авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Е. О. Полякова. Историография русско-китайских отношений XVII в. 11

Е. О. Полякова

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ

РУССКО-КИТАЙСКИХ

ОТНОШЕНИЙ

XVII в.

Состояние изучения русско-китайских отношений в XVII в. и оценки

развития отечественной историографии в этой области на сегодняшний

день крайне противоречивы. Недостаточное присутствие китайской тема-

тики в работах по истории России и международных отношений, а также наличие слабоизученных вопросов и проблем двусторонних контактов свидетельствуют о недостатках отечественной историографии русско китайских отношений. Крупнейший современный исследователь А. Д. Воскресенский отметил, что в России «изучением истории отноше ний с Китаем занимались, как правило, лишь одиночки-энтузиасты, и лишь в 1970-х годах возникает устойчивая научная школа исследований по этому направлению, которая в настоящее время переживает не лучшие времена…» Первые попытки рассмотрения истории русско-китайских отношений были предприняты уже в конце XVII в. Они нашли отражение в кратком изложении в составленном на основе материалов Сибирского приказа «Описании новые земли Сибирского государства»2, а также других рабо тах того времени3. Однако систематическое изучение истории российско китайских отношений началось с XVIII в., одновременно со становлени ем российской исторической науки. Отдельные вопросы были рассмот рены уже в известной «Истории Сибири» Г. Ф. Миллера, первый том ко торой был опубликован в 1750 г.4 В 1756 и 1757 гг. в «Ежемесячных со чинениях» им же были опубликованы такие работы, как «Известие о тор гах сибирских», «О первых российских путешествиях и посольствах в Китай», «История о странах, при Амуре лежащих, когда они состояли под российским владением», «Изъяснения сумнительств, находящихся при постановлении границ между Российским и Китайским государством 7197 [1689] года»5.

Появление этих произведений стало следствием многолетнего труда Г. Ф. Миллера по изучению истории Сибири, в том числе и по истории контактов с государствами, граничащими на востоке с новыми россий © Полякова Е. О., Раздел 1. ЭСТАФЕТА НАУЧНОГО ПОИСКА: НОВЫЕ ИМЕНА скими территориями — Монголией и Китаем. В своих работах ученый составил хронологию российских посольств в Китай в XVII в. начиная с первого посольства 1618 г., возглавляемого Иваном Петлиным. В своих работах Миллер отметил, что, несмотря на отсутствие у послов специ альной дипломатической подготовки, им все же удалось добиться опре деленных успехов в отношениях между двумя государствами. Кроме то го, ценность работ Миллера заключается и в том, что в них использованы многие документы, не сохранившиеся до наших дней и дошедшие до нас только в снятых им копиях6.

В это же время появляются также первые исследования по истории российской духовной миссии в Пекине. Прежде всего это работа иеромо наха 4-й миссии Феодосия (Сморжевского) «Выписка из замечаниев о пекинских духовных миссиях», которая была составлена в форме хроно логических записок и доведена до 1751 г.7 Автор данной «Выписки» не только описал, но дал критический анализ деятельности русских миссио неров в Китае. Значительным вкладом в историю русско-китайских от ношений явился труд начальника 8-й миссии (1794—1808) архимандрита Софрония (Грибовского) «Уведомление о начале бытия россиян в Пейдзине и о существовании в оном грекороссийской веры»8.

В начале XIX в. вопрос становления русско-китайских связей был освещен и в труде Н. М. Карамзина «История государства Российского»9.

Заметим, что, основываясь на данных позднего хронографа, он ошибочно датирует первое русское посольство в Китай 1567-м г., тогда как в дей ствительности оно имело место только в 1618 г. 10 Первыми русскими послами автор считает Ивана Петрова и Бурнаша Ялычёва11. При этом Н. М. Карамзину известно о существовании росписи И. Петлина, по скольку к этому времени она уже была издана Г. Спасским в «Сибирском вестнике»12, но, несмотря на это, он считает, что «сей Петлин, вероятно, не бывал в Китае, а списал донесение атаманов Ивана Петрова и Бурана ша Ялычёва…»13.

В первой половине — середине XIX в. были опубликованы всего не сколько статей, посвященных отдельным эпизодам русско-китайских отношений XVII в., в частности посольству Николая Милеску (Спафария) в Китай14 или осаде Албазина15. Они носили большей частью описательный характер и базировались на уже изданных к этому времени документах.

В 70—80-е гг. XIX в. выходит ряд работ, в которых предпринята по пытка обобщить имеющиеся данные. В журнале «Русский архив» была опубликована статья П. В. Шумахера «Наши сношения с Китаем (с по 1805)»16. В этой работе автор, повторяя ошибку Н. М. Карамзина, да тирует первое посольство в Китай 1567-м г. П. В. Шумахер в хронологи ческом порядке перечисляет все контакты между двумя государствами, давая им краткие оценки. Из российских посольств XVII в. он подробно Е. О. Полякова. Историография русско-китайских отношений XVII в. описывает только то, которое возглавлял Ф. А. Головин, а также связан ный с ним процесс заключения Нерчинского мирного договора. При опи сании переговоров П. В. Шумахер использует текст записок иезуита Жербийона. Из этого же источника автор извлекает непосредственно текст договора, однако использует французский перевод латинского ва рианта трактата. В целом сам Нерчинский договор оценивается им как безусловная неудача российской дипломатии, но вместе с тем он отмеча ет, что «и в деле Головина, при всей его неудаче, заключалась та хорошая сторона, что один из пунктов Нерчинского договора был, некоторым обра зом, поводом к возобновлению… вопроса об Амуре»17.



