авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Социология науки

© 1999 г.

В.Н. ТИТОВ

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ И ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ

АСПЕКТЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ НАУКИ

ТИТОВ Владимир Николаевич - кандидат экономических

наук, научный сотрудник

Институтасоциально-экономических проблем народонаселения РАН.

В условиях глубокого системного кризиса, поразившего все сферы жизнедеятель-

ности российского общества, в том числе и науку, заслуживает внимания вопрос о том,

как сами ученые - представители научного сообщества оценивают ситуацию, сложив шуюся в науке, каковы их концепции преодоления трудностей и обеспечения лиди рующего положения России в этой области. Имея это в виду, рассмотрим, прежде всего, институциональный аспект функционирования современной российской науки.

Институциональные характеристики науки Выше мы употребили понятие "научное сообщество". Под ним подразумевается не узкая группа ученых, работающих в какой-либо специфической области и взаимодей ствующих с помощью определенной системы научных коммуникаций - аналог понятия "научная школа" или "невидимый колледж" (термин Д. Крейна), а совокупность всех профессиональных ученых, работающих в институтах РАН, ведомственных и отрасле вых научно-исследовательских институтах, центрах, а также профессорско-преподава тельский состав вузов. Иначе говоря, - сообщество, непосредственно и профессио нально занятое научными исследованиями, получением научных результатов и под готовкой кадров научных и инженерно-технических специалистов. С научным сообще ством функционально тесно связан административно-управленческий аппарат РАН, отраслевых академий, различных научных фондов, Миннауки и Минобразования России. Выделение управленцев - научной бюрократии - в качестве постоянно взаимодействующего с научным сообществом функционального звена представляется нам вполне правомерным, поскольку они играют важную роль в формировании и реализации политики государства в сфере науки, а также в экспертизе и финансовом обеспечении научных программ и заявок, исходящих от представителей научного сообщества. Научная бюрократия выступает во взаимодействии с научным сообще ством в качестве держателя ресурсов (финансовых, организационных, властных и т.д.), в которых в свою очередь испытывают потребности члены научного сообщества для реализации своих проектов, статусных притязаний и иного рода интересов или, пользуясь экономическим языком, "выгод". Подобная ситуация объективно предопре деляет установление соответствующих систем косвенного обмена, через которые реализуются многообразные интересы сторон - личные, корпоративные, материаль ные, духовные и т.д. Подобные системы обмена можно рассматривать как социально экономические институты - институты бюджетного финансирования науки, внебюд жетные фонды, система научных грантов и т.д. П.М. Блау назвал их "дистрибу тивными институтами". Они функционируют в целях "сохранения социальных согла шений, выработанных для производства и распределения необходимых социальных льгот, вложений и различного рода вознаграждений" [1].

Итак, наука может рассматриваться как общественный макроинститут (наряду с такими макроинституциональными образованиями, как государство, право, семья, экономика, здравоохранение и др.), состоящий из двух основных функционально взаимосвязанных подгрупп, структура которых обусловлена определенными статусно ролевыми позициями, - собственно научным сообществом и научной бюрократией.

