авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского

Зональная научная библиотека им. В. А. Артисевич

Сборник воспоминаний о Вере Александровне Артисевич

САРАТОВ

Издательство «Научная книга»

2008

УДК 027.7 (470.44-25) + 929 Артисевич

ББК 78.34 (235.54)

В85

Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я:

И. В. Лебедева (отв. редактор), И. В. Крутихин, А. В. Зюзин (сост., отв. секретарь), Т. М. Смирнова, М. Н. Хавкина Вспоминая Библиотечную легенду : сб. воспоминаний о Вере В85 Александровне Артисевич / cост. А. В. Зюзин ;

отв. ред. И. В. Лебе дева. — Саратов : Изд-во «Научная книга», 2008. — 100 с. : ил.

Предлагаемый читателям сборник является продолжением юби лейного издания «Библиотечная легенда» (Саратов, 1996) и содержит воспоминания о директоре ЗНБ СГУ (1932—1999) В. А. Артисевич.

Для библиотекарей вузов и техникумов, преподавателей, студен тов институтов (академий, университетов, колледжей) культуры и всех, интересующихся историей Зональной научной библиотеки им.

В. А. Артисевич Саратовского государственного университета им.

Н. Г. Чернышевского.

Научное издание Редактор Н. В. Стручалина Ответственный за выпуск А. В. Зюзин Компьютерная верстка и подготовка оригинал-макета А. В. Зюзина Подписано в печать 28.05.2008. Формат 60 х 84 1/16.

Бумага офисная. Гарнитура Times. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 5,81 (6,25). Уч.-изд. л. 4,2. Заказ Издательство «Научная книга».

410054, г. Саратов, ул. Большая Садовая, д. 127.

Отпечатано в типографии АВП «Саратовский источник».

410012, г. Саратов, ул. Университетская, д. 42, офис 106.

ISBN 978 - 5 - 9758 - 0382 – © Авторы статей, © Зональная научная библиотека им. В. А. Артисевич Саратовского государственного университета, ~2~ Вспоминают сотрудники ЗНБ СГУ ~3~ ~4~ ~5~ Л. В. Гусева ВЕРА АЛЕКСАНДРОВНА — КАКОЙ ЕЁ ПОМНЮ Ещ когда я училась в Ленинградском библиотечном институте, слышала от преподавателей В. Ф. Сахарова и Б. Ю. Эйдельмана мно го восторженных отзывов о библиотеке Саратовского университета и е директоре Вере Александровне Артисевич. В. Ф. Сахаров был ру ководителем моей курсовой работы по открытому доступу к фондам, и, узнав, что я из Саратова, с удовольствием вспоминал о поездке в 1939 г. в Выборг группы библиотечных работников, в которой была и Вера Александровна, о е деловой активности и о том, с каким инте ресом знакомились они с библиотеками и достопримечательностями этого города.

В 1958 г. наш институт широко и празднично, с приглашением большого числа гостей, отмечал сво 40-летие. На эти юбилейные торжества приезжала и Вера Александровна. Помню е в синем пла тье со светло-серой вышивкой на воротничке, которое ей очень шло.

В холле института в перерыве между заседаниями она оживленно бе седовала с коллегами. Я решилась подойти к ней, сказала, что через год оканчиваю институт, что в Саратове живут мои родители и очень хотелось бы работать в библиотеке Саратовского университета. По нятно, что в обстановке праздничной суматохи, на ходу, Вера Алек сандровна не могла что-то обещать или сразу принять какое-то реше ние в отношении студентки, которая была для не «котом в мешке», и она только сказала: «Что же, посмотрим, посмотрим…». Но так как Саратов не входил в зону распределения Ленинградского института, после его окончания в 1959 г. я поехала на работу в Куйбышевский бибколлектор, где проработала полгода. По печальным обстоятельст вам, после смерти отца, приехала в Саратов к маме. И здесь уже пере до мной не стоял вопрос, в какую библиотеку устраиваться на работу.

Вот так и пришла в апреле 1960 г. к Вере Александровне, рас сказала о себе и заявила: «Хочу работать только в Вашей библиоте ~6~ ке». Посмотрев на мой диплом, Вера Александровна со свойственной ей решимостью, без колебаний определила мою судьбу: «Пишите за явление, завтра приходите на работу и принесите вкладыш в диплом с оценками». Я говорю, что диплом «с отличием», а она ответила: «Я вижу, но принесите – хочу посмотреть». На следующий день она от правила меня на рабочее место в кабинет библиотековедения.

Ознакомившись с моей биографией, Вера Александровна, види мо, усмотрела склонность к организаторской и общественной работе и сразу рекомендовала меня быть секретарм комсомольской органи зации библиотеки. До меня секретарм была Роза Плешакова, но она уезжала на постоянное место жительства в Москву.

Я сразу включилась в работу. Вера Александровна с одобрением отнеслась к нашей инициативе сбора книг для сельских библиотек и попытке установить деловой контакт с комсомольской организацией НБ МГУ. Она рекомендовала меня обкому комсомола для нескольких инспекторских поездок по библиотекам и книжным магазинам облас ти (Балашов, Ершов, Ал. Гай и др.).

Однажды, когда я уже вышла из комсомола по возрасту, прихо жу на работу, а на мом столе лежит написанная Верой Александров ной рекомендация для вступления в партию. Никакого предваритель ного разговора по этому поводу у Веры Александровны со мной не было, возражения были неуместны. А через несколько лет, опять по рекомендации Веры Александровны, я длительное время выполняла обязанности секретаря парторганизации библиотеки и была председа телем Кировской районной организации Добровольного общества любителей книги. Эту общественную работу я добросовестно выпол няла 16 лет, вс время его существования.

Первые годы после строительства нового здания были периодом расцвета библиотеки. В ней царил порядок, дисциплина, деловитость, ответственность, уважение к уже не работавшим в библиотеке со трудникам старшего поколения, к их труду. Мы постоянно слышали от Веры Александровны имена К. И. Дворецковой, Л. А. Грицфельд, Т. С. Пензиной, М. Л. Маршал, О. Ю. Бибило и других.

~7~ Вера Александровна подбирала кадры высокого уровня профес сиональной подготовки. Она хорошо сознавала, что для успешного ве дения всех рабочих процессов в библиотечном деле нужен не только достойный общеобразовательный уровень, но и глубокие знания сути библиотечных процессов в вопросах комплектования, каталогизации, систематизации, организации библиографической работы и т. д.

Вера Александровна утверждала, что библиотека не любит рав нодушных. Сотрудник должен быть эрудированным и воспитанным.

Не секрет, что при приме на работу она уделяла внимание и внеш ним данным. В одном интервью она говорила: «Очень важно, чтобы сотрудница библиотеки была человеком привлекательным, красивым, хорошо бы со вкусом одевалась, симпатию к себе вызывала, непре менно была бы вежлива и внимательна к запросам читателей».

Вера Александровна создала грамотный коллектив, высоко про фессионально выполняющий свои обязанности. Было интересно ра ботать с людьми, чьи имена заслуженно вписаны в историю библио теки: А. Н. Грозевская, Л. Б. Левина, Н. П. Никитина, П. А. Супониц кая, Р. М. Акчурина, И. И. Сердюк, А. И. Максюшкина, А. Я. Ильина, Л. К. Бурьян, Т. А. Королькова, Л. А. Корюкина, Л. В. Симонова и др.