В этот же период в России появились крупные обобщающие исследо вания по различным вопросам истории русско-китайских отношений.

Первым в их ряду несомненно стоит изданное в 1882 г. в Казани «Ди пломатическое собрание дел между Российским и Китайским государ ствами с 1619 по 1792 г.» Н. Бантыш-Каменского18. К сожалению, свое исследование Бантыш-Каменский начинает только с посольства Федора Байкова, хотя и приводит тексты двух китайских грамот, которые он да тирует 1619-м и 1649-м гг. Автор подробно описывает каждое русское посольство в Китае, сопровождая текст архивными документами. Он впервые публикует переводы нескольких китайских грамот. По объему и качеству использованного материала данная работа не потеряла своего значения до настоящего времени.

В том же году была издана монография Х. Трусевича19. Автор приво дит объемный фактический материал — анализ и сопоставление данных по стоимости отдельных товаров и их провозу. Его работа дополняет из данное несколько ранее, еще в середине XIX в., исследование А. Корсака20.

На основе широкого круга архивных документов и литературы было проведено церковно-историческое исследование иеромонаха Николая (Адорацкого) «Православная миссия в Китае за 200 лет ея существова ния»21. По данному исследованию в 1887 г. была защищена диссертация, автор получил степень магистра богословия.

«Амурский вопрос» и история присоединения Приамурья изучались на основе широкого круга документов И. П. Барсуковым22. Крупным вкладом в историографию вопроса стали работы М. Венюкова, в частно сти его «Опыт военного обозрения русских границ в Азии»23. Системати зированные материалы З. Матусовского по истории русско-китайских отношений были опубликованы в «Географическом обозрении Китай ской империи»24. Попыткой создания специальной обобщающей работы стал труд А. Буксгевдена «Русский Китай. Очерки дипломатических сношений России с Китаем»25.

Раздел 1. ЭСТАФЕТА НАУЧНОГО ПОИСКА: НОВЫЕ ИМЕНА В 80-х — начале 90-х гг. XIX в. особое внимание российских иссле дователей привлекает фигура посла России в Китае – молдавского учено го Н. Г. Милеску (Спафария). Ю. В. Арсеньев опубликовал ряд работ, посвященных этому дипломату26. В это же время в «Записках Восточного отдела Русского географического общества» был издан перевод «Китай ской реляции о посольстве Н. Спафария в Китай» известным российским китаеведом А. О. Ивановским27. В 1890-е гг. в Киеве вышли две работы И. Н. Михайловского, посвященные Н. Г. Милеску (Спафарию) и его трудам28. Эти исследования позволили значительно расширить круг ис точников по русско-китайским отношениям в 70-е гг. XVII в. Впервые была дана подробная характеристика периода, предшествовавшего непо средственным столкновениям России и Китая.

Среди работ, вышедших в начале XX в., следует отметить статью Ф. И. Покровского29. Автор опровергает версию о датировке первого рус ского посольства в Китай 1567-м г., убедительно доказывая, что первое посольство в Китай состоялось в 1618 г., а не в правление Ивана Грозного.

С начала 20-х гг. XX в. начался новый этап отечественной историо графии. В основе его лежали как политические и идеологические уста новки, направленные на критику прошлого, так и значительная свобода научной и политической полемики, опирающаяся на открытость доку ментов.

Во второй половине 1920-х гг. выходит ряд исследований, положив ших начало новому (советскому) периоду в изучении контактов России и Китая в XVII в., среди которых следует отметить работы профессора Б. Г. Курца30. Он рассматривает становление и развитие русско китайских отношений в связи с освоением русскими землепроходцами Сибири. По мнению автора, установление официальных отношений меж ду двумя государствами было вызвано тем, что «Россия под давлением интересов торгового капитала распространила свои владения до Амура, а Китай со вступлением маньчжурской династии – на север…», из-за этого «должно было произойти столкновение интересов обоих государств, что и повлекло за собой начало дипломатических сношений»31. Вероятно, Б. Г. Курцу свойственно некоторое преувеличение роли торгового капи тала в становлении связей между двумя государствами.

В этот же период вышло еще несколько работ, посвященных русско китайским отношениям. Среди них статья крупнейшего советского уче ного-сибиреведа С. В. Бахрушина, которая дает представление о торго вых связях между двумя государствами32. Вышла в свет монография В. П. Саввина, в которой, по мнению Г. Кара-Мурзы, не присутствует новый фактический материал и нет четкой границы между российско китайскими и советско-китайскими отношениями33. Также было опубли ковано исследование К. В. Базилевича, имеющее научно-популярный Е. О. Полякова. Историография русско-китайских отношений XVII в. характер. Все эти работы, за исключением статьи С. В. Бахрушина, не использовали новых источников, базируясь на уже изданном материале.





