авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Государственное образовательное учреждение высшего

профессионального образования

«Московский государственный лингвистический университет»

Переводческий факультет

Кафедра перевода английского языка

дипломная работа

на тему «Анализ преобразований прозаической строфы при переводе

научно-публицистических текстов (на материале перевода с английского

языка на русский отрывка второй главы книги Дэвида Фрейделя, Линды Шеле и Джоя Паркера «Вселенная майя: три тысячи лет на пути шамана»)»

по специальности 031202 «Перевод и переводоведение»

Автор:

Струнский Олег Игоревич 502 англо/французская группа Научный руководитель:

доктор филологических наук проф. Д.В. Псурцев Рецензент:

проф. М.Д. Литвинова Москва, Содержание I. ВВЕДЕНИЕ ------------------------------------------------------------------------- II. СТРУКТУРА И ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ ПРОЗАИЧЕСКИХ СТРОФ ---------------------------------------------------------------------------------- 1. ПОНЯТИЕ ПРОЗАИЧЕСКОЙ СТРОФЫ---------------------------------------------- 2. ТИПЫ СВЯЗИ ПРЕДЛОЖЕНИЙ ВНУТРИ ПРОЗАИЧЕСКОЙ СТРОФЫ ------------- а) Цепная связь и ее подтипы ------------------------------------------------ б) Параллельная связь и ее подтипы ---------------------------------------- 3. КОМПОЗИЦИОННО-ТЕМАТИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ ПРОЗАИЧЕСКОЙ СТРОФЫ - а) Типы зачинов прозаических строф с цепной связью ------------------ б) Основные структурные виды прозаических строф с параллельной связью между предложениями ----------------------------------------------- в) Особенности прозаических строф в английском языке -------------- г) Зачины – часть высказывания-моноремы. ------------------------------ 4. ПРОЗАИЧЕСКАЯ СТРОФА В НАУЧНО-ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ ------ III. АНАЛИЗ ПЕРЕВОДЧЕСКИХ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ПРОЗАИЧЕСКОЙ СТРОФЫ НА МАТЕРИАЛЕ КНИГИ «ВСЕЛЕННАЯ МАЙЯ: ТРИ ТЫСЯЧИ ЛЕТ НА ПУТИ ШАМАНА».

-------------------------------------------------------------------------------------------- 1. ПРЕОБРАЗОВАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ СО СМЕНОЙ ТИПА СВЯЗИ ПРЕДЛОЖЕНИЙ В ------------------------------------------------------------ ПРОЗАИЧЕСКОЙ СТРОФЕ 2. СТРУКТУРНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В РАМКАХ ПРОЗАИЧЕСКОЙ СТРОФЫ ---- а) Преобразования зачина переводческой строфы----------------------- б) Преобразования концовки прозаической строфы --------------------- IV. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ---------------------------------------------------------------- ПРИЛОЖЕНИЕ 1 ---------------------------------------------------------------------- ТАБЛИЦА СООТВЕТСТВИЯ ОРФОГРАФИИ УНИФИЦИРОВАННОГО ЯЗЫКА ЮКАТЕК ОРФОГРАФИИ РУССКОГО ЯЗЫКА ---------------------------------------- БИБЛИОГРАФИЯ ---------------------------------------------------------------------- ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ ------------------------------------------------------- ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ ОТРЫВКА ВТОРОЙ ГЛАВЫ КНИГИДЭВИДА ФРЕЙДЕЛЯ, ЛИНДЫ ШЕЛЕ И ДЖОЯ ПАРКЕРА «ВСЕЛЕННАЯ МАЙЯ: ТРИ ТЫСЯЧИ ЛЕТ НА ПУТИ ШАМАНА» ------------------------------------ I. Введение Вопросу поиска и описания мельчайшей единицы текста посвящено множество научных работ. Исходя из того, что отдельное предложение не может являться единицей текста1, был сделан вывод о существовании некой мельчайшей единицы текста, которая представляла бы собой единство нескольких предложений.

Анализ текстов и практика речи показывают, что отдельные суждения не являются наиболее крупными структурами мышления и речи, так как относительно полное развитие мысли возможно лишь в группе связанных между собой суждений. Это позволяет сделать предположение о существовании так называемых логических единств, которые представляют собой цепочки суждений и являются формами более сложного состава, чем сами суждения. В логическом единстве мысль получает относительно полное развитие по сравнению с отдельным суждением. При этом, существуют определенные правила построения логических единств и различные типы связи суждений в них.

«Существуют универсальные способы соединения суждений, основанные на субъектно-предикатной структуре суждения и отвечающие диалектической природе суждения как структурно законченной и содержательно неполной форме мысли»2. В практике письменной речи логическому единству обычно, хотя и не всегда, соответствует абзац.

В то же время «текст является целостным и связанным не только на уровне смысла, но и чисто формально»3. Текст делится на единицы Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М.:

КомКнига, 2007.

Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. - М.: Высш. Шк., 1991.

Исследования структуры текста. - М.: Наука, 1987.

крупнее отдельного предложения, которые состоят из предложений, образующих тесное семантико-синтаксическое единство.

Существует несколько терминов, использующихся для обозначения подобных единств, состоящих из предложений, связанных как логически, так и семантико-синтаксически: сверхфразовое единство, сложное синтаксическое целое, синтаксический комплекс, компонент текста, дискурс, коммуникативный блок. В частности, И.Р. Гальперин, остановившийся на термине «сверхфразовое единство», определяет его следующим образом: сложное структурное единство, состоящее более чем из одного самостоятельного предложения, обладающее смысловой целостностью в контексте связной речи и выступающее как часть завершенной коммуникации1.

В данной работе мы приняли решение остановиться на предложенном Г.Я. Солгаником термине «прозаическая строфа», удачно совмещающем признаки логико-смыслового и синтаксического единства.

В его работах этот термин обозначает группу тесно взаимосвязанных по смыслу и синтаксически предложений, выражающих более полное по сравнению с отдельным предложением развитие мысли.

Исследование прозаических строф является чрезвычайно важными для переводоведения, так как средства связи между предложениями в рамках прозаических строф, а также структура этих конституентов текста не являются одинаковыми в различных языках, что делает необходимым осуществление соответствующих трансформаций при переводе.

Более того, в связи с тем, что предложения внутри прозаической строфы связанны на нескольких языковых уровнях, трансформации более низкого уровня, в частности, связанные с выражением тема-рематических Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М.:

КомКнига, 2007.

отношений в предложении, могут оказывать влияние на структуру прозаической строфы.

Следует также обратить внимание на существование так называемых фрагментов – семантико-синтаксических единиц, состоящих из двух или нескольких прозаических строф, объединенных развитием одной темы (или ее аспекта) и связанных с помощью специальных синтаксических средств1.

Хотя каждая прозаическая строфа и является относительно законченным семантико-синтаксическим единством и обладает значительной независимостью, которая часто подчеркивается графическим оформлением – выделением каждой строфы в отдельный абзац, в тоже время строфы являются несамостоятельными элементами, выступая в качестве составляющих компонентов фрагмента, выполняя при этом различные функционально-смысловые и композиционно стилистические роли. Синтаксический характер фрагмента выражается в синтаксической связи между строфами.

Эти связи также следует учитывать при переводе, так как в различных языках могут существовать различные типы связей между строфами в рамках фрагмента, а переводческие трансформации на уровне строфы могут влиять и на структуру фрагмента.

Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. - М.: Высш. Шк., 1991.

II. Структура и основные признаки прозаических строф 1. Понятие прозаической строфы Прозаические строфы обладают рядом важных характеристик.

Со смысловой стороны прозаическая строфа характеризуется единством мысли, высказывания, темы. Обладая законченностью мысли значительно большей, чем предложение, прозаическая строфа, по сути, является отдельной семантической единицей текста. Ван Дайк выделяет два типа семантических отношений в рамках прозаических строф:

локальные и глобальные отношения. Локальными отношениями он называет парные отношения между предложениями прозаической строфы. Глобальные же отношения относятся ко всем предложениям строфы и могут быть определены такими терминами как «тема» или «идея»1. При этом смысловое единство, образуемое предложениями в рамках прозаической строфы, является частью более крупного смыслового единства фрагмента текста. Смысловому единству строфы соответствует единство синтаксическое. Как синтаксическая единица, строфа обладает внутренними синтаксическими связями. При этом существуют различные типы такой связи, характерные для различных типов строф. Более того, во множестве случаев проявляется многомерность связей между предложениями, выражающаяся в виде комбинации различных видов связи в рамках одной прозаической строфы.

Van Dijk T.A. The Semantics and Pragmatics of Functional Coherence in Discourse. - University of Amsterdam, 1981.

Van Dijk T.A Episodes аs Units of Discourse Analysis // Analyzing Discourse: Text and Talk. - Georgetown: Georgetown University Press, 1981.

Со стороны грамматики строфа также обладает особой организацией, главным образом выражающейся в формах времени, служащих для образования общей временной перспективы повествования или сообщения. Сказуемые в рамках прозаической строфы, как правило имеют единый видо-временной план, что позволяет создать более тесную связь между предложениями.

