авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 ||

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет» ...»

-- [ Страница 2 ] --

Этот символ означающий «часть» изображен на стволе дерева. Это показывает что само дерево - еще одна часть мираxxiii. Таким образом, обозначая центр, границы и части мира, дом Прародителя занимает главенствующее положение во вселенной: и в мире людей, животных и растений, и в мире небесных созданий. Даже в наши дни майя в своих ритуалах разделяют мир на части.xxiv Майя считали крышу этого разграничивающего вселенную дома сводом небес, а сам дом называли «йотот шаман», или «дом севера». Для майя классического периода центральная ось мира проходила через северный астрономический полюс мираxxv, а не через зенит и надир, то есть через точки точно над головой наблюдателя и под его ногамиxxvi.

Сегодня он располагается рядом с Полярной звездой. В тропиках Полярная звезда и ось, проходящая через нее, находятся значительно ближе к горизонту, и вращение звезд на небосклоне напоминает вид внутренних стенок трубки, поворачивающейся вокруг своей оси.

Более того, название дома из мифа о сотворении мира из города Паленке позволяет определить, кто же такой загадочный Вак-Чан-Ахау, «Правитель-Шестое небо» или «Правитель Поднятое небо», упомянутый в мифе со стелы «С» в городе Киригуа. Текст Таблички Креста не оставляет сомнений, что это Нун-Нал-Йе, Прародитель, который поднял небо в мифе со стелы «С» и под руководством которого были установлены три камня в то время когда небо еще лежало на землеxxvii.

Вак-Чан-Ахау также бог кукурузы, что подтверждает жертвенное блюдо, под номером МТ 140, найденное в Тикале. Текст на нем называет бога кукурузы Вак-Чан-Виник, или «Тот, кто поднял небо».

На Табличке Креста из города Паленке мы находим еще одно описание сотворения мира. В этом отрывке писцы записали следующее:

«пети Вак-Чан-ки»xxviii или «вращалось, Сердце Неба поднятого над землей». Фонетический знак «ки» может указывать на два понятия. Во первых, на существительное «сердце», которое Ицам-Йех обычно сжимает в клюве и, во-вторых, на Сердце небес. Сегодня Сердцем небес была бы Полярная звезда, но во времена майя северный участок неба попадал в темную зону. Эта черная пустота и была Сердцем небес, а упомянутое вращательное движение – движением созвездий вокруг нее.

Установка оси мира не только подняла небо с земли, но еще и задала вращательное движение звездам. И это движение породило пространство и время, потому что именно с помощью движения звезд, Млечного пути и планет мы, люди, ведем отсчет времени.

Это и есть миф о сотворении мира, каким мы его знали до года. Под руководством Праотца, бога кукурузы, три камня были установлены в месте под названием «Лежащее небо», создав образ неба.

Прародитель вошел в небо и построил там дом, состоящий из восьми частей. Он также вырастил Мировое дерево, «Ваках-Чан», крона которого раскинулась в северной части мира. И наконец, он задал небу вращательное движение, заставив созвездия танцевать в ночном небе. Вот что мы знали, когда перед нами начало раскрываться скрытое значение, заложенное в описание этих событий. Так как большинство новых открытий родилось в Остине, мы расскажем о них устами Линды.

Линда Шеле и сотворение мира майя.

Дэвид Фрейдель получил ключ к разгадке мифа о сотворении мира в вестибюле своего отеля в Чикаго во время Конференции по американской антропологии в ноябре 1991 года. После завершения утренней части заседания, организованного Дэвидом, он остановился поговорить со специалистом по надписям на архитектурных памятниках Брюсом Лавом из Калифорнт8ийского университета. Брюс вскользь упомянул, что среди зодиакальных созвездий, упомянутых в Парижском кодексе, одной из четырех книг майя сохранившихся с доколумбовых времен, встречается скорпион.

Дэвид сразу же вспомнил, что на вазе, показывающей выстрел Героя-Близнеца из трубки, на нижней части дерева Ваках-Чан изображен скорпион. Ему в голову пришла мысль, что, возможно, этот скорпион обозначает созвездие, упомянутое в Парижском кодексе. Когда он поделился этой идеей со мной, я упрямо не хотела ее признавать и громко опровергала ее. В постоянных телефонных разговорах, которые мы вели в процессе написания этой книги, мы много спорили о природе севера и юга в представлениях майя классического периода. Дэвид придерживался широко распространенной точки зрения, что майя ассоциировали север с «верхом» и зенитом, в то время как юг - с «низом» и надиромxxix. Я же утверждала, что север и юг все же ассоциировались с горизонтальными направлениями. «Возможно ли, что если верхушка Мирового дерева проходила через северный астрономический полюс мира, - спросил он, то созвездие, ассоциирующиеся с изображением скорпиона, находилось на юге?» «Да», - ответила я, вспомнив, что созвездие Скорпиона находится на небосклоне как раз на юге от группы Храмов Креста в Паленкеxxx.

В течение следующего месяца я все больше и больше проникалась этой идеей, и, наконец, представила ее на небольшой научной конференции в пуэрториканском городе Сан Хуан в январе 1992 годаxxxi.

Во время конференции я несколько изменила свою точку зрения и выступила с мнением, что для древних майя небо было своего рода туннелем, протянувшимся от оси, проходящий через северный астрономический полюс мира, до созвездия Скорпиона на юге. Вскоре, вернувшись в Остин, я принялась дописывать статью, посвященную представлениям майя о вселенной. Мой друг Николас Грубе попросил меня подготовить ее для выставки в Германии, которую он курировал xxxii.

