авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Факультет филологии и искусств

Кафедра Общего языкознания

Коношенко Мария Борисовна

Тональные системы диалектов языка кпелле

Выпускная квалификационная работа

бакалавра лингвистики

Научный руководитель: д.филол.н., доцент

Перехвальская Елена Всеволодовна

Рецензенты:,д.ф.н., проф. Клейнер Юрий Александрович, к.ф.н., доц. Желтов Александр Юрьевич Санкт-Петербург, 2009 год 1. Введение.........................................................................................................................................3 2. Сегментная фонология диалектов кпелле................................................................................... 3. Тон: теоретические основания исследования. Автосегментная фонология............................ 4. Тональное устройство языка кпелле: общие соображения...................................................... 5. Тональная система либерийского кпелле.................................................................................. 6. Тональная система центрального гвинейского кпелле............................................................ 7. Тональная система гбали (северного гвинейского кпелле)..................................................... 8. Обобщения.................................................................................................................................... 9. Выводы.......................................................................................................................................... Литература........................................................................................................................................ Приложение 1. География расселения кпелле.............................................................................. Приложение 2. Особенности вокалических систем диалектов кпелле....................................... Приложение 3. Особенности консонантных систем диалектов кпелле..................................... Приложение 4. Список сокращений и глосс................................................................................. 1. Введение Язык кпелле относится к юго-западной группе семьи манде, входящей в нигеро конголезскую макросемью. По данным [Gordon 2005], около 500 тыс. кпелле проживают в Республике Либерия и около 300 тыс. – в Республике Гвинея, причем ареал их расселения представляет собой вытянутую с северо-востока к юго-западу область (см. карту в Приложении 1). С северо-востока (на территории Гвинеи) он ограничен южными окраинами саванны, переходящей в экваториальный лес, - отсюда название самого северного диалекта gbl w, что значит ‘язык саванны’ (далее я буду называть его гбали). Юго-западная граница расселения кпелле находится примерно в 40 км от берега Атлантического океана уже на территории Либерии.

Этнические кпелле говорят на множестве диалектов. Согласно В.Ф. Выдрину, «…языковая зона кпелле представляют собой языковой континуум с плавными переходами»

[Выдрин 2006: 27]. При этом гвинейские и либерийские диалекты в сумме достаточно сильно различаются, поэтому международный Летний Институт Лингвистики называет кпелле «макроязыком» и, таким образом, признает либерийский и гвинейский варианты кпелле двумя разными языками [Gordon 2005].

Действительно, либерийские и гвинейские диалекты обнаруживают значительные фонологические, а также грамматические различия. Однако же, если говорить о фонологических системах и, в частности, о супрасегментной фонологии, то, как будет показано далее, все эти различия касаются, в основном, поверхностной реализации одних и тех же глубинных правил и могут быть представлены как регулярные соответствия. Более того, эти различия постепенно «накапливаются» от гбали к либерийскому кпелле. Так или иначе, коль скоро строгую границу между диалектами провести невозможно, в дальнейшем я буду придерживаться терминов гвинейский кпелле и либерийский кпелле, не заостряя вопрос об их классификации.

Либерийский кпелле начали описывать довольно давно. Первые работы, посвященные этому «макродиалекту», принадлежат Д. Вестерманну и относятся еще к 20-м гг. XX в:

[Westermann 1921, 1924]. Пожалуй, наибольший вклад в описание либерийского кпелле внес В. Вельмерс;

для нас будут особенно важны работы [Welmers 1962, 1969]. Кроме того, существует грамматика, сделанная для Корпуса Мира [Thach & Dwyer 1981], современные тонированные словари [Winkler 1997] и особенно [Leidenfrost, McKay 2005], последняя работа включает краткий грамматический очерк. Можно утверждать, что либерийскому кпелле посвящено сравнительно много работ, написанных на достаточно высоком уровне.

Гвинейский кпелле описывается в грамматиках [Casthelain 1952], [Lassort 1952], также есть очень подробный словарь [Leger 1975]. К сожалению, эти источники содержат множество неточностей, касающихся представления и интерпретации языкового материала:

очевидно неправильная1 фонологическая запись слов, неверная семантизация, галлицизация грамматического описания, отчего система языка предстает в несколько искаженном виде.

Однако для нас важнее всего тот факт, что ни в одной из этих работ не отмечаются тоны, которые, как выясняется, чрезвычайно важны для понимания не только лексического, но и грамматического устройства языка кпелле.

Коль скоро гвинейский кпелле описан гораздо хуже либерийского, в ходе своих полевых исследований я занимаюсь именно гвинейскими диалектами кпелле. Материалы для Речь идет о таких фактических различиях, которые нельзя объяснить диалектными особенностями материалов, с которыми работал тот или иной автор.

настоящей дипломной работы были собраны мной в ходе лингвистических экспедиций в Гвинею в 2008-2009 гг, организованных В.Ф. Выдриным2.

В настоящей работе производится сравнение тональных систем трех диалектов языка кпелле: одного либерийского и двух гвинейских. Рассматривается, во-первых, «стандартный» либерийский кпелле – диалект, на который был сделан перевод Библии, ориентированный на либерийских кпелле (далее будет использоваться аббревиатура ЛК);

во вторых, центральный диалект гвинейского кпелле (ЦГК), распространенный в области г. Нзерекоре, который является административным центром Лесной Гвинеи, а также центром ареала расселения гвинейских кпелле. Именно на этот диалект была переведена Библия для гвинейских кпелле, поэтому можно считать, что это своего рода «стандартный», или «литературный», гвинейский кпелле. Наконец, в работе рассматривается самый северный диалект кпелле – гбали (Гб), который уже был упомянут выше. Описание тональных систем гвинейских диалектов основано на материалах, собранных мной в ходе моей собственной полевой работы, а данные по либерийскому кпелле я буду приводить из источников, указанных выше.

Данная работа имеет несколько задач. C одной стороны, сравнив инвентари элементов, конституирующих тональные системы трех диалектов, а также правила комбинаторных изменений, действующие в этих диалектах, я сформулирую общие для всех диалектов закономерности, определяющие функционирование их тональных систем. С другой стороны, практическая важность настоящего исследования состоит в том, что в результате предлагаемого анализа для гвинейского кпелле может быть разработана система маркирования тонов, предназначенная для использования в практической орфографии3.

В разделе 2 настоящей дипломной работы кратко изложены данные о сегментном устройстве интересующих нас диалектов. В 3 разделе обсуждаются некоторые теоретические основания данной работы, а именно, традиция описания тональных языков в духе автосегментной фонологии. Раздел 4 посвящен основным проблемам, возникающим при описании супрасегментной системы языка кпелле в целом. Далее, в разделе рассматривается тональная система либерийского кпелле, в 6 разделе – система центрального гвинейского диалекта, в 7 – система гбали. В разделе 8 делаются некоторые обобщения, в 9 подводятся итоги всего исследования.

2. Сегментная фонология диалектов кпелле Инвентари фонем в интересующих нас диалектах различаются незначительно, поэтому нет необходимости отдельно обсуждать устройство сегментного компонента каждого диалекта.

2.1. Общенная вокалическая система кпелле выглядит следующим образом (в скобки заключены те фонемы, которые есть не во всех обсуждаемых диалектах):

Проект "Интегральное описание южных языков манде: словари, грамматики, корпуса глоссированных текстов", поддержанный грантом РГНФ 08-04-00144а.

В изданиях Нового Завета на ЦГК 1964-65 гг. тональной нотации нет, а в переводе на ЦГК Ветхого Завета, который готовится к публикации в настоящее время, тоны маркируются, однако, как выяснилось в ходе обсуждения этого проекта с моим информантом Давидом Ламаа, не вполне последовательно и не всегда правильно, т. к. это была первая попытка тональной нотации текстов на ЦГК, выполненная нелингвистами.

Новые орфографические правила будут предложены на обсуждение активистам движения лигвидации неграмотности в Нзерекоре, а в дальнейшем предполагается издавать газету на кпелле, материалы в которой будут печататься с использованием новой системы.

Таблица 1. Гласные фонемы Ряд Передний Средний Задний Слоговой Подъем сонант Ненос. Нос. Ненос. Нос. Ненос. Нос.

(полугласный) i u () Закрытые e () o (o) Средне-закрытые Средне открытые a a Открытые В вокалической системе языка кпелле противоставлены две серии гласных: носовые и неносовые. Неносовые гласные во всех диалектах различают четыре степени подъема.

Согласно [Welmers 1962], носовые гласные в СЛК также различают четыре степени подъема4. По моим данным, в гвинейском кпелле гласные этой серии противопоставляются только по трем степеням подъема.

Вопрос о статусе долгих гласных в кпелле непрост. В соответствии с критериями силлабической, а также морфологической границы их следует считать бифонемными во всех трех диалектах, хотя в гвинейских диалектах их тональное поведение несколько отличается от «прототипически» двусложных последовательностей типа CVCV (подробнее см. об этом [Коношенко 2008, Konoshenko 2008a]). Таким образом, долгие гласные в гвинейских диалектах представляют собой некоторую проблему, т.к. по своему тональному поведению они в целом ближе к кратким, поэтому все же не совсем ясно, как именно стоит их интерпретировать. Можно было бы считать, что в одних контекстах мы имеем бифонемные сочетания, а в других – монофонемные. Об этом пишет В. Касевич, обсуждая подходы Н. Трубецкого и А. Мартине к членимости сегментов: «[в] самом деле, если, скажем, [t] и [] появляются только в комбинации [t], то есть основания подозревать, что этот сложный сегмент неделим …. Но если наряду с [t] представлены также [t] и [], из чего, по Мартине, должна следовать фонологическая членимость [t], то нельзя ответить на простой вопрос: почему невозможен язык, в фонологической системе которого одновременно имеются фонемы [t], [t] и []?» [Касевич 2006: 27]. Например, у основ типа CVVCV, CVVCVV долгие гласные не могут быть разделены морфологической границей или на каких-либо основаниях отнесены к разным слогам в позиции после первого согласного, и здесь их можно было бы считать монофонемными. Однако это довольно опасное решение, т.к. в этом случае мы можем с уверенностью считать долгие гласные монофонемными лишь в указанной позиции, однако не вполне понятно, как отделить их от бифонемных сегментов на конце основы, т.е. в основах типа CVV и на конце основ типа CVCVV, CVVCVV. Кроме того, в этом случае термин слог получает разный экстенсионал в разных позициях: в начале основы типа CVVCV, CVVCVV слогом будет называться весь первый сегмент CVV-, а на конце такой основы слогом будет иногда CVV, а иногда – CV, не говоря уже об основах типа CVV. Тогда термины односложный / двусложный вообще потеряют всякий смысл, т.к. их будет невозможно использовать. Поэтому, сознавая все недостатки данного решения, я предпочитаю считать долгие гласные во всех диалектах кпелле бифонемными, хотя далее будут приведены некоторые доводы в пользу иной интерпретации.

