авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Н.П. ПЕЧНИКОВ

КАТЕГОРИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И ИХ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ

ЗНАЧЕНИЕ

ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ

Министерство образования и

науки Российской Федерации

ГОУ ВПО "Тамбовский государственный технический университет"

Н.П. ПЕЧНИКОВ

КАТЕГОРИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И ИХ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ

ЗНАЧЕНИЕ

Курс лекций

Тамбов Издательство ТГТУ 2007 УДК 343.23(075) ББК 67.408.010я73-2 П256 Рецензенты:

Кандидат юридических наук, подполковник милиции, начальник кафедры криминалистики и уголовного процесса Тамбовского филиала Московского университета МВД РФ М.А. Желудков Кандидат экономических наук, заместитель директора Межотраслевого регионального центра повышения квалификации А.В. Синельников Печников, Н.П.

П256 Категории преступлений и их уголовно-правовое значение :

курс лекций / Н.П. Печников. – Тамбов : Изд-во тамб. гос. техн.

ун-та, 2007. – 64 с. – 100 экз.

Рассмотрены концептуальные аспекты уголовно-процессуального доказывания, сущность и содержание основ деятельности прокурора, следователя, дознавателя, предлагаются пути и средства усиления нравственных начал в работе по расследованию преступлений. Содер жит анализ научной и юридической литературы, а также нормативно правовые материалы по рассматриваемому вопросу.

Предназначен для студентов юридических факультетов и препода вателей вузов.

УДК 343.23(075) ББК 67.408.010я73- Печников Н.П., ГОУ ВПО "Тамбовский государственный технический университет" (ТГТУ), Учебное издание ПЕЧНИКОВ Николай Петрович Категории преступлений и их уголовно-правовое значение Курс лекций Редактор Е.С. М о р д а с о в а Инженер по компьютерному макетированию Е.В. К о р а б л е в а Подписано к печати 30.03. Формат 60 84/16. 3,72 усл. печ. л. Тираж 100 экз. Заказ № Издательско-полиграфический центр Тамбовского государственного технического университета 392000, Тамбов, Советская, 106, к. ВВЕДЕНИЕ Распад СССР породил в Российской Федерации, равно как и в других странах СНГ, многие негативные процессы: дес табилизацию общественной жизни, падение авторитета государственной власти, неуважение к закону. В условиях становле ния рыночных отношений происходит имущественное расслоение населения на богатых и малообеспеченных, растет безра ботица. Эти и некоторые другие факторы в значительной степени обусловили рост преступности.

Отмечается исключительно быстрое увеличение количества преступлений, дерзость их совершения, жестокость винов ных, многообразие объектов посягательств. Высказанные соображения легли в основу выбора темы.

Настоящая работа посвящена исследованию уголовных, уголовно-процессуальных, криминалистических проблем, а также будет интересна при раскрытии, расследовании и предупреждении преступлений.

1. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ 1.1. Понятие преступления Преступление является одним из видов правонарушений, которому присущи указанные в законе признаки. С их помо щью, с одной стороны, оно относится к классу правонарушений, а с другой – отграничивается от иных видов правонаруше ний.

В большинстве стран дается формальное определение преступления по формуле "Преступно все, что уголовно наказуе мо". В советском законодательстве давалось материальное понятие преступления, суть которого состояла в указании на то, что преступлением признавалось общественно опасное деяние, угрожающее основам советского строя. Лишь начиная с 1958 г. вводится указание на то, что преступление – это деяние, предусмотренное уголовным законом и запрещенное под страхом наказания (формальный признак).

Уголовный кодекс 1996 г. также давал материально-формальное понятие преступления. Материальный признак – это то, что деяние является общественно опасным, а формальный – что оно запрещено уголовным законом.

В соответствии со ст. 14 преступлению присущи следующие признаки: общественная опасность, уголовная противо правность, виновность и наказуемость.

Преступлением признается только общественно опасное деяние. Общественная опасность – объективное свойство пре ступления, показывающее, что затрагиваются, ущемляются наиболее важные, существенные интересы граждан, общества и государства. Им причиняется либо создается угроза причинения существенного вреда. Законодатель выделяет характер и степень общественной опасности.

Характер общественной опасности преступления (деяния) есть ее качественное выражение. Характер общественной опасности определяется, прежде всего, объектом посягательства. По своему характеру (качеству) ст. 105 – убийство отлича ется от хулиганства (ст. 213), а последнее – от кражи (ст. 158 УК РФ). Характер общественной опасности позволяет право применителю отличать друг от друга различные виды преступлений.

Степень общественной опасности преступления (деяния) – это ее количественное выражение в рамках данного качест ва. Степень общественной опасности зависит от многих объективных и субъективных обстоятельств, например, от тяжести наступивших последствий, от способа совершения преступления, обстановки, в которой осуществлено деяние, стадий пре ступной деятельности, особенностей мотива и целей преступления, формы вины и даже от вида умысла.

Уголовная противоправность представляет собой юридическое выражение его общественной опасности. Противоправ ность подчеркивает, что не любое общественно опасное деяние является преступным, а лишь то, которое запрещено уголов ным законом. Этот признак отличает преступление от правонарушения. Запрет совершения деяния нормами иных отраслей права порождает административные или дисциплинарные проступки, гражданско-правовые деликты и т.п.

Не любое общественно опасное и уголовно-противоправное деяние считается преступлением, а лишь то, которое со вершается виновно. Виновность как признак преступления показывает, что у лица, его совершающего, к этому общественно опасному и уголовно-противоправному деянию (действию или бездействию, возможным их последствиям) имеется внут реннее, психическое отношение в предусмотренных законом формах. Это отношение раскрывает правоприменителю связь интеллектуальных, волевых и эмоциональных сторон психики человека с совершаемым деянием и указывает личностный смысл совершаемого.

Последний признак преступления – наказуемость, который выделяется не всеми учеными-юристами. С этим нельзя со гласиться. Этим признаком подчеркивается государственная и общественная реакция на преступление – определение уго ловно-правовой санкции за совершенное преступление.

Следует обратить внимание, что отсутствие общественной опасности деяния как материального признака преступления означает, что не является преступлением деяние, формально подпадающее под признаки, указанные в УК РФ, но не способ ное причинить существенный вред интересам граждан, обществу и государству. Эти действия ничтожны для уголовного права (ч. 2 ст. 14 УК РФ), поэтому лицо не подлежит уголовной ответственности.

Так, например, трое 14-15-летних подростков осуждены за тайное хищение чужого имущества, совершенное по предва рительному сговору группой лиц. В августе 1995 г. с целью кражи они пришли на дачный участок, где нарвали 26 арбузов общим весом 28 кг 400 г стоимостью 1000 р. за 1 кг, причинив потерпевшей ущерб на сумму 28 400 р. (в ценах того перио да). По делу установлено, что несовершеннолетние лица похитили арбузы на незначительную сумму – 28 400 р. (минимальный размер оплаты труда на момент совершения преступления составлял 55 000 р.). Потерпевшая в суде признала, что арбузы ей возвращены, она считает ущерб незначительным и просила не привлекать подростков к уголовной ответственности.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в порядке надзора по протесту прокурора, отменила приговор и дело прекратила, указав, что действия несовершеннолетних, хотя формально и содержат признаки преступления (кражи), но в силу малозначительности не представляют общественной опасности1.

Так например, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судеб ном заседании жалобу осужденной Г. о пересмотре приговора федерального суда Советского района г. Махачкалы от 3 мар та 2004 г.

Приговором мирового судьи судебного участка № 13 Советского района г. Махачкалы от 3 февраля 2003 г. гражданка Г., июля 1964 г. рождения, уроженка с. Хосрех Кулинского района Республики Дагестан, несудимая, – оправдана по ч. 1 ст. 330 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Приговором федерального суда Советского района г. Махачкалы от 3 марта 2004 г. вышеуказанный приговор был от менен и Г. была осуждена по ст. 330 ч. 1 УК РФ к штрафу в сумме 2500 р.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 8 июня 2005 г. было возбуждено надзорное произ водство о пересмотре приговора Советского районного суда г. Махачкалы от 3 марта 2004 г. и надзорная жалоба осужденной Г. была передана на рассмотрение в президиум Верховного Суда Республики Дагестан.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Дагестан от 7 июля 2005 г. надзорная жалоба осужденной Г.

была оставлена без удовлетворения.