Будучи человеком коммуникабельным и склонным к активной переписке с наиболее авторитетными практиками и теоретиками биб лиотечного дела, Вера Александровна устанавливала с ними профес сиональные контакты, делилась своим опытом, а профессиональными знаниями этих специалистов старалась обогатить коллектив библио теки. В разные годы она приглашала для чтения курсов лекций или отдельных выступлений таких библиотековедов, как Григорьев Ю. В., Амбарцумян З. Н., Рудомино М. И., Шамурин Е. И, Здобнов Н. В., Левин Л. А., Соколов А. Л., Столяров Ю. Н. и др.

Вера Александровна поощряла заочное обучение в библиотеч ных вузах. К началу 60-х годов в библиотеке было много сотрудни ков, имеющих высшее очное и заочное библиотечное образование.

Вера Александровна не скупилась и не стесняла возможности ездить в командировки сотрудникам библиотеки, участвовать в раз ~8~ личных библиотечных форумах, совещаниях, конференциях, знако миться с постановкой работы в других библиотеках — республикан ских, вузовских, просто интересно работающих. Многим сотрудникам библиотеки посчастливилось побывать в библиотеках Москвы, Ле нинграда, Еревана, Минска, Риги, Таллинна, Тарту, Перми, Одессы, Новосибирска, Томска, Казани, Воронежа, Волгограда, Самары, Аст рахани, Ульяновска и др.

Это давало возможность общения с коллегами, это было позна вательно и интересно профессионально и, что греха таить, — скраши вало однообразие будней библиотечной работы. О впечатлениях и ре зультатах этих поездок обязательно рассказывали на семинарах всему коллективу библиотеки.

С момента строительства нового здания наша библиотека стала «Меккой», куда приезжали библиотечные работники со всех уголков страны посмотреть, познакомиться с организацией работы, перенять опыт. В Книге записей почтных гостей вся география страны — от Прибалтики до Дальнего Востока. Вера Александровна с открытым сердцем принимала всех. Она была гостеприимной хозяйкой — встречала, устраивала с жильм, часто в самой библиотеке, щедро де лилась с гостями опытом, дарила им методические пособия и печат ные труды сотрудников библиотеки.

Библиотеку посещало много официальных гостей. Она была обязательным объектом посещения для всех важных персон, приез жавших в город или университет — министров, иностранных гостей, профессоров и преподавателей университетов и вузов из различных городов и т. д. Почти всегда Вера Александровна сама проводила их по библиотеке, рассказывая и с гордостью показывая свои владения, представляла гостям заведующих и всегда находила какие-то важные моменты и детали в работе отделов, о которых считала нужным рас сказать гостям.

Вс новое, что появлялось в библиотечном деле, Вера Алексан дровна по возможности старалась приобрести и применить в работе библиотеки. Не вс приживалось, часто это были временные новации.

~9~ Оценку полезности и значимости давало время, а библиотека опыт ным путм проходила эти периоды «проб и ошибок». Но что-то оста валось на долгое время, облегчало работу и приносило пользу.

Можно вспомнить первоначальное широкое представление фондов в открытом доступе, организацию внутрибиблиотечных теле визионных передач, использование в работе перфокарт и цветных рейтеров, оснащение механической техникой переплтной мастер ской, приобретение аппарата для перевода текстов на микроплнки, использование таких технических средств, как счтные машинки ме дицинского назначения и МУС-10, печатных средств — ротатора, ро тапринта, «ДОКУФО» и, наконец, внедрение и использование одними из первых среди вузовских библиотек компьютерной техники. Мно гое из этого ушло в прошлое, забыто, но было когда-то предметом гордости Веры Александровны и всех сотрудников библиотеки.

У Веры Александровны всегда был очень плотный рабочий гра фик. Она решала хозяйственные и производственные проблемы, про водила совещания с сотрудниками отделов по различным рабочим профессиональным вопросам, переписывалась и перезванивалась с Министерством, с директорами университетских библиотек, с члена ми Межведомственной библиотечной комиссии. Она писала много деловых бумаг в руководящие учреждения по широкому кругу про блем в библиотечном деле, вела дневниковые записи, которые теперь стали бесценной летописью библиотеки. Надо сказать, что она очень хорошо понимала историческую ценность таких записей, где-то в 1970-х годах призывала всех заведующих вести дневники и даже раз дала по отделам солидные переплты журналов для этой цели. Но, к сожалению, от суеты повседневных дел и от лености исполнителей предложение не стало воплощением. А как были бы полезны такие записи для изучения истории отделов!

Вере Александровне мы обязаны созданием огромного, бога тейшего, бесценного фотоархива — фотоистории библиотеки в лицах и событиях за все годы е работы. Для создания этой фотолетописи она имела смелость держать в штате библиотеки фотографа.

~ 10 ~ Вера Александровна регулярно делала обход всех отделов, всех служебных помещений библиотеки, всегда первой подавала руку, здо роваясь со всеми сотрудниками. Для всех находились деловые и участ ливые добрые слова. Именно эти моменты в е общении с коллективом остались в памяти многих сотрудников старшего поколения.

Авторитет и уважение к Вере Александровне в университете и библиотеке были безграничны. На всех собраниях и активах универ ситета она обязательно была в президиуме. Она почти всегда высту пала на этих собраниях, тщательно готовилась к ним. Отстаивала ин тересы библиотеки, подчеркивала е значение в информационной поддержке научного и учебного процесса в университете. После соб раний ей всегда было важно услышать от присутствующих сотрудни ков библиотеки, было ли деловым и удачным е выступление. Ей нужна была участливая человеческая поддержка.

Вера Александровна обладала каким-то магическим воздействи ем на окружающих. Ей невозможно было возразить или отказать в просьбе. Касалось ли это служебных, хозяйственных, общественных дел — сотрудники готовы были сделать вс, потому что «Вера Алек сандровна сказала — надо».

Когда Вере Александровне для какой-то очередной е работы нужно было разыскать документы, ссылки, уточнить цитаты, даты, имена, и она поручала это сделать библиографам, или сотрудникам отдела периодики, или сотрудникам кабинета библиотековедения, а иногда всем сразу — начинался аврал. Поручение надо было выпол нить срочно и точно. И все старались, все рылись в каталогах, фондах, в библиографических и справочных изданиях, все помогали друг дру гу, потому что «это надо для Веры Александровны».

На посту директора библиотеки Вера Александровна пережила страшные годы репрессий, в которые, как и везде, в университете по страдали многие профессора, преподаватели и сотрудники. При взгляде в прошлое с позиции сегодняшнего дня понимаешь, что тогда выбрать жизненную позицию, не потерять себя, не погрешить против совести, остаться человеком — это было подвигом, высоко мораль ~ 11 ~ ным поступком. Вера Александровна не раз рассказывала о том, как она помогала пострадавшим, как заступилась за арестованного глав буха СГУ Тайкова И. Ф., как был арестован ректор СГУ Хворо стин Г. Г., у которого осталась беззащитная семья, и Вера Александ ровна не оставила их в беде, оказывала им поддержку и помощь.

