авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Электронное периодическое издание «Вестник Международной академии наук. Русская секция», 2011, №1

ГИПОКСИЯ В ГЕНЕЗЕ И ТЕРАПИИ

МЕНТАЛЬНЫХ ОТКЛОНЕНИЙ: ОБЗОР

С. Н. Басович

Науки о жизни R&D, Мельбурн, Австралия Hypoxia in Genesis and Therapy of Mental Deviations: a Review S. N. Basovich Life Sciences R&D, Melbourne, Australia Цель настоящего обзора — проследить тенденции в изучении и применении гипоксии в области ментальных проблем.

Был проведен обзор литературы с использованием базы данных PubMed до октября 2010 года. Согласно модели нейрораз вития ментальных заболеваний, аномалии в развитии мозга в течение пре и перинатальной жизни ведут к психотичес кой манифестации в подростковом или в раннем зрелом возрасте. Исследования показывают, что гипоксия играет важ ную роль в почти любом факторе риска в развитии мозга в ранней жизни: преэклампсии (поздний токсикоз беременных), инфекции/воспалении, гипоксии/ишемии, преждевременных родах, асфиксии при родах. Приведенные данные показы вают тенденции в использовании гипоксии, особенно в форме прерывистой гипоксической тренировки, для лечения и профилактики ментальных заболеваний, и тенденции в ее использовании для повышения умственных способностей.

The purpose of this review is to trace the trends in studying and applying hypoxia in the field of mental problems. A litera ture review was conducted using the PubMed database, with a time frame extending to October 2010. According to the neu rodevelopmental model of mental disorders, abnormalities in brain development during pre and perinatal life lead to psy chotic manifestation in adolescence or young adulthood. Studies show that hypoxia plays an important role in almost any risk factor related to brain development in early life: pre eclampsia, infection/inflammation, hypoxia/ischemia, preterm birth, and asphyxia at birth. The cited data show trends in using hypoxia, especially in the form of intermittent hypoxic train ing, for the treatment and prevention of mental disorders, and trends in using it for increasing mental capacity.

Введение Ментальные заболевания являются опустошающими болезнями, поражающими миллионы во всем мире, с существенным финансовым и эмоциональным бременем для пациентов, их семей и для общества. Общая годовая стоимость депрессии в Европе оценивалась в 118 миллиардов евро в 2004 году [1], оценочная общая социальная стоимость шизофрении для Англии составляла 6,7 миллиарда фунтов стерлингов в 2004/2005 году [2].

Около 30 лет тому назад была предложена как гипотеза модель нейроразвития ментальных заболеваний [3].

Она дала большой толчок психиатрическому исследовательскому сообществу и в настоящее время широко при нята и развита. Эта модель предполагает, что аномалии в развитии мозга в течение пре и перинатальной жизни ведут к психотической манифестации в подростковом или в раннем зрелом возрасте [3—12].

Известно, что аномалии в развитии мозга в течение пре и перинатальной жизни появляются под влияни ем различных стрессовых факторов. Роль гипоксии в стрессовых факторах, таких как гипоксия/ишемия и асфик сия, хорошо известны. Однако роль гипоксии в других стрессовых факторах недостаточно хорошо понятна, хотя, согласно современным концепциям, она включена в патогенез почти любого заболевания, «гипоксия — это типо вой патологический процесс, обусловленный дисфункцией митохондриальных ферментов» [13]. Также недоста точно литературы по использованию гипоксии в профилактике и лечении ментальных заболеваний. Существует много слабо понимаемых фактов, связывающих гипоксию и ментальные заболевания;

желательно согласование этих фактов с моделью нейроразвития.

Цель этого обзора — проследить тенденции в изучении и применении гипоксии в области ментальных про блем, в частности:

1) роль гипоксии в аномальном развитии мозга;

2) возможности гипоксии в повышении умственных способностей;

3) возможности гипоксии для лечения и профилактики ментальных заболеваний.

Методы. Был проведен обзор литературы с использованием базы данных PubMed до октября 2010 года. Бы ли просмотрены более 11000 заголовков, около 400 рефератов и некоторое количество полнотекстовых статей.

МЕДИКО БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ, БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ Электронное периодическое издание «Вестник Международной академии наук. Русская секция», 2011, № Гипоксия в этиологии ментальных заболеваний Влияния окружающей среды во время раннего развития мозга могут иметь долговременные последствия для функционирования зрелого мозга. В изученной литературе указываются следующие стрессовые факторы рис ка внешней среды, которые влияют на будущее развитие ментальных заболеваний: гипоксия (гипоксическая ги поксия), ишемия, асфиксия, инфекция, воспаление, преэклампсия, преждевременные роды, материнский психо логический стресс во время беременности. Обзор этих факторов риска был сделан в [14—17].

Гипоксическая гипоксия (дыхание воздухом с низким содержанием кислорода) и циркуляторная гипоксия (ишемия, асфиксия) широко используются в опытах на животных для имитации преждевременных родов и дру гих событий, приводящих к инвалидности из за нейроразвития, включая шизофрению и депрессию.

Перинатальная сублетальная гипоксия, гипоксические/ишемические инсульты обычно использовались в экспериментах, которые показывают:

— существенное изменение в кортикогенезе: недостаточность роста мозга, прогрессивная церебральная вентрикуломегалия, уменьшение размеров субкортикальной белой материи, corpus callosum, уменьшение корти кального объема [18];

— изменение в продукции и сохранении глиальных и нейрональных клеток [19];

— разрушение белой материи [20];

— потеря кортикальных нейронов [21];

— модификации в corpus callosum, cingulum и в fimbria гиппокампуса [22];

— ослабленное развитие нейрональных процессов и соединений в гиппокампусе, мозжечке и в зрительной зоне коры [23];

— уменьшенный вес мозга, вентрикуломегалия, уменьшенный объем базального ганглия и отсутствие astrogliosis [24];

— облегчение пролиферации нейрональных стволовых клеток [25];

— уменьшенный вес тела и мозга, как и уменьшенный объем коры у новорожденных крыс;

однако, гипо ксированные крысы имели увеличенную нейрональную плотность и существенно больше корковых нейронов [26];

— изменения, относящиеся к субвентрикулярной зоне, гиппокампусу и dentate gyrus (зубчатой извилине медиальной и нижней поверхности полушария большого мозга) [27—32].

Несколько статей [33—35] содержат эпидемиологические данные.

В проспективном групповом исследовании генетических и перинатальных влияний в этиологии шизофре нии [33] было найдено, что вероятность шизофрении возрастает линейно с увеличением количества ассоциирован ных с гипоксией акушерских осложнений и что это влияние специфично для случаев раннего возраста проявле ния/первого лечения.

При изучении за 19 летний период фетальных/неонатальных осложнений, связанных с гипоксией/ишеми ей, было найдено [34], что эти осложнения были связаны в удвоением риска развития психотического заболевания.

