авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НОВОСИБИРСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ГУМАНИТАРНЫЙ

ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра всеобщей истории

И. Н. ГОМЕРОВ

ПАРАДИГМА ПОЛИТОЛОГИИ

Лекция

Новосибирск – 2011

1

УДК 32 (075)

ББК 66.01 я 73

Г 641

Гомеров И. Н. Парадигма политологии: Лекция / Новосиб. гос. ун-т. Ново сибирск, 2011. 55 с.

ISBN 978-5-94356-793-3 В лекции раскрывается основное содержание и принципы современной пара дигмы политологии, синтезирующей в себе существующие в науке системный, синергетический и деятельностный подходы. Лекция предназначена для препо давателей, аспирантов и студентов высших учебных заведений. Она представ ляет определённый интерес для слушателей институтов и факультетов перепод готовки специалистов, преподавателей средних специальных учебных заведе ний, учителей общеобразовательных школ и всех интересующихся политологи ей и политикой.

Рецензенты:

д-р ист. наук, проф., действит. чл. Академии политической науки и Сибир ской академии политических наук В. В. Демидов, д-р полит. наук, проф. Р. Ш. Нуриддинов Лекция рекомендована к печати кафедрой всеобщей истории. Протокол засе дания кафедры № 3 от 24 января 2011 г.

Новосибирский государственный SBN 978-5-94356-793- университет, Гомеров И. Н., Парадигма политологии План 1. Отношение людей к политике.

2. Системный подход (теория систем).

3. Синергетический подход (теория самоорганизации).

4. Деятельностный подход (теория деятельности).

5. Системно-синерго-деятельностная парадигма политологии.

1. Отношение людей к политике Каждый из нас – человек 1 (ч1), человек 2 (ч2),…, человек N (чn) – в той или иной мере имеет определённое отношение к политике (англ. policy) (обозначим её символом П). Он, как правило, находится внутри определённого поля поли тики (рис. 1.1) Ч1, Ч2,…,Чn ПОЛЕ ПОЛИТИКИ Рис. 1.1. Позиции людей внутри поля политики и является её элементом, когда (ч1 ч2,…, чn) П. (1.1) Будучи внутри поля политики, человек занимает в нём либо пассивную по зицию, либо более или менее активную позицию её участника, когда он осуще ствляет определённую политическую деятельность (обозначим её символом RП) и находится в определённых политические отношения с другими людьми, с другими её участниками (обозначим эти отношения символом ОП), когда (RП(ч1 ч2,…, чn) ОП(ч1 ч2,…, чn)) П. (1.2) Поле политики может выступать для каждого находящегося в нём человека как особого рода, образно говоря, «мышиная норы» (термин Л. Н. Гумилёва), за пределы которой он практически не выходит;

всё происходящее в ней он непо средственно ощущает, воспринимает, переживает, а также, хотя и в весьма ограниченном виде, представляет, воображает и осмысливает.

Вместе с тем каждый человек одновременно находится и вне поля полити ки, занимает по отношению к ней определённую внешнюю позицию (рис. 1.2) ПОЛИТИКА Ч1, Ч2,…,Чn (ПОЛЕ ПОЛИТИКИ) Рис. 1.2. Внешние позиции людей по отношению к политике и не является её элементом (ч1 ч2,…, чn) П. (1.3) В этом случае он выходит за пределы «мышиной норы» и может «поднять ся» над ней, на новый, более высокий, уровень рефлексии – ощущения, воспри ятия, переживания, представления, воображения и осмысления – политики, об разно говоря, «на вершину холма», расширив тем самым её обзор. Здесь он мо жет занять и, как правило, занимает сначала позицию исследователя, затем по зицию критика и, наконец, позицию организатора политики. Результатом иссле дования политики являются знания о ней, результатом критики – её оценки и результатом её организации – соответствующие нормы (нормы-запреты, нор мы-разрешения, нормы-предписания), регулирующие политику (рис. 1.3).

(Ч1,Ч2,…,Чn) = Исследователь Критик Организатор (Оценки ±) (Знания) (Нормы) ПОЛИТИКА (ПОЛЕ ПОЛИТИКИ) Рис. 1.3. Позиции исследователя, критика и организатора политики Знания – это то, посредством чего человек фиксирует, описывает, объясня ет или прогнозирует «нечто» в политике вне своего отношения к нему, вне его значения (ценности) для удовлетворения своих потребностей или выполнения своих обязанностей. Они выражают и указывают «сущее» (существующее само по себе), то, «что», «как» и «почему» (или «зачем») возникло (в том числе, сде лано, произведёно или воспроизведёно), существует, функционирует или раз вивается в политике.

Оценки, наоборот, фиксируют и описывают «нечто» возникшее (в том чис ле сделанное, произведённое или воспроизведённое), существующее, функцио нирующее или развивающееся в политике как соотнесённое с потребностями людей, как ценное (значимое) для удовлетворения их потребностей. Они есть формы выражения этой соотнесённости и этой ценности (значимости), выра жают и указывают «значимое» в политике, отвечают прежде всего на вопрос:

каково политическое нечто?, как человек к нему относится? нравится он ему или нет?

Нормы (от лат. norma – руководящее начало, правило, образец) – это уста новленные и признанные людьми, обязательные для них, относительно устой чивые правила, образцы, схемы, а также средние величины (параметры), фик сирующие и описывающие процедуры политической деятельности (реакций, операций, действий, высказываний или психических актов) и политические от ношения, выражающие предъявляемые к ним (процедурам и отношениям) тре бования и регулирующие их (процедур и отношений) порядок (строй, соотно шение, последовательность). Они выражают (фиксируют, описывают) и указы вают «должное», то, «как» субъекты политики должны в ней «нечто» делать (производить или воспроизводить).

Более того, человек может «подняться» и «на высоту птичьего полёта», где обзор политики и возможности её рефлексии, в частности осмысления, ещё больше. Здесь он может занять философско-методологическую позицию, пози цию философа-методолога, результатом которой являются знания, оценки и нормы, описывающие и исследования, и критику, и организацию политики, и участие в ней людей, в том числе их знания, оценки и нормы (рис. 1.4).

(Ч1,Ч2,…,Чn) = Философ-методолог = = Философия политики (Знания, Оценки, Нормы) (Ч1,Ч2,…,Чn) = Исследователь Критик Организатор (Оценки ±) (Нормы) (Знания) ПОЛИТИКА (ПОЛЕ ПОЛИТИКИ) Рис. 1.4. Позиции исследователя, критика, организатора политики и философа-методолога Занимая каждую из указанных выше позиций, человек в той или иной мере осмысливает политику и своё место в ней: либо на уровне обыденно практического осмысления, либо на уровне научного осмысления, либо на уровне философско-методологического осмысления.

В каждой из названных позиций её носители оперируют знаниями, оцен ками и нормами как своеобразными способами осознания объективно сущест вующей реальности – политики. На первом уровне мы практически участвуем в политике, политической деятельности и политических отношениях, как прави ло, оперируя обыденными знаниями, оценками, нормами. На втором уровне, когда являемся исследователями, мы в первую очередь производим научные знания политики (её элементов, свойств, отношений), когда являемся критика ми – научно обоснованные оценки политики (её элементов, свойств, отноше ний) и участия в ней людей, когда являемся организаторами – научно обосно ванные нормы того, как надо (должно) «нечто» делать субъектам политики. На третьем уровне, когда выступаем в качестве методологов, мы производим зна ния, оценки и нормы происходящего на первом и втором уровнях, даём опреде лённые мировоззренческо-методологические ориентиры субъектам политики, её участникам, исследователям, критикам и организаторам.

Все представленные рис. 1.1–1.4 позиции важны для осмысления челове ком политики. Однако определяющим моментом здесь является его философ ско-мотодологическая позиция. Его позиция не должна ограничивается позици ей участника, исследователя, критика, организатора. Она обязательно должна быть ещё и позицией философа-методолога, обслуживающего самого себя или других людей как участников, исследователей, критиков, организаторов поли тики. Занимая её, он оперирует знаниями, оценками и нормами, описывающи ми политику как таковую (саму по себе) и выступающими в качестве своеоб разных критериев-ориентиров его практической политической деятельности.

Но, кроме того, он оперирует в ней знаниями, оценками и нормами, которые описывают его познавательную, оценочную и нормативную деятельность как исследователя, критика, организатора политики, и тем самым используемые им знания, оценки, нормы. При этом доминирующее место здесь могут занимать либо знания и оценки (и тогда он выполняет мировоззренческую работу), либо нормы и принципы (от лат. principium – начало, основа) – наиболее общие, ис ходные, фундаментальные нормы (и тогда он выполняет методологическую ра боту).

Эта мировоззренческо-методологическая работа составляет содержание философии, которая, как часть культуры, осмысливает окружающий человека мир и его самого. Политика является неотъемлемой частью этого мира. Уже одно это служит достаточным основанием для философской рефлексии поли тики, для определения её в качестве предмета политической философии (фило софии специфической, а именно политической, сферы человеческого бытия).

Философия (в том числе политическая философия) выполняет различные функ ции, прежде всего – мировоззренческую и методологическую. Вот почему ос мысление политики в рамках политической философии означает осмысление её как мировоззренческой и методологической проблемы, имеет мировоззренче ский и методологический аспекты.

