авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

А.Ю. Баранов, Т.Г. Долгопятова

ЭМПИРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

ИННОВАЦИОННОГО ПОВЕДЕНИЯ

ФИРМ ПРИ РАЗЛИЧНЫХ

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ

Препринт WP1/2013/02

Серия WP1

Институциональные проблемы

российской экономики

Москва

2013

УДК 330.341.1

ББК 65.2/4-5

Б24

Редактор серии WP1

«Институциональные проблемы

российской экономики»

А.А. Яковлев Баранов, А. Ю., Долгопятова, Т. Г. Эмпирический анализ инновационного поведе ния фирм при различных институциональных условиях [Электронный ресурс] : препринт Б24 WP1/2013/02 / А. Ю. Баранов, Т. Г. Долгопятова ;

Нац. исслед. ун-т «Высшая школа эконо мики». – Электрон. текст. дан. (830 КБ). – М. : Изд. дом Высшей школы экономики, 2013. – 47 с. – (Серия WP1 «Институциональные проблемы российской экономики»).

В работе исследуется инновационная активность предприятий и определяющие ее внутри фирменные характеристики, а также внешние условия деловой среды в странах с переходной экономикой. Основное внимание сосредоточено на проявлении административных барьеров и сопутствующей им коррупционной нагрузке в случае инновационного бизнеса. Эмпириче ский анализ проведен на базе данных проекта “Business Environment and Enterprise Performance Survey” (BEEPS) Всемирного банка и Европейского банка реконструкции и развития за 2009 г.

и опирается на использование бинарной логистической регрессии. Выявлена устойчивая связь между различными типами инноваций фирмы (продуктовые и организационные инновации, осуществление затрат на НИОКР) и увеличением административных барьеров, а также между проведением продуктовых инноваций и повышенным коррупционным бременем.

Ключевые слова: инновации, административные барьеры, деловой климат, коррупция, страны с переходной экономикой УДК 330.341. ББК 65.2/4- Баранов А.Ю. – стажер-исследователь Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ.

Долгопятова Т.Г. – ординарный профессор, главный научный сотрудник Института анали за предприятий и рынков НИУ ВШЭ.

Препринты Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» размещаются по адресу: http://www.hse.ru/org/hse/wp © Баранов А. Ю., © Долгопятова Т. Г., © Оформление. Издательский дом Высшей школы экономики,   1. Введение Одной из ключевых стратегических задач для России является переход от сырьевой ориентации к инновационной модели экономического развития [Инновационное развитие, 2008]. Очевидно, что модернизация и диверсификация отечественной экономики, повыше ние ее конкурентоспособности в глобальном мире в значительной степени предопределены успешной инновационной деятельностью предприятий. Этот тезис не нуждается в особой аргументации, однако реальное положение дел далеко от желаемого, что подтверждается различными оценками. Так, в инновационном рейтинге бизнес-школы INSEAD (Global Inno vation Index) Россия в 2010 г. занимала 64-е место из 132 [Global Innovation, 2010] и среди стран СНГ уступала Азербайджану (57-е место), Украине (61-е место) и Казахстану (63-е место). Одна из двенадцати составляющих Глобального индекса конкурентоспособности (Global Competitiveness Index), который ежегодно публикует Всемирный экономический фо рум, – инновации. По этому компоненту индекса в 2008–2009 гг. Россия получила 45-е место из 134, правда, в 2010–2011 гг. поднялась до 38-го из 139 [Global Competitiveness, 2008;

Global Competitiveness, 2010].

Инновации возникают на предприятиях. Множество предпосылок и факторов создают ограничения и стимулы предприятий (точнее, мотивации их собственников и топ менеджеров) к инновационному поведению, определяют успех или неудачу внедрения инно ваций. Среди этих факторов выделяют внутренние условия в компании, влияющие на ее спо собность создать и применить новые технологии, продукты, методы управления и маркетин га;

особенности рынков (наличие спроса на инновационные продукты и услуги, стимули рующая их производство конкуренция);

а также государственную политику по формирова нию национальных инновационных систем и отдельные меры государственной поддержки инноваций.

                                                             Препринт подготовлен в рамках работы над темой Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ «Институциональное развитие промышленных предприятий в переходной экономике» в 2012–2013 гг. Авторы признательны за комментарии при постановке задачи и обсуждении самых первых результатов ординарным профессорам НИУ ВШЭ В.П. Бусыгину и Б.В. Кузнецову. Результаты исследования представлялись на научном семинаре НИУ ВШЭ «Институциональные проблемы российской экономики» (июль 2012 г.) и XIV конферен ции Ассоциации исследователей экономики общественного сектора и ВШМ СПбГУ “Public Sector Transition” (ноябрь 2012 г., Санкт-Петербург). Авторы благодарят участников этих мероприятий за полезные комментарии и дискуссии и особую признательность выражают к.э.н. К.Р. Гончар за ценные замечания по доработке иссле дования.  3      Действительно, российское государство стало уделять значительное внимание инно вационной политике во второй половине 2000-х годов, предлагая различные инструменты стимулирования инновационной деятельности (в основном финансирование НИОКР) и вре менами переходя к «ручному управлению», обязывая, например, крупнейшие компании с государственным участием реализовывать инновационные программы. Здесь не всегда получается добиться серьезных сдвигов. В определенной степени уместна аналогия с государственной поддержкой малого предпринимательства, которой не удалось сущест венно повлиять на его развитие в пореформенные годы и переломить недостатки общих ус ловий ведения бизнеса [Алимова, 2005]. При несовершенной деловой среде и слабых инсти тутах точечные меры, по нашему мнению, не могут кардинально исправить состояние дел с инновациями, тогда как общеэкономическая политика улучшения инвестиционного климата могла бы дать дополнительные стимулы к инновационной деятельности, особенно для малых и средних предприятий. В пользу этого утверждения, в частности, свидетельствует тот факт, что даже представители крупнейшего российского бизнеса среди барьеров роста инноваций в экономике страны на первое место поставили «избыточную бюрократизированность»

(86% респондентов считали этот барьер очень высоким или высоким). Второе место заняла «несовершенная законодательная среда, включая защиту прав инвесторов» (эту характери стику отметили 77% ответивших) [Инновационная активность, 2010].

В свете этих оценок актуальность изучения делового климата как фактора, влияющего на инновационную активность фирм, не вызывает сомнения. Проблемы несовершенной де ловой среды присущи не только России, но и другим странам с переходной экономикой, большинство из которых отличают значимые барьеры для предпринимательской деятельно сти и довольно высокий уровень коррупции. Среди академических исследований есть немало работ, анализирующих роль коррупции в экономическом росте, но этот анализ выполнялся применительно к странам (национальным экономикам) и при этом, как правило, не обращал ся к вопросам инновационного развития. Мы же попытаемся выявить связи между состояни ем делового климата с выделением отдельного его компонента – коррупции – и инновацион ной активностью на уровне фирмы, сохраняя межстрановой подход к проблеме. Подобное исследование трудно выполнить из-за сложности оценки коррупции, которая является скры тым и плохо поддающимся измерению феноменом (обычно в литературе встречаются стра новые индикаторы уровня коррупции, предлагаемые экспертами). Да и понятие инновацион ной активности также не имеет единого определения и понимания в академических и при кладных работах, в литературе предлагаются разные подходы. Однако поскольку инновации 4      создаются на микроуровне, для получения пообъектных данных с предприятий нужны спе циальные обследования, опросы руководителей фирм.

Цель исследования – эмпирический анализ взаимосвязей инновационной активности предприятий с условиями деловой среды – наличием административных барьеров и сопутст вующей им коррупции в переходной экономике. Исследование будет опираться на межстра новые данные, в нем мы попытаемся преодолеть сложности измерения коррупции и иннова ций2. В качестве информационной основы использованы доступные данные проекта “Busi ness Environment and Enterprise Performance Survey” (BEEPS) 2009 г., нацеленного на оценку делового климата и поведения предприятий в странах с переходной экономикой. Обследова ние (опрос руководителей предприятий, предпринимателей) охватило 29 стран Центральной, Восточной и Южной Европы, а также Центральной Азии. Все эти страны ранее относились к социалистическому блоку, за исключением Турции. Преимуществом этого источника дан ных служит наличие большого количества стран, бизнес-среда которых далеко не всегда со ответствует лучшим практикам, что позволяет учесть разнообразие условий функционирова ния фирм при слабых институтах. Однако налицо ограничения при измерении инновацион ного поведения предприятий и уровня коррупции, предопределенные имеющимися данными BEEPS.

Работа имеет следующую структуру. Во втором разделе рассмотрено понятие иннова ционной активности и способы ее измерения, предложенные в литературе. Третий раздел по священ вопросам определения и измерения коррупции, а также немногочисленным попыт кам найти ее связь с инновациями на макроуровне. В четвертом разделе представлен краткий обзор литературы по изучению внутренних и внешних факторов инновационного развития предприятий. В пятом – предложена методология эмпирического анализа детерминант инно вационного поведения предприятий с выделением бизнес-климата и его коррупционной со ставляющей;

сформулированы гипотезы и сконструированы переменные. Шестой раздел со держит модели оценки статистической связи административных барьеров и сопровождаю щей их коррупции с осуществлением инноваций, а также обсуждение полученных результа тов. В Заключении приведены выводы из исследования и возможные направления его со вершенствования.

