авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Богданов Артём

Партия "Единая Россия"

Технологии политических к о м м у н и к а ц и й

^ ^ Lb Ac aM mB Eu bRs hTn g

x^ jf A de ic P li i

В сегодняшней России существует целый ряд проблем, которые

обретают новую остроту, а их исследование - особую актуальность,

что позволяет заглянуть в будущее, а также осмыслить век

прошедший. В этой связи особый интерес представляет собой

функционирование партии «Единая Россия» в политическом пространстве современной России. В настоящее время эта партия имеет большинство мест высшего представительного собрания, а значит, непосредственно формирует государственную политику России. Как научный, так и практический интерес представляет собой анализ технологий политических коммуникаций, используемых партией «ЕР» в процессе борьбы за политическую власть. В работе проводится анализ способов политической коммуникации партии «Единая Россия» на региональном уровне, с помощью которых она воздействует на избирателей, позиционирует себя относительно других партий. Изучение данной проблематики \ позволяет автору работы выделить основные сферы и специфику использования партией «Единая Россия» технологий политических коммуникаций.

Богданов Артём Богданов Артём Владимирович, аспирант кафедры политических наук юридического факультета Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского, сфера научных интересов: социокультурные основания политических процессов и политические идеологии в современной России 9 978-3-8433-0863- инициации uci ueuisunen NaiionaiDiDiiotneK: Die Deutsche Nationalbibliothek Содержание verzeichnet diese Publikation in der Deutschen Nationalbibliografie;

detaillierte bibliografische Daten sind im Internet iiber http://dnb.d-nb.de abrufbar.

Alle in diesem Buch genannten Marken und Produktnamen unterliegen warenzeichen-, marken 0в едение oder patentrechtiichem Schutz bzw. sind Warenzeichen oder eingetragene Warenzeichen der j p iaB a I. Политические коммуникации, как теоретико-методологический jeweiligen Inhaber. Die Wiedergabe von Marken, Produktnamen, Gebrauchsnamen, Handelsnamen, Warenbezeichnungen u.s.w. in diesem Werk berechtigt auch ohne besondere Kennzeichnung nicht zu der Annahme, dass solche Namen im Sinne der Warenzeichen- und кониепт. Markenschutzgesetzgebung als frei zu betrachten wSren und daher von jedermann benutzt werden durften. I j. Понятие, сущность и базовые модели политической коммуникации j 2. Институциональный имидж партии как элемент политической Coverbild: www.ingimage.com Verlag: LAP LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co. KG коммуникации Dudweiler Landstr. 99, 66123 Saarbrucken, Deutschland Глава II. Основные способы политических коммуникаций партии «Единая Telefon +49 681 3720-310, Telefax +49 681 3720- Email: info@lap-publishing.com Россия» на региональном уровне Herstellung in Deutschland: Заключение Schaltungsdienst Lange o.H.G., Berlin Books on Demand GmbH, Norderstedt Список первоисточников и литературы Reha GmbH, Saarbrucken Amazon Distribution GmbH, Leipzig Приложение № 1 ISBN: 978-3-8433-0863- Приложение № 2 Только для Росии и стран СНГ Приложение № 3 Библиографическая информация, изданная Немецкой Национальной Библиотекой.

Немецкая Национальная Библиотека включает данную публикацию в Немецкий Книжный Приложение № 4 Каталог;

с подробными библиографическими данными можно ознакомиться в Интернете по адресу http://dnb.d-nb.de. Приложение № 5 Любые названия марок и брендов, упомянутые в этой книге, принадлежат торговой марке, бренду или запатентованы и являются брендами соответствующих правообладателей.

Использование названий брендов, названий товаров, торговых марок, описаний товаров, общих имён, и т.д. даже без точного упоминания в этой работе не является основанием того, что данные названия можно считать незарегистрированными под каким-либо брендом и не защищены законом о брендах и их можно использовать всем без ограничений.

Изображение на обложке предоставлено: www.ingimage.com Издатель: LAP LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co. KG Dudweiler Landstr. 99, 66123 Saarbrucken, Germany Телефон +49 681 3720-310, Факс +49 681 3720- Email: info@lap-publishing.com Напечатано в России ISBN: 978-3-8433-0863- АВТОРСКОЕ ПРАВО © 2011 принадлежат автору и LAP LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co. KG и лицензиарам Все права защищены. Saarbrucken Введение Актуальность исследования. В сегодняшней России существует целый ряд проблем, которые обретают новую остроту, а их исследование – особую актуальность, что позволяет заглянуть в будущее, а также осмыслить век прошедший.

В этой связи особый интерес представляет собой функционирование партии «Единая Россия» в политическом пространстве современной России. «Единая Россия» представляет собой политическую партию, наиболее удачно выстроившую отношения не только с избирателями, но и со своими конкурентами. В настоящее время эта партия имеет большинство мест высшего представительного собрания, а значит, непосредственно формирует государственную политику России.

Как научный, так и практический интерес представляет собой анализ технологий политических коммуникаций, используемых партией «ЕР» в процессе борьбы за политическую власть.

Коммуникация как условие, результат и механизм существования общественных процессов в пространстве и во времени образует особую сферу социальной реальности, специфической особенностью которой является передача того или иного содержания от одного сознания (коллективного или индивидуального) к другому посредством знаков, зафиксированных на материальных носителях. Как средство связи объектов материального и духовного мира коммуникация предполагает обмен и передачу информации в обществе с целью воздействия на него1.

Информационно-коммуникативные процессы, обеспечивающие развитие общества, приобретали все большее значение в ходе истории благодаря расширению возможности воздействия на индивидуальное и массовое сознание. Современные социокультурные условия бытия людей, до предела насыщенные СМИ и другими коммуникативными посредниками, усиливают См.: Конецкая В.П. Социология коммуникации. М.: Дрофа, 2006. С. 6.

социальную значимость коммуникативного взаимодействия. Социальными механизмами коммуникативного взаимодействия является речь, символы, СМИ, электронные средства связи и т.д. Благодаря им осуществляется перевод индивидуального процесса передачи и восприятия информации в “социально значимый процесс персонального и массового взаимодействия”1.

Степень научной разработанности проблемы. Следует отметить, что в данной работе рассматриваются политические информационно коммуникативные технологии. Впервые политическую систему как информационно-коммуникативную представил К. Дойч2. В то же время заявленный им подход впоследствии получил двоякое теоретическое продолжение. Так, Ю. Хабермас делал акцент на коммуникативных действиях и соответствующих элементах политики нормах, обучающих (ценностях, действиях), представляя их в качестве основы социального и политического порядка3. В противоположность этому немецкий ученый Г. Шельски сформулировал идею «технического государства» (1965), выдвинув на первый план не социальные, а технические аспекты политической организации власти4.

По поводу роли и значения массовой коммуникации свою точку зрения дает Д.В. Ольшанский5. На его взгляд, во-первых, массовая коммуникация объективно является особым способом общения разобщенных индивидов, неизбежно способствующая их самоорганизации в массу. Во-вторых, помимо объективной, вынужденной для коммуникатора функции формирования естественных масс, массовая коммуникация может формировать и массы искусственно.

Работа М.Н. Грачева «Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития» является теоретико-методологической6.

См.: Конецкая В.П. Социология коммуникации. М.: Дрофа, 2006. С. 7.

См.: Дойч К. Нервы управления. М.: МПСИ, 1993. С. 28.

См.: Хабермас Ю. Политические работы. М.: Праксис, 2005. С. 115.

См.: Чумикова С.Ю. Политическая коммуникация как ресурс легитимности законодательной власти субъекта Российской Федерации. Автореф… канд. полит. наук. М.: Аспект, 2007. С. 15.

См.: Ольшанский Д.В., Пеноков В.Ф. Политический консалтинг. — СПб.: Питер, 2005. С. 48.

См.: Грачев М.Н. Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития: Монография. М.: Прометей, 2004. С. 328.

Автор рассматривает исторические предпосылки возникновения политической коммуникации. Ее формы, виды и степень изученности.

Отмеченные выше работы являются основным теоретико методологическим блоком используемой литературы в работе.

Следующий блок также содержит теоретический материал, но на ряду с ним присутствуют и практические советы. Следует отметить направленность данных работ на изучение российской действительности.

В работе С.Ф.Лисовского реклама» наравне с «Политическая теоретическим материалом, присутствуют практические советы, выкладки и примеры1. Также приводятся данные социологических опросов, касающиеся политического имиджа в современной России. Проблемы, которые поднимает автор, являются актуальными и для современной России – имидж современного политика, личностные характеристики присущие российскому политику, президенту, которые им приписываются избирателями, предлагаются конкретные варианты построения программы кандидата в современной России в зависимости от предпочтений избирателей. Описываются конкретные приемы, способы построения политического имиджа.