Вера Александровна была добра и сочувственно относилась к лю дям, нуждающимся в помощи. В некоторых случаях, делая добро, она брала на себя ответственность. Несколько лет в библиотеке работала машинисткой А. И. Севастьянова, бывшая актриса театра оперетты. В это время ей было уже много лет, но она активно и с удовольствием участвовала в художественной самодеятельности библиотеки. Она была одинока и не имела жилья. Вера Александровна предоставила ей для проживания комнату в библиотеке, где она и жила до отъезда в Ленин градский дом ветеранов сцены. На много лет, благодаря милосердию Веры Александровны, нашла пристанище в библиотеке семья Игнатье вых — Валентин Иванович, работавший в хозчасти, его жена Таисия Владимировна, работавшая переплтчицей, и двое их детей. Они жили в помещении библиотеки до приобретения собственной квартиры.

О себе могу сказать, что Вера Александровна гуманно отнеслась ко мне, когда в конце 1960-х годов произошла история с книгой В. Набокова «Приглашение на казнь». Тогда возникли неприятности с вмешательством КГБ, и их представители в течение длительного вре мени на городских собраниях в разных коллективах склоняли мо имя как сотрудницы библиотеки. Конечно, это был удар по престижу биб лиотеки. Но Вера Александровна не упрекнула меня, не устраивала разборок по поводу случившегося, не приняла карательных мер, и я продолжала работать.

Вера Александровна могла по-разному относиться к индивиду альным особенностям характера человека, но умела ценить в людях служение интересам библиотеки и те качества, знания и умения, ко торыми они обладали и использовали на благо библиотеки. Она цени ла в Н. П. Никитиной е профессиональный капитал;

она ценила в П. А. Супоницкой и сотрудниках справочно-библиографического от ~ 12 ~ дела их творческий потенциал;

она ценила в Т. А. Корольковой, Л. А. Корюкиной, А. Д. Фоминой их индивидуальный талант, худо жественные способности, умение средствами массовой работы мо ментально реагировать на важные события. Наверное, что-то ценила и во мне, когда в 1985 г. совершенно неожиданно для меня представила на звание заслуженного работника культуры РФ.

Летом 1976 г. я была вместе с Верой Александровной в команди ровке в Суздале, где незадолго до этого был выстроен оригинальный ту ристический комплекс, в стиле старинных русских теремов, в котором мы жили. Проходило заседание представителей библиотек-участниц Всесоюзного исследования проблемы «Библиотека и научная информа ция», проводимого ГПБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. Присутствовали известные лица из библиотечного мира Москвы, Ленинграда, директора крупных библиотек страны. Со многими из них Вера Александровна бы ла знакома, и ей было интересно общаться с ними не только в официаль ной обстановке, но и на вечерних посиделках. Были экскурсии по исто рическим местам, по местам старой церковной архитектуры, были ве черние прогулки по окрестным полям, заросшим душистой травой.

Уцелевшие церкви стояли закрытыми. Действующими были единицы. В одну из церквей Суздаля, которая была открыта, мы с Ве рой Александровной решили заглянуть. Я была поражена тем, что пе ред входом в церковь Вера Александровна перекрестилась. Я тогда не знала, что это был обязательный христианский ритуал, наверно, усво енный Верой Александровной ещ с е дореволюционного детства.

Там же в Суздале, в сувенирной лавке, вместе с Верой Алексан дровной выбирали ей серебряное кольцо с опалом, которое она купи ла и носила до конца жизни. Я всегда смотрела на это кольцо и заме чала, что с годами цвет камня угасал.

Этому предшествовала другая история с кольцом Веры Алек сандровны. Она носила кольцо с бриллиантом, после одного новогод него вечера, который коллектив отмечал в конференц-зале библиоте ки, Вера Александровна обнаружила, что в кольце нет камня. В тот вечер на е плечи был накинут красивый оренбургский платок. Воз ~ 13 ~ можно, тонкая нить зацепилась за крепление, и камень выпал. Искали его несколько дней в зале и кабинете, но так и не нашли. Вера Алек сандровна переживала и в разговоре со мной сказала: «Это ещ одна моя жертва библиотеке».

Дело своей жизни, свою родную библиотеку она любила безза ветно и не жалела личных средств, если что-то надо было приобрести или оплатить какую-то работу, необходимую библиотеке. Близкие ей люди свидетельствовали, что значительная часть зарплаты и Государ ственной премии е мужа, профессора Б. К. Фенюка, вкладывались в строительство и благоустройство здания библиотеки.

Помню, как в 1961 г. после окончания школы сын Веры Алек сандровны Саша поступал на физический факультет. В день первого письменного экзамена по литературе она была в жутком волнении.

Группа абитуриентов сдавала в читальном зале научных работников (тогда это был читальный зал отдела периодики). Прошло какое-то время, Вера Александровна в слезах идт по коридору и говорит: «Он ещ ничего не написал». Мы е успокаивали, говорили, что он собе ртся с мыслями, обдумает тему и вс напишет.

Сашу Вера Александровна любила особой любовью — жертвенно и преданно. Она делала для него вс, что могла, гордилась и радовалась его успехам и очень переживала некоторые перипетии его жизни. После окончания университета и по сей день, он работает в г. Протвино в НИИ высоких энергий и является его представителем в Швейцарии.

А потом все свои эмоции, любовь и заботу перенесла на сына Саши — внука Бориса. В годы его учбы в МГУ она трогательно за ботилась о нм, постоянно отправляла Боре посылки, бандероли и всегда с большим желанием рассказывала о его стараниях в учбе, о появившемся интересе к научной работе. Она гордилась тем, что он пошл по научному пути своего деда Б. К. Фенюка и выбрал научное направление в области биохимии. Борис окончил аспирантуру МГУ и работает в научных учреждениях Германии и Японии.

Старшая дочь Элеонора Леонидовна была неразлучна с Верой Александровной до конца е жизни. Судьба Элеоноры связана с биб ~ 14 ~ лиотекой с детских лет. Она прошла школу воспитания и обучения библиотечному делу среди старшего поколения библиотечных работ ников. Окончила Саратовский университет и проработала в нашей библиотеке 50 лет.

Все значительные «круглые» даты рождения и трудового стажа Веры Александровны отмечались в библиотеке. Самым грандиозным был е 70-летний юбилей в 1977 г., когда к нему был приурочен Пле нум ЦНМБК. Съехалось множество гостей — представители Мини стерства образования, директора крупных государственных и универ ситетских библиотек, присутствовали ректор, профессора универси тета, сотрудники библиотек города, друзья Веры Александровны. В организации торжеств огромное участие принимали все сотрудники библиотеки. Это был замечательный, незабываемый праздник для юбиляра и для всех нас. Среди множества приветственных и добрых слов в адрес Веры Александровны было скромное приветствие от со трудников отдела периодики:

Друзья! Большие юбилеи Приносят радость нам всегда.

Наш юбиляр — судьбы счастливой Большая, яркая звезда!

Е работа — труд титана.

Необходимы в ней порой Дар дипломата, риск и смелость, И женский шарм, и ум мужской.

И телевиденье, и ксерокс В НБ – плоды е идей.

И вновь созвучна веку смелость – Внедрить в читальный зал дисплей!