Признаки асфиксии при родах ассоциированы с возросшим риском шизофрении в зрелые годы, согласно с популяционным исследованием методом случай контроль [35]. В этом исследовании использовалось 524 случая шизофрении и 1043 контрольных случая.

Тканевая (гистотоксическая, цитотоксическая, цитопатическая) гипоксия появляется, когда ткани неспо собны использовать кислород, несмотря на нормальную доставку кислорода. Этот тип гипоксии вовлечен в инфек цию/воспаление во время беременности, что ведет к преэклампсии и преждевременным родам. Каждое из этих обстоятельств ведет к увеличенному риску психозов среди взрослого потомства [36 40].

Главный патологический процесс инфекции/воспаления широко признан как синдром системного воспали тельного ответа [16, 41, 42], который основан на тканевой гипоксии. При тканевой гипоксии клетки ведут себя так, что им слишком мало кислорода из за вызванного воспалением изменения функции клетки, но не потому, что слиш ком мало кислорода для [обычного] функционирования клетки [43]. Исследования показывают, в частности, что:

— гипоксия и природный иммунный ответ являются двумя адаптивными механизмами, которыми орга низм отвечает на нарушение своих функций, играя главную роль в самопроизвольном абортировании, ограниче нии внутриматочного роста, преэклампсии и преждевременных родах [44];

— плацента производит множество про и антивоспалительных цитокинов, адипокинов и цитокиноподоб ных ангиогенных факторов роста, продукция которых изменяется при преэклампсии, стимулируемая (по край ней мере, частично) гипоксией [45];

— патологией, лежащей в основе преэклампсии, считается относительно гипоксированная или ишемичная плацента [46];

— иммунологические события в ранней фетальной жизни, ассоциированные с инфекцией, могут иметь бо лее сильное влияние на развитие нервной системы по сравнению с инфекциями поздней беременности [47];

МЕДИКО БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ, БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ Электронное периодическое издание «Вестник Международной академии наук. Русская секция», 2011, № — внутриматочная бактериальная инфекция может серьезно изменить фетальную кардиоваскулярную функцию, приводя к дисрегуляции церебрального кровотока и последующему гипоксически ишемическому по вреждению мозга [17].

Материнский психологический стресс во время беременности, вероятно, также сопровождается гипокси ей [48—50], но эта связь должна быть проанализирована более тщательно.

Вышеприведенные данные показывают, что гипоксия вовлечена в почти любой важный стрессовый фактор риска внешней среды в течение ранней жизни, ведя к избыточному, патологическому нейрогенезу. Такой патоло гический нейрогенез становится очевиден из измененных размеров определенных зон нейронной сети или их структуры, например, нейрональной плотности. Более того, патологический нейрогенез при ментальных заболева ниях рутинно виден в психохирургии, целью которой как раз и является удаление патологически измененных зон мозга. Патологический нейрогенез, возможно, связан с аномальным формированием элементов нейронной сети.

Например, «специфика формирования синапса требует точного выполнения множества событий в процессе раз вития, включая условия гибели клетки, миграцию клетки, управление аксоном, рост дендритов, синаптический выбор цели и синаптогенез» [51]. Изменения в мозге, стимулируемые патологическим нейрогенезом, могут вести к аномальным коммуникациям в нейронной сети, которые вызовут аномальные ассоциации, идеи и действия, т.е.

ментальные заболевания.

Гипоксия в повышении умственных способностей Ранее было показано, что значительная гипоксия в ранней жизни является триггером аномального разви тия мозга, которое ведет к психотической манифестации в в подростковом или в раннем зрелом возрасте. Модель нейроразвития ясно указывает, что умеренная гипоксия в ранней жизни может быть триггером умеренного уси ления развития мозга, ведущего к усилению умственных способностей, возможно, до уровня гениальности но, иногда, к ментальному заболеванию.

У различных народов в течение сотен или даже тысяч лет существуют поговорки, изречения и высказыва ния, связывающие гениальность и сумасшествие, например: «Тонкая грань между гениальностью и безумием», «От гения до безумства один шаг» (Пушкин), «Нет великого гения без примеси безумия» (Аристотель).

Была рассмотрена феноменология и психопатология гениальности [52]. Автор отмечает, что «связь между гениальностью и сумасшествием была предметом интереса с начала критического и философского мышления.

Так, Аристотель в «Проблемате» спрашивает себя «почему все экстраординарные люди в области философии, по литики, поэзии и искусства являются меланхоликами?», добавляя: «и некоторые из них находятся в таком состо янии, что они могут страдать от патологических проявлений, происходящих от черной желчи». В прошедшие де сятилетия германский автор Телленбах (Tellenbach) изучал персоналии нескольких гениев, как из домыслов (как Гамлет), так и из реальной жизни (как автор фон Клейст — von Kleist), заключая, что они страдали от специфиче ской формы депрессии, которую он называл «Schwermut» (меланхолия), которая предположительно отлична от узко определяемого заболевания депрессии. Другой работой по этому предмету является экстенсивное исследова ние североамериканского автора Кэя Джемисона (Kay Jamison), который, после изучения биографии и древа боль шого списка писателей, композиторов и музыкантов, заключил, что все они в некоторой степени страдали от би полярного заболевания. Этот автор нашел, что, наряду с другими существенными особенностями, гении всегда демонстрировали формы деятельности и/или поведения, которые не попадают в рамки нормальности, хотя они не всегда могут быть классифицированы как патологические».

Существует много других примеров гениев, которые страдали ментальными дисфункциями: Рембрандт [53], Винсент ван Гог [54], Лев Толстой [55].

Усиленные умственные способности людей могут быть смоделированы в экспериментах на животных, где это должно отражаться как усиленное развитие условных рефлексов. Некоторые статьи [56 60] указывают на эту возможность.

Как было показано в [56], регулярная тренировка взрослых крыс в гипобарической камере к прерывистому воздействию высотной гипоксии вызывает выраженную активацию синтеза белков и рост концентрации РНК в мозге. Эта активация сопровождается лучшим сохранением выработанных условных рефлексов пассивного избе гания и ростом резистентности к действию электрического шока.

Было найдено [57], что неонатальная экспозиция к прерывистой гипоксии улучшает показатели мыши в вод ном лабиринте и в задачах с 8 рукавным радиальным лабиринтом. Прерывистая гипоксия вырабатывалась в гипоба рической камере на 2 км (16% О2) или на 5 км (10,8% О2) в течение 4 часов в день от рождения до 1, 2, 3 или 4 недель.

Авторы [58] установили, что умеренная прерывистая гипоксия (16% О2, 4 ч/день, 4 недели) заметно улуч шает пространственное обучение и память у постнатально развивающейся мыши. Из этих наблюдений они на шли, что Spine associated Rap specific GTPase activating белок функционально необходим для синаптической пла стичности и вносит вклад в это индуцированное прерывистой гипоксией улучшение.

