авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


1

Н.И.КАЛИНИНА

(ИМЭМО РАН)

Лекция

О Конвенции по

запрещению химического оружия.

Что о ней надо знать?

Полное название Конвенции о запрещении химического оружия

следующее - “Конвенция о запрещении разработки, производства,

накопления и применения химического оружия и о его уничтожении”

(далее - Конвенция).

Разработка Конвенции продолжалась более 10 лет при активном участии России. Ее появлению способствовало осознание мировым сообществом факта, что химическое оружие не может служить фактором сдерживания в обеспечении обороноспособности страны и его длительное хранение увеличивает экологическую опасность, в основном, для стран, его имеющих. Конвенция была открыта к подписанию 13 января 1993 года и именно в этот день ее подписали Россия и США, т.е. страны, которые имеют наибольшие запасы химического оружия (Россия - 40 тысяч тонн, США более 32 тысяч тонн). Конвенция является первым многосторонним договором (соглашением) в области разоружения, которым предусматривается полное уничтожение одного их видов оружия массового уничтожения, каковым является химическое оружие, под глобальным международным контролем.

Конвенция вступила в силу 29 апреля 1997 г. (через 180 дней после того как ее ратифицировали 65 государств-участников этого договора).

Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций является депозитарием Конвенции. Контроль за осуществлением Конвенции осуществляется международной Организацией по запрещению химического оружия (ОЗХО), находящейся в Гааге (Королевство Нидерланды).

Краткое содержание Конвенции и некоторые комментарии к ней Конвенция состоит из Преамбулы, 24 статей и трех приложений Приложения по химикатам, Приложения по осуществлению и проверке и Приложения по защите конфиденциальной информации.

Преамбула В Преамбуле говорится о том, что государства-участники Конвенции будут добиваться запрещения и ликвидации всех видов оружия массового уничтожения. В ней делается ссылка на Женевский протокол 1925 года, в соответствии с которым запрещается применение на войне химического и биологического оружия, а также на Конвенцию о биологическом оружии 1972 года, которая запрещает биологическое (бактериологическое) и токсинное оружие и требует их уничтожения (Женевский протокол СССР ратифицировал в 1928 году, Конвенцию о запрещении биологического оружия - в 1976 году).

Статья I. Общие обязательства.

В этой статье содержится требование о том, чтобы каждое государство - участник Конвенции никогда, ни при каких обстоятельствах не могло:

разрабатывать, производить, приобретать, накапливать или сохранять химическое оружие или передавать его кому бы то ни было;

применять химическое оружие;

проводить любые военные приготовления к применению химического оружия;

помогать, или поощрять кого бы то ни было к проведению любой деятельности, запрещаемой государству-участнику по Конвенции.

В соответствии с требованиями Конвенции каждое государство участник обязано уничтожить химическое оружие и объекты по его производству, а также любое химическое оружие, которое могло быть оставлено им на территории другого государства.

Статья II. Определения и критерии.

В этой статье даются определения основным терминам, которые используются в тексте Конвенции. К ним можно отнести следующие термины:

"Химическое оружие", "Токсичный химикат”, “Прекурсор", “Старое химическое оружие", "Оставленное химическое оружие", "Химическое средство борьбы с беспорядками", "Объект по производству химического оружия", “Цели, не запрещаемые по настоящей Конвенции".

Статья III. Объявления.

Согласно этой статье каждое государство-участник, не позднее чем через 30 дней после того, как Конвенция вступит для него в силу, представляет в Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) подробные объявления относительно химического оружия и объектов по его производству с указанием их точного местонахождения и количества, а также представляет общий план их уничтожения.

По усмотрению государства-участника Конвенции объявления не представляются применительно к химическому оружию, которое было захоронено на его территории до 1 января 1977 года и остается захороненным или которое было сброшено в море до 1 января 1985 года.

Статья IV. Химическое оружие.

Положения этой статьи определяют основные требования, связанные с проверкой объявлений относительно химического оружия, находящемуся в собственности или владении государства-участника Конвенции.