В Стокгольме, Праге, Берне, Риме Нам всех столиц не сосчитать, Библиотечную премудрость Она стремилась постигать.

~ 15 ~ В ней скрыта сила притяженья Как у космических светил.

Живт в счастливом окруженьи Тех, кто всегда е любил.

Гордимся, что Ю. Пашка, Федин Ей воспевали фимиам, И стать е учениками Счастливый жребий выпал нам.

Как нам не быть передовыми На нашем праведном пути, Когда идт, преград не зная, Такая Вера впереди?

Желая сил и вдохновенья В свершеньи грандиозных дел, Вас поздравляет с юбилеем «Периодический» отдел!

Большие организаторские способности сочетались у Веры Алек сандровны с личным обаянием и авторитетом. Она умела определить цель, направить коллектив на е достижение и держать передовые по зиции. Она была решительна, когда это касалось интересов библиоте ки. Была готова самостоятельно, иногда с риском, принимать смелые решения. Для руководителя это важное и необходимое качество — в этом его умение, мудрость и талант.

Достаточно вспомнить, как решительно она вытеснила матема тиков и физиков, занявших сразу после строительства в новом здании библиотеки первый этаж по ул. Университетской, где теперь разме щается отдел периодики.

О том, как создавался фонд библиотеки, о его коллекциях, как строилось здание, она могла говорить часами, как о любимом ребн ке. Вера Александровна постоянно отстаивала приоритет библиотеки ~ 16 ~ в структуре вуза. Она добилась е известности и признания одной из лучших среди вузовских библиотек. Она сумела поднять е авторитет до международного уровня.

Вера Александровна — человек удивительного творческого темперамента и необыкновенной работоспособности. В последние го ды жизни она занималась проектом новой пристройки к библиотеке, печатала статьи о К. А. Федине, М. И. Рудомино, Л. Б. Хавкиной, о полученных из США книгах, воспоминания о военных годах. У не был замысел воскресить страницы истории университета и судьбы бывших профессоров университета.

Жизнь человеку продлевает стремление творить, ставить цель, воплощать замыслы, видеть результаты своего труда. В этом смысл жизни, секрет молодости и долголетия. Вера Александровна достойно прошла этот путь.

Когда в мае 1998 г., накануне дня своего рождения Вера Алек сандровна здесь, в библиотеке, упала и почувствовала боль в ноге – никто не думал, что это знак беды, и что она никогда больше не пере ступит порог библиотеки, которую так любила, которую создала, по строила, сделала образцовой, которой бесконечно гордилась и посвя тила 70 лет своей жизни.

Всем, что сделала Вера Александровна — она увековечила сво имя в истории библиотеки. В истории культуры имя Веры Александ ровны, безусловно, встанет в одном ряду с корифеями библиотечного дела ХХ века.

В феврале 1999 г. в судьбе библиотеки закончилось «Большое Время Артисевич» — исторический отрезок времени, связанный с именем Веры Александровны.

Как-то в конце 60-х годов, после перенеснного инфаркта, в од ной из наших бесед Вера Александровна сказала: «Когда умру, вынь те мо сердце, положите в банку и захороните его в скверике библио теки у фонтана».

Е сердце навсегда останется в библиотеке — Доме всей е жизни, а память о ней останется в сердцах тех, кто е знал, уважал и любил.

~ 17 ~ ~ 18 ~ Л. А. Корюкина СЧАСТЛИВОМУ ЧЕЛОВЕКУ Библиотека – это призванье!

Ей отдавались без остатка Душа, талант, здоровье, знанья И помыслы высокого порядка.

Когда я впервые увидела Веру Александровну, невольно испы тала робость. На меня в упор смотрели серые глаза красивой женщи ны, смотрели пронзительно и довольно холодно. Я была просителем – искала работу. В библиотеке места не оказалось.

Научная библиотека Саратовского университета в 60-е годы ХХ века имела славу места престижного, попасть сюда на работу было не легко. Славу эту создавало имя е директора Веры Александровны Ар тисевич. Она возглавляла библиотеку уже не один десяток лет, по строила для не красивое удобное здание, укомплектовала замечатель ные фонды и не менее замечательные кадры. Она имела учное звание доцента, заслуженного работника культуры, почтного гражданина Са ратова. В годы Великой Отечественной войны она год исполняла обя занности ректора университета. У не были правительственные награды и многочисленные дипломы победителя в библиотечных конкурсах.

Библиотека тогда добивалась статуса первой категории (и позже полу чила его) наравне с библиотеками МГУ и ЛГУ. Вс это я знала, и как тут было не оробеть. Но судьба вновь привела меня в НБ СГУ уже по рекомендации заведующей массовым отделом Т. А. Корольковой. В этом отделе я впоследствии и проработала более 30 лет.

С Верой Александровной у меня сложились доверительные де ловые отношения и очень тплые личные. Мне повезло. Теперь, когда Веры Александровны нет в живых, и я уже несколько лет на пенсии, могу объективно оценить личность моего директора, не впадая ни в пафос, ни в робость.

~ 19 ~ Масштаб любой личности измеряется, прежде всего, вкладом в дело, которому она посвящает свою жизнь. Истина вроде бы баналь ная, но она от этого не перестат быть истиной. Вклад В. А. Артисевич в библиотечное дело значителен как в теоретическом плане (у Веры Александровны напечатано множество статей и докладов по различ ным вопросам), так и в практическом опыте работы (Вера Александ ровна около 70 лет возглавляла библиотеку, опыт которой изучался и использовался другими библиотеками Саратова и всей страны).

Высокий профессионализм, умение работать с людьми, всегда и во всм быть современной — этот необходимый минимум деловых качеств руководителя был, конечно, у Веры Александровны. Но кро ме этого она обладала множеством достоинств, которые выгодно от личали е от других руководителей во всм библиотечном мире. Вс, что делала Вера Александровна, она делала с любовью, страстно, одержимо. Умение любить — дар, который датся не каждому. К то му же она была красивая женщина (а красота, как известно — огром ная сила), очень эмоциональная, темпераментная, хорошо умела гово рить, удачно пошутить. К тому же она имела сильную волю, упорство в достижении любых замыслов. Казалось, ничто не могло е остано вить. Вера Александровна поощряла в коллективе творческую ини циативу, любила художественную самодеятельность, восторгалась талантами своих сотрудников. Жизнь била вокруг не ключом и неиз бежно зажигала других. Е как бы окружала аура счастливого челове ка. Мог ли быть такой директор неуспешным?

В 1989 году мы отмечали 60-летие библиотечной работы Веры Александровны в ЗНБ СГУ. К этому юбилею я написала несколько сти хотворных строк, которые здесь, думаю, не будет лишним повторить.

Директору В годах почти ещ девчонкой, Но силой духа почти мужской, Вы повели с отменною сноровкой Отсталую библиотеку за собой.

~ 20 ~ И вс Вам было по плечу:

Созданье фондов, штаты, сметы, Строительство, когда по кирпичу Вы возводили книжный храм студентам.

И шла за Вами вся библиотека, Как за счастливым человеком.

Педагогу Достойные воспитанники, в деле У Вас учась, не знали лени.

Теперь идт проверка делом За вами следующих поколений.