Ю.М. Лотман в своей работе «Бытовое поведение и типология культуры России2.

России» представил экскурс в историю Выявил причинно следственные связи между прошлым России и современными предпочтениями избирателей, народа при выборе кандидата, партии. Им описаны свойственный российскому человеку тип мышления, культуры, менталитет в силу которых он ведет себя определенным образом. И это поведение можно проследить и прогнозировать его развитие.

В своих работах «Психологические войны»3 и «Коммуникативные технологии 20 века»4, Г.Г. Почепцов, выявляет причины изменения системы ценностей в России в результате изменения методов использования средств См.: Лисовский С.Ф. Политическая реклама. М.: ИВЦ «Маркетинг», 2000. С.256.

См.: Лотман Ю.М. Бытовое поведение и типология культуры России. Спб.: Питер, 1999. С. 540.

См.: Почепцов Г.Г. Психологические войны. М.: Ваклер, 2006. С. 528.

См.: Почепцов Г.Г. Коммуникативные технологии 20 века. М.: Рефл-бук, 2006. С. 238.

массовой коммуникации. А также дает описание современного состояния средств массовой информации, их использование, методы воздействия на общество, проблемы обратной связи, формирования гражданского общества, полной переориентации СМИ.

Следует отметить работы: «Оценка гражданами личности лидера» Е.Б.

Шестопал1, «Король рекламы» Ю. Коваленко2, «Как победить на выборах» А.Н.

Жмыриков3, «Психология манипуляции» Е.Л. Доценко4. В этих работах описываются технологии политической коммуникации посредством СМИ применительно к российской избирательной системе.

Необходимо отметить, что представленная литература определила характер и границы исследования, и имеет свои особенности. Так, проблемы связанные с понятием, сущностью политической коммуникации, ее ролью в российской политической системе довольно распространенная тема исследования среди российского научного сообщества, что в свою очередь обусловливает наличие достаточного количества материала для анализа. Напротив, касательно исследований методов и способов политической коммуникации партии «Единая Россия», ощущалась нехватка информации, малоизученность данной проблематики. Поэтому основной блок анализируемой литературы – периодические издания.

Объект исследования: политические коммуникации на региональном уровне.

Предмет исследования: способы политической коммуникации, используемые партией «Единая Россия» на региональном уровне.

Цель исследования: осуществить анализ методов и способов политической коммуникации партии «Единая Россия» на региональном уровне, с помощью которых она воздействует на избирателей, позиционирует себя относительно других партий.

См.: Шестопал Е.Б. Оценка гражданами личности лидера. // Полис. 1997. № 6. С. 12-34.

См.: Коваленко Ю. Король рекламы. // Известия. 1994. № 20.

См.: Жмыриков А.Н. Как победить на выборах. М.: Пресс, 1995. С. 80.

См.: Доценко Е.Л. Психология манипуляции. М.: Речь, 2003. С. 304.

Задачи исследования: рассмотреть историю развития представлений о понятии, сущности, базовых моделях политической коммуникации, основные характеристики институционального имиджа;

проанализировать основные способы политической коммуникации партии Россия» на «Единая региональном уровне.

Эмпирическая база исследования. В данной работе используются следующие нормативные и официальные документы: Конституция РФ, программа партии «Единая Россия», устав регионального отделения партии «Единая Россия», отчеты о работе регионального отделения партии «Единая Россия», выступления экс-президента РФ Путина В.В. перед Федеральным Собранием РФ, выступления президента РФ Медведева Д.А. перед Федеральным Собранием РФ;

статьи периодических публикаций следующих журналов и газет – Саратовский репортер, Саратовский расклад, Новые времена, Время новостей, Коммерсантъ, Ведомости, Полис, Общественное мнение, Власть, Итоги;

а также монографии, коллективные исследования и материалы интернета.

Методы исследования. В работе используются методы политической, исторической и философской наук. Так, структурно-функциональный или системный метод, разработанный Т. Парсонсом, М. Леви, используется для раскрытия внутреннего строения российской избирательной системы, в целом, и российских политических партий как субъектов политического процесса, в частности, для раскрытия внутренних механизмов использования технологии политической коммуникации партии «Единая Россия». Метод моделирования при создании модели взаимоотношений между партией «Единая Россия» и другими политическими партиями, в частности «Справедливой России», а также избирателями. Сравнительно-исторический метод помог при анализе периода развития представлений о понятии, сущности и базовых моделях политической коммуникации со второй половины XX-ого века до современного состояния.

Также применялся контент-анализ (от англ. contens содержание) — метод качественно-количественного анализа содержания документов с целью выявления или измерения различных фактов и тенденций, отраженных в этих документах. Особенность контент-анализа состоит в том, что он изучает документы в их социальном контексте. Может использоваться как основной метод исследования (например, контент-анализ текста при исследовании политической направленности газеты), параллельный, т.е. в сочетании с другими методами (напр., в исследовании эффективности функционирования средств массовой информации), вспомогательный или контрольный (напр., при классификации ответов на открытые вопросы анкет)1.

Метод интент-анализа или метод изучения интенциональной направленности речи (текста), используемый в данной работе, опирается на идею, что во всех случаях возникновения речи действует некоторый общий энергетический вектор: от психического состояния к речевым формам, который называется «интенция». Интенции составляют глубинное содержание речи говорящего и могут совпадать с целевой направленностью речи (т.е. с ее социальной функцией). По мнению авторов, изучающих данную проблему, подход к исследованию интенциональной направленности речи по его общему смыслу может оцениваться как психосемантический. Его особенность состоит в том, что оценивание интенций производится не приглашенными респондентами, а самими исследователями, при этом используется естественный речевой материал и жизненные критерии его оценки2.

Используемый в данной работе ивент-анализ или «событийный анализ», направлен на обработку публичной информации, показывающей: “кто говорит или делает, что говорит или делает, по отношению к кому и когда”.

Систематизация и обработка соответствующих данных осуществляется по следующим признакам: 1)субъект-инициатор (кто);

2) сюжет (что);

3) субъект (когда)3.

мишень отношению к кому) и дата события (по 4) Систематизированные таким образом события сводятся в матричные таблицы, См.:Дмитриев И. Контент-анализ: сущность, задачи, процедуры. М., Дрофа. 2005. С. 5-8.

См.: Мангейм Дж. Б., Рич Р.К. Политология: методы исследования. М.: Проспект, 1997. С. 12.

См.: там же. С. 24.

ранжируются и измеряются при помощи ЭВМ. Эффективность данного метода предполагает наличие значительного банка данных. Научно-прикладные проекты, использующие ивент-анализ, отличаются по типу изучаемого поведения, числу рассматриваемых политических деятелей, по исследуемым временным параметрам, количеству используемых источников, типологии матричных таблиц и т.д.

Структура работы. Работа состоит из двух разделов. В первом раскрываются основные понятие, сущность и базовые модели политической коммуникации, основные характеристики институционального имиджа. Во втором разделе рассматриваются основные способы политической коммуникации на примере партии «Единая Россия» на региональном уровне.

Апробация исследования. В процессе написания дипломной работы автор принял участия в следующих конференциях: Всероссийская научная конференция студентов и аспирантов проблемы «Политико-правовые современного общества» (2007-2009 гг.), Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых учёных "Ломоносов-2009", подал заявку на участие в «Пятом Всероссийском конгрессе политологов». По итогам конференций были опубликованы следующие статьи: «Анализ предвыборной тактики и стратегии партии «Союз Правых Сил» (2003-2007гг.)», ««Единая Россия» и Россия»: информационно-коммуникативное «Справедливая взаимодействие партий на региональном уровне», «Сравнительный анализ организационно-программных основ партий «КПСС» и «Единая Россия»», «Вброс компромата как технология политической коммуникации партии «Единая Россия»1.

См.: Богданов А.В. Анализ предвыборной тактики и стратегии партии «Союз Правых Сил» (2003 2007гг.) // Политические проблемы современного общества. Вып. 7. С. 6;

«Единая Россия» и «Справедливая Россия»: информационно-коммуникативное взаимодействие партий на региональном уровне // Политические проблемы современного общества. Вып. 8. С. 16;

Сравнительный анализ организационно-программных основ партий «КПСС» и «Единая Россия» // Политические проблемы современного общества. Вып. 9. С. 228;

Вброс компромата как технология политической коммуникации партии «Единая Россия // Политические проблемы современного общества. Вып. 11. С. 150.

Глава I. Политические коммуникации, как теоретико методологический концепт.

Представляется обоснованным рассмотреть теоретические концепции и модели политической коммуникации, как необходимых компонентов взаимодействия субъектов политики (политических акторов) между собой и окружающей социальной средой, направленного на завоевание, удержание и использование власти, сохранение, укрепление или изменение существующих властно-управленческих отношений в обществе.

1.1. Понятие, сущность и базовые модели политической коммуникации.