Каждое из этих институциональных образований формирует и следует специфическим ценностям и нормам (формальным и неформальным), создает представление о целях своего существования и находится в ситуации косвенного сложного обмена, инсти туализирующего в процессе легитимизации и отбора наиболее эффективные формы взаимодействия. Причем, между этими подгруппами и внутри них складываются до статочно сложные связи: с одной стороны, имеется определенный консенсус относи тельно общих профессиональных интересов, ориентация на общие цели - развитие отечественной науки, а с другой, - наблюдается напряжение, связанное с различием в понимании путей и средств достижения конечных целей. В результате нередко возни кают нарушения коммуникации, конфликтогенные ситуации между двумя названными подгруппами. Представители ученого сообщества, как правило, вменяют в вину науч ной бюрократии незнание конкретных научных проблем, оторванность от мировых тенденций развития научного знания, стремление к прямому администрированию науки, нежелание считаться с трудным социальным- положением ученых. В свою очередь, научная бюрократия ставит в упрек ученым непонимание финансовых проб лем государства, незнание правовых норм, профессионально-корпоративный "эгоизм" и т.п. Однако, при всех сложностях взаимоотношений между собой эти группы имеют ряд общих черт. Основным свойством, сближающим их, является четко выраженная и формально предписанная пирамидальность, иерархичность организационной струк туры. Статусную иерархию научной бюрократии фиксируют письменные должностные инструкции и официально утвержденная схема соподчинения административных звеньев различных уровней и рангов - соответствующие отделы, управления, депар таменты, заместители министра, министры и вице-премьер Правительства РФ по науке и технологии. Иерархию научного сообщества определяют прежде всего ученые степени, научные должности и ученые звания, являющиеся не только статусами престижа, но формальным основанием для занятия соответствующих должностей.



Важное значение для иерархии научного сообщества имеет неформальный авторитет, связанный с харизмой личности, признанием особых заслуг того или иного ученого перед отечественной наукой;

такой статус носит чисто личностный характер и явля ется влиятельным фактором образования и консолидации научной школы или группы адептов. И в отношении принципов управления, координации деятельности, формаль ных требований к прохождению карьеры научное сообщество имеет, на наш взгляд, некоторое сходство с научной бюрократией. Кроме того, следует отметить, что высший и средней уровень научной бюрократии формируется главным образом из рядов научного сообщества. Это создает дополнительные обратные кадровые связи и возможность поддержания коммуникации между двумя подгруппами.

Поскольку и научная бюрократия, и научное сообщество имеют довольно строгую иерархическую структуру с разным уровнем управленческой компетенции и ответ ственности, то особый исследовательский интерес представляет верхний слой этой иерархии, или те, кого можно отнести к научной элите. В дальнейшем понятие "элита" будет пониматься нами сугубо в функциональном значении, поскольку все другие аспекты только затемняют содержание этого термина. Итак, элита - это часть "правящего класса", имеющая доступ к принятию стратегических политических реше ний или, наоборот, могущая блокировать те или иные решения конкурирующих элит.

Например, очень созвучной подобному подходу является точка зрения американских исследователей элит Л. Филда и Дж. Хигли, которые дают следующее определение этому институту: "элита - это те люди, которые в силу своего стратегического положения, занимая руководящие должности в государственных и частных органи зациях (в правительственных структурах, партиях, профсоюзах, в военной админи страции, религиозных организациях, в системе образования, культуры, средств массо вой коммуникации и т.п.) достаточно влиятельны для того, чтобы от них зависело принятие решений и национальная политика" [2].

В дальнейшем - если учитывать более конкретные формальные статусы - в каче стве представителей научной элиты будут рассматриваться, прежде всего, все те, от кого непосредственно зависит программное, финансовое и правовое обеспечение политики государства в научной сфере. Поясним это положение следующей иллю страцией. Например, если академик независимо от престижности статуса и научных заслуг не включен в систему выработки политических решений и контроля за кана лами финансирования, то формально высший статус в структуре научного сообщества не предоставляет автоматически ему возможность вхождения в элитарную группу.

И, наоборот, если какой-либо представитель научного сообщества или научной бюро кратии независимо от ученой степени или звания непосредственно принимает участие в выработке, реализации и ресурсном обеспечении политических решений, то его следует рассматривать, на наш взгляд, как члена научной элиты.