Вы с ними молоды всегда И счастливы, как в юные года.

Пропагандисту Душою истый коммунист, Отважный рыцарь книг, Оратор страстный, активист, Всем сердцем массовик.

Какое счастье сознавать, Что можешь словом убеждать, Доказывать и побеждать.

Человеку Никто из нас не ангел во плоти, Но есть хорошая пословица на свете:

Скажи, кто друг, и я скажу, кто ты, Что дорого тебе, за что в ответе.

Здесь лучшего желать нельзя – Вы были счастливы в друзьях.

~ 21 ~ Женщине Красива, женственна сполна, Кокетлива, порой игрива, В любви удачлива, порой ревнива, И так в любые времена.

Вы женщина! Причм здесь увяданье?

Быть женщиной — счастливое призванье.

Коллеге Мы разные, и все из разных поколений Коллеги Ваши. Но все Вас очень ценим И верим в ту счастливую звезду, Что сохраняет Вас и не дат попасть в беду.

Мы отольм для Вас медаль «За преданность библиотеке», И будьте счастливы всегда, Всегда, отныне и навеки!

Это было написано в 1989 году, но я подписываюсь под этими словами и теперь.

Однако было бы неверно, а точнее, неполно свести облик Веры Александровны к безмятежно счастливому человеку. Как директор В. А. Артисевич была и строгой, и требовательной, и, если надо, жст кой. Безмерно любя библиотеку и свою работу, она требовала от со трудников такого же отношения к делу, была нетерпима к небрежности в работе. А потому иногда возникали обиды, непонимание. Но никогда, даже у самых обиженных и нерадивых сотрудников, не возникало чув ства неуважения к строгому директору. Как директор Вера Александ ровна была человеком на свом месте, авторитет е был безупречен.

Прослеживая долгий и замечательный трудовой путь В. А. Ар тисевич, нельзя не отметить, что наиболее плодотворным и творче ~ 22 ~ ским периодом е жизни был период Советской власти. Вера Алек сандровна обладала мощным общественным темпераментом и всегда востребованным энтузиазмом. Она руководила не только библиоте кой, но и многими общественными организациями университета и го рода. Например, Обществами дружбы, сначала с Китаем, потом с Че хословакией. Много ездила за рубеж, изучая опыт библиотек, была членом Международной библиотечной ассоциации (ИФЛА), Научно методического центра страны (ЦНМБК). Она была искренним чело веком и убежднным коммунистом без коленопреклонения перед сильными мира сего. Советская власть не всегда умела ценить своих героев, но Вера Александровна и властью была заслуженно обласка на. Е хорошо знали, и любые двери для не были открыты.

К чести Веры Александровны, она была гибким и мудрым руко водителем, в любые времена умела быть современной, даже в труд ный для нашей страны период демократических перемен. Творческий поиск оставался неизменным стилем е руководства одной из круп нейших вузовских библиотек страны.

Сегодня Зональная научная библиотека Саратовского классиче ского университета находится на качественно новом этапе своего раз вития, но она свято хранит лучшие традиции, заложенные В. А. Арти севич и е коллективом. На здании библиотеки в честь уважаемого директора установлена мемориальная доска, ежегодно проводятся библиотечные чтения в е честь. Это достойная память человеку, ставшему поистине легендой в библиотечном мире.

~ 23 ~ ~ 24 ~ А. П. Котина УДИВИТЕЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК ВЕРА АЛЕКСАНДРОВНА АРТИСЕВИЧ Вера Александровна Артисевич… Почти 70 лет она стояла во главе Научной библиотеки СГУ, нашей родной «Научки».

Матушка-природа щедро одарила е: широко распахнутые глаза, роскошные пушистые волосы, гордая посадка головы, летящая по ходка. Да ещ тврдый характер, аналитический ум и необыкновен ный дар общения с людьми.

Умница и красавица, Вера Александровна привлекала к себе взгляды и мужчин, и женщин. Всегда модно одетая, с лихо накрученной причской, в обуви только на высоком каблучке — она поражала всех.

Женщины тихо завидовали, а мужчины сразу подпадали под е обаяние.

Человек трудолюбивый, волевой и напористый, Артисевич в лет возглавила библиотеку Саратовского университета и сделала е лучшей в городе. Сказать, что ты работаешь в «Научке» — это значит уже оценить себя высоко. Все знали, что у Артисевич работают луч шие, потому что ЗНБ СГУ — это не только вузовская библиотека, но и центр подготовки научных кадров, разработки методических мате риалов в области библиотековедения и библиографии.

А в 34 года эту хрупкую женщину война заставила исполнять обя занности ректора Саратовского университета. И она справилась с этой трудной мужской работой. Вера Александровна держалась сама и под держивала других. Она руководила, хозяйствовала, учила, наставляла, убеждала. Она добивалась всего, входила в кабинеты чиновников само го высокого ранга. Она никогда никого и ничего не боялась.

После окончания войны Вера Александровна стала «пробивать»

строительство здания для библиотеки. Чего это ей стоило, знала толь ко она да е близкие.

Двери роскошного четырехэтажного здания ЗНБ СГУ открылись в 1956 г. Это был образец смелого архитектурного замысла и его блестя щего исполнения. Такого дома не имела ни одна библиотека в Саратове.

~ 25 ~ Артисевич В. А. вновь доказала, что эта красивая, напористая, волевая, умная женщина способна делать мужскую работу на «отлич но». Она высоко держала марку своей фамилии.

Вера Александровна успевала везде: руководила библиотекой, возглавляла методическое объединение вузовских библиотек Сарато ва и зоны Среднего и Нижнего Поволжья, писала научные труды по библиотечному делу, вела самую разную общественную работу, езди ла в командировки по Союзу и за рубеж, выступала на многочислен ных совещаниях, конференциях, семинарах.

А ещ была любящей женой и матерью двоих детей. И просто женщиной — любила похвастаться новыми нарядами и украшениями, которые умела носить, и они ей очень шли.

Из своих длинных пепельных волос она делала самые разные причски. И даже в преклонном возрасте мы никогда не видели е не брежно одетой. Всегда лгкий макияж, всегда закрашена седина. И всегда внимательный взгляд сквозь очки....

Вера Александровна любила обходить отделы библиотеки. Стук е каблуков эхом отзывался по всем коридорам. Ей не составляло труда без лифта вбежать на четвертый этаж.

О своих женщинах-библиотекарях директор ЗНБ СГУ знала вс и помогала всем, кто к ней обращался. Сколько судеб сложилось с е участием, и сколько здоровья и жизней она спасла. Вера Александ ровна устраивала сотрудников на консультации к лучшим врачам, пробивала получение жилья, помогала детям и внукам библиотека рей, постоянно кого-то выручала. Она ходила, просила, добивалась, и перед этой женщиной не мог устоять никто.

Всю жизнь Вера Александровна училась сама и заставляла учиться своих сотрудников: обзоры, уроки для студентов, научные се минары, конференции, командировки. Мы тянулись за своим директо ром, старались заслужить е одобрение. Похвала Артисевич многого стоила, а работать плохо в такой библиотеке было невозможно.

Новатор по складу ума, решительная по характеру, она не боя лась перенимать вс новое, смело внедряла опыт других библиотек.