Для авторов характерна трактовка всех без исключения фактов из исто рии русско-китайских отношений как проявление агрессивных устремле ний царизма, направленных на ущемление интересов Китая.

Изучением русско-китайских отношений продолжали заниматься и русские исследователи, находящиеся в эмиграции. В 1928 г. в журнале «Вестник Маньчжурии» была опубликована статья В. В. Энгельфельда, в которой автор делает вывод о приоритете торговых интересов в отноше ниях между Россией и Китаем в XVII – XVIII вв. Необходимо отметить, что в 1920-е гг. в России оформилась даже своеобразная научная школа Б. А. Романова, в исследованиях которой возобладал принцип рассмотрения проблем политики России и событий в Китае не столько через призму анализа российско-китайских отношений, сколько с учетом межимпериалистической борьбы держав и внутриполи тической борьбы в Петербурге. Данные концептуальные подходы нашли отражение в работах по истории других направлений русско-китайских отношений.

Показательной для советской историографии стало обобщающее ис следование проблем российско-китайских отношений и российской экс пансии в Маньчжурии В. Аварина36. Постепенно к 1930-м гг. в работах отечественных историков начинается замалчивание наиболее сложных вопросов истории русско-китайских отношений. Уже в вышедшей в 1930 г. работе В. П. Саввина «Взаимоотношения царской России и СССР с Китаем» не упоминаются конфликтные ситуации в российско китайских отношениях37.

Всплеск интереса к взаимоотношениям России и Китая произошел после прихода к власти КПК и образования Китайской Народной Респуб лики. В 1950-е гг. вышло несколько работ, посвященных русско китайским отношениям в XVII в. Среди них следует отметить исследова ние А. Г. Банникова38. Процесс активного продвижения русских на во сток автор связывает с общим подъемом Российского государства после Смутного времени39. А. Г. Банников, как, впрочем, и вся отечественная историография 1950-х – начала 1960-х гг., подчеркивает дружеский ха рактер отношений между государствами40.

Экономические аспекты русско-китайских контактов XVII в. рас сматривает М. И. Сладковский41. Та часть монографии, которая посвяще на раннему периоду отношений между двумя странами, написана на ос новании работ Н. Н. Бантыш-Каменского, А. Корсака и Х. Трусевича.

К сожалению, архивные материалы не привлекаются. Кроме того, автор допускает ошибку, сообщая о наличии китайских источников, подтвер ждающих визит в Китай русских казаков в XVI в. Все же, несмотря на Раздел 1. ЭСТАФЕТА НАУЧНОГО ПОИСКА: НОВЫЕ ИМЕНА ряд недостатков, эта работа является первой попыткой обобщить матери ал по торговым контактам России и Китая.

Истории подготовки и заключения Нерчинского договора посвящена монография П. Т. Яковлевой42. Работа написана на основе изучения большого архивного материала, часть которого была опубликована впер вые. Значительное место в работе отведено преддоговорному периоду.

В целом Нерчинский договор оценивается П. Т. Яковлевой как равно правный, не ущемляющий права ни одной из сторон43.

В 1960 г. была опубликована монография Б. Г. Щебенькова «Русско китайские отношения в XVII в.»44. Причинами установления связей с Ки таем автор считает развитие товарно-денежных отношений в стране и попытки западноевропейских держав использовать удобный путь в Китай через русские владения. Неудачи первых русских посольств в Китай по сле прихода к власти маньчжурской династии Цин автор объясняет стра хом маньчжурского правительства перед возможной помощью России «китайскому народу» и происками иезуитов. Нерчинский договор 1689 г.

Б. Г. Щебеньков расценивает как равноправный, а главное, выгодный для России45. Заметим, что к этому же периоду относится ряд статей, посвя щенных различным аспектам русско-китайских отношений46.

Оппонентами Б. Г. Щебенькова выступают некоторые исследователи середины и второй половины 60-х гг. Дело в том, что итогом «борьбы с маоистской фальсификацией истории» становится активная публикация документов по русско-китайским отношениям47. Кроме того, выходит ряд статей, касающихся различных аспектов русско-китайских контактов48, в том числе и посвященных переоценке результатов Нерчинского догово ра, трактовавшегося теперь как дипломатическое поражение России.

В 1964 г. В. М. Хвостов в своей статье первым дает следующую оценку Нерчинскому договору: «…Этот договор, подписанный представителями русского правительства под угрозой со стороны превосходящих мань чжуро-китайских войск, был вовсе не равноправным, а навязанным силой актом, причем в роли захватчика и насильника выступала Китайская им перия»49.

В 1969 г. выходит монография В. А. Александрова «Россия на даль невосточных рубежах (вторая половина XVII в.)»50. Широко используя архивные материалы, автор доказывает, что дальневосточные территории во второй половине XVII в. уже принадлежали России, а значит, в ре зультате Нерчинского договора произошла оккупация русских террито рий, в результате которой «захват Цинской династией части Приамурья и гибель там русского земледелия задержали без малого на 200 лет соци ально-экономическое, хозяйственное и культурное развитие этого края…»51.