Важно обратить внимание, что после того, как государство участник представило в ОЗХО свои объявления, оно уже не имеет права вывозить (перевозить) объявленое химическое оружие, кроме как на объект по его уничтожению.

Статья V. Объекты по производству химического оружия.

В этой статье, также как и в предыдущей, подробно описываются требования по предоставлению объявлений относительно объектов по производству химического оружия и планы по их уничтожению. Общие сроки уничтожения таких объектов соответствуют срокам уничтожения химического оружия, т.е. 10 лет или при особых условиях - 15 лет. Однако Конвенцией допускается, что такие объекты могут быть конверсированы на цели мирного использования.

Статья VI. Деятельность, не запрещаемая по Конвенции.

В этой статье декларируется, что каждое государство-участник Конвенции имеет право (при соблюдении определенных требований Конвенции) разрабатывать, производить, приобретать, сохранять, передавать и использовать токсичные химикаты и их прекурсоры в целях, не запрещаемых по Конвенции, и при этом обеспечивает проведение соответствующих проверок. Процедура таких проверок подробно описывается в Приложении по проверке.



Статья VII. Национальные меры по осуществлению.

В этой статье излагаются общие требования о национальных (внутригосударственных) мерах по осуществлению Конвенции, а также устанавливаются принципы отношений между государствами-участниками и ОЗХО.

К общим требованиям отнесены запреты для физических и юридических лиц проводить любую деятельность, запрещаемую государству-участнику по Конвенции, в также необходимость разработки национального уголовного законодательства в отношении такой деятельности.

В части касающейся отношений между государствами-участниками и ОЗХО указывается, что для выполнения своих обязательств по Конвенции каждое государство-участник назначает или учреждает Национальный орган, который выступает в качестве национального координационного центра в целях постоянного взаимодействия с ОЗХО и другими государствами-участниками.

Статья VIII. Организация.

Согласно данной статье государства - участники Конвенции учреждают Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) для реализации целей Конвенции и обеспечения международной проверки ее соблюдения.

Членами ОЗХО являются все государства - участники Конвенции.

Расходы по деятельности ОЗХО покрываются государствами участниками в соответствии со шкалой взносов Организации Объединенных Наций, скорректированной с учетом различий в членском составе Организации Объединенных Наций и ОЗХО.

В качестве органов ОЗХО учреждаются: Конференция государств участников, Исполнительный совет и Технический секретариат.

Конференция государств-участников является высшим органом принятия решений и проводится 1 раз в год, но при необходимости могут проводится и специальные сессии. Каждое государство-участник имеет на Конференции один голос. Конференция осуществляет надзор за осуществлением Конвенции и принимает меры для содействия в ее реализации. Она также осуществляет надзор за деятельностью Исполнительного совета и Технического секретариата.

Исполнительный совет состоит из 41 члена, которые избираются Конференцией сроком на два года. В частности, в состав Исполнительного совета входят представители 9 государств от Африки, 9 государств от Азии, государств от Восточной Европы, 7 государств от Латинской Америки и Карибского бассейна, 10 государств от числа западноевропейских и других стран, расположенных в этом регионе, а также 1 дополнительное государство, назначаемое последовательно из перечисленных выше географических регионов. Исполнительный совет подотчетен Конференции.

Технический секретариат ведет всю практическую работу ОЗХО.

Основной структурой Технического секретариата является Инспекторат, осуществляющий деятельность по проверке требований Конвенции.

Статья IХ. Консультации, сотрудничество и выяснение фактов.

В данной статье описываются процедуры консультаций и сотрудничества государств-участников между собой или через ОЗХО, или с использованием других международных процедур по любому вопросу, который связан с осуществлением Конвенции.

Статья Х. Помощь и защита от химического оружия.

Данной статьей регулируются процедуры оказания помощи государству-участнику Конвенции, которое считает, что имеется реальная или потенциальная угроза нападения на него с применением химического оружия.

Статья Х1. Экономическое и техническое развитие.