                                                             Вариация делового климата возможна в рамках страны, особенно крупной, при наличии у ее регионов разной истории развития, ресурсного обеспечения, специфики управления ими. Россия подходит под это описание, однако оценки регионального бизнес-климата и коррупционной нагрузки (или ее заменителей для разных мо делей предпринимательства в регионах) представляют самостоятельную задачу и требуют особых данных.

5      2. Инновационная активность предприятий: подходы к оценке 2.1. Виды инноваций Многие современные работы, посвященные инновационной деятельности, за первич ным определением инноваций отсылают к труду Йозефа Шумпетера 1911 г. «Теория эконо мического развития» [Шумпетер, 2008]. Шумпетер определял их как «осуществление новых комбинаций» средств производства – имеющихся в нашей сфере «вещей и сил». К инноваци ям он относил: изготовление нового продукта, внедрение нового метода производства, ос воение нового рынка сбыта, получение нового источника сырья и проведение реорганизации (отрасли). Также в качестве организационных инноваций Шумпетер рассматривал укрупне ние предприятия, позволяющее получать экономию от масштаба.

В современной литературе первые три типа инноваций называются, соответственно, продуктовая, процессная и маркетинговая. Еще одним базовым типом являются организационные инновации. Обобщенно под инновацией подразумевают новый или значи тельно улучшенный продукт или услугу, выведенный на рынок, либо новый или значительно улучшенный процесс, запущенный внутри предприятия [Science, Technology, 2010;

Oslo Manual, 2005].

Продуктовая инновация – вывод на рынок нового товара или услуги либо значитель ное усовершенствование существующих товаров и услуг, причем не обязательно основанное на использовании новых технологий. Значительное улучшение подразумевает использование новых компонентов, материалов, способа предоставления услуг. Процессная инновация – внедрение нового или значительно улучшенного производственного метода, метода дист рибьюции или послепродажной поддержки продукции. Она также включает в себя сущест венные изменения в используемом оборудовании или программном обеспечении. Маркетин говые инновации – реализация новых маркетинговых методов, подразумевающих значитель ные изменения в дизайне продукта, упаковке, продакт-плейсменте, ценовой стратегии, про движении продукта на новые рынки. Маркетинговая инновация может быть применена как к новым, так и к уже существующим продуктам, но впервые осуществляется данной фирмой.

Организационные инновации – применение новой или значительные изменения в сущест вующей структуре фирмы или методах управления, направленные на улучшение использо вания знаний, качества продукции, эффективности трудовых процессов и организации 6      рабочих мест, снижение транзакционных издержек. Организационные инновации предлага ют новые методы по управлению производственными рутинами.

В рекомендациях ОЭСР по сбору и анализу данных по инновациям под инновацион ной фирмой подразумевается фирма, которая в наблюдаемый период осуществляла иннова ционную деятельность хотя бы по одному направлению из четырех вышеперечисленных [Oslo Manual, 2005]. Фирма считается инновационно активной в период наблюдения незави симо от того, были ли проведены успешные инновации, находятся ли они в процессе осуще ствления или процесс реализации был остановлен.

Необходимо различать инновации и изобретения. Изобретение – это первое появление нового продукта или процесса либо идеи такого продукта. Инновации – трансформация идей в продукты, процесс коммерциализации изобретения. Например, в работе [Hagedoorn, Cloodt, 2002] даны следующие определения: «изобретательство – достижения компаний в смысле идей, схем, моделей новых устройств, продуктов, процессов и систем»;

«инновационная ак тивность в узком смысле – результат фактического выведения на рынок нового продукта, новых процессов или устройств». Измеряются эти виды активности, как следует из опреде лений, разными индикаторами.

Многие исследователи разделяют инновации на прорывные и инкрементальные [Varadarajan, 2009]. В первом случае происходит вывод на рынок значительно усовершенст вованного продукта или нового продукта, во втором случае – постепенное улучшение суще ствующих продуктов, непрерывный процесс, заключающийся в серии последовательных ша гов по изменению продуктов или процессов. По мнению авторов работы [Nelson, Winter, 1977], в современном институциональном окружении деление на инновации и изобретения отчасти теряет смысл, учитывая, что большое количество инноваций исходит из внутрифир менных НИОКР и поэтому этапы изобретательства и воплощения изобретений тесно пере плетены. Однако для измерения инновационной активности фирмы такое разделение стоит иметь в виду.

2.2. Измерение инноваций Патенты Многие исследователи измеряют уровень инновационности фирмы при помощи количества полученных ею патентов. В большинстве случаев этот показатель используют в межстрановом анализе, хотя есть исследования и на уровне фирм. Надо заметить, что патенты скорее характеризуют изобретения, а не инновации как таковые. Кляйнкнехт 7      с соавторами указывают, что большая доля патентов так никогда и не превращается в ком мерчески жизнеспособный продукт [Kleinknecht, Van Montfort, Brouwer, 2002].

Патенты отражают положительную ожидаемую полезность от изобретения: если изо бретатель потратил ресурсы, помимо самой разработки, на прохождение проверки на новиз ну и регистрацию в патентном бюро, он рассчитывает покрыть эти расходы от будущих па тентных отчислений. Однако, как обращает внимание автор работы [Griliches, 1998, p. 296], «не все изобретения патентуемы, не все изобретения патентуются, а изобретения, которые запатентованы, сильно варьируются по “качеству” в смысле ассоциированного с ними инно вационного выпуска». Он сообщает, что в США удовлетворяется порядка 65% поданных заявок на патент, в Германии – только 35%. Эта разница связана с различиями в процедурах и ресурсах патентных офисов и показывает также отличия в среднем уровне «качества» вы данных патентов. Многие из них отражают небольшие изменения или улучшения, только некоторые оказываются чрезвычайно важными3. Ромейн и Альбаладехо подчеркивают, что технологическая гонка может быть настолько быстрой, что иногда заниматься патентовани ем нецелесообразно [Romijn, Albaladejo, 2002].

В работе [Trajtenberg, 1990] в качестве индикатора ценности инноваций предложено не просто использовать количество выданных патентов, а взвешивать их по цитируемости.

Такой способ представляется возможным решением для проблемы разного «качества» па тентов, но никак не для самого факта патентования. Также открытыми остаются проблемы, связанные с тем, что патент покрывает только небольшую часть траектории от проведения НИОКР до осуществления инноваций.

Расходы на НИОКР Затраты на НИОКР, как и количество патентов, характеризуют ненаблюдаемую пере менную – прирост экономически ценного знания. В работе [Griliches, 1998] отмечается силь ная взаимосвязь между этими затратами и патентованием. Затраты являются входным пока зателем, а патенты – результатом. Как указано в работе [Kleinknecht, Van Montfort, Brouwer, 2002], расходы на НИОКР – только один из нескольких входных показателей. Рассматривая затраты на НИОКР в качестве одного из индикаторов инноваций вместо патентов, мы увели чим количество инновационных фирм, поскольку не все усилия, затраченные на исследова                                                              Кстати, на эти же проблемы еще в 1965 г. указывал Шерер [Scherer, 1965].

8      ния, оканчиваются патентованием или приводят к внедрению новых продуктов или техноло гий.

Затраты на НИОКР и патенты являются только прокси-переменными при измерении инноваций. Они не могут показать реализацию технологических или организационных ново введений на предприятии. Для того чтобы быть инновационным, предприятию не обязатель но что-то изобретать, можно имитировать готовые решения других фирм. Если фирма не по лучает патентов, а покупает их и выпускает новый продукт, то в случае измерения иннова ционности патентами она не будет инновационной.

Составной индикатор инновационности Построение индекса инновационности предприятия из нескольких индикаторов имеет определенные преимущества перед использованием какого-либо одного показателя. Они со стоят в более комплексном измерении инновационной активности. Иногда составная оценка может быть детально проанализирована на предмет того, какой вклад в феномен «инноваци онная активность» обеспечивает каждый индикатор. В работе [Hagedoorn, Cloodt, 2002] ис следовано применение составного индикатора, в который вошли затраты на R&D, количест во патентов, цитируемость патентов и анонсирование новых продуктов на уровне фирм.

Авторы показали, что такой индикатор хорошо улавливает латентную переменную «иннова ционная активность» фирмы. Они также предлагают в последующих работах не ограничи ваться четырьмя названными индикаторами, а в зависимости от контекста включать и другие показатели.

В исследовании [Ребязина и др., 2011] построены три компонента интенсивности ин новаций (новые продукты, инновации в технологической базе и инновации в дистрибьюции), для чего авторами была использована процедура факторного анализа переменных опроса топ-менеджеров 120 фирм. Эти сводные индикаторы по направлениям в дальнейшем не агре гировались, а использовались в анализе по отдельности. В работе [Baldwin, Johnson, 1996] составной индекс, построенный на основе ответов на 19 вопросов об инновационной дея тельности и ее стратегиях, использовался для разделения фирм на более инновационные и менее инновационные.