Во время работы мне вспомнились слова еще одного моего друга, Иоганна Вилберта, который тоже присутствовал на конференции в Сан Хуане. Он посоветовал мне обращаться в поисках разгадки мифологических символов к природе. В последний момент я решила последовать его совету и проконсультироваться со звездной картой. Я хотела узнать, как выглядит небо, когда созвездие Скорпиона находится напротив Полярной звезды.

Я перерыла все книжные полки и нашла сборник звездных карт «Звезды и планеты» Мензеля. Карты южной и северной сторон неба были напечатаны на разных страницах, и мне пришлось перерисовать карту северной части неба на кальку. Приложив эту кальку к карте южной части неба, я соединила оба листа и нарисовала на них созвездие Скорпиона и Полярную звезду и посмотрела, что получилось. Результат просто ошеломил меня: все было точно так, как я предположила в Сан Хуане. Млечный путь простирался с юга на север от созвездия Скорпиона до Полярной звезды. Дерево Ваках-чан оказалось Млечным путем.

Когда я представила мою новую догадку на своем следующем семинаре, один из моих аспирантов, Мэтью Лупер, дополнил складывающуюся картину еще одной важнейшей идеей. Когда я рассказывала аудитории о том, что дерево Ваках-Чан - не что иное, как Млечный путь, я услышала, как он пробормотал с задних рядов: «Так вот почему он встал на дорогу». Его слова бомбой разорвались у меня в голове. Большое изображение саркофага Пакаля в Паленке. На нем изображена смерть Пакаля: он падает с Мирового дерева в Утробу земли.

Древние майя описали это падение, как «оч бих» или «он встал на дорогу»xxxiii. Дорогой был Млечный путь, который древние майя называли «Сак Бе» - «Белая дорога» и «Шибал Бе» - «Дорога ужаса».

Умерев, Пакаль встал на эту дорогу.

В тот вечер, немного ошеломленная этими открытиями, я пришла домой и позвонила Дэвиду, чтобы поделиться своим энтузиазмом. Он сразу же уцепился за новые идеи, но рассказал о другом предположении, сделанном великолепным молодым этнографом Джоном Соза. Джон работал с современными майя, изучая их представления о вселенной, и пришел к выводу, что эклиптика символизировалась двухголовым животным. По его мнению, это животное - не что иное, как символ в виде солнечного диска, который мы зовем Чудовище из четырех частей, соединенный телом змеи с еще одним таким же символом с другой стороны небосклона. Я не считаю, что Бог из четырех частей был эклиптикой, но идея о символе в виде двухголовой змеи начала казаться мне обоснованной в рамках того, что я знала об эклиптике.

Эклиптика - это линия созвездий, внутри которой в течение года встает и заходит солнце. Сегодня мы делим эту звездную дорожку на двенадцать отрезков и таким образом получаем знаки зодиака. Ночью эти эклиптические созвездия обозначают путь, который солнце проходит за день и за год. Луна и планеты тоже проходят с течением года этот путь, извивающийся подобно змее, с севера на юг, а потом в обратную сторону.

В тропиках эклиптика проходит точно над головой наблюдателя, то есть занимает позицию точно в зените.

Я вспомнила изображение Мирового дерева и поняла, что свешивающийся с его ветвей двухголовый змей должен быть эклиптикойxxxiv. Позже я поняла, что это открытие объясняет изображение с вазы, которая помогла нам узнать, что бог кукурузы играл главенствующую роль в процессе сотворения мира. На этой вазе он изображен сидящим в месте, где был сотворен мир, с двухголовым змеем в руках. Из одного рта змеи появляется Гребец Скат, я из другого – Гребец Ягуар. Фактически на этой маленькой вазе изображен сам момент сотворения мира, когда Прародитель протянул по небу путь солнца и планет.

На следующий день Мэтт заглянул ко мне домой и рассказал о еще двух открытиях, которые он обнаружил в работе Денниса и Барбары Тедлокxxxv. Они обнаружили, что «Семь Макав» из «Пополь-Вух» не что иное, как Большая медведица, а его жена, Чималмат, - Малая медведица или «Чимал Ек’»xxxvi. Все это, конечно, показалось мне интересным, но не слишком. Но у Мэтта было еще кое-что припасено для меня.

«Ты слышала, что Деннис Тедлок установил, что три камня очага – это созвездие Ориона?» - невинно спросил он.

«Нет,- ответила я, - где он об этом писал?»

