авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


XII. Проблемы биоэтики

Юбилейный Архиерейский Собор 2000 г. положил начало общецерковной

позиции и анализу современных медицинских технологий в рамках выработанной

социальной доктрины и в свете православной вероучительной истины. Собор изучил

наиболее острые проблемы современной медицинской этики, такие как: эвтаназия,

лечение недуга бесплодия, прерывание беременности, клонирование человека и его

тканей и другие и дал им соответствующую оценку. Вместе с тем, целый спектр проблем оказался неохваченным и по ряду вопросов общецерковное мнение РПЦ не высказано, а имеются только частные богословские мнения.

• Как Церковь относится к намеренному прерыванию беременности (аборту)?

С древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству. В основе такой оценки лежит убежденность в том, что зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно.

«Тот, кто будет человеком, уже человек», — утверждал Тертуллиан на рубеже II и III веков. «Умышленно погубившая зачатый во утробе плод подлежит осуждению смертоубийства... Дающие врачевство для извержения зачатого в утробе суть убийцы, равно и приемлющие детоубийственные отравы», – сказано во 2-м и 8-м правилах святителя Василия Великого, включенных в Книгу правил Православной Церкви и подтвержденных 91 правилом VI Вселенского Собора. При этом святой Василий уточняет, что тяжесть вины не зависит от срока беременности: «У нас нет различения плода образовавшегося и еще необразованного».

Широкое распространение и оправдание абортов в современном обществе Церковь рассматривает как угрозу будущему человечества и явный признак моральной деградации. Верность библейскому и святоотеческому учению о святости и бесценности человеческой жизни от самых ее истоков несовместима с признанием «свободы выбора» женщины в распоряжении судьбой плода. Помимо этого, аборт представляет собой серьезную угрозу физическому и душевному здоровью матери.

Церковь также неизменно почитает своим долгом выступать в защиту наиболее уязвимых и зависимых человеческих существ, коими являются нерожденные дети.

Православная Церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта. Не отвергая женщин, совершивших аборт, Церковь призывает их к покаянию и к преодолению пагубных последствий греха через молитву и несение епитимии с последующим участием в спасительных Таинствах.

Комментарий Общества православных врачей Санкт-Петербурга, 2008 г.:

В сложных клинических ситуациях вопрос о прерывании беременности должен решаться коллегиально (консилиумом). Причем врачам следует искать все возможные пути сохранения жизни ребенку, а не путь скорейшего разрешения проблемы. При коллегиальном обсуждении ситуаций у пациенток православного вероисповедования следует привлекать для правильного биоэтического решения православных священнослужителей, ориентирующихся в решении данных вопросов.

Есть ситуации, когда аборт можно считать допустимым. Суть этих ситуаций заключается в перспективной нежизнеспособности плода. Социальной доктриной РПЦ этот вопрос не рассматривался. Смерть плода есть само по себе плохое действие, но рассмотрим, например, следующий казус. У женщины на третьем месяце беременности обнаруживают рак матки. Если пытаться спасти жизнь женщины, матку следует удалить немедленно. Но, если удалять матку, тогда будет потеряна жизнь неродившегося ребенка. Следует ли делать операцию? В католичестве он (аборт) разрешен в виде исключения доктриной «двойного эффекта». (Принцип, который получил название "Доктрина двойного эффекта", гласит, что если обдуманное действие будет иметь более одного последствия, оно является намеренным результатом, несущим нравственный вес.

Например, известной практикой в области медицины является применение болеутоляющих препаратов для неизлечимо больных пациентов. Конечно, большие дозы морфия могут не только облегчить боль, но и ускорить смерть пациента. Доктрина двойного эффекта, примененная в данном случае, может утверждать, что если намеренный эффект заключается в облегчении боли, то действие нравственно позволительно, даже если этот акт вызывает "убивающий" эффект).

Аборт допустим в случаях эктопической беременности (при которой эмбрион растет в маточной трубе) и утробном раке (в котором матка и плод должны быть удалены вместе). «Согласно доктрине «двойного эффекта», действие, которое будет приводить к плохому и хорошему результатам, является морально допустимым при наличии четырех условий:

- само действие должно быть в моральном отношении хорошим;

- вред, который мы принимаем во внимание, не должен быть средством, которым достигается хороший результат;

- мотивом должно быть достижение только хорошего результата. То есть вредное последствие не может быть умышленным, но только возможным и терпимым;

- должна иметься соразмерная причина, чтобы осуществить действие, несмотря на последствия, которые несет сам поступок.