МЕДИКО БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ, БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ Электронное периодическое издание «Вестник Международной академии наук. Русская секция», 2011, № Авторы [59] исследовали влияние гипоксического прекондиционирования на пространственную когнитив ную способность мыши после острых и повторяющихся гипоксических экспозиций. Время толерантности про грессивно удлинялось по мере удлинения экспозиции.

Было найдено [60], что кратковременная неонатальная гипоксия (100% N2, 5 мин.) улучшает когнитивную функцию и свойства ткани мозга. Наблюдался значительный половой диморфизм у взрослых крыс. Было предпо ложено, что кратковременная неонатальная гипоксия может оказывать долговременный положительный эффект посредством стимуляции нейрогенеза.

Приведенные данные экспериментов на животных могут указывать на то, что стимулирующее влияние ги поксии является основой возрастания умственных способностей, возможно, до уровня гениальности. Это может происходить очень редко, когда многочисленные параметры гипоксического воздействия сочетаются оптималь ным образом. К сожалению, ни в одном из этих исследований [56—60] не было даже упомянуто о связи между воз росшими умственными способностями и ментальными заболеваниями. Не было обнаружено статей с проведен ными прямыми исследованиями зависимости ментального развития (нормальное;

улучшенное;

с признаками ментальных отклонений) как функции мощности гипоксии. Такое исследование было бы полезно, например, уже в недалеком будущем для выращивание умных собак для специальных служб и, в более отдаленном будущем, для повышения умственных способностей людей.

Гипоксия в лечении и профилактике ментальных заболеваний Влияние разреженного воздуха на организм было известно столетиями, но первые научные исследования появились в конце 19 века.

Гораздо позже было найдено, что дыхание воздухом с низким содержанием кислорода может быть исполь зовано как метод гипоксической стимуляции. Этот метод также известен как прерывистая гипоксическая трени ровка (терапия), прерывистая нормобарическая гипоксия (ПНГ), нормобарическая гипоксическая тренировка (терапия), или гипокситерапия, и в течение последних 30 лет использовался примерно 2 миллионами пациентов.

Этот немедикаментозный метод почти не имеет противопоказаний и применяется для восстановления при таких заболеваниях как бронхиальная астма, бессонница, кардиоваскулярные, акушерские, гинекологические заболева ния и депрессия [61—63]. Этот метод был официально рекомендован для использования в медицине [64] и также применяется для повышения физической работоспособности и выносливости, особенно в спорте [65—66]. Много литературы может быть найдено на веб сайтах www.go2altitude.com (большей частью спорт) и www.bionova.ru (большей частью медицина).

Главная идея этого метода — бороться с гипоксией с помощью гипоксии, т.е. с помощью предварительной адаптации к гипоксии умеренной, безвредной гипоксией. В общем, этот подход подобен идее тренировки к любо му вредному фактору, например, к инфекции с помощью вакцинации. Другой пример тренировки — бег трусцой, где создается гипоксия нагрузки. Гипоксия сопровождает почти любой патологический процесс, и поэтому гипо ксическая тренировка к гипоксии очень важна.

Три базовых механизма лежат в основе благоприятного действия ПНГ [63]: регуляция дыхания, продукция свободных радикалов и митохондриальное дыхание. Было найдено, что ПНГ вызывает повышение вентиляторной чувствительности к гипоксии, так же как и другие относящиеся к гипоксии физиологические изменения, такие как возросшие гематопоэз, альвеолярная вентиляция и легочная диффузионная емкость крови, и изменения в ав тономной нервной системе. Благодаря ПНГ стимулируются антиоксидантные защитные механизмы, клеточные мембраны становятся более стабильными, возрастает элиминирование Ca2+ из цитоплазмы, улучшается транспорт О2 в тканях. ПНГ вызывает изменения в митохондрии, включая NAD зависимый метаболизм, что повышает эф фективность утилизации кислорода при продуцировании АТФ.

Гипоксическая тренировка не является, однако, методом лечения определенного заболевания. Скорее, гипоксическая тренировка является методом повышения общей резистентности организма, увеличивая воз можность сопротивляться неблагоприятным факторам. Например, в [65] было исследовано влияние гипокси ческой тренировки (10% O2) на повышение компенсаторной способности организма. Приведены экспери ментальные данные на животных при асфиксии, острой гипоксии с гиперкапнией, геморрагическом шоке, физической нагрузке, вирусной инфекции клещевым энцефалитом, интоксикации 8 различными ядами. При ведены клинические данные для гинекологических и онкологических пациентов. Все данные показывают су щественное и достоверное увеличение компенсаторной способности после предварительной гипоксической тренировки/прекондиционирования.

Защитное действие гипоксической тренировки как процедуры для прекондиционирования было также изучено другими исследователями в различных областях [67—69].

Следующие подразделы рассматривают вопросы, относящиеся к использованию различных вариантов ги поксической гипоксии для терапии/профилактики ментальных заболеваний.

МЕДИКО БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ, БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ Электронное периодическое издание «Вестник Международной академии наук. Русская секция», 2011, № Восхождение в высокогорье В 1952—1954 гг. были проведены экспедиции в район Эльбруса (Кавказ) с больными шизофренией [70]. Бы ли получены положительные, но недостаточно прочные результаты. Автор указывает, что лучшие результаты были получены не тогда, когда пациенты находились в горах, а когда они спустились вниз. По мнению автора, это было по тому, что пациенты, после акклиматизации к высокогорному климату, были способны лучше использовать кислород.

В 1961—1963 гг. экспедиции с пациентами с шизофренией были проведены в Киргизии, в районе Тянь Шаня [71—73]. На высоте 3540 м был организован временный летний стационар. Были получены положительные результаты для некоторых форм шизофрении, но еще лучшие результаты были получены, когда пациенты забира лись на высоту 4000—4200 м. Интересно, что среди причин этих экспедиций было следующее: «мы обратили вни мание на то, что среди жителей высокогорья Киргизии чрезвычайно мало психически больных».

Влияние пребывания в высокогорье на заболеваемость мужчин было описано в [74]. Изучение включало 130700 мужчин, располагавшихся на высоте между 760 м и уровнем моря, и 20000 мужчин, располагавшихся на высотах между 3692 и 5538 м в период от 1965 до 1972 г.г. (во время индийско китайского конфликта). Среди мужчин в высокогорье было обнаружено существенно меньшее количество случаев большинства заболеваний, включая психиатрические, чем среди мужчин на уровне моря.

Гипобарическая камера Было опубликовано несколько статей с исследованиями в гипобарической камере. Использование такой ка меры вместо восхождения в высокогорье было привлекательным фактором для исследователей.

Пациенты входили в гипобарическую камеру вместе с доктором [75]. Давление в гипобарической камере постепенно уменьшалось до «высоты» 10500 м. Доктор был вынужден использовать кислородный аппарат, начи ная с «высоты» 5000 м, в то время как пациенты легко переносили последующее разрежение. Не было «подъема»

выше 10500 м, хотя пациенты не проявляли признаков бессознательности. Каждый сеанс продолжался 1—2 часа, сеансы проходили 3 раза в неделю, в среднем проводилось 6—8 сеансов. Было 16 пациентов, все с шизофренией.