Строфа также обладает модальным единством, что сказывается на ее структуре1. «Любое предложение включает в себя, как существенный конструктивный признак, модальное значение, то есть содержит в себе указание на отношение к действительности»2. Являясь тесным семантико синтаксическим единством предложений, прозаическая строфа обладает и модальным единством, которое выражает отношение автора к тому, что говорится в строфе. Средствами выражения этого модального единства при оформлении внутренних связей в рамках прозаической строфы являются личные местоимения, личные глагольные формы, модальные слова, частицы и т.д.

Прозаические строфы, являясь самыми крупными структурно семантическими единицами, обладают особой композицией, для создания которой используются определенные синтаксические средства. В тоже время строфа не является воспроизводимой единицей жесткого строения.

Это проявляется как в большей независимости частей по отношению друг к другу и целому, так и в более свободном расположении этих частей.

Существует четыре плана, в которых проводится изучение прозаических строф: план семантики, план прагматики, план синтактики и план функционирования. В рамках этой работы нас прежде всего Солганик Г.Я. Стилистика текста. – М.: Флинта, Наука, 1997.

Виноградов В.В. О категории модальности и модальных словах в русском языке // Исследования по русской грамматике. Избр. труды. – М.:

Наука, 1975.

интересуют план синтактики, то есть анализ языковых средств, с помощью которых осуществляется сцепление предложений в связном тексте, и план функционирования, то есть анализ взаимодействия прозаических строф в рамках текста.

При этом при анализе строения строфы следует также помнить о композиционно-тематическом плане, определяющем «внешний рисунок, контур строфы, характер развития мысли, темы»1.

2. Типы связи предложений внутри прозаической строфы В русском языке существует значительное количество способов объединения предложений в прозаические строфы. Г.Я. Солганик выделяет следующие три типа связи: цепная связь, параллельная связь и присоединительная связь. Другие ученые описывают и другие типы связи, так Н.А. Турмачева, кроме вышеназванных, выделяет еще два типа связи - лучевую и ситуативную2. Однако основными и наиболее распространенными типами связями являются именно цепная и параллельная связи. В рамках цепной связи также существуют отдельные подтипы связи: цепная связь, основывающаяся на лексическом повторе, цепная синонимическая связь и цепная местоименная связь.

В английских текстах предложения внутри прозаических строф соединяются при помощи тех же типов связи3. При этом области и Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М.:

КомКнига, 2007.

Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М.:

КомКнига, 2007.

Dane F. Papers in functional sentence perspective. - The Hague, Mouton, 1974.

частота применения различных способов связи в русском и английском языках могут не совпадать.

а) Цепная связь и ее подтипы Цепная связь предложений внутри прозаического единства осуществляется с помощью повтора элементов субъекта или предиката предыдущего суждения. Таким образом, она позволяет отражать последовательное развитие мысли в связной речи. Синтаксический характер данного типа связи выражается в структурной соотнесенности двух предложений. В зависимости от того, какие элементы смысловой структуры предложений образуют эту структурную соотнесенность, цепная связь может образовывать два типа смыслового развития1. Первый тип смыслового развития состоит в том, что тема предыдущего предложения становится темой последующего. Второй тип - линейное смысловое развитие осуществляется путем использования ремы предыдущего предложения в качестве темы последующего.

Цепная связь является наиболее распространенным типом связи в письменной речи: «Строфы с цепными связями составляют 80-85% словесной ткани во всех стилях речи. Это самый распространенный, элементарный вид прозаических строф, составляющий как бы ядро, нейтральный слой прозаических строф»2.

Fontaine L., Kodratoff Y. Comparaison du rle de la progression thmatique et de la texture conceptuelle chez des scientifiques anglophones et francophones s'exprimant en Anglais // Special Issue ASp, la revue du GERAS, 2003.

Розенталь Д.Э., Джанджакова Е.В., Кабанова Н.П. Справочник по правописанию, произношению, литературному редактированию. - М.:

ЧеРо, 1998.

В русском языке цепная связь имеет три основных подтипа.

Первым подтипом является цепная связь посредством лексического повтора, которая объединяет предложения в прозаическую строфу путем одинакового лексического оформления соотносящихся членов смежных предложений.

Лексическим повтором обеспечивается прочность связи между предложениями, что является наиболее важным для стилей, стремящихся к однозначности и точности смысла – научного и официально-делового стилей. Этот подтип связи может также использоваться в публицистических текстах для создания экспрессии.

Второй подтип – цепная синонимическая связь. При данном типе связи соотносящиеся члены смежных предложений выражаются синонимами. Этот тип связи образуется теми же структурными соотношениями, что и вышеописанная цепная связь посредством лексического повтора. По сути, единственной разницей между двумя способами является замещение в прозаической строфе, образованной с помощью цепной синонимической связи, второго компонента пары соотносящихся членов предложений синонимичным словом или выражением. Синонимическая связь может использоваться для передачи различных экспрессивно-эмоциональных оттенков смысловых отношений между предложениями.

Третий подтип – цепная местоименная связь - также не имеет значительных отличий от предыдущих двух типов. Она также основывается на структурной соотнесенности предложений, которая осуществляется с помощью местоимений. В то же время, местоименная связь обладает некоторыми особенностями: во-первых, она позволяет теснее объединить предложения, чем другие типы цепной связи, вследствие того, «что предложения с местоимениями в большей степени несамостоятельны по смыслу»1.

Во-вторых, существует и стилистическая особенность: будучи наиболее нейтральным типом связи, местоименная связь более универсальна, чем остальные виды цепной связи.

В английском языке существуют те же подтипы цепной связи, что и в русском языке: цепная связь посредством лексического повтора, цепная синонимическая связь и цепная местоименная связь. При этом значительной разницы в сферах использования этих подтипов также не обнаруживается2. В тоже время, как будет показано ниже, в некоторых случаях такая разница существует.

б) Параллельная связь и ее подтипы При параллельной связи, как и при цепной связи, между предложениями существует определенная соотнесенность, однако она имеет иной характер: «предложения не сцепляются одно с другим, а сопоставляются, при этом благодаря параллелизму конструкций, в зависимости от лексического наполнения, возможно сопоставление или противопоставление». Данный тип связи выражается с помощью сходного или одинакового построения входящих в прозаическую строфу предложений:

однотипности грамматической структуры, порядка слов, одинаковых грамматических форм членов предложения.

Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. - М.: Высш. Шк., 1991.

Ppalov R. Towards paragraph typology. - Prague: Charles University, 2002.

Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. - М.: Высш. Шк., 1991.

Предложения строфы с параллельной связью относительно менее зависимы от контекста и самостоятельны по содержанию, чем при цепной связи.

Следует также отметить, что строфы только с одним типом связи встречаются довольно редко. Обычно, в рамках одной прозаической строфы предложения связываются сразу несколькими типами связями.

3. Композиционно-тематическое строение прозаической строфы Прозаические строфы различаются не только по типу связи, но и по композиционно-тематическому строению. Обычная структура строфы включает следующие три части: зачин, средняя часть и концовка. При этом составляющие строфу части играют неодинаковую роль.

Наибольшей самостоятельностью в любой строфе обладает первое предложение – зачин, который исполняет роль ее синтаксического и смыслового центра, определяет ее структуру и развитие мысли.

Существуют специальные синтаксические средства, которые служат для выражения и оформления зачинов. Более того, в языке существуют устойчивые формы зачинов. Хотя в «идеале» зачин должен состоять из одного предложения, иногда он может включать два или даже три предложения1. Вторым по важности компонентом структуры строфы является концовка-последнее предложение строфы, которое подчеркивает с помощью специальных синтаксических средств завершенность строфы.

Способы такого синтаксического оформления концовки разнообразны, в частности широко используется соединительный союз «и» (в английском Розенталь Д.Э., Джанджакова Е.В., Кабанова Н.П. Справочник по правописанию, произношению, литературному редактированию. - М.:

ЧеРо, 1998.

«and»). Кроме союза «и», для этого также могут использоваться союзы «а», «но», «да»(в английском «but»). «Общим для всех этих средств является изменение синтаксического облика концовки по сравнению с предыдущим текстом (изменение порядка слов, структуры предложения, характера синтаксической связи концовки с предыдущим предложением, изменение модального плана повествования и т.д)»1. Концовка во многих случаях обеспечивает и связь строф внутри фрагмента текста.

а) Типы зачинов прозаических строф с цепной связью Г.Я. Солганик разделяет цепные строфы на подтипы по виду зачинов, так как при цепной связи они играют более важную роль, чем при других типах связи. Он выделяет в русском языке следующие типы зачинов цепных строф:

1. Динамические зачины, характеризующиеся лаконизмом, простой структурой и прямым порядком слов. Этот вид зачинов обладает динамизмом и энергией, влияя на стилистическую и синтаксическую структуру всей строфы.

2. Зачины, имеющие прямой порядок слов и начинающиеся с подлежащего, довольно близки к динамическим зачинам. Однако в силу того, что они более пространны, такие зачины не обладают динамизмом и энергией динамических зачинов. Этот вид зачинов, используется в прозаических строфах с плавным и последовательным развитием мысли. Он распространен в научных текстах, 1. Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. - М.: Высш. Шк., 1991.

так как схема построения зачинов, имеющих прямой порядок слов и начинающихся с подлежащего, позволяет точно и предельно лаконично высказать смысл почти любого сообщение. Подлежащее в таких зачинах выступает как данное, о котором сообщается что-то новое, таким образом, осуществляя связь с предыдущей прозаической строфой в рамках фрагмента текста.