Этот принцип стал методом проверки легитимности риска, получил широкое медицинское признание, как средство оценки моральной приемлемости риска или вреда, хотя первоначально использовалась только в традиции римско-католической теологии.

«В «Хартии работников здравоохранения» утверждается: «Когда аборт происходит как предвиденное, но не поставленное в качество цели и нежелаемое, но просто как допускаемое следствие неизбежного терапевтического акта ради здоровья матери, это является нравственно законным. Этот аборт является косвенным последствием акта, самого по себе не вызывающего аборт.



Использование доктрины «двойного эффекта» при решении сложных биоэтических вопросов можно было бы считать приемлемым так же и в православной традиции.

• Отлучается ли от евхаристического общения с Церковью женщина, прервавшая беременность в случае прямой угрозы её жизни при продолжении беременности?

В случаях, когда существует прямая угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у нее других детей, в пастырской практике рекомендуется проявлять снисхождение. Женщина, прервавшая беременность в таких обстоятельствах, не отлучается от евхаристического общения с Церковью, но это общение обусловливается исполнением ею личного покаянного молитвенного правила, которое определяется священником, принимающим исповедь.

• Различается ли церковное отношение к абортивным (т.е. прерывающим жизнь эмбриона) и неабортивным средствам контрацепции?

Некоторые из противозачаточных средств фактически обладают абортивным действием, искусственно прерывая на самых ранних стадиях жизнь эмбриона, а посему к их употреблению применимы суждения, относящиеся к аборту. Другие же средства, которые не связаны с пресечением уже зачавшейся жизни, к аборту ни в какой степени приравнивать нельзя. Определяя отношение к неабортивным средствам контрацепции, христианским супругам следует помнить, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза. Намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом.

Комментарий Общества православных врачей Санкт-Петербурга, 2008 г.:

В отношении религиозно-нравственной оценки проблемы контрацепции в материалах Собора по вопросу стерилизации женщин ничего не говорится. В Федеральном законе «Об охране здоровья граждан» (ст. 37) читаем следующее: «Медицинская стерилизация как специальное вмешательство с целью лишения человека способности к воспроизводству или как метод контрацепции может быть проведена только по письменному заявлению гражданина не моложе 35 лет или имеющего не менее двух детей, а при наличии медицинских показаний и согласия гражданина – независимо от возраста и наличия детей».

Следует сказать о том, что в ряде случаев стерилизация женщин по медицинским показаниям бывает необходима. Это касается замужних женщин, имеющих детей, у которых развилось заболевание матки или сформировалось такое ее состояние (например, после нескольких кесаревых сечений), которое при последующей беременности может привести к разрыву ее стенки и смерти как женщины, так и плода.

Клинический пример. Мать троих детей беременна четвертый раз. Все предыдущие беременности разрешались через кесарево сечение. Дети здоровы. Муж неверующий. Сохранять себя в половом воздержании и пользоваться средствами контрацепции не собирается. В связи с этим возможны еще беременности. Толщина стенки матки составляет несколько миллиметров. Лечащим врачом предложено провести стерилизацию путем перевязки маточных труб. Согласно канонам православной церкви стерилизация как метод профилактики зачатия детей не благословляется. Духовник пациентки запретил ей проводить стерилизацию. Больная оказалась в сложном положении:

либо подчиниться воле духовника и умереть во время следующей беременности в результате разрыва стенки рубцовоизмененной матки, оставив мужа вдовцом и детей сиротами, либо сделать стерилизацию, нарушив церковный канон. Лечащий врач пациентки обратился за помощью к священнику, специализирующемуся на вопросах биомедицинской этики. Было принято решение обратиться к старцу за благословением на стерилизацию, так как она в данной ситуации оказывалась меньшим злом, чем формальное исполнение канона.

Необходимо сказать, что Православная Церковь призывает священнослужителей решать вопросы не формально, а индивидуально с каждым подопечным, учитывая ситуацию во всех аспектах. Поэтому обращение к старцу за советом не было нарушением церковных положений. Ситуация была благополучно разрешена. Женщине было благословлено перевязать маточные трубы одновременно с кесаревым сечением.