Е. О. Полякова. Историография русско-китайских отношений XVII в. Ухудшение отношений между СССР и КНР отразилось и в историо графии 70-х гг. XX в. Не случайно В. С. Мясников напишет в своей ста тье: «Появление в пропагандистской и исторической литературе КНР утверждений о “несправедливости” современных границ Китая в истори ческом прошлом, проведение среди историков КНР дискуссий по вопро сам формирования территории Китая в историческом прошлом… публи кация карт, на которых значительные территории сопредельных с КНР государств, в том числе и Советского Союза, были показаны как “отторг нутые” у Китая… заставили советскую научную общественность с осо бым вниманием обратиться к истории русско-китайских отношений и связанной с ними истории формирования советско-китайской границы»52.

В контексте отечественной историографии 1970-х гг. нельзя не отме тить два сборника документов по русско-китайским отношениям, вы шедшие в 1972 г. под редакцией В. С. Мясникова53, и исследование П. Е. Скачкова об истории изучения Китая в России 54. Эти работы, без условно внесшие огромный вклад в накопление и систематизацию источ никового и историографического материала о русско-китайских контак тах, не утратили своей актуальности до сих пор.

Среди работ, опубликованных в конце 1970-х – 1980-е гг., важное ме сто занимает исследование В. С. Мясникова «Империя Цин и Русское государство в XVII в.»55, посвященное установлению и развитию дипло матических отношений между цинским Китаем и Россией. Отличитель ной чертой монографии является подробное изучение как традиционной китайской дипломатии, так и методов ее заимствования маньчжурскими правителями. Для этого В. С. Мясников привлекает широкий круг источ ников на китайском и маньчжурском языках. Один из основных выводов работы состоит в том, что в основе действий цинской дипломатии, «в основе всех ее стратегических планов лежали субъективистские автори тарные мотивы Сюань Е. Никаких объективных причин для цинской экс пансии в Северной Маньчжурии и Приамурье не существовало. Она была спланирована и осуществлена в угоду личным амбициям императора Сюань Е»56. Автор считает, что Нерчинский договор был заключен под угрозой применения силы.

Классической работой по истории российско-китайских отношений в XVII — первой половине XIX в. является монография Б. П. Гуревича «Международные отношения в Центральной Азии»57. В этой работе ис следуются русско-китайские отношения в связи со всем комплексом международных отношений в регионе. Работа Б. П. Гуревича не грешит излишней политизированностью, но она отмечает не только достижения, но и слабые стороны отечественной историографии. Автор делает вывод:

«Успехи политики России в Казахстане и Средней Азии, а также сложное внутриполитическое положение Цинской империи… дали возможность Раздел 1. ЭСТАФЕТА НАУЧНОГО ПОИСКА: НОВЫЕ ИМЕНА царскому правительству добиться нормализации русско-китайских от ношений в Центральной Азии…»58 Очевидно, данная позиция отражает ситуацию напряженности двусторонних отношений: нельзя отождеств лять «ослабление противника» с «нормализацией» двусторонних отно шений.

В 80-е гг. ХХ в. продолжают выходить статьи и монографии, посвя щенные критике китайской историографии по взаимоотношениям Китая и России во второй половине XVII в.59 Среди них особенно следует вы делить работы Г. В. Мелихова, доказывающего беспочвенность китай ских претензий на Приамурье, в которой автор использует китайские и маньчжурские источники. В 1982 г. был опубликован сборник «Докумен ты опровергают: против фальсификации истории русско-китайских от ношений», в состав которого вошли сразу две его статьи60. В одной из них автор дает следующую оценку русско-маньчжурским столкновениям, предшествовавшим Нерчинскому мирному договору: «Маньчжуро китайские власти предприняли грубое нарушение статус-кво, существо вавшего в Приамурье более 40 лет. Воспользовавшись своим военным превосходством, они прибегли к военным действиям и военному шанта жу на последующих мирных переговорах»61.

После распада СССР изучение русско-китайских отношений не утра тило своей актуальности для российской исторической науки. Более того, в современной историографии появляются новые аспекты, не рассматри вавшиеся в советское время. Появились исследования, посвященные формированию русско-китайской границы62.

Следует отметить работу Д. В. Дубовицкой, в которой была дана но вая, более объективная оценка роли иезуитов в русско-китайских отно шениях. Одна из глав ее работы посвящена Фердинанду Вербисту. Здесь же уделено внимание и участию в приеме посольства Николая Спафария63.

Во второй половине 90-х гг. ХХ в. появляются первые работы, по священные формированию образа Китая в России 64. Так, в 1997 г. была опубликована статья Е. И. Кычанова «Образ Китая в России XVII в.»65, в которой автор использует «Ведомость о Китайской земле» тобольского воеводы П. Годунова и труд Н. Спафария «Описание первые части все ленныя, именуемой Азией, в ней же состоит Китайское государство с прочими его городы и провинции».

В последние годы в отечественной историографии появились обоб щающие (XVII — конец XX в.) работы в области русско-китайских от ношений по разным малоизученным вопросам. Среди них следует назвать исследование В. С. Мясникова «Россия и Китай»66. Основное внимание автора данной монографии сосредоточено на XX в., однако не исключается роль XVII в. как некоего подготовительного этапа для вы страивания двусторонних отношений в будущем.