Применительно к данному курсу политическая философия в своей миро воззренческой функции призвана теоретическими средствами выявить исход ные основания политики, её место в человеческой жизни. В своей же методоло гической функции она должна определить фундаментальные принципы и нор мы (требования), предъявляемые к политике. Более того, можно сказать, что политическая философия включает в себя мировоззрение и методологию поли тики. А эта последняя предстает, во-первых, как методология научного иссле дования политики, во-вторых, как методология политической практики.

Мировоззренческо-методологическая работа имеет не только научное, но и практическое (прикладное) значение. Применительно к политологии она не ог раничивается производством знаний, оценок и норм, касающихся только науч ных исследований политики, а затрагивает (и весьма существенно) политиче скую практику, производит знания, оценки и нормы, составляющие основу мо делирования политики, которая не только протекает в настоящем («здесь» и «сейчас»), но которая может или должна состояться в ближайшем или сколько нибудь отдаленном будущем. Полученные в рамках политической философии знания, оценки и нормы могут составить основу проектирования (планирова ния) предстоящих политических процессов, могут быть использованы в прак тике их организации, обслуживать не только представителей философии и по литической науки, но и политиков-практиков. Сами политические процессы рассматриваются здесь не только как нечто существующее, но и как нечто должное, рассматриваются не только в качестве существующей системы, но и в качестве проектируемой, нормативной системы, то есть системы, которая «должна быть», которая должна отвечать определенным нормам (требовани ям). Поэтому результатом осуществляемой работы может и должна стать некая модель политики, рекомендуемая для практического использования.

Мировоззренческо-методологической основой данного курса служат идеи, выдвигаемые и развиваемые виднейшими мыслителями прошлого, современ ными учёными. При его разработке мы опираемся на фундаментальные миро воззренческо-методологические ориентиры современной науки, которые обра зуют соответствующую парадигму (от гр. paradeigma – пример, образец), кото рой, с нашей точки зрения, человек должен руководствоваться, участвуя в по литике, исследуя, критикуя или организуя её.

Заметим, что понятие парадигмы используется очень давно. В частности, в философии древнего мира, средних веков и нового времени. Г. Бергман (Berg mann) ввёл его в позитивистскую философию науки. Однако широкое распро странение оно получило лишь после работ американского историка науки Т.

Куна (Kuhn). Он ввёл понятие парадигмы в науковедение и определил его так:

«Под парадигмой я подразумеваю признанные всеми научные достижения, ко торые в течение определённого времени дают научному сообществу модель по становки проблем и их решений…, из которых возникают конкретные тради ции научных исследований»1.

Занимая указанные выше позиции участника, исследователя, критика и ор ганизатора политики, человек может руководствоваться требованиями систем но-синерго-деятельностной парадигмы, которая формируется в современной Кун Т. Структура научных революций: Пер. с англ. М., 1977. С. 11, 27–28.

политологии1. Данная парадигма синтезирует в своём составе три основных подхода:

системный подход (теорию систем);

деятельностный и бихевиористский (поведенческий) подход (теорию дея тельности, теорию поведения);

синергетический подход (теорию самоорганизации).

2. Системный подход (теория систем) Руководствуясь данной парадигмой, мы должны видеть и различать в по литике её системные и несистемные проявления.

Отметим при этом, что системный взгляд на мир был свойственен ещё древним мыслителям. Не давая строгого определения понятию «система», они считали его аксиоматическим, очевидным и всем понятным, обозначали им широкий круг явлений. Например, у древних греков под системой подразуме валось и сочетание, и организм, и устройство, и организация, и союз, и строй, и руководящий орган, и порядок, и целостность. Стоики толковали это понятие в онтологическом смысле как мировой порядок, а Эпикур использовал его для обозначения определенной суммы знаний. В философии древних индийцев и китайцев системное видение мира воплотилось в идее Единого Брахмана и Единого Дао. Согласно этой идее мир представляет собой Единое Целое, где всё содержится во всём, выступает как элемент всего, следует по единому пути, образуя всеобщий порядок2.

В философии нового времени системное миропонимание не только сохра няется, но и получает некоторую определенность. Так, согласно Э. Б. де Кон дильяку (Condillac), «система есть не что иное, как расположение различных частей какого-либо искусства или науки в известном порядке, в котором они все взаимно поддерживают друг друга и в котором последние части объясняют ся первыми»3. Для И. Канта (Kant) система представляет «единство многооб разных знаний, объединенных одной идеей»4.

Г. Гегель (Hegel) и К. Маркс (Marx) не оставили определения понятия «система», но системную методологию они использовали в полной мере. Пре красными образцами системного исследования являются, например, «Феноме нология духа» и «Наука логики» Г. Гегеля, «Капитал» К. Маркса.

О некоторых из этих требований см.: Гомеров И. Н. Политология как наука и учеб ная дисциплина. Новосибирск, 1999. С. 31–170;

Он же. Структура и свойства власти. Но восибирск, 2000. С. 53–79;

Он же. Государство и государственная власть: предпосылки, особенности, структура. М., 2002. С. 51–68.

Материалистическая диалектика как научная система / Под ред. проф.

А. П. Шептулина. М., 1983. С. 210;

Материалисты Древней Греции: Сб. текстов Герак лита, Демокрита и Эпикура. М., 1955. С. 180;

Системные исследования: Ежегодник. М., 1974. С. 155;

Философская энциклопедия: В 5 т. М., 1970. Т. 5. С. 18.

Кондильяк Э. Сочинения: В 3 т. М., 1982. Т. 2. С. 6.

Кант И. Сочинения: В 6 т. М., 1964. Т. 3. С. 680.

В первой четверти XX века предпринимаются попытки создания систем ных концепций обобщённого характера. Одной из первых таких попыток была тектология А. А. Богданова1. Как отмечает В. Н. Садовский, само понятие от крытой системы было впервые предложено Р. Дефаем (Defay) в конце 20-х го дов XX века. Л. фон Берталанфи (Bertalanffy) ввёл это понятие в биологию в 1932 году2, а позднее, в 1937 году, на философском семинаре в Чикаго, называя биологический вид «системой открытого типа», он определил её как «комплекс элементов, находящихся во взаимодействии»3, или «комплекс взаимодейст вующих компонентов»4. Тогда он не был понят. И лишь после возвращения с войны смог донести свою идею и получил заслуженное признание.

Подлинное же развитие теоретико-системные исследования получают лишь после публикаций Л. фон Берталанфи (Bertalanffy) конца 40начала годов XX века. Вслед за ним Р. Л. Акоф (Ackoff), К. Боулдинг (Boulding), Н.

Винер (Wiener), И. Клир (Klir), О. Ланге (lange), М. Д. Месарович (Mesarovie), А. Рапопорт (Rapoport), Р. Е. Фейджин (Fagen), А. Д. Холл (Hall), К. Шенон (Shannon), У. Р. Эшби (Ashby) и другие выдвигают собственные варианты об щесистемных концепций. В нашей стране к их разработке и обсуждению под ключились В. Г. Афанасьев, И. В. Блауберг, Н. П. Бусленко, Д. М. Гвишиани, В.

М. Глушков, А. Н. Колмогоров, В. П. Кузьмин, А. А. Ляпунов, Н. Н. Моисеев, В. Н. Садовский, А. И. Уёмов, Г. П. Щедровицкий, Э. Г. Юдин и многие другие.

В 60–80 годы регулярно выходит ежегодник «Системные исследования»5.

В рамках политологии системные исследования также формируются с на чала 50 годов XX века. В первую очередь благодаря усилиям Д. Истона, Г.

Алмонда, К. Дойча. С момента выхода в 1953 году книги Д. Истона «Политиче ская система» понятие системы, или политической системы, попадает в центр Богданов А. А. Тектология: (Всеобщая организационная наука): В 2 кн. М., 1989.

Как отмечает В. Н. Садовский, «само понятие открытой системы было впервые предложено Р. Дефаем… Берталанфи ввёл это понятие в биологию в 1932 г.» (см.: Са довский В. Н. Логико-методологический анализ «общей теории систем» Л. фон Берта ланфи // Проблемы методологии системного исследования / Ред. коллегия И. В. Блау берг, В. Н. Садовский, Э. Г. Юдин. М., 1970. С. 416).

Bertalanffy L. General System Theory // General Systems. 1956. Vol. I. P. 2.

Берталанфи Л. Общая теория систем – критический обзор // Исследования по общей теории систем: Сб. пер. / Ред. В. Н. Садовский, Э. Г. Юдин. М., 1969. С. 29.

Изложение основных положений системного подхода, или общей теории систем, см., например: Bertalanffy L. General system theory. Foundations, development, applica tions. N. Y., 1969;

General systems theory. V. 1–22. N. Y., 1956–1977;

Churchman C. W.

The systems approach. N. Y., 1968;

Trends in general systems theory. N. Y., 1972;

Блау берг И. В. Садовский В. Н., Юдин Э. Г. Системный подход: предпосылки, проблемы, трудности. М., 1969;

Блауберг И. В., Юдин Э. Г. Становление и сущность системного подхода. М., 1973;

Садовский В. Н. Основания общей теории систем: Логико методологический анализ. М., 1974;

Уёмов А. И. Системный подход и общая теория систем. М., 1978;

Клир Дж. Системология. Автоматизация решения системных задач:

Пер. с англ. М., 1990;

Могилевский В. Д. Методология систем: вербальный подход. М., 1999;

Резник Ю. М. Введение в социальную теорию: Социальная системология. М., 2003.