Достаточно продуктивным для анализа тенденции развития научной бюрократии представляется предложенное М. Вебером разделение на "чиновников-специалистов" и "политических чиновников" [3]. Так, если после создания первого "либерального" правительственного кабинета в России в конце 1991 г. в нем преобладали главным образом "политические" чиновники (с 1991 г. по 1996 г. руководителем Миннауки России был Б.Г. Салтыков - яркий представитель "победившей" либеральной партии, сторонник идеологии "рыночной востребованности" научных результатов и конкурен ции в научной сфере, автор фразы: "Науки в стране слишком много", один из созда телей многоканальной системы финансирования науки), то после 1996 г. во главе указанного министерства находились главным образом "чиновники-специалисты" академик РАН В.Е. Фортов, профессор В.Б. Булгак и член-корр. РАН М.П. Кир пичников - авторитетные представители академической науки со значительным опытом административной работы, склоняющиеся к компромиссным прагматическим вариантам решения проблем науки и путей ее реформирования.





Представляется, что научное сообщество современной России за последние годы все в большей степени стало оформляться в своеобразную профессиональную корпо рацию, которая через различные информационные, правительственные, парламент ские, региональные и международные связи и каналы стремится активно лоббировать, проводить свои интересы, осуществлять давление на политическую элиту с целью получения индивидуальных и коллективных "выгод". Видный представитель современ ного американского институционализма М. Олсон полагает, что важнейшим фактором образования того или иного лобби является частный интерес, преследуемый его чле нами: "...в дополнение к лоббизму больших групп, основанных на принуждении, су ществует лоббизм, ассоциирующийся с предложением неколлективной или частной выгоды любому потенциальному участнику, соглашающемуся взять на себя часть издержек по лоббированию для получения коллективного блага" [4]. Научное сооб щество наряду с финансовым, промышленным, аграрным, региональным, военным и другими сообществами становится, таким образом, одним из влиятельных лоббистских движений, определяющих конфигурацию и направление движения политической систе мы и общественные идеологемы.

Набор способов действия этого лоббистского движения достаточно широк и вполне адекватен социально-культурному и политическому контексту современной России: от предъявления социально-экономических и политических требований со стороны науч ных профсоюзов на низовом массовом уровне (пикеты, демонстрации и голодовки), создания благоприятного или сочувствующего общественного мнения в отношении отечественной науки и положения ученых через СМИ, борьбы профессиональных лоббистов - специалистов в парламентских комитетах до прямого и непосредственного лоббирования частных или коллективных благ, интересов и потребностей в прави тельстве на уровне личных связей и контактов. Эффективность лоббирования инте ресов научного сообщества во многом зависит от ресурсных возможностей, важнейшей из которых является "социальный капитал" - контролируемая сеть социальных связей среди соответствующих групп влияния, позволяющая реализовывать определен ные потребности, извлекать дополнительные экономические или статусные преиму щества.

От того, насколько ученым удается добиваться своих целей и интересов, зависят во многом и общие тенденции социально-экономического и политического развития страны. В случае принятия основных требований научного сообщества и их реализации ситуация может развиваться в сторону государственного патернализма по отношению к науке. И, наоборот, в случае игнорирования интересов этого сообщества может обнаружиться тенденция к жесткому сокращению бюджетных ассигнований на науку с вытекающими отсюда негативными социальными последствиями для ученых, общим снижением уровня "человеческого капитала" и угрозой потери Россией позиций одного из мировых научных лидеров. Таким образом, в современных условиях российская наука как сфера организации интеллектуальной деятельности, как рациональный путь "расколдовывания мира", пользуясь терминологией М. Вебера, оказалась перед слож ной альтернативной развилкой, способ выхода из которой в конечном итоге будет определять общие перспективы развития научного сообщества.

Научное сообщество является одним из влиятельных лоббистских движений еще и в силу объективных причин, поскольку члены научной корпорации составляют часть общества, обладающую максимальным "человеческим капиталом" (высшее образо вание, обучение в аспирантуре и докторантуре), что позволяет ей концептуально и программно формулировать и обосновывать свои интересы и требования. Кроме того, возможности влияния научного лобби усиливаются за счет того, что значительная часть ученых в настоящее время широко представлена в качестве экспертов парла мента, чиновников министерств и ведомств, курирующих сферу науки, консультантов различных корпораций и фирм, связанных с научными разработками. В силу указанных причин анализ содержания "идеологии" и программных целей данного специфического корпоративного образования представляет особый интерес.