У меня есть некоторые сомнения на этот счет, т. к. примеры, приводимые В. Вельмерсом в указанной работе, можно интерпретировать по-другому, что и сделано в [Leidenfrost, McKay 2005]. Ср.: ke [Welmers 1962: 83] vs. k [Leidenfrost, McKay 2005: 76] ‘грудная клетка’, ‘ребра’. Впрочем, в [Leidenfrost, McKay 2005] для ЛК также постулируется наличие носовых гласных четырех степеней подъема. Между тем, языкам манде в принципе свойственно обнаруживать меньше противопоставлений по подъему для носовых гласных, чем для неносовых, что и демонстрируют гвинейские диалекты кпелле.

Дальнейшие комментарии относительно особенностей вокалических систем различных диалектов см. в Приложении 2.

2.2. Обобщенная консонантная система кпелле представлена в Таблице 2 (как и в Таблице 1, здесь в скобки заключены те фонемы, которые есть не во всех обсуждаемых диалектах, они прокомментированы в Приложении 3):

Таблица 2. Согласные фонемы Губн Губно- Передне Средне- Задне Лабио- Велярные. зубн. -яз. язычн. - велярн. лабиализ язычн ованные.

p t k kp kw Смычн. глухие b d g gb gw звонкие (j:[] / [dz]) § имплоз.

Щелев. глухие (f) / (hv) (s) (h) v … звонкие (z) l, (r) y w Сонанты неносов.

m n ™ w Сонанты носов.

Системообразующим фактором для консонантизма диалектов кпелле является чередование начальных согласных - важнейшее сегментное морфонологическое явление, характерное для многих языков манде и происходящее в тех фонетических, а также морфосинтаксических контекстах, где к лексической морфеме исторически присоединялся назальный префикс *, в той или иной степени утраченный в современных манде5. Так, в одних случаях одно и то же слово начинается с «сильного» (в терминологии В.Ф.Выдрина см. [Выдрин 2006: 100]) согласного, а в других – со «слабого». В Таблице 3 сильный альтернант для каждой пары указан слева, а слабый справа, причем инвентарь чередований представлен отдельно для либерийского и гвинейского кпелле (консонантные системы ЦГК и гбали различаются незначительно):

Таблица 3. Инвентарь чередований начальных согласных в либерийском и гвинейском кпелле Либерийский кпелле Гвинейский кпелле b/p b/p d/t d/t g/k g/k gw/kw gw/kw gb/kp gb/kp v/f v/hv z/s j/h m/ m/ n/l n/l Например, в либерийских диалектах кпелле, а также в коно этот префикс сохраняется в некоторых контекстах, но он полностью утрачен в гвинейских диалектах.

/y;

/ /y w/ w w/ w Например: k ‘видеть’ – g ‘видеть меня’;

l ‘мать’ – ‘моя мать’, y ‘рука’ - ee – ‘моя рука’ и т.д.

Во всех рассматриваемых диалектах кпелле носовые сонанты /m, n, w,, / имеют маргинальный статус (для сравнения заметим, что в южных манде такие согласные вообще не являются фонемами – см., например, [Выдрин ms]). По крайней мере, сильные альтернанты /m, n, w,, / следует все-таки анализировать как фонологические /N, Nl, Nw, Ny, N/, т.е. как сочетания назального префикса и ротового согласного, в которых префикс ассимилируется согласным по месту образования, т.к. эти «вторичные» носовые не назализуют последующие гласные, в отличие от лексически закрепленных /m, n, w,, /.

Ср.: la ‘прыгать’ – nla [na] ‘заставлять меня прыгнуть’ vs. na ‘твой отец’ – na [na] ‘мой отец’. Более подробное обсуждение статуса носовых согласных в ЛК см. в [Welmers 1962]6, а в [Коношенко 2008] аналогичная проблема затрагивается применительно к гбали (впрочем, ЦГК в данном случае от гбали не отличается, так что все сказанное в этой работе верно и для центрального диалекта).

Замечания относительно частных особенностей консонантных систем обсуждаемых диалектов см. в Приложении 3.

3. Тон: теоретические основания исследования. Автосегментная фонология Тон – супрасегментное фонологическое средство, служащее для лексических и грамматических противопоставлений во многих языках мира.

3.1. По своему фонетическому виду тоны разделяются на ровные, или уровневые, и скользящие, или контурные. Как пишут С.В.Кодзасов и О.Ф. Кривнова, «[р]овные (тоны – М.К.) не имеют фонологически значимого изменения тона внутри слога, а скользящие, напротив, его имеют. Ровные тоны различаются между собой высотой, а скользящие – направлением» [Кодзасов, Кривнова 2001: 307]. Соответственно, в одних языках противопоставляются, главным образом, контурные тоны – сюда относятся языки Юго Восточной Азии;

в других – уровневые тоны, что отличает многие африканские языки, включая кпелле, где главным смыслоразличительным признаком является высота, а не направление изменения тона.

Существует давняя традиция описания супрасегментного устройства азиатских языков;

более того, ни одна статья, посвященная этим языкам, не обходится без маркирования тонов в языковых примерах. Напротив, работая с африканскими языками, многие лингвисты либо умалчивают о тонах, либо пытаются объявить избыточным описания, учитывающие тоны (см. об этом [Выдрин 2003]), либо признают чрезвычайную трудность такого описания и недостаток собственной компетенции в этом вопросе. Так, например, в предисловии к словарю гвинейского кпелле Ж. Лежер пишет следующее: ««тон – это что-то чрезвычайно непостоянное, он часто меняется по многим причинам;

потребовалось бы долгое исследование, чтобы разобраться во всех тональных вариациях. … Тем не менее, в кпелле есть тоны, которые необходимо отмечать, чтобы избавиться от двусмысленности, и которые необходимо указывать на письме» [Leger 1975: V].

Между прочим, если в ЛК носовые гласные фоны действительно различают 4 степени подъема, а не 3, как в гвинейских диалектах, то тогда следовало бы считать назализацию в ЛК супрасегментным явлением, по аналогии с южными манде, а носовые сонанты описывать как аллофоны /, l, w, y, / - о важности инвентаря носовых аллофонов гласных при аргументации фонологической зависимости/независимости носовых согласных см. в [Коношенко 2008].

В действительности, при описании африканских языков очень важно обращать внимание на тональные оппозиции, буквально пронизывающие не только словарь, но и грамматику: «... практика изучения африканских языков показывает, что исследование синтаксиса или морфологии без учёта тонов нередко оказывается попросту ущербным: тоны образуют словоизменительные парадигмы, служат для различения типов синтагм, для противопоставлений в области прагматики» [Выдрин 2003: 95].

Впрочем, в мировой лингвистике уже достаточно давно делаются попытки описания и формального представления тонального устройства различных языков. Поэтому, приступая к рассмотрению этого фрагмента фонологической системы языка кпелле, мы не можем игнорировать наработки в создании общей теории тональных систем, сделанные западными лингвистами.

3.2. Уже в фонологической школе А.Фирта было введено понятие просодий – таких супрасегментных элементов, как тон, ударение, назальность, вокалическая гармония, которые «накладываются» на сегменты [Firth 1948]. Однако, согласно [Goldsmith 1979], последователи Фирта не уделяли особенного внимания правилам, по которым различным супрасегментам ставятся в соответствие те или иные сегменты. В хомскианской теории 50-х гг. все эти элементы (тон, ударение, назальность, вокалическая гармония) считались признаками гласного, скажем, наряду с открытостью [Chomsky, Halle 1968]. Однако позже появилась работа [Goldsmith 1976], которая стала началом новой парадигмы в генеративной фонологии - автосегментной фонологии (АФ), специально разработанной для описания тональных систем африканских языков. Согласно этой теории, необходимо различать два независимых уровня (tiers) фонологической репрезентации высказывания: сегментного и супрасегментного, где каждому элементу одного уровня по определенным правилам ставится в соответствие элемент другого уровня, причем это соответствие представляется в виде линий связи (association lines).

Интересно, что языком, «вдохновившим» лингвистов на создание АФ, стал менде, который относится к той же группе, что и язык кпелле, Тональная система менде замечательна тем, что в ней инвентари лексических тонов, реализующихся на односложных сегментах CV, а также на двусложных CVCV и трехсложных CVCVCV, в большинстве случаев совпадают [Leben 1973] 7. Cамый яркий случай, часто цитируемый в литературе, – последовательность тонов «низкий-высокий низкий», не имеющая в менде ограничений на структуру сегмента8:

(1). Менде Это дает основания считать, что в менде тоны практически не зависят от сегментов и, таким образом, образуют отдельный фонологический уровень, обнаруживающий собственные правила. Возникает вопрос: каким образом устанавливается связь между супрасегментным и сегментным уровнем?