В этой статье отражены меры, которые направлены на устранение возможных помех для экономического развития государств-участников Конвенции, связанных с участием в Конвенции, а также требование по пересмотру своих существующих национальных (внутригосударственных) правил в области торговли химикатами в целях приведения их в соответствие с требованиями Конвенции.

Статья Х11. Меры по исправлению положения и обеспечению соблюдения, включая санкции.

Статьей предусматривается возможность использования ряда методов воздействия, включая санкции, в отношении государства участника Конвенции, которое не соблюдает или не принимает эффективных мер по выполнению основных положений Конвенции.

Статья XIII. Связь с другими международными соглашениями.

В статье декларируется, что участие в Конвенции не ограничивает участие и не снимает ответственности с государства, подписавшего другие международные соглашения, связанные с запрещением химического или биологического оружия.

Статья XIV. Урегулирование споров.

Данной статьей оговаривается, что урегулирование споров может проводиться любыми способами: от совместных консультаций до обращения в Международный Суд (с разрешения Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций).

Статья XV. Поправки.

Статьей регулируются процедуры внесения поправок в Конвенцию и механизмы принятия решений по ним. Важно заметить, что поправки к Конвенции рассматриваются на специально созываемой Конференции в том случае, если поправка поддерживается не менее, чем одной третьей от общего числа государств-участников.

Статья XVI. Срок действия и выход из Конвенции.

Настоящая Конвенция является бессрочной.

Бессрочной она является потому, что уничтожение химического оружия странами, его имеющими, является только одной из задач Конвенции, и ее главными целями являются запрещение разработки, производства, накопления и применения химического оружия, что возможно достичь только при постоянном контроле со стороны международного сообщества за выполнением этих целей, и только такой тотальный контроль сможет предотвратить появление новых видов химического оружия и исключить возможность его применения любым государством в запрещенных целях, включая войны, региональные конфликты, диверсии, терроризм и другие.

Каждое государство-участник Конвенции в порядке осуществления своего национального суверенитета имеет право выйти из Конвенции, если оно решит, что чрезвычайные события, касающиеся предмета этой Конвенции, поставили под угрозу высшие интересы его страны. Оно уведомляет о таком выходе за 90 дней все другие государства-участники Конвенции, Исполнительный совет и Совет Безопасности Организации Объединенных Наций. Такое уведомление включает изложение чрезвычайных событий, которые оно рассматривает как поставившие под угрозу его высшие интересы.

Статья XVII. Статус приложений.

Приложения составляют неотъемлемую часть настоящей Конвенции.

Статья XVIII. Подписание.

В статье говорится, что настоящая Конвенция открыта к подписанию для всех государств до ее вступления в силу.

Статья ХIХ. Ратификация.

Настоящая Конвенция подлежит ратификации подписавшими ее государствами согласно их соответствующим конституционным процедурам.

Статья ХХ. Присоединение.

Любое государство, не подписавшее настоящую Конвенцию до ее вступления в силу, может присоединиться к ней в любое время впоследствии.

Статья ХХI. Вступление в силу.

Настоящая Конвенция вступает в силу через 180 дней после даты сдачи на хранение 65-й ратификационной грамоты, но ни в коем случае не ранее чем через два года после ее открытия к подписанию.

Статья ХХII. Оговорки.

Статьи настоящей Конвенции не подлежат оговоркам. Приложения настоящей Конвенции не подлежат оговоркам, несовместимым с ее предметом и целью.

Статья ХХIII. Депозитарий.

Депозитарием настоящей Конвенции является Организация Объединенных Наций.

Статья XXIV. Аутентичные тексты.

В Приложении по химикатам приводятся списки химикатов, подлежащих различным видам проверок, а также основные принципы для составления таких списков.

В Приложении по осуществлению и проверке подробно описываются меры по проверкам, предусмотренные Конвенцией в отношении уничтожения химического оружия и объектов по его производству, включая обычные инспекции промышленности, инспекции по запросу, а также механизм проведения расследований в случаях предполагаемого применения химического оружия. В нем содержатся также положения, регулирующие торговлю списочными химикатами со странами, не являющимися участниками этой Конвенции.