Составной индикатор инновационности был рассчитан и в статье [Romijn, Albaladejo, 2002]. Из-за особенностей выборки (пилотное исследование, включающее 33 малые и сред ние фирмы Великобритании по производству электронного оборудования и программного обеспечения) авторы сконцентрировались на продуктовых инновациях и построили индекс, 9      включающий в себя степень новизны инновации и степень, с которой эта инновация требует специфических научных или технологических компетенций. Кроме того, они также исполь зовали две распространенные прокси-переменные – вывод на рынок существенно нового продукта и количество полученных патентов. Сравнив три показателя, авторы пришли к вы воду, что индекс позволяет увидеть больше нюансов, и озвучили необходимость дальнейше го поиска измерителей инноваций.

Во всех рассмотренных вариантах роль организационных инноваций обойдена вни манием, которое традиционно уделяют этому аспекту в менеджериальных исследованиях.

Например, в работе [Lam, 2005] отмечается, что организационные инновации часто служат необходимой предпосылкой технологических инноваций. Организационные инновации – не просто вспомогательный фактор для осуществления продуктовых и процессных инноваций, они сами могут оказывать весомое воздействие на эффективность предприятия. Хотя прове дение НИОКР играет важную роль в инновационных процессах, внушительная часть инно вационной активности основывается на высококлассном персонале, взаимодействии с дру гими фирмами и исследовательскими организациями, а также организационной структуре, способствующей обучению и использованию знаний.

3. Коррупция и инновации 3.1. Коррупция как экономический феномен Коррупция превратилась в глобальную проблему, мешающую экономическому разви тию, во второй половине XX столетия, когда крупные транснациональные компании стали подкупать чиновников за границей. В конце 1990-х годов международная борьба с корруп цией вышла в законодательную стадию: была создана Межамериканская конвенция против коррупции [Inter-American Convention, 1996];

в 1999 г. Совет Европы принял Конвенцию об уголовной ответственности за коррупцию (ратифицирована РФ в 2006 г.) [Конвенция, 1999].

В 2003 г. ООН приняла Конвенцию против коррупции [Конвенция Организации, 2004].

Определения коррупции Академические исследования коррупции впервые возникли в 1960-х годах прошлого века, а основная масса работ стала появляться в начале 1990-х годов. Одна из трудностей изучения коррупции состоит в отсутствии ее четкого определения. Именно из-за межстрано вых разногласий в понимании термина определение коррупции отсутствует в международ 10      ных конвенциях. Например, Ко и Самаджар в своей работе приводят 17 определений кор рупции [Ko, Samajdar, 2010]. Консенсус по определению коррупции таков: коррупция – это действия, при которых полномочия должностного лица направлены на получение личной выгоды, что нарушает «правила игры» (закон и мораль) [Jain, 2001]. Также широко исполь зуется более лаконичное и более емкое определение, данное организацией Transparency International. Она определяет коррупцию как злоупотребление вверенной властью ради лич ной выгоды [The Anti-Corruption, 2009]. Заметим, что под это определение попадают и взаи моотношения между должностными лицами двух коммерческих компаний.

Обычно выделяют [Jain, 2001;

The Anti-Corruption, 2009] три вида коррупции в обще ствах, отличающиеся типом решений, подверженных коррупции, источниками властных полномочий коррупционера и типами агентов:

Grand corruption (политическая коррупция) присуща политической элите, тому, как она использует свою власть в принятии экономических решений. Избранные руково дители должны соблюдать баланс интересов населения. Однако коррумпированное правительство может изменить национальную политику в своих интересах. Обычно такой вид коррупции выражен не во взятках, а в сложном извлечении ренты из обла дания властью принимать решения.

Bureaucratic (Petty) corruption (административная коррупция) включает в себя деяния, совершенные бюрократами (администраторами) в процессе их взаимодействия с начальством (политической элитой) или с обществом. В самом распространенном ви де представляет собой «мелкую коррупцию», когда граждане или представители биз неса вынуждены давать взятки за получение услуг, которые им и так положены (мздоимство), или с целью ускорить бюрократические процедуры. Также за взятки могут быть предоставлены незаконные услуги (лихоимство). Коррупция в судах мо жет относиться к этой категории.

Legislative (Political) corruption (законодательная коррупция) представляет собой си туацию, в которой на голоса законодателей оказывается влияние. Этот тип коррупции включает манипулирование правилами со стороны политиков с целью удержания у власти, а также «покупку голосов» самими законодателями в попытках быть переиз бранными, чиновниками исполнительных органов власти в попытках протолкнуть за конопроект и заинтересованными бизнес-группами для принятия законов, изменяю щих экономическую ренту от активов.

11      Взаимодействие представителей фирм и чиновников относится к административной коррупции, если это не сверхкрупные фирмы, напрямую лоббирующие законопроекты.

Существование коррупции предполагает сосуществование трех элементов: наличие у кого-либо дискреционной власти и экономической ренты, ассоциированной с этой властью, причем рента должна существовать в такой форме, что заинтересованное лицо могло бы ее присвоить, а также плохо функционирующей правоохранительной системы, которая не в со стоянии обеспечить необходимую вероятность обнаружения/наказания за нарушения. Дис креционная власть проистекает из принципиальной невозможности составить полный кон тракт, и само это понятие также трудноизмеримо, как и коррупция. В общем случае дискре ционная власть ассоциирована с регулированием, которое сосредотачивает власть в руках тех, кто разрабатывает правила и обеспечивает их выполнение [Johnson, Kaufmann, Shleifer, 1997]. В работе [Johnson, Kaufmann, Zoido-Lobaton, 1998] эмпирически продемонстрирована важность дискреционной власти. Чем больше дискреционной и регулирующей власти у чи новников, тем к большей нагрузке на бизнес, большей коррупции и большим стимулам для него перемещаться в теневую сферу это приводит. Именно поэтому ожидается большая дис креционная власть и, следовательно, большая коррупция в зарегулированных экономиках по сравнению с более свободными.

Три типа агентов – политическая элита, администраторы и законодатели – имеют стимулы действовать в личных интересах в ущерб принципалам. Как отмечает Роуз Аккерман, «всякий раз, когда у должностного лица появляется дискреционная власть над распределением издержек или выгод в частном секторе, создаются стимулы для взяточниче ства» [Rose-Ackerman, 1997, p. 31]. И эти стимулы тем выше, чем больше дискреционная власть того или иного агента. Экономическая рента, ассоциированная с нею, возникает из необходимости проходить согласовательные процедуры для владельцев некоторой собствен ности и связана с ее экономической ценностью. Чем дороже собственность, тем выше рента, и тем выше стимулы владельцев собственности уклониться от выполнения законов (либо выше стимулы должностного лица потребовать взятку), и тем больше они готовы предло жить регулятору в качестве взятки. Таким образом, наличие ренты подстегивает коррупцию [Ades, Di Tella, 1997].

12      Измерение коррупции В силу своей нелегальности и скрытности коррупция не может быть измерена напря мую. Сравнительно достоверные оценки размера коррупции могут быть получены только в каких-то узких областях, например, в области госзакупок, если сопоставить реально потра ченные деньги на товары или услуги и их рыночную стоимость. Невозможно сравнивать ка кие-то области экономической деятельности или страны между собой на основании крими нальной статистики: страны, которые борются с коррупцией, в этом случае будут приняты за более коррумпированные по сравнению со странами, в которых не заводят коррупционных дел. Поэтому примерные оценки коррумпированности получают обычно на основании опро сов экономических агентов и экспертов. К первым относятся представители бизнеса: менед жеры как местных, так и иностранных фирм, ко вторым – сотрудники различных междуна родных организаций. Однако и здесь есть свои проблемы: более коррумпированными ока жутся те страны, где коррупция трактуется шире. Как правило, четкого разграничения между политической, законодательной и административной коррупцией в опросах не проводится.

На их основании строятся страновые индексы коррупции, которые могут охватывать не сколько стран или регион – например, Country Performance Assessment Ratings, публикуемый Asian Development Bank, охватывающий 28 стран Азии. На базе нескольких таких локальных индексов строятся интегральные оценки. Например, широко известный Corruption Perception Index (CPI) от Transparency International в 2010 г. рассчитывался для 178 стран. Он построен на десяти разных индексах, многие из которых имеют «местное» значение. CPI наследует недостатки этих индексов – учитывает сразу все виды коррупции.

Способы измерения коррупции при помощи опросов весьма субъективны – на ответ респондента влияют многие факторы, в частности, недоверие к власти, информационный фон, разное понимание коррупции. Например, в работе [Церкасевич, 2012] обсуждается не корректность межстранового измерения коррупции (на примере индекса Transparency Inter national). Как указано в [Сатаров, Пархоменко, 2001, с. 9], «общим дефектом многих иссле дований является склонность к измерению мнения, но не практики». Высокая корреляция между различными индексами объясняется тем, что респонденты и эксперты, вынося сужде ния о состоянии дел в области коррупции в стране, руководствуются в первую очередь своим обобщенным представлением о стране, которое может выражаться одной-единственной пе ременной – «уровнем развития».