~ 26 ~ Вере Александровне было уже за 80 лет, когда она загорелась идеей компьютеризации библиотечных процессов. Она заставила нас учиться, и мы ходили в Вычислительный Центр СГУ, постигали азы этого чуда техники, потому что в библиотеке ещ не было ни одного компьютера. Настойчивость нашего директора, е профессиональный и жизненный опыт, е умение заглядывать вперд открыли сотрудни кам и читателям возможности компьютеризации и мир Интернета.

Такой осталась в моей памяти В. А. Артисевич — человек, кото рый всю жизнь верно и преданно служил книге. Е не портили ни ти тулы (а их хватило бы на несколько человек), ни звания (самые за служенные и очень высокие).

Прожить такую долгую жизнь и остаться красивой женщиной с молодым задором в душе, сохранить умение разрешать самые слож ные жизненные задачи — это подвиг. Такие женщины рождаются раз за столетие.

И я благодарна судьбе, что моя жизнь соприкоснулась с этим удивительным человеком — Верой Александровной Артисевич.

~ 27 ~ ~ 28 ~ И. В. Лебедева В. А. АРТИСЕВИЧ — ПОСЛЕДНИЙ ГОД ЖИЗНИ О Вере Александровне Артисевич написано необычайно много.

Это и понятно: личность уникальная, целеустремлнная, притяги вающая к себе внимание каждого, кому посчастливилось увидеть е, познакомиться с ней. Человек счастливой судьбы, умом, сердцем, преданностью и талантом сделавший свою жизнь легендой.

Как много сказано слов о е фантастической энергии, которую она не утратила ни в свои 70, ни в 80, ни в 90 лет! Как восхищались е мужеством и бесстрашием, с которым она всегда была готова защи щать любимое детище — свою библиотеку. Как удивительна была е преданность библиотеке Саратовского государственного университе та, которую она не променяла на много раз предлагаемые ей высокие посты в столице нашей Родины.

Красивая, целеустремлнная, полная неиссякаемого интереса ко всему происходящему в мире, неизменно стремящаяся к новому, не исследованному, увлекающаяся и преданная, строгая и заботливая — такой осталась она в нашей памяти.

Люди, хорошо знавшие е, писали о самых разных периодах и сторонах жизни Веры Александровны: о том, как началась е библио течная деятельность, о е инициативах и начинаниях в первые годы Советской власти, об Артисевич в годы Великой Отечественной вой ны, о строительстве здания библиотеки и о многом-многом другом.

О разных страницах жизни Веры Александровны много раз пи сала, рассказывала и я. Но сейчас я хочу рассказать о самом тяжлом для не времени — о последнем годе е жизни, о том, чем я раньше делилась только с самыми близкими людьми.

Все, кто работал с Верой Александровной, хорошо знал, что она ежедневно на протяжении многих лет вела дневник жизни библиотеки.

Эти многочисленные толстые, специально изготовлявшиеся в нашей пе реплтной мастерской тетради, заполненные е стремительным крупным ~ 29 ~ почерком, содержали записи обо вех событиях, которые происходили в библиотеке: методических советах, научных семинарах, конференциях, совещаниях, экскурсиях, визитах гостей и о многом другом. Были здесь и записи, касающиеся личных впечатлений Веры Александровны о том, что происходило в библиотеке, университете, городе, стране. Иногда эти записи были продиктованы минутным настроением или навеяны слова ми «доброжелателей» и содержали субъективные недостоверные оценки людей и их действий. Но в целом — это бесценный материал, собранный и записанный опытным, знающим, любящим человеком.

Последний в е жизни рабочий год начался тревожно. В январе 1998-го вновь возникла проблема с выплатой зарплат сотрудникам, отсутствием финансирования библиотеки. 5 января этого года она пишет в свом дневнике: «Настроение тревожное, как и в прошлом году в январе месяце», и через два дня 8 января: «На улице -8, пас мурно, и из-за отсутствия зарплаты пасмурно».

Тем не менее повседневные заботы заставляли преодолевать плохое настроение и самочувствие. Она активно занималась работой новой общественной организации — Попечительского совета библио теки, привлекала к его деятельности представителей власти, бизнеса, науки, согласовывала даты проведения заседаний, вела переговоры с его членами о помощи библиотеке в финансировании, ремонте и дру гих насущных проблемах.

В постоянных хлопотах проходили дни, месяцы. Она проводила ме тодические советы, выступала на научных семинарах, вела обширную пе реписку с коллегами и друзьями, решала текущие библиотечные проблемы.

Последняя запись в е дневнике сделана 14 мая 1998 года. День оказался нелгким, полным тревожных сообщений. Вера Александ ровна записывает в дневнике: «Сегодня чрный день скороспелых решений в стране и губернии». Вице-губернатор Саратовской области предложил к 25 июня освободить гуманитарный корпус, расположен ный на Театральной площади. В этом корпусе находился и отраслевой учебный отдел гуманитарных наук нашей библиотеки со 150 тысячным фондом, абонементом и читальным залом.

~ 30 ~ Ещ одно сообщение, по-видимому, особенно расстроило Веру Александровну, запись о нм сделана сумбурно, нечтко, неразборчи во, с незаконченными фразами и вставками. В этот день она получила информацию о том, что часть провинциальных вузов будет переведе на с федерального бюджета на местные. «Сегодня проклятый день гу берниям», — пишет она. И ещ одна запись этого дня: «Очень болит поясница». Таким оказался е последний зафиксированный в дневни ке рабочий день.

Известие о том, что Вера Александровна упала и сломала шейку бедра, как громом поразило всех нас. Мы хорошо понимали, что это означает для человека, которому буквально на следующий день ис полнялся 91 год. Да и представить себе нашего директора прикован ной к постели было нелегко. Нам казалось, что звяканье ключей на е пальце и стук каблуков, по которым мы определяли е передвижения по библиотеке — неотъемлемая и неизменная часть нашей библио течной жизни, что так и должно быть и поэтому будет всегда.

Жарким майским днм несколько членов дирекции библиотеки собрались в палате Ортопедического института, куда сразу привезли Веру Александровну. Она лежала в постели и казалась такой непри вычно маленькой, растерянной и беспомощной, что сердце невольно сжалось, а глаза защипало от едва сдерживаемых и таких непрошен ных в эту минуту слз. Мы могли только догадываться, что ощущает она, привыкшая к постоянному движению, несмотря на недомогания и усталость, ежедневно приходившая на работу, любящая общение с коллегами и друзьями, оказавшись на больничной койке с таким тя жлым диагнозом.

Всеми силами мы старались вселить в не уверенность в благо получном исходе, приводя убедительные примеры из нашего общего окружения.

Однако заключение врачей было неутешительным: операцию делать нельзя, надо надеяться на то, что организм справится сам. Че рез несколько дней Веру Александровну выписали домой. Начался долгий и тяжлый период борьбы с болезнью.

~ 31 ~ Эти нелгкие дни и месяцы вс и всех расставили по своим мес там. Рядом с ней в е беде оказались вовсе не те люди, которые бурно демонстрировали ей свою преданность до болезни, часто пытаясь корректировать е взаимоотношения с теми или иными людьми. Вера Александровна, не обладающая властью, нуждающаяся в помощи, оказалась ненужной им. Приходили и звонили, искренне пытались помочь те, кто по-настоящему и бескорыстно любил и уважал е.