И мы бросились в мою библиотеку в поисках перевода «Пополь Вух» Денниса Тедлока. И точно, Тедлок писал: «Сегодня [Альнитак, Саиф и Ригель в созвездии Ориона] считаются тремя камнями, которые уложенные треугольником, составляют классический кухонный очаг Киче, а туманность (М42 – туманность Ориона), которую заключает в себе этот треугольник, - дымом от огня в очаге».xxxvii i Деннис Тедлок объясняет противопоставление гор и долин следующим образом:

В мифах народности Киче создатели мира с помощью своего «цих», что значит «слово», своего «науал», что значит «духовная сущность», и своего «пуц», что значит «жертва», «воплотили в жизнь понятие «хуайуб таках»», что дословно переводится «гора(ы)-долина(ы)». «Хуайуб таках»

можно назвать парной антонимической синекдохой для обозначения всей земли, с другой стороны, у народности Киче пара этих существительных является основной метафорой для обозначения человеческого тела, которая иногда звучит в современных молитвах как «мои горы, мои долины». И действительно, в том же отрывке «Пополь Вух» указывается, что создатели мира задумали сразу и землю и человека. Столкнувшись с миром, в котором нет ничего кроме неба и однообразного океана, они вызывают скрытую под водами сущность «хуайуб таках».

ii Полное описание этих событий и последовавших за ними новых открытий изложено в книге «Шестнадцатый техасский семинар по иероглифической письменности майя». Хотя первый толчок новым открытиям дал Дэвид Фрейдель, основная работа была проделана на семинаре выпускников «Истоки», который Линда Шелле проводила в Техасском университете в 1992 году. И хотя Шеле была в центре всей проделанной работы, ее ученики Метью Лупер, Кристина Виллела, Кент Рейли и Барбара МакЛеод сделали большую часть новых открытий.

Роберт Роббинс с факультета астрономии Техасского университета также участвовал в исследованиях и спорах. В середине февраля черновик главы «Шестнадцатого техасского семинара по иероглифической письменности майя», посвященной новым открытиям, был отправлен почтой десяти ученым, работавшим в то время в поле. Энтони Авени, Деннис и Барбара Тедлок, Дэвид Келли, Николай Грубе и Вернер Нам в ответ поделились своими новыми мыслями и высказали свои соображения по поводу новых открытий. Вильям Гатч помог нам проверить астрономические данные в планетарии Хейдена Американского музея естественной истории, а Вон Дель Чемберлен – в планетарии Гансена в Солт-Лейк-Сити.

Дункан Ярли показал Линде посвященный сотворению мира карнавал «Чау Кин» или «Потерянные дни», проходящий в городе Сан Хуан-Чамула в мексиканском штате Чьяпас, куда она приехала, чтобы увидеть его своими глазами. И наконец, когда Шеле выступила с докладом о новых интерпретациях мифов майя, посвященных сотворению мира, перед широкой аудиторией на ежегодном семинаре «Встречи майя», прошедшем в Остине » в 1992, многие присутствовавшие исследователи поделились своим мнением по поводу доклада и рассказали о своих собственных открытиях в этой области. Мы выражаем особую благодарность Виктории Брикер, супругам Тедлокам, Эвону Вогту, Терренсу Кауфману, Джону Карлсону, Карлу Таубе, Хосе Фернандасу, Джону Фоксу, Гаррету Куку, а также всем остальным, кто участвовал в создании книги и поделился с нами своими идеями. Новая интерпретация мифов о сотворении мира является результатом совместной работы людей, которые свободно и бескорыстно делились с нами своими идеями. Мы также не претендуем на конечность результатов, изложенных в этой книге, так как в будущем многие детали, скорее всего, изменятся теми, кто будет рассматривать и проверять наши исследования. Но в то же время мы в большой степени уверены, что нам удалось выявить общую картину.

iii Ацтеки считали, что наш мир пятый в цепи сотворений, в то время как в «Пополь Вух» указано, что до нашего мира была создано еще три, то есть наш мир четвертый в цепи сотворений. Представления майя классического периода о количестве сотворений нам неизвестны.

iv В личном разговоре, имевшим место в 1992 году, Деннис Тедлок сообщил нам, что он теперь переводит «Циис» как коати (носуха обыкновенная), как это делал Эдмонсон.

v В 1992 году на семинаре в Техасском университете один из самых уважаемых знатоков языка майя Терри Кауфман сообщил Линде Шеле, что это имя может читаться не только как Нун-Нал-Йе, но и как Нун-Йе Нал, как Шеле, а также Метью и Лоунсбури, уже предполагали. Он рассказал, что «йе-нал» переводится как «зуб кукурузы», то есть одно зернышко кукурузы. Мы считаем такое прочтение имени хорошей альтернативой, но все же будем придерживаться традиционного перевода, потому что на многих изображениях этого бога он носит имя Нун-Нал без символа «йе». Это дает нам основания считать, что первыми двумя частями имени все же являются Нун-Нал – «Один початок кукурузы».

vi То, что майя вели свой календарь именно так, подтверждается вычислениями длинного счета календаря майя, записанными на Седьмой ступени Иероглифической лестницы №2 в Яшчилане. В них все восемь циклов длиннее одного бактуна записаны с показателями все еще находящимися на отметке 13, образуя, таким образом, дату длинного счета 13.13.13.13.13.13.13.13.9.15.13.6.9.3 Мулук 17 Мак или 21 октября 744 года н.э.

vii Барбара МакЛеод обнаружила, что две пересекающиеся полоски могут заменять иероглиф, читающийся как «ха-л» или «ха-и». Она также выяснила, что подобная замена используется во многих важных текстах, и предположила, что глагол со стелы «С» читается как «хал», что в языках юкатек и чолти означает «сказать», «проявить себя», «сказать свое имя, чтобы тебя знали» и в некоторых случаях «создавать».

viii Майер отправил книгу через Линду Шеле Николасу Грубе, чтобы тот представил ее на семинаре в Техасском университете в марте 1992.