В Приложении по защите конфиденциальной информации излагаются общие принципы обращения с такой информацией.

Примечание: полный печатный текст Конвенции с приложениями (в зависимости от размера шрифта) занимает от 100 до 200 страниц.

Конвенция - сложный документ для прочтения и восприятия и поэтому представляется целесообразным дать ответы на вопросы, которые наиболее часто задаются в самых разных аудиториях и самыми разными слушателями: и представителями органов государственной власти, и депутатами, и политиками, и общественными деятелями, и научными работниками.

Наиболее часто задаются следующие вопросы С какого времени можно считать Россию участником Конвенции? С момента подписания или с момента ратификации ?

Россия подписала Конвенцию 13 января 1993 года и ратифицировала ее 5 ноября 1997 года.

Ратификация международных договоров в России в соответствии с национальным законодательством осуществляется федеральным законом.

Участником Конвенции Россия стала с момента сдачи своей ратификационной грамоты Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций, что произошло в день подписания Президентом Российской Федерации федерального закона о ратификации Конвенции, т.е. 5 ноября 1997 года. Для России Конвенция вступила в силу 5 декабря 1997 года, то есть через 30 дней после сдачи ратификационной грамоты, как это предусмотрено Конвенцией.

Чем отличается подписание от ратификации ? Почему Конвенция Россией была подписана в январе 1993 года, а ратифицирована в ноябре 1997 года ?

Подписание международного договора означает поддержку государством, его подписавшим, тех целей, которые составляют предмет договора. С этого момента государственная политика не может противоречить положениям договора. Ратификация договора означает взятие государством конкретных обязательств по строгому выполнению всех требований, которые содержатся в договоре. С момента ратификации государство обязано приступить к практической реализации положений договора в сроки и при условиях, оговоренных договором.

Россия подписала Конвенцию 13 января 1993 года, но ратифицировала ее только 5 ноября 1997 года. Из большого количества причин задержки с ратификацией Конвенции наиболее существенными являлись организационные и экономические.

Так, к моменту подписания Конвенции еще не была разработана нормативная правовая база (не было концепции и программы, не было законов, не была сформирована система управления процессом уничтожения химического оружия и многое другое). Но главное - это, конечно, резкое снижение экономических возможностей страны по финансированию работ, связанных с подготовкой и выполнением обязательств по Конвенции. В течение всего времени между подписанием и ратификацией Конвенции (а это - более 4 лет) взвешивались аргументы “за” и “против” ратификации.

Как правило, аргументами "против" ратификации были :

“политическая позиция” части депутатов, которых не устраивала сама идея разоружения (реваншистские или ностальгические настроения по временам холодной войны среди части политиков присутствуют и до сих пор и это нельзя снимать со счетов);

“нереальность” выполнения Конвенции в установленные договором сроки -10 лет (или по специальному решению Конференции - 15 лет) из-за неготовности материально-технической базы для уничтожения (незавершенность работ по выбору технологий уничтожения химического оружия и отсутствие готовых объектов по его уничтожению) и невозможности полноценного финансового обеспечения этих работ;

“неприемлемость” ряда положений Конвенции в отношении бывших объектов по производству химического оружия, в соответствии с которыми они должны быть физически уничтожены и только в отдельных случаях и при разрешении ОЗХО допускается их конверсия;

“дороговизна” для России стоимости международных инспекций (большинство видов инспекций должно оплачиваться принимающей стороной, т.е. Россия платит за то, что ее проверяют);

“недоверие” к мерам контроля за выполнением требований Конвенции, которые могли бы предотвратить разработку новых видов химического оружия странами, неприсоединившимися к Конвенции.