внимания политологов, получает широкое распространение и постепенно зани мает доминирующее (господствующее) положение1.

Согласно существующим в науке представлениям, всякая система прояв ляет себя и может быть определена как особого рода совокупность, или множе ство, элементов. Такое понимание системы является наиболее распространён ной в отечественной и зарубежной литературе. В частности, можно согласиться с И. В. Блаубергом, В. Н. Садовским, Э. Г. Юдиным, которые считают, что «всякая система представляет собой… совокупность, хотя не всякая совокуп ность есть система», что при определении всякой системы «в качестве исходно го пункта выступает множество элементов, на природу которых не наклады вается никаких ограничений…»2. Однако, как верно замечает Н. О. Лосский, система это «не чистая множественность самостоятельных элементов»;

«сис тема возможна лишь там, где есть отношения между элементами»3.

А. Рапопорт, определяя специфику систем, пытается определить её именно через понятие «отношение»: «Система – это не просто совокупность (totality) единиц (частиц, индивидов), когда каждая единица управляется законами при чинной связи, действующей на неё, а совокупность отношений между этими единицами»4. Похожую позицию занимает и А. И. Уёмов: «Системой будет яв ляться любой объект, в котором имеет место какое-то отношение, обладающее заранее фиксированным свойством»5. И. В. Блауберг, В. Н. Садовский, Э. Г.

Юдин пишут: «Элементы множества, образующего систему, находятся в опре делённых отношениях… между собой»6 и, добавлю, «окружающей» средой.

Для А. Холла (Hall) и Р. Фейджина (Fagen) система это множество объектов (частей, компонентов системы) вместе с отношениями (relationships) между объектами и между их атрибутами7, свойствами. Исходя из этого, они считают, что для всех систем характерно наличие отношений между объектами, или эле ментами, и между их свойствами8. Следовательно, вне отношений элементов нет, и не может быть системы.

Заметим, что в современной науке существует огромное количество определений понятия системы. Например, В. Н. Садовский рассматривает около 40 различных опре делений понятия «система» (см.: Садовский В. Н. Основания общей теории систем. С.

92–102). Тем не менее, данное понятие является одним из основополагающих в мышле нии современных людей (Агошкова Е. Б. Категория «система» в современном мышле нии // Вопр. философии. 2009. № 4. С. 57–71).

Блауберг И. В., Садовский В. Н., Юдин Э. Г. Системный подход в современной науке // Проблемы методологии системного исследования. С. 35, 34.

Лосский Н. О. Указ. соч. С. 346, 351.

Рапопорт А. Математические аспекты абстрактного анализа систем // Исследо вания по общей теории систем. С. 88.

Уёмов А. И. Системный подход и общая теория систем. С. 120.

Блауберг И. В., Садовский В. Н., Юдин Э. Г. Системный подход в современной науке. С. 34.

От лат. attributio – «придаю, наделяю», т. е. необходимое, существенное, неотъ емлемое свойство кого-либо или чего-либо, а в языкознании – то же, что и определение.

Холл А. Д., Фейджин Р. Е. Определение понятия системы. С. 252, 253, 262.

Так же как и любой другой совокупности, любого другого множества эле ментов. Понятие «отношение» является, таким образом, ключевым понятием, определяющим природу и сущность всякой системы, а также всякой совокуп ности и всякого множества. Всякая система представляет собой совокупность, множество соотносящихся друг с другом элементов. Однако не всякая совокуп ность соотносящихся друг с другом элементов является системой.

Системой является совокупность, множество лишь таких элементов, кото рые находятся друг с другом не в разъединяющих, а в связывающих отношени ях1. Точно так же как и любая суммарная совокупность. Будучи таковыми, т. е.

связными, суммарная и системная совокупности отличаются от любой разъеди нённой, бессвязной совокупности, такой совокупности, в которой доминирует не связанность её элементов, а их разъединённость, независимость друг от дру га. Иначе говоря, если в отношениях между элементами разъединённой, бес связной совокупности доминирует их разъединённость, независимость друг от друга, то в отношениях между элементами суммарной и системной совокупно стей – их связанность друг с другом. Система, так же как и суммарная совокуп ность, это такая совокупность элементов, в которой доминирует не их разъе динённость, независимость друг от друга, а их связанность друг с другом.

Всякая связная совокупность (в том числе суммарная или системная сово купность), в которой доминирует не разъединённость, независимость, а взаимо связь её элементов, обладает определённой структурой, структурированностью, структурностью, является структурированной совокупностью2. В отличие от неё, всякая разъединённая, бессвязная совокупность является неструктуриро ванной, бесструктурной.

Всякая система представляет собой связную совокупность элементов и об ладает определённой структурой, но не всякая связная совокупность элементов и не всякая структура есть система. Или иначе, всякая система является связной и структурированной совокупностью, но не всякая связная и структурирован ная совокупность является системой. В частности, не являются системами сум марные совокупности, которые, так же как и системы, обладают определённой структурой. Система, в отличие от любой суммарной совокупности, – это такая структурированная совокупность, элементы которой связаны друг с другом не суммирующими, а интегрирующими, интегрально соединяющими, объеди няющими, интегрально связывающими отношениями. Это есть такая совокуп ность, в которой взаимосвязь её элементов обеспечивается не путём их сумми рования, а путём их интегрирования, интегрального соединения, объединения друг с другом. Иначе говоря, система – это не сумма элементов. Система – это Именно поэтому «наибольшая смысловая нагрузка в системных исследованиях (в частности, при определении понятия «система». И. Г.) приходится на понятие «связь»…» (Блауберг И. В., Садовский В. Н., Юдин Э. Г. Системный подход в совре менной науке. С. 41).

. Как заметил ещё Дж. Локк, «в каждой вещи заключено… внутренне строение, или структура, или модификация субстанции. … Существует внутренне строение вещей, от которого зависят их свойства» (см.: Локк Дж. Соч. М., 1985. Т. 2. С. 328, 333).

целостность, целостная, интегрированная, интегрально связанная совокупность элементов.

Подобным образом понимают и определяют системы многие исследовате ли. Например, А. Холл и Р. Фейджин, которые считают, что «все системы обла дают определённой степенью целостности»1. Для В. Н. Садовского и Э. Г.

Юдина слово «система» буквально означает «целое, составленное из частей;

соединение»2. И. В. Блауберг, В. Н. Садовский и Э. Г. Юдин определяют систе мы как объекты, «которые представляют собой целостные комплексы взаимо связанных элементов (курсив наш. – И. Г.)». Они считают, что при поиске «об щего определения этого понятия… в качестве отправного пункта можно было бы взять понимание системы как целостного множества взаимосвязанных эле ментов»3. «И исторически, и логически, – пишет В. Н. Садовский, – по нимание объекта исследования как системы органически связано с осознанием его как определённой целостности, некоторого целого»4. При этом он ссылает ся на А. Бама (Bahm), для которого «система предполагает единство или цело стность определённого рода, благодаря чему её части связываются друг с дру гом», Л. А. Блюменфельда, для которого «с миром вне системы система взаи модействует как целое», и Л. фон Берталанфи, рассматривающего общую тео рию систем как «общую науку о «целостности»…»5.

Сама же целостность, или системность, согласно Л. фон Берталанфи, предполагает, что изменение любого элемента системы оказывает воздействие на все другие её элементы и ведёт к изменению всей системы, и, наоборот, из менение любого элемента системы зависит от всех других её элементов6.

И. Пригожин и И. Стенгерс также считают, что «система образует единое «целое», каждая часть которого чутко реагирует на поведение всех остальных частей»7. Аналогичным образом понимает целостность уже О. Конт, который «моделировал» общество как «социальный организм», как целостность частей, неразрывно связанных друг с другом самыми разнообразными способами, ко гда изменения, происходящие в одной «части» общества, передаются всем ос тальным8.

Холл А. Д., Фейджин Р. Е. Определение понятия системы // Исследования по об щей теории систем. С. 263.

Садовский В., Юдин Э. Система // Философская энциклопедия. Т. 5. С. 18.

Блауберг И. В., Садовский В. Н., Юдин Э. Г. Системный подход в современной науке. С. 3, 33.

Садовский В. Н. Основания общей теории систем. С. 233.

Цит. по: Там же.

Садовский В. Н. Логико-методологический анализ «общей теории систем» Л.

фон Берталанфи. С. 425;

Он же. Проблемы философского обоснования системных ис следований // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник.

1984. М., 1984. С. 42.

Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант. К решению парадокса времени:

Пер. с англ. 5-е изд., исправл. С. 58.

История теоретической социологии: В 4 т. М., 2002. Т. 1 / Отв. ред. и состави тель Ю. Н. Давыдов. С. 84, 84 (примечание), 85, 94.

Такое понимание целостности и, следовательно, системности представля ется достаточно плодотворным. А. Н. Аверьянов и Т. Б. Длугач подчёркивают:

«Интерпретация целого как внутреннего единства частей, в отличие от их про стой суммы, является плодотворной методологической установкой при изуче нии различных объектов, идёт ли речь о живом организме, произведении ис кусства или общественном целом»1.