3. Зачины, выраженные именными предложениями (предложениями с именными сказуемыми). Этот вид зачинов характеризуется особым смысловым ударением на сказуемом, что позволяет им выражать мысли в категорической форме1.

4. Зачины, открывающиеся дополнением или именной частью сказуемого. Этот вид зачинов характеризуется четким выделением темы сообщения, достигаемым посредством порядка слов. При этом порядок слов в зависимости от задач сообщения может быть как обычным, так и инверсивным.

5. Повествовательные зачины, начинающиеся с обстоятельства, положение которого не имеет характера инверсии. Такой вид зачинов обычно используется в начале повествования и свойственен детальному, обстоятельному рассказу2. При этом, если вынесения обстоятельства места и времени в начале предложения зачина не обладает стилистической окраской, то такая Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. - М.: Высш. Шк., 1991.

Там же.

позиция обстоятельства образа действия приводит к его сильному смысловому выделению 6. Модальные зачины. Этот вид зачинов призван передавать отношение автора к содержанию строфы. Существует несколько подтипов модальных зачинов, среди которых основными являются зачины с подлежащим, выраженным личным местоимениями «я», «мы», сказуемым в котором использована личная форма глагола, а также зачины, формирующиеся из слов категории состояния и инфинитива2.

7. Временные зачины, характерными признаками которых являются отсутствие второстепенных членов предложения и препозиция сказуемого. При этом, сказуемое в данном виде зачинов почти не несет смысловой нагрузки, вводя знаменательное существительное. Временные зачины обычно располагаются в начале фрагмента, носят ярко повествовательный характер, помогают осуществить переход от одного фрагмента текста к другому, а также создают временной фон повествования.

Былинский К.И., Розенталь Д.Э. Литературное редактирование. - М.:

Искусство, 1961.

Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. - М.: Высш. Шк., 1991.

б) Основные структурные виды прозаических строф с параллельной связью между предложениями При классификации строф с параллельной связью, в отличие от строф с цепной связью, на первый план выходит общая синтаксическая структура. В русском языке выделяются следующие типы таких строф:

1. Повествовательные строфы, предназначенные для описания ряда сменяющихся действий, событий, явлений, относящихся к прошлому и объединенных по смыслу. Предложения в рамках таких строф имеют разные подлежащие и сказуемые, которые располагаются параллельно и имеют единое морфологическое оформление.

2. Описательные строфы, характеризующиеся единством видовременных форм сказуемых и синтаксическим параллелизмом. По структурным признакам описательные строфы делятся на несколько подтипов:

строфы с единым планом настоящего времени, строфы с единым планом прошедшего времени и строфы номинативного типа.

3. Анафорические строфы, особенностью которых является усиление параллелизма предложений одинаковым лексическим выражением члена предложения.

в) Особенности прозаических строф в английском языке В английском языке типы зачинов прозаических строф во многом соответствуют вышеперечисленным типам. Однако существуют и значительные различия, связанные главным образом с фиксированным порядком слов английского языка и наличием в нем определенных и неопределенных артиклей. Так, Ван Дайк установил, что, хотя в русском и английском схема актуального членения чаще всего совпадает (тема - в начале предложения, рема - в конце), в английском языке расположение ремы в препозиции для ее дополнительного выделения используется намного реже, чем в русском языке. Он также предложил следующее разделение зачинов в английском языке1:

1. Зачины с подлежащим с неопределенным артиклем, которые вводят неизвестную читателю информацию.

2. Зачины с подлежащим с определенным артиклем, которые вводят информацию, известную читателю, которая давно не упоминалась.

3. Зачины с подлежащим-местоимением, которые вводят информацию, известную читателю, которая упоминалась непосредственно в предыдущей строфе.

г) Зачины – часть высказывания-моноремы.

В силу своей позиции в начале прозаической строфы, зачин очень часто может содержать только новое. Более того, довольно распространенны случаи, когда такие зачины являются частью так называемой моноремы – высказывания целиком содержащего только новую информацию2. Л.А. Черняховская различает три типа монорем.

1. Простые моноремы.

Cumming S., Ono T., Van Dijk T.A. Discourse as a Structure and Process. – London: Sage Publications, 1997.

Черняховская Л.А. Перевод и смысловая структура. – М.:

Международные отношения, 1976.

2. Моноремы с двуступенчатой ремой, то есть высказывания, в которых второе предложение является по смыслу атрибутом, характеризующим рему предыдущего предложения.

3. Двухвершинные моноремы, отличающиеся двумя рематическими пиками, в начале и в конце высказывания.

4. Прозаическая строфа в научно-публицистических текстах В связи с теми задачами, которые ставятся перед научными и научно-публицистическими текстами, они имеют особую структуру организации прозаических строф и фрагментов. Это связанно, прежде всего, с необходимостью построения четкой логической структуры текста, которая бы обеспечивала «достаточное количество иллюстраций, фактов и обобщений для соответствующих научных выводов»1. В связи с этим именно в научных и научно-публицистических текстах деление текста на абзацы и принципы их логического построения обретают особую важность.

В силу того, что содержание научных и научно-публицистических текстов требует логичности и доказательности, существует ряд достаточно строгих требований к их структуре. Для эффективности восприятия научного текста большое значение имеет его логическая организация в прозаические строфы, которые должны обладать четкой членимостью в выражении смысловых отношений и стройной тема рематической организацией. Именно поэтому, в подобном стиле чаще всего используются цепная и параллельная связи.

Особого внимания при анализе подобных текстов также требует графическое отражение прозаических строф в абзацном членении текста.

Гальперин А.И. Очерки по стилистике английского языка. - М.:

Просвещение, 1999.

В том случае, если текст состоит лишь из коротких предложений, его восприятие будет затруднено, в связи с тем, что читателю придется самостоятельно устанавливать связи между суждениями. Таким образом, с целью облегчения восприятия структура абзаца в научных текстах выстраивается так, чтобы продвижение информации к читателю было оптимально организовано, и он получал ее как функционально и формально завершенную1. С этой целью, предложения в прозаической строфе соединяются синтаксическими и лексико-грамматическими связями таким образом, чтобы читатель получал ясное впечатление о теме, ее развитии и завершении.

В научных и научно-публицистических текстах особое значение приобретает зачин из-за того, что именно он несет основную мысль абзаца и очень важен для общей ориентировки в тексте. При этом в таких текстах зачины, а также конечные предложения строф часто бывают короткими и простыми. На фоне сложных синтаксических построений, которыми обычно изобилуют другие предложения строф, короткие простые предложения оказываются выделенными и фиксируют внимание читателя, дополнительно акцентируя важные положения, факты или доводы. Помещенные в конце абзаца такие короткие предложения с простым синтаксическим рисунком афористически подытоживают рассуждение, а в начале абзаца служат для введения новой мысли, перечисления или доказательства2.

Арнольд И.В. Основы научных исследований в лингвистике. - М.:

Высш. шк., 1991.

Арнольд И.В. Основы научных исследований в лингвистике. - М.:

Высш. шк., 1991.

III. Анализ переводческих преобразований прозаической строфы на материале книги «Вселенная майя: три тысячи лет на пути шамана».

Прежде чем приступить к анализу примеров преобразований, связанных с переводом прозаических строф, следует дать общую характеристику произведения, на материале которого основывается данная работа. Книга «Вселенная майя: три тысячи лет на пути шамана»

представляет собой научно-публицистический текст. Как было уже сказано выше, правильное членение на абзацы (прозаические строфы) и соблюдение логических связей между предложениями в рамках строфы и строфами в рамках фрагмента является чрезвычайно важным именно в текстах такого типа. При этом сам текст не является однородным. В нем есть главы двух типов: главы, посвященные анализу мифов майя, их религиозных ритуалов, архитектурных памятников и предметов искусства, принадлежат, по сути, к чисто научному стилю. С другой стороны в произведении существует и другой тип глав – эти главы посвящены описанию работы ученых-археологов и искусствоведов.

Повествование в большинстве таких глав ведется от первого лица. Такие главы можно отнести скорее к публицистическому стилю. Эта особенность текста позволяет проанализировать функционирование прозаической строфы в разных условиях.

1. Преобразования, связанные со сменой типа связи предложений в прозаической строфе Анализ прозаических строф рассматриваемого текста «Вселенная майя: три тысячи лет на пути шамана» показывает, что в нем преобладают цепные строфы, вследствие того, что в нем, как в научно публицистическом тексте, преобладает линейное, последовательное развитие мысли.

Как было отмечено выше, в русском и английском языках используются одинаковые типы связи для объединения предложений в рамках прозаической строфы. Поэтому, в большинстве случаев смена типа связи не только не требуется, но и не рекомендуется.

Пример 1:

Оригинал Перевод The ecliptic is the line of Эклиптика - это линия constellations in which the sun rises созвездий, внутри которой в and sets through the year. We divide течение года встает и заходит this band into twelve zones that gives солнце. Сегодня мы делим эту us our zodiacal signs. At night, these звездную дорожку на двенадцать ecliptic constellations create pass отрезков и таким образом получаем across the sky, which marks the track знаки Ночью эти зодиака.

of the sun in its daily and yearly эклиптические созвездия movement. обозначают путь, который солнце проходит за день и за год.