Как правило, аргументами "за" ратификацию были :

“возрастание” внешнеполитического влияния России;

“существенное увеличение” международной финансовой и технической помощи России в целях уничтожения химического оружия;

“создание условий” для поддержки предприятий и НИИ оборонного значения, сохранения высококвалифицированных кадров в этой области, создание новых рабочих мест, развитие высоких технологий;

“увеличение объема информации через ОЗХО” о химическом оружии других стран, в том числе и о разработках в этой области, что должно способствовать оценке реальных и потенциальных угроз, связанных с возможным появлением новых видов химического оружия;

“возрастание” объема внешней торговли химической продукцией, что увеличит доходы государства от экспорта;

“исключение” экономических потерь, которые будет нести Россия в случае “нератификации” Конвенции за счет применения против нее различных санкций, которые по своим финансовым издержкам могут быть сопоставимы с затратами на уничтожение химического оружия;

“предотвращение распространения химического терроризма” за счет применения глобальных мер контроля со стороны международного сообщества (к примеру, Япония ратифицировала Конвенцию почти сразу же после террористического акта с использованием зарина, совершенного религиозной сектой “АУМ Синрике” в токийском метро);

“легальная возможность” вести разработки, осуществлять продажу и\или закупки средств защиты от химического оружия. Этот факт является весьма существенным, поскольку сводит практически “на нет” желание экстремистски настроенных стран или группировок применить химическое оружие против государства, имеющее в своем арсенале надежные средства защиты от этого оружия.

В конечном итоге приведенные и ряд других аргументов “за” позволили успешно завершить процесс ратификации и Россия стала полноценным участником Конвенции.

Какие государства являются участниками Конвенции, а какие нет? И почему?

Конвенцию подписали ратифицировали ее (по состоянию на апреля 2009 г.) 188 государств. К примеру, в перечень стран, подписавших и ратифицировавших Конвенцию, входят: Албания, Аргентина, Армения, Австралия, Австрия, Белоруссия, Бельгия, Бразилия, Болгария, Венгрия, Великобритания, Германия, Греция, Гвинея, Дания, Индия, Индонезия, Исландия, Иран, Испания, Италия, Камерун, Канада, Китай, Куба, Кения, Латвия, Люксембург, Мали, Мексика, Монголия, Морокко, Намибия, Непал, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Оман, Пакистан, Парагвай, Перу, Польша, Португалия, Республика Корея, Республика Молдавия, Румыния, Российская Федерация, Саудовская Аравия, Сингапур, Словакия, Словения, США, Таджикистан, Тунис, Турция, Турменистан, Украина, Уругвай, Узбекистан, Финляндия, Франция, Чехия, Швейцария, Швеция, Эквадор, Эстония, Эфиопия, Югославия, Япония и многие другие.

Важно заметить, что все страны, входящие в настоящее время в НАТО, Конвенцию ратифицировали.

В число стран, подписавших, но не ратифицировавших Конвенцию в момент вступления ее в силу входили: Афганистан, Азербайджан, Гренада, Гвадемала, Габон, Республика Доминикан, Гондурас, Замбия, Камбоджа, Колумбия, Конго, Индонезия, Израиль, Кыргизстан, Либерия, Малайзия, Руанда, Таиланд, Уганда и некоторые другие. По состоянию на начало года 41 государство еще не ратифицировало Конвенцию. Сегодня их осталось 7.

Причины задержки процесса ратификации странами, подписавшими Конвенцию, как правило, выдвигаются разные. Большинство из перечисленных стран объясняет задержку с ратификацией отсутствием внутреннего (национального) законодательства, которое позволило бы осуществить эту процедуру, другие - “сильной загруженностью” своих законодательных органов первоочередными для страны вопросами, некоторые заняли выжидательную позицию без объяснения причин. Но поскольку страны, нератифицировавшие Конвенцию, химическим оружием не обладают, и большинство из них не располагают и технологиями по его производству, текущее состояние дел с ратификацией для целей и предмета Конвенции особой опасности не представляет.

Определенное беспокойство со стороны международного сообщества проявляется в отношении небольшого количества стран не подписавших и не ратифицировавших Конвенцию, среди которых Израиль, Египет, Ирак, Ливия, Сирия, Сомали и некоторые другие.

И хотя к Конвенции уже присоединилось абсолютное большинство государств, “всеобъемлющим” этот договор можно будет признать только после того, как к нему присоединятся все страны мира.

