авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

НОВЫЕ КНИГИ ПО СОЦИАЛЬНЫМ НАУКАМ

И.Ю. Суркова, В.Н. Ярская

НОВЫЙ ФЕНОМЕН РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ

ГРИГОРЬЕВА И.А., КЕЛАСЬЕВ В.И ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ. УЧЕБНИК.

СПБ.: СП6ГУ, 2004. 356 с.

Социальная инновация

Институциализация социальной работы — это ответ на растущее число разнооб разных социальных проблем, напрямую связанный с контекстуальными изменениями в российском обществе, культуре и государственной социальной политике. По своей сути — это новый феномен российской культуры. Университетские отделения, фа культеты, кафедры социальной работы стремятся повысить престиж новой профес сии, хотя отчетливая критика в адрес образования и практики почти отсутствует. До сих пор ведутся дискуссии, должна ли социальная работа рассматриваться как само стоятельная область теории и практики или же она должна быть некой смесью психо логии, педагогики и социальных услуг. Один отечественный ученый вообще подверг сомнению научность данного направления в виду того, что в его названии присут ствует понятие работа.

Для нас социальная работа — это тотальная научная и практическая инновация: и новая профессия, и социальная практика, и обновление жизненных форм, ценностей, идентичностей. Хотя с начала 1990-х гг. в России многое было сделано для развития социальной работы, ей пока недостает признания со стороны общественного мнения, многое нуждается в анализе, пересмотре, переоценке. Именно в этих целях организу ются конференции, выходят публикации, обновляется учебная литература, переводят ся западные научные и учебные монографии. Социальная работа выражает социаль ное самосознание нации, гуманность и цивилизованность государства, тип культуры, научной рациональности*.

В этом контексте можно полагать важным событием для социальной работы как науки, области практической деятельности и образовательного направления в России, выход в свет учебника, написанного известными авторами — И. Григорьевой и В. Келасьевым и *Для сравнения: двум американским социальным работникам, занимавшимся препода вательской деятельностью (Дж. Адамс в 1931 г. и Э.Г. Балч в 1946 г.), была присуждена Нобелевская премия мира, что говорит о безусловном признании социальной работы как профессии, науки и учебной образовательной программы во всем цивилизованном мире.

Суркова И.Ю., Ярская В.Н. Новый феномен российской культуры представляющего социальную работу как науку. Научное направление в современной социальной работе находится на пересечении методологических и предметных областей анализа социального неравенства и массового сознания, социальных настроений, новой концепции социальной политики, возможностей обеспечения социальной безопасности человека адекватно условиям социальных трансформаций, рефлексии социальных типов носителей различных установок на способы жизнеобеспечения.

Концентрация научно-методических разработок вокруг УМО по специальности привела к тому, что достаточно редки издания книг, написанных не под эгидой РГСУ, хота и вышел недавно рекомендованный УМО учебник под редакцией А.А.

Козлова, специальность развивается, растет число обучаемых и потребность в учебной литературе. Рецензируемый учебник весьма актуален еще и потому, что представляет собой оригинальный авторский подход к предмету. В основу концепции, развиваемой в учебнике, положены классические социологические основания - системный подход Парсонса-Лумана к исследованию общества, причем вводимые теоретические представления о социальной работе убедительно вписаны в общесоциологический контекст.

Социальная работа—профессия в научном обеспечении мультидисциплинарная. Это значит, что в целях оказания помощи клиенту социальный работник формирует сеть сотрудничества с другими специалистами — врачом, педагогом, психологом, работником милиции. С другой стороны, социальный работник благодаря профессиональной базовой подготовке сам является универсальным специалистом, владея основными знаниями и навыками многих из этих профессий. Такое интердисциплинарное знание необходимо для первичной диагностики, чтобы помочь другим специалистам увидеть проблему интегрально, со всех сторон. А поскольку интегральный характер социальной работы как науки и практики был сразу очевиден, интегрируемыми областями знания были не только психиатрия, социология, но и экономика, антропология, статистика. Теория социальной работы формировалась не без помощи социологов, психологов, медиков, юристов, а затем педагогов, философов. В первоначальных исследованиях социальных проблем социологов интересовали, прежде всего, проблемы аномии, социальной структуры и социального неравенства, психологов и психоаналитиков—особенности личности и субъективных переживаний, медиков - проблемы соматического здоровья, юристов - проблемы законодательной базы. Позже прибавился интерес педагогов в проблемах воспитания, философов - в вопросах методологии и человеческой экзистенции. Так постепенно был образован фундамент науки, получившей название теории социальной работы.

Отражая интегральный характер профессии, теория социальной работы сложилась на стыке различных дисциплин, явилась результатом междисциплинарных исследований, предусматривая сотрудничество в решении комплексных проблем. В итоге социальная работа выступает предметом научной рефлексии в форме теории социальной работы. И с этих позиций новый учебник можно отнести к числу фундаментальных работ в области теории и практики социальной работы. Во-первых, в работе представлены различные социологические теории, отражающие специфику и развивающие методологию социальной работы. Во-вторых, авторы произвели построение теоретической концепции социальной работы на основании положений системы «человек—среда—регуляторы взаимодействия". В третьих, теоретическая база социальной работы ориентируется на основополагающие знания социологии и социальной политики. Авторы представили развернутое описание предметного поля социальной работы, ее объекта, структурных элементов. Это достаточно идеализированная модель, но отчетливо показывающая институциональность и междисциплинарность социальной работы.