Термин «коммуникация» в его нынешнем понимании закрепился в словаре политической науки относительно недавно. По-видимому, одним из первых непосредственных употреблений этого понятия в политологическом контексте является относящееся к началу ХХ в. высказывание Ф. Ратцеля о том, что «передача информации в политическом отношении является самой важной услуг»1.

из всех коммуникационных Между тем отдельные реалии, определяемые сегодня данным термином, появились значительно раньше.

Коммуникация, понимаемая в широком смысле как передача информации от человека к человеку посредством речи, жестов, а также изображений и других символьных форм, зафиксированных на материальных носителях, возникла и развивалась вместе с самим обществом. Причем в качестве инструмента политического воздействия как речевая, так и визуальная коммуникация использовалась и осмысливалась уже в глубокой древности.

Не будет преувеличением сказать, что уже племенные вожди, а впоследствии – фараоны, короли, цари, князья и другие правители издавна и во все времена проявляли интерес к тому, что сегодня называется политической коммуникацией, прекрасно осознавая, что их успехи во многом зависят от См.: Грачев М.Н. Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития. М.: Прометей, 2004. С. 65.

степени владения искусством влиять на политические взгляды своих подданных и граждан. Для формирования необходимых образов в сознании людей широко использовались различные типы вербальных и невербальных сообщений, например, символика разного рода торжественных публичных церемоний, а позднее – и величественных архитектурных сооружений. Для оказания воздействия на умонастроения людей нередко применялась тактика индоктринации, или идеологического «промывания мозгов», что было особенно характерно для периодов войн и внутренних конфликтов1. Использовались и более мягкие формы информационного воздействия, отчасти напоминающие современные приемы пропаганды, агитации, связей с общественностью и политической рекламы. С различной степенью успеха посредством издания указов и законов предпринимались попытки направить политическую коммуникацию в нужное русло, контролировать информационные потоки в соответствующих обществах, причем этот контроль мог принимать самые разные формы цензуры – от официальной деятельности специальных государственных институтов до организации «неформального давления снизу»

путем формирования общественного мнения, отвечающего требованиям времени.

Возникновение понятия «политическая коммуникация» непосредственно связано с эволюцией западного общества в период после второй мировой войны. Выделение исследований политической коммуникации в относительно самостоятельное направление на стыке социальных и политических наук, получившее название политической коммуникативистики, было вызвано демократизацией политических процессов в мире во второй половине XX в., возникновением и возрастанием роли новых информационных технологий, а также развитием кибернетической теории. Во многом благодаря кибернетике термин «коммуникация», прежде употреблявшийся главным образом в языке техников, связистов и военных, превратился в термин междисциплинарный, См.: Грачев М.Н. Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития. М.: Прометей, 2004. С. 67.

получивший широкое распространение в различных областях знаний, ибо, как полагал Н. Винер - все явления окружающего мира в принципе могли быть объяснены с точки зрения информационного обмена, циркулирования информации.

В работах зарубежных авторов обычно выделяются три основных способа политической коммуникации: коммуникация с помощью средств массовой информации, в том числе печатных (пресса, книги, афиши) и электронных (радио, телевидение, интернет и т.д.);

коммуникация с помощью организаций, в частности, политических партий, которые служат связующим звеном между управляющими и управляемыми и групп давления;

коммуникация с помощью неформальных контактов1. Однако, к числу этих способов можно также отнести и особые коммуникативные ситуации или действия – выборы, референдумы и т.п. «В политической коммуникации, – как отмечают авторы англо американского «Словаря политического анализа», – обыкновенно имеют дело с написанным или произносимым словом, но она может происходить и при помощи всякого знака, символа и сигнала, посредством которого передается смысл. Следовательно, к коммуникации надо отнести и символические акты – самые разнообразные, такие как сожжение повестки о призыве в армию, участие в выборах, политическое убийство или отправление каравана судов в плавание по всему свету. В значительной своей части политическая коммуникация составляет сферу компетенции специализированных учреждений и институтов, таких, как средства массовой коммуникации, правительственные информационные агентства или политические партии. Тем не менее она обнаруживается во всякой обстановке социального общения, от бесед с глазу на глаз до обсуждения в палатах национального законодательного органа»2.

В отечественной политологии с момента ее конституирования в 1989 г. в качестве самостоятельной дисциплины одно из первых определений См.: Шварценберг Р.-Ж. Политическая социология: В 3 ч. Ч. 1. М.: Российская академия управления, 1992. С. 80.

Словарь политического анализа / Под ред.: Д.С. Плано, Р.Е. Риггс, Ч.С. Робин. Санта Барбара, Калиф.: ABC-Clio, 1982. С.112.

политической коммуникации принадлежит М.Ю. Гончарову. Согласно этому определению, «термин “политическая коммуникация” должен описывать циркуляцию информации в сфере политической деятельности, т.е. любые сообщения, тексты, оказывающие воздействие на отношения между классами, нациями и государствами»1. Подобного рода информация может быть чрезвычайно разнообразна по жанрам и рассчитана на разные аудитории: от дипломатических переговоров до сообщений, передаваемых по каналам массовой коммуникации. При этом, по мнению автора, ни способ распространения политической информации, ни ее адресат не имеют определяющего значения: гораздо важнее установить, что коммуникатором в данном случае являются политические институты или действующие в их составе и от их имени лица. Несмотря на то, что автор акцентирует внимание прежде всего на институциональной составляющей политико коммуникационного процесса, принципиально важным, тем не менее, видится тот момент, что «…главным фактором, определяющим сущность и особенность термина коммуникация”, представляется функциональное “политическая назначение распространяемой информации. Это информация, обслуживающая политические структуры и воздействующая на принятие политических решений»2.

В первом российском энциклопедическом словаре «Политология» под общей редакцией Ю.И. Аверьянова, опубликованном в 1993 г., определение понятия «политическая коммуникация» не приводится. Однако массовая коммуникация, которой посвящена специальная статья, рассматривается главным образом в политическом контексте3. Между тем в кратком словаре «Основы политологии» под редакцией Г.А. Белова и В.П. Пугачева, вышедшем в свет в том же году, дается достаточно емкое, несмотря на свою лаконичность, Гончаров М.Ю. Риторика политической коммуникации. // Массовая коммуникация в современном мире: Сборник научных трудов / Под ред. д.ф.н., проф. Ю.П. Буданцева и др. М.: МГИМО, 1991. С.

55.

См.: там же. С.55-56.

См.: Политология: Энциклопедический словарь. / Общ. ред. и сост.: Ю.И. Аверьянов. М.: Изд-во Московского коммерческого университета, 1993. С. 164-165.

определение политической коммуникации, преодолевающее узко институциональный взгляд на это явление, причем сам термин приводится во множественном числе: политические понятие, «Коммуникации – отображающее процесс взаимодействия политических субъектов на основе обмена информацией и непосредственного общения, а также средства и способы этого духовного взаимодействия»1.

Иной подход к определению политической коммуникации предлагает А.И. Соловьев, делая акцент на ее социальности, в качестве критерия которой «выступает “ответ” реципиента, т.е. появление “вторичной информации”, вызванной к жизни посланием коммуникатора и устанавливающей осмысленный контакт между ним и реципиентом»2. В этой связи политическая коммуникация понимается как «частный случай успешной реализации информационных обменов, попыток коммуникатора (например, властных структур) вступить в контакт со своим контрагентом. Таким образом, ее можно идентифицировать как форму общения, установленную на основе направленной передачи информации, породившей осмысленный ответ реципиента на вызов коммуникатора»3.

Исходя из приведенных определений, можно утверждать, что сущностной стороной политико-коммуникационных процессов является передача, перемещение, оборот семантически значимой в политическом контексте информации – тех сведений, которыми в процессе конкретной общественно практической деятельности обмениваются (собирают, хранят, перерабатывают, распространяют и используют) и «источники» «потребители» – взаимодействующие в обществе индивиды, общности, институты. В данном отношении, на наш взгляд, принципиально важно подчеркнуть, что речь идет не о «политической информации вообще», а именно о той информации, которая в определенной ситуации приобретает некую семантическую значимость. По Основы политологии: Краткий словарь терминов и понятий. / Под ред. д.ф.н., проф. Белова Г.А. и д.ф.н., проф. Пугачева В.П. М.: МГУ им. М. В. Ломоносова, О-во “Знание” России, 1993. С. 54.

Соловьев А.И. Политическая коммуникация: к проблеме теоретической идентификации. // Полис.

2002. № 3. С. 7.

См.: там же. С. 7.

этой причине, очевидно, возникает необходимость уточнить, что именно следует понимать под и значимой»

«политической» «политически информацией.