ix С помощью этого текста Шеле поняла, что второй иероглиф, представляющий собой изображение сжатого кулака (вид сбоку), имеет фонетическое дополнение «ох», что означало, что слово заканчивается на «ох». Затем, просто воспользовавшись словарями языков юкатек и чолти, Шеле нашла все слова, где согласный сочетался с «ох». Когда она дошла до слова «к’ох», то есть «маска» или «картинка», она вспомнила, что Николас Грубе и Барбара МакЛеод предлагали читать символ, обозначающий слово «маска», с пострадавшей от мародеров притолоке из Яшчилана, как «к’ох». Она посетила Яшчилан и убедилась, что символ с притолоки точно соответствует второму иероглифу со стелы «С». Таким образом, было точно установлено, что он читается как «к’ох». За полным обоснованием обращайтесь к книге «Шестнадцатый техасский семинар по иероглифическому письму майя».

x Брайен Стросс(1988) первый расшифровал символ, изображенный на этом узле, как «икац», что на языке целтал значит «узел» или «бремя правления».

xi Основываясь на частом использовании этого иероглифа в символах, обозначающих расстояния, Эрик Томпсон давно прочитал его как «хел», что на языке юкатек значит «перемена». Бертольд Райс, изучавший титулы наследных правителей майя, предлагает читать иероглиф как «хел», «хал» или «ц’ак». Он указывает на частое использование с этим иероглифом фонетического дополнения «ка» и соотносит его с выражениями, использовавшимися в языке чонтал для обозначения титулов наследных правителей Акалан-Тишчеля. В Николас Грубе в личной беседе высказался за вариант «ц’ак», прочитав титул «девятого наследного правителя» как «Болон Ц’акаб» или «Девять (или много) поколений». Так звучало имя одного из богов, зафиксированное в испанских источниках. Барбара МакЛеод считает, что этот глагол нужно читать как «халхи», или «проявляться». Так как в названиях титулов этот глагол чаще всего встречается с фонетическим дополнением «ка», мы придерживаемся сходного мнения. В языке юкатек «ц’аках» значит «существовать» или «создавать что-либо». Это слово также используется для обозначения «размера, расстояния, длины и степени сходства», «количества узелков (на веревке)», а также «меры расчищенной земли». В языке чорти «ц’аксе» - производная форма, означающая «упорядочивать, организовывать, приводить в порядок».

Этот глагол может значить как «создавать», так и «упорядочивать».

xii Название этого места состоит из символа со значением «черный», за которым следует местоимение третьего лица «у» и символ Т606, который Дэвид Стюарт прочитал как «тан» в выражении Т1.606, «ребенок матери». Он привел убедительные доводы в пользу того, что символ, обозначающий подобные отношения, - это «хунтан», значащий в языке юкатек «сильно заботиться». «Тан» означает «в середине чего либо».

xiii Хотя в нашем распоряжении есть изображения семи богов и список из семи имен, мы не знаем, какое из этих имен какому богу принадлежит.

xiv Символ, обозначающий глагол для этого действия, выглядит как рука, держащая копыто оленя. Этот же глагол обозначает некое событие, происходившее с правителями майя в возрасте 8 и 13 лет. Так как в это время Прародителю было как раз 8 лет, то с ним могло произойти то же самое событие. Но пока нет расшифровки этого иероглифа, мы не узнаем, что же это было за событие.

xv В конце марта 1991 года в Копане Линда Шеле впервые увидела, как плодоносят капоковые деревья. К ее удивлению, большие деревья, покрытые плодами и лишенные листьев из-за сухого сезона, выглядят точно как дерево, изображенное на вазе. Таким образом, плоды, висящие на дереве, показывают, что события разворачиваются во время сухого сезона. Дата 13.0.1.9.2 как раз выпадает на 5 февраля 3112 года до н.э., то есть самое начало сухого сезона, который обычно продолжается до середины мая. Тогда дата этих событий по Круглому календарю не 13 Ик конец Мол, а 1 Ахау 3 Канкин. Если, как предложили в 1992 на Техасском семинаре Деннис и Барбара Тедлок, на вазе изображено последнее значительное событие перед сотворением нашего мира, то его датой было бы 12.18.4.5.0 1 Ахау 3 Канкин или 28 мая 3149 года до н.э.. В Паленке солнцестояние приходится на 11 мая, но 28 мая тоже подходит, так как выпадает на самое начало сезона дождей.

xvi Робисцек и Халес первые определили, что на этой вазе изображен выстрел «Одного Ахау» по «Семи Макав», о котором рассказывается в «Пополь-Вух». Великолепная ваза классического периода с изображением той же сцены описана в книге Кое (1989) xvii Шаман из Ошкинтока, учитель Уильяма Хенкса, объяснил ему, что акт приземления на дерево имеет особое значение для современных майя, говорящих на юкатеке. Объясняя, что злой дух, поселившийся в доме, это существо «в южном углу, … где оно строит свой храм (гнездо)», Хенкс пишет:

«Как человек “кул” или “сидит” в своем доме, как птица “садится” в свое “к’ух” или “гнездо”, как святой пребывает в своем “к’ух” или “храме”, так и злой дух “к’у” или “приземляется” в южном углу. То, что злой дух находится все время в одном месте, позволяет шаману обнаружить его в один день, а проводить ритуал изгнания несколько недель спустя, не опасаясь, что дух переместится. Существуют культурные предпосылки тому, что каждое живое существо, в том числе и духи, занимает у майя свою неизменную позицию, которую оно покидает только на время.