Журнал социологии и социальной антропологии. 2005. Том VIII. № Семантика книги Отправной точкой книги является стремление связать «единым понятийным содер жанием множество направлений в социальной работе» (с. 3). Теоретическое осмысле ние социальной работы имеет уже вековую историю, и авторы пытаются представить нам свое видение эволюции теоретических концепций. Безусловным достоинством учебника является умение сосредоточиться на методологических проблемах, без пре тензий на обладание абсолютной истиной. Понимание сложности и многоплановости исследуемого объекта наблюдается в попытке вычленения социальных сред существо вания человека, наделения их определенными характеристиками.

Учебник состоит из семи тематических блоков, и самый первый посвящен анализу предметного поля теории социальной работы сквозь призму социологии.

Здесь рассматриваются истоки и эволюция теоретических предпосылок развития социальной работы, анализируются идеи западных и отечественных исследователей.

Еще в конце XIX в. Дж. Адамс закладывала основы групповой социальной работы и работы с сообществом, фокусируясь на проблемах женщин, мигрантов, занятости и бедности. Позднее ее сторонники сформировали направление Чикагской школы, сформулировали методологические требования, очерчивая круг знаний, необходимых не только социальному работнику, но и социологу, ориентируя на изучение человека и общества на микроуровне, в социально-экологическом ключе.

Становление научной теории социальной работы происходило в период между двумя мировыми войнами, когда социальная работа получала все более широкое рас пространение в различных регионах мира, сопровождалось теоретическим осмысле нием средств, используемых для достижения ее целей. К проблемам методологии социальной работы впервые обратилась М. Ричмонд, основное внимание в своей деятельности она уделяла проблеме нищеты как проявления социальной несправедливости, возлагая большие надежды на науку. Социальный работник должен думать не только о том, как вытащить людей из нищеты, но и о том, как обществу избавиться от нее. Она стала со временем теоретиком социальной работы, заложившим основы ее первой модели: анализ, диагноз, лечение. Модификация этих взглядов, соединенная с идеями Фрейда, была характерна для диагностической школы, в центре внимания социального работника оказалась личность клиента вне его отношения с окружающей средой. Авторы учебника ориентируются на интеллектуальную эволюцию школ и моделей социальной работы, в фокус их внимания попадают психодинамические конструкции, психоанализ, системные идеи Берталанфи (с. 9), экологический подход.

Большое внимание уделяется радикальной и марксистской модели, способствую щей развитию «социальной адвокатуры и повышению уровня самосознания клиен тов» (с. 10). Заметим, что анализ авторской концепции «человек – среда - регуляторы их взаимодействия» предваряется подробным описанием предметного поля деятельности социального работника;

предложена схема интеракций включения и исключения человека из социальной среды в контексте задач социальной работы. В работе проводится анализ соотношений социальных субъектов, приводящий к выводу, что для налаживания взаимодействия оба субъекта (человек и местная власть) должны обладать развитыми формами рефлексии (с. 28). Дидактически важна акцентуация той мысли, что, кроме теоретических задач, у социальной работы имеются важнейшие прикладные задачи;

разработка эффективных методов распознавания и технологий разрешения социальных проблем, Суркова И.Ю., Ярская В.Н. Новый феномен российской культуры процедуры экспертных социальных оценок, анализ существующих форм, методов и проек тирование организационных структур. Именно здесь авторы проводят анализ причин, при водящих к нарушению равновесия между процессами включения и исключения человека из социальной среды (с. 41-46). Результаты данных процессов должны быть комфортными для человека, результативными, с минимизацией нервных затрат субъекта социальных взаимо действий, что реализуется лишь при эффективном использовании превентивных мер по обеспечению равных возможностей, создания безбарьерной среды, нормальном социаль ном обеспечении, социальном страховании и оказании социальной помощи.

С другой стороны, контекст институциализации социальной работы в глобальном смыс ле — это постмодернизм, и это обстоятельство также требует внимания в преподавательском анализе. Наряду с категориями плюрализм, децентрализация, неопределенность, фрагмен тарность, изменчивость, контекстуальность, любую ситуацию в теории и методологии социальной работы описывают категории пространства и времени, и постмодерн здесь—не исключение. Мир коллажа — социальные миры субъектов социальной работы, не только мир маленьких людей, но и мир элиты, средних, базовых и нижних слоев (Заславская 2004:87, 108, 151, 298). При этом самая крупная перестройка в проблемах пространства и времени связана с вопросом, что такое многоформатность данных категорий - аллегория или реаль ность? И в этом смысле глобальная рациональность вполне соответствует свободе самовы ражениия многообразия (Покровский 2002), что, кстати, немаловажно с точки зрения соци альной интеграции клиента социальной работы.

Темпоральность Следующая тема «Социокультурные факторы развития социальной работы» подается в жизнеутверждающем темпоральном и позитивном аксиологическом дискурсе. Одна из главных задач социальной работы — помочь человеку поверить в себя, показать, что пограничная ситуация является лишь одним из этапов жизненного пути и каждый спосо бен решать свои проблемы самостоятельно. Социальный работник помогает найти воз можные пути преодоления трудностей, активизируя внутренние ресурсы человека, сте пень самостоятельности клиента, формирование навыков и умений строить свою жизнь (с.