Понятие «политическая информация», строго говоря, соотносится с содержанием сообщений о явлениях, фактах и событиях, происходящих в политической сфере общества. Что же касается понятия «политически значимая информация», то его объем охватывает содержание всей совокупности сообщений, которые изменяют состояние политических акторов в процессе их общественно-практической деятельности, направленной на завоевание, удержание или использование власти. В зависимости от конкретной ситуации далеко не всякая политическая информация становится семантически значимой для конкретного актора: так, например, сообщение о государственном перевороте в какой-либо из стран «третьего мира», по-видимому, не окажет никакого влияния на расстановку политических сил в ходе избирательных кампаний по выборам региональных представительных органов власти в субъектах Российской Федерации1.

В то же время элементом политически значимой информации может стать содержание сообщения о событии из другой сферы общественной жизни, затрагивающее интересы какого-нибудь политического актора. Это могут быть сведения о фактах из области экономики (например, информация об улучшении или ухудшении экономической ситуации в регионе или стране в целом), науки (например, факт присуждения Нобелевской премии 2000 года по физике академику Ж.И. Алферову, избранному депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации III созыва по федеральному списку КПРФ), искусства и культуры (например, издание произведений писателей и поэтов, подвергшихся в СССР репрессиям или преследованиям по политическим мотивам) и т.д., и даже информация чисто технического плана (например, характеристики разрабатываемой в США национальной системы См.: Грачев М.Н. Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития. М.: Прометей, 2004. С. 73.

противоракетной обороны, представляющие несомненный интерес для спецслужб многих государств). Следовательно, информация о любой общественной проблеме может приобрести политическое значение, политический характер, если она связывается с вопросами власти или властных отношений.

Таким образом, политическая коммуникация выступает как смысловой аспект взаимодействия субъектов политики путем обмена информацией в процессе борьбы за власть или ее осуществление. Она связана с целенаправленной передачей и избирательным приемом информации, без которой невозможно движение политического процесса. «Посредством коммуникации, – подчеркивает Ю.В. Ирхин, – передается три основных типа политических сообщений: побудительные (приказ, убеждение);

собственно информативные или вымышленные сведения);

фактические (реальные (сведения, связанные с установлением и поддержанием контакта между субъектами политики). Политическая коммуникация выступает как специфический вид политических отношений, посредством которого доминирующие в политике субъекты регулируют производство и распространение общественно-политических идей своего времени»1.

В последнее время политическая коммуникация рассматривается как функциональный элемент политической системы общества, обеспечивающий взаимосвязь между другими ее компонентами. Но в то же время политическая коммуникация выступает и как процесс, как непосредственная деятельность политических акторов по производству и распространению политически значимой информации, направленная на формирование (стабилизацию или изменение) образа мыслей и действий других социальных субъектов. Тогда, с учетом «функциональной» и «процессуальной» составляющих, объем понятия «политическая коммуникация» в наиболее общем виде должен включать в себя всю совокупность феноменов информационного воздействия и взаимодействия в сфере политики, связанных с конкретно-исторической деятельностью Ирхин Ю.В., Зотов В.Д., Зотова Л.В. Политология. М.: Юристъ, 2001. С. 308.

политических акторов по поводу власти, властно-управленческих отношений в обществе. Распространение политически значимой информации может осуществляться разными способами, по различным каналам. Исходя из характеристики источника информационного воздействия, Г.В. Пушкарева определяет четыре основных канала политической коммуникации:

официальный, который регулирует движение информационных потоков от политических организаций, учреждений;

при этом распростаняемая информация носит иституционализированный характер, она фиксирует принятие политических решений, доведение их содержания до сведения граждан нормативные акты, приобретающие после (государственные опубликования силу закона, а также официальные заявления, обращения, программы политических организаций, которые принимаются населением к сведению, и т.д.);

персональный, предназначенный для передачи политической информации конкретными участниками политических событий, лидерами политических организаций и государственных органов и предполагающему выражение последними их собственного мнения, своей позиции, индивидуальных качеств (выступления политика перед аудиторией, в печати, на радио и телевидении, личные контакты с людьми);

опосредованный, когда информация исходит не от собственно политических структур или политических и государственных деятелей, а от посредников, которыми могут быть СМИ, научно-исследовательские и социологические центры, иные свидетели и интерпретаторы политических событий;

и анонимный, то есть лишенный достоверно известного источника информации, основнной на слухах, которые нередко распространяются в печати и других СМИ1.

В зависимости от способов распространения сообщений Ю.В. Ирхин предлагает различать два взаимодополняющих вида политической коммуникации: естественную и технически опосредованную. Естественная коммуникация характеризуется прямой связью между коммуникаторами и См.: Пушкарева Г.В. Политические коммуникации // Политическое обеспечение бизнеса / Под peд.

Ю.С. Коноплина. М.: Издательство МАИ, 1995. С. 51-53.

наличием «живого» текста, который может подвергаться изменениям в зависимости от моментальной реакции относительно небольшой по размеру аудитории;

технически опосредованная – наличием материально закрепленного текста, отсутствием прямой связи между коммуникаторами и наличием численно больших рассредоточенных аудиторий1.

Очевидно, что несмотря на стремительное развитие новых информационных технологий, естественная коммуникация по-прежнему играет весьма важную роль в системе СМК. Межличностное общение – это тот микроуровень политической коммуникации, который оказывает существенное воздействие на ее макроуровень – печать, радио, телевидение, кинематограф, лекционную пропаганду и т.д. Ведь информация, содержащаяся в сообщении официального субъекта политической коммуникации принимается и успешно усваивается людьми только тогда, когда она положительно оценена неофициальным субъектом, поддержана им. Любое важное сообщение, как правило, обсуждается и получает свою оценку в семье, трудовом коллективе, неформальной группе. Именно эта оценка, позиция близких человеку людей больше всего влияет на его отношение к тем или иным информационным источникам. Если у аудитории складывается стойкое отрицательное отношение к официальной политической информации, например, из-за замалчивания отдельных фактов, проблем, то на эффективность и действенность СМК в этом случае рассчитывать не приходится. Иными словами, межличностное общение служит фильтром для усвоения официальной информации, дает ей свою оценку и имеет решающее значение в политическом ориентировании личности.

Политическая коммуникация в значительной степени зависит от социальных и технических условий ее развития. При этом, как отмечает А.И.

Соловьев: связи в политической сфере обретают «Информационные институциональную устойчивость лишь благодаря постоянному “обслуживанию” ролевых практик субъектов. Поддержание базовых для политики коммуникаций (в области принятия решений, проведения выборов, См.: Ирхин Ю.В., Зотов В.Д., Зотова Л.В. Политология. М.: Юристъ, 2001. С. 310.

развития межпартийных отношений и т.д.) способствует формированию соответствующих информационно-коммуникативных систем (ИКС), которые сосуществуют в поле политики с более подвижными типами контактных связей, “обслуживающими” неустойчивые инфопотоки между свободными от жестких взаимных обязательств акторами»1. Типология ИКС, по мнению А.И.

Соловьева, может быть построена по различным основаниям: с точки зрения функциональной нагрузки (ИКС в области государственного управления, политического участия, осуществления деятельности партий, групп интересов и т.д.);

по отраслевому принципу (ИКС, обеспечивающие осуществление государственной политики в области образования, здравоохранения, культуры, экологии, военной сферы и пр.);

с точки зрения организации информационных обменов (макроИКС, характеризующая деятельность политической системы в целом;

мезоИКС, отображающая особенности функционирования региональной власти;

микроИКС на межличностном уровне);

в историческом плане (ИКС того или иного временного периода);

с точки зрения конкретных агентов политики (партийные, государственные и иные, связанные с деятельностью конкретного актора, аналогичные ИКС)2.

Анализ исторических типов ИКС позволяет выявить особенности развития политической коммуникации, связанного с изменениями в способах и институтах передачи сообщений. В данном отношении представляется достаточно продуктивной теоретическая концепция, предложенная в свое время Ю.П. Буданцевым. В рамках этой концепции в качестве аналога понятия информационно-коммуникативной системы выступает, возможно, не совсем точное, с современной точки зрения, понятие «системы средств массовой коммуникации» (ССМК), в действительности охватывающее не только собственно массовую, но также и межличностную, и групповую коммуникацию. Тем не менее, представляется важным, что в структуре каждой такой ССМК обязательно выделяются две подсистемы: тексты (от материально Соловьев А.И. Политическая коммуникация: к проблеме теоретической идентификации. // Полис.

2002. № 3. С. 12.

См.: Политические коммуникации / Под ред. А.И. Соловьева. М.: Аспект Пресс, 2004. С. 52.

не закрепленных до материально закрепленных в символах, знаках, образах, звуках) и аудитории (от малых, сконцентрированных до численно больших, рассредоточенных)1.