В связи с вышеизложенным предлагается считать исключением из общего контрацептивного правила и не расценивать как грех наличие патологических состояний матки, могущих в перспективе, если не будет выполнена стерилизация, привести к смерти матери и плода.





• Допускает ли Церковь искусственное оплодотворение?

К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.

Манипуляции же, связанные с донорством половых клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Кроме того, такая практика поощряет безответственное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является «плотью от плоти» анонимных доноров.

Использование донорского материала подрывает основы семейных взаимосвязей, поскольку предполагает наличие у ребенка, помимо «социальных», еще и так называемых биологических родителей.

Оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток или реализация «репродуктивных прав» одиноких мужчин, а также лиц с так называемой нестандартной сексуальной ориентацией, лишает будущего ребенка права иметь мать и отца. Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности.

Как относится Церковь к экстракорпоральному (внетелесному) оплодотворению, • предполагающему заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов?

Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов.

Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью (см. ХII. 2).

Комментарий Общества православных врачей Санкт-Петербурга, 2008 г.:

Вместе с тем возникает спорная с религиозных позиций ситуация, когда женщине вводится 2- эмбриона и она готова дать обет Богу о рождении всех детей из прижившихся эмбрионов. Если это так и если при этом эмбрионы являются результатом оплодотворения ее яйцеклетки сперматозоидами законного мужа, то прецедент греха исчезает. Предлагается считать допустимой с православной точки зрения такой способ ЭКО при соблюдении вышеуказанных позиций.

Мнение проф., д. м. н. протоиерея Сергия Филимонова, глав. редактора журнала "Церковь и медицина", высказанное в докладе на XXI Междунар. Рождественских образоват. чтениях: Есть группа верующих и воцерковленных родителей, которые, зная о том, что ЭКО не благословляется, тем не менее, не смогли преодолеть искушение и использовали эту технологию. Без широкой огласки к ЭКО прибегают даже жены некоторых священнослужителей. К таковым необходимо принимать меры церковного прещения. Если к методу ЭКО родители прибегали до своего крещения, то никакой меры прещения к ним не будет. Если это было до воцерковления, то, безусловно, какая-то минимальная мера церковного прещения должна быть наложена.

Другая сторона этой проблемы - крещение детей, родившихся с помощью методик типа ЭКО или суррогатного материнства. Эта проблема должна быть решена в ближайшее время при дальнейшей разработке социальной доктрины РПЦ. Сложно крестить суррогатных детей. Пять родителей может быть у такого ребенка:

папа, мама, два чужих донора и еще суррогатная мама. Если юридические родители идут на такой шаг, они должны совершенно четко осознавать, что совершают действие богоборческое, вопиющее против всех церковных норм и правил. Само совершение Таинства Крещения таких детей становиться тягостным для священника. Это дискуссия для среды священнослужителей, как быть с такими детьми, потому что крещение таких детей представляет соблазн для неверующих, в то же время соблазн для верующих, а также момент сложных отношений между самими священнослужителями. О. Сергий Филимонов в благословении на ЭКО отказывает.

Следующий сложный момент. Сейчас на смену методу ЭКО пришла методика ИКСИ ( от англ. ICSI IntraCytoplasmic Sperm Injection, букв. введение сперматозоида в цитоплазму) - метод лечения бесплодия, один из вспомогательных методов искусственного оплодотворения. В данной методике нет избыточных эмбрионов и нет доноров, т. е. генетический материал берется от матери и отца. Появление методики ИКСИ привело в тому, что стал возможен вариант икономии. Он заключается в том, что православные супружеские пары могут использовать ИКСИ при соблюдении пяти-семи параметров. Вот некоторые параметры:

Тягостная семейная ситуация, могущая привести к распаду семьи Использование генетического материала в контексте семьи, отсутствие чужого генетического материала Выращивание одного или двух эмбрионов при условии отсутствия создания и редукции избыточных зигот Отсутствие банка замороженных эмбрионов или готовность последующего деторождения Возможно использование данной методики в церковных браках при соблюдении вышеназванных условий как исключение для того, чтобы не совершалось ЭКО за спиной Церкви, священства и духовников, как совершается криминальный аборт.

• Допустимо ли «суррогатное материнство» (вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам»)?

«Суррогатное материнство», то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе (Разрешено законом: п. 10 статьи 55 ФЗ РФ № 323). Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности. «Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания.