Разберем структуру данной прозаической строфы в оригинале: она состоит из 3 предложений, связанных между собой посредством цепной синонимической связи. Не существует никаких препятствий для сохранения переводчиком того же типа связи в переводе: структура перевода «сказуемое(линия созвездий)-дополнение(звездную дорожку) дополнение (знаки зодиака)-подлежащее(эклиптические созвездия)»

полностью соответствует структуре оригинала «сказуемое(the line of constellations)-дополнение(band)-дополнение (zodiacal signs) подлежащее(ecliptic constellations)».

Пример Оригинал Перевод On 11 Keh, they visit Kilaja, the 11 Кех они посещают Килаха, sacred mountain located in the east;

священную гору востока.

thirteen days later they cross the axis Тринадцать дней спустя они to visit Sokop, the west mountain. пересекают ось мира и доходят до Thirteen days after that, they visit Сокоп, горы запада. Еще через Tamanku, the mountain of the “four- тринадцать дней они приходят на corners of the sky” (kajxukut kah), the Таманаку, гору «кахшухут ках» или K’iche’ word for south. Then thirteen гору «четырех сторон небес», так days later, they go to the mountain народность Киче обозначала юг. И called Pipil, located at the “four- затем еще через тринадцать дней corners of the earth” (kajxukut ulew) они посещают гору Пипил, or the north. располагающуюся в «кахшуткут улев», «четырех сторонах земли», или на севере.

Вышеприведенная прозаическая строфа является описательной строфой с единым планом настоящего времени: автор использует настоящее изобразительное время для описания последовательности действий шаманов современных майя. В подобных случаях мы также рекомендуем сохранять как тип связи, так и временной план строфы.

Однако сохранение типа связи возможно не во всех случаях.

Главным образом это касается прозаических строф с цепной связью, основанной на лексическом повторе.

Цепная связь, основывающаяся на лексическом повторе, сравнительно редко встречается в русской письменной речи, так как языковая традиция предусматривает как можно меньшее количество повторов1. В то же время известно, что английский язык не так строг в их отношении.

Пример 1:

Оригинал Перевод So begins the story of Creation Так начинается описание in Popol Vuh, the greatest genesis сотворения мира в сакральном myth of the K’iche’ Maya of эпосе "Пополь-Вух" народности Guatemala. Every culture has its own Киче, одной из ветвей майя, story of genesis, and by looking at жившей на территории these stories, we can learn a great deal современной Гватемалы. В каждой about the peoples who make them. We культуре существуют свои in the West tell Creation stories that представления о сотворении мира, show our reverence for science: the изучив которые, можно многое Big Bang, the General Relativity узнать о создавших их народах.

Theory, the Theory of Chaos. созданные Западной Версии, цивилизацией - теория Большого взрыва, общая теория относительности, теория хаоса, Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. - М.: Высш. Шк., 1991.

показывают наше благоговение перед наукой.

Как видно из вышеприведенного примера, язык оригинала позволяет связывать предложения с помощью многократного лексического повтора. Все четыре предложения на данном отрезке прозаической строфы связываются существительным «story», повтор которого создает следующую цепную связь: «подлежащее (story) – дополнение (story) – дополнение (stories) – дополнение (stories)».

Однако сохранение данного способа цепной связи при переводе на русский язык по вышеописанной причине нежелательно. Поэтому в переводе использовались два более распространенных в русском языке способа цепной связи предложений в прозаическую строфу: цепная синонимическая связь и цепная местоименная связь. Такая трансформация позволила сохранить структуру прозаической строфы:

«подлежащее (описание) – дополнение (представления) – дополнение (которое)– дополнение (версии)», и избежать нежелательного для русского языка пятикратного повтора.

В то же смена цепной связи с помощью лексического повтора на другой тип связи не всегда оправдана:

Пример 1:

Оригинал Перевод rummaged through my Я перерыла все книжные I bookshelves and found a book of star полки и нашла сборник звездных maps, Menzel’s Stars and Planets. карт «Звезды и планеты» Мензеля.

Unfortunately, this book printed the К сожалению, карты южной и south and north views of the sky on северной сторон неба были two separate pages, so I had to find напечатаны на разных страницах, и some tracing paper and place it over мне пришлось найти кальку и the page showing the north sky. I наложить ее на карту северной drew it and then shifted the tracing части неба. Перерисовав ее, я paper to the south page showing the приложила получившуюся копию north sky. I drew in the Scorpius and карты северной части неба к карте the North Star and then looked at the южной части неба и соединила два result. листа. Потом я нарисовала на них созвездие Скорпиона и Полярную звезду и посмотрела, что получилось.

В данной прозаической строфе использование лексического повтора позволяет достичь определенной экспрессивности в описании картины увлеченного поиска разгадки тайны героиней. Использование цепной связи с помощью лексического повтора свойственно публицистическим текстам: «В публицистике анализируемый тип цепной связи имеет нередко экспрессивный эмоциональный характер…»1.

Цепная связь посредством лексического повтора также может сохраняться, если для ее создания повторяется специальный термин.

Пример 1:

Оригинал Перевод This glyph has been read as Этот символ читается как sahal, a title derived from the root for «сахал» - титул, восходящий к Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. М., «to fear». These sahals were nobles of корню глагола «боятся».

various ranks who served kings in «Сахалами» назывались майя various functions, including as war различной степени знатности, chiefs, administrators, and governors служившие правителям в качестве of towns. There were many sahals at военачальников, чиновников или any one site, and of these one was правителей городов. В одном месте singled out to be the «first», ba, of his могло служить несколько таких kind. K’an-Tok was the ba sahal of «сахалов», и среди них всегда Yaxchilan. назначался «ба сахал» или «первый сахал». «Ба сахалом» Яшчилана был человек по имени К’ан Ток.

Пример 2:

Оригинал Перевод To conquer in the Maya idiom В языке майя «победить»

was to put down the tok’-pakal of буквально значило сокрушить your enemy. The tok’-pakal was a вражеский Слово «ток’-пакал».

class of objects including the War «ток’-пакал» обозначало целую Serpent and the feather-fringed группу объектов, включая Змея standards and perhaps the capacity to войны, отделанные перьями make war itself. A newly excavated знамена, и возможно и саму stairs at Dos Pilas records that Tikal возможность вести войну. Записи lost a war with Caracol and its allies на недавно обнаруженной в ходе in a.d. 562, when the tok’pakal of its раскопок в Дос Пиласе лестнице king, Shield-Skull, was brought down гласят, что в 562 году нашей эры by Flint-Sky-God. город Тикаль проиграл войну городу Караколю и его союзникам, когда Кремневый-Бог-Небес уничтожил «ток’-пакал» правителя Тикаля, Черепа-Щита.

Рассмотрим вышеприведенные прозаические строфы. Все предложения в рамках строфы в Примере 1 соединяются цепной связью посредством лексического повтора слова «сахал», в рамках строфы в Примере 2 – слова «ток’-пакал». Оба этих слова являются терминами, обозначающими реалии общества древних майя. К таким терминам невозможно подобрать синонимы, более того, научные тексты тяготеют к ясности изложения и предельно четко выстроенной терминологии. Это обуславливает сохранение цепной связи посредством лексического повтора в переводе подобных прозаических строф.

2. Структурные преобразования в рамках прозаической строфы а) Преобразования зачина переводческой строфы Из-за той важной роли, которую зачин играет в организации значительной части прозаических строф, правильный перевод зачина играет огромную роль. Хотя в большинстве случаев типы зачинов в русском и английском языках совпадают, иногда требуется произвести преобразование.

Объединение двух предложений, частей стоящего в начале прозаической строфы сложного бессоюзного предложения, в одно может быть обусловлено либо формальными признаками и смыслом, либо только по смыслом1.

Пример Оригинал Перевод, вариант 1 Окончательный вариант Shamans are the Основной Основной main source of источник информации источник информации information about the о скрытом значении о скрытом значении hidden meaning of ритуалов современных ритуалов современных modern Maya religious майя – шаманы, они майя – шаманы, practices: they pass this передают это передающие это sacral knowledge on сакральное знание из сакральное знание из from one generation to поколения в поколения в another. поколение. поколение.

Это высказывание находится в начале прозаической строфы.

Разберем его информационную структуру. В оригинале подлежащее первого предложения, зачина с прямым порядком слов и начинающегося с подлежащего, (Shamans) является ремой, в то время как второе предложение, по сути, играет роль его постпозитивного определения. В этом случае двоеточие указывает на то, что высказывание – бессоюзное предложение с двумя главными предикациями. Однако смысловое развитие в прозаической строфе получает лишь предикация первого Черняховская Л.А. Перестройки речевой структуры при передаче смыслового членения высказывания при переводе с русского языка на английский. М. предложения. Такая структура достаточно часто используется в английском языке. В русском языке в таких случаях используются предложения, где подлежащее имеет развернутый атрибут в постпозиции1, содержащий вторичную предикацию. Таким образом, в этом случае представляется нужным объединить данные два предложения при переводе, изменив синтаксическую структуру. Тот факт, что такое преобразование не приведет к смене вида зачина, также позволяет высказаться в пользу такого преобразования. Вместо английского бессоюзного предложения с двумя главными предикациями, в переводе получается одно предложение, осложненное причастным оборотом, атрибутом подлежащего-ремы.