Основные принципы совмещения уровней, сформулированные в рамках АФ, называются Условиями правильного построения (Well-formedness conditions). В работах по автосегментной фонологии они формулируются по-разному, однако здесь я приведу их в том в виде, как они даются в [Goldsmith 1976]:

Впрочем, есть и исключения, о которых говорится в [Leben 1978].

Данные кпелле заставляют усомниться в том, что в менде слог, несущий подобный контур, может быть образован только одним кратким гласным: в кпелле такой контур недопустим на CV, но возможен на последовательности CVV: paa ‘варан’.

Well-formedness conditions (2).

a. each vowel must be associated with (at least) one toneme.

b. each toneme must be associated with (at least) one vowel.

c. association lines must not cross.

В (3) дается схематическое изображение связи между фонологическими уровнями (V – гласный, T – тон):

(3). V V T T На самом деле, в африканских языках можно найти множество примеров, не соответствующих утверждениям, которые приведены в (2)a,b и отражают лишь самые общие тенденции. Это значит, что на практике элементы различных уровней не всегда находятся в одно-однозначном соответствии друг с другом. Однако этот факт не только не противоречит самой идее автосегментной фонологии о независимости тонального уровня и сегментного, но даже подтверждает ее. Так, автосегментный подход предполагает наличие т. н.

плавающих тонов, не имеющих сегментной базы, а также, наоборот, существование в тональных языках сегментов, не имеющих «собственных» тонов, по крайней мере, лексических (замечу сразу, что в языке кпелле существуют оба типа указанных явлений). С другой стороны, эта теория предсказывает возникновение контурных тонов, представляемых как сочетание двух или трех уровневых тонов (проблема определения статуса контурных тонов возникает при описании систем, основанных на противопоставлении уровневых тонов, что как раз отличает африканские языки), которым соответствует всего одна сегментная единица10. Плавающий либо контурный тон может быть словарной характеристикой эскпонента морфемы, а может возникать в результате контекстных изменений лексических тонов морфемы.

Главная проблема АФ кроется в ее цели. Задача АФ как генеративного направления состоит в том, чтобы создать универсальную теорию, которая описывала бы фонологическое устройство всех тональных языков, в которых противопоставляются уровневые тоны.

Однако в результате ее постигает та же участь, что и другие генеративные теории: какое бы универсальное утверждение ни формулировали, всегда находится противоречащий ему материал, т.к. тональные системы языков демонстрируют чрезвычайно разнообразные и подчас противоположные свойства (подробнее об этом см. [Odden 1996]). В результате современная формальная теория, опирающаяся на АФ, оперирует множеством правил, сформулированных ad hoc, отчего ее предсказательная сила заметно снижается.

Тем не менее, важное предсказание, которое было сделано в рамках автосегментной фонологии и сформулировано в (2)c, состоит в том, что, коль скоро сегментный и супрасегментный уровни представлены в виде линейных цепочек элементов, линии связи между уровнями не могут пересекаться, т.к. соединение уровней в процессе порождения высказывания не должно нарушать порядок следования элементов в каждой из цепочек (аналогичное объяснение см. в [Oostendorp 2005]). Имеется в виду невозможность случаев типа (4):

Позже лингвисты перестали считать гласный единственно возможной сегментной базой тона, т.к. в этой роли также могут оказываться слог или мора. Поэтому в более поздней версии Условий гласный был заменен на обобщенное понятие тононосителя (Tonal-Bearing Unit) – см. далее.

Впрочем, такой подход возможен не для всех языков: в некоторых из них контурные тоны следует считать независимыми единицами супрасегментного уровня. Подробнее см. об этом [Fromkin 1974], [Odden 1996].

(4). *V V V T T T Представляется, что сформулированный выше принцип подобен синтаксической проективности, которая имеет место тогда, когда, «при том, что все стрелки зависимостей проведены по одну сторону от прямой, на которой записано предложение а) ни одна из стрелок не пересекает никакую другую стрелку, б) никакая стрелка не накрывает корневой узел» [Тестелец 2001: 94]. В итоге, следуя постулатам АФ, мы получаем возможность представлять язык как семиотическую систему, уровни которой изоморфны 11, а подобная перспектива, безусловно, заманчива для любого лингвиста.

Таким образом, сама идея об автономности супрасегментного уровня и ее следствие (принцип «фонологической проективности»), на мой взгляд, адекватно отражают устройство многих языков мира. Уже само понятие тональной системы, столь естественно используемое при описании соответствующих языков, предполагает наличие особого супрасегментного уровня, функционирующего по собственным правилам. С другой стороны, когда мы пытаемся описывать тот или иной язык, в частности кпелле, исключительно с позиций АФ, выясняется, что это не всегда возможно либо нужно дополнять теорию какими-то новыми правилами. Так или иначе, я бы не хотела абсолютизировать автосегментный подход и, тем более, не считаю своей задачей усовершенствование общей формальной теории путем добавления очередного правила, отражающего особые процессы в кпелле. В настоящей работе я буду лишь время от времени использовать принятый в АФ аппарат формального представления морфонологических процессов, особенно удобный для моделирования контекстных тональных изменений.

4. Тональное устройство языка кпелле: общие соображения Основная цель работы – сравнение тональных систем трех диалектов кпелле. Исходное предположение заключается в том, что базовые принципы устройства тональной системы едины для всех диалектов. Поэтому, прежде чем рассматривать конкретные диалекты, следует обсудить некоторые из тех базовых вопросов, которые можно считать «больными»

для мандеистики, т. к. они до сих пор остаются дискуссионными применительно ко многим языкам манде. Имеется в виду, во-первых, вопрос о сегментной базе тона, во-вторых, вопрос о статусе контурных тонов, в-третьих, о соотношении тона и ударения. Наконец, необходимо обозначить план, по которому будет производиться сравнение тональных систем диалектов кпелле.

4.1. В автосегментной фонологии уже давно обсуждается следующая проблема: должна ли общая теория тонального устройства африканских языков постулировать в качестве сегментной базы тона гласный, мору, слог или даже абстрактную сегментную единицу, называемую Сегментной Базой Тона (Tone-Bearing Unit) [Odden 1996, Yip 2007]. С другой стороны, в работах, написанных вне автосегментного подхода и специально посвященных языкам манде, утверждается, что во многих из этих языков, в том числе в юго-западных манде, куда входят кпелле и менде, сегментной базой тона является морфема либо слово [Welmers 1962, Выдрин 2003]. Откуда же возникают такие расхождения в трактовке сегментной базы тона при различных подходах? Я покажу, что, по крайней мере, в кпелле тон имеет двоякую природу.

С одной стороны, все одно- и двусложные знаменательные и служебные морфемы группируются в кпелле в закрытый список из 6 классов (шестой класс является маргинальным), в зависимости от их лексического тона. В этом случае следует считать Здесь уместно вспомнить также понятие «непрерывной семиотической цепочки», которое использует В.Б.

Касевич в своих лекциях по семантике и прагматике [Касевич 2008].

сегментной базой морфему. В своей статье про либерийский кпелле В. Вельмерс пишет, что, несмотря на то, что в кпелле существуют контексты, в которых тональные уровни (их Вельмерс называем тонемами) противопоставляют сегменты типа CV, в действительности сегментной базой тона следует в этом языке считать не гласный, а слово (морфему):

A fuller investigation, however, reveals numerous complications in the assumption that tonemes … can be assigned mechanically to each vowel or syllabic nasal with a correspondence of one tone to one syllable and one syllable to one tone. It will rather be shown that tonemes must be analyzed in terms of segments between two open transitions.

[Welmers 1962: 85] Следует уточнить, что при таком подходе кандидатом на роль сегментной базы тона следует считать все-таки не слово, а морфему, если же говорить совсем строго – экспонент морфемы, т.к. в кпелле есть аффиксы, а также префиксальные морфемы-операции, имеющие собственный тон.

С другой стороны, для кпелле, очевидно, можно постулировать и другой тононоситель – слог CV, точнее, гласный. Сегменты типа CV1V1, CV, CVi, CVu на статус сегментной базы тона в данном случае претендовать не могут, т.к. представляют собой два слога, а не один тяжелый слог: как было сказано в 2.1., долгие гласные в кпелле бифонемны, а компоненты [,, ] в соответствующем контексте способны различать тоны и по этому признаку являются гласными, поэтому, несмотря на то, что фонетически они скорее похожи на глайды, мы должны считать, что каждая из указанных последовательностей (CV1V1, CV, CVi, CVu) содержит два гласных и, следовательно, является двусложной. Это решение логически следует из признания интересующих нас сегментов бивокалическими.

Гласный в кпелле может нести как уровневый тон, так и (фонетически) контурный.Если мы считаем, что сегментной базой тона во всех диалектах кпелле является морфема, тогда, будучи последовательными, мы должны описывать экспоненты типа cvv и cvcv (второй есть только в гвинейских диалектах кпелле, в либерийских ему соответствует cvcv, поэтому для либерийского кпелле обсуждаемая здесь проблема нерелевантна) как имеющие один и тот же контурный тон – падающий. Однако такое решение трудно считать удовлетворительным, т. к. в этом случае мы не сможем отразить тот факт, что последовательности типа cvv и cvcv имеют в гвинейских диалектах кпелле фонетически разный тональный контур. Такая же проблема возникает при необходимости противопоставления лексических тонов у различных морфем с основами типа CVCVCV.

Признавая сегментной базой тона в кпелле морфему, мы столкнемся и с другой проблемой, релевантной для всех диалектов: в этом случае наше моделирование контекстных изменений тонов (особенно функционирование плавающего тона) либо не будет ничего объяснять, либо окажется достаточно громоздким.

Как кажется, приведенные соображения свидетельствуют в пользу того, что, с одной стороны, в кпелле есть функциональный (фонологический) тон, сегментной базой которого является морфема, а с другой стороны, этот тон объективно конституируется элементарными тонами, сегментной базой которых является гласный.