Из книги "Начало жизни и внутриутробное развитие человека: от биологии к биоэтике":

"Изначально заложенная безнравственная и конфликтная ситуация оборачивается иногда реальным и конфликтом, когда "снятая внаем мать" отказывается отдавать заказанного ребенка после его рождения, так как признает его своим... Исторически причины, по которым женщины соглашаются вынашивать чужой плод, имеют различный социо-психологический характер. Известны случаи, когда матери, имевшие собственных детей, брали на себя эту задачу, чтобы подарить ребенка своей бесплодной сестре. Однако в наше время все чаще женщины соглашаются вынашивать чужого ребенка исключительно ради денег.

В случае «суррогатного материнства» ярко выражается чужеродность и пренебрежение семейной пары-заказчика по отношению к матери-заместительнице, которая тем не менее может глубоко привязаться к вынашиваемому ребенку в силу тесной биологической связи с плодом в период его созревания. Манипуляция телесной природой ребенка, получающего генетическое наследие от двух определенных лиц и вместе с тем питание и жизненное внутриматочное обеспечение от третьего лица, «суррогатной матери», способствует ряду злоупотреблений в отношении не только брака, но и ребенка, с которым обращаются не как с человеком-личностью, но как с племенным животным. Безусловно, такие воздействия сказываются на психическом состоянии ребенка, который вправе знать собственных родителей и идентифицировать себя с ними. Данная технология разрушает не только супружеское единство, но также и родительское единство, так как в семье возникает разделение между физическими, психическими и нравственными элементами, которые образуют это единство.

Проблематика данной технологии имеет и другую сторону, которая часто замалчивается: объектом договора купли-продажи является не только вынашивание как таковое, но прежде всего ребенок. В договорах о заместительстве материнства назначенная сумма выплачивается отнюдь не к сроку окончания беременности, но большая ее часть – уже после рождения. Данный факт говорит сам за себя: предметом договора является именно ребенок, который посредством такого характера взаимодействия людей становится ценностным объектом, т.е. вещью. К примеру, если ребенок имеет дефекты развития, заказчики могут от него отказаться, не выплачивая всей суммы. Такое межличностное отношение ни с моральной, ни с этической, ни уж тем более с христианской точки зрения не допустимо и является ярчайшим примером обезличивания человека до состояния машины (если мы говорим о матери) и вещи (если мы говорим о ребенке)".

• Как Церковь относится к переливанию крови и пересадке органов от живого донора?

Современная трансплантология (теория и практика пересадки органов и тканей) позволяет оказать действенную помощь многим больным, которые прежде были бы обречены на неизбежную смерть или тяжелую инвалидность.

Вместе с тем развитие данной области медицины, увеличивая потребность в необходимых органах, порождает определенные нравственные проблемы и может представлять опасность для общества. Так, недобросовестная пропаганда донорства и коммерциализация трансплантационной деятельности создают предпосылки для торговли частями человеческого тела, угрожая жизни и здоровью людей. Церковь считает, что органы человека не могут рассматриваться как объект купли и продажи. Пересадка органов от живого донора может основываться только на добровольном самопожертвовании ради спасения жизни другого человека. В этом случае согласие на эксплантацию (изъятие органа) становится проявлением любви и сострадания. Однако потенциальный донор должен быть полностью информирован о возможных последствиях эксплантации органа для его здоровья. Морально недопустима эксплантация, прямо угрожающая жизни донора. Наиболее распространенной является практика изъятия органов у только что скончавшихся людей. В таких случаях должна быть исключена неясность в определении момента смерти.

Неприемлемо сокращение жизни одного человека, в том числе через отказ от жизнеподдерживающих процедур, с целью продления жизни другого.

Донорские органы и ткани усвояются воспринимающему их человеку (реципиенту), включаясь в сферу его личностного душевно-телесного единства.

Поэтому ни при каких обстоятельствах не может быть нравственно оправдана такая трансплантация, которая способна повлечь за собой угрозу для идентичности реципиента, затрагивая его уникальность как личности и как представителя рода. Об этом условии особенно важно помнить при решении вопросов, связанных с пересадкой тканей и органов животного происхождения.