В частности, такое понимание целостности даёт возможность раскрыть природу, происхождение и сущность системных объектов, отличить их от не системных объектов, в частности, не только от бессвязных, но и от суммарных совокупностей. Как отмечает В. П. Кузьмин, «наличие предмета как целого, как системы, всегда имеет и в качестве центральной задачи раскрытия того, что де лает его системой и составляет его системные качества, его интегральные свой ства и закономерности. Это законы системообразования (интеграции частей в целое), системные законы самого целого (генеральные базисные законы его структуры, функционирования и развития)»2.

Всякая система, будучи целостностью, – это не любая, а ограниченная со вокупность элементов. В частности, она включает в свой состав конечное, или ограниченное, количество элементов, необходимых и достаточных для её суще ствования. Согласно О. Ланге (Lange), «система содержит конечное количество элементов»3. Аналогичную мысль высказывает М. С. Каган, который считает, что «не может идти речи о системе там, где перечень элементов не является ис черпывающим», что «вычленение компонентов …должно представлять их как необходимые и достаточные для самого существования данной системы.

Только при этом условии можно отличить органически присущие ей компонен ты от случайно привнесённых извне»4. В. Н. Сагатовский также отмечает, что «система это конечное множество элементов, объединённых динамическими и статическими отношениями…»5.

Система есть такая совокупность элементов, которая обладает качествен ной определённостью, относительной самостоятельностью, отграниченностью, обособленностью, изолированностью, раздельностью, независимостью по от ношению ко всем другим совокупностям элементов, составляющим окружаю щую её внешнюю среду. Как отмечает Г. Гегель, «целое – это самостоятель ность», «самостоятельное»6. Согласно Н. Луману, система, понимаемая как це лостность, это такое множество элементов, которое отграничено, не тождест Материалистическая диалектика как научная система. С. 228.

Кузьмин В. П. Различные направления разработки системного подхода и их гно сеологические основания // Системные исследования. Методологические проблемы.

Ежегодник. 1984. С. 29.

Ланге О. Целое и развитие в свете кибернетики // Исследования по общей теории систем. С. 196.

Каган М. С. Человеческая деятельность: Опыт системного анализа. М., 1974. С.

19, 23–24.

Сагатовский В. Н. Системная деятельность и её философское осмысление // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник. 1980. М., 1981. С.

66.

Гегель Г. Наука логики: В 3 т. М., 1971. Т. 2. С. 152. 153.

венно другим множествам тех же самых элементов или иных элементов, т. е. не тождественно множествам, составляющих внешнюю среду данного множества.

Система это то, что отграничено, что не тождественно тому, что вне систе мы1. Дж. Миллер (Miller) определяет систему следующим образом: «Система – это ограниченная в пространстве и во времени область, в которой части компоненты соединены функциональными отношениями»2. А. П. Шептулин пишет: «Исторически первой всеобщей формой бытия, попадающей в поле зре ния человека и так или иначе осознанной им, является… раздельность сущест вования материальных образований, их обособленность, относительная само стоятельность», а также «изолированность», «отдельность»…». Таким образом, заключает А. П. Шептулин, «понятие «отношение», фиксируя момент зависи мости вещей, отражает и их независимость, относительную самостоятель ность»3.

Иначе говоря, всякая система – это такая совокупность элементов, которая, во-первых, тождественна самой себе и, во-вторых, нетождественна другим со вокупностям элементов, в том числе другим системам, составляющим её внеш нюю среду, в той или иной мере различается от них, т. е. является специфиче ской системой. Так же как и всякая суммарная совокупность. Однако, в отличие от суммарных совокупностей, всякая система, всякая целостная, т. е. интегри рованная, совокупность элементов является в той или иной мере упорядочен ной, тогда как сумма элементов, суммарная совокупность элементов – не упо рядоченной или, в некоторых случаях, минимально упорядоченной. Дело в том, что интегрирующие отношения, или связи, существующие между элементами той или иной системы, как правило, являются регулярными4 и относительно продолжительными, тогда как суммирующие отношения, или связи, – нерегу лярными, эпизодическими5 и кратковременными. Поэтому интегрирующие от ношения, связи, как правило, оказываются упорядочивающими отношениями, связями, тогда как суммирующие отношения, связи таковыми не являются. Со гласно Э. Гидденсу (Giddens), понятие интеграции, используемое при исследо вании социальной системы как «структурированной целостности», «относится к степени взаимозависимости действий, или «системности», содержащейся в каком-либо способе воспроизводства системы. Поэтому, считает он, «интегра цию» можно определить как упорядоченные связи, взаимообмены или просто взаимосвязь практик между индивидуальными, либо коллективными действо вателями6.

В целостных, интегрированных совокупностях, или системах, связи между входящими в них элементами прочнее, или сильнее, чем их связи со средой, т.

Luhmann N. Soziale systeme. Grundrib einer allgemeinen Theorie;

История теорети ческой социологии: В 4 т. Т. 4 / Отв. ред. и составитель Ю. Н. Давыдов. С. 378.

Цит. по: Садовский В. Н. Основания общей теории систем. С. 96.

Материалистическая диалектика как научная система С. 87, 90.

От лат. regulo – «устраиваю, привожу в порядок».

От греч. epeisodion, букв. – «вставка», т. е. «случайный».

Giddens A. Central problems in social theory. Berkeley & Los Angeles, 1979. P. 76;

История теоретической социологии: В 4 т. Т. 4. С. 642.

е. внутренние связи между элементами преобладают над их внешними связями и внешними воздействиями на них. В суммарных совокупностях связи между входящими в них элементами, т. е. внутренние связи, одного и того же порядка, что и их связи со средой, т. е. внешние связи. Если суммарная совокупность равна, тождественна, равнозначна сумме своих элементов, может быть сведена к ним, то целостная совокупность, или система, наоборот, не может быть све дена к сумме своих элементов или к сумме их свойств, качеств, не равна, не то ждественна им.

На данное обстоятельство обращают внимание многие исследователи сис тем. Например, А. П. Шептулин и А. Н. Аверьянов1. В. Д. Могилевский, опре деляя целостность, или систему, пишет: «Под целостностью понимают внут реннее единство, принципиальную несводимость свойств системы к сумме свойств составляющих её элементов…»2. О. Ланге (Lange) отмечает, что «сис темы обладают свойствами, отличными от свойств элементов, из которых они состоят;

их отличает также наличие собственных закономерностей действия, не выводимых из одних лишь законов действия элементов»3. В. Н. Садовский под чёркивает, что «во всех случаях целостность объекта как системы означает принципиальную несводимость его свойств к сумме свойств составляющих его элементов и невыводимость из последних свойств целого»4.

Целостная совокупность, в отличие от суммарной совокупности, обладает свойствами, качественными характеристиками, которых нет в образующих её элементах или в простой сумме свойств этих элементов. Она активно воздейст вует на свои элементы, преобразует их и их свойства, в том числе соответст венно собственной природе и своим собственным свойствам. Более того, разви ваясь, дифференцируясь и усложняясь, целостная совокупность, или система, может при соответствующих условиях порождать внутри себя новые, произ водные от неё, элементы, которые возникают и существуют в качестве таковых лишь в ней. Суммарная же совокупность, в отличие от целостной совокупно сти, таким свойством не обладает, она полностью производна от образующих её элементов и определяется ими.

В некоторых случаях отдельные элементы целостной совокупности могут при необходимости быть заменены другими её элементами. В суммарной сово купности такая возможность, как правило, отсутствует. Интегрирующие отно шения, интегрирующие связи, существующие между элементами той или иной системы, могут связывать не только однородные, сходные, но и отличающиеся друг от друга или даже противоположные друг другу элементы. Суммирую щие же отношения, суммирующие связи, существующие между элементами той или иной суммарной совокупности, как правило, связывают преимущест венно однородные, сходные элементы. При этом необходимо учитывать, что та или иная суммарная совокупность может быть предпосылкой целостной сово Материалистическая диалектика как научная система. С. 201.

Могилевский В. Д. Методология систем: вербальный подход. С. 39.

Ланге О. Целое и развитие в свете кибернетики // Исследования по общей теории систем. 182.

Садовский В. Н. Основания общей теории систем. С. 233.

купности и со временем трансформироваться в неё. Целостная совокупность может не только интегрироваться, интегрально соединяться, объединяться с другими совокупностями, но и, наоборот, разъединяться, делиться, дифферен цироваться на ряд суммарных совокупностей.

Необходимо также учитывать, что интегрирующие отношения могут быть как органическими, так и неорганическими, или механическими. В соответст вии с этим в истории научной мысли различают органические целостности, системы и неорганические, или механические, целостности, системы. Первые присущи преимущественно живым организмам, а также некоторым другим, на пример, некоторым химическим или специфически человеческим образовани ям, тогда как вторые присущи неживой природе и части специфически челове ческих образований. К механическим целостностям, или системам, относятся, в частности, различного рода механические образования, созданные людьми, на пример, как заметил И. Кант, часовой механизм. Каждая из этих целостностей характеризуется внутренней расчленённостью, т. е. наличием частей, или эле ментов. Но лишь органическая целостность, в отличие от неорганической, т. е.