Объединение зачина с последующим предложением возможно не только в случае, если он содержит только новую информацию. В некоторых случаях подлежащее может не нести высокой смысловой нагрузки, а предложение атрибут может относиться к реме зачина – сказуемому, обстоятельству или дополнению.

Пример 2:

Оригинал Перевод, вариант 1 Окончательный вариант I had published a Я опубликовала Мной discussion of a fabulous дискуссию по поводу опубликована black eccentric flint хранящейся в дискуссия, Черняховская Л.А. Перестройки речевой структуры при передаче смыслового членения высказывания при переводе с русского языка на английский. М. from the Dallas Museum Далласком музее посвященная одной of art. This flint showed изобразительного изумительной a crocodile canoe искусства статуэтке из черного sinking downward with поражающей мрамора, its passengers, just like воображение статуэтки изображающей Tikal canoes. из черного кварца. Эта тонущее каноэ, полное статуэтка изображает пассажиров, очень тонущее каноэ, полное похожее на каноэ с пассажиров, очень барельефов на стенах похожее на каноэ c гробницы в городе барельефов на стенах Тикаль.

гробницы в городе Тикаль.

В связи с отсутствием формальных признаков подобных тем, что присутствуют в Примере 1, при переводе данного отрезка прозаической строфы переводчик может пойти двумя путями. Либо воспринять данные два предложения как независимые, и сохранить структуру оригинала (Вариант 1), либо рассмотреть данные два предложения, как одно высказывание с двухступенчатой ремой (Окончательный вариант).

Разберем информационную структуру оригинала и перевода.

Подлежащее первого предложения оригинала (I) – тема, а дополнение (a discussion of a fabulous black eccentric flint from the Dallas Museum of art) – рема. Второе предложение, с которым первое связанно посредством цепной связи: дополнение – подлежащее, имеет следующую информационную структуру: подлежащее (This flint) - тема, дополнение (a crocodile canoe sinking downward with its passengers, just like Tikal canoes) – рема. Однако по смыслу рему второго предложения можно интерпретировать как развернутый атрибут ремы первого предложения.

Более того смысловым стержнем всей прозаической строфы, в которую входят эти два предложения, является как раз описание статуэтки.

Поэтому в переводе мы сочли нужным объединить эти два предложения в один компонент информационной структуры, получив, таким образом, предложение с двухступенчатой ремой, где первый рематический пик – рема первого английского предложения, а второй рематический пик – рема второго предложения оригинала в виде обособленного определения.

При этом, как и в Примере 1, тип зачина остается неизменным.

Пример 3:

Оригинал Перевод, вариант 1 Окончательный вариант The Maya Майя переняли у Майя переняли у inherited more from the Олмеков не только Олмеков не только Olmecs than idea of the традицию изображения традицию изображения king as the World Tree. правителя в виде правителя в виде When they built their мирового дерева. Они мирового дерева, но и cities, they also также как и Олмеки планировку городов, replicated the sacred стали строить города воспроизводящую landscape of the так, чтобы они священную местность, Creation. воспроизводили на которой священную местность, происходили события на которой Сотворения мира.

происходили события Сотворения мира.

Вышеприведенный пример еще раз иллюстрирует особенности перевода высказываний с двухступенчатой ремой. Рассмотрим информационную структуру данного высказывания: рема первого предложения оригинала(more than idea of the king as the World Tree) получает, как и в Примере 2, распространение во втором предложении оригинала. Предложения в этой части высказывания соединены цепной связью (дополнение-подлежащее и подлежащее-подлежащее). Таким образом, при переводе данных высказываний также следует объединить два предложения в одно.

Однако объединение предложений желательно не во всех случаях.

В частности, сохранение структуры с несколькими предложениями желательно при переводе строф с динамическими зачинами, в силу их особых функций.

Пример 1:

Оригинал Перевод, вариант 1 Окончательный вариант They were perfect Само совершенство, Они были совершенны.

beings. Like the gods, они словно боги знали Словно боги они знали they possessed unlimited все, взглядом обо всем, пронизывая knowledge and could see пронизывая «деревья, взглядом «деревья, through everything озера и моря, горы и озера и моря, горы и «through trees, through долины. Совершенно долины. Совершенно lakes, through sees, было их зрение, и было их зрение, и through mountains, знали они обо всем, знали они обо всем, through plains. Perfectly что происходит под что происходит под they saw, perfectly they небесами». небесами».

knew everything under the sky, whenever they looked».

Рассмотрим вышеприведенную прозаическую строфу. Первые два предложения имеют одну тему-подлежащее(they), при этом рема второго предложения расширяет и дополняет рему первого. Поэтому существует возможность объединить эти два предложения в одно. Однако такое объединение будет нежелательным, в силу того, что первое предложение данной прозаической строфы является динамическим зачином. Из-за того, что это предложение нераспространенно, оно требует распространения, тем самым определяя структуру всей последующей строфы. Поэтому в данном случае предпочтительней является перевод, сохраняющий синтаксическую структуру оригинала.

Особое внимание следует также обратить на перевод повествовательных зачинов, начинающихся с обстоятельств образа действия, меры и степени. В английском языке такие обстоятельства часто стоят в конце предложения, в связи с особенностями информационной структуры. Однако в случае, если обстоятельство несет большую смысловую нагрузку и является важным для всей прозаической строфы, в переводе на русский оно должно находиться в препозиции.

Пример 1:

Оригинал Перевод During battle of Otumba The Mexica Множество раз атаковали войска attacked Cortes numerous times. Кортеса вовремя битвы при However, the Spanish who thought Отумба. Но испанцы, верившие, что that Santiago, patron of Spain, rode покровитель Испании Святой with them that day repelled all the Иаков помогает им, отбили все onslaughts. атаки.

Рассмотрим данный отрезок прозаической строфы. В английском языке обстоятельство степени находится в конце предложения зачина, то есть является ремой. В русском языке такому зачину будет соответствовать повествовательный зачин с обстоятельством меры в препозиции, так как именно в этой позиции обстоятельство является наиболее акцентированным.

Пример Оригинал Перевод The twins grew even more Еще больше возрадовалась delighted. Their delight was so great, близнецы. И так велика была их that it disturbed the Xibalbans. радость, что жители Шибальбы встревожились.

Выше приведен еще один пример зачина с ремой-обстоятельством степени. В английском языке рема находится в конце зачина, согласно обычной тема-рематической структуре английского предложения. В русском же обстоятельство места выносится в начало предложения, где оно получит дополнительное смысловое ударение.

б) Преобразования концовки прозаической строфы Концовка – второй по важности элемента прозаической строфы.

Она не только обеспечивает связь одной прозаической строфы с другой в рамках фрагмента текста, но и подытоживает мысли, изложенные в строфе. Правильное синтаксическое оформление концовки при переводе чрезвычайно важно.

Пример 1:

Оригинал Перевод After chastising the other Lords Покарав остальных of Death and limiting their domain to Повелителей смерти и ограничив их Xibalba, the Twins went to the власть границами Шибальбы, Ballcourt to resurrect their father and Близнецы отправились на стадион uncle, who represent different forms для игры в мяч, чтобы воскресить of the Maize God. Unfortunately, своих отца и дядю, которые when One-Hunahpu’s head and body представляют собой разные were reunited and animated once воплощения бога Кукурузы. К more, he could not say the names of несчастью, когда они соединили things properly. The Twins decided to голову Одного-Хунхпу с его leave him there in the Ballcourt, туловищем и снова вдохнули в них where he would be forever жизнь, оказалось, что он разучился worshipped by future generations of правильно называть предметы.

humanity. Тогда Близнецы решили оставить его на стадионе, где ему до конца времен будут поклоняться будущие поколения людей.

Из вышеприведенного примера видно, что концовка прозаической строфы оригинала никак синтаксически не выделена. Однако при переводе необходимо добавить такое выделение. Использование наречия «тогда» не только позволит лучше выделить концовку, но и обеспечит ее лучшую связь с предыдущим предложением.

Пример 2:

Оригинал Перевод:

… The Xibalbans crushed their …Последовав совету прорицателей, bones and threw powder into the Повелители смерти перемололи их nearby river, as the diviners had told кости и выбросили то, что осталось them to do. The Twins emerged as в реку. Пять дней спустя Близнецы, fish man five days later. превратившиеся в людей-рыб, вышли из реки.

Рассмотрим вышеприведенный пример. В оригинале зачин имеет обычный для английского языка прямой порядок слов с обстоятельством времени в конце предложения. Однако такой порядок слов нетипичен для той роли, которую обстоятельство места играет в данной прозаической строфе. Очевидно, что в данном случае обстоятельство места используется для смены временного плана, поэтому оно должно находиться в препозиции1, что и было сделано в переводе.

Cumming S., Ono T., Van Dijk T.A. Discourse as a Structure and Process. – London: Sage Publications, 1997.

IV. Заключение Исследования прозаических строф носят крайне важный характер для лингвистики вообще и переводоведения в частности. В данной работе нами были рассмотрены основные признаки этих конституентов текста, а также изучена их структура.

Нами было обнаружено, что важнейшей характеристикой прозаической строфы является тип связи предложений в ее рамках.

Основными видами связи предложений, как в русском, так и в английском языках, являются цепная и параллельная связи. При этом связь между предложениями проявляется на нескольких языковых уровнях, основными из которых являются семантический и синтаксический уровни.