64). Новаторским представляется исследование вариантов развития жизненного сценария клиентов, проведенное авторами, хота можно спорить с их рассуждениями по поводу представленного для иллюстрации рисунка о благоприятном варианте социального разви тия человека. И с плохим здоровьем можно добиться значительных успехов, стать успеш ным творческим человеком — тому немало примеров из жизни классиков литературы, живописи, музыки и даже политики. И, напротив, человек с отличным здоровьем может всю жизнь проработать чернорабочим или вообще стать бомжом, ничего не добиться и даже не добиваться. Иначе говоря, маркеры благополучия размыты, не очевидны. Воз можно, примеры благополучного человека и неудачника целесообразнее рассматривать через экспектацию жизненных событий, определяющих соотношение ожидания и дости жения каких-либо целей в определенном возрасте. Предпосылки обращения к темпораль ности и спациальности описания культур, социальных миров - и в современных, и про шлых культурах (Ярская, Яковлев, Печенкин, Ежов 2004:12-35), но можно констатировать робкое вхождение этих категорий в учебную литературу и различные социальные блоки образовательных программ, в том числе по социальной работе. Это означает, что анализ жизненного пути, например, в качестве метода исследования, применяется в социальных Журнал социологии и социальной антропологии. 2005. Том VIII. № дисциплинах и в том числе в теории социальной работы пока лишь как эксклюзив, а не обязательный принцип.





Текст учебника имеет большое значение для понимания профессиональной деятельности социальной работы, поэтому хотелось бы видеть более четкую структуру целей, задач, объекта и предмета социальной работы. В тексте это все присутствует и в целом удачно вплетено в общую канву учебного материала, но порой воспринимается и вычленяется с определенными барьерами. Еще представители функциональной школы формулировали свое понимание социальной работы, которое отличалось от традиционной точки зрения. Если раньше социальная работа рассматривалась как терапия, проводимая экспертом на основе поставленного им самим диагноза, то теперь — как помощь, осуществление которой зависит от позиции клиента, его желания изменить свое положение. В центре внимания представителей функциональной школы был уже не диагноз, а процесс оказания помощи, предполагающий взаимодействие между социальным работником и его клиентом. Научную базу для социальной работы уже в те годы искали в связи со структурами и процессами, и вслед за психоанализом в научную теорию социальной работы проник бихевиоризм, широкое распространение получили социологические методы Чикагской школы.

Среда и гуманность Социальная среда и ее характеристики удачно рассмотрены авторами через призму взаимоотношений своего и чужого, а также через понятие дом. Авторы предлагают читателям варианты изменения социальной среды через особенности, отличающие ур банизированную, внеприродную среду от природной среды (с. 66-67), делая вывод о том, что доступность различных сред для человека не одинакова и влияет на способность контролировать эти изменения. Именно в данном контексте перечислены некоторые типы соотношений человека и среды (с. 75-77). Если же мы говорим о социальной работе, очевидно, что она имеет дело со случаями неэффективного взаимодействия. Авторы делают вывод о том, что наиболее продуктивно взаимодействие человека со средой, если между ними сложились отношения взаимного обмена. Однако трудно согласиться с тем, что нельзя требовать «полезности» от пенсионеров, инвалидов и детей (с. 77), поскольку, во-первых, находясь в парадигме социальной работы, мы вообще не можем ничего ни от кого требовать, а во вторых, чем меньше замечают «полезность» перечисленных категорий граждан, чем слабее их статус как носителей социальных и нравственных ценностей, тем дальше мы от цивилизованного общества.

К сожалению, даже представители интеллектуальной элиты еще недостаточно тонко прочувствовали и осознали необходимость их функционирования в процессах обмена с социальной средой. Непонятые, подвергнутые исключению и дискриминации нетипичные дети, по М. Мид (Мид 1988), — это эволюционно наиболее перспективная часть человечества, несправедливость к ней убийственна для общества, ведь оно само нуждается в идеях и образах, рожденных воображением этих детей. Идет процесс социального исключения тех, чья позиция отличается маргинальностью, периферийностью в социальной структуре, низким статусом, специфическим стилем жизни, чувство превосходства перед человеком ограниченных возможностей выступает формой расизма, академической отсталости, нравственной запущенности. Подобная идеология полностью противоречит духу социальной работы, выступает ее антиподом.

Суркова И.Ю., Ярская В.Н. Новый феномен российской культуры Вместе с тем противоречия, порождаемые социальным неравенством — это глу бинный источник развития обществ. На индивидуальном уровне наличие социальной пирамиды выступает в качестве фактора, толкающего к восходящей социальной мобиль ности, но противоречие между реально достигнутым и потенциально возможным инди видуальным статусом—мощный источник и развития личности, и ее аномии. О регуля торах взаимодействия человека и среды говорится в особом разделе учебника, причем акцент делается на локальных и действующих на уровне всего общества, так называемых глобальных регуляторах. Авторы обращаются к дискурсу прав человека, пытаясь отве тить на вопрос, а возможно ли построение правового государства? Поскольку история российского государства несовместима с идеями верховенства права и свобод граждан, авторы дают пессимистический прогноз, предполагая процесс созидания правового го сударства как весьма затяжной (с. 80).

Новый поворот соотношения человека и государства является очевидным, но сложным для воплощения в жизнь. Ведь не только личность должна приспосабливаться к социальным условиям и нормам культуры и общества, но и социум должен приспосабливаться к лично сти, находить возможности для ее поддержки и развития, оказывать содействие решению социальных проблем. Отметим, что в учебнике прописаны принципы социальной работы, которые строятся на гуманизме и справедливости, а также приведены этические принципы социальной работы, принятые Международной федерацией социальных работников (с. 81).