Достигалось только временное улучшение, большей частью кратковременное растормаживание. (Замечание: Уди вительная переносимость пациентами гипоксии показывает, что их мозг, вероятно, находится в состоянии силь ной гипоксии. Это важное обстоятельство может быть из за избыточного патологического нейрогенеза, и необхо димы дальнейшие исследования, используя неинвазивные методы церебральной оксиметрии. — С.Б.).

Было проведено [73] подобное исследование с теми же результатами.

Было найдено [76], что прерывистая гипобарическая гипоксия способствует нейрогенезу в гиппокампусе и производит антидепрессантное действие на взрослых крыс.

Нормобарическая гипокситерапия Нормобарическая гипокситерапия в виде ПНГ является наиболее широко распростаненным вариантом гипоксической тренировки, применяемом, благодаря своей доступности и практичности, в общей терапии и в спорте.

Первые испытания этого метода в психиатрии были проведены в США [77—81] в 1937—1940 гг., большей частью с пациентами с диагнозом шизофрения. Ведущий автор первоначальных исследований (Himwich) на основании своей исходной работы [78], где анализировались некоторые принятые в то время методы лечения, считал, что общим фактором в лечении гипогликемией и метразолом является уменьшен ный церебральный метаболизм. Отсюда был сделан логичный вывод, что «если положительные результаты при лечении метразолом зависят от уменьшенного церебрального метаболизма, создаваемого гипоксичес кой гипоксией, то острая гипоксическая гипоксия подобной же степени, создаваемая любыми средствами, должна быть в той же степени эффективна».

К такому же выводу на основании совершенно другого подхода еще раньше приходили другие исследова тели. Так, «основоположник современной активной терапии психозов Вагнер Яурегг [Jahrbuch f. Psychiatrieб 1889] еще в 1889 г. совершенно определенно высказался (на основании случаев излечения меланхолии после неудавше гося самоповешения) в том смысле, что аноксемия, так же как и инфекции, может быть средством для лечения психозов. В дальнейшем ряд авторов также на основании отдельных случаев самоповешения при депрессии вы сказывался в том же смысле» (приведено по [83], 1941 г.).

Результаты, полученные группой Himwich'а сначала на 5 больных [77], а затем на 12 больных [79], были не существенные, но вдохновляющие. Однако у другой группы исследователей ([80, 81], 26 пациентов) положитель ных результатов не было.

МЕДИКО БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ, БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ Электронное периодическое издание «Вестник Международной академии наук. Русская секция», 2011, № Детальный анализ [82] методики и оборудования, использованного в этих испытаниях, показал, что причи ной начально незначительных, а затем и нулевых результатов было слабое гипоксическое воздействие, особенно у второй группы исследователей. Причинами слабого гипоксического воздействия являются: 1) отсутствие контро ля сатурации кислорода в крови пациентов (в то время еще не было оптического пульсоксиметра для оперативно го измерения SpO2, тем более не было неинвазивных методов церебральной оксиметрии);

2) использование для подачи газа пациенту обычной ротоносовой маски, не обеспечивающей плотного контакта с лицом пациента, т.е.

гарантированно низкой концентрации кислорода во вдыхаемом пациентом газе (следовало использовать ротовую маску и носовой зажим);

3) опасение исследователей навредить пациенту из за возникающих у пациента судорог во время проведения процедуры (в то время еще не было опыта электросудорожной терапии по преодолению этих явлений). Таким образом, используя несложную современную методику, по видимому, можно радикально улучшить терапевтические результаты.

Сравнивая метод электросудорожной терапии (наиболее эффективный метод при лечении тяжелых де прессий) и метод острой гипоксической гипоксии, можно предположить, что второй метод должен быть более эф фективным вследствие своей селективности. Действительно, острая гипоксическая гипоксия оказывает деструкти рующее действие, прежде всего, на молодые элементы нейронной сети, в том числе явившиеся результатом ее патологического развития, в то время как действие электрического тока (электросудорожная терапия) такой се лективностью, по видимому, не обладает.

Положительный опыт лечения депрессий умеренной (9% О2 и выше) гипоксической гипоксией был описан в [83].

Использование ПНГ в терапии эндогенных депрессий было описано в [84]. Методика была следующей: ды хание гипоксической газовой смесью с 10% О2 через маску в течение 3—5 минут, затем дыхание атмосферным воздухом в течение 3 5 минут;

это повторялось в течение 120 минут. Эта процедура была использована как моно терапия в группе из 51 пациента, положительный эффект был получен у 36 пациентов (71%). Терапевтическая эф фективность положительно коррелировала со скоростью наступления терапевтического эффекта. Существенные улучшения были достигнуты у большинства участников после 3—4 недель лечения.

Было также изучено влияние ПНГ на постшизофреническую депрессию [84, 85], терапевтическая эффек тивность достигала 57%.

Гипоксическая гипоксия как средство профилактики Многочисленные исследования свидетельствуют о свойствах гипоксической гипоксии защищать мозг.

Влияние прекондиционирования с использованием умеренной повторяющейся гипоксической гипоксии (360 Торр, по 2 часа в течение 3 дней) изучено на крысах на модели депрессии с выученной беспомощностью [86].

Гипоксическое прекондиционирование имело явное антидепрессантное действие, возвращая поведенческие и гормональные параметры к контрольным уровням и было так же эффективно, как и антидепрессанты. Авторы ис следования полагают, что результаты указывают на гипоксическое прекондиционирование как эффективное сред ство для профилактики пост стрессовых аффективных патологий у людей.

На моделях на крысах было изучено защитное действие гипоксического прекондиционирования на раз витие депрессивных состояний [87]. Трехкратное прекондиционирование интервальной гипобарической ги поксией (360 мм рт. ст., 2 ч) предотвращало возникновение депрессивных поведенческих реакций, гиперфунк ции гипофизарно адреналовой системы и нарушений ее торможения в дексаметазоновом тесте у крыс после неизбегаемого аверсивного стресса в модели эндогенной депрессии. По выраженности анксиолитического и антидепрессивного действия в экспериментах на крысах гипоксическое прекондиционирование не уступало тетрациклическому антидепрессанту людиомилу. Результаты свидетельствуют, что прекондиционирование интервальной гипобарической гипоксией повышает устойчивость к психоэмоциональным стрессам, обладает выраженным анксиолитическим и антидепрессивным эффектом и может быть использовано для профилакти ки депрессивных эпизодов.

Были также изучены гормональные механизмы нейропротекторных эффектов умеренного гипоксического прекондиционирования крыс [88].