Политическая коммуникация, охватывая все многообразие социально политических связей – межличностных, массовых и специальных, отражает и выражает культурные ценности субъектов политики;

несет в себе политическую информацию как содержание, включая процессы обмена этим содержанием, а также семиотические и технические средства, используемые в этих обменах, и технические каналы этих обменов. Применительно к массовой коммуникации речь идет о целенаправленном формировании коммуникаторами политических установок массовой аудитории, что подразумевает также тесные развивающиеся взаимосвязи внутри массы, в свою очередь воздействующей на коммуникаторов. В общем случае имеют место всесторонние коммуникативные связи и отношения, которые неразрывно связаны с политической культурой как неотъемлемым элементом общей культуры конкретного общества.

Теперь логично будет перейти к определению основных моделей коммуникации. Знаменитая статья Г. Лассуэлла «Структура и функция коммуникации в обществе», впервые опубликованная в 1948 г. и фактически положившая начало оформлению политической коммуникативистики в самостоятельное направление политологии, начиналась с достаточно простой логической схемы: подходящий способ описания «Наиболее коммуникационного акта состоит в том, чтобы ответить на следующие вопросы:

“Кто?” – “Что сообщает?” – “По какому каналу?” – “Кому?” – “С каким результатом?”»2. Плюсами данной схемы являются – инструментальная полезность, коммуникатор в той или иной степени стремиться оказать влияние на аудиторию. Недостатки схемы – в теоретическом плане схема является весьма существенным упрощением социально-политической действительности.

См.: Грачев М.Н. Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития. М.: Прометей, 2004. С. 79.

Шомова С.А. Политическая коммуникация: социокультурные тенденции и механизмы. М.:

Издательство ИНИОН, 2004. С. 60.

Некоторые исследователи, например Р. Брэддок, предлагали дополнить формулу дополнительными компонентами: 1) при каких обстоятельствах и 2) с какой целью направляется данное сообщение1. Минус – передаваемые сообщения всегда вызывают определенный эффект.

Модель Дж. Гербнера: «Некто (1) – воспринимает какое-либо событие (2) – и реагирует (3) – на ситуацию (4) – путем использования некоторых средств (5), – чтобы сделать доступными материалы (6), – в той или иной форме (7) – и обстановке (8) – передающие содержание (9) – с определенными последствиями (10)»2. Преимущества модели – она может быть применима для иллюстрации как естественных, так и технически опосредованных коммуникационных процессов, как межличностной, так и групповой и массовой коммуникации.

Недостаток – восприятие и интерпретация событий и сообщений участниками коммуникационного процесса несет на себе отпечаток субъективизма, что может привести к смысловому несоответствию между событием и описывающими его сообщениями. А также не учитывает возможного искажения сообщений в ходе их передачи по коммуникационным каналам.

Данный момент был учтен в модели Шеннона-Уивера (см. схему 1).

Плюсы модели – она демонстрирует, что передаваемые по каналам связи сообщения отнюдь не всегда приводят к ожидаемому результату. Недостаток – отсутствуют принципиально важные для властно-управленческих отношений элементы обратной связи.

На необходимость существования обратной связи одним из первых обратил внимание У. Шрамм (см. схему 2). Автор данной модели в порядке комментария отмечал, что это приводит к ошибочным «фактически представлениям о том, что коммуникационный процесс где-то начинается и где то заканчивается. В действительности он бесконечен. Каждый из нас является маленьким распределительным центром по управлению и переадресации См.: Шомова С.А. Политическая коммуникация: социокультурные тенденции и механизмы. М.:

Издательство ИНИОН, 2004. С. 61.

См.: там же. С. 63.

огромного, бесконечного информационного потока…»1. Плюсы – появление данной модели знаменовало собой отход от упрощенной линейной трактовки политико-коммуникационных процессов. Минусы эта модель имеет – тенденцию преувеличивать симметричность коммуникации, своего рода равенство ее участников.

В середине 60-ых гг. появляется модель М. Дефлёра. На первый план выдвигается проблема соотношения двух смысловых значений – первоначального сообщения, отправленного «источником», и восстановленного сообщения, поступающего к «управляемому адресату». При этом сам термин «коммуникация» понимается как результат достижения соответствия между исходным и конечным «значениями»2. Плюсы – таким образом, развитие М.

Дефлёром идей К. Шеннона, У. Уивера и У. Шрамма, позволяет преодолеть очевидные недостатки исходной модели – линейность, однонаправленность и отсутствие обратной связи. Минусы – в центре внимания оказывается прежде всего проблема промежуточных преобразований и неизбежных искажений передаваемого «сообщения». При этом функции инициатора коммуникации, только формулирующего некоторое значение» в виде «смысловое передаваемого и управляемого адресата, только «сообщения», восстанавливающего это «значение» из принятого «сообщения», оказываются жестко зафиксированными и четко разграниченными.

Некоторые авторы делают основной акцент на анализе отношений управляющих и управляемых в коммуникационном плане. Ж.-М. Каттре предложил рассматривать их в следующей парадигме (см. схему 3):

отношения идентичности: управляющие идентичны 1.

управляемым;

отношения включения: все управляющие являются членами 2.

политического общества, но не все управляемые являются членами руководящего круга отношения заключают в себе (эти Шарков Ф.И. Основы теории коммуникации. М.: Социальные отношения, 2002. С. 100;

См.: там же. С. 102.

взаимопроникновение и взаимовлияние управляющих и управляемых);

отношения пересечения, которые складываются в условиях 3.

расширения политического общества: класс управляющих частично отделяется от класса управляемых, и коммуникация между ними все более приобретает опосредованный характер – через процедуры референдума или выборов, а также через посредство СМИ, политических и неполитических организаций1.

В ряде моделей политическая коммуникация обращает внимание на роль элиты, которая осуществляет свою власть над остальной частью общества не непосредственно, а через промежуточные звенья – бюрократический аппарат и СМК (средства массовой коммуникации)2 (см. схему 4).

Следует отметить, что было бы неверно анализировать политико коммуникационные отношения только по вертикальному принципу «правящие элиты – управляемые массы» еще и по другой причине. Чем демократичнее общество, тем большее значение приобретает горизонтальный уровень обмена потоками политической информации, сопряжение господствующего коммуникационного потока, инициируемого государством, с информационными потребностями и приоритетами гражданского общества, формирующимися на более широкой ценностной основе. Кроме того, следует учитывать и влияние новых электронных средств связи, которые делают привычным набор телекоммуникационных услуг, позволяющей своим пользователям более свободно отправлять и принимать информацию как личного, так и общественного характера.

Сущность этих изменений наглядно иллюстрируют модели, предложенные голландскими исследователями Й. Бордвиком и Б. Ван Каамом (см. схему 5 (а-г) ). Модель вещания (схема 5-а) предполагает распространение информации из центра одновременно многим абонентам на периферии. Эта См.: Федотова Л.Н. Социология массовой коммуникации. СПб.: Питер, 2003. С. 87;

См.: там же. С. 89.

См.: Терин В.П. Массовая коммуникация: Исследование опыта Запада. М.: МГИМО, 2000. С. 58.

ситуация встречается достаточно часто: например, во время лекции или официального доклада, когда слушатели сосредоточены в какой-либо аудитории, а также в случае теле-радиопередачи, когда некоторое сообщение одновременно принимается достаточно большим количеством людей, находящихся в разных местах. Характерными чертами данной модели как типичной односторонней коммуникации являются относительно малая возможность личной обратной связи (особенно, если речь идет о СМИ), а также то обстоятельство, что время и место коммуникации определено отправителем.

Диалоговая модель (схема 5-б) относится к случаю распространения информации в реальной коммуникационной сети: индивиды общаются непосредственно между собой, игнорируя центр или посредников и самостоятельно выбирая время, место и тему информационного обмена.

Характерное отличие данной модели состоит в том, что она предполагает своеобразное горизонтальное равенство участников информационного обмена.

Консультационная модель (схема 5-в) также соотносится с большим числом ситуаций, при которых индивид, находящийся на периферии коммуникационной линии, ищет необходимые сведения в центральном информационном хранилище. Отличие в том, что место и время консультации, а также тема сообщения определяются не центром, а периферийным пользователем, обладающим максимальной свободой. Регистрационная модель (схема 5-г), в ней центр запрашивает и получает информацию от периферийного источника. Типичным является то, что в данной модели центр имеет больший контроль над определением направления информационного потока, чем находящийся на периферии коммуникационной сети индивид1.

Приведенные модели на практике перекрывают и взаимодополняют друг друга.

Таким образом, нетрудно заметить, что анализ генезиса и дальнейшей эволюции теоретических моделей политической коммуникации, приводит к выводу о проявлении устойчивой тенденции постепенного замещения См.: Терин В.П. Массовая коммуникация: Исследование опыта Запада. М.: МГИМО, 2000. С. 59.

однонаправленной, униполярной коммуникации “вещательного” типа формами информационного обмена, предполагающими наличие, обратной связи между участниками политико-коммуникационных процессов.