(Уильям Хенкс) Отметив, что Прародитель или Ицам-Йех садились на капоковое дерево, писцы майя обозначили их место во всем повествовании.

Использующийся здесь глагол - не только омофон слова «храм», но еще и метафора для него. Тексты из Паленке, как и надписи на вазе описывают это действие, как «ох»- «войти», потому что и Ицам-Йех и Прародитель входят в свои небесные храмы. Эти храмы были их постоянными позициями, и, когда каждый из них «вошел в небо», он оказался в положенном ему месте.

xviii Флойд Лоунсбури первый понял, что этот миф о сотворении мира записан двустишиями - одной из самых распространенных в языках майя речевых конструкций. В первой части куплета писцы отметили, что изображенные события произошли через 1.9.2 дней после 4 Ахау Кумху. Во второй части они использовали дату Круглого календаря Ик 20 Кех, и другими словами описали события, изложенные в первой части, чтобы оживить и дополнить ее.

xix Эта фраза, использовавшаяся для освящения дома, начинается с символа, обозначенного учеными «Бог Н». Барбара МакЛеод предложила читать этот глагол как «хой» Недавно это предположение подтвердилось текстом с одного кувшина из хранилища Джастина Керра. В этом тексте два символа: один состоит из иероглифов, обозначающих слоги «хо» и «йи», а второй – стандартный символ «йуч’иб» - «сосуд для питья» иероглиф, входящий в Первичные стандартные последовательности.

Текст на кувшине – состоящее из двух иероглифов сокращение Первичной стандартной последовательности, которая встречается на большом количестве керамики. Оно читается как «хойи», заменяя глагол, обозначающийся иероглифом «Бог Н».

В языке чорти этот глагол имеет значение «сделать правильным, подходящим», в то время как в языках чол, цетал и цоцил он значит «обходить вокруг». Частью ритуала освящения дома у современных майя часто бывает последовательное перемещение между четырьмя колоннами, поддерживающими крышу, для того чтобы принести жертвоприношения в каждой из четырех частей дома. Как мы позже узнали, значение «обходить вокруг» особенно важно в контексте событий сотворения мира. Написание «Ваках-Чанал» сочетает в себе символ со значением «шесть», символ, обозначающий небо и комбинацию иероглифов, недавно прочитанную как фонетическое дополнение «нал».

Николас Хопкинс еще давно предположил, что «ваках» в данном контексте выступает не в роли числительного, а как графическое обозначение глагола «ваках», который в языке юкатек имеет значение «поднимать, выпрямлять, возводить, ставить прямо». Соответствующее слово в языке чорти – «ва’ар» - «стоящий, вставший, возведенный и перпендикулярный». Если к нему прибавить суффикс «нал», получится «Место Поднятого неба».

Вторая часть имени состоит из символа, обозначающего число «восемь», иероглифа в виде головы «Г1» и фонетического дополнения «на».

Голова «Г1» встречается в составе первого символа Первичной стандартной последовательности в качестве иероглифа, замещающего иероглиф в виде зеркала, который Грубе и Шеле прочитали как «цук».

Это замещение иллюстрирует, что иероглиф в виде головы «Г1» читается как «цук», когда он выступает в роли фонетического дополнения. В тоже время, мы не знаем, можно ли читать его таким образом, в том случае, если он используется в имени бога. К сожалению, существует достаточно доказательств тому, что символы, обозначающие имена богов, имеют свое собственное звучание.

Далее два вышеописанных символа описываются как «у ч’ул к’аба» - «священное имя» дома севера. Расшифровка «ч’ул» была независимо проделана в 1988 несколькими исследователями, включая Джона Карлсона, Дэвида Стюарта, и Вильяма Рингла, который ее и опубликовал. За год до этого Джуди Максвелл прочитала «к’аба» на Техасском семинаре по иероглифическому письму майя 1987 года, а Николай Грубе независимо от нее расшифровал его в рамках исследования фраз использовавшихся для освящения. И наконец, объект, «священное имя» которого « Место Поднятого неба», называется в текстах майя «йотот шаман» или «дом севера».

xx Расшифровка названий этих святилищ началась в 1984 году на Техасском семинаре по иероглифическому письму, на котором Шеле определила, что один из символов с Таблички Расщепленного креста (комбинация иероглифа «Т4» - «на», иероглифа в виде дерева и иероглифа «к`ан») - это имя изображения на центральном барельефе– Дерева кукурузы, растущего из лба Чудовища Водяной линии Креста «к’ан». Когда с помощью работы, проделанной в Копане Дэвидом Стюартом, Николасом Грубе и Линдой Шеле, были установлены принципы присваивания имен и названий, связь между Ваках-Чан и Мировым деревом в центре Креста стала очевидной. Ваках-Чан – название «пиб наил», маленького святилища внутри храма, но это также название изображения дерева в центре барельефа.

xxi Мы считаем, что этот сложный и яркий образ креста заключает в себе один из основополагающих символов религии майя классического периода. Это не только символ событий сотворения мира, но еще и видимый знак взаимосвязи богов и людей. Фрейдель считает, что сам крест – воплощение Прародителя, который был «Поднятым небом»

(смотри наши более ранние рассуждения по поводу божества священного креста). Он также отмечает, что правители майя были воплощениями Мирового дерева. Один из правителей Копана по имени Бог-Дымный Имиш пошел еще дальше, изобразив себя на стеле №1 в чаше для жертвоприношений со знаком солнца на голове в качестве шлема и маске «Г1», которая изображает либо Прародителя, либо его первенца. Хотя как правители, так и сам Прародитель могут воплощать Ваках-Чан, отсюда не следует, что само дерево Ваках-Чан олицетворяет Прародителя. Вместо этого, Фрейдель основывает свою интерпретацию этого символа на утверждении, что Прародитель «вошел в небо», что, как он считает, значит «появился в своем месте». Его место было, безусловно, «Поднятое небо», так как Прародитель – «Владыка Поднятого неба».