В надзорной жалобе гр. Г. просит о пересмотре приговора от 3 марта 2004 г. с прекращением производства по делу за отсутствием состава преступления. Гражданка Г. утверждает, что в одной из комнат квартиры проживает ее семья, в другой комнате И., а в третьей А. В общем пользовании находится кухня, туалет, ванная и общий коридор. И. в 2001 г. приобрела у А. третью комнату и сразу заложила проход в помещения общего пользования. Кроме того, по договоренности с ней в об щем коридоре построила перегородку и захватила часть коридора площадью 9 м2, сделав себе прихожую. Когда И. делала в комнатах ремонт, свои старые вещи, не представляющие ценности, занесла в помещение общего пользования, примыкающее к нашей квартире № 17. Когда она предложила И. забрать свои вещи после ремонта, последняя отказалась. Все это подтвер ждают свидетели. Осужденная считает, что ее действиями И. существенный вред не причинен и в ее действиях нет состава преступления.

Гражданка Г. осуждена за то, что 25 марта 2002 г. самовольно, вопреки установленному законом порядку, вынесла лич ное имущество гр. И. из общих комнат по пр. Шамиля, д. 46 "б", кв. 17 г. Махачкалы и впоследствии, заменив входную дверь данной квартиры, лишила гр. И. возможности пользоваться общими комнатами в вышеуказанной квартире, тем самым само вольно захватила полезную площадь размером 8,2 м2, причинив И. существенный вред.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия находит состоявшиеся судебные решения подлежащими отмене по следующим основаниям.

Диспозиция ч. 1 ст. 330 УК РФ в качестве обязательного признака наличия состава преступления предусматривает при чинение существенного вреда.

Между тем наличие существенного вреда по настоящему делу достаточными доказательствами не подтверждено.

Как видно из приговора, самоуправство Г. выразилось в том, что она вынесла личное имущество И. из общего помеще ния и, заменив входную дверь в квартире, лишила И. возможности пользоваться общим помещением, т.е. самовольно захва тила площадь размером 8,2 м2.

Однако в материалах дела имеются показания И. о том, что после того как она приобрела комнату, то заложила дверь комнаты, ведущую в помещение общего пользования, соединив комнату со своей квартирой № 18. Она не пользовалась по мещением общего пользования, так как у нее имеются все отдельные условия в квартире № 18, но иногда заходила по своим нуждам.

Эти показания И. согласуются с данными о том, что И., заложив дверь принадлежащей ей комнаты от помещений об щего пользования в кв. № 17, фактически отгородилась от указанных помещений, а свои бывшие в употреблении вещи оста вила в местах общего пользования в кв. № 17.

Из показаний Г. видно, что в связи с необходимостью производства ремонта в квартире, в том числе в местах общего пользования, она неоднократно обращалась к И., чтобы та вынесла свои вещи, но та отказывала ей в этом.

Из объяснений и показаний И. следует, что Г. заходила к ней и просила вынести вещи, так как собирается делать ре монт, но она отказала. Потом она обнаружила, что ее вещи осужденная вынесла в общий коридор, после чего она вызвала милицию.

Таким образом, имеющимися в деле доказательствами установлено, что Г. совершила действия, которые формально со держат признаки самоуправства, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности, так как ее дейст виями не причинен существенный вред потерпевшей И., поэтому в силу ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ приговор суда подлежит отмене за отсутствием в действиях Г. состава преступления2.

Кроме этого следует заметить, что некоторые постановления Пленумов Верховного Суда дают дополнительные разъяс нения в отношении преступлений.

Например, постановление Пленума Верховного Суда СССР отмечает: "уголовное законодательство … предусматривает особые формы преступных деяний, которые совершаются в течение более или менее длительного времени. Примерами таких преступлений могут служить уклонение от очередного призыва на действительную военную службу … (ст. 339 УК РФ), зло стное уклонение от уплаты алиментов или от содержания детей (ст. 157 УК РФ), незаконное хранение или ношение оружия (ст.

222 УК РФ).

См. : Обзор судебной практики за 1996 год по уголовным делам : определение Верховного Суда РФ // БВС РФ. – 1997. – № 4. – С.

10.

См. : Определение Верховного Суда РФ от 30.01.2006.

Такого рода преступления, именуемые длящимися, характеризуются непрерывным осуществлением состава определен ного преступного деяния. Длящееся преступление начинается с какого-либо преступного действия … или с акта преступного бездействия … Следовательно, длящееся преступление можно определить как действие или бездействие, сопряженное с по следующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного пресле дования.

Весьма сходны с длящимися преступлениями преступления продолжаемые, т.е. преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступ ление. К этим преступлениям относится, например, истязание, выражающееся в систематическом нанесении побоев (ст. УК РФ).

Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих со вершению преступления (например, вмешательство органов власти).

Началом продолжаемого преступления надлежит считать совершение первого действия из числа нескольких тождест венных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом – момент совершения последнего преступного действия"3.

Следующий пример. При определении степени общественной опасности совершенного преступления следует исходить из совокупности всех обстоятельств, при которых было совершено преступное деяние (формы вины, мотивы, способ, обста новка и стадия совершения преступления, тяжесть наступивших последствий, степень и характер участия каждого из соуча стников в преступлении и др.)4.

При учете характера и степени общественной опасности преступления, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ "О практике назначения судами уголовного наказания", следует исходить из того, что характер общественной опасности пре ступления зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины и отнесения Уголовным кодексом преступ ного деяния к соответствующей категории преступлений (ст. 15 УК РФ), а степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совер шения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого при совершении престу пления в соучастии)5.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ указывает, в тех случаях, когда несколько половых актов либо насильст венных действий сексуального характера не прерывались либо прерывались на непродолжительное время и обстоятельства совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера свидетельствовали о едином умысле ви новного лица на совершение указанных тождественных действий, содеянное следует рассматривать как единое продолжае мое преступление, подлежащее квалификации по соответствующим частям ст.131 или ст. 132 УК РФ6.

Пункт 4 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР отмечает, что судам необходимо устранить ошибки, связан ные с разграничением повторных и продолжаемых хищений и квалификацией хищений, сопряженных с умышленным унич тожением либо повреждением другого государственного имущества, не являющегося предметом хищения. При этом следует иметь в виду, что:

а) продолжаемым хищением должно признаваться неоднократное незаконное безвозмездное изъятие государственного имущества, складывающееся из ряда тождественных преступных действий, если указанные действия совершены при обстоя тельствах, свидетельствующих о наличии у лица общей цели и единого умысла на хищение определенного количества мате риальных ценностей;

б) хищение, сопряженное с умышленным уничтожением или повреждением имущества, принадлежащего государст венным транспортным предприятиям и организациям или находящегося в их владении, подлежит квалификации по совокуп ности преступлений – как хищение государственного имущества и умышленное уничтожение или повреждение такого иму щества;

в) если хищение государственного имущества на транспорте было сопряжено с умышленным разрушением или повре ждением путей сообщения, сооружений на них, подвижного состава или судов, средств связи или сигнализации, которые повлекли или могли повлечь крушение поезда, аварию корабля или нарушение нормальной работы транспорта и связи, то действия привлеченного к ответственности должны квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующими статьями Уголовного кодекса об ответственности за хищение и ст. 267 УК РФ7.

Пункт 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ отмечает, что при определении стоимости имущества, ставшего объектом преступления, следует исходить в зависимости от обстоятельств приобретения его собственником из государст венных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. При отсутствии цены стоимость имущества определяется на основании заключения экспертов.

См. : Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям : постановление Пленума Верхов ного Суда СССР № 23 от 04.03.1929 (в ред. постановления Пленума Верховного Суда СССР № 1 от 14.03.63).

См. : О практике применения судами общих начал назначения наказания : постановление Пленума Верховного Суда СССР № 3 от 29.06.1979.

См. : О практике назначения судами уголовного наказания : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № от 11.06.1999.

См. : О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Феде рации : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11 от 15.06.2004.

См. : О практике применения судами Российской Федерации законодательства при рассмотрении дел о хищениях на транспорте :

постановление Пленума Верховного Суда РСФСР № 6 от 23.12.1980 (в ред. постановления Пленума Верховного Суда РФ № 11 от 21.12.1993).

При определении размера материального ущерба, наступившего в результате преступного посягательства, необходимо учитывать стоимость имущества на день принятия решения о возмещении вреда с ее последующей индексацией на момент исполнения приговора8.