Было найдено [25], что гипоксическая гипоксия предотвращает повреждение мозга и играет защитную роль в центральной нервной системе. Взрослые крысы поднимались на «высоту» 3000 и 5000 м на 4 часа в день в тече ние 2 недель. Авторы исследования уверены, что пролиферация нервных стволовых клеток в субвентрикулярной зоне и в dentate gyrus (зубчатая извилина медиальной и нижней поверхности полушария большого мозга) может вносить вклад в адаптивные изменения, следующие за прерывистой гипоксией.

Что касается рутинной практики здравоохранения в отношении профилактики ментальных заболева ний, наиболее развитым типом профилактики является вторичная профилактика, т.е. ранняя интервенция [89—95]. Вакцинация [96, 97], улучшенное пренатальное питание [96] и пренатальное использование витами МЕДИКО БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ, БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ Электронное периодическое издание «Вестник Международной академии наук. Русская секция», 2011, № нов [97] могут быть полезны для первичной профилактики, но не показано, что эти меры существенно пре дотвращают ментальные заболевания. Было сделано пессимистическое заключение, что «первичная профи лактика находится вне возможностей наших сегодняшних знаний» [89]. Однако, как видно из данного обзо ра, развивается тенденция решения проблемы эффективной первичной профилактики ментальных заболеваний путем использования ПНГ.

Как было проанализировано ранее, преэклампсия и инфекция /воспаление в течение пренатального пери ода, как и асфиксия при родах, тесно связаны с гипоксией и являются наиболее важными триггерами будущих ментальных заболеваний. Следовательно, успешное лечение или профилактика этих состояний будут одновремен но предотвращать ментальные заболевания, т.е. ПНГ может рассматриваться как средство первичной профилак тики ментальных заболеваний.

Было проведено исследование детей, рожденных матерями с преэклампсией, которые лечились нормо барической гипоксией [98]. Под наблюдением были 100 женщин, лечившихся ПНГ, и 50 контрольных женщин, которым давалось обычное лечение. ПНГ проводилась на 16 35 неделях беременности и состояла из 8—30 се ансов. Каждый сеанс включал 5 минутное дыхание гипоксической газовой смесью (10% О2) через маску, преры ваемое 5 минутным дыханием атмосферным воздухом, в целом 6 циклов в течение 1 часа. Все дети были под на блюдением при рождении и ежемесячно в течение первого года жизни. Измерялись следующие параметры:

процент преждевременных родов, оценка по шкале Апгар, характеристики физического и нейропсихического развития, продолжительность вскармливания, процент детей с аллергическим диатезом, содержание гемогло бина в периферической крови, распространенность острых респираторных заболеваний. Все измеренные пара метры были значительно лучше у детей, чьи матери были лечены ПНГ.

Кинетика кислородного метаболизма была исследована у 90 беременных женщин с высоким риском преэклампсии и ассоциированных сосудистых заболеваний [99]. Пациенты были лечены ПНГ. Исследование показало, что начальные заболевания тканевого дыхания характеризовались компенсаторной стимуляцией потребления кислорода тканями. Было найдено, что при начальных признаках преэклампсии интенсивность потребления была уменьшенной. В течение лечения было свидетельство нормализации кислородного метабо лизма. Утверждается, что это лечение является эффективным методом профилактики преэклампсии.

Была изучена эффективность профилактического использования ПНГ у беременных женщин с высоким риском развития преэклампсии [100]. Авторы сфокусировались на уменьшении случаев преэклампсии, особенно тяжелых вариантов, и перинатальной смертности.

Использование ПНГ с 10% О2 «не только совершенно безвредно для плодов и не оказывает какого либо не благоприятного влияния на течение беременности и ее исход, но и сопровождается достоверным повышением массы плаценты на 22,9—33,2% и массы плода на 8,5—12,2%» [61]. Приводится много других клинических данных для подтверждения безвредности ПНГ.

В [101] был сделан обзор использования ПНГ в акушерстве. Литература и собственные исследования авто ра указывают на более успешные роды, меньшую частоту нефропатии, фетальной гипоксии, преждевременных родов и лучшее физическое состояние новорожденных.

Использование ПНГ в акушерстве и гинекологии было рекомендовано в [102].

Влияние гипоксии было изучено в проведенных в последнюю треть беременности с использованием гипо барической барокамеры [103] экспериментах на животных (кролики, крысы). Было установлено, что умеренное гипоксическое воздействие в этот период способствует физиологическому созреванию плода;

масса новорожден ных была существенно увеличенной.

Инфекция/воспаление во время беременности, как было описано выше, является важным фактором рис ка будущих ментальных заболеваний. В статье [65] инфекция была упомянута среди многочисленных вредных вли яний, по отношению к которым ПНГ может повысить резистентность. Эксперименты на мышах, инфицирован ных вирусом клещевого энцефалита, показывают выживаемость 51,7±5,4% в основной группе против 33,3±5,1% в контрольной группе. Следовательно, ПНГ, повышая резистентность к инфекциям, является средством профилак тики ментальных заболеваний, вызванных инфекцией.

Данные из литературы [61, 98—102], относящиеся к общей методике ПНГ, в частности, к акушерским при менениям, указывают на следующую методику ПНГ для профилактики ментальных заболеваний: один курс ПНГ перед беременностью и один или два курса в течение беременности после 16 ой недели.

Эти данные ясно показывают тенденцию успешного использования ПНГ для первичной профилактики ментальных заболеваний, но необходимы дополнительные исследования.

Заключение Гипоксия играет важную роль в почти всех факторах риска окружающей среды в отношении будущих мен тальных заболеваний, действуя в течение раннего развития и способная стимулировать ментальные заболевания в МЕДИКО БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ, БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ Электронное периодическое издание «Вестник Международной академии наук. Русская секция», 2011, № подростковом или в раннем зрелом возрасте как результат преэклампсии, инфекции/воспаления, гипоксии/ише мии, преждевременных родов или асфиксии при родах.

Гипоксия стимулирует нейрогенез. Избыточный, патологический нейрогенез становится очевидным из из мененных размеров определенных зон нейронной сети или от изменения их структуры, например, возросшей нейрональной плотности. Изменения в мозге, стимулируемые патологическим нейрогенезом, могут привести к аномальным коммуникациям в нейронной сети, которые вызывают аномальные ассоциации, идеи и действия, т.е.

ментальные заболевания.

Хотя должно быть проведено больше исследований, гипоксическая гипоксия, особенно в форме ПНГ, уже в недалеком будущем может иметь приложения в повышении умственных способностей и в лечении и профилак тике ментальных заболеваний.

25. Zhu L. L., Zhao T., Li H. S. et al. Neurogenesis in the adult rat brain after inter Literature mittent hypoxia. Brain Res 2005;

1055: 1—6.

Sobocki P., Jnsson B., Angst J., Rehnberg C. Cost of depression in Europe. J Ment 1. 26. Stewart W. B., Ment L. R., Schwartz M. Chronic postnatal hypoxia increases the Health Policy Econ. 2006 Jun;

9 (2): 87—98. numbers of cortical neurons. Brain Res 1997;

760: 17—21.