В условиях становления информационного общества политическая коммуникация осуществляется не только по вертикали между – “управляющими” и “управляемыми”. Современный уровень технологической оснащенности социума, одним из показателей которого выступает стремительное распространение Интернета, дающее возможность практически любому индивиду свободно создавать и распространять собственные информационные продукты, несомненно, выступает фактором, способствующим диверсификации коммуникаторов, возрастанию интенсивности горизонтальных коммуникационных потоков, возникновению и развитию сетевых интерактивных структур, охватывающих и сферу политики.

Вместе с тем, вне зависимости от технико-технологической составляющей, коммуникация в обществе всегда предполагает способность людей воспринимать и понимать адресованные им сообщения. По этой причине коммуникаторы в своем стремлении донести до реально существующего или потенциального адресата какую-либо мысль и при этом быть, с их точки зрения, правильно понятыми, со всей очевидностью должны контролировать и в случае необходимости корректировать собственные коммуникативные действия посредством обратной связи с адресатом.

Если эффективная обратная связь между политическими структурами, действующими в рамках привычных схем, и обществом отсутствует, то значительная часть граждан будет либо проявлять признаки политической апатии, отказываясь, например, от участия в выборах, либо, напротив, демонстрировать заметное непостоянство в своих политических предпочтениях, одновременно испытывая разочарование и от действий представителей власти, которые оказываются в состоянии выполнить лишь малую часть своих обещаний, и от “застывших” проектов оппозиции, которые все больше и больше отдаляются от меняющейся действительности.

1.2. Институциональный имидж партии как элемент политической коммуникации.

Следует отметить, что политическая коммуникация осуществляется непосредственно политическими партиями, которые, в свою очередь, являются предметом изучения в данной работе.

Мы не будем давать здесь исторического описания эволюции партий, их вида и функций, пожалуй это тема отдельной работы. Можно лишь отметить, что партии возникли давно и имеют длительную историю существования, еще в Древней Греции и Риме прообразом политической партии служила группа единомышленников, совместно отстаивающая свои интересы в ходе работы народных собраний. Свой вклад в развитие науки о политических партиях внесли такие мыслители и философы как М. Острогорский, Р. Михельс, М.

Дюверже и т.д.

Для того чтобы запомниться в умах и сердцах граждан, чтобы партию в любое время поддерживало определенное количество избирателей, для привлечения новых сочувствующих партии – необходимо создать свой имидж, политический имидж, а применительно к партиям как институту политической системы, институциональный имидж.

Представляется возможным, определить имидж как эмоционально окрашенный психический образ представление, имеющий характер – стереотипа, наделяющий объект путем ассоциаций дополнительными ценностями психологическими, эстетическими и т.д.) (социальными, необязательно имеющими основания в реальных свойствах самого объекта, но обладающими социальной значимостью для воспринимающих такой образ.

Институциональный же имидж можно определить как специально проектируемый, основанный на особенностях деятельности, внутренних закономерностях, свойствах, достоинствах, качествах и характеристиках образ, который целенаправленно внедряется в сознание (подсознание) целевой аудитории, соответствует ее ожиданиям. При этом решаются две задачи:

достижение и удержание власти и обеспечение ее функционирования. Институциональный имидж не является чем-то однажды заданным – он динамичен, его компоненты преобразуются, в зависимости от изменения в самом носителе или групповом сознании. Создание устойчивого имиджа – очень сложный и долговременный процесс. Особенно это касается институционального имиджа, имиджа политических партий.

Процесс формирования имиджа партии и лидера имеет как общие черты, так и существенные особенности, определяемые во многом спецификой самого объекта – лидер это или организация. Лидер это всегда конкретная личность, с неповторимыми особенностями биографии, характера и т. д. Партия, хотя ее сущность и олицетворяют конкретные люди в ней работающие, все таки, в первую очередь, формализованная структура с устоявшимися традициями, нормами поведения, историей, стилем деятельности.

Как правило формирование институционального имиджа органично включает в себя персональный. И наоборот, конструируемый персональный имидж может включать своей компонентой тот институт, в рамках которого или от имени которого действует тот или иной политический лидер.

В объективно присущих партии чертах заложены предпосылки имиджа, который формируется в массовом сознании. Однако формирование соответствующего имиджа партии зависит от успешной пропаганды и информационной политики партии, ее места в общем информационном пространстве.

Одной из основных характеристик институционального имиджа является его стереотипный характер. Обусловлено это спецификой функциональных связей, на основе которых политические институты встраиваются в политическую систему и взаимодействуют друг с другом и с обществом.

Партийный имидж включает в себя более устойчивые и долговременные См.: Вилков А.А. Особенности институционального имиджа «Единой России» (аналогии с КПСС:

общее и особенное) // «Новая Россия»: проблема доверия в современном российском политическом сообществе, М. 2007. Ч. 1. С. 137.

конструкты. Следует отметить, что избиратель воспринимает политическую партию в общем, ориентируясь на образ партии, сложившийся в его сознании. Зачастую этот образ складывается под воздействием мотивов, рационально не осознаваемых избирателем в результате реализации имиджевой стратегии политической партии, которая предполагает формирование стратегического имиджа политической партии.

Стратегический имидж политической партии – это образ, который следует сконструировать для обеспечения победы партии на выборах и дальнейшего увеличения ее популярности в обществе.

Имидж политической партии не появляется из ничего. Он всегда является продуктом деятельности партии, ее отражением и создается из определенных составляющих и факторов. Воздействие этих факторов и определяет результирующий формат имиджа. Именно поэтому так важно не пускать на самотек построение имиджа, который может сформироваться стихийно и не всегда соответствовать тем целевым установкам, которые стоят перед политической партией. Работа по формированию имиджа политической партии должна быть связана с расширенным и многомерным описанием портрета этой политической организации, каким он должен быть увиден и воспринят той аудиторией, которой адресован. Чтобы имидж политической партии был эффективным он должен соответствовать ряду требований:

востребованность - имидж политической партии должен отвечать общественным запросам, ожиданиям и требованиям, которые исходят от больших групп избирателей;

реалистичность - имидж политической партии должен быть реален, соотноситься с действительностью, не представлять собой продукт фантазий.

яркость и простота имидж должен быть ярким, См.: Вилков А.А. Особенности институционального имиджа «Единой России» (аналогии с КПСС:

общее и особенное) // «Новая Россия»: проблема доверия в современном российском политическом сообществе, М. 2007. Ч. 1. С.138.

запоминающимся, отличным от других, вызывать положительные эмоции, относительно прост по своей структуре и набору характеристик1.

Чтобы произвести наполнение имиджа политической партии конкретными характеристиками и понять каким образом происходит его формирование, необходимо понимать какую структуру имеет партийный имидж. Имидж политической партии формируется под воздействием ряда факторов, которые могут быть схематично представлены в виде четырех составляющих имиджа (см. схему 6):

Программно-идеологическая (концептуальная) составляющая;

Деятельностная (интерактивная) составляющая;

Личностная (лидерская) составляющая;

Внешняя (атрибутивная) составляющая.

Каждая отдельная составляющая оказывает влияние на формирование имиджа политических партий, но при этом следует помнить, что имидж – это комплексное явление, воспринимаемое в целостной форме. В политической практике партиям при управлении имиджем следует учитывать взаимовлияние и взаимопереплетение этих составляющих, а также учитывать воздействие средств массовой информации на формирование имиджа и паблисити политических партий2.

Следует более подробно охарактеризовать вышеперечисленный составляющие имиджа партии.

Программно-идеологическая (концептуальная) составляющая Эта составляющая имиджа политической партии, пожалуй, является главной, поскольку отражает основной смысл создания и деятельности политической партии. Партия, не имеющая своей программы и идеологии, не может являться полноценной политической партией, поскольку лишена всякого политического смысла.

См.: Ханов Г.Г., Чижов Д.В. Имидж политической партии: основные составляющие и методы продвижения // www.publicity.ru. 2007. № 4.

См.: там же.

Программно-идеологическая составляющая имиджа политической партии, представляя собой стержень имиджа партии, тем самым группирует вокруг себя все остальные значимые характеристики имиджа1.

В этой связи конкретная работа по формированию и продвижению имиджа политической партии посредством программно-идеологической составляющей имиджа включает следующие мероприятия:

разработка целостных программных документов политических партий с приложением их для отдельных электоральных групп и регионов;

разработка прикладных форм партийных программ – манифестов, деклараций, обращений, открытых писем, программно-идеологических принципов, «вопросов и ответов»;

разработка и реализация технологии популяризации и пропаганды партийных программ;

разработка программных слоганов и «месседжей»

политической партии;

подготовка текстов программных выступлений и интервью лидеров и представителей партий на федеральном и региональном уровне.