В контексте категории «гуманность» представляется важным решение этических дилемм, с которыми социальный работник сталкивается в повседневной практике, причем эти рассуж дения являются началом приведенной в данном учебнике дискуссии относительно понятия «справедливость», не получившего достаточного внимания в литературе по социальной работе. Анализируя данное определение, авторы ставят вопрос о том, что такое равенство и неравенство. В работе представлены четыре модели неравенства различной природы, опре деленные Л. Болтански и и Л. Тевено (с. 84-85). Основной вывод заключается в том, что общество сталкивается с дилеммой: с одной стороны, «каждый индивид должен иметь воз можность занять любое социальное положение», а с другой, рыночные силы оправдывают разрыв доходов между людьми, а, соответственно, и статусных позиций в обществе.

Подобный гуманистический подход в социальной работе предполагает, что соци альная работа — это профессиональная деятельность по улучшению качества жизни людей. Авторы осуществляют далее, казалось бы, неожиданный переход от анализа гуманизма, справедливости, прав и принципов в социальной работе к такому регуля тору взаимодействия человека со средой, как страх. Предложенные позиции ориги нальны, поскольку тема страха рассматривается в контексте исторического подхода с примерами из социальных трансформаций российского государства. Страхи перед радикальными изменениями в государственном устройстве, катастрофами, старо стью могут приводить к параличу сознания и воли. В связи с этим одной из задач социальной работы является социально-психологическая подготовка людей к воз можным изменениям в социальной среде. Авторы увлечены анализом проблем по жилых людей, поэтому в качестве иллюстраций страхов и работы с ними выступает решение проблем данной категории граждан.

Профессионализация Социальная работа как профессия находится в процессе своего определения и признания со стороны общества, хотя уже возникла искаженная традиция опреде Журнал социологии и социальной антропологии. 2005. Том VIII. № лять социальную работу узко — лишь в качестве помощи по дому или социально-экономической помощи в виде пособий. Кадры социальной сферы в подавляющем большинстве ни методологически, ни технологически на протяжении длительного времени не были подготовлены к реализации высоких идей ресурсной концепции социальной политики на местах. К тому же социальные работники в некоторых центрах реабилитации рассматриваются в первую очередь как служащие регистратуры. Многие государственные чиновники не понимают роли социальной работы, недооценивают важность вузовского образования, сомневаясь в необходимости профессионального образования для социальных работников. В службах порой наследуется организационная культура собеса — бюрократический мир безразличных чиновников, чьи функции не требуют профессиональной квалификации;

остаются те же служащие, начальники приходят из бывших собесов. Социокультурный контекст такой организации включает специфические практики управления, в том числе способы профессионального отбора, найма на работу и организационной социализации. Такая организационная культура сопротивляется инновативным процессам, которые угрожают бюрократическим основам здешнего порядка. Необходимость пересмотра старых институтов, скомпрометировавших себя бюрократизмом и невниманием к человеческим проблемам, и сориентировали общество навстречу новому знанию и новой массовой профессии.

Требование права на уникальную компетентность, поддерживаемую юридически, есть базовая стратегия профессионализма, а контроль рекрутирования, профессионального отбора есть существенная часть этого процесса. Достижения профессионального статуса должны гарантировать высокие материальные награды, исключать внешние оценки качества услуг и давать гарантированную безопасность владельца тем, кто допущен к практике. Это может привести к серьезным конфликтам между профессионалами и теми, кто намеревается разрушить их монополию на статус и экспертизу: во-первых, выпускники встречаются с враждебностью там, где большинство позиций уже занято непрофессионалами. Во-вторых, социальная работа как новая профессия пересекается с традиционными профессиями, которые в свою очередь испытывают обновление.

Вместе с тем уже появились новые, прогрессивные тенденции — связывать соци альную работу с практикой реабилитационной работы в команде, в том числе и с деятельностью службы занятости. Профессиональная компетентность социальных работников является регулятором взаимодействия человека и среды, и в данном учебнике речь идет о том, каким должен быть социальный работник, какие личностные качества, ценностные ориентации, этические нормы необходимы для становления профессионала. Перед авторами учебника встала задача определить структуры профессиональной компетентности социального работника. Это возможность анализа, поиск, критическое мышление, сотрудничество, организация работы, адаптация к трудностям и толерантное отношение к различным проблемам, здесь привлекаются примеры разрешения противоречивых требований во взаимоотношении социального работника и клиента (с. 97-101). В итоге авторы предупреждают, что этические кодексы не всегда адекватны практикам, и следует осторожно подходить к решению проблем, избегать штампов. Творческое решение проблемы, новаторство и большая вариативность возможны лишь при высокой компетентности социальных работников.