механической, целостности, обладает тем специфическим свойством, что предшествует своим собственным частям, элементам, так как в процессе своего развития делит, дифференцирует, расчленяет себя на них, т. е. производит, по рождает их, а не имеет их данными.

Данное различение, отмечает Н. О. Лосский, основано на противополож ности двух фундаментальных мировоззренческих подходов: органического и неорганического миропонимания1. «Органическое и неорганическое миропо нимание, пишет Н. О. Лосский, вот главные противоположности, разде ляющие представителей различных философских учений о мире. … Встре тившись со сложным целым, которое можно разделить или в котором можно различить части А, B, C, D, сторонник неорганического миропонимания стре мится понять его как составленное из элементов А, B, C, D, считая их способ ными существовать самостоятельно, совершенно независимо друг от друга, и от целого, в котором они найдены. Самостоятельность их, по его мнению, на столько велика, что если бы B, C и D совершенно исчезли из состава мира, А по-прежнему осталось бы существовать. Встречаясь друг с другом, напр. в про странстве, эти элементы могут образовать сочетание, группу, которая и есть сложное целое. Итак, согласно этому учению, элементы абсолютны, первона чальны и существуют безотносительно. Наоборот, целое производно, относи тельно, оно сполна зависимо от своих элементов. Иными словами, здесь мно жественность считается первичною и обуславливающею единство как нечто вторичное. … Сторонник органического мировоззрения понимает всякую множественность и целость прямо противоположным способом. Первоначально существует целое, и элементы способны существовать и возникать только в О различении органических и неорганических (механических) связей (отноше ний) и целостностей см.: Кант И. Соч. Т. 5. С. 396–401;

Гегель Г. Соч. М., 1929. Т. 1. С.

228;

Лосский Н. О. Указ. соч. С. 340–341;

Дюркгейм Э. О разделении общественного труда: Пер. с фр. М., 1996. С. 77–140;

Материалистическая диалектика как научная система. С. 223–228.

системе целого. Поэтому нельзя объяснить мир как результат прикладывания А к B, к С и т. д.: множественность не образует целого, а, наоборот, порождается из единого целого. Иными словами, целое первоначальнее элементов;

… эле менты, во всяком случае, производны и относительны, т. е. способны сущест вовать только в отношении к системе, членами которой они служат»1.

Согласно Э. Дюркгейму, в обществе как специфическом множестве людей механическая солидарность (механическая связь) «требует, чтобы индивиды походили друг на друга», тогда как органическая солидарность (органическая связь) «предполагает, что они друг от друга отличаются»2;

причём механиче ская солидарность (механическая связь) «слабее связывает людей, чем органи ческая»3. При этом Э. Дюркгейм поясняет, что слово «механическая солидар ность» («механическая связь») «не означает, что она производится искусствен но и какими-то механическими средствами. Мы называем её так только по ана логии со сцеплением, соединяющим между собой частицы мёртвых тел, в про тивоположность тому, которое даёт единство живым телам. Окончательно оп равдывает это название то, что связь, соединяющая таким образом индивида с обществом, вполне аналогична той, которая связывает вещь с личностью»4.

3. Синергетический подход (теория самоорганизации) Фундамент синергетики (в научный обиход данный неологизм ввёл в 1970 г. Г. Хакен) как картины мира, методологии и науки о процессах развития и самоорганизации сложных систем, закладывается в начале 70-х годов XX ве ка благодаря исследованиям нобелевского лауреата И. Пригожина, а также исследованиям В. И. Арнольда, В. Волькенштейна, Ю. А. Данилова, Г. Р. Ива ницкого, Б. Б. Кадомцева, Ю. Л. Климонтовича, С. П. Курдюмова, Г. Г. Мали нецкого, Н. Н. Моисеева, С. В. Петухова, Ю. М. Романовского, А. А. Самар ского, О. Тоффлера, Р. Тома, Г. Хакена, Д. С. Чернавского и других учёных. В сравнении с господствующей на протяжении предшествующих столетий карти ной мира классической науки – науки И. Ньютона и П. Лапласа – синергетика дает новое мировидение, новый подход к изучению самоорганизации, функ ционирования и развития открытых нелинейных систем, представляет собой определенную ценность именно своей методологической и эвристической сто роной как особый способ мышления. Она носит междисциплинарный характер, представляет собой раскрывает наиболее общие, универсальные механизмы об разования и разрушения различных упорядоченных структур, механизмы пере хода от хаоса к порядку и от порядка к хаосу, присущие и природному, и соци альному миру (ХАОС ПОРЯДОК НОВЫЙ ХАОС НОВЫЙ ПОРЯДОК), Лосский Н. О. Указ. соч. С. 340–341.

Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. С. 139.

Там же. С. 160.

Там же. С. 138–139.

показывает конструктивную роль в нём не только необходимости, детермини стических законов, но и случайности1.

При этом следует отметить, что в отличие от связей, существующих между элементами несистемных совокупностей, связи, существующие между элемен тами системы, будучи интегрирующими связями, являются регулярными, отно сительно продолжительными и организующими. В отличие от суммирующих связей, которые таковыми не являются. Всякая система, системная, целостная, интегрально связная совокупность элементов предполагает, следовательно, оп ределённую меру их организации, организованности, упорядоченности.

Данное обстоятельство подчёркивают многие исследователи. В частности, И. В. Блауберг, В. Н. Садовский, Э. Г. Юдин, которые считают возможным оп ределить систему как «упорядоченное целостное множество взаимосвязанных элементов, обладающее структурой и организацией»2. Как отмечает В. Н. Са довский, согласно Л. фон Берталанфи, всякая система обладает «организован ностью и целостностью»3. Подобную точку зрения разделяет и А. Д. Урсул:

«Под системой имеет смысл понимать организованное множество, образующее целостное единство»4.

Понятие организации занимает важное место в современном научном ис следовании. «Понятие «организация», – пишет Э. С. Маркарян, – занимает в ка тегориальном аппарате современного научного мышления очень важное место.

Оно призвано выразить явления, противоположные дезорганизации, хаосу, не упорядоченности. При этом если меру дезорганизации выражает понятие «эн тропия», то меру организации выражает понятие «негэнтропия». Одна из важ нейших познавательных функций понятия «организация» состоит в том, что Пригожин Илья, Стенгерс Изабелла. Порядок и хаос: Новый диалог человека с природой: Пер. с англ. М., 1986;

Николас Г., Пригожин И. Познание сложного. Введение:

Пер. С англ. М., 1990;

Пригожин И. Философия нестабильности // Вопр. философии.

1991. № 6 С. 46–52;

Пригожин И. Введение в термодинамику необратимых процессов:

Пер. с англ. 2-е изд. Ижевск, 2001;

Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант. К реше нию парадокса времени: Пер. с англ. 5-е изд. М., 2003;

Данилов Ю. А., Кадомцев Б. Б. Что такое синергетика // Нелинейные волны: самоорганизация. М., 1983;

Арнольд В. И. Теория катастроф. М., 1990;

Добронравова И. С. Синергетика: становление нелинейного мышле ния. Киев, 1990;

Василькова В. В. Порядок и хаос в развитии социальных систем. Синерге тика и теория социальной самоорганизации. СПб., 1999;

Аршинов В. И. Синергетика как феномен постнеклассической науки. М., 2001;

Астафьева О. Н. Синергетический подход к исследованию социкультурных процессов: возможности и пределы. М., 2002;

Князева Е.

Н., Курдюмов С, П. Основания синергетики. Режимы с обострением, самоорганизация, темпомиры. СПб., 2002;

Романов В. Л. Синергетика социальной самоорганизации, управ ление изменениями. М., 2003;

Хакен Г. Синергетика как мост между естественными и со циальными науками // Синергетическая парадигма. Человек и общество в условиях неста бильности. М., 2003;

Чернавский Д. С. Синергетика и информация (динамическая тео рия информации). 2-е изд., испр. и доп.М., 2004;

Синергетика: перспективы, проблемы, трудности (материалы «круглого стола») // Вопр. философии. 2006. № 9. С. 3–33.

Блауберг И. В., Садовский В. Н., Юдин Э. Г. Системный подход в современной науке. С. 35.

Садовский В. Н. Основания общей теории систем. С. 163.

Урсул А. Д. Природа информации: Филос. очерк. М., 1968. С. 94.

оно позволяет систематически соотносить качественно различные системы дей ствительности в определённой единой теоретической перспективе. Эта пер спектива достигается благодаря рассмотрению различных систем под углом зрения присущих им способов своего упорядочения. … Понятие «организа ция» выражает упорядоченность системы в двух неразрывно связанных, но, тем не менее, различных планах: в плане упорядочения связи элементов в пределах системы и в плане упорядочения взаимодействия системы с внешней средой. И в последнем случае имеется в виду связь, но уже связь системы как целого с ок ружающей средой. Тем самым, когда ставится задача характеристики того или иного типа организации, предполагается установление специфических спо собов упорядочения элементов исследуемой системы, с одной стороны, и упо рядоченного взаимодействия системы со средой – с другой»1.