Из лекции ст. преп. кафедры биомедицинской этики РГМУ им. Сеченова Л. Б. Ляуша "Этические проблемы трансплантации органов и тканей человека":

"Могут ли использоваться органы живого донора для трансплантации? Да, могут, как правило, используются парные органы, например почка или берётся часть какого-либо органа – доля печени. Если мы говорим, что изъятие донорских органов допускается, то каковы условия его осуществления?

Изъятие органов и тканей у живого донора для трансплантации реципиенту согласно ст.11 Закона РФ «О трансплантации» допускается при соблюдении следующих условий:

· если донор свободно и сознательно в письменной форме выразил согласие на изъятие своих органов или тканей;

· если донор предупрежден о возможных осложнениях для его здоровья в связи с предстоящим оперативным вмешательством по изъятию органов или тканей;

· если донор прошел всестороннее медицинское обследование и имеется заключение консилиума врачей – специалистов о возможности изъятия у него органов или тканей для трансплантации;

· а также, это важное условие, если донор находится с реципиентом в генетической связи, т.е. если он является родственником реципиента. Исключение составляет случаи пересадки костного мозга.

Последние условие, касающееся обязательности наличия генетической связи, обусловлено необходимостью исключить возможность злоупотреблений и попыток вознаграждения донора за отданный орган.

Вероятность финансовых взаимоотношений между родственниками, гораздо меньше, чем между посторонними людьми. Кроме того, в случае родственных пересадок, снижается и вероятность иммунного отторжения органа.

• Как относится Церковь к клонированию (получению генетических копий) человека? А к клонированию клеток и тканей организма?

Осуществленное учеными клонирование (получение генетических копий) животных ставит вопрос о допустимости и возможных последствиях клонирования человека. Реализация этой идеи, встречающей протест со стороны множества людей во всем мире, способна стать разрушительной для общества.

Клонирование в еще большей степени, чем иные репродуктивные технологии, открывает возможность манипуляции с генетической составляющей личности и способствует ее дальнейшему обесцениванию. Человек не вправе претендовать на роль творца себе подобных существ или подбирать для них генетические прототипы, определяя их личностные характеристики по своему усмотрению.

Замысел клонирования является несомненным вызовом самой природе человека, заложенному в нем образу Божию, неотъемлемой частью которого являются свобода и уникальность личности. «Тиражирование» людей с заданными параметрами может представляться желательным лишь для приверженцев тоталитарных идеологий.

Клонирование человека способно извратить естественные основы деторождения, кровного родства, материнства и отцовства. Ребенок может стать сестрой своей матери, братом отца или дочерью деда. Крайне опасными являются и психологические последствия клонирования. Человек, появившийся на свет в результате такой процедуры, может ощущать себя не самостоятельной личностью, а всего лишь «копией» кого-то из живущих или ранее живших людей. Необходимо также учитывать, что «побочными результатами»

экспериментов с клонированием человека неизбежно стали бы многочисленные несостоявшиеся жизни и, вероятнее всего, рождение большого количества нежизнеспособного потомства. Вместе с тем, клонирование изолированных клеток и тканей организма не является посягательством на достоинство личности и в ряде случаев оказывается полезным в биологической и медицинской практике.

Из книги "Начало жизни и внутриутробное развитие человека: от биологии к биоэтике":

В настоящее время термин «клонирование» приобрел узкий прикладной смысл: им обозначают технологию получения генетически идентичных копий клеток и/или организма растений или животных в лаборатории искусственным путем в результате микрохирургических операций. Различают полное (репродуктивное) и частичное (терапевтическое) клонирование организмов. При полном клонировании воссоздается весь организм целиком. Его генетический материал полностью соответствует тому, от которого были взяты первичные образцы (ядра). При частичном клонировании новый организм полностью не воссоздается, но из одной или группы клеток развиваются конкретные заданные структуры – например, те или иные ткани или определенные клеточные линии (узкоспециализированные клетки).Репродуктивное клонирование, кроме научных целей, может применяться для масштабного восстановления редких, вымирающих или даже исчезнувших видов животных. По поводу такого использования технологии нет единого мнения, однако применяемая к животным, она не противоречит канонам и социальной концепции Русской Православной Церкви. Принцип терапевтического клонирования схож с репродуктивным и повторяет его на первых этапах. Его задача состоит в том, чтобы использовать зиготу человека-донора, т.е. целый организм на стадии одной клетки, как материал для «омолаживания» клеток (например, клеток кожи) заказчика, взрослого пациента, но не для получения полноценного организма.