Насколько реальны для России сроки уничтожения химического оружия в установленные Конвенцией сроки?

Конвенцией установлены следующие сроки уничтожения химического оружия (отсчет ведется с момента вступления Конвенции в силу, т.е. с апреля 1997 г.):

Этап 1: Не позднее чем через три года должно быть уничтожено не менее одного процента химического оружия;

Этап 2: не позднее чем через пять - не менее 20 процентов химического оружия;

Этап 3: не позднее чем через семь лет - не менее 45 процентов химического оружия;

Этап 4: не позднее чем через десять лет - все химическое оружие.

Конвенцией предусмотрена возможность изменения промежуточных сроков уничтожения и процедура принятия решения по этому вопросу, если государство-участник Конвенции, по независящим от него исключительным обстоятельствам, считает, что оно не может выйти на уровень уничтожения, предусмотренный для указанных этапов.

Также Конвенцией предусмотрена возможность продления общего срока уничтожения, т.е. срока, превышающего 10 лет, еще на 5 лет.

Решение по продлению принимается Конференцией.

Россия приступила к уничтожению химического оружия с конца 2002 года и получила отсрочку по конечным срокам уничтожения до апреля 2012 года. Такая же отсрочка была предоставлена и США.

Могут ли вноситься в Конвенцию изменения, которые были бы нужны России?

Теоретически - да.

Согласно статье XV Конвенции любое государство-участник может предлагать поправки к настоящей Конвенции. Предлагаемая поправка рассматривается только на специально созываемой для этого Конференцией в случае, если одна треть или более государств-участников Конвенции уведомят ОЗХО за 30 дней до проведения Конференции о том, что они поддерживают поправку.

Поправки вступают в силу для всех государств-участников через 30 дней после того, как они будут приняты Конференцией и после того, когда все государства-участники Конвенции, поддержавшие поправки, ратифицируют или примут их иным образом (в соответствии с их внутренними процедурами).

Россия, так же как и любое другое государство, может в установленном порядке предлагать поправки, но как описано выше, процедура принятия поправок столь сложна, что рассчитывать на то, что предложения России, облегчающие, к примеру, условия выполнения Конвенции для нашей страны будут приняты на Конференции, теоретически возможны, но практически мало реальны.

Ряд положений Конвенции России будет выполнить исключительно тяжело и об этом было известно еще до ее ратификации. Так, Государственная Дума в процессе проведения процедуры ратификации Конвенции направляла свое Обращение в адрес первой Конференции, проведенной в мае 1997 года, в котором обозначила все основные проблемы, которые могут осложнить выполнение основных положений Конвенции со стороны России.

В частности, в этом Обращении говорилось о необходимости учета сложной экономической ситуации в России и вносилось предложение государствам-участникам Конвенции рассмотреть на Конференции следующие вопросы:

о внесении изменений в те положения Конвенции, которые ставят под угрозу возможность выполнения Конвенции Российской Федерацией, имея при этом ввиду сроки полного уничтожения химического оружия и увеличение их до 20-25 лет;

об изменении условий оплаты инспекционной деятельности, в целях снижения финансовой нагрузки на принимающую сторону;

об учете позиции Российской Федерации в отношении подходов к конверсированию бывших объектов по производству химического оружия;

о существенном увеличении финансовой помощи Российской Федерации со стороны государств-участников Конвенции, которая по мнению различных экспертов должна составлять не менее половины от реальных расходов России на уничтожение химического оружия;

Однако, несмотря на то, что указанное Обращение было распространено среди государств-участников Конвенции, никакой специальной резолюции и никаких решений по данному документу Конференцией не принято.

Указанные обстоятельства привели к необходимости завершить процесс ратификации Конвенции принятием Федерального закона “О ратификации Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении” (Собрание законодательства Российской Федерации за 1999 год, № 45), в котором есть статья 4, которую целесообразно привести целиком.

Статья 4. Защита интересов Российской Федерации в связи с Конвенцией 1. В случае возникновения споров относительно использования права проверки в отношении Российской Федерации, отказов со стороны Организации по запрещению химического оружия по заявкам Российской Федерации относительно конверсии объектов или в случае принятия других мер, наносящих ущерб Российской Федерации, Российская Федерация в целях защиты своих интересов применяет процедуры в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами.