1.2. Категории преступлений Статья 15 о категориях преступлений появилась в УК РФ впервые. Хотя УК РСФСР были известны несколько катего рий преступлений (преступления, не представляющие большой общественной опасности, тяжкие преступления и особо тяж кие преступления), самостоятельная норма закона посвящалась только тяжким преступлениям (ст. 71 УК РСФСР).

Уголовный кодекс предусматривает четыре категории преступлений: преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления. В основу классификации положены характер и степень общественной опасности деяния.

Характер общественной опасности зависит в первую очередь от значимости объекта посягательства и является его ка чественной характеристикой. Так, насильственные посягательства на собственность (см. ч. 2 ст. 161, ст. 162 УК РФ) по ха рактеру общественной опасности более значимы, чем ненасильственные (см. ст. 158, ч. 1 ст. 161 УК), ибо в этих случаях преступник посягает на две группы общественных отношений, содержанием которых являются здоровье потерпевшего и его собственность, а не на одну собственность, как при ненасильственных посягательствах на собственность. Степень общест венной опасности зависит от многих факторов и считается количественной характеристикой посягательства. На нее влияют характер и величина ущерба, форма вины, способы совершения деяния, стадия совершения преступления и т.п.

Однако характер и степень общественной опасности деяния – это не единственный критерий, положенный в основу классификации преступлений. Применительно к каждой категории законодатель называет еще два критерия, позволяющие разграничивать категории преступлений: форму вины (ст. 24 УК РФ), вид и размер наказания (ст. 44 УК РФ).

Изучение следственной и судебной практики показывает, что во многих случаях недостаточно исследуются содержание и направленность умысла, цели и мотивы совершения преступлений, не проводится необходимого различия между преступ лениями, совершенными умышленно и по неосторожности, а иногда допускается несвойственное российскому праву объек тивное вменение. Недооценивается значение правильной квалификации совершенных преступлений и, исходя нередко из ошибочных представлений о методах усиления борьбы с преступностью, некоторые суды допускают применение уголовного закона, имеющего более высокую санкцию. Хотя совершенное преступление этим законом прямо не предусматривается.

По делам о нарушениях правил безопасности движения на автотранспорте, например отдельные суды, находясь под впечатлением тяжелых последствий преступления, квалифицируют его по статьям об умышленном убийстве, несмотря на то, что такая квалификация не вытекает из обстоятельств дела. Закон об ответственности за умышленное убийство подчас применяется к лицам, совершившим убийство по неосторожности (причинение смерти по неосторожности) или причинив шим смерть в состоянии необходимой обороны.

С другой стороны, в результате неглубокого исследования субъективной стороны преступления, лица, совершившие умышленное убийство, расхитители государственного и общественного имущества и другие правонарушители иногда осво бождаются от ответственности или осуждаются по законам, предусматривающим ответственность за менее опасные престу пления.

С нашей точки зрения, суды должны обратить особое внимание на тщательное исследование субъективной стороны со вершенного преступления. Вредные последствия, независимо от их тяжести, могут быть вменены лицу лишь в том случае, если оно действовало в отношении их умышленно или допускало их по неосторожности.

Преступления трех категорий (небольшой и средней тяжести, а также тяжкие) могут быть как умышленными, так и не осторожными. Для признания преступления особо тяжким необходимо, чтобы оно было только умышленным. Для всех че тырех категорий назван один вид наказания – лишение свободы. Однако различать их позволяет размер максимального нака зания в виде лишения свободы, предусмотренного в УК РФ за совершенное преступление (именно предусмотренного в УК РФ, а не назначенного за совершенное деяние). Поскольку минимальный размер лишения свободы в ст. 15 УК РФ не назван, его размер в соответствии со ст. 56 УК РФ не может быть меньше шести месяцев, если в конкретной статье Особенной части УК не указано иное.

Преступление небольшой тяжести представляет собой умышленное или неосторожное деяние, за совершение которого максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает двух лет лишения свободы (ч. 2 ст. 15).

К этой категории относятся, например, преступления, предусмотренные: ч. 2 ст. 115 – умышленное причинение легкого вреда здоровью;

ч. 2 ст. 116 – побои;

ст. 119 – угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью;

ч. 2 ст. 121 – за ражение венерической болезнью;

ч. 1 ст. 127 – незаконное лишение свободы;

ч. 1 ст. 136 – нарушение равенства прав и сво бод человека и гражданина;

ч. 2 ст. 139 – нарушение неприкосновенности жилища;

ч. 2 ст. 141.1 – нарушение порядка фи нансирования избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, деятельности ини циативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума;

ч. 1 ст. 145.1 – невыплата заработ ной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат;

ч. 2 ст. 146 – нарушение авторских и смежных прав;

ч. 1 ст. 146 – нарушение изобретательских и патентных прав;

ч. 1 ст. 158 – кража;

ч. 1 ст. 159 – мошенничество;

ч. 1 ст. 160 – присвоение или растрата;

ч. 1 ст. 165 – причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием;

ч. 1 ст. 167 – умышленные уничтожение или повреждение имущества;

ч. 2 ст. 169 – воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности;

ч. 1 ст. 175 – приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем;

ст. 177 – злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности;

ч. 1 ст. 178 – недопущение, ограничение или устранение конкуренции;

ч. 1 ст. 183 – незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну;

ч. 1 ст. 194 – уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического См. : О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое : постановление Пленума Верховного Суда РФ № 29 от 27.12.2002 (в ред. постановления Пленума Верховного Суда РФ № 29 от 27.12.2002).

лица;

ч. 1 ст. 215.1 – прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения;

ч. 1 ст. 220 – незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами;

ч. 4 ст.

223 – незаконное изготовление оружия;

ч. 1 ст. 231 – незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества;

ч. 1 ст. 238 – производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, вы полнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности;

ч. 2 ст. 239 – организация объединения, по сягающего на личность и права граждан;

ст. 242 – незаконное распространение порнографических материалов или предме тов;

ч. 1 ст. 243 – уничтожение или повреждение памятников истории и культуры;

ч. 2 ст. 245 – жестокое обращение с жи вотными;

ч. 1 ст. 247 – нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов;

ч. 1 ст. 249 – нарушение ве теринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений;

ч. 2 ст. 250 – загрязнение вод;

ч. 2 ст. 251 – загрязнение атмосферы и т.д.

Под преступлением средней тяжести следует понимать умышленное или неосторожное деяние, за совершение которо го максимальное наказание, предусмотренное УК, не превышает пяти лет лишения свободы (ч. 3 ст. 15).

К этой категории относятся, например, преступления, предусмотренные: ст. 106 – убийство матерью новорожденного ребенка;

ч. 2 ст. 107 – убийство, совершенное в состоянии аффекта;

ст. 110 – доведение до самоубийства;

ч. 2 ст. 112 – умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести;

ч. 2 и 4 ст. 122 – заражение ВИЧ-инфекцией;

ч. 3 ст. 123 – неза конное производство аборта;

ч. 1 ст. 127.1 – торговля людьми;

ч. 1 ст. 127.2 – использование рабского труда;

ч. 2 ст. 136 – нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина;

п. в. ч. 2 ст. 141 – воспрепятствование осуществлению избира тельных прав или работе избирательных комиссий;

ч. 3 ст. 146 – нарушение авторских и смежных прав;

ч. 2 ст. 147 – нарушение изобретательских и патентных прав;

ч. 1 ст. 150 – вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления;

ч. 2 ст. – вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий;

ст. 153 – подмена ребенка;

ч. 2 ст. 158 – кра жа;

ч. 2 ст. 159 – мошенничество;

ч. 2 ст. 160 – присвоение или растрата;

ч. 3 ст. 165 – причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием;

ч. 1 ст. 166 – неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения;

ч. 2 ст. 167 – умышленные уничтожение или повреждение имущества;

ч. 2 ст. 171 – незаконное предпринимательство;

ч. 2 ст. 174.1 – легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных ли цом в результате совершения им преступления;

ч. 2 ст. 175 – приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого пре ступным путем;

ч. 2 ст. 176 – незаконное получение кредита;

ч. 2 ст. 178 – недопущение, ограничение или устранение конку ренции;

ч. 3 ст. 180 – незаконное использование товарного знака;

ч. 2 ст. 181 – нарушение правил изготовления и использо вания государственных пробирных клейм;

ч. 3 ст. 183 – незаконные получение и разглашение сведений, составляющих ком мерческую, налоговую или банковскую тайну и т.д.