Суркова И.Ю., Ярская В.Н. Новый феномен российской культуры Пространство социальной политики Наиболее конструктивным в учебнике является глубокий и всесторонний анализ теоретических подходов к изучению взаимосвязи социальной работы и социальной политики. Их взаимосвязи посвящена отдельная тема, и здесь чувствуется научный и методологический интерес авторов. Вместе с тем можно говорить о перспективе подобных учебных изданий. Так, в современной науке сформировано направление, для которого характерно понимание социального пространства как пространства позиций и понимание структур как относительно устойчивых форм деятельности, процессов, практик. Данное направление развивают П. Бурдье, Э. Гидденс, В. Ильин, Ю. Качанов, В. Печенкин, П. Штомпка, Л. Яковлев. Это направление в социальной теории является перспективной основой для разработки концепции и теории соци альной работы. Каждое социокультурное поле — это порождение определенного типа практики, оно привязано к одной из сфер социального пространства — этничес кой, тендерной, расовой, классовой, территориальной, отраслевой. Социальное про странство имеет «процессуальный образ» (Штомпка 1996:26), его содержание — это бесчисленные практики бесчисленных индивидов, как разрозненных, так и объеди ненных в коллективы.

Социальная политика ориентирована на проблемы больших групп людей и способ ствует их социальной включенности, а социальная работа конструирует собственное социальное пространство с помощью различных категорий клиентов. Авторы акцен тируют внимание на распределении льгот и пособий для лиц, нуждающихся в дополни тельной помощи от государства. Но из-за бюрократизации общества, несовершенства социальной политики трудно идентифицировать различные категории граждан, кото рым положена дополнительная материальная поддержка. Несмотря на это, в фокусе социальной работы по-прежнему остается клиент определенной категории, в зависи мости от этого ему назначается помощь в решении проблем (с. 116-117). Пожалуй, стоит согласиться с авторами в том, что помощь, оказываемая государством, требует дополнительного осмысления, сами клиенты должны стать равноправными партнера ми государства при реализации социальной политики и перестать занимать позицию потребителя льгот и гарантий. Действительно, концептуальные изменения в социаль ной политике связаны с объективными процессами социальных реформ, общим фрон том социальных исследований, антропологическим поворотом в науке, освобождени ем идеи человека от фатальности идеологических и классовых оков, преодолением иждивенческой психологии, политики собесовского подаяния и государственного па тернализма, переходом к концепции человеческих ресурсов.

Авторы предлагают различные интерпретации категории «социальная полити ка» (с. 117-123), раскрывая се средства и цели, иерархию субъекта и объекта, спосо бы их взаимодействия. В итоге обосновывается переход от административных методов управления социальной политики к правовому регулированию. Многие известные ученые* отмечали, что социальный характер современного общества включает стрем ление к потреблению, одиночество, отчуждение. Наблюдаются процессы экспроприа ции собственности и укрепление государства, которое становится субъектом многих жизненных процессов, утрата чувства общности, рост индивидуализма и дезинтегра * Среди них X. Аренд, М. Вебер, Э. Дюркгейм, Р. Мертон, Ф. Теннис, Э. Фромм.

Журнал социологии и социальной антропологии. 2005. Том VIII. № ции, аномии, разрушение традиционных связей, вызывающее социальную патологию. Формализация общественной жизни сопровождается обезличиванием человека и утратой индивидуальной свободы, и все это традиционно относят к числу проблем, находящихся в поле зрения социальных работников. Вот почему, размышляя о реализации социальной политики в социальной работе, на первый план авторы выводят «компенсирующую» функцию (с. 138).

В контексте этой задачи даже в головном вузе, включающем УМО по направлениям социального образования, обновление курсов является обусловленным тем, что современная социальная политика выступает процессом либерализации социальной сферы, преобразования социальных систем, совершенствования механизмов функционирования культур. На смену узко юридическому пониманию равенства прав и механической концепции перераспределения, в которой государство воспринимается как обобщенная страховая компания (Розанваллон 1997: 13, 187), приходят новые практики принципа справедливости.

В учебнике изложены два принципа интегративного понимания социальной работы: профилактика социальных рисков и активизация человеческих ресурсов. В табличном формате авторы показывают разницу этих двух направлений, эта иллюстрация дает перспективу стратегического осмысления социальной работы.

В данном случае это известный переход от welfare (благосостояния на основе пособий) к workfare (благосостоянию на основе занятости) (с. 139), осуществление которого достаточно подробно рассматривается в литературе по социальной работе последних лет. Авторы сумели удачно аккумулировать библиографические источники и обосновали проблемы, с которыми сталкивается Россия при реализации этой концепции.

Направления социальной работы Сильной стороной учебника выступает социологический анализ в четвертой теме — теме уровней социальной работы и ее среды, а также специфики индивидуальной и групповой работы. В самом деле, социальная работа традиционно направлена на развитие индивида, семьи, нации, мирового сообщества - для воплощения в жизнь принципов социальной справедливости.

Анализируя современные техники интервенции в социальной политике и социальной работе, авторы расставляют акценты на факторах осознанного участия клиента в процессе социальных изменений, формулируют различные классификации уровней социальной работы и тезис о возможности их дальнейшего расширения. Так, вариант традиционной классификации «может быть обогащен с помощью понятия среды» (с. 144).

Семья как первичная социальная среда анализируется в учебнике с позиций ста бильности/нестабильности, ресурсного обеспечения и доступности его для детей, рискогенности, скрытых резервов, доступности семейной среды для освоения человеком, разнообразия, меры открытости и наличия или отсутствия посредников между человеком и социальной средой (с. 144-148). Проводимый анализ убеждает, что семья действительно является средой для человека, хотя «находится под прессом противоречивых сил и тенденций», обусловленных внутренними и внешними факторами (с. 148). Социальная работа призвана помочь семье стать максимально комфортной и привлекательной для каждого члена этой семьи, поскольку она является первичным агентом социализации и воспитания детей, т. е. граждан государства. Но, с другой стороны, Суркова И.Ю., Ярская В.Н. Новый феномен российской культуры семья ведь еще и укрытие, ниша, где человек может отдохнуть от тоталитарного давле ния и диктата государства-спрута.