Дочь Элеонора Леонидовна, которая была рядом с ней с первого и до последнего дня болезни и взявшая на себя основную тяжесть ухода за ней, е семья, старые верные друзья, е коллеги. Часто звонили руко водители городских методических объединений Среднего и Нижнего Поволжья — верные соратники и ученики.

Постоянно навещали е мы, заместители, учный секретарь, коллеги из разных отделов библиотеки. Вера Александровна держа лась мужественно, терпела боль, училась сидеть, вставать, начинала делать первые шаги по комнате. Мы старались держать е в курсе наших библиотечных дел, советовались с ней, рассказывали о ново стях. Наши визиты к ней начинались со своеобразного отчта о том, что удалось и пока не удалось сделать. Мы радовались, когда видели е сидящей аккуратной и нарядной за большим столом в центре гос тиной, среди любимых книг, чайных пар, которые она коллекциони ровала. В дни, когда она чувствовала себя лучше, наши визиты затя гивались. Вера Александровна подолгу рассказывала нам о своей жизни, о своих зарубежных поездках, с особой теплотой и гордостью о своих старых друзьях и коллегах.

Чаще, боясь утомить е своим присутствием, поскольку наве щавших было немало, мы общались по телефону. Особенно хорошо помню один из телефонных звонков, когда я наконец-то смогла по настоящему порадовать е благополучным решением вопроса по по воду освобождения части здания библиотеки, в котором не одно деся тилетие располагалось издательство СГУ, и перевода в него отрасле вого учебного отдела гуманитарных наук из 4-го корпуса университе та на Театральной площади. Борьба за эту часть нашего библиотечно ~ 32 ~ го дома была шумной, яростной, нервной. Отраслевой учебный отдел пытались перевести в маленькое, совсем неподходящее для этих це лей помещение со сводчатым потолком, куда не только не могли быть поставлены стеллажи, но и просто невозможно было вместить наш фонд. Сколько пришлось выслушать недобрых слов от руководителей издательства, сколько понадобилось аргументов и сил, доказывая на различных совещаниях необходимость принятия нашего варианта решения! Однако я хорошо знала, проработав к тому времени с Верой Александровной не одно десятилетие и будучи последние 15 лет е заместителем, что полностью занять здание, построенное специально для библиотеки, было е мечтой. Поэтому билась, что называется не жалея сил.

Справедливое решение было принято, о чм я сразу же и сооб щила Вере Александровне в том телефонном звонке. Она радовалась как ребнок, вс время переспрашивая о деталях и перипетиях этой долгой истории, просила повторить формулировку решения, хвалила нас. Наверное, это была одна из последних больших радостей в е жизни.

В конце января 1999 года мне позвонила Элеонора Леонидовна и сказала, что Вера Александровна просит меня срочно приехать.

Удивившись такому внеочередному вызову, я быстро закончила дела и поехала к ней. Был зимний, скользкий, морозный день с обычными транспортными проблемами, и когда я подошла к двери е квартиры, прошло уже часа полтора после звонка. Элеонора Леонидовна откры ла мне дверь со словами: «Ну, куда ты пропала, она спрашивает о те бе каждые пять минут». В очередной раз удивившись такой спешно сти, я начала раздеваться, а из комнаты уже доносился голос Веры Александровны: «Ну что ты копаешься, заходи уже!».

Войдя в комнату, я увидела Веру Александровну сидящей в по стели. Е волосы были заплетены в две косички, и это придавало ей какой-то детский, почти наивный вид. Но что поразило меня и заста вило застыть у двери — это е глаза. Они почему-то стали удивитель но чистыми и необычайно яркими. С них совершенно спала пелена, ~ 33 ~ которой обычно подрнуты глаза пожилого человека. Они буквально сияли ярким голубым светом и казались бездонными и удивительно красивыми. Было в них ещ что-то, чего я не могла понять, но что за вораживало меня и не давало сдвинуться с места. И была в этих гла зах уже какая-то потусторонняя мудрость, свобода и знание. Разве я могла предположить тогда, что вижу Веру Александровну живой в последний раз, но она, наверное, понимала и чувствовала это.

Подойдя к е постели, я присела на краешек, и тут Вера Алек сандровна обняла меня так порывисто и крепко, что у меня перехва тило дыхание. Я была поражена в очередной раз, потому что она все гда была очень сдержана в проявлении своих чувств. Не часто за мно гие десятилетия работы с ней я видела, что она кого-то обнимает или целует, а если и делала это, то достаточно сдержанно, хотя искренне и доброжелательно. Не выпуская меня из своих объятий, она заговори ла: «Я отдаю тебе свою библиотеку, береги е, у тебя вс получится».

Мы ещ некоторое время поговорили с ней о делах, о чм кон кретно — не помню, потому что отвечала на вопросы машинально, не в силах отвести взгляда от е необычных глаз.

Через несколько дней Веры Александровны не стало.

Прошло восемь лет, но и сегодня, когда бывает очень трудно и хочется на вс махнуть рукой, сдаться, поплыть по течению, я вспо минаю эти слова, а ещ те глаза, бездонные, мудрые и такие ослепи тельно голубые...

~ 34 ~ ~ 35 ~ А. В. Позднякова ВОСПОМИНАНИЯ О ВЕРЕ АЛЕКСАНДРОВНЕ Я работаю в библиотеке более 40 лет. И вс время в отделе кни гохранения. В 1978 году ушла на пенсию много лет руководившая нашим отделом Е. Б. Мошинская. К тому времени я проработала лет. Трудилась и на 4-ом, и на 2-ом этажах хранения. Работу отдела знала хорошо. Выполняла и общественные поручения. Несколько лет была секретарм комсомольской организации ЗНБ СГУ. Елизавета Борисовна порекомендовала меня на сво место. В то время отделами руководили люди с уже большим опытом работы и стажем. Я стала самой молодой заведующей, и Вера Александровна то сама заходила к нам в отдел, то приглашала меня в кабинет, чтобы узнать, как идт работа. Вскоре она убедилась, что вс идт как надо. А уж если Вера Александровна кому доверяла, то доверяла полностью, как себе са мой. И вскоре мне в этом пришлось убедиться.

Отдел мне действительно достался не из лгких. Работа была мало оплачиваемая и непрестижная. Молодые сотрудники долго не задерживались. На работу приходилось принимать людей без особого отбора. Коллектив был не очень дружный. И вот в отделе появилась небольшая группа, которая старалась не загружать себя работой. Они постоянно опаздывали, игнорировали мои указания. Первое время я надеялась, что они покуражатся и одумаются, скандала в отделе мне не хотелось. Но когда я поняла, что дальше уже ждать нечего, мне пришлось с ними серьзно поговорить. Они как будто только этого и ждали. Сразу пять человек написали заявления об уходе. Тем, что из нашего отдела постоянно увольнялись сотрудники, никого удивить было нельзя. Но пять заявлений в один день — это уже ЧП! Они и не скрывали своей уверенности в том, что уволят меня.