Под тяжким преступлением имеется в виду умышленное или неосторожное деяние, за совершение которого макси мальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает десяти лет лишения свободы (ч. 4 ст. 15).

К этой категории относятся, например, преступления, предусмотренные: ч. 2 ст. 111 – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью;

ч. 2 ст. 127.1 – торговля людьми;

ч. 2 ст. 127.2 – использование рабского труда;

ч. 2 ст. 131 – изнасилование;

ч. 2 ст. 132 – насильственные действия сексуального характера;

ч. 4 ст. 158 – кража;

ч. 4 ст. 158 – кража;

ч. 4 ст. 160 – при своение или растрата;

ч. 2 ст. 162 – разбой;

ч. 1 ст. 164 – хищение предметов, имеющих особую ценность;

ч. 4 ст. 166 – не правомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения;

ч. 4 ст. 174 – легализация (от мывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем;

ч. 2 ст. 179 – прину ждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения;

ч. 4 ст. 183 – незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну.

Особо тяжкое преступление – это умышленное деяние, за совершение которого УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание (ч. 5 ст. 15).

К этой категории относятся, например, преступления, предусмотренные ст. 105 – убийство;

ч. 2 и 3 ст. 162 – разбой с квалифицирующими и особо квалифицирующими признаками;

ч. 4 ст. 174.1 – легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления;

ч. 2 ст. 205 – террористический акт;

ч. 1 ст. 209 – бандитизм;

ч. 3 ст. 210 – организация преступного сообщества (преступной организации);

ч. 3 ст. 227 – пират ство;

ст. 276 – шпионаж;

ч. 1 ст. 281 – диверсия;

ч. 2 ст. 353 – планирование, подготовка, развязывание или ведение агрес сивной войны;

ч. 2 ст. 356 – применение запрещенных средств и методов ведения войны.

Следует заметить, что отнесение преступления к одной из четырех категорий влечет определенные правовые последствия (см., например, ч. 2, 3 ст. 18 – рецидив преступлений;

ч. 2 ст. 30 – приготовление к преступлению и покушение на преступле ние;

ч. 4 ст. 35 – совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией);

ст. 48 – лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград;

ч. 1 ст. 57 – пожизненное лишение свободы;

ст. 58 – назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения;

ч. 1 ст. 59 – смертная казнь;

ч. 1 ст. 61 – обстоятельства, смягчающие наказание;

ч. 2, 3 ст. 69 – назначение наказания по совокупности преступлений;

ч. 4, 5 ст. 74 – отмена условного осуждения или продление испытательного срока;

ст. 75 – освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаяни ем;

ст. 76 – освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим;

ст. 78 – освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности;

ч. 3 ст. 79 – условно-досрочное освобождение от отбыва ния наказания;

ч. 1 ст. 80 – замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания;

ч. 1 ст. 83 – освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда;

ч. 2 ст. 86 – судимость;

ч. 1 ст.

90 – применение принудительных мер воспитательного воздействия;

ч. 1, 2 ст. 92 – освобождение от наказания несовершен нолетних;

ст. 93 – условно-досрочное освобождение от отбывания наказания;

ст. 95 – сроки погашения судимости УК РФ).

Анализ указанных норм показывает, что они главным образом связаны с решением вопросов о привлечении к уголов ной ответственности и освобождении от нее, о назначении наказания и освобождении от него. Так, в постановлении Плену ма Верховного Суда Российской Федерации "О практике назначения судами уголовного наказания" сказано, что с учетом требований закона назначенное судом наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности пре ступления, обстоятельствам его совершения и личности осужденного.

В некоторых случаях совершение преступления определенной категории является обязательным признаком состава преступления (см. ст. 210 и 316 УК), а поэтому влияет на квалификацию.

2. ВОПРОСЫ ОБЩЕЙ ЧАСТИ УК РФ И КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ 2.1. Понятие и виды квалификации преступлений Основанием уголовной ответственности, согласно ст. 8 Уголовного кодекса Российской Федерации, является соверше ние деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного этим Кодексом. Возможность применения наказания к лицу, совершившему преступление, возникает, с правовой точки зрения, уже с момента совершения преступле ния. Именно тогда возникает уголовно-правовое отношение. Однако для практического применения наказания необходимо официально констатировать и зафиксировать в уголовно-процессуальной форме наличие уголовно-правового отношения:

установить юридический факт, породивший его возникновение;

установить субъекта правоотношения;

выяснить его содер жание, т.е. определить, какой уголовно-правовой нормой оно предусмотрено. Эти задачи выполняются органами дознания, следствия и судом, которые в процессуальных документах фиксируют выявленное уголовно-правовое отношение в опреде ленной квалификации преступления.

Квалификация преступления является важнейшей, но не единственной составляющей применения нормы права. Поня тие "применение нормы права" охватывает:

1) анализ фактических обстоятельств дела;

2) выбор (отыскание) соответствующей нормы;

3) удостоверение в правильности (подлинности) текста юридического источника, содержащего нужную норму, и уста новление его силы;

4) уяснение смысла и содержания нормы;

5) толкование нормы;

6) принятие решения и издание акта, закрепляющего это решение9.

Квалификация составляет только ту часть процесса применения нормы права, которая заключается в выборе единст венной уголовно-правовой нормы, точно соответствующей признакам реально совершенного опасного деяния, и закрепле нии этого выбора в юридическом акте (приговоре, определении, постановлении).

Определение квалификации преступления как "установления и юридического закрепления точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой" явля ется общепризнанным в уголовном праве. Исходя из этого квалификацию преступлений можно определить как логический процесс установления признаков состава преступления в общественно-опасном поведении лица и результат этого процесса, т.е. закрепление в процессуальных документах следствия и суда указания на уголовный закон, подлежащий применению.

Говоря о квалификации преступлений, некоторые ученые утверждают, что между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления необходимо установление соответствия. Другие авторы, говоря о квалификации преступ лений, утверждают, что это вывод о подобии (тождестве) конкретного жизненного случая тому понятию о преступлении данного вида, которое сформулировано в норме закона10. В этом определении понятия "тождество" и "подобие" употреблены как синонимы.

Представляется, прав А.И. Рарог, что "ни соответствие, ни подобие не отражают той степени совпадения (как по переч ню, так и по содержанию) юридических признаков реального общественно опасного деяния и его нормативной характери стики, которая необходима для квалификации преступлений. Более точно характер совпадения двух групп признаков пере дается терминами "идентичность либо тождество"11.

В науке уголовного права в зависимости от разных критериев выделяют различные виды квалификации преступлений.

Так, в зависимости от субъекта, производящего квалификацию, различают два вида квалификации преступлений: официаль ная (легальная) и неофициальная (доктринальная). "Официальная (легальная) квалификация – это уголовно-правовая квали фикация преступления, осуществляемая по конкретному уголовному делу лицами, специально уполномоченными на это...

государством: работниками органов дознания, следователями, прокурорами и судьями. Неофициальная (доктринальная) ква лификация – это соответствующая правовая оценка преступного деяния, даваемая отдельными гражданами: научными ра ботниками, авторами журнальных статей, монографий, учебников, учебных пособий, студентами, изучающими те или иные уголовные дела и т.д."12.

Только официальная квалификация имеет юридическую силу и влечет конкретные юридические последствия. Доктри нальная квалификация лишь выражает мнение ученых и других лиц по вопросам квалификации преступлений, она не имеет процессуального оформления и не влечет юридических последствий. В литературе выделяется также полуофициальная ква лификация, которая дается Пленумом Верховного Суда РФ в постановлениях по практике применения уголовного законода тельства по определенным категориям дел13. Однако в разъяснениях, даваемых Пленумом Верховного Суда РФ, приводятся См. : Ткаченко, Ю.Г. Нормы социалистического права и их применение / Ю.Г. Ткаченко. – М., 1955. – С. 27.

См. : Кудрявцев, В.Н. Общая теория квалификации преступления / В.Н. Кудрявцев. – М., 1972. – С. 7 – 8.

См. : Рарог, А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам / А.И. Рарог. – СПб., 2003. – С. 16 – 17.

См. : Печников, Н.П. Основы квалификации преступлений / Н.П. Печников. – М., 2005. – С. 7 – 8.

См. : Гаухман, Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика / Л.Д. Гаухман. – М., 2005. С. 22 – 24.