В противном случае нет спасения от идеологии, которую М. Фуко назвал надзирать и наказывать. Этим руководствуется и большинство других институций - существует социальная среда образовательных и воспитательных учреждений, приоритетное мес то занимает школа. Функция предупреждения, профилактики нежелательного поведе ния чрезвычайно важна, поэтому необходима «корректно построенная первичная про филактика девиантного поведения в среде образовательных учреждений» (с. 164). В развитии социальной работы обнаружились различные типы клиентов, с которыми имели дело ее представители - индивид, семья, община и группа. Отсюда и дифферен циация социальной работы, результатом которой явилось появление в ней различных специальностей. Но это же обстоятельство одновременно сделало актуальным вопрос о ее единстве, и сегодня социальная работа представляет собой единую, авторитетную профессию, состоящую из множества специальностей, между которыми существует больше сходств, чем различий.

Социальная среда города или района также является объектом пристального вни мания со стороны социальных работников. Жители не всегда знают, что в их районе что-то происходит, а если и знают, то у них нет уверенности, как лучше поступить.

Социальный работник должен принимать непосредственное участие в формировании этого адекватного самопонимания. Формы активизации достаточно разнообразны, но авторы учебника делают основной упор на взаимодействиях между властью и населе нием, предлагая так называемую лестницу уровней социального участия (с. 177). Каж дый уровень предусматривает определенное поведение со стороны субъектов инте ракций. В данном разделе приводится пример «уплотнения» застройки в городских кварталах крупных городов. Примечателен вывод авторов о том, что «местная власть как орган рефлексии территориального сообщества должна подпитываться объектив ной социальной диагностикой, тогда осуществляемые ею воздействия станут понятны людям» (с. 179). Так как государство выступает одним из типов социальной среды, то авторы достаточно подробно анализируют разницу доходов населения, уровень вме шательства государства в поддержание нуждающихся граждан, рассматривают выпла ты получателям денежных средств. Отмечается, что государство должно поддерживать социальное развитие человека, но приоритетные социальные проблемы могут ме няться в зависимости от исторического и социокультурного контекста (с. 192).

О технологиях и организационных культурах В отечественных практиках социальные, экономические, медицинские и профес сионально-образовательные услуги для детей с особыми потребностями, молодежи, пожилых, инвалидов остаются фрагментированными, многие агентства и универси тетские отделения действуют как изолированные острова, не задумываясь о потреб ностях в сотрудничестве и совместных усилиях в образовании и практике. В качестве социальной среды в учебнике рассматриваются и экономические ресурсы, и граж данское общество. Авторы обращают внимание на то, что гражданам необходимо самим научиться решать свои проблемы, основываясь на использовании правовых норм, но этого не происходит, поскольку существует слабая вовлеченность в этот процесс из-за отчуждения от любой власти - социальные работники как раз и могут Журнал социологии и социальной антропологии. 2005. Том VIII. № стать посредниками в этом взаимодействии. Но сама система российской социальной защиты остается не до конца интегрированной в силу слабой артикуляции деятельности государственных агентств. Тем более радует, что специальная тема учебника рассматривает общие технологии социальной работы, в их числе — психопрофилактическая работа с детьми и подростками, молодежью допризывного возраста, пожилыми, женщинами, представителями групп риска.

Авторы анализируют правовые документы, законодательные акты, кодексы, предлагают различные технологии адаптации и социального сопровождения этих категорий граждан. К сожалению, авторы упускают здесь вопросы тендерного неравенства, что является чрезвычайно важным для теории и практики социальной работы.

В неразрывной связи с технологиями социальной работы находятся социальное обеспечение, страхование и помощь. В учебнике проводится обоснованная критика закона о монетизации льгот, приводятся варианты решения проблемы замены льгот денежной компенсацией с учетом гибкого порядка включения клиентов в ресурсную систему (с. 273). Интересен экскурс в историю развития социального страхования, который берет свое начало с принудительного страхования от несчастных случаев в Пруссии и заканчивается современным зарубежным опытом социального страхова ния. Перед Второй мировой войной социальная работа стала международным явле нием, которое прочно вошло в повседневную жизнь многих стран, осознавших необ ходимость профессиональной помощи нуждающимся и нетипичным членам обще ства. Авторы учебника нетривиально трактуют категорию социальной помощи, в частности, понятие адресного подхода, который, вопреки общественному мнению, может оказаться не только средством наделения материальными благами тех, кто нуждается в поддержке, но одновременно стать стигматизирующим элементом. «Эф фект клейма» может стать серьезнейшей проблемой, поскольку адресная помощь — это открытый показатель бедности и нужды, но не все люди хотят в этом призна ваться (с. 287). Задачей современного социального работника становится изучение выгод и издержек по оказанию любой помощи населению.