Опасность заключается в том, что во взрослом организме нет генов и сигналов, которые могли бы обеспечить весь многоступенчатый путь специализации стволовой клетки. А стоит ей хотя бы один раз поделиться бесконтрольно, как она перерождается в раковую. Время этого перерождения может растянуться на несколько месяцев, но оно неизбежно произойдет.

В настоящие дни наука продвинулась настолько, что подготовила теоретическую и практическую базу для терапевтического клонирования человека. Причем эта технология напрямую следует из ЭКО, а экспериментальной базой служат «лишние» эмбрионы. Также и пропаганда терапевтического клонирования в первую очередь исходит из тех отраслей медицинских услуг и научных объединений, которые связаны с ЭКО-технологией. При терапевтическом клонировании человека развитие эмбриона намеренно останавливают на ранних этапах (до имплантации). Получившиеся эмбриональные стволовые клетки, содержащие генетический материал пациента, используют для получения нужных для него тканей или других биологических продуктов. Другими словами в методике терапевтического клонирования мы сталкиваемся с проблемой двойного убийства: сначала гибнет зигота, затем полученный из материала зиготы и ядра клетки пациента эмбрион, который разрушают и разделяют на отдельные клеточные популяции... Этапы, которые проходит организм при терапевтическом клонировании перед разрушением, есть не что иное, как естественные этапы внутриутробного развития индивидуального организма. Очевидно, что такая методика с точки зрения Русской Православной Церкви неприемлема.

Недопустимое использование стволовых клеток человека.

Стволовые клетки – это неспециализированные клетки, способные к неограниченному делению. Их дочерние клетки способны и сохранять характеристики материнских клеток, и отделять от себя клетки, которые впоследствии будут специализироваться в определенные органы и ткани. Наибольшее количество стволовых клеток– в теле эмбриона, так как оно вынужденно непрерывно и быстро расти, а новообразованные клетки – дифференцироваться и занимать соответствующие позиции. Клетки эмбриона до 14 дня, будучи собраны в небольшие группы, способны дать начало индивидууму. Окончательно стволовые клетки теряют способность развиваться в полноценный организм или орган к завершению эмбрионального периода. Стволовые клетки плодного периода обладают уже гораздо меньшим потенциалом и могут дать начало только определенным частям органов, за исключением высокоспециализированных структур вроде мозга, почек, желез и др.

Во взрослом организме стволовые клетки выполняют задачу обновления и замещения клеток, утраченных при повреждении или физиологическом изнашивании во всех органах или тканях. Призвание этих клеток – восстанавливать организм человека с момента его появления на свет.

Потенциал стволовых клеток только начинает использоваться наукой. Ученые хотят в недалеком будущем создавать из них ткани и целые органы, необходимые больным для трансплантации взамен донорских органов. Их можно вырастить из клеток самого пациента, они не будут вызывать отторжения, что является большим преимуществом.

Таким образом, стволовые клетки человека действительно могут стать «запчастями» для нашего организма. Но для этого вовсе не обязательно выращивать искусственные эмбрионы – стволовые клетки содержатся в организме любого взрослого человека.

В конце ХХ века в биомедицинской области появилась аморальная практика применения стволовых клеток. Она основана на получении клеточного материала из неродившегося ребенка – плода (fetus) – и соответственно называется фетальной терапией. В какой-то степени это направление практического применения эмбриональных стволовых клеток (ЭСК) нужно назвать шарлатанством, заслуживающим однако уголовной ответственности (согласно подписанной Россией Резолюции Совета Европы № 327/88, п. 36). Исследований, подтверждающих безопасность применения ЭСК, не существует, однако в России существует практика применения продукта в таких областях, как косметология и геронтология. Каждая выполненная операция, по сути, является экспериментом, так как клеточный материал, приготовленный из убиенного плода, не может быть подвержен стандартизации. Кроме того, «наилучшим», по мнению врачей, является клеточный материал плода в возрасте от 14 до 25 недель. В тоже время, даже при искусственно спровоцированном выкидыше ребенок может родиться живым, однако он все равно подлежит смерти и разделению на отдельные органы.

На данный момент в законотворческой базе присутствует проект ФЗ «Об обращении биомедицинских клеточных продуктов», который регламентирует допустимые источники получения и характер применения клеточного материала, в том числе запрещая использование ЭСК в любом виде В частности, статья 4 говорит о:

9) недопустимости искусственного создания эмбриона человека в целях изготовления клеточных продуктов;

10) недопустимости использования клеток, полученных посредством разрушения эмбриона человека.