Mangalore R., Knapp M. Cost of schizophrenia in England. J Ment Health 2. 27. Yang Z., Levison S. W. Hypoxia/ischemia expands the regenerative capacity of prog Policy Econ 2007 Mar;

10 (1): 23—41. enitors in the perinatal subventricular zone. Neuroscience 2006;

139: 555—564.

Feinberg I. Schizophrenia: caused by a fault in programmed synaptic elimina 3. 28. Yang Z., Covey M. V., Bitel C. L., Ni L. et al. Sustained neocortical neurogenesis tion during adolescence? J Psychiatr Res 1982—1983;

17: 319—334. after neonatal hypoxic/ischemic injury. Ann Neurol 2007;

61: 199—208.

Fatemi S. H., Folsom T. D. The neurodevelopmental hypothesis of schizophre 4. 29. Ong J., Plane J. M., Parent J. M., Silverstein F. S. Hypoxic ischemic injury stimu nia, revisited. Schizophr Bull 2009;

35: 528—548. lates subventricular zone proliferation and neurogenesis in the neonatal rat.

Pediatr Res 2005;

58: 600—606.

Cornblatt B. A., Lencz T., Smith C. W. et al. The schizophrenia prodrome revis 5.

ited: a neurodevelopmental perspective. Schizophr Bull. 2003;

29: 633—651. 30. Morales P., Huaiqun P., Bustamante D. et al. Perinatal asphyxia induces neurogen esis in hippocampus: an organotypic culture study. Neurotox Res 2007;

12: 81—84.

McGrath J. J., Fron F. P., Burne T. H. et al. The neurodevelopmental hypothesis 6.

of schizophrenia: a review of recent developments. Ann Med 2003;

35: 86—93. 31. Miles D. K., Kernie S. G. Hypoxic ischemic brain injury activates early hip pocampal stem/progenitor cells to replace vulnerable neuroblasts.

Kalus P., Falkai P., Heinz A. [Structural and functional brain changes in schiz 7.

Hippocampus 2008;

18: 793—806.

ophrenic disorders. Indications of early neuronal developmental distur bances?] Nervenarzt 2008;

79: 275—287. [Article in German]. 32. Scheepens A., Wassink G., Piersma M. J. et al. A delayed increase in hippocam pal proliferation following global asphyxia in the neonatal rat. Brain Res Dev Mjellem N., Kringlen E. Schizophrenia: a review, with emphasis on the neu 8.

Brain Res 2003;

142: 67—76.

rodevelopmental hypothesis. Nord J Psychiatry 2001;

55: 301—309.

33. Cannon T. D., Rosso I. M., Hollister J. M. et al. A prospective cohort study of Rybakowski F., Rajewski A. [Is the developmental model accurate for all psy 9.

genetic and perinatal influences in the etiology of schizophrenia. Schizophr chiatric disorders?] Psychiatr Pol 2006;

40: 191—203. [Article in Polish].

Bull 2000;

26: 351—366.

10. Gourion D., Gourevitch R., Leprovost J. B. et al. [Neurodevelopmental hypothe 34. Zornberg G. L., Buka S. L., Tsuang M. T. Hypoxic ischemia related fetal/neona sis in schizophrenia]. Encephale 2004;

30: 109—118 [Article in French].

tal complications and risk of schizophrenia and other nonaffective psychoses:

11. Pantelis C., Ycel M., Wood S. J. et al. Early and late neurodevelopmental dis a 19 year longitudinal study. Am J Psychiatry 2000;

157: 196—202.

turbances in schizophrenia and their functional consequences. Aust N Z J 35. Dalman C., Thomas H. V., David A. S. et al. Signs of asphyxia at birth and risk Psychiatry 2003;

37: 399—406.

of schizophrenia. Population based case control study. Br J Psychiatry 2001;

12. Rapoport J. L., Addington A. M., Frangou S., Psych M. R. The neurodevelopmen 179: 403—408.

tal model of schizophrenia: update 2005. Mol Psychiatry 2005;

10: 434—449.

36. Lindstrm K., Lindblad F., Hjern A. Psychiatric morbidity in adolescents and young 13. Лукьянова Л. Д. Митохондриальная дисфункция — типовой патологичес adults born preterm: a Swedish national cohort study. Pediatrics 2009;

1: 47—53.

кий процесс, молекулярный механизм гипоксии. В сб.: «Проблемы гипо 37. Gustafsson M. W., Josefsson A., Selling E. K., Sydsj G. Preterm birth or foetal ксии: молекулярные, физиологические и клинические аспекты», 2004. — growth impairment and psychiatric hospitalization in adolescence and early Москва. — п/ред Лукьяновой Л. Д., Ушакова И. Б. — с. 5—31.

adulthood in a Swedish population based birth cohort. Acta Psychiatr Scand 14. Parer J. T. Effects of fetal asphyxia on brain cell structure and function: limits of 2009;

1: 54—61.

tolerance. Comp Biochem Physiol A Mol Integr Physiol 1998;

119: 711—716.

38. Boog G. Obstetrical complications and subsequent schizophrenia in adoles 15. Rees S., Harding R. Brain development during fetal life: influences of the intra cent and young adult offsprings: is there a relationship? Eur J Obstet Gynecol uterine environment. Neurosci Lett 2004;

361: 111—114.

Reprod Biol 2004;

2: 130—136.

16. Murthy V., Kennea N. L. Antenatal infection/inflammation and fetal tissue 39. Byrne M., Agerbo E., Bennedsen B. et al. Obstetric conditions and risk of first injury. Best Pract Res Clin Obstet. Gynaecol 2007;

21: 479—489.

admission with schizophrenia: a Danish national register based study.

17. Garnier Y., Coumans A. B., Jensen A. et al. Infection related perinatal brain Schizophr Res 2007;

1—3: 51—59.

injury: the pathogenic role of impaired fetal cardiovascular control. J Soc 40. Cannon M., Jones P. B., Murray R. M. Obstetric complications and schizophrenia:

Gynecol Investig 2003;

10: 450—459.

historical and meta analytic review. Am J Psychiatry 2002;

7: 1080—1092.

18. Ment L. R., Schwartz M., Makuch R. W., Stewart W. B. Association of chronic 41. Redman C. W., Sargent I. L. Placental stress and pre eclampsia: a revised view.

sublethal hypoxia with ventriculomegaly in the developing rat brain. Brain Placenta 2009 Mar;

30 Suppl A: 38—42.

Res Dev Brain Res 1998;

111: 197—203.

42. Schiessl B. Inflammatory response in preeclampsia. Mol Aspects Med 2007;

28:

19. Schwartz M. L., Vaccarino F., Chacon M. et al. Chronic neonatal hypoxia leads 210—219.

to long term decreases in the volume and cell number of the rat cerebral cor 43. Burchard K. W. Chapter 6, Shock. In: Lawrence PF, ed. Essentials of general surgery, tex. Semin Perinatol 2004;

28: 379—88.