13      3.2. Последствия коррупции для экономики и инноваций Широко цитируемый ряд ранних работ [Leff, 1964;

Huntington, 1968] предпринимает попытки найти положительные стороны коррупции (такие работы делаются и сейчас [Mendez, Sepulveda, 2006;

Egger, Winner, 2005]). Хантингтон в своей книге 1968 г. подчерки вал, что хуже кафкианского мира быть не может: «В терминах экономического роста хуже неповоротливой, чрезмерно централизованной и нечестной бюрократии может быть только неповоротливая, чрезмерно централизованная, честная бюрократия». Пласт таких работ по лучил условное название «гипотезы о “смазке колес бюрократии”». В противоположность первому, второй пласт работ, авторы которых не находят подтверждения полезности кор рупции ни при каких условиях, получил название «гипотезы о “песке в колесах бюрокра тии”». Ядро рассматриваемой проблемы состоит из комбинации низкого качества системы управления и коррупции, поскольку тезис о том, что коррупция при хорошем управлении оказывает исключительно отрицательное воздействие на экономику, никем не оспаривается.

Первое предположение о некоторой пользе коррупции состоит в том, что взятка по зволяет ускорить процесс прохождения излишних бюрократических процедур и тем самым повысить экономическую эффективность фирм. В работе [Aidt, 2009] на примере простой модели показано, что коррупция может привести лишь к ситуации second-best, в то время как first-best – устранить искажения сами по себе. Проблема в том, что коррупция и неэффектив ное регулирование – две стороны одной медали. С одной стороны, неэффективное регулиро вание необходимо, чтобы породить ренту, сопутствующую дефициту (недостатку скорости обслуживания). С другой стороны, «дефицитная» рента создает коррупционный потенциал, поскольку агенты согласны платить только в том случае, если существует дефицит. Эйдт на зывает такую ситуацию «заблуждением эффективной коррупции», поскольку в лучшем слу чае оно приводит к неправильному взгляду на коррупцию, согласно которому в некоторых ситуациях она полезна, а в худшем – к толерантному отношению к ней.

Второе любопытное предположение состоит в том, что коррупция может помочь должностному лицу сделать правильный выбор, как на аукционе: более эффективный произ водитель может предложить большую взятку. Это предположение вызывает массу возраже ний. Роуз-Аккерман указывает, что фирма может уплатить большую взятку в ущерб качеству предоставляемого продукта в случае получения лицензии, что эквивалентно включению взятки в свои издержки [Rose-Ackerman, 1997]. Также никакой бюрократ не будет устраивать аукцион взяток – он просто «провернет» дело со своим знакомым бизнесменом, поскольку боится поимки. На необходимость скрытности при коррупции указано в работе [Shleifer, 14      Vishny, 1993], которая уделяет этому аспекту много внимания. Одно из последствий секрет ности – враждебность по отношению к переменам и инновациям. Хранение коррупционных связей в секрете приводит к блокированию входа в ту или иную сферу новых действующих лиц, а инновации и перемены зачастую привносятся именно новичками.

Еще один аргумент состоит в том, что коррупция может снизить риски от экспро приации, поскольку существует возможность откупиться. В этом случае могут вырасти ино странные инвестиции. Контраргумент говорит о невозможности осуществить принуждение к исполнению коррупционных контрактов, что влечет за собой дополнительные риски от оп портунизма. Таким образом, коррупция увеличивает риски, связанные с плохим верховенст вом закона (rule of law), вместо того чтобы компенсировать их.

В работе [Aidt, 2009] делается вывод, что отдельные случаи положительного влияния коррупции на экономическую эффективность на микроуровне нельзя считать подтверждени ем того, что коррупция может быть полезна на макроуровне. В межстрановом исследовании [Mon, Sekkat, 2005] подробно рассматриваются обе гипотезы о роли коррупции. Используя индексы коррупции Всемирного банка и Transparency International и экономические показа тели из базы данных Growth Development Network (Всемирный банк), на выборке из 63 стран за 1970–1998 гг. тестируется гипотеза о негативном воздействии коррупции на экономиче ский рост и инвестиционный климат. Авторы однозначно высказались в поддержку «гипоте зы о “песке в колесах бюрократии”». Это означает, что в случае плохого управления корруп ция не компенсирует провалы, а, наоборот, усиливает их.

В научной литературе есть эмпирические исследования, посвященные влиянию кор рупции на экономический рост и производительность на макроуровне [Lambsdorff, 2003;

Wyatt, 2003;

Mon, Sekkat, 2005], но связи коррупции и инноваций уделяется чрезвычайно мало внимания. Анохин и Шульц непосредственно исследуют эту связь на уровне стран с помощью готовых страновых индексов [Anokhin, Schulze, 2009]. Авторы выстраивают логи ческую цепочку связей между инновациями, предпринимательством, коррупцией и институ циональной средой, считая контроль над коррупцией одним из компонентов здоровой инсти туциональной среды, обеспечивающей существование «институционального доверия» в об ществе. В отсутствие такого доверия, важного для обеспечения выполнения контрактов, па дает эффективность транзакционных цепочек между агентами, участвующими в создании сложных, с высокой добавленной стоимостью, экономических видах деятельности, таких как инновации. Контроль над коррупцией увеличивает шансы на то, что успешный предприни матель сможет присвоить себе большую долю прибыли, которую он производит, и таким 15      образом увеличивает предпринимательскую активность в обществе, которая представляет собой «осуществление новых комбинаций». Применив квантильную регрессию, позволяю щую проследить нелинейность связи между зависимой и объясняющими переменными, ав торы подтвердили гипотезу о позитивной вогнутой связи между контролем над коррупцией и внутристрановой величиной предпринимательской активности.

4. Факторы инновационной активности фирм: результаты исследований Поставленная цель исследования не ограничивает нас только условиями деловой сре ды и коррупции. Существует обширный набор факторов, предложенных и эмпирически про тестированных в литературе, объясняющих различия в инновационной деятельности фирм и стран. Мы ограничимся наиболее важными примерами.

Многие исследователи подразделяют изучаемые факторы на две группы: внутренние (характеристики фирмы) и внешние (характеристики среды). К последним могут относиться как факторы странового уровня, так и регионального или уровня рынков. Один из наиболее часто исследуемых внешних факторов рынков – интенсивность конкуренции. На многих рынках, чтобы остаться конкурентоспособным, необходимо постоянно заниматься иннова циями [Veugelers, Cassiman, 1999]. Однако Шерер, используя в своей классической работе выборку из 448 производственных корпораций США из списка Fortune 500 за 1955 г., не на шел влияния конкуренции на инновационность [Scherer, 1965]. В то же время конкуренцию часто рассматривают как один из факторов, подстегивающих инновации [Российская про мышленность, 2008;

Romijn, Albaladejo, 2002]. При этом в работе [Landry, Amara, Lamari, 2002] авторы пришли к выводу, что высокая интенсивность конкуренции отрицательно свя зана с инновационной активностью, поскольку снижает монопольную ренту, получаемую от инноваций. Авторы статьи [Aghion et al., 2005] обнаружили перевернутую U-образную связь на выборке из 311 фирм за 1973–1994 гг., котировавшихся на Лондонской фондовой бирже (т. е. слишком высокая или слишком низкая конкуренция может оказывать отрицательное влияние на склонность к инновациям). Авторы также продемонстрировали, что высокая кон куренция может оказывать разнонаправленное влияние на инновационное поведение фирмы в зависимости от структуры рынка, секторальных особенностей.

В качестве внутреннего фактора, воздействующего на уровень инновационной актив ности, часто рассматривается размер фирмы. Крупные фирмы более диверсифицированы, имеют лучший доступ к внешнему финансированию, могут тратить на НИОКР меньшую до лю своего дохода по сравнению с небольшими фирмами, а также получать экономию от 16      масштаба и разнообразия [Гончар, Кузнецов, 2010;

Инновационная активность, 2010;

Рос сийская промышленность, 2008;

Stock, Greis, Fischer, 2002]. Вместе с тем олигополистиче ское положение крупных игроков может дестимулировать их заниматься инновациями в си лу снижения конкуренции. Изучению связи между размерами фирмы и инновационным по ведением посвящены многие работы Аудреча с соавторами [Audretsch, Elston, 2006;

Audretsch, Acs, 1991;

Acs, Audretsch, 1988]. В статье 1991 г. авторы пишут о существовании в литературе противоположных взглядов на эту связь и приходят к выводу, что она положи тельна, с убывающей отдачей от размера4.

Наличие у фирмы иностранного собственника часто свидетельствует об импорте тех нологий, передаче управленческих навыков и опыта. Однако в [Bishop, Wiseman, 1999] про демонстрировано, что иностранное владение оказывает косвенный отрицательный эффект на инновационную активность фирмы, поскольку зачастую большинство инновационных раз работок выполняется в стране, где у инвестора находится штаб-квартира, а в другие страны переносится только производство. Правда, такой результат может быть следствием исполь зованных данных – исследовались 356 английских фирм оборонного сектора (опрос 1996 г.).