Очевидно, именно подобной супрасегментной двойственностью объясняется тот факт, что последователи АФ, особое внимание уделяющие механическому моделированию контекстных тональных изменений, видят в языках типа кпелле элементарные тоны, а мандеисты, ориентированные на «инвентарный» подход к тональной системе, делают акцент на надслоговых тонах. Если попытаться провести очередную параллель между фонологией и другими уровнями языка, можно сказать, что обсуждаемые просодические элементы как бы обеспечивают «двойное членение» супрасегментного фонологического уровня. Получается, что, с одной стороны, он членится на элементарные «кубики», обслуживающие незначимые сегменты (слоги CV), а с другой стороны, он состоит из более крупных единиц, реализующихся на значимых единицах языка – морфемах.

Надслоговой тон, соответствующий элементарному тону на односложном экспоненте морфемы либо последовательности элементарных тонов, реализующейся на неодносложном экспоненте морфемы (слова), я буду называть тонемой 12. Тонемы образуют закрытый список и представляют собой результат действия ограничений на сочетаемость фонетических тонов в границах морфемы. Тонема, состоящая из одного уровневого тона или из последовательности одинаковых уровневых тонов, будет иметь уровневый контур. Тонема, состоящая из одного скользящего (контурного) тона или последовательности различных уровневых тонов, будет иметь скользящий контур.

4.2. Перейдем к обсуждению статуса контурного тона в кпелле. Принимая анализ в пункте 4.1., т.е. признавая реальность тонов, имеющих в качестве сегментной базы слог, мы должны будем анализировать фонетически контурные тоны как сочетания высокого и низкого.

Вначале посмотрим, имеет ли смысл вводить в описание кпелле т. н. восходящий тон. Первая проблема, с которой мы сталкиваемся, заключается в том, что восходящий контур, возникающий во всех трех диалектах, будет иметь разную фонетическую реализацию. В либерийском кпелле это будет средне-высокий контур, в гвинейских диалектах – низко-высокий. Однако подобная терминологическая нейтрализация иногда даже удобна, если она фиксирует регулярное соответствие. Более сильный аргумент против признания самостоятельности восходящего тона формулируется следующим образом.

Подобный контур встречается в кпелле практических на любых сегментах: ср. cv, cVv, cVcv, (либерийский кпелле);

cv, cvv, cvcv (гвинейский кпелле). Коль скоро в п. 4.1. мы приняли решение, в соответствии с которым в последнем примере, где сегмент двусложный, можно говорить о низком/среднем и высоком тоне, так же следует анализировать и первые два случая. Поэтому всякий фонетически восходящий контур мы будем представлять как последовательность низкого/среднего и высокого тонов.

Нисходяший контур возможен на сегментах cv, cvv, cvcv в либерийском кпелле, в гвинейских диалектах на двусложных сегментах он будет иметь вид cvcv. Здесь мы следуем той же логике, что и в случае с восходящим тоном. Если, по крайней мере, в либерийском кпелле мы анализируем нисходящий контур на CVCV как последовательность высокого и низкого тонов, точно так же следует описывать аналогичный контур, реализующийся на односложных сегментах.

4.3. Вопрос о соотношении тона и ударения в языках мира до сих пор является дискуссионным. Так, например, В. Касевич признает возможность сосуществования двух этих явлений в языке лишь с оговорками [Касевич 2003].

В статье [Welmers 1962] говорится, что в либерийском кпелле слова, принадлежащие к различным тональным классам, различаются не только своими тонемами, но также и акцентной структурой их эскпонента. Так, неодносложные слова, относящиеся к 1, 3 и классу (конкретные их тональные характеристики нас сейчас не интересуют), имеют ударение на первом слоге, в словах из 4 класса ударным является второй слог, а представители второго класса вовсе не имеют ударения. Затем это наблюдение цитируется в [Выдрин 2003] в качестве иллюстрации того, что, вопреки мнению В.Б. Касевича, все же существуют языки, у которых на супрасегментном уровне есть и тон, и ударение. Далее этот факт со ссылкой на соответствующую работу В. Вельмерса упоминается также в работе [Downing 2004].

Об ударении в гвинейском кпелле пишет Ж. Кастелен: по его мнению, ударение в этой группе диалектов, как и тон, имеет «этимологическую», т.е. лексическую, и грамматическую Как было сказано выше, у В. Вельмерса термин тонема используется для обозначения тонов, реализующихся на одном слоге и комбинирующихся для образования фонологического тона на последовательности слогов. См.

[Welmers 1962:85] природу [Casthelain 1952]. Однако ни одного примера на различение лексем с помощью ударения в работе Кастелена нет. Что касается грамматического ударения, то оно, согласно Кастелену, служит, например, для противопоставления некоторых видо-временных глагольных форм. Впрочем, не вполне ясно, что конкретно имел в виду этот автор;

скорее речь здесь должна идти о тональных противопоставлениях, нежели об акцентных.

С другой стороны, работая с гвинейскими диалектами кпелле, я не обнаружила смыслоразличительного ударения. Действительно, есть слова, в которых один слог динамически выделен сильнее другого (других), т.е. является ударным, однако никаких важных противопоставлений мне обнаружить не удалось. Таким образом, если в кпелле и наблюдается акцентное выделение одного из слогов экспонента морфемы, все же оно является второстепенным по отношению к тональным оппозициям. Поэтому для меня вопрос о наличии в кпелле смыслоразличительного ударения по-прежнему остается открытым.

4.4. Наконец, необходимо обозначить схему описания тональных систем диалектов кпелле. Каждый диалект будет охарактеризован по двум основным пунктам.

Во-первых, интересно количество противопоставленных тональных уровней (т. е. набор «элементарных» тонов), а также инвентарь тонем, иными словами – инвентарь тональных классов морфем, имеющийся в диалекте. Во всех трех диалектах наблюдаются различия в инвентаре тональных классов у лексем, относящихся к различным частям речи. В настоящей работе я ограничусь представлением инвентаря тональных классов отдельно для существительных и динамических глаголов.

Во-вторых, каждый диалект будет описан с точки зрения того, какие контекстные изменения тонов в нем происходят.

Как выяснилось, все диалекты кпелле в целом подчиняются одному и тому же набору комбинаторных правил. Впрочем, эти правила имеют различную природу: среди них есть автоматические, т.е. такие, которые реализуются всегда, когда есть соответствующий фонетический контекст, а также неавтоматические, которые применяются только в специфическим синтаксическом контексте – компактной синтагме.

Порядок слов в кпелле SOV, почти во всех видо-временных конструкциях необходима прономинальная копия субстантивного подлежащего. Неавтоматические изменения, которые рассматриваются в данной работе, могут иметь место внутри именной группы (N x), внутри глагольной группы, состоящей из глагола и прямого дополнения - S[OV], а также внутри сочетания непереходного глагола (как динамического, так и квалитативного) и группы подлежащего - [SV]. Однако, в отличие от автоматических изменений, эти комбинаторные правила никогда не применяются к последовательности, состоящей из группы подлежащего (его прономинальной копии) и группы прямого дополнения - *[SO]V, в существовании подобных ограничений как раз и заключается грамматическая обусловленность этих правил.

Одно и то же неавтоматическое правило может по-разному применяться в разных синтаксических контекстах, в частности, давать разные результаты для глагольных и именных групп. Различия между диалектами, в свою очередь, заключаются в частной применимости того или иного правила, а также в том, как эти правила накладываются на исходный набор тонем, неодинаковый у разных диалектов.

Итак, логика изложения материала для каждого диалекта будет выглядеть следующим образом:

Таблица 4. План описания тональной системы диалекта кпелле Диалект X I. Уровневые противопоставления II. Инвентарь тонем 1) для существительных;

2) для глаголов.

III. Набор комбинаторных правил 1) автоматические;

2) неавтоматические:

а) вариант для именной синтагмы;

б) для глагольной синтагмы.

Таким образом, нам предстоит иметь дело с весьма сложной совокупностью явлений, которые в действительности объединяются в достаточно красивое структурное единство.

5. Тональная система либерийского кпелле Данные о тональной системе либерийского кпелле приводятся здесь по [Welmers 1962, 1969], а также по [Leidenfrost, McKay 2005].

5.1. В либерийском кпелле противопоставляются три уровневых тона: высокий, средний и низкий. В дальнейшем будут использоваться такие сокращения: H – высокий, M – средний, L - низкий, (Н) – высокий плавающий, «-» - слоговая граница.

5.2. Как было сказано выше, в кпелле количество тональных последовательностей, реализующихся на сегменте, равном морфеме, ограничено, поэтому все морфемы (особенно лексические) группируются в т. н. тональные классы.

5.2.1. Субстантивные лексические морфемы в либерийском кпелле не имеют ограничений на структуру экспонента: они могут быть односложными, двусложными, а также трехсложными, но большинство из них все-таки имеет двусложную структуру либо трехсложную при наличии долгого гласного или. Такие лексемы группируются в тональных классов, т.е. могут нести тонемы шести разных типов:

(5). Тональные классы двусложных существительных в ЛК wr ‘дерево’ 1). cvcv kwl’ ‘обезьяна’ 2). cVcV’ yu ‘топор’ 3). cVcv l ‘собака’ 4). cvcv gbn ‘кольцо’ 5). cvcv gt ‘вид кузнечика’ 6). cVcv Нижеследующие замечания касаются всех диалектов, рассматриваемых в работе.

Представители второго тонального класса имеют лексический плавающий высокий тон, обозначенный апострофом «’» – о необходимости такого анализа см. далее.

В 5 классе ни в одном из диалектов не встречаются морфемы с экспонентами типа CV1V1, CVi, CVu, но возможен CV: ЛК s’ ‘лошадь’, p’ ‘убивать’, но ЛК, ЦГК, Гб gba ‘густой лес’.