научно-практические рекомендации по применению закона ко всем случаям совершения преступлений подобного вида, но не о квалификации конкретного преступления.

В зависимости от результата, полученного при квалификации, ее можно подразделить на позитивную и негативную.

Под позитивной понимается квалификация, в результате которой установлено, что деяние лица содержит состав преступле ния. Квалификация является негативной, если не установлено тождество фактических признаков совершенного деяния и признаков состава преступления14.

Квалификация, понимаемая как оценка качества деяния, может завершиться выводом как о том, что содеянное подпада ет под одну из статей уголовного закона, так и о том, что содеянное не является преступлением в силу различных обстоя тельств: малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК РФ);

в связи с наличием обстоятельств, исключающих преступность деяния (ст.

37 – 42 УК РФ).

Вывод может состоять в том, что в содеянном содержатся признаки приготовления к преступлению небольшой или средней тяжести, которые в силу ч. 2 ст. 30 УК РФ не влекут уголовной ответственности, или же о том, что содеянное пред ставляет собой покушение на преступление, от которого лицо добровольно отказалось и в связи с этим не подлежит уголов ной ответственности (ст. 31 УК РФ). В связи с изложенным в литературе высказано мнение о том, что правомерно говорить о квалификации в широком смысле, т.е. об уголовно-правовой оценке деяния до установления его преступного характера, и о квалификации в узком смысле, т.е. о квалификации деяния именно как преступления15.

В зависимости от точности соотнесения признаков преступления и признаков состава преступления возможны два вида квалификации – правильная и неправильная. Правильная квалификация – такая, при которой признаки преступления, имею щие значение для квалификации, полностью совпадают с признаками состава преступления, предусмотренного уголовно правовой нормой. Определение понятия квалификации, ранее приведенное и принадлежащее В.Н. Кудрявцеву, таким обра зом, является определением правильной квалификации. Неправильной же является такая, при которой признаки преступле ния, имеющие значение для квалификации, не полностью совпадают с признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой"16.

В специальной литературе отмечается, что неправильная квалификация также имеет свои разновидности (недостаточ ная и избыточная). При недостаточной квалификации признаки преступлений не находят полного отображения в применяе мой для уголовно-правовой оценки норме.

Например, квалификация оконченного деяния как покушения на преступление;

квалификация содеянного по одной ста тье, в то время как необходима квалификация по совокупности статей;

квалификация деяния как менее тяжкого, в то время как в действительности совершенное деяние необходимо квалифицировать путем вменения квалифицирующего или особо квалифицирующего признака.

Избыточной является квалификация, при которой признаки преступления находят излишнее отображение в применяе мой для уголовно-правовой оценки норме17. Примерами избыточной квалификации являются ситуации, обратные приведен ным выше примерам.

По происхождению квалификация преступлений бывает ошибочной и объективно-неправильной. Ошибочной квалифи кация преступления будет тогда, когда она зависит от самого квалификатора, т.е. допущенное им установление и закрепле ние в соответствующем уголовно-процессуальном акте предусмотренности выявленного деяния составу преступления, кото рым, на самом деле, данное деяние не охватывается. Объективно неправильной называется квалификация, которая является неправильной из-за изменений уголовного законодательства, которые происходят уже после осуществления уголовно правовой оценки деяния18.

Значение правильной квалификации преступлений исключительно велико. Она обеспечивает соблюдение принципов законности, вины, справедливости и гуманизма, гарантирует действительное достижение равенства перед законом. Правиль ная квалификация преступлений является основанием для отрицательной оценки государством совершенного деяния как преступления с учетом его тяжести и степени общественной опасности и, таким образом, является важной предпосылкой назначения законного и справедливого наказания. Правильная квалификация преступления предопределяет верное отнесе ние его к одной из четырех категорий: небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкому или особо тяжкому (ст. 15 УК РФ).

С вопросом об отнесении преступления к той или иной категории связано решение очень многих вопросов уголовного права, таких как освобождение от уголовной ответственности и наказания, дифференциация условий отбывания лишения свободы, сроки погашения судимости и др. Правильная квалификация преступлений обусловливает процессуальный поря док расследования преступлений, предусмотренный уголовно-процессуальным законом, о подследственности, подсудности, процессуальных сроках, видах мер пресечения.

Представляется, что правильная квалификация преступлений имеет также важное криминологическое значение. Она позволяет правильно отразить в статистической отчетности состояние, структуру и динамику преступности, что, в свою оче редь, позволяет сделать обоснованные прогнозы, планировать и осуществлять меры по пресечению и предупреждению пре ступлений.

См. : Сабитов, Р.А. Теория и практика квалификации уголовно-правовых деяний / Р.А. Сабитов. – М., 2003. – С. 7.

См. : Рарог А.И. Указ. соч. – С. 15.

См. : Лаптева, Е.Н. К вопросу о понятии и видах избыточной квалификации преступлений / Е.Н. Лаптева // Проблемы юридической техники в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве : сб. науч. ст. – Ярославль : Изд-во Яросл. ун-та, 1996. – С. 44.

См. : Лаптева, Е.Н. Указ. соч. С. 44;

Лаптева, Е.Н. О видах квалификации преступлений // Юридические записки Ярославского го сударственного университета им. П.Г. Демидова. – Ярославль, 1998. Вып. 2. – С. 232.

См. : Благов, Е.В. Квалификация преступлений (теория и практика) / Е.В. Благов. – Ярославль : Изд-во Яросл. ун-та, 2003. – С. 18.

2.2. Общие правила квалификации преступлений Традиционным в теории уголовного права является определение объекта преступления как охраняемым уголовным за коном общественных отношений, которым при совершении преступления причиняется вред или создается угроза причине ния вреда. К факультативным признакам элемента "объект" состава преступления принято относить предмет преступления и потерпевшего от преступления, которым при решении вопросов уголовной ответственности придается одинаковое значение.

Предмет преступления – это физический предмет материального мира или интеллектуальная ценность, на которое оказыва ется непосредственное воздействие при совершении преступления. Под потерпевшим понимается "физическое лицо, кото рому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причине ния преступлением вреда его имуществу и деловой репутации (ч. 1 ст. 42 УПК РФ).

С нашей точки зрения, роль признаков объективной стороны преступления в квалификации преступлений исключи тельно велика, поскольку именно признаки объективной стороны с наибольшей полнотой обрисовываются законодателем в диспозициях статей Уголовного кодекса и поэтому способствуют выявлению других признаков состава преступления, а так же являются наиболее значимым критерием отграничения преступлений друг от друга и, как следствие, их правильной ква лификации.

Обязательным признаком объективной квалификации преступления является деяние, которое может быть выражено в форме действия или бездействия. При квалификации преступления необходимо установить, можно ли совершить его путем действия и бездействия, или только действием, или только бездействием.

Так например, в ходе возникшей ссоры гр. Хайруллин стал наносить потерпевшему, заведомо для него находящемуся в беспомощном состоянии в силу слабого физического развития и сильного алкогольного опьянения, множественные удары ногами, обутыми в зимние сапоги, в различные части тела, в том числе в жизненно важные: голову, шею, грудную клетку, живот.

Свои действия осужденный не прекращал и после вмешательства Г., пытавшегося успокоить его, при этом прыгнул на грудь лежащего потерпевшего обеими ногами. От полученных телесных повреждений потерпевший скончался на месте со вершения преступления.

Следующий пример. Квалифицирующий признак, предусмотренный п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство лица, находя щегося в беспомощном состоянии), вменен осужденным необоснованно (так же как и в первом примере).

Материалами дела установлено, что гр. Шиганов ударил ножом Б. в руку. Когда потерпевшего повезли в больницу, Шиганов повернул повозку к реке и с помощью гр. Адмаева стащил потерпевшего на снег, после чего задушил его кнутом, а тело бросил в реку. Кроме того, Адмаев угрожал убийством О., Т. и Е., если те сообщат кому-либо об убийстве.

По приговору суда Шиганов осужден по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Адмаев – по ст. 33 и п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, ст.

119 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации приговор оставила без изменения.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации поставлен вопрос об изменении состоявшихся по делу судебных решений и переквалификации действий Шиганова с п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, а дей ствий Адмаева – со ст. 33 и п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации протест удовлетворил по следующим основаниям.

Признавая Шиганова виновным в убийстве лица, заведомо для него находящегося в беспомощном состоянии, а Адмае ва – в соучастии в этом преступлении, суд мотивировал свое решение тем, что потерпевший находился в состоянии сильного алкогольного опьянения.