Линда Шелле не разделяет это мнения, вместо этого утверждая, что титул Нун-Нал-Йе «Владыка Поднятого неба» отражает ту огромную роль, которую он сыграл в событиях, которые привели к появлению Мирового дерева и поднятию небес с земли.

xxii Джон Карлсон также изучал указывающие направление символы из этой замечательной гробницы. Здесь, в отношении устройства вселенной майя, особенно интересны символы, обозначающие северо-запад, юго-запад, северо-восток и юго-восток. Северо-восток здесь звучит как «вак-набнал», «шестое место океана» или «место поднявшегося океана», которое, похоже, противопоставлялось другому месту – «ч’а- набал» или «месту лежащего океана», которое упоминается в храме №14 в Паленке. Так, противопоставление «Лежащего неба» и «Поднятого неба» дополняется противопоставлением «Лежащего океана»

и «Поднятого океана». Юго-восток записан с помощью символа, состоящего из иероглифа в виде головы дракона поверх иероглифа в виде неба, что кажется прямой ссылкой на Космическое чудовище. Символы, обозначающие северо-запад и юго-запад, намного труднее расшифровать, но у одного из них есть приставка «йаш» - «первый», а у второго приставка «шесть» или «поднятый». Хотя мы до сих пор до-конца не понимаем назначения этих восьми направлений, мы можем определить их как восемь частей света, расходящихся от центра и созданных во время сотворения мира.

xxiii На Табличке Креста из города Паленке версия иероглифа «цук» в форме головы также использовалась как имя Прародителя вместе с его другим именем, Нун-Нал-Йе, воскресший бог кукурузы. Дэвид Фрейдель считает, что это изображение головы, нанесенное на ствол дерева «Поднятое небо», не столько просто показывает, что дерево – одна из частей мира, но скорее символизирует отсеченную голову Прародителя, висящую на Мировом дереве. Вторая форма, которую может принимать Мировое дерево, - это На-Те’-К’ан, Первое драгоценное дерево, Дерево кукурузы;

на Табличке Расщепленного Креста из Паленке. На дерево анфас надета маска «цук», а на его стволе в профиль висят еще две такие же маски. Предположительно, всего их было четыре. Четыре маски «цук» могут обозначать «канн цук» или четыре части мира. В то же время нам известно, что На-Те-Кан - это Нун Нал-Йе, Владыка кукурузы и Прародитель. Фрейдель утверждает, что перенос маски «цук» со ствола дерева «Поднятое небо» на лицо Дерева кукурузы символизирует превращение Прародителя из принесенной в жертву головы в воскресшего бога кукурузы.

xxiv Это разделение мира на части особенно важно для ритуалов современных майя города Момостенанго в Гватемале. В Лос Кипресесе, сельском районе внутри города, жрецы-шаманы, зовущиеся матерями отцами, проводят состоящий из четырех стадий ритуальный обход великих гор, обозначающих части мира и ограничивающих вселенную жителей Момостенанго. 11 Кех они посещают Килаха, священную гору востока, тринадцать дней спустя они пересекают ось мира и доходят до Сокоп, горы запада. Еще через тринадцать дней они приходят на Таманаку, гору «кахшухут ках» или гору «четырех сторон небес», так народность Киче обозначала юг. И затем еще через тринадцать дней они посещают Пипил, располагающуюся в «кахшуткут улев», «четырех сторонах земли» или на севере. Тедлок рассказал, что Киче называют этот ритуал сразу и «авешибал тикбал» - посевом и посадкой и «чак’алик» «стабилизацией» города. Слово «чак’алик» в повседневной жизни означает устойчивую постановку стола на четыре ножки, а здесь обозначает устойчивое расположение города между четырьмя горами, для того, чтобы он не раскачивался и не наклонялся из-за восстаний, землетрясений, оползней или других катастроф.

Обозначения сторон света играли важную роль и для майя классического периода. В гробнице в городе Рио Азул были обнаружены четыре знака, обозначающие основные стороны света. Этим знакам соответствуют четыре иероглифа, которые состоят из знака в виде головы, который обычно заменяет знак «мен» - «день» (в случае, если этот знак используется в качестве фонетического дополнения, он читается как «ам»), фонетического «ах» и третьего символа – своего для каждой из сторон света. Восток – «ах к’ин» -сторона солнца, запад - «ах ак’бал» - сторона ночи, север - «ах ух » - сторона луны и юг - «ах Ламат» сторона Венеры. Противопоставление солнца ночи и Луны Венере встречается в Паленке и других городах и используется там для обозначения парных противопоставлений, которые основаны на ассоциациях с парами сторон света. Более того, Стела «А» в городе Копане перечисляет стороны света именно в виде таких противопоставлений.