Последний (шестой) тональный класс во всех диалектах очень немногочисленный: туда входит около 20-25 лексем. По-видимому, он является инновацией, т.к. не реконструируется для праюго-западного манде [Dwyer 1978a, 1978b]. Более того, либерийские и гвинейские диалекты обнаруживают различное лексическое наполнение этих классов.

Еще одно важное наблюдение заключается в том, что в кпелле (во всех трех диалектах) односложные существительные и глаголы могут быть только высокотоновыми, т.е.

относиться только к 1 классу: ЛК, ЦГК, Гб ‘варёный рис’, p ‘приходить’. При этом нельзя сказать, что на уровне фонологической системы языка существует запрет на единичный слог с низким тоном, т.к. это возможно у местоимений и послелогов. Например:

ЛК, ЦГК, Гб субъектное местоимение 3 л. ед.ч.;

h ‘в’ (послелог).

Трехсложные существительные с сегментом CVCVCV довольно редки во всех трех диалектах. Чаще всего они несут ровный тональный контур: высокотоновый (ЛК sl ‘вид - в ЛК (ЛК krkp ‘вид ловушки’), низкотоновый (ЛК gbtl дерева’), среднетоновый ‘жёсткая подстилка’). Реже встречаются иные контуры: ЛК lwa ‘вид дерева’, kwl ‘деревянная миска’. Трехсложные заимствования из английского в либерийском кпелле часто имеют контур H-L-L: ЛК blk ‘кирпич’ – от англ. brick, ЛК fl ‘мука’ – от англ.

flour. Так или иначе, как уже было сказано, в кпелле инвентарь тонем, возможных на основах типа CVCVCV, все-таки несводим к инвентарю тонем, реализующихся на основах типа CVCV.

Трехсложные сегменты CV1V1CV, CVCV1V1, CVCV, CVV встречаются в кпелле сравнительно часто: ЛК ll ‘вид небольших рыб’, ЛК kl ‘баклажан’, ЛК ara ‘друг’, но в либерийском кпелле они гораздо более редки, чем в более северных диалектах (см. далее).

Последовательность типа CVVCVV в либерийском кпелле невозможна.

5.2.2. Глаголы в либерийском кпелле могут быть либо односложными, либо двусложными, либо трехсложными с конечным - - основ второго типа опять же большинство. Они распределяются всего лишь по 4 тональным классам (в отличие от 6 у основной массы существительных):

(6). Тональные классы глаголов в ЛК l ‘готовить (еду)’ 1). cv, cvcv r’ ‘связывать’ 2). cVcV’ tua ‘толкать’ 3). cVcv 4). cvcv, cvcv sl ‘вешать’ 5.3. Перейдем к обсуждению контекстных изменений тонов в кпелле. Следуя плану, представленному выше, сначала мы должны остановиться на автоматических (обусловленных только лишь фонетически) контекстных изменениях тонов.

5.3.1. Одним из автоматических фонетических изменений тона является даундрифт.

Самое общее определение этого явления – постепенное понижение абсолютной высоты всех тонов после каждого низкого тона (подробнее см. [Odden 1996]).

В либерийском кпелле наблюдается частичный даундрифт, действие которого распространяется только на финальный высокий/средний тон или финальную последовательность высоких/средних тонов: “[i]n utterance final position, high and mid, as well as the beginning of the high-low toneme, have slightly lowered allotones after low, including the end of the high-low toneme. … Such sequences, however, do not have a lower allotone unless they are actually final;

the addition of a different tone prevents the lowering” [Welmers 1962: 87 88]. Таким образом, учитывая специфику ограничений на фонетическое понижение тонов в ЛК, можно говорить, что в этом диалекте имеет место не собственно даундрифт, а лишь конечное понижение тонов. Необходимо также отметить, что в результате такого понижения противопоставление высокого и среднего тона в ЛК сохраняется: “five phonetic levels of pitch can be heard in the following forms, from highest to lowest: pl ‘jump’, bl ‘throw it’, kl ‘go out’, gl ‘take it out’, tolo ‘dove’” [Welmers 1962: 87-88, языковые примеры даются в измененной орфографии]. Само по себе наличие в либерийском кпелле контекстов, где происходит даундрифт (даже если это «квазидаундрифт»), примечательно, т.к. такое фонетическое явление чаще всего встречается в языках, где противоставляются только два уровневых тона (высокий и низкий), а не три, как в интересующем нас диалекте. Кроме того, если в языке с трехуровневой системой есть даундрифт, в таком случае после низкого тона возможно неразличение высокого и среднего тона, как, например, в языке игбо (семья бенуэ конго, Нигерия) [Goldsmith 1979: 208], – однако в либерийском кпелле этого не происходит.

Во всяком случае, важно, что понижение высокого тона в либерийском кпелле происходит как после низкого тона, «полноценно» реализующегося на одном гласном (7)a, так и после фонетически падающего тона, т.е. последовательности высокого и низкого тона на одном гласном (7)b:

a. l k t (7).

собака COP DEM ‘вон собака’ b. yu k t топор COP DEM ‘вон топор’ 5.3.2. Даунстеп – понижение высокого тона после плавающего (т.е. скрытого) низкого тона.

В либерийском кпелле даунстепа нет, т.к. ни в одном контексте не появляется плавающий низкий тон.

5.3.3. Для языков манде характерен еще один тип механического изменения тона – мена высокого тона на низкий в контексте после низкого и перед другим высоким либо перед паузой: H = L/ L_H, ## (о подобном явлении в бамана см. [Выдрин 2008]).

В либерийском кпелле такое изменение также не происходит, что, впрочем, предсказуемо: как кажется, подобные явления встречаются только в языках, где противопоставлены два тональных уровня.

5.3.4. Последний контекст, в котором происходит автоматическая мена тона, - это случай, когда за среднетоновым словом следует морфема с грамматическим низким тоном, являющимся членом эквиполентной оппозиции (например, такой, где низкий тон связан с 3л., а высокий тон – с 1л.;

есть и другие случаи). В таком случае изменение тона второго компонента приводило бы к нежелательной грамматической омонимии.

Как мы увидим далее, большинство комбинаторных правил действуют в кпелле слева направо, т.е. чаще всего в двухкомпонентной синтагме меняется тон второго компонента, однако данный случай интересен тем, что здесь ситуация обратная: у первого компонента плавающий высокий тон смещается влево на последний слог, а тон второго компонента остается неизменным. Если первый компонент состоит из одного слога, он получает фонетически контурный тон.

Например, такое изменение происходит на стыке подлежащего и прямого дополнения, что, как было сказано выше, невозможно для неавтоматических правил. Данное изменение можно представить в духе автосегментной фонологии: сплошные линии обозначают глубинные, т.е. исходные, association lines, пунктирные линии – новые связи, образующиеся в результате применения правила:

’ g = [a g] (8).

3SG.HAB 3SG.PF\делать\PRF ‘он имеет обыкновение это делать’ ’ g = [a g] M (H) L MH L Если бы полифункциональное местоимение 3л.ед.ч., имеющее вид морфемы-операции «низкий тон + изменение начального согласного», изменило в данном контексте свой тон с низкого на высокий, оно бы получило значение не 3 лица, а 1, что, конечно, недопустимо.

Итак, данное изменение можно представить в виде формулы. Для простоты взят сегмент CV;

L(gre) – грамматический «эквиполентный» низкий тон:

M(H) = MH/_ L(gre) 5.4. Вторая группа контекстных изменений, которую необходимо здесь описать, - это неавтоматические правила, которые имеют фонетическую природу, но применяются только в определенном синтаксическом контексте (см. выше).

В силу своей фонетической природы эти изменения имеют некоторые ограничения.

Они не происходят ни в одном диалекте, во-первых, если компоненты тонально компактного сочетания несут одинаковый высокий либо низкий тональный контур, иными словами, если сочетание в целом имеет ровный низкий либо ровный высокий контур - (9)ab, а во-вторых, если в сочетании происходит суммарный подъем тона, т.е. тонема первого компонента ниже тонемы второго - (9)c:

(9). ЛК:

a. l ‘баран’ + lli ‘пять’ = [l lli ] ‘пять баранов’ b. l ‘кошка’ + k ‘нога\DET’ = [l k] ‘кошачья нога’ c. l ‘кошка’ + lli ‘пять’ = [l lli ] ‘пять кошек’ Таким образом, «на долю» неавтоматических комбинаторных правил в кпелле приходятся те случаи, когда в синтагме происходит суммарное понижение тона 13, т.е.

тонема первого компонента выше тонемы второго, а также когда синтагма состоит из двух лексем второго класса, имеющих плавающий высокий тон.

Далее я буду приводить такие фонетические контексты, которые хотя бы в одном диалекте вызывают изменение тонов, даже если в данном конкретном диалекте ничего не меняется, – это нужно для того, чтобы облегчить процедуру последующего сравнения диалектов.

5.4.1. Рассмотрим сочетание высокотонового и низкотонового компонента14. В отличие от случая типа (8), рассмотренного в ряду автоматических правил в пункте 5.3.4., где низкий грамматический тон второго компонента оказывался членом эквиполентной оппозиции и был связан с выражением категории лица, здесь этот супрасегментный маркер вступает в привативную оппозицию (наличие vs. отсутствие грамматического низкого тона), поэтому его изменение грамматической омонимии не вызывает. Однако в либерийском кпелле в данном контексте никаких изменений нет, как в глагольных, так и в именных сочетаниях.

В именной группе примером такого сочетания может служить детерминативная синтагма, вершина которой получает грамматический низкий тон:

Впрочем, если последний тон левого компонента низкий либо падающий, а второй компонент целиком низкотоновый, т.е. при сочетании слов третьего / четвертого и пятого класса / с грамматическим низким тоном ни в одном диалекте изменений также нет. Далее такие случаи не рассматриваются.