Между тем по смыслу закона по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство потерпевшего, неспособного за щитить себя, оказать активное сопротивление виновному в силу физического или психического состояния. К лицам, нахо дящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

То обстоятельство, что потерпевший в момент совершения преступления был в сильной степени алкогольного опьяне ния, не дает оснований считать его находившимся в беспомощном состоянии.

Не может быть принято во внимание и указание суда о том, что в беспомощном состоянии потерпевший находился ввиду полученного ранения.

При таких обстоятельствах следует признать, что ножевое ранение было получено потерпевшим в результате действий Шиганова, направленных на лишение потерпевшего жизни, т.е. в процессе совершения убийства.

Такие факультативные признаки объективной стороны состава преступления, как место, время, способ, обстановка, орудия и средства совершения преступления сравнительно редко используются законодателем в диспозициях статей Осо бенной части УК РФ в качестве признаков, образующих основной состав преступления.

Если место, время, способ, обстановка и другие обстоятельства совершения преступления не указаны ни в качестве конструктивных, ни в качестве квалифицирующих признаков состава преступления, они тем не менее должны быть выявле ны, так как их установление означает установление события преступления, они подлежат доказыванию в соответствии со ст.

73 УПУ РФ, а также могут способствовать разграничению преступлений.

Так например, Мальский и Панарин, распределив между собой роли, договорились совершить убийство П. и Г.

С этой целью они зашли на кухню, где спали потерпевшие, и Мальский стал душить П., а Панарин в это время душил Г.

Позднее Мальский угрожал убийством своей сестре, которая знала о совершенном осужденными преступлении, чтобы она никому не сообщила о случившемся.

Суд первой инстанции квалифицировал действия Мальского по п. "а", "в", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ и ст. 119 УК РФ, а Панарина – по п. "а", "в", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Кассационная инстанция приговор изменила, исключила осуждение Мальского и Панарина по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В остальном приговор оставила без изменения.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Согласно ч. 2 ст. 33 УК РФ исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непо средственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами.

Как установлено судом, Мальский один убил П., а Панарин в это время совершил убийство Г., что исключает квалифи кацию их действий по п. "а" (убийство двух или более лиц), "ж" (группой лиц по предварительному сговору) ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Поскольку каждый из осужденных совершил убийство потерпевшего на почве личных неприязненных отношений, их действия должны квалифицироваться по ч. 1 ст. 105 УК РФ как умышленное причинение смерти другому человеку.

Большое значение для уголовно-правовой квалификации содеянного имеет установление определенных вредных по следствий. Последствия преступления – это такие изменения во внешнем мире, которые указаны в уголовном законе в каче стве признака преступления. Последствия в уголовном законе обладают рядом особенностей. Во-первых, последствия – это ущерб, вред объекту, охраняемому уголовным законом, который является результатом общественно опасного, противоправ ного поведения субъекта преступления. Во-вторых, уголовно-правовое значение имеют не все изменения, произошедшие во внешнем мире в результате совершенного преступления, а лишь последствия в строго определенном количественном и каче ственном выражении, в том выражении, которое зафиксировано в уголовном законе в качестве признака преступления.

Так например, Судебная коллегия, проверив материалы дела и обсудив доводы протеста заместителя Генерального про курора РФ, нашла его обоснованным, признав, что квалификация действий виновного, помимо ч. 1 ст. 105 УК РФ, еще и по ч. 1 ст. 111 УК РФ является излишней.

Из материалов дела следует, что между Г. и потерпевшим произошла драка, в ходе которой Г. несколько раз ударил по терпевшего головой о выступающую часть металлической ручки на воротах гаража. В результате его действий потерпевше му были причинены телесные повреждения различной степени тяжести, в том числе вдавленный перелом наружной костной пластины лобной кости, которые являются опасными для жизни в момент причинения.

По окончании драки Г. и присутствующий при избиении свидетель Р. ушли, а потерпевший остался лежать на земле.

Спустя некоторое время Г. возвратился на место происшествия, ударил потерпевшего ногой в лицо, а затем, взяв под руки, оттащил к железнодорожному пути и положил на рельсы. Проходящий поезд совершил наезд на потерпевшего, вслед ствие чего он получил травмы, не совместимые с жизнью, и скончался на месте.

Судом первой инстанции Г. осужден по ч. 1 ст. 111 и ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Обосновывая квалификацию по ч. 1 ст. 111 УК РФ, суд сослался на то, что в ходе избиения потерпевшего Г. угроз убийством не высказывал.

Однако вывод суда о квалификации содеянного осужденным как убийство, так и умышленное причинение тяжкого вре да здоровью противоречит обстоятельствам дела.

Так, из показаний осужденного видно, что он прекратил избиение потерпевшего, так как понял, что не сможет его убить в присутствии свидетеля Р. Лишь проводив его домой, вернулся на место происшествия и довел свой умысел до конца, т.е.

совершил убийство.

Помимо этого, в материалах уголовного дела нет доказательств, свидетельствующих о том, что телесные повреждения, вызвавшие тяжкий вред здоровью, причинены именно в момент обоюдной драки, а не в результате действий осужденного, квалифицированных как убийство.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ исключила из приговора осуждение по ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Следующий пример. Обвинение по ст. 292 УК РФ исключено из приговора, поскольку совершенные виновным дейст вия составляли объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ.

Так, гр. Л., являясь доцентом кафедры государственного технического университета, как преподаватель согласно тру довому договору был наделен правом приема экзаменов у студентов.

Несдача студентом зачета или экзамена влекла определенные правовые последствия: он не допускался к следующей сессии, не переводился на следующий курс и мог быть отчислен из вуза. Выполнение студентами учебных планов учитыва лось официальными документами – экзаменационными ведомостями, листами и зачетными книжками, на основании кото рых принимались решения о переводе студентов на следующий курс, а в итоге – о допуске к дипломной работе.

В нарушение своих должностных обязанностей Л. за взятки ставил зачеты и оценки за курсовые проекты и за экзамены без самой процедуры их приема.

Он осужден по п. "б" ч. 4 ст. 290 УК РФ и ст. 292 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор суда оставила без изменения.

Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, в котором ста вился вопрос об исключении из судебных решений указания об осуждении Л. по ст. 292 УК РФ, по следующим основаниям.

По смыслу закона получение взятки – преступление, совершаемое из корыстных побуждений, когда должностное лицо сознает, что материальные ценности ему переданы как взятка за совершение определенных действий, входящих в его слу жебные полномочия, в интересах взяткодателя.

Статья 292 УК РФ подлежит исключению из приговора, поскольку совершенные осужденным действия, связанные с внесением в экзаменационные листы и зачетные книжки студентов ложных сведений – "удовлетворительных" оценок за эк замены и защиту курсовых проектов, без фактической аттестации и принятия курсовых проектов, составляют объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, и дополнительной квалификации не требуют.

Под субъективной стороной преступления понимают психическую деятельность лица, непосредственно связанную с совершением преступления. Признаки субъективной стороны преступления не имеют внешней формы и не могут непосред ственно восприниматься органами чувств, что создает трудности в их познании. Однако они находят выражение вовне в объективных обстоятельствах, изучение и анализ которых способствует установлению признаков субъективной стороны преступления. Важность их установления подчеркивает не только уголовное законодательство, в частности, путем закрепле ния в ст. 5 УК РФ принципа вины, но и уголовно-процессуальное законодательство.

Вина как обязательный признак субъективной стороны состава преступления оказывает наибольшее влияние на квали фикацию преступлений. Большинство статей Особенной части УК РФ построены таким образом, что содержат в диспозиции указание на форму вины, при наличии которой охарактеризованное деяние рассматривается в качестве преступления. По нятно, что в таких случаях трудности при определении вины для квалификации преступлений не возникает. Вместе с тем ряд составов сконструирован таким образом, что не содержит такого указания.

Помимо формы вины на квалификацию преступлений большое влияние оказывает направленность умысла. Необходи мость учета при квалификации преступлений направленности умысла на совершение преступления определенным образом можно проиллюстрировать ссылкой на постановление Пленума верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о кра же, грабеже и разбое", в котором содержится положение о том, что если потерпевший или посторонние лица видели, что происходит похищение, но виновный, исходя из окружающей обстановки, считал, что действует тайно, содеянное следует квалифицировать как кражу (п. 2), что является еще одним примером использования функций в процессе квалификации. Та ким образом, при разграничении кражи и грабежа решающие значение придается направленности умысла виновного на со вершение преступления тайным или отрытым способом19.