В статье [Винарик, Долгопятова, 2011] на выборке фирм из стран с переходной экономикой показано, что наличие у предприятия иностранного собственника повышает вероятность получения международной сертификации системы менеджмента качества, которая может рассматриваться как организационная инновация в соответствии с рекомендациями [Oslo Manual, 2005, §180]. Правда, в работе [Российская промышленность, 2008, гл. 5] наличие международного сертификата системы менеджмента качества считалось отдельным факто ром инновационной деятельности, влияющим на ее проведение.

Еще один аспект, связанный с глобализацией, – выход фирмы на зарубежные рынки.

Ромейн и Альбаладехо обнаружили устойчивую положительную связь между ориентацией фирм на международные рынки и тремя различными измерителями инновационности [Romijn, Albaladejo, 2002]. В [Hitt, Hoskisson, Kim, 1997] на выборке из 295 производствен ных фирм, имеющих средние продажи за 1988–1990 гг. на уровне 100 млн долл., было изу чено влияние международной диверсификации (выход на новые географические рынки) на инновационность фирмы. Показано, что такая диверсификация дает фирме стимулы и ресур сы инвестировать в инновации, а также обеспечивает большую отдачу от инноваций, по скольку фирмы могут использовать относительные преимущества разных стран и имеют                                                              Как известно, к такому же результату ранее пришел Шерер [Scherer, 1965].

17      в своем распоряжении различные рынки сбыта. Что касается продуктовой диверсификации, представляющей собой экспансию на новые для фирмы продуктовые рынки, то, согласно расчетам авторов, обнаружено ее отрицательное влияние на инновационность. Из-за чрез мерного количества информации при большом разнообразии продукции топ-менеджмент смещает акцент со стратегического контроля за подразделениями на финансовый. Он выра жается в меньшем горизонте планирования и большей несклонности к риску менеджмента, тем самым рискованные и «длинные» инвестиции в R&D снижаются.

Доля продукции, направляемой на экспорт, также рассматривается как один из факто ров инновационной активности в статье [Landry, Amara, Lamari, 2002], посвященной анализу влияния социального капитала на инновационность фирмы. Используя данные опроса 440 канадских производственных фирм, авторы показали, что вероятность фирмы оказаться инновационной растет с увеличением доли экспортной продукции в выпуске, и она также положительно связана с некоторыми характеристиками структурного социального капитала (взаимоотношения с другими экономическими агентами и участием в ассоциациях и бизнес сетях;

уровень доверия контрагентам оказался незначим).

На примере российских обрабатывающих предприятий в [Голикова, Гончар, Кузне цов, 2012] было выявлено, что фирмы-экспортеры склонны к разнообразным организацион ным инновациям, особенно к получению международного сертификата менеджмента качест ва ИСО 9000, поскольку это способствует продвижению товаров на зарубежные рынки (в странах ЕС сертификация обязательна для допуска экспорта).

В работе [Furman, Porter, Stern, 2002] при исследовании детерминант национальной инновационной емкости в качестве факторов инновационности наряду с прочими изучена и открытость международной торговле. Авторы использовали базу данных патентной активно сти 17 стран ОЭСР за период с 1973 г. по 1996 г. и установили, что этот фактор положитель но связан с патентной активностью, которая выступала прокси-переменной инновационно сти.

В докладе НИУ ВШЭ [Предприятия и рынки, 2010] на выборке свыше 950 российских предприятий обрабатывающей промышленности было установлено, что иностранные совла дельцы ассоциированы с более инновационными фирмами, причем почти 90% из предпри ятий с иностранных участием – экспортеры.

Одним из важных факторов, предопределяющих успех инноваций, выступает челове ческий капитал предприятия. Авторы работы [Acs, Audretsch, 1988] отмечают, что фирма, ориентированная на разработку и производство инновационных продуктов, будет нанимать 18      больше дорогостоящих высокообразованных специалистов. В исследовании [Audretsch, Feldman, 1996] рассматривается мобильность высококвалифицированных работников как механизм переноса знаний между фирмами. Человеческий капитал зачастую измеряют с по мощью характеристик менеджмента или показателя доли высококвалифицированных спе циалистов среди всех сотрудников [Baldwin, Johnson, 1996]. В работе [Romijn, Albaladejo, 2002] человеческий капитал оценивается, например, как доля инженеров и ученых среди всех работников фирмы, и этот показатель оказался значимо положительно связан с двумя из трех использованных авторами индикаторов инновационности.

5. Методология эмпирического исследования: выборка, гипотезы, переменные 5.1. Характеристика выборки Эмпирический анализ выполнен на основе данных совместного исследования BEEPS Европейского банка реконструкции и развития и Всемирного банка по вопросам делового климата и поведения предприятий [EBRD-World Bank, 2011]. Использована кросс секционная выборка за 2009 г., которая включала 11998 предприятий разных секторов эко номики в 29 странах с переходной экономикой. В числе этих стран бывшие республики СССР (Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Россия, Таджикистан, Узбекистан, Украина);

страны Центральной и Восточной Европы, многие из них вошли в ЕС (Албания, Болгария, Босния, Венгрия, Латвия, Литва, Македония, Польша, Румыния, Сербия (включая Косово), Словакия, Словения, Хорватия, Черногория, Чехия, Эс тония), а также Турция и Монголия.

В каждой стране была построена случайная выборка предприятий (стратифицирован ная по числу занятых полный рабочий день, секторальной принадлежности и региональному расположению) с количеством занятых свыше пяти человек. В обследовании превалировали малые и средние предприятия. Так, среднее число занятых на полном рабочем дне по выбор ке составило 126 человек (медиана – всего 27 человек), только 4,3% имели 500 и более заня тых. На рис. 1 представлена сделанная нами группировка предприятий по числу работников:

микропредприятия – менее 10 человек;

малые – от 10 до 49, средние – от 50 до 249 и круп ные – 250 человек и более.

19      Рис. 1. Распределение предприятий выборки по размерным группам, % В обследование не были включены государственные учреждения, предприятия добы вающей промышленности и аграрного сектора, банки и финансовые компании, фирмы, рабо тающие на рынке недвижимости. Первичные данные были собраны с предприятий 18 видов экономической деятельности, которые мы объединили в четыре основных группы (рис. 2).

Строительство представляет строительную деятельность. Торговля включает оптовую и роз ничную торговлю, а сфера услуг – гостиницы, рестораны, транспортные услуги, отрасль ин формационных технологий и прочие услуги. В наиболее крупную группу обрабатывающих производстввошли предприятия химической, пищевой, текстильной и швейной отраслей промышленности, металлургии, производства машин, оборудования, электроники и других обрабатывающих производств.

Рис. 2. Распределение фирм выборки по отраслевой принадлежности, % 20        Таким образом, в выборке BEEPS преобладают малые предприятия обрабатывающих отраслей и торговли. Их поведение обычно связано с особенностями предпринимательской среды, в отличие от наиболее крупных компаний, которые менее подвержены деловой кор рупции и, как правило, напрямую взаимодействуют с политическими силами.

5.2. Методический подход: факторы и гипотезы Предприятия, которые пытаются развиваться, будь то осуществление инноваций и инвестиций, создание новых производств и подразделений, экспортно-импортные операции или серьезная реструктуризация, в условиях переходной экономики с присущими ей слабы ми институтами обычно сталкиваются с более серьезными административными барьерами, нежели стагнирующие или выживающие фирмы. Инновационные фирмы, особенно малые и средние, вынуждены преодолевать весомые препятствия и не исключено, что для этого они могут прибегнуть к коррупционным действиям.

Предпринимательский климат может характеризоваться агрегированными характери стиками (страновыми, региональными) и индивидуальными, на уровне отдельной фирмы.

В настоящей работе использован второй способ: мы располагаем оценками респондентов микросреды ведения их бизнеса. В этом случае можно, контролируя иные факторы иннова ционной деятельности, влияющие на вероятность ее осуществления, выявить связи между этими самооценками и инновационной активностью. Эмпирический анализ проводится в два этапа. На первом этапе в анализ будут включены внутренние факторы, влияющие на воз можности инновационной деятельности фирмы, с контролем рыночных условий, страновых и отраслевых различий. На втором этапе будет анализироваться взаимосвязь между иннова ционным поведением и характеристиками непосредственной деловой среды фирм.

Опираясь на обзор литературы, сформулируем две ключевые гипотезы исследования, характеризующие деловой климат фирм-инноваторов.

Ключевая гипотеза Н1 (барьеры ведения бизнеса). Административные барьеры стано вятся большим препятствием для инновационных фирм, чем для неинновационных, по скольку первым чаще приходится сталкиваться с получением каких-либо разрешений.

В случае процессных и продуктовых инноваций предприятиям необходимо дополнительно взаимодействовать с регулирующими органами: при ввозе нового оборудования на таможне, при выводе на рынок нового продукта с сертифицирующими и лицензирующими органами и т.п. При этом согласовательные процедуры могут отнимать больше времени, поскольку 21      у чиновников нет готовых регламентирующих решений для инновационной продукции.

Разрешения, как правило, не требуется при проведении организационных инноваций.