Морфонологическое поведение высокотоновых слов (т.е. слов первого тонального класса) аналогично поведению слов шестого класса – см. (5), т.к. в обсуждаемых сочетаниях принципиальным оказывается тон на последнем сегменте-тононосителе, а у слов первого и шестого класса он высокий. Таким образом, все сказанное о сочетаниях, в которых первым компонентом является слово первого класса, также верно для сочетаний, в которых первом компонентом оказывается слово шестого класса. Данное утверждение распространяется на все диалекты, поэтому в дальнейшем сочетания со словами шестого класса я отдельно комментировать не буду.

l 'баран’ + k ‘нога\DET’ = [l k] ‘баранья нога’ (10).

Для глагольной группы примером на такой контекст будет сочетание высокотонового прямого дополнения с переходным глаголом, который несет грамматический низкий тон в перфектной конструкции - (11), а также сочетание местоименного подлежащего и непереходного глагола в соответствующей видо-временной форме - (12):

l p= [ l p] (11).

1SG.SB баран убивать\PRF ‘я убил барана’ p = [ p] (12).

1SG.SB приходить\PRF ‘я пришел’ 5.4.2. Следующий случай - сочетание среднетонового и низкотонового слова, в т.ч. с «привативным» грамматическим низким тоном.

Если говорить об именной группе, то в таком контексте второе слово получает суммарный падающий контур, если оно односложное - (13)a;

если оно содержит более одного слога (СVV, CVCV, СVCV, CVCVV и т.д.), тогда тон на его первом слоге становится высоким (13)b. В качестве примера можно снова привести сочетание существительного и послелога, а также детерминативную синтагму:

a. kwl’ ‘обезьяна’ + m ADR = [kwl m] ‘(дать) обезьяне’ (13).

b. kwl’ ‘обезьяна’ + k ‘нога\DET’ = [kwl k] ‘нога обезьяны’, ‘обезьянья нога’ Чтобы объяснить появление высокого тона на втором компоненте синтагмы, мы должны приписать первому ее компоненту лексический плавающий высокий тон. Тогда схематически представить тональное изменение в случае типа (13)a нетрудно:

(14). kw - l ’ m = [kw - l m] M M (H) L M MH L Несколько сложнее обстоит дело с моделированием контекстного изменения в случае (13)b: что происходит с низким тоном, который изначально был на первом слоге второго компонента, если он двусложный либо имеет, скажем, структуру CVCV? По сути своей, это схоластический вопрос, т.к. у нас нет прямых аргументов в пользу того или иного ответа.

Тем не менее, чтобы далее на этом не останавливаться, следует сейчас обсудить возможные решения этой проблемы, т.к. она все равно будет возникать. Итак, если пытаться описать контекстное изменение типа (13) в духе автосегментной фонологии, т.е. показать, в результате какой именно «технической» перестановки происходит смещение тона, то у нас будет три возможных варианта представления ситуации, у каждого из которых есть свои плюсы и минусы. Очевидно, наше описание должно быть экономным, т.е. выбрать следует самый краткий алгоритм изменения, который при этом не должен быть контринтуитивным.

Во-первых, можно считать, что низкий тон вытесняется с первого слога второго компонента синтагмы высоким, смещается на следующий слог и сливается с низким тоном, который уже есть на втором слоге. В (15) сплошными линиями отмечены стабильные связи тонов с соответствующими гласными, пунктирными – новые связи, возникающие в результате контекстных изменений, перечеркнутая линия обозначает связь, которая перестает существовать после применения правила:

(15). kw - l ’ k - = [kw - l k - ] M M (H) L L M MH L L В этом случае мы обходимся без постулирования удаления тона, предполагать которое у нас нет особых оснований. С другой стороны, мы получаем два одинаковых тона, которым соответствует один гласный, что достаточно неестественно – такой интерпретации лучше избегать, если только в результате не возникает контурный тон, который исключает все иные решения.

Во-вторых, можно считать, что у второго компонента синтагмы низкий тон с первого слога смещается на второй, а низкий тон, уже имеющийся на втором слоге, удаляется (можно было бы ожидать, что он в свою очередь потеряет сегментную базу и станет плавающим, но этого не происходит):

(16). kw - l ’ k - = [kw - l k - ] MMHL M M (H) L L В этом случае нам приходится постулировать целых два кардинальных изменения:

смещение одного тона и удаление другого, т.е. алгоритм получается на шаг длиннее. Однако в итоге мы получаем одно-однозначное соответствие гласных и тонов. Кроме того, такой анализ подтверждается данными из диалекта гбали, где есть контекст, в котором, видимо, происходит именно такое изменение (см. (57)-(58)). Однако это лишь косвенный аргумент в пользу второго решения.

Третьей возможной интерпретацией случая типа (13) будет такая, при которой плавающий высокий тон первого компонента реализуется на первом слоге второго компонента, а низкий тон с первого слога удаляется:

(17). kw - l ’ k - = [kw - l k - ] M MH L M M (H) L L В этом случае мы также получаем одно-однозначное соответствие тонов и гласных, а также всего одно кардинальное изменение, т.е. более короткий алгоритм, по сравнению со вторым вариантом. В отличие от первого варианта, такое решение не является контринтуитивным.

Выше уже было сказано, что данное обсуждение носит все-таки схоластический характер, так что любое наше решение будет условным. Поэтому при описании аналогичных контекстов я бы по умолчанию выбирала третье решение как самое экономное и в то же время естественное, если нет серьезных оснований для выбора другого варианта изменения, как в случае с гбали.

К сожалению, для глагольной группы я не могу с уверенностью привести аналогичный пример, т.к. в источниках по либерийскому кпелле подобный контекст не рассматривается.

Не исключено, что такое изменение просто не попало в поле зрения исследователей.

Так или иначе, мы получаем следующую формулу изменения:

L = HL/ M(H)_ 5.4.3. Следующий важный случай – сочетание высокотонового и среднетонового слова. Во всех диалектах кпелле в аналогичном фонетическом контексте для именной и для глагольной группы применяются разные правила. Посмотрим, что именно происходит в либерийском кпелле.

В именной группе при соединении высокотонового и среднетонового слова каждое слово сохраняет свой исходный тон, т.е. ничего не меняется. Пример – именная группа, состоящая из именной вершины и числительного:

l ‘баран’ + fr’ ‘два’ = [l fr] ‘два барана’ (18).

Что касается глагольной группы, здесь все несколько сложнее. Интересующий нас контекст появляется, например, в результативной конструкции, где глагол сохраняет лексический тон. Таким образом, если в такую конструкцию подставить высокотоновое прямое дополнение и среднетоновую глагольную вершину, мы получим интересующий нас случай. Однако в грамматическом очерке либерийского кпелле утверждается следующее: “if a MID or HIGH tone precedes the stem, SOME verbs with mid stem tone change that tone to high, while others do not” [Leidenfrost, McKay 2005: 64, выделение авторов]. Это значит, что у некоторых среднетоновых глаголов в данном случае происходит повышение тона, а у некоторых нет. Кроме того, сообщается, что подобное изменение тона у данных глаголов не происходит в отрицательной конструкции прошедшего времени. К сожалению, в [Leidenfrost, McKay 2005] не говорится, какие именно глаголы из второго тонального класса обнаруживают такое поведение.

Формула данного изменения у глаголов могла бы выглядеть следующим образом:

M(H) = H/ H_ 5.4.4. Самый интересный контекст – сочетание двух среднетоновых слов. Так же как и сочетание высокотонового и среднетонового слова, этот случай по-разному реализуется в глагольной и именной группе во всех диалектах.

В либерийском кпелле именная группа, состоящая из двух слов второго тонального класса, обнаруживает такое же изменение тонов, как и сочетания среднетонового слова с «эквиполентным» грамматическим низким тоном (случай типа (8)): здесь тональные изменения происходят не у второго слагаемого, а у первого: плавающий высокий тон смещается у этого слова на последний слог. Рассмотрим нумеративную ИГ с соответствующими компонентами:

kwl’ ‘обезьяна’ + fr’ ‘два’ = [kwl fr] ‘две обезьяны’ (19).

kw l ’ f r ’ = [kw - l f - - r] M M (H) M M M (H) M H MM M Для имен это изменение в обобщенном виде выглядит так:

M(H) = MH/_M(H) Следуя приведенной выше цитате из [Leidenfrost, McKay 2005], для глагольной группы в аналогичном контексте мы можем лишь отметить, что некоторые среднетоновые глагольные вершины в этом случае становятся высокотоновыми, а некоторые сохраняют исходный средний тон. Правда, тогда, вероятно, должен меняться последний тон первого компонента глагольной группы (прямого дополнения), подобно тому, как это происходит в именной группе. Это можно представить так:

M(H) = H/ M(H)_ M(H) = MH/_M(H) 6. Тональная система центрального гвинейского кпелле Устройство центрального гвинейского кпелле дается здесь по моим собственным материалам. Обзор источников, в которых так или иначе затрагивается проблема описания тональной системы этого диалекта, см. в работе [Коношенко 2008].

6.1. В отличие от либерийского кпелле, в центральном гвинейском кпелле противопоставляются только два «полноценных» тональных уровня: высокий и низкий. Что касается среднего тона, то в одних случаях он является контекстно обусловленным – см.

далее, в других случаях он оказывается частью тонемы некоторых трехсложных слов, которых очень мало (около 10). Например: ЦГК hl’ ‘каучуковое дерево’, bmn ‘вид рыб’. Однако в данном случае такой контур, скорее всего, появился в результате каких-то изменений в исходной тонеме, состоявшей из высоких и низких тонов, о чем свидетельствуют соответствия из гбали: Гб hl’ ‘каучуковое дерево’, bmn ‘вид рыб’.

6.2. Тональные классы основных частей речи в ЦГК количественно не отличаются от либерийских, однако есть важные качественные различия.