При рассмотрении дел о краже, грабеже и разбое, являющихся наиболее распространенными преступлениями против собственности, судам следует иметь в виду, что в соответствии с законом под хищением понимаются совершенные с коры стной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

По каждому такому делу судам надлежит исследовать имеющиеся доказательства в целях правильной юридической квалификации действий лиц, виновных в совершении этих преступлений, недопущения ошибок, связанных с неправильным толкованием понятий тайного и открытого хищений чужого имущества, а также при оценке обстоятельств, предусмотрен ных в качестве признака преступления, отягчающего наказание.

Так например, действия лица при завладении имуществом, не применявшего к потерпевшему насилия, опасного для его жизни или здоровья, и не угрожавшего таким насилием, переквалифицированы с разбоя на грабеж.

По приговору суда Назаров признан виновным в совершении разбойного нападения в целях хищения чужого имущест ва организованной группой, в крупном размере. Кроме того, признан виновным в грабеже.

18 января 1999 г. Назаров совместно с соучастниками проник в квартиру потерпевшего С., где Якимов нанес С. удар кулаком в лицо, в результате чего последний упал. Назаров и другие осужденные нанесли лежащему на полу потерпевшему несколько ударов руками и ногами по различным частям тела, в результате которых у последнего образовались поврежде ния, не причинившие вреда здоровью.

Затем Якимов поместил потерпевшего С. в ванную комнату и стал душить его.

Назаров и другие соучастники в это время потребовали у находившейся в квартире П. указать местонахождение денег и ценных вещей. В то время как Назаров остался сторожить П., другие осужденные, обыскав квартиру, похитили 10 200 дол ларов США и другое имущество и с места происшествия скрылись.

По приговору суда Назаров осужден по п. "а", "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ и п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Назаров по п. "а" ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 167, ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222 УК РФ оправдан за недоказанностью участия в совер шении преступлений.

Кассационная инстанция изменила приговор, исключила осуждение Назарова по п. "а" ч. 3 ст. 161 и п. "а" ч. 3 ст. УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ переквалифицировал действия Назарова по эпизоду хищения из квартиры С. с п. "б" ч.

3 ст. 162 УК РФ на п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ, указав следующее.

Органы следствия, предъявляя обвинение Назарову по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, указали, что, войдя в квартиру потер певшего, Якимов нанес потерпевшему удар кулаком в лицо, отчего тот упал на пол, после чего Назаров и соучастники на несли С. несколько ударов руками и ногами в различные части тела, в результате которых у С. образовались ушибы головы, гематомы мягких тканей лица, поясничной области, т.е. повреждения, не причинившие вреда здоровью. Затем Якимов на сильственно поместил С. в ванную комнату и, угрожая применить к потерпевшему насилие, опасное для жизни и здоровья, стал душить потерпевшего цепью, фиксирующей сливную пробку в ванной, использовав ее в качестве оружия.

Таким образом, органы следствия указали, что угроза насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, исходила от Якимова.

Указание суда на то, что Назаров, избивая С., подверг опасности его жизнь и здоровье, сделано в нарушение требований УПК РФ, не допускающей ухудшения положения обвиняемого.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Однако судом не установлено, что Назаров знал о применении Якимовым цепочки от сливной пробки в процессе нападения, а также что сам Назаров применял к потерпевшему насилие, опасное для жизни и здоровья, либо угрожал С. применением такого насилия.

Следующий пример. В случае причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей в ходе разбойного нападения действия виновного полностью охватываются составом преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, и дополнительной квалификации по ст. 111 УК РФ не требуют.

См. : О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое : постановление Пленума верховного Суда РФ № 29 от 27.12.2002.

Как видно из материалов дела, Воронцов с целью завладения деньгами потерпевшей напал на нее и нанес ей топором три удара по голове, причинив тяжкий вред здоровью. Действия Воронцова квалифицированы судом по ч. 3 ст. 30, п. "з" ч. ст. 105 УК РФ и по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Суд кассационной инстанции переквалифицировал действия Воронцова с ч. 3 ст. 30 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. ст. 111 УК РФ.

Заместитель Генерального прокурора РФ в надзорном представлении поставил вопрос об изменении состоявшихся по делу судебных решений в связи с неправильной квалификацией действий осужденного, указав на то, что квалификация од них и тех же действий в отношении одного потерпевшего по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ и ч. 1 ст. 111 УК РФ неправомерна.

Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил надзорное представление по следующим основаниям.

Действия осужденного Воронцова, связанные с нападением на потерпевшую с целью завладения ее деньгами, в ходе которого потерпевшей был причинен тяжкий вред здоровью, квалифицированы судом по совокупности преступлений, пре дусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 162 и ч. 1 ст. 111 УК РФ.

По смыслу уголовного закона причинение вреда здоровью при разбое полностью охватывается составом этого преступ ления. Поэтому, если при разбое причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего, дополнительной квалификации по ч. 1 ст.

111 УК РФ не требуется.

Следующий пример. Суд, признав лицо виновным в разбойном нападении и причинении смерти потерпевшей по неосторож ности, правильно квалифицировал его действия по п. "б", "в" ч. 2 ст. 162 и ч. 1 ст. 109 УК РФ.

Рауд и Кириченко договорились об ограблении потерпевшей. В совершение данного преступления они вовлекли несо вершеннолетнюю Красильникову.

Обманным путем проникнув в квартиру потерпевшей, Кириченко, требуя выдачи денег и ценностей, стал избивать ее, а Красильникова и Рауд в это время обыскивали дом.

Испугавшись, потерпевшая передала Кириченко 30 р., шесть бутылок водки и золотые серьги.

Продолжая требовать деньги, золото и другое имущество, Кириченко матерчатой удавкой стал сдавливать шею потер певшей. В процессе удушения у нее произошел сердечный приступ, от которого она скончалась на месте происшествия. По сле этого нападавшие завладели ее имуществом, деньгами и золотыми изделиями.

Суд первой инстанции квалифицировал действия Кириченко по ч. 1 ст. 109 УК РФ, п. "б", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ и ч. ст. 150 УК РФ, действия Рауд по п. "а", "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ, ч. 4 ст. 150 УК РФ и Красильниковой по п. "а", "в" ч. 2 ст. УК РФ.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и направлении дела на новое судебное рассмотрение. По мнению автора протеста, суд, установив, что сдавливание шеи петлей спровоцировало сердечный приступ, от которого последовала смерть потерпевшей, ошибочно расценил действия виновного как причинение смерти по неосторожности. Осужденные, как видно из их показаний, считали, что смерть потерпевшей наступила от удуше ния. Никто из них, в том числе и Кириченко, не предполагал наличия у погибшей каких-либо заболеваний и возможности на ступления смерти в результате болезни.

Президиум Верховного Суда РФ оставил протест без удовлетворения, указав следующее.

Из показаний Красильниковой видно, что Кириченко неоднократно сдавливал шею потерпевшей, требуя деньги и цен ности.

Вместе с тем Кириченко при допросе в качестве подозреваемого, признавая, что он душил потерпевшую и требовал деньги, утверждал, что убивать ее не хотел.

Таким образом, примененное Кириченко насилие к потерпевшей имело целью понудить ее указать, где находятся цен ности.

Как видно из заключений судебно-медицинских экспертов, смерть потерпевшей могла наступить как от острой сердеч ной недостаточности, так и от механической асфиксии.

При таких обстоятельствах суд обоснованно исходил из конституционного положения, согласно которому неустрани мые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу, и правильно квалифицировал действия Кириченко по п.

"б", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ и ч. 1 ст. 109 УК РФ.

В отличие от выделенных законодателем видов умысла (прямого и косвенного) разработанные наукой уголовного права виды умысла, различающиеся степенью определенности представлений субъекта о существенных объективных свойствах деяния, оказывают влияние на квалификацию преступлений. К таким видам умысла принято относить определенный, неоп ределенный и альтернативный умысел.

Определенный умысел выражается в том, что лицо имеет конкретное представление о качественных и количественных показателях важнейших свойств деяния. Если у субъекта имеется четкое представление о каком-либо одном индивидуально определенном результате, умысел является простым определенным. Если сознание виновного охватывает возможность на ступления двух или более конкретно определенных последствий или возможность причинения вреда одному из двух объек тов, умысел является альтернативным.