Концепции обеспечения научной политики Одним из самых эффективных средств осуществления лоббистской политики явля ется, безусловно, пропаганда, формирующая через СМИ позитивный эмоциональный и моральный фон, общественное мнение, в отношении какой-либо корпоративной группы.

Учитывая это обстоятельство, нами был предпринят анализ прессы на предмет изучения содержания высказываний различных представителей научного сообщества и научной бюрократии, являющихся, несомненно, компетентными экспертами в области науки. Особое внимание при этом обращалось на интервью и статьи представителей научной элиты, непосредственно влияющих на формирование научной политики государства. В частности, для анализа было использовано регулярное приложение к "Независимой газете" - "НГ - Наука" за 1997 и 1998 годы. Данное издание вызывает значительный исследовательский интерес в силу того, что в нем помещены интервью с вице-премьером, курирующим в Правительстве РФ сферу науки, министрами науки и технологий, общего и специального образования, председателями научных фондов, информационные материалы о положении отечественной науки, различных мерах правительства в области научной политики и изменениях в бюрократических струк турах, а также публицистические и полемические статьи, посвященные актуальным 3 Социологические исследования, № проблемам современного состояния научной сферы, перспективам ее развития и ре формирования.

Приложение "НГ-Наука" стало к настоящему времени одним из основных печатных органов, в котором целенаправленно репрезентируются профессиональные ценности и интересы научного сообщества и научной элиты относительно путей реформирования науки. Нас интересовали главным образом два жанра публикуемых материалов:

интервью и публицистические статьи. Интервью отличаются большей непосредствен ностью изложения материала, в них встречаются эмоциональные оценки различных персоналий, процессов и проблем, стоящих перед наукой и научным сообществом.

Характер и тон некоторых вопросов позволяет иногда "проговариваться" респонденту, давать ответы такого содержания и в такой форме, которые он попытался бы завуалировать в статье. Авторские статьи интересны как объект анализа прежде всего тем, что в них различные идеи и тезисы получают дополнительное обоснование и аргументацию путем привлечения статистики, законодательно-нормативных актов, зарубежного опыта обеспечения научной политики и т.д. Статьи привлекают внимание также своей программностью и концептуальностью, за которыми стоят нередко идеологические и групповые пристрастия их авторов.

При анализе интервью и статей нас интересовал достаточно узкий круг взаимо связанных вопросов: представления о месте и роли науки в общественных процессах, отношение к стратегическим целям политики государства в области науки и техники, к возможностям и способам реформирования научной сферы, различным источникам финансирования науки. От того, каких установок придерживается по этим вопросам научная бюрократия и научное сообщество, зависят в значительной степени характер и направленность реформирования научной сферы и научной политики в целом, источники, объемы и приоритеты финансирования.

В самом первом приближении можно условно обозначить следующие основные концептуальные позиции, сложившиеся к настоящему времени относительно политики государства в области науки:

- концепция обеспечения "полного фронта" научных исследований;

- концепция поддержки "приоритетных научных направлений";

- концепция "рыночной ориентации науки".

Естественно, авторы интервью или статей не заявляют о себе как о явных сто ронниках какой-либо заданной концепции, однако логика рассуждений, специфический лексический набор и характер привлекаемых аргументов позволяют достаточно точно идентифицировать тех или иных членов научного сообщества или научной бюрократии с вышеуказанными концептуальными позициями.