6.2.1. Как и в либерийском кпелле, в гвинейском кпелле существительные могут быть и односложными, и двусложными, и трехсложными, но чаще всего они имеют основы со структурой CVV, CVCV, CVCV, CVVCV, CVCVV и опять же образуют 6 тональных классов, из которых первые пять имеют в ЦГК примерно такое же лексическое наполнение, как в ЛК (об особенностях шестого класса см. выше):

(20). Тональные классы двусложных существительных в ЦГК:

wl ‘дерево’ 1). cvcv kwl’ ‘обезьяна’ 2). cvcv’ ywa ‘топор’ 3). cvcv yl ‘собака’ 4). cvcv gbn ‘кольцо’ 5). cvcv mana ‘маниока ’ 6). cvcv Мы сразу же видим важнейшее отличие ЦГК от либерийского кпелле: лексемы второго класса имеют в ЦГК не средний тон, сопровождаемый высоким плавающим, как в ЛК, а низкий с высоким плавающим. Аналогично, первый компонент тонем третьего и шестого класса в ЦГК – это не средний, а низкий тон.

Кроме того, в отличие от либерийского кпелле, в гвинейских диалектах последовательности типа CV1V2, CVCV, CVCVV, CVCV не могут нести тональный контур H-L. Учитывая прогрессивный характер подавляющего большинства изменений в кпелле, можно предположить, что в ЦГК (а также гбали) у слов с указанной структурой высокий тон с первого слога частично распространяется на второй слог, где образуется контурный тон (21)a. Аналогичное изменение происходит у основ, содержащих долгий гласный на конце основы - (21)b:

(21). a. y – l = [y - l] ‘собака’ H L HHL b. gb – n - = [ gb - n - ] ‘ружье’ H LL H HL Впрочем, основы типа CVVCV могут иметь полностью низкий тон на последнем согласном.

Эти закономерности можно описать гораздо легче, если считать долгие гласные монофонемными. Тогда правило формулировалось бы следующим образом: сегменты, состоящие из двух легких слогов, либо из первого легкого и второго тяжелого, не могут нести контур H-L, у них тон второго слога становится фонетически контурным. Новая трактовка представлена в (22):

= [gb - n] (22). gb – n H L H HL Возможно, рано и поздно все же придется признать, что в гвинейских диалектах кпелле не все долгие гласные являются бифонемными единицами, т.к. это существенно упрощает описание.

Основы типа CVCVCV могут нести в ЦГК множество различных контуров: hlm ‘процветание’, lkl ‘ребенок’, gbtl ‘жёсткая подстилка’, gbdl ‘вид птиц’, gbml ‘плюющая кобра’, lh ‘демон’, gbkl ‘одно из воплощений Нёму16’, hjl ‘турач’ и др.

Все прочие замечания относительно инвентаря тонем у имен существительных, касающиеся всех диалектов кпелле, были сделаны в 5.2.1.

6.2.2. Как и в либерийском кпелле, глаголы в ЦГК чаще всего имеют структуру CVCV либо CVCV и образуют 4 тональных класса:

(23). Тональные классы глаголов в ЦГК yl ‘готовить (еду)’ 1). cv, cvcv yl’ ‘связывать’ 2). cvcv’ koni ‘царапать’ 3). cvcv hl ‘вешать’ 4). cvcv 6.3. Теперь опишем те автоматические контекстные изменения, которые происходят в центральном гвинейском кпелле.

Интересно, что либерийское соответствие этого слова имеет структуру CVCV: ЛК gbn ‘ружьё’.

Нёму – верховный дух Священного Леса, которому поклоняются кпелле.

6.3.1. Даундрифт в ЦГК имеет место только после «полноценного» низкого тона, реализующегося хотя бы на одном гласном (в случае с фонетически контурным тоном возникает даунстеп - см. далее), причем он не ограничивается последовательностью конечных высоких тонов после низкого (как в либерийском кпелле), т.е. действует с самого начала предложения до самого его конца.

Интересно, что если предложение начинается с низкого тона, этот тон реализуется ниже, чем следующий низкий тон (после высокого), и если дальше еще есть перепады с высокого на низкий, то все последующие низкие тоны постепенно спускаются до уровня, разница между которым и первым низким тоном примерно равна разнице между первым низким тоном и следующим за ним (первым) высоким тоном:

(24). Схема даундрифта в ЦГК _ _ _ Это значит, что, если в предложении несколько перепадов с высокого тона на низкий, то первый низкий тон оказывается по высоте где-то посередине между первым высоким и последним низким тоном.

6.3.2. При наличии в высказывании слова, последний сегмент которого несет контурный тон (как лексический, так и возникший в результате контекстных изменений), происходит даунстеп: конечный низкий тон этого слова теряет сегментную базу, т.е.

становится плавающим, а следующие за ним высокие тоны реализуются ниже предыдущих высоких.

Таким образом, в (25)а будет наблюдаться даундрифт, а в (25)b – даунстеп (ср. пример (7) из ЛК, где в обоих случаях происходит даундрифт):

a. jl = [ jl] (25).

1SG.RES 3SG.PF\вешать ‘я его повесил (только что)’ b. l ll-- = [ l` lli ] 2SG.PF старший.сиблинг быть.красивым-STAT-PRED ‘твой старший брат красивый’ 6.3.3. Правило H = L/ L_H, ##, согласно которому высокий тон после низкого и перед высоким либо перед паузой становится низким, в центральном кпелле не действует, также как и в либерийском кпелле.

6.3.4. Правило перемещения влево плавающего высокого тона у слова из тонального класса перед «эквиполентным» грамматическим низким тоном в центральном гвинейском кпелле действует.

Здесь можно вспомнить пример (8) для ЛК, который в ЦГК будет выглядеть аналогично. Другой пример представлен в (26), где есть прономинальное подлежащее d’, которое имеет низкий тон перед высокотоновым полифункциональным местоимением 1л.ед.ч. (прямым дополнением), которое имеет вид морфемы-операции «высокий тон + изменение начального согласного», - (26)a, но перед низкотоновым местоимением 3л.ед.ч.

подлежащее получает восходящий контур - (26)b:

a. d’ jo = [d jo] (26).

3PL.SB 1SG.PF\ловить\PRF ‘они меня поймали’ b. d’ jo = [d jo] 3PL.SB 3SG.PF\ловить\PRF ‘они его поймали’ В (27) суммарно восходящий контур получает глагол перед местоимением 3л.ед.ч. из серии, кодирующей непрямое дополнение:

kp’ m = [ kp ma] (27).

1SG.RES помогать 3SG.IO ‘я ему помог (только что)’ Для ЦГК данное изменение будет иметь следующий вид:

L(H) = LH/_L(gre) 6.4. Теперь посмотрим, какие неавтоматические контекстные изменения есть в этом диалекте.

Контексты, в которых неавтоматические изменения не происходят ни в одном диалекте, были названы в пункте 5.4. и проиллюстрированы в примере (9). Важно, что именно благодаря существованию таких случаев мы можем определить исходные тоны компонентов в сочетаниях того или иного морфологического типа, т.е., например, установить наличие в детерминативной синтагме грамматического низкого тона, который модифицируется в некоторых фонетических контекстах, о которых см. ниже.

6.4.1. В сочетании высокотонового и низкотонового (в т.ч. с «привативным»

грамматическим тоном) слов конечный высокий тон первого компонента частично распространяется на второй компонент, причем это происходит одинаково внутри именной и глагольной групп. Если второе слово односложное, оно получает падающий тональный контур – как в сочетании существительного с послелогом в (28), а также местоименного подлежащего с глагольным сказуемым, несущим грамматический низкий тон в перфекте в (29) (ср. этот пример с (12) из либерийского кпелле):

laa ‘баран’ + ADR = [laa ] (28).

– l - = [ - l - ] H HH L H HHH L p = [ pa] (29).

1SG.SB приходить\PRF ‘Я пришел’ Если второй компонент сочетания имеет структуру CVV, CV, CVi, CVu, тогда первый его гласный несет высокий тон, а второй – низкий тон. Это показано в (30) на примере детерминативной синтагмы:

laa ‘баран’ + l ‘сердце\DET’ = [laa l] ‘баранье сердце’ (30).

– l - l - = [ - l - l - ] H HH LL H HH H L Если же второй компонент имеет структуру CV1V2, CVCV, CVCVV, CVCV, распространение высокого тона происходит по модели, представленной в (21), т.е. сначала высокий тон оказывается на первом слоге второго компонента, а затем распространяется дальше. В качестве примера здесь дано сочетание прономинального подлежащего с глаголом в форме перфекта:

kl = [ kulo] (31).

1SG.SB выходить\PRF ‘Я вышел’ (a) ku - l =*(b) [ k - l] = (c) [ k - l ] H L L H H L H H HL Заметим, что если за подобным сочетанием следует слово с высоким тоном (как лексическим, так и грамматическим), тогда низкий тон последнего сегмента такого сочетания теряет сегментную базу (это происходит вне зависимости от слоговой структуры второго компонента синтагмы), в результате чего появляется даунстеп. См. пример (32)a, где после низкотонового прономинального подлежащего глагол сохраняет грамматический низкий тон, и возникает даундрифт (см. пункт 6.3.1.), а также пример (32)b, где после высокотонового прономинального подлежащего грамматический низкий тон глагола меняется в соответствии с правилом, обсуждающимся в настоящем пункте, в результате чего происходит даунстеп (см. 6.3.2.):

(32). a. Pp ln m = [Pp ln m] Пепе 3SG.SB отказывать\PRF 1SG.IO ‘Пепе мне отказал’ b. ln m = [ ln` m] 2SG.SB отказывать\PRF 1SG.IO ‘Ты мне отказал’ Формальное представление изменений, происходящих в (32)b, дано в (33):

(33). (a) l - n m - =*(b)[ l - n m - ] =*(c) [ l - n m - ] HL L H L H H L H L HHHL HL l - n ` m - ] = (d) [ H H H (L) H L Между тем, в либерийском кпелле ничего подобного, видимо, не происходит, так что аналогичное высказывание на этом диалекте будет звучать так, как представлено в (33)а.