Е. О. Полякова. Историография русско-китайских отношений XVII в. Также особо отметим работу В. Г. Дацышена, в которой делается попытка выстроить эволюцию русско-китайских отношений начиная с посольства Ивана Петлина в Китай в 1618 г. и заканчивая событиями Ок тября 1917 г. Формат учебного пособия не позволяет В. Г. Дацышену дать более обстоятельный обзор причин, побудивших русское правитель ство начать поиск торговых путей в Китай, проследить ход переговоров, акцентировать внимание на спорных вопросах.

Одной из последних обобщающих работ по проблемам российско китайских отношений является теоретическое исследование А. Д. Воскресенского «Россия и Китай: теория и история межгосудар ственных отношений», обозначившее новый этап развития отечественной историографии. Данная монография представлена как «первое «сквоз ное» политологическое исследование российско-китайских контактов на протяжении XVII – XX вв.», автор предлагает «концепцию многофактор ного равновесия», в основе которой лежит «баланс интересов».

На современном этапе статьи по истории русско-китайских отноше ний публикуются в самых разных журналах и сборниках. Продолжают выходить юбилейные сборники. Например, в 2001 г. в Москве вышел сборник «Восток – Россия – Запад. Исторические и культурные исследо вания. К 70-летию академика В. С. Мясникова», в который вошли статьи по русско-китайским отношениям, в том числе касающиеся XVII в. Тра диционно материалы по истории русско-китайских отношений публику ются в ежегодных сборниках конференции «Общество и государство в Китае», проводящейся в Институте востоковедения РАН. Более десяти лет статьи по истории русско-китайских отношений печатаются во вла дивостокских журналах «Россия и АТР» и «Известия Восточного инсти тута ДВГУ». В этих журналах публикуются работы в основном дальнево сточных исследователей по всему кругу проблем истории российско китайских отношений, однако основное внимание исследователей акцен тировано на проблемах взаимоотношений России и Китая со Средней Азией, нежели их непосредственным контактам.

На современном этапе историческая наука успешно закрывает белые пятна истории российско-китайских отношений. Активизировавшаяся научная жизнь и открытие ранее недоступных архивных и книжных фон дов стали базой для огромного числа публикаций в различных сборниках тезисов и статей, в научных журналах и т. д. Показателем достижений отечественной историографии стали обобщающие исторические и теоре тические работы по истории русско-китайских отношений. Однако эти работы большей своей частью касаются более позднего периода в русско китайских отношениях (XIX и XX вв.). Кроме того, далеко не все собы тия и факты достаточно освещены и доступны отечественному читателю, а в общей истории России отношения с Китаем пока не занимают долж Раздел 1. ЭСТАФЕТА НАУЧНОГО ПОИСКА: НОВЫЕ ИМЕНА ного места. Освобождение от марксистской догматики привело к тому, что ряд выводов, полученных советскими историками при изучении про блем политических и экономических взаимоотношений России и Китая, нуждается в значительной переоценке.

Таким образом, в отечественной истории изучения русско-китайских отношений XVII в. можно выделить несколько этапов. Первый (с конца XVII до конца XVIII в.) можно охарактеризовать как предварительный этап накопления знаний и сбора материала, который большей частью носил описательный характер. Отметим, что здесь достаточно сложно провести грань между сочинениями историографического и источнико вого характера, поскольку речь в них идет о событиях сравнительно не давнего прошлого. Однако именно в это время зарождается интерес к истории взаимоотношений между двумя государствами. Работа неиз вестного автора «Описание новые земли Сибирского государства», хоть и имеет под собой значительную источниковую базу, все же далека от научного исследования. К недостаткам ее можно отнести весьма вольное обращение с источником: зачастую сложно отделить текст источника от собственного мнения автора.

Второй этап (конец XVIII – начало XX в.) отличается тем, что в это время исследователями была проведена обработка документальных мате риалов и появились первые научные публикации по истории русско китайских отношений. В них ученые в основном уделяют внимание внешнему описанию событий, а также развитию посольских и торговых отношений между Россией и империей Цин. Именно в этом ключе пре подносит материал Г. Ф. Миллер, вклад которого в историографию во проса трудно переоценить. Он практически впервые поставил вопрос о достоверности первых грамот китайского императора, тем самым поло жив начало спору, окончательная точка в котором не поставлена до сих пор. Исследователи XIX в. в меньшей степени уделяли внимание межго сударственным контактам в XVII в., на первом месте для них был амур ский вопрос и пограничное размежевание (И. Сельский, Д. Романов).

Этот период интересен тем, что исследователи затрагивают многие про блемы, актуальные до сих пор, в частности вопрос о «ложности» посоль ства И. Петлина (Ю. В. Арсеньев), о фигуре Спафария (Ф. И. Покровский), о первой русской миссии в Китае.

Третий этап начинается с середины 20-х гг. XX в. и длится плоть до начала 90-х гг. XX в. После перерыва, вызванного революцией, вновь начинают выходить монографии и статьи, посвященные русско китайским отношениям. В это время на первый план выходят вопросы социально-экономического развития двух стран как основного фактора в отношениях между ними. Среди работ данного периода в основном обобщающие труды, призванные показать закономерности развития и Е. О. Полякова. Историография русско-китайских отношений XVII в. эволюцию русско-китайских контактов на протяжении длительного от резка времени. Конечно же, в таких исследованиях теряются более част ные, но не менее важные сюжеты. К исследованиям подобного типа можно отнести монографии В. А. Александрова, В. С. Мясникова, М. И. Сладковского, Б. Г. Щебенькова.