2. В случае, если чрезвычайные события, в том числе экономического или техногенного характера, касающиеся предмета Конвенции, поставят под угрозу высшие интересы Российской Федерации, используются процедуры, установленные разделом V “Прекращение или приостановление действия международных договоров Российской Федерации” Федерального закона о “О международных договорах Российской Федерации”.

Из текста статьи следует, что Россия оставила за собой право и указало обстоятельства, при возникновении которых Россия или будет вносить поправки в Конвенцию, или будет рассматривать вопрос о приостановке своего участия в Конвенции, или в исключительном случае - может быть поставлен вопрос о выходе из Конвенции.

Может ли Россия выйти из Конвенции?

Каковы могут быть последствия выхода России из Конвенции?

Данный вопрос является фактически продолжением предыдущего.

Россия имеет право выйти из Конвенции.

Какие чрезвычайные обстоятельства могут поставить вопрос о выходе России из Конвенции выше уже представлено.

Если рассматривать последствия возможного выхода из Конвенции, то они в любом случае будут крайне неблагоприятными для России.

Во-первых потому, что независимо от того, является ли Россия участником Конвенции или нет, она все равно вынуждена будет заниматься уничтожением своих запасов химического оружия, которое не может храниться бесконечно долго. И чем дольше оно хранится, тем становится все более опасным для собственного народа.

Во-вторых потому, что выход из Конвенции, вероятнее всего, будет расценен государствами-участниками как “вызов” международному сообществу, которое много лет шло к разработке этого уникального и не имеющего аналогов в мире договора, со всеми вытекающими из этого последствиями. Можно не сомневаться, что в случае выхода России из Конвенции будут использованы все возможные механизмы прямого и косвенного политического и экономического давления на Россию, в чем Россия не заинтересована и чего нельзя допустить.

В-третьих потому, что в случае выхода России из Конвенции, не останется никакой надежды на международную помощь России в уничтожении химического оружия, без которой нам не обойтись. Даже в случае несоблюдения Россией графика уничтожения химического оружия, вряд ли международное сообщество пойдет на введение каких-либо санкций против России, поскольку в основе “невыполнения” может лежать только одна причина - нехватка финансовых средств. Это не вина России, а ее беда.

Это та высокая плата за демократические преобразования, которые идут в России и к которым ее длительное время “подталкивал” Запад.

Россия добросовестно выполняет основные цели Конвенции, к которым относятся запрещения на “разработку, производство, накопление и применение химического оружия”, и потому к ней невозможно предъявить претензии по “невыполнению” основных обязательств по Конвенции. И только по срокам реализации одной из целей Конвенции, связанной с ”уничтожением химического оружия”, Россия может не уложиться в установленный Конвенцией график. Так можно ли “наказывать” страну, которая зная, что ратификация Конвенции приведет к дополнительному финансовому бремени, тем не менее, пошла на этот шаг и прикладывает все усилия, чтобы выполнить свои обязательства по Конвенции.

Таким образом, следует констатировать, что “выход из Конвенции” не может быть “выходом” для России с точки зрения решения внутринациональной проблемы по уничтожению химического оружия и потому “всерьез” обсуждать вопрос о выходе России из Конвенции “несерьезно”.

Зачем каждое государство-участник Конвенции должно назначать Национальный орган?

Есть ли в России Национальный орган ?

В Конвенции (статья VII) содержится требование, чтобы каждое государство - участник Конвенции учредило или назначило Национальный орган, который будет выступать в качестве национального координационного центра для связи с ОЗХО и другими государствами-участниками Конвенции.

Принятие решения о том, каким образом будет организовано выполнение Конвенции государством-участником, является прерогативой государства. Это решение зависит от масштаба и характера обязательств государства-участника, его правовой системы и специфики национального законодательства.