Неопределенный умысел выражается в том, что объективные свойства деяния хотя и охватываются представлениями виновного, но индивидуально не определены. Лицо имеет лишь обобщенное представление о них. Неопределенный умысел широко распространен при совершении преступлений против личности. Так, лицо, умышленно нанося удары потерпевшему в разные части тела, предвидит, что своими действиями причинит вред здоровью, но степень тяжести причинения этого вре да может в своем сознании не конкретизировать.

Мотив и цель как факультативные признаки субъективной стороны преступления имеют значение для уголовно правовой квалификации лишь при совершении умышленных преступлений. В неосторожных преступлениях мотив и цель устанавливаются лишь для выяснения причин и условий, способствующих совершению преступления, для выяснения харак теристики личности виновного, и могут лишь оказать влияние на назначение наказания. Указание мотива и цели в качестве обязательного признака субъективной стороны преступления является свидетельством того, что данное преступление может быть совершено лишь умышленно.

Так например, убийство, сопряженное с разбоем, предполагает корыстный мотив, поэтому дополнительной квалифика ции по признаку убийства "из корыстных побуждений" не требуется.

Граждане Ж. и К. наряду с другими преступлениями признаны виновными в покушении на умышленное убийство, со пряженное с разбоем, совершенное группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, из корыстных побуждений.

Рассмотрев материалы дела в кассационном порядке, Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор изменила, ис ключив из него указание об осуждении этих лиц по признаку "из корыстных побуждений" п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ в связи с тем, что квалифицирующий признак убийства – "сопряженное с разбоем" – предполагает корыстный мотив совершения дан ного преступления, и дополнительный квалифицирующий признак, предусмотренный этим пунктом, – "из корыстных побу ждений" – в таком случае является излишним.

Если при совершении убийства по найму в действиях виновного имелись корыстные побуждения, то дополнительной квалификации по данному признаку не требуется.

Материалами дела установлено, что с целью уклонения от возврата долга Дмитриев поручил Гавловскому убить И., Р. и З.

Для совершения убийства трех лиц Дмитриев предложил Гавловскому подыскать надежного соисполнителя, и тот при влек к участию в преступлении своего знакомого Шестова, пообещав ему материальное вознаграждение.

Выполняя разработанный план убийства, осужденные встретились с потерпевшими И. и Р., посадили их в автомашину, где Шестов нанес ножом удар по шее Р.

После этого Гавловский извлек из-под одежды заряженный обрез охотничьего ружья, но потерпевшие успели выско чить из машины. Тогда Гавловский произвел прицельный выстрел из обреза в убегавшего Р., причинив ему сквозное ранение грудной клетки, выстрелил в потерпевшего И., но промахнулся. После этого осужденные скрылись.

По приговору суда Шестов осужден по ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 30 п. "а", "з" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 30, п. "а", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Кассационная инстанция оставила приговор без изменения.

Президиум Верховного Суда РФ исключил из осуждения Шестова квалифицирующий признак "приготовление и поку шение к убийству из корыстных побуждений", поскольку покушение на убийство И. и Р. и приготовление к убийству З. бы ло совершено по найму, подразумевающему материальное вознаграждение.

Субъективная ошибка и ее влияние на квалификацию преступления Субъективная ошибка – это неправильное представление лица об объективных свойствах общественно опасного деяния или его противоправности. В зависимости от предмета, относительно которого возникает заблуждение лица, субъективную ошибку принято делить на юридическую или фактическую. Юридическая ошибка, которая представляет собой заблуждение лица относительно юридических свойств и юридических последствий совершаемого деяния, не влияет на квалификацию преступления и вследствие этого не будет являться предметом рассмотрения в данной работе.

Фактическая ошибка – это неверное представление лица относительно фактических обстоятельств, являющихся объек тивными признаками состава данного преступления и определяющих характер преступления и степень его общественной опасности. В зависимости от содержания неверных представлений лица принято различать различные виды фактических ошибок. Рассмотрим правила квалификации преступлений применительно к каждой из них.

1. Если лицо ошибочно полагает, что посягает на один объект, а фактически причиняет вред другому объекту, содеян ное квалифицируется в соответствии с направленностью умысла виновного как покушение на то преступление, которое ох ватывалось намерением виновного. Так, если лицо намеревалось похитить наркотики, а фактически похитило лекарства, не являющиеся наркотическими средствами, содеянное следует квалифицировать как покушение на похищение наркотиков – ч.

3 ст. 30, ч. 1 ст. 229 УК. Эта позиция нашла отражение в ряде постановлений Пленума Верховного Суда РФ. Например, в п. постановления "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" содержится положение, что покупатели, которые вместо наркотических, психотропных, сильнодействующих или ядовитых веществ приобрели какие-либо иные средства или вещества, "при нали чии предусмотренных законом оснований могут нести ответственность за покушение на незаконное приобретение" этих ве ществ20.

В п. 13 постановления "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, бое припасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств" указано, что "если лицо похитило непригодные к функциональному использованию огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные уст ройства, заблуждаясь относительно их качества и полагая, что они исправны, содеянное следует квалифицировать как поку шение на хищение" этих предметов21.

2. Если лицо ошибочно полагает, что посягает только на один объект, тогда как фактически страдают два и более объ екта, охраняемых уголовным законом, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений как оконченное преступление против того объекта, на который были направлены действия (бездействие) виновного и неосторожное престу пление, затрагивающее другой объект, если виновный должен был и мог предвидеть возможность причинения вреда друго му объекту. Если в таких случаях причинение вреда другому объекту по неосторожности является квалифицирующим при знаком рассматриваемого умышленного преступления, квалификация по совокупности не требуется. Так, если виновный См. : О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействую щими и ядовитыми веществами : постановление № 9 от 27.05.1998.

См. : О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств : постановление № 5 от 12.03.2002.

хотел из мести поджечь дом своего соседа, в котором от пожара погибли люди, наличие которых в доме виновный не предви дел, но должен был и мог предвидеть, содеянное квалифицируется по ч. 2 ст. 167 УК РФ.

3. Если умысел виновного был направлен на причинение вреда нескольким объектам, а фактически пострадал только один из них, содеянное квалифицируется как оконченное преступление против объекта, которому фактически причинен вред, и покушение на преступление против объекта, которому вред не нанесен, по совокупности. Так, если виновный поджи гает дом с целью убийства его жителей, но по независящим от виновного обстоятельствам люди не пострадали, содеянное квали фицируется как умышленное уничтожение имущества путем поджога и покушение на убийство общеопасным способом (ч. ст. 167, ч. 3 ст. 30, п. "е" ч. 2 ст. 105 УК).

4. Неверное представление лица о предмете преступления, которое не сопровождается ошибкой в объекте преступле ния, не влияет на квалификацию преступления. Так, если виновный хотел украсть имущество у гражданина А, а по ошибке украл имущество гражданина Б, содеянное квалифицируется как оконченное хищение.

Если ошибка в предмете преступления сопровождается ошибкой в объекте преступления, необходима квалификация по направленности умысла как покушение на тот объект, который охватывался намерениями виновного. Так, если виновный, приняв зажигалку за пистолет, похитил его, содеянное подлежит квалификации как покушение на хищение оружия.

5. Ошибка в личности потерпевшего, если она не сопровождается ошибкой в объекте преступления, не влияет на ква лификацию. Так, если некто А хотел убить некоего Б, но в темноте перепутал его с другим человеком и убил последнего, содеянное подлежит квалификации как оконченное убийство.

Если же ошибка в личности потерпевшего сопровождается ошибкой в объекте преступления, квалификация произво дится по направленности умысла виновного. Так, если виновный хотел из мести убить судью, а убил другого человека, соде янное квалифицируется как посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследова ние (ст. 295 УК).

6. Посягательство на "негодный" объект, т.е. объект, не обладающий свойствами, наличие которых предполагает ви новный, квалифицируется по направленности умысла как покушение на соответствующее преступление. Так, если виновный стреляет в труп, считая, что стреляет в живого человека с целью его убийства, деяние квалифицируется как покушение на убийство.

7. Если виновный использовал для совершения преступления непригодное в данном случае средство, которое он считал вполне пригодным, квалификация производится в соответствии с направленностью умысла как покушение на преступление.

Так, выстрел с целью убийства из ружья, давшего осечку, квалифицируется как покушение на убийство.



Pages:   || 2 | 3 |
 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.