xxv Между тропиком Рака и тропиком Козерога солнце проходит через точку зенита два раза в год. В зависимости от широты, в разных местах эти дни, когда солнце днем проходит через точку зенита, а ночью через точку надира, приходятся на разные даты. В Европе, США или Канаде это явление наблюдать нельзя.

xxvi Это главное отличие от представлений о вселенной современных майя. На Юкатане вход в небеса открывается в зените солнца, и именно из него исходит «иц», чтобы излиться на алтарь и молящихся. У древних майя солнце тоже играло особую роль: «Семь Макав» провозглашает себя солнцем, и этот образ безусловно происходит от Ицам-Йех классического периода. Более того на многих из ранних изображений в городе Каминалую и на керамике раннего классического периода на крыльях «Семь Макав» видны знаки «к’ин». На его лбу обычно изображалось зеркало и косящий глаз, в прошлом - признаки бога солнца. Нам известно, что эти признаки восходят к иероглифу «цук» или «часть» на стволе Мирового дерева, ведь Ицам-Йех, как и само Мировое дерево, ассоциируется с разделением мира на части.

xxvii Элизабет Ньюсам соотнесла текст со стелы Большой площади Копана с версией мифа о сотворении мира из книги «Чилам Балам» из города Чумайель. Она также отметила явное сходство с версией мифа из города Паленке. Вот ее анализ:

«Миф о сотворении мира начинается с описания событий, ускоривших разрушение мира, предшествующего нашему: кражи семян разных пищевых растений у богов тринадцати уровней небес. Хаос поглощает мир вслед за нападением на небесных богов: они захвачены в плен девятью богами преисподнии, и миф повествует о том, как Бакабы – четыре великана, поддерживавших землю, в ответ на это вызвали потоп, чтобы уничтожить мир. Изначальный океан поднимался, чтобы поглотить землю, и небеса готовы были рухнуть. Для предотвращения этой катастрофы, четыре Бакаба были разосланы в разные части мира, чтобы поднять небо над океаном. Затем великаны сделали первый шаг по созданию новой вселенной - шаг, из-за которого небо всегда будет над землей в новом мире, когда он будет создан. Они начали растить Деревья изобилия в каждой из четвертей мира. Сначала они вырастили красное дерево под восточным углом неба, а затем, передвигаясь по часовой стрелке, вырастили деревья в южной, западной и северной четвертях мира. В окончание этого этапа сотворения вселенной в центре мира они вырастили Йах Че’, зеленое дерево».

Далее Ньюсам рассказывает, как пять богов были размещены по своим местам: четыре - в важнейших точках, и один – над всем миром.

Также она рассказывает о «четырех огнях», обитавших на «четырех уровнях звезд». В Дрезденском кодексе эти огни ассоциируются с Лахун Чаном, богом Венеры, Утренней звезды. Таким образом, Ньюсам соотнесла миф о сотворения мира майя, говоривших на юкатеке, с мифом, записанном на стеле Большой площади Копана, и отрывком текста с Таблички креста из Паленке.

МакЛеод, в свою очередь, связала другие отрывки «Чилам Балама»

из Чумайеля с мифом об установке трех камней. Найденные ей связи показывают, что «Чалам Баламы», написанные на Юкатане уже после испанского завоевания, даже с наслоениями испанских и латинских слов и выражений, заимствованных из христианских богослужений, все равно отражают доколумбовые мифы о сотворении мира и содержат никак не измененные основные представления об устройстве вселенной.

xxviii В своем письме, опубликованном 18 января 1991 года, Николай Грубе и Вернер Нам предоставили сведения о замещающих иероглифах и структурные доказательства, подтверждающие, что иероглиф в форме круглого диска читается как «пет», что значит «круг», а также, что этот иероглиф может служить классификатором для всех круглых предметов, площадей, сельскохозяйственных угодий и других географических объектов. Грубе и Нам предположили, что «петал» на языке юкатек значит «делать круг», а Барбара МакЛеод, в свою очередь, что семантика этого слова может включать в себя значение «вращаться».

Возможно, здесь майя использовали этот символ в одном или обоих вышеприведенных смыслах. С точки зрения наблюдателя горизонт круглый, а небо имеет форму круглого купола. Вдобавок, созвездия вращаются вокруг северного астрономического полюса мира, сегодня располагающегося около Полярной звезды, поэтому оттенок вращения видится здесь очень закономерным.

Намного больше трудностей вызвал знак «ки». В языках майя этот знак не продуктивен, за исключением языка чорти, в котором он имеет значение «сердце». Так как в религиозных текстах майя часто встречаются выражения «сердце небес» и «сердце земли», то подобная трактовка кажется вполне возможной, но, так как «ки» имеет значение «сердце» только в языке чотри, то она неокончательна. В ее подтверждение можно привести предполагаемую связь знака «ки» со словом «кил», на языке юкатек значащем «биение» и «биться».

Есть еще одно подтверждение этой трактовки. В Храме Креста на изображении Мирового дерева его ветви обвивает Двухголовый змей.

Головы этого змея представляют собой мотив, часто использовавшийся майя: треугольник из трех точек, заключенный в круг со свисающей с него заплетенной лентой. На многих изображениях Ицам-Йех, птица, сидящая на вершине Мирового дерева, держит этот мотив в клюве.