Однако резкое ухудшение советско-китайских отношений, начавшее ся в середине 1960-х гг., привело к коренному пересмотру всей истории русско-китайских контактов. Это позволяет внутри предлагаемого треть его этапа выделить отрезок времени с середины 60-х до конца 80-х гг. XX в. как отдельный период в истории советской историографии изучаемого вопроса. Все усилия исследователей были направлены на борьбу с так называемой «маоистской фальсификацией истории». Особенно преуспел на данном поприще В. Г. Мелихов, опубликовавший серию работ в сбор нике «Документы опровергают». Этот период в историографии свиде тельствует о том влиянии, которое оказывает внешняя политика на исто рическую науку, приводя порой к самым категоричным выводам.

Четвертый этап – современная историография с начала 1990-х гг. до настоящего времени. Сегодня отечественные историки начали изучать ранее не исследованные аспекты русско-китайских отношений. Исследо ватели пытаются обобщить накопленный дореволюционной и советской историографией материал, пересмотреть некоторые сюжеты в истории межгосударственных контактов, дополнив картину новыми источниками, в том числе и «китайскими» (В. С. Мясников, А. Д. Воскресенский, В. Г. Дацышен). Современные тенденции изучения русско-китайских отношений дают исследователям достаточно широкую перспективу, свя занную и с доступностью материалов, и с многообразием методологиче ских парадигм, каждая из которых позволяет вскрыть ранее не известные аспекты изучаемого вопроса.

Выделенные нами этапы являются непосредственным отражением эволюции в развитии русско-китайских отношений, идут параллельно с развитием исторической науки как таковой. Наиболее плодотворным можно назвать второй период (конец XVIII – начало XX вв.), интересный своей многогранностью и разнообразием представленных работ, в то время как период «советский» имеет одним из своих недостатков явный крен в сторону исследования социально-экономического аспекта во вза имоотношениях между двумя странами. В настоящее время при появле нии новых направлений в китаеведческих исследованиях идет и некото рый возврат к оценкам дореволюционных историков.

Однако само по себе выделение периодов в развитии историографии было бы бессмысленным, если не учитывать при этом актуальность по добного историографического обзора на сегодняшний день. Развитие исследовательских практик изучения русско-китайских отношений идет Раздел 1. ЭСТАФЕТА НАУЧНОГО ПОИСКА: НОВЫЕ ИМЕНА параллельно с реальной эволюцией отношений между двумя странами.

Эти практики в какой-то мере формируют у нас образ другой страны;

обращаясь к прошлому, они тем самым решают проблемы современно сти, ищут ответы на те вопросы, которые ставят перед ними наши поли тики и дипломаты, предостерегают от возможных ошибок. Особый смысл этому придает сегодняшнее состояние отношений между Россией и КНР, растущее сотрудничество двух держав в рамках ШОС, а следова тельно, и интерес к истории двустороннего взаимодействия, прошлое которого уходит корнями в семнадцатое столетие.

Воскресенский А. Д. Россия и Китай: теория и история межгосударственных отношений.

М., 1999. С.33.

Описании новые земли Сибирского государства // Титов А. Сибирь в XVII веке : сб. ста рин. рук. ст. о Сибири и прилегающих к ней землях с прил. снимка со старин. карты Си бири / изд. Г. Юдин. М.,1890. С. 55—100.

См.: Сказание о великой реке Амур // Там же. С. 107—113;

Крижанич Ю. История Си бирская // Сибирь в XVII в. М,1890.

Миллер Г. Ф. История Сибири. Т. 1. М.;

Л., 1937.

См.: Миллер Г. Ф. О первых российских путешествиях и посольствах в Китай // Ежеме сячные сочинения, к пользе и увеселению служащие. 1755. Июль;

Его же. Изъяснения сумнительств, находящихся при постановлении границ между Российским и Китайским государством 7197 [1689] год // Там же. 1757. Апр.

См.: Сибирь в XVII в. М.,1890. С. 116.

См.: Выписка из замечаниев о пекинских духовных миссиях, писанных иеромонахом Феодосием Сморжевским // Материалы для истории российской духовной миссии в Пе кине. СПб., 1905. С. 65—71;

Грибовский С. Уведомление о начале бытия россиян в Пейдзине и о существовании в оном грекороссийской веры. СПб, 1905.

Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. 9. СПб., 1842.

Об этом говорит Н. Г. Милеску (Спафарий) в своем сочинении «Сибирь и Китай»

(Н. Г. Спафарии. Сибирь и Китай. Кишинев, 1960) Посольство Ивана Петрова и Бурнаша Ялычева в Китай в 1567 г. является мнимым. Иван Петров (Текутьев) является реальным историческим лицом, однако его посольство, при чем даже не в Китай, а в калмыцкие кочевья к Алтын-хану, имело место лишь в сентябре 1616 г.

См.: Путешествие в Китай сибирского казака Ивана Петлина в 1620 г. // Сибирский вестн. 1818. Ч.2.