4th ed. Baltimore, Phyladelphia: Lippincott Williams & Wilkins, 2006;

113—115.

20. Baud O., Daire J. L., Dalmaz Y., Fontaine R. H. et al. Gestational hypoxia 44. Challis J. R,. Lockwood C. J., Myatt L. et al. Inflammation and pregnancy.

induces white matter damage in neonatal rats: a new model of periventricular Reprod Sci 2009;

16: 206—215.

leukomalacia. Brain Pathol 2004;

14: 1—10.

45. Keelan J. A., Mitchell M. D. Placental cytokines and preeclampsia. Front Biosci 21. Fagel D. M., Ganat Y., Silbereis J. et al. Cortical neurogenesis enhanced by 2007;

12: 2706—2727.

chronic perinatal hypoxia. Exp Neurol 2006;

199: 77—91.

46. Myatt L., Webster R. P. Vascular biology of preeclampsia. J. Thromb Haemost 22. Chahboune H., Ment L. R., Stewart W. B. et al. Hypoxic Injury during Neonatal 2009;

7: 375—384.

Development in Murine Brain: Correlation between In Vivo DTI Findings and Behavioral Assessment. Cereb Cortex 2009;

12: 2891—2901. 47. Meyer U., Yee B. K., Feldon J. The neurodevelopmental impact of prenatal infections at different times of pregnancy: the earlier the worse?

23. Rees S., Mallard C., Breen S. et al. Fetal brain injury following prolonged hypox Neuroscientist 2007;

13: 241—256.

emia and placental insufficiency: a review. Comp Biochem Physiol A Mol Integr Physiol 1998;

119: 653—660. 48. Myers R. E. Maternal psychological stress and fetal asphyxia: a study in the monkey. Am J Obstet Gynecol 1975;

122: 47—59.

24. Rehn A. E., Van Den Buuse M., Copolov D. et al. An animal model of chronic placental insufficiency: relevance to neurodevelopmental disorders including 49. Myers R. E. Production of fetal asphyxia by maternal psychological stress.

schizophrenia. Neuroscience 2004;

129: 381—391. Pavlov J Biol Sci 1977;

12: 51—62.

МЕДИКО БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ, БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ Электронное периодическое издание «Вестник Международной академии наук. Русская секция», 2011, № 50. Morishima H. O., Pedersen H., Finster M. The influence of maternal psycholog 76. Zhu X. H., Yan H. C., Zhang J., Qu H. D. et al. Intermittent hypoxia promotes ical stress on the fetus. Am J Obstet Gynecol 1978;

131: 286—290. hippocampal neurogenesis and produces antidepressant like effects in adult rats. J. Neurosci. 2010 Sep 22;

30 (38): 12653—12663.

51. Coln Ramos D. A. Synapse formation in developing neural circuits. Curr Top 77. Himwich H. E., Alexander F. A. D., Lipetz B. Effect of acute anoxia produced by Dev Biol 2009;

87: 53—79.

breathing nitrogen on the course of schizophrenia. Proc Soc Exp Biol Med 52. Doerr Zegers O. Phenomenology of genius and psychopathology. Seishin 1938;

39: 367—369.

Shinkeigaku Zasshi 2003;

105: 277—286.

78. Himwich H. E., Bowman K. M., Fazekas J. F., Orenstein L. L. Effect of metrazol con 53. Schildkraut J. J., Cohn M. B., Hawkins H. Then melancholy, now depression: a vulsions on brain metabolism. Proc Soc Exp Biol Med 1937—1938;

37: 359—361.

modern interpretation of Rembrandt's mental state in midlife. J Nerv Ment 79. Alexander F. A. D., Himwich H. E. Nitrogen inhalation therapy for schizophre Dis 2007;

195: 3—9.

nia. Preliminary report on technique. Am J Psychiatry 1939;

96: 643—655.

54. Stiefelhagen P. [Genius and madness. On the 150th birthday of Vincent van 80. Green W. F., Adriani J. Effects of anoxia induced by nitrogen inhalation in Gogh (1853 1890)] Internist (Berl). 2003;

44: 494—497 [Article in German].

treatment of psychoses. Arch Neurol Psychiatry 1940;

44: 1022—1030.

55. Anargyros Klinger A. The thread of depression throughout the life and works 81. Levine A., Schilder P. Motor phenomena during nitrogen inhalation. Arch of Leo Tolstoy. Int J Psychoanal 2002;

83: 407—418.

Neurol Psychiatry 1940;

44: 1009—1017.

56. Меерсон Ф. З., Кругликов Р. И., Меерсон А. З. и др. Активация синтеза РНК 82. Basovich S. N. Recovering at the cost of amnesia? Med Hypotheses 2008;

71:

и белка в головном мозгу и повышение резистентности памяти к действию чрезвычайных раздражителей под влиянием тренировки к высотной гипо 340—346.

ксии. Космическая биология и медицина, 1970, т. 4, №2, с. 56—59. 83. Гуревич М. О., Сумская А. М., Хачатуриан А. А. Опыт лечения депрессии 57. Zhang J. X., Chen X. Q., Du J. Z. et al. Neonatal exposure to intermittent hypox аноксемией. Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова ia enhances mice performance in water maze and 8 arm radial maze tasks. J 1941: 9—10: 3—9.

Neurobiol 2005;

65: 72—84. 84. Каримулаев И. А. Применение метода адаптации к периодической нормо 58. Lu X. J., Chen X. Q., Weng J. et al. Hippocampal spine associated Rap specific барической гипоксии в терапии эндогенных депрессий. Автореферат дис GTPase activating protein induces enhancement of learning and memory in сертации (к. м. н. ). Москва, 2002.

postnatally hypoxia exposed mice. Neuroscience 2009;

162: 404—414. 85. Каримулаев И. А., Калинин А. В., Мосолов С. Н. Клиническая эффектив 59. Shao G., Zhang R., Wang Z. L. et al. Hypoxic preconditioning improves spatial ность метода адаптации к периодической нормобарической гипоксии cognitive ability in mice. Neurosignals. 2006—2007;

15 (6): 314—321. (АПНГ) при лечении постпсихотической депрессии у больных шизофре нией. Социальная и клиническая психиатрия, 2003;

13, 4: 37—41.

60. Martin N., Pouri G., Bossenmeyer Pouri C., Jazi R. et al. Conditioning like 86. Rybnikova E., Mironova V., Pivina S., Tulkova E. et al. Antidepressant like effects brief neonatal hypoxia improves cognitive function and brain tissue proper ties with marked gender dimorphism in adult rats. Semin Perinatol. 2010 Jun;

of mild hypoxia preconditioning in the learned helplessness model in rats.

34 (3): 193—200. Neurosci Lett 2007;

417: 234—239.