Данное понятие имеет несколько вариантов определений. Так, А. А. Бо гданов связывает организованность целого с проявлением его свойства быть больше суммы своих частей. Чем больше целое разнится от суммы своих час тей, тем более оно организовано2. В. Боголепов и А. Малиновский считают, что термин «организация» используется в следующих значениях. Во-первых, как расположение, соотношение частей какого-либо целого, его строение, взаимо связь. Во-вторых, как объединение, учреждение, социальный институт. В третьих, как упорядочение, налаживание, приведение в систему некоторого ма териального или духовного объекта3. Б. Г. Юдин приводит следующие значе ния термина «организация».

Организация это: 1) внутренняя упорядоченность, согласованность взаимодействия более или менее дифференцированных и автономных частей целого, обусловленная его строением;

2) объединение людей, совместно реали зующих некоторую программу или цель и действующих на основе определён ных правил и процедур;

3) процесс, включающий в себя совокупность действий и ведущий к образованию и совершенствованию взаимосвязей между частями целого4. Согласно Я. Зеленевскому, термин «организация» может использовать ся либо в атрибутивном значении, когда под организацией понимается назва ние признака, свойства, атрибута той или иной вещи, того или иного предмета, либо предметном значении, когда под организацией понимается название са мой вещи, самого предмета или класса вещей, предметов, либо функциональном значении, когда под организацией понимается название функции, отношения целого или его частей к другому целому или другим частям того же самого це лого. Именно это, последнее, значение термина «организация» Я. Зеленевский предлагает исключить из употребления, заменив его в соответствующих случа Маркарян Э. С. Человеческое общество как особый тип организации // Вопр. фи лософии. 1971. № 10. С. 64.

Богданов А. Всеобщая организационная наука. СПб, 1912. Ч. I. С. 31.

Боголепов В., Малиновский А. Организация // Философская энциклопедия: М., 1967. Т. 4. С. 160.

Юдин Б. Г. Организация // Философский энциклопедический словарь / Гл. ред.

Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. М., 1983. С. 463;

Он же. Ор ганизация // БСЭ. 2-е изд.;

Советский энциклопедический словарь. С. 931.

ях термином «организование», обозначающим преобразование взаимоотноше ний частей предмета и (или) сложного процесса друг с другом и их отношений к нему как целому1.

Исходя из сказанного, необходимо произвести следующие различия. Во первых, организованность как атрибут, свойство, признак всякой системы.

Во-вторых, организацию как институциональную, предметную форму сущест вования и проявления организованности определённого множества людей. На зовём её организацией-институтом. В-третьих, организацию как функцию, на правленную на формирование, образование, создание или увеличение организо ванности того или иного объекта. Её можно было бы назвать либо, согласно Я.

Зеленевскому, организовыванием, «организованием», либо организационной функцией, организующей функцией, организующим отношением, либо сохра нить за ней термин «организация». В последнем случае исключению из упот ребления подлежит термин «организация», используемый не в функциональном значении, как это предлагает Я. Зеленевский, а в институционально предметном значении, который может быть заменён термином «организация институт».

Вслед за У. Эшби2, понятие организованности, как правило, используется в качестве равнозначного понятию упорядоченности, или порядка. Поэтому, в отличие от несистемных объектов, всякая система, будучи организованной, представляет собой определённым образом упорядоченное целое, упорядочен ную целостность, т. е. интегрально связную и упорядоченную совокупность элементов. Это есть такое целостное, т. е. интегрально связное, множество эле ментов, которое упорядоченно определённым образом, обладает определённой упорядоченностью. В нём все его элементы, а также отношения, в том числе связи, этих элементов друг с другом и окружающей внешней средой опреде лённым образом упорядочены. Иначе говоря, система это такая целостная со вокупность элементов, в которой доминирует не хаос, беспорядок, неупорядо ченность, а порядок, упорядоченность. «Система, отмечает Т. Саати, это упорядоченное целое…»3. «Системой, – пишет В. Н. Садовский, – мы будем называть упорядоченное определённым образом множество элементов, взаи мосвязанных между собой и образующих некоторое целостное единство»4.

При этом порядком, или упорядоченностью, называют пространственное или Зеленевский Я. Организация трудовых коллективов: Введение в теорию органи зации и управления: Пер. с польск. М., 1971. С. 37–38. Следует обратить внимание на то, что термин «организация» в его предметном значении часто и не совсем правомерно используют как синоним структуры или системы. В частности, это находит своё прак тическое воплощение в разговорной речи, когда ту или иную организацию, то или иное учреждение (например, парламент, администрацию президента, правительство) назы вают структурой.

См., например: Эшби У. Р. Принципы самоорганизации // Принципы самоорга низации: Сб. М., 1966. С. 316.

Резник Ю. М. Введение в социальную теорию. С. 308;

Морозов Е. Н. Методоло гия и методы анализа социальных систем. М., 1995. С. 31.

Садовский В. Н. Методологические проблемы исследования объектов, представ ляющих собой системы // Социология в СССР. М., 1965. Т. 1. С. 173.

временне отношение, соотношение друг с другом, в том числе расположение, размещение, распределение и движение в пространстве или во времени относи тельно друг друга, в некоторой повторяющейся последовательности1 какой нибудь совокупности или какого-нибудь множества элементов. Уже Аристо тель указывает, что «всякий порядок есть отношение». Например, «всё попере менно покоится и движется», и «в этом уже есть какой-то порядок»2. М. И.

Сетров, считает, что «порядок всегда есть отношение. Однако не всякое отно шение является порядком. … Порядком можно назвать соотношение предме тов или процессов в некоторой повторяющейся пространственной и временной последовательности. Важным моментом здесь является степень единообразия (повторяемость) этой последовательности. Чем больше степень единообразия, тем выше порядок. Отсюда и известное положение в теории информации: веро ятность порядка в системе тем больше, чем меньше разнообразие её элемен тов»3. Ю. М. Резник определяет порядок как «взаимное расположение элемен тов, обеспечивающее устойчивость и стабильность системы в рамках данной системы представлений. Другими словами, это такое расположение компо нентов системы, которое удовлетворяет условиям её оптимального (с точки зрения субъекта) функционирования»4. Согласно В. И. Далю, порядок – сово купность предметов, стоящих пряду, рядом, рядком, вряд, сподряд, не враз брод, не враскид, а один за другим;

ряд, линия, шеренга, строй || Устройство, образ расположения, вид расстановки, способ размещения || Вообще последова тельность в деле, заранее обдуманный ход и действия… Попорядку, сряду, сподряд, пряду, поочерёдно || Правильное устройство, соблюдение стройнос ти, чередного хода дел, определённого расположения вещей, по очереди5. Со гласно С. И. Ожегову и Н. Ю. Шведовой, порядок – 1) правильное, налажен ное состояние, расположение чего-нибудь;

2) последовательный ход чего нибудь;

3) правила, по которым совершается что-нибудь;

существующее уст ройство;

4) военное построение6.

Порядок, или упорядоченность, – это повторяющаяся последовательность пространственных или временных отношений, соотношений друг с дру гом, в том числе расположения, размещения, распределения и движения отно сительно друг друга в пространстве или времени, какой-нибудь совокупности или какого-нибудь множества элементов. Применительно к специфически че ловеческим системам порядок означает и предполагает, кроме того, ещё и по Согласно С. И. Ожегову и Н. Ю. Шведовой, слово «последовательный» означает:

1) непрерывно следующий за другим;

2) логически обоснованный, закономерно выте кающий из чего-нибудь (см.: Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка / Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия 2005).

Аристотель. Соч. Т. 3. С. 224, 224–225.

Сетров М. И. Принцип системности и его основные понятия // Проблемы мето дологии системного исследования. С. 56.

Резник Ю. М. Введение в социальную теорию. С. 499.

Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1990. Т.

III. С. 327.

См.: Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка / Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия 2005.

вторяющееся следование определённым установленным людьми нормам: нор мам-запретам, нормам-разрешениям, нормам-предписаниям, а также нор мам-принципам, нормам-правилам, нормам-требованиям, нормам-образцам, описывающим указанную последовательность. Количественно упорядочен ность определяется как величина, обратная энтропии и выражаемая в единицах количества информации, в частности, в битах. При этом необходимо учиты вать, что упорядоченности всякого множества элементов противостоит его не упорядоченность, которая является обратной стороной упорядоченности.

Будучи родственными, понятия организованности и упорядоченности вме сте с тем не тождественны, неравны, неравнозначны друг другу. Всякая органи зованность предполагает упорядоченность определённой совокупности или оп ределённого множества элементов и, следовательно, предполагает их простран ственно-временную последовательность, невозможна без неё. «Организация, – пишет Ф. Шеллинг, – это заключённая в границы и представленная фиксиро ванной последовательность», т. е. «представленная в покое последователь ность»1. Однако не всякая упорядоченность является организованностью. Или, говоря иначе, всякий организованный объект упорядочен, но не всякий упоря доченный объект организован. В отличие от упорядоченности, которая свойст венна не только системным, но и бессистемным объектам, организованность присуща исключительно лишь системным объектам, т. е. системам. Поэтому верным является утверждение, что всякий системный объект – это организо ванный объект, точно так же как и обратное утверждение, что всякий организо ванный объект – это системный объект. Поскольку всякая система представ ляет собой такую совокупность элементов, элементы которой интегрированы друг с другом, то и организованность всякого системного объекта возможна лишь при интеграции друг с другом образующих его элементов. В отличие от упорядоченности этих элементов, которая возможна и без их интеграции друг с другом. Организованность той или иной системы, в отличие от упорядоченно сти, предполагает также достаточно высокую степень (меру) сложности дан ной системы. «Организация и сложность, – пишет А. Рапопорт, – связаны меж ду собой»2. Более определённо высказывается А. Д. Урсул, когда замечает, что «организованное множество обязательно должно быть сложным»3. При этом сложность системы определяется мерой расчленённости, дифференциации сис темы, количеством и разнообразием образующих её элементов. Кроме того, она, в отличие от упорядоченности, предполагает достаточно высокую меру разнообразия отношений4, прежде всего, интегрирующих отношений, сущест вующих между этими элементами. Причём мера организованности системы за висит от многих факторов, в том числе от её способности противодействовать внешним и внутренним возмущениям, препятствующим достижению опреде лённого конечного состояния (аттрактора), к которому стремится данная сис Шеллинг Ф. В. И. Соч. Т. 1. С. 365.