Деятельностная (интерактивная) составляющая К одной из ключевых проблем политических партий следует отнести обеспечение содержательной наполненности их деятельности. Если партия не заявляет о себе на поле публичной политики, не принимает участия в политическом дискурсе, не инициирует политические события и информационные поводы, то такому политическому проекту уготована недолгая жизнь. Деятельностная или интерактивная англ.

(от interaction взаимодействие) составляющая имиджа политической партии формирует его через постоянный процесс политической коммуникации и взаимодействие с обществом, посредством которого у избирателей появляются определенные См.: Почепцов Г.Г. Имидж и выборы. М.: Ваклер, 2005. С.87.

представления и установки1.

Для формирования и продвижения имиджа политической партии посредством деятельностной компоненты одним из эффективных приемов следует считать использование так называемого событийного ряда, представляющего собой сценарий продвижения имиджа.

Событийный ряд образуется из серии мероприятий, иллюстрирующих имидж политической партии через ее деятельность. Участие политических партий в определенных событиях и мероприятиях, выступление с политическими заявлениями, организация публичных политических акций (митинги, демонстрации) должны сформировать полноценный имидж партии.

При этом следует соблюдать «законы жанра» - необходимо грамотно выстраивать динамику событийного ряда, предусматривая яркие события на старте и финише, постоянно подогревая интерес к деятельности политической партии между этими ключевыми моментами. Для повышения эффективности событийного ряда необходимо производить постоянный мониторинг общественного мнения и средств массовой информации, регулярно замерять и отслеживать результативность проводимых мероприятий2.

Для формирования событийного ряда могут использоваться самые разнообразные типичные и специальные партийные мероприятия, в том числе:

учредительные, преобразовательные, очередные и внеочередные съезды, конференции политических партий и их региональных отделений;

межрегиональные и общероссийские научно-практические конференции, форумы, конгрессы, «круглые столы», слеты и другие мероприятия с участием представителей политических партий;

имиджевые акции и другие PR-мероприятия, направленные на повышение популярности партии, ее лидеров на федеральном и См.: Основы политологии: Краткий словарь терминов и понятий. / Под ред. д.ф.н., проф. Белова Г.А. и д.ф.н., проф. Пугачева В.П. – М.: МГУ им. М. В. Ломоносова, О-во “Знание” России, 1993.

С. 60.

См.: Лисовский С.Ф. Политическая реклама. М.: ИВЦ «Маркетинг», 2000. С. 90.

региональном уровне;

политические события и информационные поводы для повышения степени присутствия политической партии в информационном пространстве1.

Личностная (лидерская) составляющая Многие отечественные исследователи политических партий не раз отмечали, что в России доминируют политические партии лидерского типа, формирующиеся вокруг популярных харизматических личностей. Это является свидетельством того, что имидж политической партии в значительной степени зависит от имиджа лидера (лидеров) политической партии.

Лидеры партий, как правило, выступают лицом политической партии, особенно в общении с прессой и избирателями, поэтому их имидж во многом будет проецироваться на имидж всей политической партии, а в некоторых случаях и полностью ассоциироваться с ним.

В этой связи для построения эффективного стратегического имиджа политической партии и его личностной составляющей целесообразно последовательно реализовывать следующие мероприятия:

регулярно анализировать и производить оптимизацию публичного имиджа лидера партии и других популярных партийных персоналий;

производить психо-лингвистическую экспертизу текстов выступлений лидеров партии, соотносить их с конкретно политическим контекстом;

проводить тренинги публичных выступлений для лидеров партии;

постоянно реализовывать отдельную программу встреч лидеров политических партий с избирателями, представителями СМИ, деловой, культурной и политической элиты, визиты по См.: Ханов Г.Г., Чижов Д.В. Имидж политической партии: основные составляющие и методы продвижения // www.publicity.ru. 2007. № 4.

регионам;

осуществлять психологическое сопровождение лидеров партии в период избирательных кампаний1.

Внешняя (атрибутивная) составляющая Внешняя (атрибутивная) составляющая имиджа политических партий представляет собой определенный набор визуальных способов воздействия на общественную среду для формирования эффективного имиджа политических партий.

Единый стиль и дизайн основных атрибутов политических партий помогает сформировать позитивное отношение к политическим партиям, создать необходимые условия для отличия их друг от друга, подчеркнуть индивидуальность партий. Единый стиль предполагает разработку выдержанных в схожих стилистических решениях агитационных и информационных материалов и другой полиграфической продукции политических партий, наличие собственной эмблемы (логотипа), палитры цветов, позволяющих отличать их от других политических, общественных и государственных организаций2.

Таким образом, во внешней (атрибутивной) составляющей имиджа политических партий основным направлением является разработка единого партийного стиля, содержащего:

эмблему (логотип) политической партии;

цветовую гамму партийной символики;

стиль написания названия и слоганов политической партии;

флаги, вымпелы, членские значки, билеты и другие атрибуты политической партии;

единое стилевое решение агитационных, информационных материалов и сувенирной продукции политической партии;

партийный гимн, аудио и видео ряды;

См.: Ханов Г.Г., Чижов Д.В. Имидж политической партии: основные составляющие и методы продвижения // www.publicity.ru.2007. № 4.

См.: Почепцов Г.Г. Имидж и выборы. М.: Ваклер, 2005. С.97.

единое стилевое решение интернет-ресурсов политической партии1.

Проблема имиджа политического лидера и институционального имиджа в настоящее время привлекает большое внимание исследователей и политиков.

Следует отметить, что российские политические партии являются основными субъектами федерального и региональных избирательных процессов в Российской Федерации. Помимо того, что выборы являются формой обратной связи гражданского общества и политических партий, они также служат индикатором эффективности поведения партий на политическом рынке. Критерием эффективности служит правильно разработанная и реализуемая стратегия политической партии, ключевым элементом которой является имиджевая стратегия.

Формирование и продвижение привлекательного имиджа политической партии является технологической стороной политического вопроса, касающегося установления полноценного взаимодействия политических партий и избирателей. Задача партийного функционера и политического консультанта в этой ситуации сводится к пониманию и преобразованию этих обстоятельств в эффективный имидж политической партии. Причем понятие «эффективный»

подразумевает эффективную коммуникацию, эффективную деятельность, эффективное принятие политических решений партией в процессе выполнения функций, заданных им современным избирательным и партийным законодательством.

Имидж партий является своего рода «лакмусовой бумажкой», на котором отражаются конкуренция идей, программ, лидеров, конкретной работы партии с избирателями и в стенах парламента. Именно имидж политической партии позволяет судить избирателям о партии во всех ее ипостасях.

Стратегическое планирование деятельности политических партий по формированию и продвижению своего имиджа становится необходимой См.: Ханов Г.Г., Чижов Д.В. Имидж политической партии: основные составляющие и методы продвижения // www.publicity.ru. 2007. № 4.

составляющей и залогом эффективности политических партий как института гражданского общества и политической системы, с использованием каналов политической коммуникации.

Такого рода механизмы взаимодействия осуществляются с помощью коммуникации, а в сфере политики – политической коммуникацией, оказывая информационно-коммуникативное воздействие на население, а в нашем случае - на избирателей.

Таким образом, в условиях становления информационного общества коммуникация занимает место одной из ведущих общественных практик и по этой причине неизбежно попадает в поле исследовательского интереса представителей различных областей научного знания технических, – естественных, гуманитарных. В рамках каждого из этих направлений теоретический анализ феноменов коммуникации осуществляется под особым углом зрения, обусловливается спецификой объекта и предмета каждой конкретной науки. С позиций теории политики, последовательное возрастание роли информационных процессов в непосредственной деятельности политических акторов, связанной с завоеванием, удержанием, осуществлением и использованием власти, актуализирует обращение исследователей к изучению и осмыслению новых форм и способов политической борьбы, политического влияния, политического участия, а также трансформации всей политической системы общества в связи с изменением места и роли коммуникационной составляющей в ее структуре.

Политическая коммуникация представляет собой частный случай социальной коммуникации как специфической формы взаимодействия индивидуальных и совокупных акторов, предполагающей передачу информации посредством использования языка и других символьных форм.

Однако здесь следует иметь в виду принципиально важное замечание А.И.

Соловьева, что “концепт “политической коммуникации” описывает не универ сальный, а уникальный тип коммуникативного процесса, которому присущи собственные источники информационных контактов, особый тип организации социальных взаимоотношений, специфические функциональные нагрузки в рамках общества, своя морфология, многократно опосредованный стиль общения макросоциальных групп и ряд других свойств”1. Тогда, основываясь на диалектике единичного, особенного и общего, необходимо сделать следующий вывод: социология коммуникации, предметом которой являются универсальные законы, закономерности и тенденции развития, а также средства и механизмы информационного воздействия и взаимодействия в обществе, выступает в качестве метатеории по отношению к политической коммуникативистике, где коммуникационные аспекты деятельности политических акторов по поводу проблем власти интерпретируются с точки зрения проявлений действия общих законов социальной коммуникации в сочетании с объективными политологическими законами, отражающими необходимые, существенные, устойчивые, повторяющиеся связи и отношения между процессами и явлениями в сфере политики.

