, что именно благодаря раскопкам в западной части Херсонеса, впервые стало возможным говорить о непрерывности жизнедеятельности, о том, что город в VIII в. «не обезлюдел», как это считалось в научной литературе. Им пульс новому взгляду на некоторые памятники Херсонеса дал имен но Е.Г. Суров, и в этом, помимо прочих, одна из его заслуг.

СУРОВ Е.Г. Раскопки дворца XV в. на плато Мангуп в Крыму // КСИА.

1972. № 129. С. 96–99. Небольшой археологический отряд университета влился в Мангупскую экспедицию, возглавляемую Е.В. Веймарном. Приме чательно, что и в этом случае Е.Г. Суров стал основателем нового направле ния археологических исследований университета. В последующем по его стопам пошли Н.И. Бармина;

кратковременно раскопками на Мангупе руко водили А.Романчук и Л. Омелькова.

РОМАНЧУК А.И., ФИЛИППОВ В.А. Результаты применения разведочной аэрофотосъемки западной части Херсонеса Таврического в 2005 г. Научный доклад. Севастополь, Тюмень, Екатеринбург, 2005 (данная работа стала воз можной благодаря сотрудничеству с Тюменским университетом).

П е р ы е и с с л е до ва н и я в Х е р с о н е с е Суров-исследователь был неразрывно связан с Суровым-препода вателем. Материалы, полученные во время его летних работ, явля лись составной частью специальных курсов по Северному Причер номорью. И говорил ли он об истории Херсонеса, или об истории изу чения этого региона мы видели героев его микроновелл. Историо графия «наполнялась» судьбами и характерами историков, а не пред ставлялась скучным списком публикаций и перечнем концепций, как подчас было на других лекционных курсах. И хотя первые спецкур сы по истории Северного Причерноморья не стояли у нас в расписа нии, были полуофициальными, ни один из нас не пропускал очеред ного занятия. Не делая скидок на студенческое незнание, он стре мился быть равным с собеседником, говорил с нами как с более мо лодыми коллегами. В сущности, и опубликованный им спецкурс до некоторой степени является монографическим исследованием, к ко торому и сегодня обращаются не только студенты в стремлении рас ширить свои представления об истории Херсонеса, но и исследова тели, черпая материал для подтверждения своих гипотез32.

Главное, что сохранилось в воспоминаниях о Е.Г. Сурове и как преподавателе, и как исследователе—это его стремление возбудить у слушателей интерес к истории и стремление к поиску истины, выз вать сомнения в существующих концепциях, с которыми он знако мил своих многочисленных студентов и во время учебных лекций, и во время летних экспедиционных работ. И не важно, что многие из нас, его учеников, не стали историками древнего мира, не повторили профессиональный путь своего учителя.

Необходимо сказать также о некоторых человеческих качествах Евгения Георгиевича, которые, казалось бы, не имеют непосредст венного отношения к научным изысканиям. Приведем лишь два весьма характерных примера. Иногда доцент Суров приходил в уни верситет часа за полтора до начала занятий и посвящал это время то му, что выдергивал сорняки на газоне перед университетом. «Не про палывают…»—с досадой говорил он, если встречался с удивленным взглядом кого-нибудь из коллег. И еще один факт. Первая поездка студентов исторического факультета Уральского университета на рас копки в Херсонес в 1958 г. была «профинансирована» за счет собст венных средств Е.Г. Сурова, полученных им за отпуск. Эти примеры бескорыстного служения университету, науке, Херсонесу бесконеч но дороги нам, ученикам и преемникам создателя экспедиции.

Уходят годы, сменяются поколения студентов, новые люди участ вуют в раскопках Херсонеса. Трудно передать им обаяние личности Речь идет о книге «Херсонес Таврический» (Свердловск, 1961), первая часть которой являлась публикацией спецкурса, вторая содержала материа лы раскопок экспедиции университета в северо-западном районе Херсонеса.

А. И. Романчук одного из твоих учителей, его целеустремленность и юношеский энту зиазм. Но любой из тех, кто хотя бы один раз пройдет среди руин не когда славного античного города, увидит возрожденные к новой жиз ни дома и улицы, которые хранят память и о Евгении Георгиевиче.

* * * В силу различных обстоятельств субъективного и объективного свой ства Крымская экспедиция Уральского университета в 2000 г. прер вала активное участие в летних полевых исследованиях. Однако бла годаря стараниям факультета, дружбе, заложенной в тяжелые годы Великой Отечественной войны, студенты УрГУ по-прежнему прохо дят археологическую практику в Херсонесе в составе экспедиций на учных учреждений Украины. И по-прежнему звучат на улицах древ него города слова одной из первых экспедиционных песен:

Алый вымпел взвился над раскопом, И Суров объявляет перерыв… П е р ы е и с с л е до ва н и я в Х е р с о н е с е THE FIRST RESULTS OF ARCHEOLOGIC RESEARCHES IN CHERSONESE, RECEIVED BY THE CRIMEAN ARCHEOLOGIC EXPEDITION OF THE URAL UNIVERSITY (1958–1963) A. I. Romanchuk The essay consists of following four sections: (1) background of the Crimean ar cheologic expedition of the Ural State University;

(2) E.G. Surov’s role in creation of the Crimean expedition;

(3) about the basic scientific results of excavation of E.G. Surov;

(4) E.G. Surov as the researcher, the teacher and the person.



 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.