Рапопорт А. Математические аспекты абстрактного анализа систем // Исследо вания по общей теории систем. С. 98.

Урсул А. Д. Природа информации. С. 87.

См., например: Урсул А. Д. Природа информации. С. 86–87, 97.

тема благодаря своей организованности, а также от разнообразия отношений, существующих между образующими её элементами. В связи с этим А. Рапо порт пишет: «Система тем более организована, чем больше у неё возможности противодействовать возмущениям относительно «достижения выбранной це ли». Фразу в кавычках следует понимать метафорически. Никакого сознатель ного стремления к целям системе приписывать не следует. «Цель» в общем смысле – это просто некоторое конечное состояние, к которому стремится сис тема в силу своей структурной организации…»1. Согласно А. Д. Урсулу, «раз нообразие любых типов отношений и любых типов связей характеризует сте пень организации совокупности»2.

В отличие от организованности, организация, если использовать данное понятие в его функциональном значении, т. е. в значении организовывания, «организования», присуща, так же как и упорядоченность, не только систем ным, но и несистемным, бессистемным объектам. Более того, так понимаемая организация, равно как и упорядочение, какой-либо совокупности или какого либо множества элементов является условием превращения, трансформации, преобразования несистемных объектов в системные объекты, т. е. условием возникновения, формирования, образования, а также совершенствования, раз вития систем. В этом случае понятие «организация» используется не в его ат рибутивном или предметном значении, а в его функциональном значении, как функция, присущая интегрирующим отношениям той или иной совокупности элементов и обеспечивающая их организованность, или упорядоченность. Это есть понятие, с помощью которого может быть обозначена функция организо вывания, «организования», или упорядочения, той или иной совокупности эле ментов, т. е. изменения количественной и качественной меры её организован ности, упорядоченности в определённом направлении, в частности, в сторону увеличения этой организованности, упорядоченности. И. В. Блауберг, В. Н. Са довский, Э. Г. Юдин отмечают, что «понятие организации наряду с количест венной характеристикой упорядоченности выражает также направленность этой упорядоченности»3. Причём данная направленность относится как к сис темной, целостной, интегрально связной, так и несистемной, в том числе сум марной или бессвязной, совокупности элементов. Поэтому организация, рас сматриваемая в функциональном значении этого понятия, т. е. как организация функция, может быть определена как такое изменение количественной и каче ственной меры организованности, или упорядоченности, той или иной сово купности элементов, которое направлено в сторону увеличения этой организо ванности, упорядоченности. Коротко говоря, организация это функция увели чения организованности, или упорядоченности, той или иной совокупности элементов.

Рапопорт А. Математические аспекты абстрактного анализа систем // Исследо вания по общей теории систем. С. 98.

Урсул А. Д. Природа информации. С. 87.

Блауберг И. В., Садовский В. Н., Юдин Э. Г. Системный подход в современной науке. С. 35.

Противоположным понятию организации является понятие дезорганиза ции, которое обозначает функцию, направленную в сторону уменьшения орга низованности, упорядоченности той или иной совокупности элементов. Корот ко говоря, дезорганизация – это функция уменьшения организованности, или упорядоченности, той или иной совокупности элементов. Организация прояв ляется либо как переход от неупорядоченности, беспорядка к упорядоченности, порядку, либо как переход от одного, меньшего, порядка к другому, большему, порядку. Дезорганизация же проявляется либо как переход от упорядоченности, порядка к неупорядоченности, беспорядку, либо как переход от одного, боль шего, порядка к другому, меньшему, порядку. Поскольку упорядоченность представляет собой обратную сторону неупорядоченности, то организация мо жет быть определена как функция уменьшения неупорядоченности объекта, как переход от одного, большего, беспорядка к другому, меньшему, беспорядку, а дезорганизация как процесс увеличения его неупорядоченности, как переход от одного, меньшего, беспорядка к другому, большему, беспорядку.

И понятие организации, и понятие дезорганизации, при условии использо вания их лишь в функциональном (но не в атрибутивно-предметном!) значении, применимы к любым совокупностям, множествам элементов: как организован ным, системным, так и неорганизованным, бессистемным. Первое из них, т. е.

понятие организации, может быть определено не только как функция увеличе ния упорядоченности или уменьшения неупорядоченности совокупности эле ментов, но и как функция увеличения количественной и качественной меры её системности, целостности, интегральной связности. Второе же понятие, т. е.

понятие дезорганизации, может быть определено не только как функция уменьшения упорядоченности или увеличения неупорядоченности совокупно сти элементов, но и как функция уменьшения количественной и качественной меры её системности, целостности, интегральной связанности, или, наоборот, как функция увеличения её бессистемности, разъединённости, бессвязности.

Поэтому организация совокупности элементов предполагает, помимо всего прочего, их интеграцию, объединение, соединение, а дезорганизация их де зинтеграцию, в том числе разложение, или распад, данной совокупности на ряд относительно самостоятельных, независимых, разъединённых друг с другом элементов.

При этом необходимо учитывать, что во всякой системе отношения между её элементами содержат в себе две основные и противоположные друг другу тенденции: тенденцию к сохранению, неизменности и тенденцию к изменению, вплоть до разрушения, распада, разложения её интегральной связности, целост ности, организованности. Это есть не только отношения статики1 и синхро нии2, но и отношения динамики3 и диахронии1, т. е. динамические и диахрони От греч. statos («стоящий») – 1) раздел механики, в котором изучается равновесие тел под действием сил;

2) состояние покоя или равновесия.

От греч. synchronos – «одновременный»;

от греч. syn – «вместе» и chronos – «вре мя».

От греч. dynamikos («относящийся к силе, сильный») – 1) раздел механики, изу чающий движение тел в зависимости от действующих на них сил;

2) состояние движе ческие отношения. Если, как отмечает Ж. Эрман, «структура системы, это простое синхронное соединение элементов системы», то «организация системы это совокупность диахронических принципов образования и видоизменения таких синхронных соединений, принципов, которые обеспечивают самоиден тичность структуры во времени»2.

Необходимо также учитывать, что функция организации системы всегда осуществляется под определённым воздействием различного рода факторов3, или возмущений, которые могут быть либо внешними, находящимися вне дан ной системы и не принадлежащими ей, либо внутренними, находящимися внутри данной системы и принадлежащими ей самой. В частности, процесс ор ганизации системы может осуществляться ею самою, самостоятельно, автома тически, под воздействием не столько внешних, сколько внутренних факторов возмущений. В этом случае данная система является самоорганизующейся.

Термин «самоорганизующаяся система» впервые предложил в 1947 году У. Р. Эшби4. Л. фон Берталанфи следующим образом характеризует данное по нятие: «Понятие самоорганизующейся системы, согласно Эшби, может иметь два значения: (1) система в начале своей работы имеет отделённые друг от дру га части, а затем эти части изменяются таким образом, что между ними уста навливаются некоторые связи (например: клетки эмбриона сначала почти не воздействуют друг на друга, а затем, с ростом дендритов и образованием си напсов, соединяются в нервную систему, в которой поведение каждой части в сильной степени зависит от других частей). Таким образом, первым значением понятия «самоорганизующаяся система» является «изменение от неорганизо ванной системы к организованной». (2) Второе значение этого понятия – «из менение от плохой организации к хорошей» (примеры: ребёнок, организация мозга которого сначала заставляет его тянуться к огню, а затем при новой орга низации избегать его;

автопилот и самолёт, соединённые сначала положитель ной обратной связью, усугубляющей ошибки, и затем освобождающиеся от этого. В приведённых примерах организация сначала является несовершенной.

Система оказывается «самоорганизующейся», если её изменение происходит автоматически (например, изменение положительной обратной связи на отри цательную)»5.

Таким образом, понятия организации и самоорганизации неразрывно свя заны с понятиями управления и самоуправления. Вместе с тем, они не тождест венны, неравнозначны друг другу. Так, если организация или самоорганизация ния, ход развития, изменение какого-либо явления под влиянием действующих на него факторов;

3) обилие движения, действия.

От греч. dia – «через, сквозь» и chronos – «время».

Эрман Ж. Индивидуализм и системный подход в анализе международной поли тики // Индивиды в международной политике: Пер. с фр. М., 1996. С. 58.