Кратко изложим основные положения перечисленных выше концепций. Отечест венная наука сторонниками концепции "полного фронта" научных исследований пред ставляется достаточно целостным, естественно и эволюционно-исторически склады вавшимся образованием. Важным содержательным элементом ее является тезис о том, что прикладная наука (наука, направленная на получение конкретного научного результата, который актуально или потенциально может использоваться для удовлет ворения частных или общественных потребностей) не может полноценно развиваться без фундаментальной науки ("чистая" наука, имеющая своей целью создание теоре тических концепций и моделей, практическая применимость которых неочевидна).

Причем, за последней признается даже большее ценностное значение по сравнению с прикладной наукой. Различные школы, отрасли и направления, сложившиеся в оте чественной фундаментальной науке, не являются случайными и искусственными.

Поэтому нельзя пожертвовать каким-либо направлением или школой, не нанеся при этом ущерб всей науке в целом. Отсюда вытекают выводы о пагубности упования исключительно на рыночные механизмы и стимулы при осуществлении политики в сфере науки, о необходимости государственного патернализма по отношению к фун даментальной науке и ученым.

Приведем для примера набор типичных аргументов, обосновывающих данную кон цепцию: "Все промышленно развитые страны, заботясь о конкурентоспособности това ров отечественного производства, вынуждены брать расходы на фундаментальные исследования на себя. Надеюсь, что так же будет поступать и Российское государ ство...";

"Государству в свою очередь необходимо понять, что сиюминутные такти ческие интересы, обусловленные в настоящее время финансовыми трудностями, не должны уводить его со стратегического магистрального пути развития, созидаемого в первую очередь наукой" (М.В. Алфимов. Большая ставка на малый бизнес // НГ-Наука. Октябрь. 1997. № 2). "Без фундаментальной невозможно существование полноценной прикладной науки";

"Крупные же, жизненно важные проекты может финансировать только государство";

"В настоящее время, когда многие высокие технологии оказываются невостребованными в России и гибнет даже прикладная наука, трудно представить, что рынок будет заботиться о поддержке фундаменталь ной науки. Об этом должны заботиться государство и правительство, если они думают о будущем страны" (С.С. Герштейн, А.А.Логунов. Фундаментальная наука в совре менном обществе // НГ-Наука. Сентябрь. 1998. № 8). "Негосударственные образова ния, способные полноценно финансировать науку, в сегодняшней России отсутствуют, и поэтому вся тяжесть финансирования науки объективно ложится на плечи государ ства" (А.Г. Малыгин. Рыночная наука — это отсутствие науки // НГ-Наука. Октябрь.

1998. № 9).

Таким образом, сторонники концепции "полного фронта" исследований полагают, что прикладная наука, результаты которой могут быть востребованы в условиях рыночной экономики, не может развиваться без поддержания соответствующего уровня фундаментальной науки, результаты исследования которой не представляют какого-либо рыночного интереса, а потому заботы о финансировании фундаментальной науки должно брать на себя государство. При этом подвергается сомнению также ставшая формироваться с 1992 г. система множественности источников финансиро вания науки: 1) базовое финансирование (прямое выделение бюджетных ассигнова ний);

2) финансирование по фантам и программам;

3) внебюджетное финансирование за счет отдельных предприятий, фирм и корпораций. "Опыт реформ последних лет показал, что наиболее сильный удар нанесен по базовому финансированию... полная отмена финансирования штатного расписания сделала научного сотрудника ВУЗа фактически членом временного трудового коллектива, то есть он перестал получать гарантированную законом зарплату". {Е.И. Рюмцев, В.Н. Троян, Г.Н. Фурсей. Наука для тренинга // НГ-Наука. Январь. 1998. № 5). Для обоснования критику этой систе мы приводится аргумент о том, что финансирование через гранты носит крайне эпизо дичный характер и не решает принципиально проблем науки в целом, а внебюджетное финансирование отсутствует практически полностью, поскольку современные отече ственные компании вообще не осуществляют сколько-нибудь существенных инвести ций в науку, предпочитая в условиях многочисленных рисков и институциональной неопределенности в экономической сфере делать ставку на экспорт сырья, фондовые спекуляции, торговлю и посредничество.