Е. О. Полякова. Историография русско-китайских отношений XVII в. Карамзин Н. М. Указ. соч. Т. 9. Примеч. С. 148.

См.: Зубарев Д. О посольстве в Китай Николая Спафария с дворянами, подъячими, гре чанами и иноземцами // Вестн. Европы. 1827. № 23–24.

См.: Сельский И. Последняя осада Албазина маньчжуро-китайцами в 1687 г. // Зап. За падно-Сибирского отд-ния Русс. геогр. о-ва. 1857. Т. 5, № 1;

Романов Д. Город Албазин.

СПб., 1857 (отд. оттиск: С.-Петербург. ведомости. 1857. № 269–270).

См.: Шумахер П. В. Наши сношения с Китаем (1567 – 1805) : ист. очерк // Рус. архив.

1879. № 6.

Там же. С. 173.

Бантыш-Каменский Н. Н. Дипломатическое собрание дел между российским и китай ским государствами с 1619 по 1792 г. Казань, 1882.

См.: Трусевич Х. Посольские и торговые сношения России с Китаем (до XIX в.). М., 1882.

См.: Корсак А. Историко-статистическое обозрение торговых сношений России с Кита ем. Казань, 1857.

Православная Миссия в Китае за 200 лет ея существования : опыт церков.-ист. исслед. по архив. док. Вып.1—2. Казань, 1887.

Барсуков И.М. Граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский : в 2 кн. М, 1891.

Венюков М. Опыт военного обозрения русских границ в Азии. СПб., 1873.

Матусовский 3. Географическое обозрение Китайской империи. СПб., 1888.

Буксгевден А. Русский Китай: очерки дипломат. сношений России с Китаем. I Пекинский договор 1860 года. Порт-Артур, 1902.

См., например: Арсеньев Ю. В. Статейный список посольства Н. Спафария в Китае, – 1678. // Вестн. археологии и истории. 1906. Т. 17, отд. 2;

Его же. Путешествие через Сибирь от Тобольска до Нерчинска и границ Китая русского посланника Николая Спафария в 1675 г. // Зап. Рус. геогр. о-ва по отд-нию этнографии. СПб., 1882. Т. 10, вып.

1;

Его же. Новые данные о службе Николая Спафария в России (1671 – 1708). М., 1900;

Его же. Путевой дневник от Нерчинского острога до Пекина русского посланника Нико лая Спафария в 1676 года. Оренбург, 1896.

Ивановский А. Посольство Спафария // Зап. Вост. отдела Рус. археол. о-ва. 2. СПб., 1888.

Михайловский И. Н. Важнейшие труды Николая Спафария (1672 – 1677). Киев, 1897;

Его же. Очерк жизни и службы Н. Спафария в России. Киев, 1895.

Покровский Ф. И. Путешествие в Монголию и Китай сибирского казака Ивана Петлина в 1618 г.: (Мнимое путешествие атаманов Ивана Петрова и Бурнаша Ялычёва в 1567 г.) // Изв. ОРЯС. Т. 18, кн. 4. СПб., 1914.

Раздел 1. ЭСТАФЕТА НАУЧНОГО ПОИСКА: НОВЫЕ ИМЕНА См.: Курц Б. Г. Колониальная политика России и Китая в XVII – XVIII вв. // Новый Во сток. 1927. № 19;

Его же. Русско-китайские сношения в XVI, XVII и XVIII столетиях.

Харьков, 1929.

Курц Б. Г. Русско-китайские сношения в XVI, XVII и XVIII столетиях. С. 30.

См.: Бахрушин С. В. Торги гостя Никитина в Сибири и Китае // Тр. Ин-та истории РАНИОН. Вып. 1. М., 1926.

См.: Саввин В. П. Взаимоотношение царской России и СССР с Китаем, 1619 – 1927.

М;

Л., 1930. Ср. рец. на эту книгу: Кара-Мурза Г. Как не надо писать историю // Пробле мы Китая. 1930. № 3.

Базилевич К. В. В гостях у богдыхана : (путешествия русских в Китай в XVII в.). М., 1927.

Энгельфельд В.В. К вопросу о сношениях России с Китаем в XVII и XVIII веках (Исто рическая справка) // Вестн. Маньчжурии. 1929. № 3.

Аварин В. Я. Империализм в Маньчжурии. Т.1. М., 1934.

См.: Саввин В. П. Взаимоотношения царской России и СССР с Китаем.

Банников А. Г. Первые русские путешественники в Монголию и Северный Китай. М., 1954.

См.: Там же. С. 4.

См.: Там же. С. 47–48.

Сладковский М. И. Очерки экономических отношений СССР с Китаем. М., 1957.

Яковлева П. Т. Первый русско-китайский договор 1689 года. М., 1958.

См.: Там же. С. 211.

Щебеньков Б. Г. Русско-китайские отношения в XVII в. М., 1960.

См.: Там же. С. 225.

См., например: Рабич Г. К вопросу о русско-китайских отношениях XIII – XVII вв. // сб. студенч. работ Среднеазиат. ун-та. Вып. 15. Ташкент, 1956;

Из истории русско китайских отношений (1695 – 1720) // Ист. архив. 1957. № 3;

Александров В. А. Из исто рии русско-китайских экономических связей перед Нерчинским миром 1689 г. // История СССР. 1957. № 5;

Его же. Русско-китайская торговля и нерчинский торг в конце XVII в.