От лат. factor – «делящий, производящий», т. е. причина, движущая сила какого либо процесса, явления, определяющая его характер или отдельные его черты.

Ashby W. R. Principles of the Self-organizing Dynamic System // Journal General Psy chology. 1947. N 37. P. 125–128.

Берталанфи Л. Общая теория систем – критический обзор. С. 35.

может осуществляться в любых, в том числе физических и относительно про стых системах, то управление и самоуправление осуществляется (и необходи мо!) лишь в определённых системах, системах особого рода. В частности, в достаточно сложных динамических, изменяющихся, в том числе специфически человеческих, системах. «Управление, подчёркивает В. Г. Афанасьев, осу ществляется не во всяких, а только в весьма сложных подвижных системах», в частности, оно присуще биотическим и антропным (специфически человече ским) системам, в том числе «искусственно созданным человеком системам ав томатических машин и механизмов»1. При этом он ссылается на А. И. Берга, который выделяет три основные области (сферы) управления: управление сис темами машин, технологическими процессами и всякими другими процессами, имеющими место при целенаправленном воздействии человека на природу;

управление деятельностью человеческих коллективов, решающих ту или иную задачу;

управление процессами, происходящими в живых организмах2.

Необходимо, следовательно, различать системы управляемые, в том числе самоуправляемые, и неуправляемые. Кроме того, необходимо учитывать, что мера организованности систем может быть либо минимальной, или слабой, ли бо более или менее высокой, т. е. более чем минимальной. Поэтому необходимо также различать системы слабо (минимально) организованные и более-менее высокоорганизованные.

Таким образом, системы являются результатом не только интеграции, ин тегрирования входящих в них элементов, но и их организации, «организовыва ния», «организования», в том числе самоорганизации. В отличие от бессистем ных, суммарных и разъединённых, совокупностей, множеств, которые являются неорганизованными, в том числе дезорганизованными, т. е. являются результа том дезорганизации. При этом необходимо учитывать, что в каждой, в том чис ле системной или бессистемной, суммарной или разъединённой, совокупности элементов существуют и проявляются две тенденции: тенденция их организа ции, «организовывания», «организования» и тенденция их дезорганизации. Од на из них, как правило, является определяющей, т. е. доминирующей над дру гой. Как отмечает В. П. Бранский, в различного рода системных объектах со существуют две основные тенденции: «1) стремление к максимальному неупо рядоченному состоянию (хаосу) в замкнутых (изолированных от внешних воз действий) системах;

и 2) стремление к тем или иным формам упорядоченности (при определённых условиях) в открытых системах»3. Соотношение этих двух тенденций организации («организовывания», «организования») и дезоргани зации, в том числе доминирование одной из них по отношению к другой, опре деляет организованность или неорганизованность той или иной совокупности элементов. В случае, когда в совокупности элементов доминирует тенденция Афанасьев В. Г. Научное управление обществом. (Опыт системного исследова ния). М., 1968. С. 24, 23.

Кибернетика, мышление, жизнь. М., 1964. С. 21–22.

Бранский В. П. Теоретические основания социальной синергетики // Вопр. фило софии. 2000. № 4. С. 112–113.

организации, «организовывания», «организования», это есть системная сово купность, т. е. система. В случае, когда в совокупности элементов доминирует тенденция дезорганизации, это есть бессистемная, т. е. суммарная или разъе динённая, совокупность. В первом случае отношения, существующие между элементами совокупности, могут быть определены как организующие отноше ния, во втором случае – как дезорганизующие отношения.

Организующие отношения в свою очередь могут быть либо координирую щими1, координационными, либо субординационными2, «субординирующими», либо регулирующими, регуляционными. Или, говоря иначе, отношения органи зации могут проявляться в форме либо координации, либо субординации, либо регуляции. Первые обеспечивают координацию, или согласование, элементов совокупности «по горизонтали», вторые обеспечивают их субординацию, или соподчинение, «по вертикали», третьи обеспечивают их регулирование, регу ляцию, включая управление. «Совокупность, – пишет Н. Д. Кондратьев, – пред ставляет собой целое лишь при таких связях элементов, лишь при таком строе нии, когда в ней есть внутренняя организованность, когда имеет место опреде лённая дифференциация её частей и каждая часть выполняет известную функ цию, соподчинённую жизни всей совокупности, когда, наконец, совокупность как таковая обладает в тех или иных границах свойствами замкнутости, само давления, хотя, разумеется, и не полной независимости в отношении других со вокупностей и вещей. … Элементы и части целого могут быть не только ко ординированы между собой, но соподчинены в своих функциях в какой-то дан ный момент единому руководящему центру, и служить единой системе задач. И наоборот, они могут быть координированы без такого соподчинения единому центру. В первом случае перед нами будет совокупность, представляющая со бой не только целое, но одновременно и телеологическое единство. Во втором случае мы будем иметь совокупности, представляющие собой целое лишь в ви де системы. Наиболее ярким видом совокупности как целого и одновременного телеологического единства является организм, хозяйственное предприятие, го сударство, политическая партия и т. д. Отличительной чертой такого единства, как организм, является при этом его неделимость. Примером единства как сис темы могут служить такие совокупности, как солнечная система, растительное сообщество, например, лес и т. д.»3.

Исследователи выделяют следующие методологические принципы синер гетики:

а) принципы, характеризующие фазу «порядка», стабильности функциони рования системы:

1. Принцип гомеостатичности, т. е. поддержания программы функциони рования системы в некоторых рамках (границах), позволяющих ей следовать к своей цели (к своему аттрактору – притягивателю), поскольку, согласно Н. Ви неру, всякая система телеологична – имеет цель-программу своего существова От лат. co – «совместно» и ordinatio – «упорядочение».

Позднелат. subordinatio, от лат. sub – «под» и ordinatio – «упорядочение».

Кондратьев Н. Д. Указ. соч. С. 25–26.

ния и поведения, от которой она получает сигналы, позволяющие ей не сбиться с курса, а благодаря отрицательным обратным связям, подавляющим любое отклонение от него, имеет возможность корректировать свое поведение.

2. Принцип иерархичности, т. е. многоуровневого характера структур сис темы, в которой существуют нижестоящие и вышестоящие (например, микро-, мезо-, макро-, мега-уровни) структуры (например, в языковой системе – слова, фразы, тексты;

в мире политических идей – политические мнения, взгляды, программы;

в системы государственно-политического управления – местные, региональные, центральные). Каждый уровень имеет внутренний предел слож ности. То, что для низшего уровня выступает как структура-порядок, для выс шего уровня есть бесструктурный элемент хаоса, строительный материал. Вся кий раз элементы, связываясь в структуру, предают ей часть своих функций, степеней свободы, которые теперь выражаются от лица коллектива всей систе мы. Высший уровень системы имеет возможность дирижировать поведением множества элементов её низшего уровня. Долгоживущие переменные управля ют короткоживущими, вышележащий уровень – нижележащим.

б) принципы, характеризующие фазу трансформации (становления), об новления системы, прохождения последовательно этапов гибели старого по рядка, хаоса испытаний альтернативами и, наконец, рождения нового порядка:

3. Принцип нелинейности, согласно которому результат суммы воздейст вий на систему (и её изменений) не равен сумме результатов этих воздействий (этих изменений), кода результаты действующих причин нельзя суммировать:

Результат Суммы Причин Сумме Результатов Причин Иначе говоря: результат не пропорционален усилиям;

игра не стоит свеч;

целое не есть сумма его частей;

качество суммы не тождественно качеству сла гаемых, поскольку в системе число связей между её элементами растёт быстрее роста числа самих элементов.

Люди часто, усваивая опыт, прогнозируют события, линейно экстраполи руя (продолжая) в будущее происходящее в настоящем или бывшее в ближай шем прошлом. Но история – это нелинейный процесс и её уроки не сводятся к выработке условного рефлекса на происходящее. Любая граница целостности объекта, его разрушения, разделения, поглощения, предполагает нелинейные эффекты. Нелинейность «живёт», ярко появляется вблизи границ существова ния системы. Чтобы перейти от одного состояния гомеостаза к другому, необ ходимо попасть в область их совместной границы, сильной нелинейности.

Барьер тем выше, чем сильнее притяжение и больше область гомеостаза. Ради кальная перестройка системы, находящейся вблизи глубокого гомеостаза, тре бует больших усилий. Человеческая деятельность и человеческие отношения носят крайне нелинейный характер, в частности, потому, что существуют гра ницы чувств, эмоций, страстей, вблизи которых поведение становится «неадек ватным».

4. Принцип незамкнутости (открытости), т. е. невозможности пренебреже ния взаимодействием системы со своим окружением, с которым она обменива ется веществом (массой), энергией и информацией.

5. Принцип неустойчивости, характеризующий систему в состоянии, когда она подходит к точке выбора (бифуркации), как мгновению между её прошлым и будущим:

Рис. 3.1. Точка бифуркации Состояние, траектория или программа системы неустойчивы, если любые сколь угодно малые отклонения от них со временем увеличиваются. Символом неустойчивости является перевёрнутый маятник (рис. 1.6), который готов упасть вправо или влево в зависимости от малейших воздействий извне или случайных колебаний маятника, ранее абсолютно несущественных.



Pages:   || 2 |
 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.