Также нами была изучена структура прозаических строф. Наиболее значимыми элементами строфы являются зачин и концовка. При этом, в зависимости от синтаксического оформления этих элементов, меняется и общая структура строфы. В данной работе нами были описаны основные виды зачинов и концовок прозаических строф в русском языке, а также приведены основные особенности этих структурных элементов в английском языке. Мы также отметили некоторые особенности зачинов монорем.

Кроме того, в данной работе мы затронули вопрос влияния стиля текста на структуру прозаических строф. В частности нами было изучено функционирование прозаической строфы в научно-публицистических текстах. В данном типе текстов особое значение имеет правильная и четкая логическая структура и единство терминологии. Это проявляется в еще более высокой роли зачина и концовки прозаических строф таких текстов, а также влияет на другие свойства прозаической строфы.

Проведенный анализ текста «Вселенная майя: триста лет на пути шамана» с точки зрения перевода прозаических строф позволил установить основные случаи, когда различия между структурой русских и английских научно-публицистических текстов создают необходимость произведения переводческих трансформаций в рамках прозаических строф.

Во-первых, нами была рассмотрена разница в употреблении различных типов связи предложений в рамках прозаических строф в русском и английском языках. Анализ показал, что чаще всего тип связи при переводе не меняется. Однако существуют случаи, когда представляется целесообразным сменить тип связи. Главным образом, это касается прозаических строф, которые в оригинале имеют цепную связь посредством лексического повтора. При переводе рекомендуется изменять данный тип связи на другие виды цепной связи – местоименную и синонимическую, кроме тех случаев, когда лексический повтор несет дополнительную экспрессивную нагрузку или же связан с особыми требованиями научного текста к сохранению единства терминологии.

Во-вторых, была рассмотрена разница в функционировании в языках оригинала и перевода такого важнейшего структурного элемента прозаической строфы, как зачин. В частности изучались случаи, когда в языке оригинала следующее за зачином предложение являлось развернутым атрибутом ремы зачина. В таких случаях при переводе рекомендуется перестройка структуры прозаической строфы в целях объединения двух таких предложений в одно. В ходе анализа были также выявлены случаи, когда подобная перестройка не желательна: это касается, прежде всего, динамических зачинов, которые в силу своих особых функций, должны сохранять свою структуру при переводе.

Также мы обратили внимание на зачины с обстоятельствами степени. При переводе таких зачинов требуется перестройка смысловой структуры, так как в русском, в отличие от английского языка, обстоятельство степени в таких зачинах должно находиться в препозиции.

В-третьих, были рассмотрены случаи, когда при переводе требовались преобразования предложения-концовки прозаической строфы. В рамках анализа концовок, нами были выявлены два типа конструкций, нуждающихся в преобразовании. Во-первых, это концовки строф оригинала, в которых отсутствуют средства их синтаксического выделения. В этих случаях мы рекомендуем добиться подобного выделения при переводе. Во-вторых, это концовки прозаических строф оригинала с обстоятельствами времени или места, служащими для смены временного или пространственного планов и находящимися в постпозиции. В таких случаях при переводе предпочтительно перенести эти обстоятельства в препозицию.

Таким образом нами были проанализированы основные ситуации, в которых требуются переводческие преобразования связанные с типом связи предложений в прозаической строфе, а также с различием в оформлении ее важнейших структурных элементов – зачина и концовки.

Приложение Таблица соответствия орфографии унифицированного языка Юкатек орфографии русского языка 1. а 1. а 2. b 2. б 3. c 3. к 4. e 4. е 5. h 5. х 6. i 6. и 7. j 7. кх 8. k’ 8. к’ 9. l 9. л 10. m 10. м 11. n 11. н 12. o 12. о 13. p 13. п 14. p’ 14. п’ 15. q 15. к 16. q’ 16. к’ 17. s 17. с 18. t 18. т 19. t’ 19. т’ 20. tz 20. ц 21. tz’ 21. ц’ 22. u 22. у 23. w 23. ау 24. x 24. ш 25. y 25. ю 26. s 26. с Библиография 1. Арнольд И.В. Основы научных исследований в лингвистике. М.: Высш. шк., 1991.

2. Былинский К.И., Розенталь Д.Э. Литературное редактирование. - М.: Искусство, 1961.

3. Виноградов В.В. О категории модальности и модальных словах в русском языке // Исследования по русской грамматике. Избр.

труды. – М.: Наука, 1975.

4. Гальперин А.И. Очерки по стилистике английского языка. М.: Просвещение, 1999.

5. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М.: КомКнига, 2007.

6. Исследования структуры текста. - М.: Наука, 1987.

7. Розенталь Д.Э., Джанджакова Е.В., Кабанова Н.П.

Справочник по правописанию, произношению, литературному редактированию. - М.: ЧеРо, 1998.

8. Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. - М.: Высш. Шк., 1991.

9. Солганик Г.Я. Стилистика текста. – М.: Флинта, Наука, 1997.

10. Черняховская Л.А. Перевод и смысловая структура. – М.:

Международные отношения, 1976.

11. Черняховская Л.А. Перестройки речевой структуры для передачи компонентов смыслового членения высказывания при переводе с русского языка на английский. – М., МГПИИЯ им. Мореса Тореза, 1971.

12. Cumming S., Ono T., Van Dijk T.A. Discourse as a Structure and Process. – London: Sage Publications, 1997.

13. Dane F. Papers in functional sentence perspective. - The Hague, Mouton, 1974.

14. Fontaine L., Kodratoff Y. Comparaison du rle de la progression thmatique et de la texture conceptuelle chez des scientifiques anglophones et francophones s'exprimant en Anglais // Special Issue ASp, la revue du GERAS, 2003.

15. Ppalov R. Towards paragraph typology. - Prague: Charles University, 2002.

16. Van Dijk T.A. Episodes аs Units of Discourse Analysis. // Analyzing Discourse: Text and Talk. - Georgetown: Georgetown University Press, 1981.

17. Van Dijk T.A. The Semantics and Pragmatics of Functional Coherence in Discourse. - Amsterdam: University of Amsterdam, 1981.

Практическая часть Перевод с английского языка на русский отрывка второй главы книгиДэвида Фрейделя, Линды Шеле и Джоя Паркера «Вселенная майя:

три тысячи лет на пути шамана»

Глава Очаг и дерево: представления майя о сотворении мира.

«Итак, вот первое слово, первая речь:

И не было еще ни одного человека, ни одного животного, птицы, рыбы, краба, скалы, низины, каньона, луга или леса. Земли не видно – лишь небо и бескрайний океан под ним, нет ничего соединенного воедино. Везде спокойствие, движения нет. Все сдерживалось в состоянии покоя под небесами.

Всего что есть, тогда просто не было, лишь вода - спокойное море, лишь оно простиралось под небесами.

Всего что могло быть, тогда просто не было: лишь журчание и шелест во тьме ночи. Лишь Творец – Великий отец Властелин Пернатый Змей, и Создательница – Великая мать, Прародитель и Прародительница, блистающий свет, находились в воде… И было их трое, составивших единое Сердце Небес, тех, кто пришел к Властелину Пернатому Змею, когда было задумано зарождение жизни:

“Как все должно быть сделано, как должно все зародиться? Кто станет кормильцем, воспитателем?” “Да будет так, подумай об этом: пусть вода уйдет, и даст место земле прочной и твердой, пусть будут засеяны небеса и земля, и взойдет заря. Но не будет в нашу честь праздников, никто не восхвалит наш замысел, нашу работу, пока человек не создаст свой замысел, свою работу”, - ответили они.

И тогда из вод появилась земля, понадобилось одно лишь их слово.

“Земля!” воскликнули они, и она поднялась, подобно облаку и туману, постепенно обретая форму и раскрываясь. Потом из воды появились горы - в единый миг самые высокие из них поднялись. Лишь великий гений, лишь творческое начало Прародителя и Прародительницы создали горы и долиныi, сразу покрывшиеся рощами сосен и кипарисов».

Так начинается описание сотворения мира в сакральном эпосе "Пополь-Вух" народности Киче, одной из ветвей майя, жившей на территории современной Гватемалы. В каждой культуре существует свои представления о сотворении мира, изучив которые, можно многое узнать о создавших их народах. Версии, созданные Западной цивилизацией теория Большого взрыва, общая теория относительности, теория хаоса, показывают наше благоговение перед наукой. Мы создали эти всеобъемлющие модели, чтобы объяснить, откуда появилась вселенная и как она работает, каково происхождение человека и что ждет его в будущем. Мы познаем самих себя и окружающий мир, а также стараемся сделать будущее благоприятным - как для отдельной личности, так и для всего человечества, с помощью науки и ее методов. И мифы майя о сотворении мира преследовали те же цели, будь то «Пополь-Вух», созданный в 16 веке жившей в горах народностью Киче, или же созданные жившими в долинах другими народностями майя мифы 6- века, вырезанные на памятниках столиц их правителей. Таким образом, миф о сотворении мира, символы, в которых он выражался, а также связанные с ним ритуалы были для майя методом поиска ответов на те же извечные вопросы.

До 1991 мы много лет изучали мифы древних майя о сотворении мира и полагали, что разбираемся в их представлениях о появлении мира.