61. Стрелков Р. Б., Чижов А. Я. Прерывистая нормобарическая гипоксия в профи 87. Rybnikova E. A., Samoilov M. O., Mironova V. I. et al. The possible use of hypox лактике, лечении и реабилитации. Екатеринбург, «Уральский рабочий», 2001. ic preconditioning for the prophylaxis of post stress depressive episodes.

Neurosci Behav Physiol 2008;

38: 721—726.

62. Intermittent Hypoxia: From molecular mechanisms to clinical applications.

88. Рыбникова Е. А., Миронова В. И., Пивина С. Г. и соавт. Гормональные меха Lei Xi and Tatiana V. Serebrovskaya, eds. Hauppauge, NY: Nova Science Publishers, 2009. низмы нейропротективных эффектов гипоксического прекондициониро вания у крыс. Доклады РАН, 2008, 421, 5: 1—3.

63. Serebrovskaya T. Intermittent Hypoxia Research in the Former Soviet Union and 89. McGorry P. D., Killackey E. J. Early intervention in psychosis: a new evidence the Commonwealth of Independent States: History and Review of the Concept and Selected Applications. High Altitude Medicine and Biology 2002;

3: 205—221. based paradigm. Epidemiol Psichiatr Soc. 2002 Oct — Dec;

11 (4): 237—47.

89. Berk M., Hallam, Malhi G. S. et al. Evidence and implications for early inter 64. Министерство здравоохранения России. Нормобарическая гипокситера пия. Методические рекомендации. Москва, 1994. vention in bipolar disorder. J Ment Health 2010 Apr;

19 (2): 113—126.

65. Стрелков Р. Б., Караш Ю. М., Чижов А. Я. и др. Повышение неспецифичес 90. McGorry P. D., Killackey E., Yung A. Early intervention in psychosis: oncepts, кой резистентности организма с помощью нормобарической гипоксичес evidence and future directions. World Psychiatry 2008 Oct;

7 (3): 148—156.

кой стимуляции. Доклады АН СССР, 1987, т. 293, №2: 493—496. 92. Yung A. R., McGorry P. D. Prediction of psychosis: setting the stage. Br J 66. Hamlin M. J., Hellemans J. Effect of intermittent normobaric hypoxic exposure Psychiatry Suppl. 2007 Dec;

51: s1—8.

at rest on haematological, physiological, and performance parameters in 93. Marshall M., Rathbone J. Early intervention for psychosis. Cochrane Database multi sport athletes. J Sports Sci 2007;

25: 431—441. Syst Rev. 2006 Oct 18;

(4): CD004718.

66. Jung M. E., Simpkins J. W., Wilson A. M. et al. Intermittent hypoxia conditioning 94. Goldner Vukov M., Cupina D. D., Moore L. J. et al. Early intervention in first prevents behavioral deficit and brain oxidative stress in ethanol withdrawn episode psychosis: hope for a better future. Spr Arh Celok Lek 2007 Nov Dec;

rats. J Appl Physiol 2008;

105 (2): 510—517. 135 11—12: 672—678.

68. Wasserfuhr D., Cetin S. M., Yang J. et al. Protection of the right ventricle from 95. Compton M. T. Considering schizophrenia from a prevention perspective. Am ischemia and reperfusion by preceding hypoxia. Naunyn Schmiedebergs Arch J Prev Med 2004 Feb;

26 (2): 178—185.

Pharmacol 2008;

378 (1): 27—32.

96. McGrath J. Universal interventions for the primary prevention of schizophre 69. Wang R., Xu F., Liu J. Prenatal hypoxia preconditioning improves hypoxic ven nia. Aust N Z J Psychiatry. 2000 Nov;

34 Suppl: S58—64.

tilatory response and reduces mortality in neonatal rats. J Perinat Med 2008;

97. Moitabai R., Malaspina D., Susser E. The concept of population prevention:

36 (2): 161—167.

application to schizophrenia. Schizophr Bull. 2003;

29 (4): 791—801.

70. Сиротинин Н. Н. Некоторые итоги изучения гипоксии. Патологическая 98. Вербоноль В. Ю., Чижов А. Я. Развитие детей, рожденных матерями, полу физиология и экспериментальная терапия, 1957;

5: 13—20.

чавшими курс нормобарической гипоксии. Педиатрия, 1990;

5: 55— 71. Канторович Н. В. Некоторые итоги двух психиатрических экспедиций в 99. Чижов А. Я., Евгеньева И. А., Караш Ю. М. Кинетика кислородного метабо горы Тянь Шаня. В: Сборник трудов кафедры психиатрии Киргизского Го лизма у беременных группы высокого риска развития позднего токсикоза сударственного медицинского института и Киргизского научного общест при использовании прерывистой нормобарической гипоксической гипо ва невропатологов и психиатров, Фрунзе, 1962;

т. 23: 5—12.

ксии. Акушерство и гинекология, 1989;

5: 17— 72. Дурандина А. И., Юсупов С. Д. Влияние высокогорья на динамику психопа 100. Евгеньева И. А., Караш Ю. М., Чижов А. Я. Профилактическое применение тологических симптомов при шизофрении по данным экспедиции прерывистой нормобарической гипоксической гипоксии у беременных года. В: Сборник трудов кафедры психиатрии Киргизского Государствен группы высокого риска развития позднего токсикоза. Акушерство и гине ного медицинского института и Киргизского научного общества невропа кология, 1989;

6: 50—53.

тологов и психиатров, Фрунзе, 1964;

т. 24: 187—199.

101. Цыганова Т. Н. Применение нормобарической гипоксической тренировки в 73. Канторович Н. В. О влиянии пребывания в высокогорье на течение шизо акушерстве. Вестник Российской Академии медицинских наук. 1997;

5: 30—33.

френии. В: Труды 4 Всесоюзного съезда невропатологов и психиатров.

Москва, 1965;

т. 3, вып. 1: 296—302. 102. Министерство здравоохранения России. «Интервальная гипоксическая тренировка в акушерской и гинекологической практике», «Методические 74. Singh I., Chohan I. S., Lal M., Khanna P. K. et al. Effects of high altitude stay on рекомендации» М., 1993г.

the Incidence of common diseases in man. Int J Biometeor 1977;

21: 93—122.

103. Аршавский И. А. К анализу некоторых механизмов преобразования кислород 75. Колчинская А. З., Расин С. В. О влиянии пониженного парциального давления ного режима в процессе отногенеза. В: Кислородный режим организма и его кислорода на организм больных шизофренией (попытка лечения шизофре регулирование. Материалы симпозиума. Киев, Наукова думка, 1966;

65—78.

ников гипоксией в камере). Вопросы физиологии (Киев), 1953;

4: 219—228.

Сведения об авторе:

Семен Наумович Басович Life Sciences R&D, Melbourne, Australia. 9/125 Thomas St., Hampton 3188, Vic., Australia E mail: simonbas@tpg.com.au МЕДИКО БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ, БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.