Мы дали определение основным терминам и понятиям, к которым, в дальнейшем, будем постоянно обращаться, постаравшись избежать двусмысленности в их трактовке.

Соловьев А.И. Политическая коммуникация: к проблеме теоретической идентификации. // Полис.

2002. № 3. С. 6.

Глава II. Основные способы политической коммуникации партии «Единая Россия» на региональном уровне.

Как говорилось выше, политическая жизнь современных обществ неразрывно связана с деятельностью политических партий. Партии играют роль связующего звена между государством и гражданским обществом. Благодаря конкурентной деятельности партий происходит распределение или перераспределение в обществе властных полномочий, организуется политический процесс1.

По отношению к политической системе общества партийная система выступает ее важной подсистемой, качественно определяя содержание функционирования. От того, какая партийная система функционирует в рамках данной политической системы, как конституция страны регламентирует ее деятельность, в каких отношениях она находится с государственной властью и другими политическими институтами, зависят характер и особенности политической системы2.

В современном российском государстве особенная роль отведена партии «Единая Россия». «Единая Россия» представляет собой политическую партию, наиболее удачно выстроившую отношения не только с избирателями, но и со своими конкурентами. В настоящее время эта партия имеет большинство мест высшего представительного собрания, а значит, непосредственно формирует государственную политику России. В этой связи представляется обоснованным проанализировать использование партией Россия» технологии «Единая политических коммуникаций в процессе борьбы за политическую власть.

Важно подчеркнуть, что прослеживается параллель между методами и способами политической коммуникации партией «Единая Россия» и «КПСС», при взаимодействии как с избирателями, так и с политическими партиями.

На наш взгляд можно выделить следующие сферы использования партией См.: Глотов С.А., Скворцов И.П., Новиков В.В. И др. Политология: Курс лекций / Институт Национальной Стратегии и Реформ. М., Советская Кубань, 2000, С. 270.

См.: там же. С. 280.

«Единая Россия» технологии политических коммуникаций:

взаимодействие партии Россия» с политическими «Единая партиями (на примере партии «Справедливая Россия»);

взаимодействие партии «Единая Россия» с избирателями;

взаимодействие партии «Единая Россия» с избирателями и политическими партиями на основе вброса компромата, как технологии политической коммуникации.

Взаимодействие партии «Единая Россия» с политическими партиями.

Был проведен сравнительный анализ взаимодействия партий «Единая Россия» и «Справедливая Россия» на региональном уровне с целью выявить основные способы политической коммуникации партии «Единая Россия» с другими политическими партиями.

Взаимодействие между этими партиями началось, практически сразу после создания партии «СР». Но особенно ярко, оно проявилось во время и после мартовских и октябрьских выборов в местные органы власти в 2007 и 2009 году.

Анализ статей газеты репортер» показывает, что «Саратовский взаимодействие партий «ЕР» и «СР», как на федеральном, так и на региональном уровнях началось сразу после создания партии «СР». Так в одной из статей, в своем интервью, экс-лидер регионального отделения партии «СР»

Владимир Пожаров, отмечает: «Мы тогда отчётливо понимали, что только при грамотном выстраивании системы партийных ячеек в районах области нам удастся стать серьёзным конкурентом «Единой России» на больших выборах 2007 года. Только таким образом мы сможем бороться с административным ресурсом, который распределён между Павлом Ипатовым (губернатор Саратовской области - прим. авт.) и Вячеславом Володиным (экс-сек.

президиума ген. сов. партии «ЕР», в наст. время зам. Пред. Правит. РФ и рук.

Аппарата Правит. РФ – прим. авт.)...»1.

Далее, Владимир Пожаров отвечая на вопрос по поводу электората партии «СР», говорит о том, что появление этой партии не осталось не замеченным, а также о том, что данная партия будет претендовать и бороться за электорат партии «ЕР»: «Вокруг нашей партии очень много разного рода кривотолков, что, собственно, и не удивительно. Было бы странно и даже обидно другое – если бы появление «Справедливой России» на политическом поле осталось не замеченным.

Наше образование раздражает очень многих – начиная от серьёзных кремлёвских политиков и заканчивая мелкими чиновниками на местах в разных регионах страны. У этих людей была единственная партия – «ЕР», и им было всё понятно: они знали, куда нужно вступать. Неожиданное появление «Справедливой России», поддержанное Президентом, внесло в их размеренное существование переполох. Теперь они пребывают в смятении и пока не могут определиться, к кому же им лучше примкнуть. Конечно, на выборах наша партия станет основным конкурентом «ЕдРу», потому что мы, в основном, будем бороться именно за их электорат». Экс-лидер регионального отделения партии «СР» в городе Саратове, отмечает, что электорат партии «ЕР» является смешанным, и для того чтобы его удержать партия использует популистские лозунги. Фактически Владимир Пожаров говорит о том, что данная партия использует грязные механизмы воздействия на избирателя и во время выборов: «Они могли свободно кричать:

«Верьте только делам», и принимать под эту шумиху антинародные законы.

Они набрали понемногу от правых и левых – в результате, получился своеобразный салат оливье, приправленный огромным количеством майонеза.

Этого продукта у «партии власти» благодаря одному из её видных представителей, всегда было предостаточно.

Главная задача нашей партии – не запутаться в интригах «Единой России»

Аугенберг Р. «Солдат «Справедливой России»» // Саратовский репортер. 2008. № 51 (2009).

См.: там же.

и обеспечить честные выборы в октябре 2007 года и в марте 2008 года. Мы должны исключить на предстоящих выборах использование грязных подтасовок. Для этого в Саратове и было создано объединение «За чистые выборы», к которому, кстати, не присоединилась только одна партия – «Единая Россия»». Также Владимир Пожаров отрицает схожесть партии «СР» с партией «ЕР», и дает объяснения отличий на примере программных положений партии «СР». Владимир Пожаров также указывает на ошибки которые возникли в результате проведения тех или иных программ в жизнь: ««Справедливую Россию» часто и, на мой взгляд, необоснованно называют “«Единая Россия»

номер два”. В нашей партии объединились люди, которым, наоборот, претит всё то, что творится в так называемой «партии власти». Наша задача – поставить заслон всем тем антинародным решениям, которые с успехом протаскивает сегодня «ЕдРо»2.

Далее, в одной из статей, по поводу прошедших мартовских выборов, дает свои комментарии депутат Государственной Думы Федерального Совета РФ Валерий Рашкин. Он напротив отмечает, что методы которые использует партия «СР» ни чуть не отличаются от методов применяемых партией «ЕР», являющимися столь же популистскими и не чистыми с точки зрения механизмов их реализации: «Скажу неожиданную вещь. Партия «Справедливая Россия», которой были выделены огромные ресурсы для «раскрутки», и которая, по идее её авторов из Администрации Президента РФ, должна была вытеснить КПРФ с политического поля, выполнила роль катализатора левых умонастроений у многих наших сограждан. Избиратели «встрепенулись» и поняли, что «не всё так гладко в “датском королевстве”». Проект себя не оправдал и сам себя «высек»». Комментарии Валерия Рашкина по поводу мартовских выборов, Аугенберг Р. «Солдат «Справедливой России»» // Саратовский репортер. 2008. № 51 (2009).

См.: там же.

Рашкин В. «Валерий РАШКИН: «ДАЛЬШЕ БУДЕТ И СМЕШНЕЕ, И СТРАШНЕЕ…»» // Саратовский репортер. 2007. № 12 (222).

позволяют сделать вывод – он считает данные партии идентичными, на что указывает одно из предложений, особенно словосочетание «партии власти».

В одной из статей вновь говорится об использовании партией «ЕР» и «СР» грязных технологий: «…Вообще, у «Единой России» много разных чудес припасено для «правильных» выборов народонаселением. Самое элементарное – это выдавать всю работу региональных и местных администраций за чаяния и неусыпную заботу кандидатов - «единороссов» об избирателях округа. Но к такому нам уже не привыкать». Автор данной статьи также отмечает «родственность» партий «СР» и «ЕР», то есть являющимися проектами Кремля. Также в статье секретарь президиума Генсовета «Единой России» Вячеслав Володин указывает слабые места партии «СР»: «…«Социалисты не могут опираться на крупный бизнес и олигархические структуры»». Заканчивает анализ газеты «Саратовский репортер» следующая статья. В ней отраженно взаимодействие партий «ЕР» и «СР» на региональном уровне, в Саратовской области, в городе Вольске.



Pages:   || 2 |
 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.