Лишь в ноябре 1991, когда ряд событийii немного приподнял вуаль, скрывающую их по-настоящему удивительное понимание вселенной, мы поняли, как же мы ошибались. Оказалось, что для древних майя тема сотворения мира была центральной в искусстве и архитектуре. И когда мы новыми глазами посмотрели на их храмы, стадионы для игры в мяч, скульптуры, настенную живопись и керамику, мы были потрясены тем, как в них отражалось это уникальное представление о мире. Как будто сами древние майя раскрыли нам свои мысли и чувства - самое захватывающее ощущение в нашей жизни!..

Новое понимание мифов майя о сотворении мира пришло к нам, когда эта книга была уже практически написана. Тем не менее, наши новые идеи выросли на основе закономерностей и интерпретаций мифов, ставших известными до 1991 года. К примеру, мы уже знали, что при раскопках нескольких городов были обнаружены важные тексты посвященные сотворению мира. И до этой книги мы уже писали о самых важных из них. Мы связали эти тексты с изображениями на вазах и жертвенной посуде и таким образом получили информацию об истории сотворения мира майя классического периода, которая стала основой главы о ритуале посвящения (сейчас это глава 5). Так мы узнали основных участников сотворения мира, даты его событий, а также мифологический контекст этих дат. К примеру, еще до 1991 года мы узнали благодаря «Пополь-Вух», что до сотворения того мира, в котором мы сейчас живем, мир был создан, уничтожен и снова воссоздан как минимум 3 разаiii. Как у народности Киче, так и в мифах классического периода главными действующими лицами были боги и богини, родившиеся незадолго до сотворения нашего мира. Они стоят у истоков мира, в котором мы сейчас живем. В «Пополь-Вух» их называют Шпийакок и Шмукане.

Они также:

Творец и Создательница, зовущиеся Прародитель и Прародительница, Властелин Пернатый Змей, Сердце Озера, Сердце Моря, Создатель Зеленого Блюда, Создатель Зеленой Чаши И Хун-Ахпу Опоссум, Хун-Ахпу Койот Великий Белый Пекари, Тапирiv Еще их зовут и описывают как Прародитель и Прародительница, Зовущиеся Шпийакок и Шмукане Защитник и Покровительница Дважды Прародитель и дважды Прародительница Мы пока не знаем, как читается имя богини-матери классического периода, поэтому мы зовем ее Прародительница. Ее воплощение для людей – Луна. Мужа Прародительницы зовут Нун-Нал-Йе, «Один раскрытый початок кукурузы»v. Он был богом кукурузы, и именно под его наблюдением происходило сотворение мира.

Мы также понимали, что для древних майя день последнего сотворения мира, мира людей, был исключительным в их системе временных циклов. В найденных при раскопках города Коба трех важнейших текстах писцы майя зафиксировали дату сотворения мира. И она представляет собой одно из самых больших конечных чисел, когда либо записанных человеком. Согласно этим текстам, мир был сотворен на 4 Ахау 8 Кумху. В этот день все циклы календаря майя длиной более лет, то есть циклы длиной в 400, 8000, 16.000, 32.000.000 лет и так вплоть до цикла длиной в 20*10 лет по 360 дней в каждом году, находились на отметке 13. Согласно Грегорианскому календарю этот день приходится на 13 августа 3114 года до нашей эры или 20 сентября, 3113 года до нашей эры по Юлианскому календарю.

Чтобы понять смысл сказанного выше, понадобится небольшая таблица. Цифра 13 в этих больших числах означает то же самое, что цифра 12 на наших часах – за 12 часами следует 1 час. 13 сменялось на 1, когда заканчивался один из временных циклов древних майя. Таким образом, мы получаем такую последовательность:

13.13.13.0.0 5 Имиш 9 Кумху 14 августа 3114 года до.0.1 н.э.

13.13.13.0.0 11 Ахау 3 Поп 2 сентября 3114 года до.1.0 н.э.

13.13.13.0.1 13 Ахау 3 Кумху 7 августа 3113 года до.0.0 н.э.

13.13.13.1.0 2 Ахау 8 Мак 1 мая 3094 года до н.э.

.0. 13.13.1.0.0. 3 Ахау 13 Чен 15 ноября 2720 года до 0.0 н.э.

13.13.13.0.0 4 Ахау 3 Канкин 23 декабря 2012 года н.э.

.0. 13.1.0.0.0.0. 10 Ахау 13 15 октября 4772 года н.э.

0. Йакшин 1.0.0.0.0.0.0 7 Ахак 3 Соц 22 ноября 154587 года н.э.

Каждый год, называемый майя туном, состоит из 360 дней. Если все двенадцать циклов находились на отметке 13 в день сотворения мира, то должно пройти 41.943.040.000.000.000.000.000.000.000 тунов, чтобы самый длинный цикл достиг отметки 1vi. Это большое число функционирует на нескольких уровнях. Как вы уже знаете, оно позволяет представить линейное течение времени в виде циклической структуры. С ростом длинны циклов, человек начинает воспринимать их лишь как ничтожно малые отрезки невообразимо длинного цикла. Точно также мы воспринимаем Землю плоской, хотя знаем, что она круглая. И точно так же наша теория Большого взрыва описывает нашу вселенную лишь как одну из множества, утверждая, что однажды вся материя снова сожмется в одну точку и произойдет новый Большой взрыв. Впрочем, здесь важна не схожесть в представлениях о мире, а то, что древние майя воспринимали время в таком огромном масштабе. Для них линейное течение времени - лишь видимость. Сотворение мира - лишь точка внутри одного из все возрастающих циклов, внутри циклов, которые в свою очередь находятся внутри еще больших циклов.

Симметрия обозначения даты сотворения мира и общего устройства календаря майя тоже очень важна. В первый день сотворения нашего мира все постепенно возрастающие циклы находились на отметке 13. Наиболее древняя Центральноамериканская система отсчета времени, которой пользовались все проживавшие там народы, оперирует числами и 20 названиями дней в рамках 260-дневного цикла. Таким образом, дата сотворения мира, со всеми циклами на отметке 13, ясно выделялась в этом священном календаре.

Нет ни одной книги классического периода, схожей с книгой Киче «Пополь-Вух», которая была написана после завоевания Юкатана Испанией. Но у нас есть описание сотворения мира, вырезанное на каменных монументах правителей майя. В небольшом, но имеющем большое значение городе Киригуа на реке Мотагуа, могущественный правитель Кауак-Небо, построил несколько гигантских стел, каменных стволов, призванных обозначить его место во вселенной. На одну из этих стел, обозначенную учеными просто буквой «С», писцы правителя в точности нанесли представления майя о сотворении мира.

Чтобы показать, что мы знали, когда произошли события, раскрывшие истинный смысл мифа о сотворении мира, мы шаг за шагом раскроем вам первые слова надписи со стелы «С». Многие люди считают, что расшифровкой занимается какой-нибудь один выдающийся исследователь, который выполняет всю работу целиком. Это мнение далеко от истины. Даже перевод какого-нибудь одного текста - это задача для множества ученых, работающих вместе или основывающихся на работах друг друга. Это касается и расшифровки текста со стелы «С».

Текст стелы начинается короткой датой – короткой по сравнению с невероятно длинной датой, найденной в городе Коба. Писцы Кавак-Неба обозначили дату рождения нашего мира 13.0.0.0.0 4 Ахау 8 Кумху.

Следующая за датой фраза встречается почти во всех текстах майя классического периода. Наш друг Барбара Мак-Леодvii расшифровала первую часть этой фразы как слово «хал», что значит «сказать» или «создать». Как видно из начального отрывка «Пополь-Вух», сотворение мира началось со слова и появления вещи, это слово воплощающей.

Вероятно, древние майя тоже считали, что процесс сотворения мира проходил именно так.

Узнать значение второго символа со стелы нам помог счастливый случай. В феврале 1992 года Линда получила посылку из Австрии, внутри которой она обнаружила новую книгу Карла Герберта Майера о памятниках майя неизвестного происхождения. Позже выяснилось, что книга предназначалась немецкому другу Линды Николасу Грубеviii. Хотя Линда была очень занята, она не отложила книгу, как сначала намеривалась, а решила просмотреть ее. Она подумала, что раз по прихоти судьбы книга попала к ней, возможно, это не случайно. И в самом деле, на одном из изображенных в книге памятников был записан текст о сотворении мира, который Линда никогда раньше не видела. К тексту прилагался фонетический ключ, который позволил ей расшифровать второй символ со стелы Киригуа как «к’ох», что означает «картинка» или «маска»ix.

Более того, полное прочтение надписи с фотографии в книге Майера звучало как «илахи йаш к’ох ак чак к’у ахау», что переводится как «был виден, первое изображение черепахи, великий божественный владыка». Упомянутая черепаха - особый символ, так как она связана с богом кукурузы, Прародителем. В «Пополь Вух» Прародитель погибает в Шибальбе, потустороннем мире майя, от рук Повелителей смерти. Они хоронят его тело на стадионе для игры в мяч. Сыновья-близнецы бога кукурузы спускаются в загробный мир и, победив убийц отца, возвращают его к жизни. На работах художников и скульпторов классического периода Прародитель воскресает из разбитого панциря черепахи, по сторонам которого обычно стоят сыновья Прародителя.

Текст со стелы из книги Майера рассказал нам, что появление этого панциря черепахи - одно из главных событий сотворения мира.