Статья 7, п. 4: «Недопустимо использовать для приготовления клеточных линий клетки, полученные посредством разрушения или повреждения эмбриона человека».

Этот законопроект уже долгое время находится на стадии доработки.

С точки зрения Русской Православной Церкви, употребление методов так называемой фетальной терапии, в основе которой лежат изъятие и использование тканей и органов человеческих зародышей, абортированных на разных стадиях развития, для попыток лечения различных заболеваний и «омоложения»

организма, абсолютно недопустимо. Осуждая аборт как смертный грех, Церковь не может найти ему оправдания и в том случае, если от уничтожения зачатой человеческой жизни некто, возможно, будет получать пользу для здоровья. Неизбежно способствуя еще более широкому распространению и коммерциализации абортов, такая практика (даже если ее эффективность, в настоящее время гипотетическая, была бы научно доказана) являет пример вопиющей безнравственности и носит преступный характер.

• Церковная оценка эвтаназии, то есть намеренного умерщвления безнадежно больных (в том числе по их желанию) Один Господь является Владыкой жизни и смерти (1 Цар. 2. 6). «В Его руке душа всего живущего и дух всякой человеческой плоти» (Иов. 12. 10). Поэтому Церковь, оставаясь верной соблюдению заповеди Божией «не убивай» (Исх. 20. 13), не может признать нравственно приемлемыми распространенные ныне в светском обществе попытки легализации так называемой эвтаназии, то есть намеренного умерщвления безнадежно больных (в том числе по их желанию). Просьба больного об ускорении смерти подчас обусловлена состоянием депрессии, лишающим его возможности правильно оценивать свое положение. Признание законности эвтаназии привело бы к умалению достоинства и извращению профессионального долга врача, призванного к сохранению, а не к пресечению жизни. «Право на смерть» легко может обернуться угрозой для жизни пациентов, на лечение которых недостает денежных средств.

Таким образом, эвтаназия является формой убийства или самоубийства, в зависимости от того, принимает ли в ней участие пациент. В последнем случае к эвтаназии применимы соответствующие канонические правила, согласно которым намеренное самоубийство, как и оказание помощи в его совершении, расцениваются как тяжкий грех. Умышленный самоубийца, который «соделал сие от обиды человеческой или по иному какому случаю от малодушия», не удостаивается христианского погребения и литургического поминовения (Тимофея Алекс. прав. 14).

Если самоубийца бессознательно лишил себя жизни «вне ума», то есть в припадке душевной болезни, церковная молитва о нем дозволяется по исследовании дела правящим архиереем. Вместе с тем необходимо помнить, что вину самоубийцы нередко разделяют окружающие его люди, оказавшиеся неспособными к действенному состраданию и проявлению милосердия. Вместе с апостолом Павлом Церковь призывает: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6. 2).

ЗАЯВЛЕНИЕ Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике при Патриархе: "О современных тенденциях легализации эвтаназии в России":

Возникновение проблемы эвтаназии нашем обществе непосредственно связано с "мировоззренческим плюрализмом", признающим существование разных типов ценностных ориентаций, включая позицию, допускающую убийство и "право человека на смерть". По мнению сторонников легализации эвтаназии, это "право" должно быть защищено законом и включать соответствующее организационное обеспечение, используя возможности современной фармакологии и социального института здравоохранения.

Церковно-общественный Совет по биомедицинской этике Московского Патриархата считает необходимым в связи с этим заявить следующее.

Признавая ценность жизни каждого человека, его свободу и достоинство как уникальных свойств личности, созданной по образу и подобию Божию, православные священнослужители, ученые, врачи, считают недопустимым реализацию любых попыток легализации эвтаназии как действия по намеренному умерщвлению безнадежно больных людей, рассматривая эвтаназию как особую форму убийства (по решению врачей или согласию родственников), либо самоубийства (по просьбе пациента), либо сочетание того и другого. Совет выступает против эвтаназии в любой форме, поскольку ее применение неизбежно приведет:

а) к криминализации медицины и к потере социального доверия к институту здравоохранения;

б) к поруганию бесценного дара человеческой жизни;

в) к умалению достоинства врача и извращению смысла его профессионального долга;

г) к снижению темпов развития медицинского знания, в частности, разработок методов реанимации, обезболивающих препаратов, средств для лечения неизлечимых заболеваний и т.п.;

д) к распространению в обществе принципов цинизма, нигилизма и нравственной деградации в целом, что неизбежно при отказе от соблюдения заповеди "не убий".