Мы ожидаем положительную связь между уровнем инновационной деятельности фирмы и преодолеваемыми ею административными барьерами. Однако для разных типов инноваций сила связи может различаться, скорее всего, она наиболее ярко проявится для продуктовых нововведений.

Ключевая гипотеза Н2 (административная коррупция). С одной стороны, размер взя ток зависит от дискреционной власти, следовательно, от типа разрешений, а не от типа аген та, обращающегося за ними. С другой стороны, чиновник может адаптировать свои запросы под конкретного бизнесмена. Скорее всего, эта адаптация будет проходить с учетом про шлой истории взаимодействий и связей, «богатства» бизнеса, вовлеченности в неформаль ные отношения с органами власти5, а не его инновационной направленности. Поэтому на уровне фирмы вряд ли проявится связь между инновационной активностью и администра тивной коррупцией: взятки за получение разрешений и преференций при прочих равных бе рут одинаково как с более инновационных, так и с менее инновационных предприятий.

В то же время обзор проведенных ранее исследований выявил иные факторы, которые могут воздействовать на осуществление инноваций. Эти факторы будут включены в анализ в качестве дополнительных объясняющих и контрольных переменных, для них сформулиро ван ряд частных предположений.

Гипотеза РН1 (вовлеченность фирмы в глобализационные процессы). Предприятия, имеющие «выход» в глобальную экономику, обычно являются более инновационными. Уча стие иностранного капитала может быть источником новых технологий и новых продуктов, методов и опыта менеджмента, серьезной организационной реструктуризации. Ориентация предприятия на экспортные операции предполагает наличие конкурентных преимуществ у его товаров и услуг перед имеющимися на внешних рынках, поэтому они вынуждены иметь новые свойства или/и более низкую цену по сравнению с уже существующими. Мы предпо лагаем, что и фирмы-экспортеры, и предприятия с иностранным участием отличает более высокий уровень инновационной активности.

Гипотеза РН2 (внутренние возможности фирмы). Чем лучше ресурсные характери стики фирмы, тем выше вероятность ее инновационного поведения. Фирма, ориентированная                                                               Существуют формы взаимодействия, не подразумевающие взяток за прохождение разных процедур, но фак тически означающие аффилированность с органами власти (или отдельными чиновниками) и тем самым иска жающие конкуренцию.

22      на разработку и производство инновационных продуктов, должна обладать персоналом вы сокого качества, она будет нанимать (обучать) больше дорогостоящих высокообразованных специалистов. Крупные компании обладают большей устойчивостью к инновационным рис кам, могут позволить себе вести несколько проектов, какое-то время иметь отрицательные финансовые результаты внедрения инноваций. Крупные предприятия часто лучше защище ны от мелкой административной коррупции своими связями и возможностями6.

В качестве контрольных переменных использованы показатели отраслевой и страно вой принадлежности. Отрасль, как известно, влияет на склонность к инновационной дея тельности предприятий. Что касается страновой принадлежности, она служит макро отражением институциональной среды и, в частности, общего уровня коррупции. В этом случае контроль устраняет ее базовые страновые эффекты и может проявиться остаточный эффект, показывающий взаимодействие административной коррупции и инновационного поведения фирм.

Поскольку в литературе выявлено неоднозначное воздействие конкуренции на инно вации, мы сочли необходимым использовать ее также как контрольную переменную, для ко торой сформулируем частную гипотезу РН3. Мы полагаем, что поскольку для многих пере ходных стран трудно рассчитывать на высокую конкуренцию (может быть, кроме стран – членов ЕС), может быть обнаружено ее позитивное влияние на инновационную деятель ность. Ведь конкуренция подталкивает фирмы к выпуску нового продукта и/или снижению издержек, что требует технологических и/или организационных изменений.

Для эмпирического анализа будут построены индикаторы инновационной активности (зависимые переменные) и комплекс независимых переменных, среди которых особое место занимают условия ведения бизнеса и масштабы коррупции, оцениваемые руководителями фирм. Выбор измерителей учитывает имеющиеся данные BEEPS, наличие большого числа вопросов, измеряющих с разных сторон одно и то же явление, а также отклик респондентов.

5.3. Оценка уровня инновационной активности и ее факторов Измерение инновационной активности фирм с помощью данных BEEPS Материалы BEEPS содержат крайне ограниченное количество вопросов для измере ния такого комплексного явления, как инновационная активность, в отличие от специально                                                              В исследованиях поведения фирм их размер обычно выступает контрольной переменной, но теоретические обоснования и эмпирические свидетельства более высокой инновационной активности крупных предприятий позволяют включить этот фактор как самостоятельный.

23      проведенных опросов (например, от опроса по методологии «Инновационного радара» в ра боте [Ребязина и др., 2011]). В BEEPS 2009 г. нет прямых вопросов, характеризующих все четыре основных типа инноваций, выделяемых рекомендациями Oslo Manual. Есть вопросы, касающиеся новых товаров и услуг, наличия у фирмы международного сертификата системы менеджмента качества (организационной инновации [Oslo Manual, 2005, §180]), а также рас ходов на НИОКР, которые можно рассматривать как прокси-переменную инновационной деятельности.

Для отнесения фирмы к когорте инновационных взяты три первичных индикатора оп роса:

1) наличие затрат на НИОКР как внутри предприятия, так и на аутсорсинге7;

2) факт выведения на рынок за последние три года нового продукта или услуги8;

3) наличие у фирмы международного сертификата системы менеджмента качества (сертификата ИСО), что служит признаком не только организационных усовершенствований, но и поддержания стабильного качества продукции, а значит, и внимания к технологическим процессам9.

Эти индикаторы представляют дихотомические переменные (1 – получен положи тельный ответ, 0 – получен отрицательный ответ или ответа на вопрос нет). Они будут ис пользованы в эмпирическом анализе в качестве зависимых переменных инновационной ак тивности. Эти переменные слабо связаны между собой. Корреляция факта выведения нового продукта с затратами на НИОКР незначима, а с наличием сертификата составила менее 0, при значимости на 5%-м уровне, лишь корреляция наличия затрат с фактом получения сер тификата ИСО составила 0,35 (на 5%-м уровне)10.

                                                               Для проверки допустимости этого предположения была рассчитана доля инвестировавших в НИОКР фирм участвовавших в BEEPS стран, которая была сопоставлена с долями предприятий с продуктовыми и процесс ными, а также маркетинговыми и организационными инновациями по данным Community Innovation Survey 2008 г. [Eurostat, 2011]. Сопоставление сделано по 11 странам (члены ЕС и Хорватия). Коэффициенты ранговой корреляции Спирмена составили 0,66 и 0,65 соответственно и значимы на 5%-м уровне.  В опросе BEEPS есть еще один вопрос о продуктовых инновациях, направленных на улучшение качества про дукта или услуги за последние три года. На него утвердительно ответили 72% респондентов, что свидетельст вует о чрезмерно широкой трактовке «улучшения», поэтому подобный индикатор не используется.

Некоторые фирмы (2% выборки), находившиеся в процессе получения сертификата, для простоты были при равнены к уже имеющим его объектам в соответствии с рекомендациями [Olso Manual, 2005].

Невысокие значения корреляций позволяют формировать составную переменную – индекс инновационности.

Он не отражает всесторонне состояние инноваций на фирме, но характеризует в той или иной степени три сто роны: процессные, организационно-управленческие и продуктовые инновации. Такой индекс был построен на ми и на его основе был выполнен эмпирический межстрановой анализ факторов, влияющих на степень иннова ционной активности фирм, включая и такие страновые характеристики, как уровень защиты прав интеллекту альной собственности, эффективность в распространении новых технологий (см. [Баранов, Долгопятова, 2012]).

24      Индикаторы инновационной деятельности связаны с размерами предприятий и их от раслевой принадлежностью (табл. 1). Чем больше фирма, тем активнее она занимается инно вациями. Среди видов деятельности наиболее инновационными выступают обрабатывающие производства, тогда как остальные сектора практически не различаются по наличию затрат на НИОКР. Почти столь же часто, как в обрабатывающих производствах, сертифицируют систему управления предприятия строительства, а активное внедрение новых продуктов и услуг наблюдается в торговых фирмах.

Таблица 1. Распределение предприятий разных секторов и размеров по инновационной активности, % Группировки Индикаторы инноваций предприятий Затраты Сертификат ИСО Новый продукт на НИОКР Вся выборка 24,3 28,0 53, Микро 14,3 10,2 45, Малая 20,7 21,6 53, Средняя 31,1 41,4 57, Крупная 42,3 56,1 64, Значимость различий *** *** *** Обрабатывающие 29,1 35,3 57, производства Торговля 19,4 18,3 55, Услуги 22,4 25,0 46, Строительство 21,5 31,5 35, Значимость различий *** *** *** Примечание. Использован критерий ;

*** – уровень значимости p 0,01.

Оценка уровня коррупции руководителем фирмы Данные BEEPS содержат 12 вопросов, характеризующих административную корруп цию. На их основе построены два альтернативных индикатора ее уровня. Прямые оценки не официальных платежей за получение разрешений, лицензий и т.п. трудно использовать для измерения, поскольку уровень отклика на такие вопросы составил от 15 до 58%, в том числе и потому, что предприятия не испытывали необходимость в получении каких-либо разреше ний и лицензий. Для первого индикатора были использованы два вопроса, оценивающие расходы фирмы на неформальные платежи или подарки должностным лицам для ускорения их решений в разных областях («сдвинуть дело с мертвой точки»)11. Это позволило сформи                                                              Один вопрос задавался применительно к данной фирме (и отклик не превысил 15%), а второй – применитель но к оценке ситуации в аналогичной фирме (отклик достиг 64%). Суммарно уровень отклика составил около 80%.