Для обоснования концепции "полного фронта" исследований приводятся также аргу менты, обращенные к эмоциям читателя, его чувству патриотизма и другим "архети пам": ссылки президента РАН Ю.С. Осипова на "почти трехсотлетнею традицию государственного обеспечения деятельности академии" (А.Г. Ваганов. Двадцать первый, двадцать первый // НГ-Наука. Январь. 1998. № 5);

возможности деградации в ближайшей перспективе образовательного и этического потенциала нации: "иначе (в случае насаждения платного образования. - Ред.) мы получим страшное общество, состоящее из образованной правящей богатой верхушки и нищего, безграмотного, бесправного большинства населения" (Е.И. Рюмцев, В.Н. Троян, Г.Н. Фурсей. Там же);

"В мире по пальцам можно пересчитать страны, где существует развитая фунда ментальная наука, в которых существуют многочисленные научные школы. И не осознавать этого - значит не понимать, что разрушение отечественной науки, 4* главного достояния страны... неминуемо приведет к деградации всего общества" (В.И. Бабкин. Новый этап борьбы с мракобесием и паранаукой // НГ-Наука. Ноябрь.

1997. № 3).

Как показывает анализ приведенных выше материалов, концепция "полного фрон та" исследований почти единодушно признается прежде всего представителями научно го сообщества, работающими в научно-исследовательских центрах, институтах и в вузах. Данная концепция, обосновываемая как с рационализированных, так и эмоцио нальных позиций, сформировалась в своеобразную "корпоративную идеологию" науч ного сообщества, используемую им с различной степенью успеха при лоббировании своих профессионально-корпоративных потребностей и интересов.

Перейдем теперь к характеристике концепции поддержки "приоритетных научных направлений". Суть ее сводится к тому, что, хотя государство признает необходимость поддержания отечественной фундаментальной науки, но из-за крайне сложной эконо мической ситуации в стране, низкого уровня пополнения доходной части бюджета, необходимости сокращения государственных расходов в настоящее время поддержка в полном объеме оказана быть не может. Следовательно, необходимо выделить ряд важнейших стратегических приоритетных научных и технологических направлений, чтобы имеющиеся ограниченные бюджетные ресурсы направить главным образом на их финансирование. Ассигнования же на неприоритетные проекты и направления необходимо временно "заморозить".

Обычно сторонники указанной концепции начинают свои статьи или интервью с выражения ритуальной солидарности с позицией представителей научного сообщества.

Наука провозглашается ими в качестве одного из значительных символов величия нации. "Недопустимо разрушение научно-технического потенциала страны - главного ресурса России как великой державы" (Г.В. Козлов. Переход через нули // НГ—Наука.

Октябрь. 1998. № 9). Однако после признания приоритетности науки, очень сложных проблем, стоящих перед отечественной наукой, и выражения символической солидар ности с научным сообществом сторонники данной концепции вынуждены констати ровать невозможность полномасштабного ресурсного и прежде всего финансового обеспечения науки в настоящее время из-за крайне ограниченных бюджетных воз можностей государства. Отсюда с сожалением делается вывод о возникновении объективной необходимости осуществления ряда принципиальных институциональных и экономических реформ в научной сфере.

Для иллюстрации подобной позиции можно привести высказывания представителей научной элиты. Так, В.Е. Фортов, находясь еще на посту министра науки и техно логий, считал, что "Миннауки России рассматривает реформирование науки как эволюционный процесс встраивания ее в рыночный механизм, концентрации бюджет ных средств на приоритетных направлениях... Государственная политика в сфере научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ должна основываться на сочетании бюджетно-приоритетной поддержки фундаментальных исследований с со зданием условий для рыночного развития прикладных работ..." (В.Е. Фортов // Наука в России // НГ—Наука. Январь-февраль. 1998. № 1).