Заключительная часть учебника — тема, в которой рассматривается история, со временные проблемы и перспективы развития социальной работы в России. Истори ческие основания социальной работы, связанные с развитием благотворительности и ми лосердия, в учебнике рассматриваются, пожалуй, не слишком глубоко, мимоходом, что, к сожалению, вполне в традициях отечественной литературы — в таком быстром взгляде смешиваются благонравные поступки и профессиональная деятельность. Более детально проводится анализ государственной системы социального обеспечения населения в советское время, современный же этап развития социальной работы характеризуется как отказ от универсалистского социального обеспечения и переход к адресной помощи населению. Так как институт социальной работы реализует социальную политику на практике, в завершение авторы рассматривают организационные структуры и профессионализацию социальной работы в Российской Федерации. В этих разделах авторы показали основные проблемные зоны социальной работы в профессиональной структуре социальной сферы. Развитие российского общества возможно только при условии переориентации социальной работы на образование, здоровье и другие социальные ресурсы людей при непосредственной поддержке государства. Сегодня можно уверенно говорить о повышении квалификационного уровня кадров социальной сферы, которые ранее в подавляющем большинстве ни методологически, ни технологически не были компетентными. Благодаря Суркова И.Ю., Ярская В.Н. Новый феномен российской культуры сотрудничеству с академическими кафедрами сделано многое и будет сделано еще боль ше, хотя объединенное Министерство по концептуальному и методологическому оснаще нию - не самое лучшее среди других правительственных структур.

Авторы дают толчок нашей мысли и заставляют задуматься о том, что новизна методо логии социальной работы состоит в трансляции идеи партнерства институтов социальной политики, образования и воспитания. Социальный институт по созданию условий для по нимания, социальной поддержки, коррекции нетипичного индивида должен быть допол нен инновационной моделью образования. С самого начала существования этой профес сии в России идея сотрудничества университетских отделений социальной работы и агентств социальной работы реализовывалась с трудом. Образование по этой специальности нача ло развиваться, когда ставки социальных работников были уже заняты непрофессионалами — представителями бывшей номенклатуры, демобилизованными офицерами, безработ ными инженерами, школьными работниками, всеми, кто искал работу или оказался рядом с директором в подходящий момент. Они-то и стали первым поколением специалистов по социальной работе. Испытывая неловкость, неоднократно переименованное Министер ство рекомендовало администраторам социальных служб повысить число работников, имеющих соответствующий диплом.

Существует неясность профессиональной идентичности социальной работы: практи чески одновременно в начале 1990-х гг. в России появились «социальные работники» и «специалисты по социальной работе». К социальным работникам, помогающим одино ким престарелым и инвалидам, люди быстро привыкли, понятие «социальная работа»

приобрело вполне конкретный смысл. Должность специалиста по социальной работе, рас считанная на выпускника вуза соответствующей квалификации, долгое время оставалась ignoramus et iporabimus. Так как большая часть работников социальных служб не имела базового образования, эффективность их деятельности была невысока, многие из них не могли пройти профессиональную аттестацию на соответствие занимаемой должности.

Вначале федеральное министерство оплачивало вузам интенсивные программы второго высшего образования по социальной работе, но этот источник быстро иссяк, региональные бюджеты не располагают ресурсами, хотя статистика по квалификации занятых в соци альной сфере по сей день не удовлетворительна. Многие годы существовал монополист— ведомственный вуз с многочисленными филиалами в регионах, которому Минтруда отчис лял немалые средства. Организация в провинции московских филиалов наряду с имеющими ся базовыми кафедрами и отделениями Минобразования затрудняла профессионализацию социальной работы та местах, поощряя зависимость от центра. Ориентированные вышесто ящими инстанциями на сотрудничество с филиалом, работники социальных служб лиша лись контактов с местной академической средой, где проводятся исследования, происходит обновление знания по социальной работе, социальной политике.

Несмотря на это сегодня можно уверенно говорить о повышении квалификационного уровня кадров социальной сферы, которые ранее в подавляющем большинстве ни методо логически, ни технологически не были компетентными. Выпускники отделений социаль ной работы пользуются все большим спросом на рынке труда. Если в начале 1990-х гг.

университетские отделения социальной работы испытывали затруднения в поиске мест прохождения практики студентами в учреждениях социальной защиты, то в конце этого десятилетия связи между образованием и практиками стали крепче. Ахиллесова пята тех нократической парадигмы образования вообще и по социальной работе в частности, — отсутствие трудовой этики, позиция оторванного от рынка теоретизма, не содержащего Журнал социологии и социальной антропологии. 2005. Том VIII. № цель науки как реализацию стандартов цивилизованного поведения в практическом поле социальной жизни.

Кадровый аспект концепции социальной работы имеет ряд направлений и расшифровывается отнюдь не только подготовкой персонала для социальной сферы. Все более артикулированной предстает проблема не только профессионально, но и социально компетентного специалиста любых отраслей рыночной экономики, и в этом тоже значимость веского слова авторов нашего учебника Здесь необходимо не только поле общественного согласия, солидарной ответственности личности, общества, государства, но и переход от ситуационных решений к долгосрочной, динамичной программе действий, от ведомственной системы—к общественно-государственной. Самое трудное в институциализации социальной работы, и это отчетливо понимают создатели нового учебника - это качественная переработка ее содержания, адаптация западных моделей к российской реальности;

единство входящих в гражданское общество социальных страт определяется не степенью зажиточности, а свободой жизненного выбора.