25      ровать переменную – индикатор административной коррупции Bribe_rep. Она принимает значение 1, если респондент сообщил положительное число, и 0, если респондент ответил, что никаких платежей не совершается. Подчеркнем, что количественная оценка намеренно не использовалась, поскольку ее достоверность существенно ниже (в том числе и из-за спо соба формирования индикатора по этим двум вопросам): анализ ограничен измерением не размеров, а распространения коррупции.

Кроме того, у респондентов выяснялось, запрашивались (ожидались) ли от них не формальные платежи или подарки за разрешения и административные действия, охваты вающие широкое поле взаимодействия бизнеса и государства. На основе комплекса одно типных вопросов12 построен второй индикатор подверженности фирмы взяткам – перемен ная Bribe, которая является средним из всех ответов фирмы-респондента и, таким образом, принимает значения от 0 до 1. Чем больше утвердительных ответов на эти вопросы, тем больше предприятие подвержено коррупционным рискам.

Эти индикаторы довольно сильно коррелируют (коэффициент корреляции равен +0,5) и в эмпирическом анализе будут использованы по отдельности как измерители уровня административной коррупции. Это позволит, во-первых, проверить устойчивость оценок, а, во-вторых, увеличит охват объектов – в Bribe содержится 1900 оценок, пропущенных в Bribe_rep, в обратном случае – 1700.

Самооценка барьеров ведения бизнеса Что касается административных барьеров, BEEPS предлагает более 30 вопросов. Они включают оценки серьезности препятствий, а также затрат рабочего времени менеджмента и числа дней, которые тратятся на преодоление барьеров по отдельным направлениям получе ния разрешений и общение с проверяющими органами. На основе восьми вопросов о серьез ности препятствий (по аналогии с переменной Bribe) была сформирована переменная, харак теризующая уровень барьеров для бизнеса, – Obstacles. Она изменяется от 0 до 413.

Для оценки потраченного рабочего времени менеджмента на «борьбу с барьерами»

сделаны две альтернативные переменные, которые будут использованы в анализе по отдель                                                                Использованы девять вопросов с возможностями ответа «да» или «нет». Рассматривалось подключение к электросети, водоснабжению и телефонной сети, получение лицензий на осуществление деятельности и им порт, выдача разрешений на строительство и других разрешений, получение обязательного сертификата, а так же запросы со стороны налоговых чиновников. Доля утвердительных ответов варьировалась от 7% в случае импорта до 55% для работников налоговых органов. Более 80% респондентов ответили хотя бы на один вопрос.

Альтернативно серьезность препятствий могла быть измерена средним временем получения разрешений фирмой. Однако эта переменная представляла всего 58% объектов и поэтому не включена в анализ.

26      ности в силу корреляции. Первая – Working days – создана из трех однотипных вопросов о затратах трудодней на дела, связанные с проверками, получением разных разрешений и обя зательных сертификатов. Она представляет собой оценку количества дней в году, потрачен ных в среднем на одну из этих трех процедур. Вторая переменная – Time_spent – в целом ха рактеризует долю рабочего времени, потраченного топ-менеджерами на разнообразные взаимодействия с регулирующими органами.

Итак, для измерения тяжести барьеров построены четыре переменные. Working_days и Time_spent отражают количество разрешений, поскольку связаны с затраченным на них вре менем, а Obstacles – сложность прохождения этих разрешений. К ним также добавлена еще одна переменная – Inspections, показывающая общее количество проверок предприятия, прошедших в течение последнего года.

Индикаторы внутрифирменных факторов и контрольные переменные Для оценки частных гипотез будут использованы следующие зависимые и контроль ные переменные. Размер фирмы отражается количественной переменной числа работников Size или набором дамми-переменных, соответствующих приведенной ранее группировке14:

• Tiny – менее 10 работников;

• Small – от 10 до 49;

• Medium – от 50 до 249;

• Large – 250 и более работников.

По отраслевой принадлежности (виду деятельности) предприятия были ранее разде лены на четыре группы и представлены четырьмя дамми-переменными:

• Manufacture – обрабатывающие производства;

• Commerce – торговля;

• Service – сфера услуг;

• Construction – строительство.

Количественная переменная Higher_educ показывает долю работников с высшим об разованием в компании. К сожалению, других вопросов для характеристики качества персо нала в BEEPS 2009 г. не предусмотрено.

                                                             Для повышения устойчивости результатов в переменной Size были исключены наблюдения-выбросы, самые крупные компании (таковых оказалось 29), и в итоге в выборке остались предприятия с численностью занятых не более 3 тыс. человек. В наборе дамми-переменных крупнейшие компании не исключались.

27      Для оценки выхода на зарубежные рынки, к которому прибегали менее четверти об следованных фирм, взята количественная переменная Export, характеризующая долю про даж, приходящихся на экспорт. Для отражения иностранного участия использована дамми переменная Foreign_own, которая принимает значение «1», если предприятием владеет ино странный собственник, полностью или частично.

Для построения показателя, отражающего конкурентное давление на фирму, при шлось воспользоваться комплексом оценок респондентов15. Для оценки уровня конкуренции в BEEPS задавались четыре вопроса о давлении конкуренции при принятии решения о выво де на рынок нового продукта или услуги и при принятии решения о снижении издержек (по отдельности со стороны местных или иностранных конкурентов). Ответы респондентов из мерялись по порядковой четырехразрядной шкале, где 1 – давления конкуренции практиче ски нет, 4 – давление очень высокое. Была сформирована агрегированная балльная перемен ная Competition как среднее из ответов на эти четыре вопроса16. В соответствии с частной гипотезой РН3 мы ожидаем положительный знак у этой переменной.

Для отражения общих различий в институциональных особенностях стран были ис пользованы дамми-переменные для каждой включенной в обследование страны.

Описательная статистика независимых переменных по выборке BEEPS представлена в табл. П1 Приложения, а в табл. П2 Приложения приведена статистика связей между ними и индикаторами инновационной активности (значимая связь типов инноваций с отраслевой принадлежностью и размерами фирм была проиллюстрирована ранее в табл. 1). Согласно расчетам парных связей, как фактор конкуренции, так и внутренние характеристики фирмы положительно связаны с наличием любого из трех типов инноваций (исключение составила только доля персонала с высшим образованием, она не продемонстрировала различий для предприятий, имеющих или не имеющих международную сертификацию системы менедж мента качества). Вывод на рынки нового продукта или услуги был значимо связан со всеми показателями деловой среды, а в случае затрат на НИОКР наблюдалась (положительная) связь с оценками административных барьеров и ее отсутствие с коррупционными характери                                                              Такой подход предполагает субъективную оценку ситуации на рынке, и респондент, не очень удачно веду щий конкурентную борьбу, может считать, что причинами его неудач стали вовсе не его неэффективные реше ния, а «слишком сильная конкуренция».

Выбранным респондентами значениям четырех переменных были присвоены баллы от 1 до 4 (0 – нет ответа на какой-либо вопрос), которые были просуммированы с последующим делением на количество полученных определенных ответов. При этом 88 наблюдений с отсутствием ответа хотя бы на один из четырех вопросов были исключены. В итоге мы перешли к условной количественной шкале, оценивающей в среднем уровень конкуренции для каждой фирмы.

28      стиками. Несколько особняком стоит проведение сертификации по ИСО. Здесь респонденты не отличались во мнениях о роли государственного регулирования как сложного препятст вия, но при этом оказалось, что как раз фирмы с наличием сертификатов реже вовлечены в коррупционные отношения. Впрочем, устойчивость этих связей будет проверена с учетом взаимодействия и с другими факторами, в первую очередь отраслевыми различиями.

6. Эмпирический анализ 6.1. Тип модели и спецификации Для тестирования гипотез использована многофакторная модель бинарной логистиче ской регрессии. Рассчитаны три уравнения, в которых зависимой выступает переменная, ха рактеризующая факт затрат на НИОКР или наличие сертификата ИСО либо вывод на рынки нового продукта или услуги (1 – есть такой вид инноваций, 0 – нет или нет ответа). Незави симыми переменными стали предложенные выше измерители факторов инновационного по ведения. Проверка не обнаружила мультиколлинеарности независимых переменных (наи большей – всего на уровне 0,2 – была корреляция между наличием иностранного собствен ника и долей экспорта в продажах).