Еще более жестко и прямо декларирует необходимость осуществления рыночных реформ в научной сфере В.Б. Булгак, курировавший в последние годы научно-техни ческую политику государства: "Наука, как и другие сферы, должна адаптироваться к реалиям рыночной экономики. Иного не дано. Другими словами, наука может погиб нуть, но не от реформ, а от их отсутствия... Финансировать же те направления науч ных исследований, по которым мы безнадежно отстали и реальной отдачи от которых не предвидится, смысла нет. Лучше сконцентрировать имеющиеся ограниченные средства на развитии тех направлений, где российская наука находится на мировом уровне, либо может достаточно быстро его достигнуть..." (Интервью А.Г. Ваганова с В.Б. Булгаком // НГ-Наука. Октябрь. 1997. № 2). Интересно заметить, что когда Ю.С. Осипов выступает не в качестве официального лидера научного сообщества, а в роли представителя административной элиты, он рассуждает вполне в духе концепции "приоритетов": "Мы попытаемся определить те точки в РАН, которые наиболее значимы для нас. Приходится исходить из двух условий: финансовые ограничения и выбранные приоритеты развития фундаментальных исследований" (выступление на пресс-конференции в Миннауки России, ноябрь 1997).

Таким образом, концепция "приоритетных научных направлений" стала своеобраз ным символом групповой идентичности научной бюрократии - по всем уровням ее иерархии. На базе этой концепции был разработан и принят ряд правовых документов, призванных придать науке более современную и адекватную новым экономическим реалиям институциональную форму: федеральные законы "О науке и государственной научно-технической политике", "О высшем и послевузовском профессиональном обра зовании" и другие. Утверждены приоритетные направления развития науки, техники и технологии федерального уровня - "Концепция реформирования российской науки на период 1998-2000 годов" (май 1998). Примечательно, что в статье 11 закона о науке, озаглавленной "Основные цели и принципы государственной научно-техни ческой политики", содержатся положения о "гарантиях приоритетного развития фунда ментальных научных исследований", "концентрации ресурсов на приоритетных напра влениях развития науки и техники", "поддержке конкуренции и предпринимательской деятельности в области науки и техники", что, на наш взгляд, является выраже нием своеобразного компромисса между идеологией и интересами научного сооб щества, с одной стороны, и реальными возможностями государственного бюджета — с другой.

Наконец, обратимся к концепции "рыночной ориентации науки". В ее основе лежит идеология рыночного либерализма с известной формулой "нам необходимо научиться жить по средствам". Согласно точке зрения сторонников этой концепции, государство и общество должны свести свои приоритеты в области науки к самому необходимому минимуму;

абсолютно недопустимо финансировать все сложившиеся к настоящему времени научные направления и школы. Единственным надежным критерием необхо димости сохранения научного направления или школы является рынок, который естественным образом в результате конкуренции и механизма спроса-предложения устанавливает жизнеспособность и востребованность тех или иных областей знания.

Концепции "рыночной ориентации науки" при всех внешне прагматических и рацио нальных доводах в ее пользу в значительной степени свойственна ценностно-идео логическая заданность, стремление не столько выявить реальные общественные потребности в тех или иных научных знаниях и технологических разработках, сколько придать науке новый образ в соответствии с "избранным" либеральным путем раз вития экономики. Сторонники "рыночной ориентации науки" стремятся перенести заботу о финансировании науки с государства на само научное сообщество. Последнее должно добиваться расширения источников финансирования за счет грантов, заказов со стороны независимых рыночных агентов - корпораций и фирм, что нашло отраже ние в идее и практике "множественности источников финансирования". Научные центры, школы и институты должны стать, согласно этой модели, специфическими рыночными субъектами, действующими в условиях рисков и конкуренции.

Естественно, что постулаты "рыночной ориентации науки" являются своеобразным идеологическим антиподом концепции "полного фронта" исследований. Так, на вопрос об отношении к этой концепции Б.Г. Салтыков дает однозначный и решительный ответ: «Необходимо наконец отказаться от концепции "полного фронта" в науке...