Выводы Важно, чтобы клиенты, академическое и профессиональное сообщество, образовательные структуры пришли к взаимному пониманию посредством диалога ученых, социальных работников, учреждений и государства. К сожалению, рецензируемый учебник издан небольшим тиражом, академическая общественность ожидает переиздания этого труда для его широкого использования в образовательных программах по многим направ лениям и специальностям: социальная работа, социальная антропология, социология, социокультурный сервис и туризм, работа с молодежью, культурология. К тому же последующее переиздание могло бы закрыть белые пятна по социальной работе в армии, пенитенциарной системе, системе работы с мигрантами и этническими группами. В будущих изданиях можно также рекомендовать авторам более широкое привлечение известных дидактических приемов репрезентации текста, поскольку сплошной текстовый массив сложен для восприятия. Более эффективным является применение всевозможных шрифтовых выделений, рамок, различных форматирований.

Но и в получившемся виде рецензируемый учебник — позитивное явление в сфере нашей социальной работы, он основан на новаторских стратегиях и, безусловно, полезен для студентов, магистрантов, аспирантов, преподавателей университетских специальностей социального профиля. Данный учебник насквозь пронизывает гуманистическая идеология, социальная работа раскрывается как медиум культуры, рефлексия социальных и личностных проблем, разработка технологий социальной и экзистенциальной терапии со циальных патологий, возрождение социального здоровья населения, интеграция индивида в норму социума. Не политика социальных исключений и дискриминационных акций, не баланс власти и экономики, но повседневная жизни человека, осуществление жизненных планов, освобождение ресурсов становятся приоритетом для социальной работы, системы социального образования.

Рецензируемое издание лишь отчасти восполняет дефицит информации в этой области, но позволяет подняться на новый уровень в осмыслении теоретических основ и практик социальной работы. В любом случае с новым учебником, написанным талантливыми авторами, можно поздравить не только академическую общественность и представителей социального образования, но и огромную армию тружеников социальной сферы, реализующих принципы социальной политики и индивидуальной социальной работы.

Суркова И.Ю., Ярская В.Н. Новый феномен российской культуры Литература Григорьева И.А., Келасьев В.Н. Теория и практика социальной работы. Учебник. СПб.;

СП6ГУ, 2004.

Григорьева И. А. и др. Социальная работа. Введение в профессиональную деятель ность / Ред. межд. магистр по соц. работе А.А. Козлов. УМО по соц. работе. М.: Межд.

проект, 2004.

Ежов О.Н. Жизненный путь. Саратов, 2000.

Заславская Т.И. Современное российское общество. Социальный механизм транс формации. М.: Дело, 2004.

Козлов А.А., Иванова Т.Б. Практикум социального работника. Ростов-на-Дону: Фе никс, 2001.

Наберушкина Э.К., Ярская-Смирнова Е.Р. Социальная работа с инвалидами. Учеб ное пособие. СПб.: Питер, 2004.

Основы социальной работы: Учебник /Отв. ред. П.Д. Павленок. М.: ИНФРА-М, 1997.

Россия в глобальном контексте. Статьи российских социологов для участников рус ского форума на XV Всемир. конгрессе социологов, Брисбейн, Австралия. М: РИЦ ИС ПИРАН,2002.

Россия: трансформирующееся общество / Под ред. В. А. Ядова. M.: Канон-Пресс-Ц., 2001.

Смирнова Е.Р. Профессиональная этика социальной работы. М.: Ключ-С, 1999.

Социальная политика и социальная работа в изменяющейся России / Ред. Е. Ярс кой-Смирновой, П. Романова. М.: ИНИОН РАН, 2002.

Социальная политика и социальная работа: тендерные аспекты. Учебное пособие / Под ред. Е.Р. Ярской-Смирновой. М.: РОССПЭН, 2004.

Социальная работа: методология, теория, технологии. Уч. пос. в двух частях / Отв.

ред. магистр Гетеб. ун-та по соц. работе Е.Р. Ярская-Смирнова. Саратов: ПМУЦ, 1998.

Суркова И.Ю. и др. Социальная антропология насилия. Саратов: СГТУ, 2005.

Суркова И.Ю. Факторы социально-психологической адаптации военнослужащих в контексте моделей социальной работы // Медико-биологические и психолого-педа гогические аспекты адаптации и социализации человека. Волгоград: ВолГУ, 2003.

Теория и практика социальной работы. Уч. пос. / Ред. проф. В.Н. Ярская. Сара тов: СГУ, 1995.

Теория социальной работы. Учебник/ Ред. Е.И. Холостова. М.: Юристъ, 1998.

Штомпка П. Социология социальных изменений. М.: Аспект пресс, 1996.

Энциклопедия социальной работы. М.: ИСР АРСС, 1997.

Ярская В.Н. Благотворительность и милосердие как социокультурные ценности / / Российский журнал социальной работы. 1995. № 2.

Ярская В.Н. Экзистенциальные смыслы и гражданские перспективы социального образования // Журнал исследований социальной политики. 2004. Том 2. № 3.

Ярская В.Н. Ядро тезауруса социальной работы. Аспекты соотношения теории социальной работы и социальной педагогики // В поисках истины. Материалы мето дологического семинара Института социальной работы АРСС. М., 1995.

Ярская В.Н., Смирнова Е.Р. Философия и методология социальной работы. Учеб ное пособие. Саратов: СГТУ, 1997.

Ярская В., Яковлев Л., Печенкин В., Ежов О. Пространство и время социальных изменений. М.;

Саратов: Научная книга. 2004.

Ярская-Смирнова Е.Р. Профессионализация социальной работы в России // Стро ительство мостов: социальная работа в изменяющихся обществах и культурах. Ар хангельск: АГМА, 1999.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.