Формула изменения данного типа в ЦГК для CV:

L = HL/ H_ 6.4.2. В последовательности, состоящей из слова второго класса (в ЦГК низкотонового с плавающим высоким тоном) и низкотонового слова, происходят ровно такие же изменения, как и у сочетаний высотонового и низкотонового слов, поведение которых было описано в предыдущем пункте. Опять же, в таких контекстах глагольные и именные сочетания ведут себя одинаково.

Появление высокого/их тона/ов у второго компонента в подобных сочетаниях – это одна из причин, по которой мы приписываем лексемам из второго класса плавающий высокий тон. Так как тональные изменения, происходящие в данном случае, подобны изменениям, обсуждавшимся в пункте 6.4.1., а также в 5.4.2. применительно к либерийскому кпелле, здесь я ограничусь лишь одним примером, аналогичным (32)b:

d’ ln m = [d ln` m] (34).

3PL.SB отказывать\PRF 1SG.IO ‘они мне отказал’ В (35) дается сокращенная модель такого изменения, аналогичная полной модели, представленной в (33):

(35). (a) d ‘ l - n m - =*b) [d l - n m - ] = … L (H) L L H L L H L H L = (d) [ d l - n ` m - ] LH H (L) H L Если верно, что в либерийском кпелле обсуждаемое здесь правило применяется к глаголам так же, как и к существительным, то тогда высказывание (34) в этом диалекте должно реализоваться так, как это представлено в (35)b.

Формула указанного изменения в ЦГК для CV:

L = HL/ L(H)_ 6.4.3. Следующий важный для нас случай – сочетание высокотонового и низкотонового слова с высоким плавающим тоном. Как и в ЛК, в центральном гвинейском диалекте это правило по-разному реализуется в именных и глагольных синтагмах.

Особенностью ЦГК является то, что в этом диалекте в указанном контексте даже различные именные группы ведут себя по-разному. Если указанная последовательность представляет собой нумеративную - (36)a - либо атрибутивную синтагму - (36)b, тогда в центральном гвинейском кпелле никаких изменений нет, т.е. оба компонента сохраняют свои исходные тоны (ср. пример (18) для либерийского кпелле):

a. laa ‘баран’ + hvl’ ‘два’ = [laa hvl] ‘два барана’ (36).

b. h ‘нос’ + kpluya ‘красный’ = [h kpluya] ‘красный нос’ В посессивных синтагмах, в которых в роли посессума оказывается относительное имя, ситуация несколько сложнее.

Если высокотоновая ИГ, выражающая посессора, является местоимением, тогда большая часть относительных имен, относящихся ко второму тональному классу, повышает тон так же, как это происходит с низкотоновыми словами (5 класс) – см. 6.4.1, 6.4.2. Однако некоторые относительные имена в этом случае допускают два варианта: вариант с соответствующим повышением тона, либо без него, по аналогии с (36). Лексема первого типа, т.е. допускающая только один вариант, представлена в (37)a, лексема второго типа – в (37)b:

a. 2SG.PF + k’ ‘шея’ = [ k] / *[ k] ‘твоя шея’ (37).

b. 2SG.PF + h’ ‘клан’ = [ h] / [ h] ‘ваш клан’ Подобная морфонологическая вариативность у относительных имен второго тонального класса в ЦГК не является предсказуемой и должна быть отмечена в словаре.

Если же в посессивной синтагме посессор выражен именем существительным, то тогда все относительные имена из 2 тонального класса допускают два варианта, т.е. с повышением тона и без:

mlaa ‘DEF\баран’ + k’ ‘шея’ = [mlaa k]/[mlaa k] ‘шея этого барана’ (38).

Важно, что если тон на относительной лексеме второго класса повышается, плавающий высокий тон удаляется. Видимо, в данном случае происходит смещение первого низкого тона вправо, в результате чего удаляется второй тон, а вместе с ним и высокий плавающий:

k - ’ = [ k - ] (39).

H L L (H) H H L Впрочем, тональное и вообще морфологическое поведение второго компонента посессивной синтагмы в действительности гораздо сложнее, т.к. оно зависит также от того, какими показателями оформлен посессор, т.е. первый компонент синтагмы. Кроме того, в кпелле существует три типа посессивных синтагм, однако этот сюжет находится за рамками настоящей работы.

Так или иначе, при наличии изменения получаем такую формулу:

L(H) = HL / H_ В сфере глагола аналогичное сочетание представляет собой интереснейший случай.

Речь здесь идет о глагольных группах, состоящих из высокотонового прямого дополнения и глагольного сказуемого, относящегося ко второму тональному классу. В таких сочетаниях глагольное сказуемое получает не высокий и не суммарный падающий тон, как мы могли бы ожидать, а средний. В (40) представлена результативная конструкция, где глагол не несет грамматического низкого тона, т.е. будто бы должен сохранять лексический тон:

laa h’ = [ laa h] (40).

1SG.RES баран ранить ‘Я ранил барана’ Тогда мы должны считать, что лексический тон у глаголов второго класса, на самом деле, не низкий с высоким плавающим, а средний. Однако такой анализ не является удовлетворительным по двум причинам. Во-первых, в той же конструкции, где лексический тон глагола сохраняется, после прямого дополнения, несущего низкий тон (5 тональный класс), эти глаголы будут реализовываться как низкотоновые:

l h’ = [ l h] (41).

1SG.RES кот ранить ‘Я ранил барана’ Вряд ли стоит приписывать лексемам из пятого класса плавающий низкий тон: обычно они никак не влияют на тоны последующих сегментов, если не считать даундрифта.

Во-вторых, «неожиданный» средний тон возникает у глаголов второго класса не во всех видо-временных формах, где глагол не несет грамматического низкого тона. Так, в отрицательной результативной конструкции глаголы второго класса имеют низкий тон даже после высокотонового прямого дополнения (это похоже на ситуацию в либерийском кпелле, см. 5.4.3.), причем за ними следует специальный показатель, не имеющий в центральном гвинейском кпелле собственного тона и перенимающий конечный тон глагола:

v laa h’ li = [v laa h l] (42).

1SG.NEG баран ранить NEG.RES.

‘я еще не ранил барана ’ Скорее всего, отсутствие повышения тона на глаголе в данном контексте как-то связано с наличием отрицательного результативного показателя и, в частности, с тем, что у него нет собственного тона. Однако в либерийском кпелле аналогичный показатель имеет высокий тон, а ожидаемое повышение тона на глаголе все равно не происходит.

Так или иначе, разумнее всего считать, что глаголы второго класса имеют лексический низкий тон и высокий плавающий, а для большинства конструкций, в которых лексический тон глагола сохраняется (т.е. в случаях типа (40)), специально прописывать в грамматике появление у глаголов этого класса среднего тона после высокотонового прямого дополнения.

Что характерно, этот случай не поддается моделированию в духе автосегментной фонологии, т.к. здесь мы имеем дело с «некомпозициональным» изменением, когда лексические тоны меняют не сегментные базы, как во всех случаях, рассмотренных выше, а свое качество (высоту).

Формула изменения для глаголов:

L(H) = M/ H_ 6.4.4. Последнее неавтоматическое изменение происходит в центральном гвинейском кпелле при сочетании двух слов второго класса. Опять же, здесь необходимо отдельно рассматривать именные и глагольные группы.

В именных сочетаниях обнаруживаются различия, подобные тем, которые рассматривались в предыдущем пункте – см. 6.4.3. Так, в атрибутивных и нумеративных синтагмах второй компонент сохраняет свой лексический тон. При этом появление восходящего контура на первом компоненте в этом диалекте, по-видимому, необязательно (в отличие от либерийского кпелле):

yl’ ‘лев’ + hvl’ ‘два’ = a.[yl hvl]/ b.[yl hvl] ‘два льва’ (43).

Интересно, что в в (43)a плавающий высокий тон никак не обнаруживает себя, т.е. не реализуется ни на первом, ни на втором компоненте синтагмы.

В посессивных синтагмах с прономинальным посессором и посессумом, выраженным относительным именем, лексемы второго тонального класса разбиваются на две группы, так же как и в (37), причем если у лексем второй группы повышения тона второго компонента нет, тогда тон прономинального посессора (первого компонента) обязательно становится восходящим:

a. d’ 3PL.PF + k’ ‘шея’ = [d k] / *[d k] ‘их шеи’ (44).

b. d’ 3PL.PF + h’ ‘клан’ = [d h] / [d h] ‘их клан’ В посессивных синтагмах с субстантивным посессором все относительные имена второго класса допускают два варианта (ср. (38)). Опять же, если тон второго компонента не повышается, тогда первый компонент получает восходящий контур:

l’ ‘DEF\лев’ + k’ ‘шея’ = [l k] / [ l k ] ‘шея (этого) льва’ (45).

Для имени получаем следующие формулы:

L(H)=LH/_L(H) L(H)=HL / L(H)_ В глагольной группе аналогичное сочетание снова провоцирует «некомпозициональное» изменение: тон второго компонента (глагольной вершины) целиком повышается, как и после высокотонового прямого дополнения. Однако после низкого тона средний тон и высокий в центральном гвинейском кпелле не противопоставляются. Так, в (46) в позиции глагольной вершины глагол 2 класса yl’ ‘связывать’ и глагол 1 класса yl ‘готовить (еду)’ будут звучать одинаково:

l’ yl’ / yl = [ l yl] (46).

1SG.RES коза связывать готовить ‘Я связал / приготовил козу’ Поэтому, чтобы лишний раз не вводить в описание средний тон, следует считать, что в контекстах типа (46) глагол второго класса получает высокий тон:



Pages:   || 2 |
 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.