Тот же мотив встречается на особых изображениях бога Чак в ранних текстах Яшчилана и на курильницах раннего классического периода. К примеру, в одном из этих текстов имя этого бога записано с помощью варианта иероглифа «ча», изображенного в виде головы, держащей вышеописанный мотив во рту. Так как письмо майя – фонетическое, то здесь нужен слог «ки», и единственный иероглиф, который может его обозначать - вышеназванный символ. Учитывая все это, мотив может читаться как «ки» и быть связанным с «ки» из слова «чан-ки» с Таблички Креста из города Паленке.

Этот напоминающий маленький узелок мотив также изображался в груди людей приносимых в жертву, поэтому он может символизировать и приносимое в жертву сердце.

Еще птица Ицам-Йех может держать в клюве веревку, изображенную в виде змеи. Эта змея может символизировать «штаб ка”ан» или «веревки небес», с помощью которых, как считают некоторые современные шаманы, говорящие на юкатеке, можно доставать воду с неба, будто из колодца или природного источника. Также это изображение может относиться к змееголовым пуповинам, появляющимся из сверхъестественного места под названием На-Хо-Чан.

На стеле № 40 в городе Пьедрас-Неграс изображена еще одна живая «веревка небес», поднимающаяся из «подземного дома», то есть колодца, и, что более необычно, изо рта предка, проявляющегося на блюде.

Веревка выходит изо рта предка, из колодца и поднимается в небо, где она поворачивает и снова спускается к земле. Предок «собирает» воду или кровь из своего рта, которая затем поднимается в небо (здесь майя совсем не далеки от истины), чтобы выпасть дождем для потомков.

Живой правитель стоит на коленях перед колодцем и бросает в него жертвоприношения. Сколько почестей он воздает своему предку, столько дождя он от него и получает.

xxix Прочтение символов классического периода для севера и юга, как «зенит» и «надир», было впервые официально опубликовано Викторией Брикер в 1983 году. Его оспорили Мур и Клосс, а за выступали Коггинс и сама Брикер. Аргументы в пользу этой теории были собраны вместе Томом Джонсоном, а позже пересмотрены Линдой Шеле.

Похоже на то, что понятия «верх» и «вершина» ассоциировались на изображениях классического периода с севером, а «низ» и «основание» с югом. Но эти понятия никак не соотносятся с зенитом и надиром.

xxx Позже выяснилось, что Брюс Лав ассоциировал со скорпионом из Парижского кодекса совсем не созвездие Скорпиона. Он узнал от одного из современных майя, что скорпион - большая группа звезд вокруг созвездия Девы. Однако мы не знали об этом и продолжали работать на протяжении двух месяцев, полагая, что созвездием, ассоциировавшимся с символом из Парижского кодекса, было созвездие Скорпиона. Мы по сей день придерживаемся этого мнения. В одном из первых словарей языка юкатек, испанском словаре Мотула, слово «синаан» - «скорпион», переводится не только как насекомое, но еще и как «знак скорпиона на небе». Более того, как рассказал нам Питер Килер, Редфилд и Вилла Роджас писали, что «синаан» - название созвездия Скорпиона жителей поселения Чан К’он на Юкатане. Николай Грубе также сообщил мне, что он слышал то же самое от множества современных майя из деревень последователей религии Крузоб на юге штата Кинтана Роо. Однажды, когда я нарисовала созвездие Скорпиона для стоящих вокруг майя, говорящих на языке чамула, они сказали мне и Дункану Ирлу, что это созвездие называется «ц’ек», что на их языке значит «скорпион». Вся эта информация была получена нами более или менее случайно. Опираясь на Дрезденский кодекс и изображения с керамики классического периода, мы абсолютно уверены, что майя называли созвездие Скорпиона «скорпионом».

xxxi Конференция Ассоциации литературы индейцев Латинской Америки, Сан Хуан, Пуэрто-Рико, январь 1992 года.

xxxii Речь идет о статье, посвященной мировоззрению и религии майя, для каталога выставки «Вселенная майя», организованной музеем города Хильдесхейм.

xxxiii Дэвид Стюарт распространил эту расшифровку по почте в 1989 году.

xxxiv Это открытие кажется очевидным. На изображениях, найденных на раскопках множества городов классического периода, включая Ицапу, Керрос, Тикаль, Кохунлич и Вашактун, с двухголового змея свисают символы в виде голов, которые обозначают солнце или планеты. Как только мы обдумали это, мы поняли, что звездные ленты, упомянутые в Кодексах – это тоже эклиптика, а все символы, соединенные с двухголовым змеем или со звездной лентой, – планеты и созвездия, располагающиеся вдоль эклиптики.

xxxv Барбара Тедлок особо изучала астрономию современных Киче и вместе с Деннисом приложила свои знания к изучению «Пополь-Вух».

Супруги Тедлок многие годы пересылали Линде Шеле описания своих открытий, а Линда передавала их своим студентам. Особенно тщательно изучал их Мэтью Лупер, который держал их в памяти до того момента, когда были сделаны новые открытия. Астрономия современных майя описана в книгах Барбары и Денниса Тедлок.

xxxvi Доказательства этого предположения изложены в книге Дениса Тедлока.

xxxvii В 1992 на Семинаре по иероглифическому письму майя Барбара добавила к этому, что современные Киче называют созвездие Ориона «Хе Чи К’ак’», «рассеявшийся огонь». Три звезды, олицетворяющие три камня очага, зовутся «Ошиб’ Шк’уб’» или «три камня очага», туманность М42 – «К’ак’» или «огонь».



Pages:     | 1 ||
 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.