Концепция "полного фронта" - чисто бумажная, расточительная, если хотите. Поддер живать, но полноценно, надо сильные школы мирового уровня». Основное препятствие на пути реформирования науки Б.Г. Салтыков видит прежде всего в деятельности административных структур РАН: "Сегодня реформа нашей науки в конечном счете упирается в реформу академического сектора... за шесть последних лет в базовых принципах организации и финансирования академического сектора не изменилось ничего" ("Пожертвовать частью, чтобы спасти систему". Интервью А.Г. Ваганова с Б.Г. Салтыковым // НГ-Наука. Октябрь. 1997. № 2). Интересно отметить, что для подтверждения этой концепции приводятся цифры, свидетельствующие о явной недо статочности финансирования отечественной науки по сравнению с западной, однако из этого делаются заключения, прямо противоположные выводам представителей кон цепции "полного фронта" исследований, - о необходимости отказа от финансирования неперспективных научных направлений и концентрации ресурсов на поддержке "конку рентоспособных" школ.

Критической позиции по отношению к "чрезмерному" увлечению фундаментальной наукой в ущерб прикладной придерживается А. И. Ракитин. Однако он не делает, как Б.Г. Салтыков, однозначного вывода о необходимости ограничений финансирования науки за счет государства и превращении науки в один из рыночных институтов. Суть его рекомендаций скорее сводится к отказу от спонсирования сугубо теоретических фундаментальных исследований, не имеющих практического приложения, и полноцен ной поддержке наиболее перспективных прикладных и функционально необходимых для общества областей знания: "Вы можете доказать замечательные теоремы отно сительно Банахова пространства или вычислить плотность материи в центре Сириуса, но от этого судьба России не зависит" (А.И. Ракитин. Центральная задача нации // НГ-Наука. Октябрь. 1998. № 9).

Анализ статей и интервью позволяет заключить, что подобная позиция является достаточно маргинальной, присущей очень ограниченному числу экспертов, не оказы вающих в настоящее время решающего влияния на принятие политических решений в области науки.

Итак, наиболее влиятельная идеологема, лежащая в основе осуществления госу дарственной научно-технической политики на современном этапе и совмещающая рыночную и патерналистско-патриотическую риторику, опирается на концепцию "прио ритетных научных направлений", которая безоговорочно разделяется представите лями научной бюрократии и ее верхнего слоя - научной элиты. Данная концепция является своеобразным компромиссом между идеологией научного сообщества, с одной стороны, и рыночной реальностью в российском варианте, а также либеральными цен ностями значительной части экономических элит - с другой. Научное лобби, пред ставленное абсолютным большинством научного сообщества, при продвижении своих корпоративных интересов ориентируется на концепцию обеспечения "полного фронта" научных исследований. Можно предположить постепенное возрастание в перспективе (при условии усиления государственно-патерналистского начала в экономике) влияния сторонников этой концепции. Однако более реальным в условиях финансового кризиса представляется усиление риторической "поддержки" отечественной науки со стороны государства, проявление некоторых символических действий по отношению к науч ному сообществу при одновременном максимальном ограничении бюджетных расходов на науку. Сторонники же "экономизации", "коммерциализации" науки, бывшие до не давнего времени наиболее влиятельной в политике силой и составлявшие костяк "политических чиновников", представлены в настоящее время явным меньшинством и оказываются все более сдвинутыми на периферию принятия политических решений в сфере науки.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Цит. по: Тернер Джонатан. Структура социологической теории. М., 1985. С. 369.

2.Field L.. Higley G. Elitism. London. Boston: Routledge & Kedan Paul, 1987. P. 20.

3. Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произведения. М, 1990. С. 660.

4. Олсон Мансур. Логика коллективных действий. М., 1995. С. 126.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.