На первом шаге фактически проверялись только частные гипотезы, и была рассчитана базовая модель, характеризующая роль внутренних факторов предприятия с контролем стра новых и отраслевых условий. На втором шаге оценена полная модель с включением оценок делового климата для выявления связи между ними и инновационной деятельностью. Взяты две основные спецификации для проверки устойчивости результатов: 1) в спецификации «А»

коррупция измерена переменной «ожидания взяток» Bribe, а затраты времени на преодоле ние барьеров – Time_spent;

2) в спецификации «В» оценка коррупции отражает факт уплаты взяток для ускорения административных процедур регулирующим структурам Bribe_rep, а затраты времени выражены переменной Working days. Кроме того, использованы разные по казатели размера фирмы – количественная переменная в спецификации «А» и набор дамми переменных в «В».

Основные результаты представлены в Приложении (избранные результаты по базовой модели иллюстрирует табл. П3, а две полные спецификации – табл. П4;

для простоты пред ставления результатов опущены страновые дамми-переменные).

29      6.2. Результаты анализа: обсуждение Вначале обратимся к результатам базовой модели. Как и ожидалось, практически все переменные, характеризующие внутрикорпоративные свойства, положительно связаны с на личием инноваций – чем больше фирма, чем больше она экспортирует, имеет сотрудников с высшим образованием и иностранных совладельцев, тем выше вероятность, что она будет инновационной. Исключение составил только экспорт: наличие продуктовых инноваций не связано с размерами экспорта. Конкуренция, ощущаемая респондентами как более сильная, также стимулирует инновации.

Активность в том или ином виде инновационной деятельности чаще присуща обраба тывающим производствам по сравнению с другими видами деятельности (только при серти фикации по международным стандартам строительство значимо не отличается от производ ства). Что касается различий между остальными тремя видами деятельности, ситуация для разных типов инноваций неодинакова. В осуществлении затрат на НИОКР все сектора близ ки, при выводе нового продукта на рынки торговля находится в лидерах, тогда как строи тельство – аутсайдер. В проведении сертификации ситуация обратная – наблюдается лидер ство строительства и отставание торговли.

Включение в модель дополнительных переменных, характеризующих масштабы ад министративных препятствий и сопутствующую им деловую коррупцию, дало некоторое улучшение параметров модели. Базовые результаты серьезно не изменились, определенная неустойчивость проявилась для индикаторов глобализации. Так, наличие иностранных сов ладельцев перестало быть значимым для проведения НИОКР, хотя весомо для вывода новых продуктов на рынки и проведения международной сертификации. Это, впрочем, согласуется с тем экспертным мнением, что иностранные совладельцы зачастую переносят только произ водство в компании-реципиенты, оставляя собственно исследования и разработки в стране доноре. Что касается размера экспорта, во второй спецификации его роль не только стала не значимой для проведения сертификации, но и в случае продуктовых инноваций превратилась в негативную (хотя малую и слабозначимую, на уровне 10%). Возможно, что успешные экс портеры и не нуждаются в них, а фирмы, испытывающие ограниченность рынков, пытаются их завоевать продуктовыми инновациями. При этом в спецификации «В» торговля перестала значимо отличаться от обрабатывающих производств по продуктовым инновациям.

В полной модели в обеих спецификациях налицо повышение бюрократической на грузки, препятствий в виде государственного регулирования при выводе нового продукта на 30      рынки и осуществлении затрат на НИОКР, тогда как для наличия международных сертифи катов роль регулирования неустойчива и проявилась только в первой спецификации. Отчас ти это неудивительно: подобная сертификация является в принципе добровольной и зачас тую проводится специально аккредитованными негосударственными структурами.

Среди индикаторов масштабов согласований один – Time_spent (доля времени, потра ченного топ-менеджерами на работу с регулирующими органами) – оказался незначим для всех типов инноваций в обеих спецификациях, тогда как другой измеритель – Working_days (измеряющий среднее количество дней на работу с разрешениями, лицензиями и проверка ми) – проявил ожидаемое влияние. Заметим, что первый альтернативный измеритель сфор мулирован в более общем виде, и респонденты могли оценивать это время как некий пара метр, непосредственно не связанный с преодолением того или иного конкретного барьера.

По самооценкам руководителей, от большего числа проверок страдают фирмы, зани мающиеся продуктовыми инновациями, а также осуществляющие расходы на НИОКР (толь ко в первой спецификации). Что касается коррупции, результаты по двум спецификациям показывают одинаковую тенденцию: и переменная Bribe (взятки запрашивают ся/ожидаются), и переменная Bribe_rep (фактически вымогаются, потому что предпринима телю приходится платить, чтобы «сдвинуть дело с мертвой точки») оказались положительно значимы только для фирм, выводящих новый продукт на рынок.

Таким образом, результаты эмпирического анализа свидетельствуют (содержательное обобщение результатов сделано в табл. 2) о повышенной административной нагрузке при продуктовых инновациях: масштабы получения разрешений, сложности прохождения согла сований и количество проверок в этих фирмах выше. На предприятиях, осуществлявших НИОКР, ощущаются препятствия государственного регулирования, и персонал тратит боль ше времени на работу с различного рода разрешениями и проверками, там также больше число проверок. Для предприятий, имеющих международные сертификаты, среда наиболее благоприятна: они воспринимают регулирование государства как препятствие и сложность прохождения разрешений не так устойчиво. Что касается деловой коррупции, необходимость в даче взяток также связана только с продуктовыми инновациями.

31      Таблица 2. Сводные результаты проверки гипотез Установленный результат Ожидаемый Факторы инновационности Расходы Сертифика- Новый результат на НИОКР ты продукт Коррупция Приходится платить взятки, что бы «дело сдвинулось с мертвой 0 0 0 + точки»

Ожидались/запрашивались неформальные платежи или по- 0 0 0 + дарки Административные барьеры Государственное регулирование + + +/0 + как препятствие для бизнеса Трудодни, потраченные на рабо ту с лицензиями, разрешениями, + + + + проверками Доля времени топ-менеджеров, потраченного на работу с регу- + 0 0 лирующими органами Общее количество проверок + +/0 0 + Микрофакторы инновационной деятельности Наличие иностранного + 0 + + (со)владельца Доля работников с высшим + + + + образованием Доля продаж, приходящаяся + + +/0 0/ на экспорт Размер предприятия + + + + Контрольные переменные Влияние конкуренции на принятие решений о сниже + + + + нии издержек и/или выводе нового продукта на рынки Производство Производство Производст Сектор экономики Торговля Строительство во и строи (в порядке убывания инноваци- Услуги Услуги тельство онности) Строительст Торговля Услуги во Торговля Примечание. Знак «+» означает наличие значимой положительной связи, знак «–» – наличие отрицательной связи, «0» – отсутствие значимой связи хотя бы на 10%-м уровне. При расхождении результатов по двум спецификациям в числителе отражены результаты по спецификации «А», в зна менателе – по спецификации «В».

32      6.3. Результаты анализа: проблемы и ограничения Естественно, проведенное исследование имеет ряд ограничений. Во-первых, это при рода данных, полученных из опросов предпринимателей. Это означает субъективность отве тов и их ситуативность, в том числе обусловленную финансово-экономическим состоянием предприятия, другими ненаблюдаемыми свойствами предприятий и респондентов. Эти огра ничения присущи любым опросам. Кроме того, проблемы порождает факт межстранового обследования, ведь респонденты из разных стран различаются ментальностью и мироощу щением, а следовательно, пониманием вопросов и оценками ситуаций. Упомянем и опти мизм (или страх?), характерный для авторитарных обществ, а также специфику сочетания политических свобод (или их отсутствия), экономических проблем и объективного институ ционального несовершенства переходных экономик. Хорошо известно, что российские предприниматели открыто выражают недовольство в отличие, например, от своих средне азиатских коллег. В оценках такого скрытого феномена, как коррупция, неоднородность вос приятия и отклика особенно важна. Однако у исследователей, работающих с микро данными, нет других источников информации, поэтому остается лишь помнить о проблеме достоверности и сопоставимости данных.

Второй круг проблем определен методикой эмпирического анализа, где стоит обра тить внимание на следующие обстоятельства.

1) Дополнительным, неоднократно упомянутым ограничением стало не проведение собственного обследования, а обращение к доступной исследователям базе BEEPS, что ли митировало и область анализа, и способы измерения факторов и явлений.

2) В ответах руководителей предприятий о барьерах и коррупции есть поле для ва риации, связанное не только с микросредой, но и макроособенностями (страновыми), мезо средой. Это расположение бизнеса (география и специфика регионов, городов, в том числе в плане предпринимательских условий) и его отраслевая принадлежность, а также включен ность в процессы корпоративной интеграции. Страновое расположение и отраслевая принад лежность были проконтролированы условными и агрегированными индикаторами.

3) В анализе шел поиск связи инноваций и коррупции при измерении последней само оценками «в лоб»: деньги или подарки, получаемые или вымогаемые (ожидаемые). Такой узкий подход обусловлен имеющимися данными и объективными сложностями измерений.

Известно, что в переходной или развивающейся экономике сложились формы отношений бизнеса и власти (чиновников), которые не попадут под такие оценки, но соответствуют ши 33      рокому пониманию коррупции, данному организацией Transparency International, – «злоупот ребление вверенной властью для извлечения выгод» [The Anti-Corruption, 2009].



Pages:   || 2 |
 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.