// К вопросу о первоначальном накоплении в России (XVII – XVIII вв.). М., 1958. Филип пов А.М. Новые данные о посольстве Сеиткула Аблина // Сов. китаеведение. 1958. № 2.

Щебеньков Б. Г. Об источниковедении и историографии русско-китайских отношений в XVII в. // Сб. ст. по истории Дальнего Востока. М., 1958;

Дербов Л. А. Начало диплома тических и торговых отношений России с Китаем // Уч. зап. Саратов. гос. ун-та им. Чер нышевского. Ист. вып. 1960. Т. 68. Демидова Н.Ф. О вариантах статейного списка по сольства Ф. И. Байкова в Китай // Вопр. социал.-эконом. истории и источниковедения периода феодализма в России. М., 1961.

Е. О. Полякова. Историография русско-китайских отношений XVII в. См.: Мясников В.С. Новые документы о поездке в Китай Ивана Петлина // Сов. китаеве дение. 1958. № 1;

Вяткин Р.В., Мясников В. С. Документы по истории русско-китайских отношений (подготовка советских и китайских публикаций) // Вестн. АН СССР. 1959.

№ 10;

Демидова Н. Ф., Мясников В. С. Первые русские дипломаты в Китае : («Роспись»

И. Петлина и статейный список Ф. И. Байкова). М., 1966;

Русско-китайские отношения в XVII в. : материалы и документы. Т. 1. М., 1969;

Т. 2. М., 1972.

См.: Александров В. А. Начало хозяйственного освоения русским населением Забайкалья и Приамурья (вторая половина XVII в.) // История СССР. 1968. № 2;

Казанин М. И.

Спафарий и Мартини // Народы Азии и Африки. 1971. № 6;

Курсков Н. Н. О роли По сольского приказа в изучении и освоении Сибири, Дальнего Востока, установлении вза имоотношений с Китаем // Забайкал. краевед. ежегод. 1971. № 5;

Демидова Н. Ф. Из ис тории заключения Нерчинского договора 1689 г. // Россия в период реформ Петра I. М., 1973.

Хвостов В. М. «Китайский» счёт по реестру и правда истории // Междунар. жизнь. 1964.

№ 10.

Александров В. А. Россия на дальневосточных рубежах (вторая половина XVII в.). М., 1969.

Там же. С. 195.

Мясников В. С. Проблемы и задачи изучения истории русско-китайских отношений // Проблемы советского китаеведения. М., 1973.

Русско-китайские отношения в XVII в. / под ред. В. С. Мясникова. М., 1972. Т.1, 2;

Рус ско-китайские отношения в XVIII в. / под ред. В. С. Мясникова. М., 1972. Т.1, 2.

Скачков П. Е. Очерки истории русского китаеведения. М., 1977.

Мясников В. С. Империя Цин и Русское государство в XVII в. М., 1980.

Там же. С. 288.

Гуревич Б. П. Международные отношения в Центральной Азии в XVII – первой половине XIX в. М., 1979.

Там же. С. 290.

См.: Ясенев В. С., Кручинин А. Г. Критика маоистских фальсификаций истории русско китайского территориального разграничения // Китай в Новое и Новейшее время. М., 1981;

Мясников В. С., Шепелева Н. В. Империя Цин и Россия в XVII – начале ХХ в. // Ки тай и соседи в Новое и Новейшее время. М., 1982.

См.: Мелихов Г. В. О северной границе вотчинных владений манчжурских (цинских) феодалов в период завоевания ими Китая (40-е – 80-е гг. XVII в.) // Документы опровер гают. М., 1982;

Его же. Как готовилась агрессия феодальных правителей Цинского Ки тая против русских поселений на Амуре в 80-х годах XVII в. // Там же.

Мелихов Г. В. Как готовилась агрессия феодальных правителей Цинского Китая… С. 98.

Раздел 1. ЭСТАФЕТА НАУЧНОГО ПОИСКА: НОВЫЕ ИМЕНА Мясников В. С. Договорными статьями утвердили. Дипломатическая история русско китайской границы, XVII – ХХ в. М., 1996;

Границы Китая: история формирования М., 2002.

Дубровская Д. В. Миссия иезуитов в Китае. М., 2001.

См.: Кычанов Е. И. Образ Китая в России XVII в. // Вестн. Восточ. ин-та. Т. 3, № 2 (6).

СПб., 1997;

Самойлов Н. А. Россия и Китай // Россия и Восток. СПб., 2000;

Его же. Об раз Китая в России: историография вопроса и методология изучения [Электронный ре сурс]. URL: http://orient.pu.ru/conferences/april1999/054.html.

Кычанов Е. И. Образ Китая в России XVII в. // Вестн. Восточ. ин-та. Т. 3, № 2 (6). СПб., Myasnikov V. S. Russia and China: 400 years of interstate ties. N.Y ;

L., 2001.

Дацышен В. Г. История русско-китайских отношений (1618—1917) : учеб. пособие.

Красноярск, 2004.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.