Квалифицированный врач должен учитывать, что просьба больного об ускорении его смерти, может быть обусловлена состоянием депрессии, лишающим его возможности правильно оценивать свое положение. Нельзя забывать и об особенностях человеческой личности, до последней минуты жизни обладающей свободой выбора и правом на изменение решения.

В свете этих факторов Совет считает эвтаназию неприемлемой в нравственном отношении и категорически возражает против рассмотрения законодательных проектов, пытающихся юридически оформить возможность ее применения и тем самым внедрить в общественное сознание допустимость убийства или самоубийства с помощью медицины.

СОПРЕДСЕДАТЕЛИ Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике:

Епископ Тихвинский Константин, Ректор Санкт-Петербургской Духовной Академии;

Протоиерей Дмитрий Смирнов, Проректор Свято-Тихоновского Богословского института;

Профессор Недоступ Александр Викторович, Доктор мед. наук, председатель Московского общества православных врачей.

Утверждено на заседании Совета 03 мая 1999 года Литература: 1. Протопресвитер Иоанн Брек. Священный дар жизни. М., 2004;

2. За жизнь. Защита материнства и детства. Опыт и методика работы. М., 2011;

3. Священник Владимир Духович, А. Ю. Молчанов. Начало жизни и внутриутробное развитие человека: от биологии к биоэтике. М., 2013. Издание ОЦБиСС РПЦ;

4. Журнал «Церковь и медицина » (см. сайт ОПВР );

5. Православие и проблемы биоэтики. Материалы см. на сайте церковно-общественного Совета по биомедицинской этике РПЦ МП.

• Возможно ли пастырское попечение о лицах, имеющих влечение к собственному полу?

Православная Церковь исходит из неизменного убеждения, что богоустановленный брачный союз мужчины и женщины не может быть сопоставлен с извращенными проявлениями сексуальности. Она считает гомосексуализм греховным повреждением человеческой природы, которое преодолевается в духовном усилии, ведущем к исцелению и личностному возрастанию человека. Гомосексуальные устремления, как и другие страсти, терзающие падшего человека, врачуются Таинствами, молитвой, постом, покаянием, чтением Священного Писания и святоотеческих творений, а также христианским общением с верующими людьми, готовыми оказать духовную поддержку.

Относясь с пастырской ответственностью к людям, имеющим гомосексуальные наклонности, Церковь в то же время решительно противостоит попыткам представить греховную тенденцию как «норму», а тем более как предмет гордости и пример для подражания. Именно поэтому Церковь осуждает всякую пропаганду гомосексуализма.

Не отказывая никому в основных правах на жизнь, уважение личного достоинства и участие в общественных делах, Церковь, однако, полагает, что лица, пропагандирующие гомосексуальный образ жизни, не должны допускаться к преподавательской, воспитательной и иной работе среди детей и молодежи, а также занимать начальственное положение в армии и исправительных учреждениях.

• Может ли быть допущен к Крещению человек, который при помощи хирургического вмешательства изменил свою половую принадлежность («сменил пол»)?

Стремление отказаться от принадлежности к тому полу, который дарован человеку Создателем, может иметь лишь пагубные последствия для дальнейшего развития личности. «Смена пола» посредством гормонального воздействия и проведения хирургической операции во многих случаях приводит не к разрешению психологических проблем, а к их усугублению, порождая глубокий внутренний кризис. Церковь не может одобрить такого рода «бунт против Творца» и признать действительной искусственно измененную половую принадлежность. Если «смена пола» произошла с человеком до Крещения, он может быть допущен к этому Таинству, как и любой грешник, но Церковь крестит его как принадлежащего к тому полу, в котором он рожден. Рукоположение такого человека в священный сан и вступление его в церковный брак недопустимо.

См. сайты "Преодоление Х" и "Любовь против гомосексуализма" о преодолении гомосексуализма, лесби-влечений и других проблем, связанных с полом. (К материалам этих сайтов следует относиться критически, т. к. они созданы христианами разных конфессий)

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.