В то же время, на стеле «С» писцы города Киригуа записали более широко распространенную среди майя версию сотворения мира – «установку трех камней» Они перечислили названия каждого камня, места, где они были установлены, и имена тех, кто их установил, следующим образом:

Гребец Ягуар и Гребец Скат установили камень.

И было это в На-Хо-Чан, Камне трона Ягуара Красный бог Черного дома установил камень.

И было это в Части Земли, Камне трона Змеи.

Ицамна же установил камень в Камне трона Водяной лилии.

Сверившись с книгами наших коллег, занимающихся мировоззрением и религиозными практиками современных потомков майя, мы пришли к выводу, что эти три камня из мифа о сотворении мира являются символическими прообразами камней, из которых майя складывают очаги на протяжении трех тысяч лет. Как камни окружают огонь в очаге и обозначают центр дома, так и три камня из мифа о сотворении мира обозначили центр вселенной и позволили Творцам поднять небо из Изначального океана. Надписи со стелы «С» поведали нам еще несколько подробностей – что все это происходило в намного большем пространстве, называющемся «Ч’а-Чан Йаш-Ош-Тунал» «Лежащее небо, Место первых трех камней», что в день этих событий «все тринадцать циклов закончились», и что все это произошло благодаря существу по имени «Уак-Чан-Ахау» - «Владыка Шестого неба».

Установка первого из трех камней изображена на одной очень необычной вазе: шесть богов сидят перед почтенным богом, которого ученые называют бог «Л». Перед ними на полу лежат большие узлы, два из которых помечены символом «Девятой звезды над Землей». Бог «Л» – один из самых могущественных обитателей потустороннего мира.

Пожилой Бог «Л» в головном уборе из перьев птицы Муван и сигаретой во рту сидит в своем доме, построенном из горных чудовищ. На крыше этого дома сидит крокодил. За спиной бога «Л» - узел, зовущийся «икац», что значит «бремя»x, символизирующий его значимость. Бог сидит на покрытом шкурой ягуара троне, который упоминается на стеле «С».

Текст, сопутствующий изображению на этой замечательной вазе, начинается с даты Круглого календаря 4 Ахау 8 Кумху, точно указывая, что на изображении показано сотворение мира. Глагол в первом предложении читается как «ц’аках», что значит «сотворить» или «упорядочить»xi. «Сотворяемое» место именуется «ек’ у тан» - «тьма его центр»xii. Нужно помнить, что в эти первые минуты сотворения мира небо еще «лежит на земле» и нет еще никакого света. Черный фон изображения на вазе призван передать эту тьму. В данном тексте «упорядочиваются» сами семь богов, все они зовутся «ч’у», что значит «бог» или «священное существо». Каждый из богов помещается на свое собственное небо в следующем порядке: Бог Небо, Бог Земля, Бог Девять Шагов, Бог Трое Рождены Вместе, Бог Ха-те-чи и Гребец Ягуар, которого текст со стелы «С» из Киригуа называет одним из богов, установивших три камня. Имя седьмого богаxiii не уместилось снизу надписи и помещено в углу перед верхним рядом сидящих богов. В текстах классического периода, также как в «Пополь Вух», сотворение мира описано не как деяние одного существа, а как совместный тяжелый труд множества существ, которые вместе составляют замысел, обсуждают и осуществляют его. Этот принцип используется и в ритуалах современных потомков майя. У шамана всегда есть помощники, которые наблюдают за ритуалами и проводят сопутствующие манипуляции.

В столичном городе Паленке, на другом конце области, где жили майя, от города Киригуа, местные писцы изложили свою версию событий сотворения мира на Табличке Креста. Эта табличка, вместе с надписями на барельефах храмов Солнца и Расщепленного Креста - одни из самых важных текстов классического периода. Эти тексты не только дополняют миф о сотворении мира важнейшими деталями, которые не были отражены в записях других государств майя, но и подобно «Пополь Вух»

иллюстрируют, как миф о сотворении мира влиял на политическое устройство государств майя.

Текст, нанесенный на Табличку Креста, начинается с описания рождения Прародителя за семь лет до сотворения мира 12.19.11.13.0 1 Ахау 8 Муван или 16 июня 3122 года до н.э. и рождения Прародительницы 540 днями позже 12. 19.13.4.0 8 Ахау 18 Цек или декабря 3121 года до н.э. Дата рождения Прародителя связана с датой сотворения мира 4 Ахау 8 Кумху или 13 августа 3114 года до н.э., днем, когда согласно тексту Таблички Креста все циклы сошлись на отметке 13.

В тексте также упоминается некое деяние Прародителя в день сотворения мира, но мы пока не смогли расшифровать эту часть текста.xiv Тем не менее, в следующем предложении писцы Паленке снова упомянули сотворение мира и описали его так: «и сделалось видимым Место Первых трех камней, образ там, где лежит небо». Из последующего текста мы узнали, что 542 дня спустя, или 1.9.2 дня по системе счета майя, Нун-Нал-Йе «оч та чан» - «стал небом или вошел в небо». Это произошло 5 февраля 3112 года до н.э.

«Вхождение в небо» упоминается в надписи на еще одной необычно раскрашенной вазе. На ней изображен один из Героев Близнецов, зовущийся «Один Ахау» в текстах классического периода и «Один Хунахпу» в «Пополь-Вух», и большая птица, которая пытается сесть на большое капоковое деревоxv, все усыпанное плодами. Эта мифическая птица – Ицам-Йех, прототип классического периода для Вукуб-Какиш, птицы «Семь Макав»xvi, из «Пополь-Вух». Изображение на вазе рассказывает о временах, когда боги еще не подняли небо с земли, и для света не было места. Тщеславный Ицам-Йех вообразил себя солнцем, и оскорбленные Герои-Близнецы решили смирить его гордыню, выбив выстрелом из трубки его красивые сверкающие зубы. На изображении «Один Ахау» целится из трубки в птицу, которая спускается с небес, чтобы сесть на дерево. Надпись, относящаяся к изображению садящейся птицы, гласит, что она «становится небом или входит в небо».

Но описанное выше «вхождение в небо» никак не связано с тем, что упоминается на Табличке Креста. «Вхождение в небо», изображенное на вазе - завершающее событие старого мира, перед тем как он был уничтожен и создана новая вселенная. Герои-Близнецы должны были поставить на место возгордившегося Ицам-Йех, возомнившего себя солнцем, перед тем как боги поднимут небо с земли, и можно будет создать настоящее солнце во всем его великолепии. Если мы правы, и дата, указанная на вазе, относится к этому событию, то Герои-Близнецы победили Ицам-Йех 12.18.4.5.0 1 Ахау 3 Канкин, 28 мая 3149 года до н.э.

После сотворения новой вселенной, Прародитель тоже «вошел в небо», сев на дерево, как это сделал Ицам-Йех.xvii Такую картину сложно представить, но мы скоро расскажем вам, как это событие видели сами майя.

Нанося миф на Табличку Креста, писцы Паленке использовали один из самых широко используемых и важных стилистических приемов литературы майя – повторили содержание предыдущих строк в форме двустишия. В первой части двустишия говорится о том, что Прародитель «вошел в небо» через 542 дня после того как «там, где лежит небо, появился образ Места Первых трех камней». В последующей части двустишия приводится формальное название дня, 13 Ик, начало Мол, и вторая версия описания произошедшего. Вхождение Прародителя в небо метафорически описывается как ритуал освящения дома. xviii Вторая часть двустишия читается как «хой ваках чанал вакакна цук у ч’ул к’аба йотот шаман»xix, или « было должным образом создано Место Поднятого неба, его священное имя – Восемь частей дома, дом севера». Таким образом, мы узнаем, что вхождение Прародителя в небо также создало дом на севере, который состоял из восьми частей. Название этого дома «Поднятое небо» - абсолютная противоположность «Лежащему небу» в начале процесса сотворения мира. «Поднятое небо»

или «Ваках Чан»xx - также название Мирового дерева, изображенного в центре барельефа в Храме Креста. Более того, на барельефе это деревоxxi изначальное вырастает из необычного блюда для жертвоприношений. Таким образом, мы знаем, что майя думали о северной части вселенной: во время сотворения мира там возник дом, через центр которого проросло «Ваках Чан», Мировое дерево, а Прародитель «вошел в небо», прежде вырастив это дерево из блюда для жертвоприношений.

Мы полагаем, что восемь частей грандиозного дома Прародителя соотносятся с восьмью частями, на которые поделена схема вселенной из Мадридского кодекса, и восьмью направлениями, изображенными на стенах одной из гробниц в городе Рио Азул, столице одного из государств классического периода, располагавшегося в северо западной части области Петен. Символы, обозначающие стороны света, восток, север, запад и юг, нанесены на соответствующие стены гробницы.

Но четыре символа, обозначающие северо-запад, северо-восток, юго запад и юго-восток, располагаются в углах погребальной камерыxxii. Один из символов переводится как «Вак-Набнал», или «Место Поднятого океана», а другой читается «Небо Крокодила».

Все вместе эти иероглифы обозначают восемь частей мира, соответствующих восьми сторонам света, появившихся, когда Прародитель вырастил обозначающее центр вселенной Мировое дерево.

Само по себе это центральное дерево – «Поднятое небо», чаще всего обозначается символом «цук», записанным иероглифом в виде головы.



Pages:   || 2 |
 


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.