Подписавшие Конвенцию государства придерживались в этом отношении разных подходов: в ряде стран такой орган создавался законом, в других - учреждался на основе или президентского, или королевского, или правительственного указа, или каким- либо другим нормативным документом.

Нет в Конвенции и конкретных требований, касающихся структуры, функций и правовой формы существования Национального органа.

В разных странах национальными органами назначены самые различные ведомства. К примеру, национальным органом в Нидерландах и Словакии является министерство экономики, во Франции и Японии министерство промышленности или торговли, в Норвегии, Омане, Перу, Португалии, Турции, США - министерство иностранных дел, в Словении министерство здравоохранения, в Уганде - министерство труда. В ряде других стран национальными органами являются специально созданные органы или самостоятельно функционирующие структуры (департаменты, управления и т.д.) при существующих ведомствах. Важно обратить внимание, что ни США, ни другие развитые страны не назначили национальным органом министерство обороны.

В России с 1992 по 1999 годы функции Национального органа выполнял Комитет по конвенциальным проблемам химического и биологического оружия при Президенте Российской Федерации. После упразднения в 1999 году этого комитета его функции переданы Российскому агентству по боеприпасам. После упразднения Росбоеприпасов – Минпромэнерго России, а затем (после последней административной реформы в 2008 году) – Мипромторгу России.

К основным функциям Национального органа России отнесены:

взаимодействие с ОЗХО по всему комплексу вопросов, связанных с реализацией Конвенции (сбор объявлений и передача их в Технический секретариат, обеспечение проведения инспекций на территории России, заключение соглашений с ОЗХО по объектам, подлежащим международному контролю, и другие функции);

осуществление на территории России национального контроля за выполнением обязательств по Конвенции;

организация научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию средств и методов национального контроля;

лицензирование деятельности, связанной с обращением с токсичными химикатами и отходами, образующимися в процессе уничтожения химического оружия, проведением работ по хранению, перевозке и уничтожению химического оружия.

Но независимо от того, какое учреждение в той или иной стране выполняет функции Национального органа, он должен быть наделен соответствующими полномочиями, чтобы от имени государства осуществлять необходимое взаимодействие с ОЗХО и другими государствами-участниками Конвенции.

Не приведет ли система проверки по Конвенции к подрыву обороноспособности России?

Нет, не приведет, поскольку система проверки по Конвенции сформирована таким образом, что обеспечивает должную защиту военных секретов. И если бы это было не так, то ни одно из государств мира не согласилось бы подписать Конвенцию, которая не защищала бы его военные секреты от разглашения.

В частности, для защиты своих секретов Россия, как и любое другое государство, имеет полное право сама определять информацию и ее объем, которую она будет объявлять в ОЗХО. Также по Конвенции Россия имеет право, к примеру, отвести без указания причин кандидатуру любого инспектора или сотрудника ОЗХО, которым должен иметь доступ к информации, касающейся российских военных и гражданских химических объектов.

Второй уровень защиты касается информации, представленной в ОЗХО, и он обеспечивается специальной системой защиты конфиденциальной информации непосредственно в ОЗХО. Эта защита организована таким образом, что к ней любой несанкционированный доступ исключается. Полный доступ ко всей предоставляемой информации в ОЗХО в отношении любого государства, в том числе и в отношении России, имеют всего несколько человек. И даже Генеральному директору ОЗХО конфиденциальная информация предоставляется только в случае необходимости (и в каждом случае “необходимость” должна быть четко обоснована).

Помимо защиты информации внутри ОЗХО, в Конвенции заложен режим обеспечения защиты от злоупотребления мерами проверки. Имеются конкретные критерии, на основании которых запрос на проведение инспекции по запросу может быть признан злоупотреблением на это право. Что касается регулярных (рутинных) инспекций на объявленых объектах, то объем деятельности по проверке на таких объектах строго ограничен и лимитирован оговоренными в Конвенции конкретными целями проведения инспекций.

Таким образом, у России пока нет оснований для беспокойства, что проверки по Конвенции могут привести к снижению обороноспособности страны и снижению уровня защиты ее военных и промышленных секретов.

_

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.