Мне это было особенно обидно, так как с работой я справлялась, и дела в отделе в целом шли хорошо, и виновной в конфликте я не была. Я стала ждать решения директора. Вера Александровна очень ~ 36 ~ тщательно подбирала людей на руководящие должности и никогда о принятом решении не жалела. Поэтому больше всего я боялась, что она скажет мне, что я не оправдала е доверия.

Через некоторое время Вера Александровна пригласила меня к себе. Вхожу на «ватных» ногах. Она сидит за своим столом, а на нм разложены все заявления. Я уже была готова ко всему. Вдруг она поднимает на меня глаза и спрашивает: «Анна Витальевна, если я подпишу заявления, Вы справитесь без этих сотрудников?» Я в ответ только утвердительно кивнула. Вера Александровна подписывает все заявления (два заявления в тот же день забрали назад) и передат их мне. Я выхожу из кабинета с гордо поднятой головой.

~ 37 ~ ~ 38 ~ В. П. Цуприков МНЕ ПОСЧАСТЛИВИЛОСЬ РАБОТАТЬ С В. А. АРТИСЕВИЧ Мне посчастливилось долгое время работать с человеком не обычайной красоты, культуры, интеллигентности — Верой Алексан дровной Артисевич.

Всегда жизнерадостная и доброжелательная, она как магнитом притягивала к себе людей, умела расположить любого собеседника.

Требовательная к себе, Вера Александровна и в своих подчи ннных любила пунктуальность и точность в выполнении порученно го дела, требовала соблюдения намеченных сроков.

Помню, в 1981 году она отправила меня за книгами в Москву, в Государственную библиотеку иностранной литературы, которой ру ководила тогда е основательница и близкая подруга Веры Александ ровны Маргарита Ивановна Рудомино. Возвратившись, я отчитывался перед своим директором о поездке и посетовал, что пришлось очень тяжело. Книг действительно было много, и их доставка оказалась не лгкой. Вера Александровна тут же ответила мне, что в 1936 году она везла большое количество книг для нашей библиотеки через всю Мо скву на санках. Живо представив себе эту картину, я понял, что моя задача оказалась более лгкой.

А ещ у не была чисто мужская манера здороваться за руку.

Однажды у меня в кабинете комиссия Госгортехнадзора подпи сывала документы о сдаче нашей котельной в эксплуатацию. Вдруг быстрым шагом в кабинет вошла Вера Александровна, поздоровалась со всеми за руку, спросила, чем занимаемся. Узнав суть дела, с инте ресом расспросила обо всм подробно, поблагодарила присутствую щих и так же быстро вышла. Инспекторы начали расспрашивать ме ня, кто эта женщина, я ответил, что это наш директор. Впечатление, которое она произвела на них, было настолько ярким, что они с вос хищением воскликнули: «Вот это да, это настоящий директор!».

~ 39 ~ У не всегда была прекрасная память, даже когда она была уже в преклонном возрасте. Уж если Вера Александровна что-то поруча ла, то обязательно спросит в намеченный срок. Я точно знал, что не выполнить задание директора просто нельзя. В случае если решить тот или иной вопрос своими силами было невозможно, Вера Алексан дровна тут же подключалась сама и оказывала содействие. С ней не решаемых проблем просто не было.

В 1986 году мне пришлось оформлять документы на списание старенького библиотечного автомобиля «Москвич». После оформле ния актов в ректорате СГУ их необходимо было утвердить в Москве.

Вместе со мной оформлял документы на списание университет ских «Жигулей» (машины, которой пользовался ректор В. Н. Шевчик) Михаил Петрович Папшицкий, бывший в те годы проректором СГУ по административно-хозяйственной части.

Подписав акты в отделах Министерства высшего и среднего специального образования, мы должны были получить подпись на ут верждение у заместителя министра. Однако попасть к нему в течение более двух часов никак не могли. Сидим в коридоре, около двери ми нистерского кабинета. И тут неожиданно появляется Вера Александ ровна. «Что сидим?» — спрашивает. Мы объяснили. Взяв у нас акты, она вошла в примную.

Дверь осталась чуть приоткрытой, и мы с Михаилом Петрови чем оказались невольными слушателями разговора. Секретарь гово рит, что Жураховский занят и никого не принимает. На что Вера Александровна ответила: «А Вы скажите ему, что я Артисевич».

Уже через пять минут у нас на руках были утвержднные доку менты. «Если бы не Вера Александровна, пришлось бы нам с тобой ночевать здесь», — пошутил Папшицкий.

У Артисевич всегда было чему поучиться. Она старалась вни кать во все вопросы работы библиотеки: будь то чисто профессио нальные проблемы или хозяйственные дела. Обладая большим опы том и знаниями, она всегда знала, что надо сделать, как поступить, при этом никогда не пренебрегала мнением коллег. Не принимала она ~ 40 ~ и скоропалительных решений. Если я приходил к ней с предложением по тому или иному вопросу, она вс тщательно взвешивала и проду мывала дома вечером и только на следующий день давала ответ.

В Вере Александровне меня всегда восхищало е умение об щаться с людьми. Никто никогда не слышал, чтобы она повысила го лос. Спокойно выслушав собеседника, разобравшись в его проблеме, она обязательно помогала советом, а нередко оказывала и реальную практическую помощь.

Дни рождения членов коллектива она знала наперечт, от своих заместителей до гардеробщика, и никогда не забывала поздравить именинника. При этом старалась сделать небольшой подарок.

Память об этом замечательном человеке сохранится у меня на всю жизнь.

~ 41 ~ ~ 42 ~ Э. Л. Шаталина ЖИЗНЕННЫЙ ПОДВИГ МОЕЙ МАМЫ В своей рукописной книге «Одинаковых судеб не бывает»

(1982г.) В. А. Артисевич, моя мама, одним из эпиграфов поставила изречение Горация – «Ничто в жизни не датся без большого труда».

Эти слова очень точно подходят к е жизненному подвигу.

Благодаря своей необычайной энергии, неутомимому труду, по стоянной учбе, необыкновенной способности по-доброму относиться к людям, мама сумела стать библиотечной легендой не только в своей стране, но и за рубежом. Всю жизнь мама училась и работала с ог ромным жизненным азартом, стараясь сделать как можно больше.

Родилась она в Одессе в 1907 году, и одесская веслость и жиз нерадостность помогали ей всегда в жизни.

К этому прибавилось сибирское упорство и выносливость, т. к.

мама с 1914 по 1929 год жила на Дальнем Востоке, в Благовещенске и Хабаровске. И, конечно, очень много значили гены е мамы, Артисе вич Марии Константиновны, 1884 года рождения, человека крепкого здоровья, доброй, веслой, энергичной, жизнерадостной женщины, увлечнной своим делом, имевшей большие способности к усвоению всего нового. Она окончила гимназию, преподавала математику и ес тествознание, свободно знала французский и немецкий языки. Она была очень хорошим примером для мамы, никогда не поддавалась унынию, любые трудности старалась преодолевать и в преодолении находила сво счастье. В доме бабушки всегда было весело – е кол леги, учителя, читали стихи, пели песни (особенно украинские), игра ли на гитаре, на пианино. Пианино выиграли в лотерею, когда маме было 16 лет, тогда она и научилась играть на нм.

И бабушка, и мама очень хорошо пели. Пение тоже пригодилось маме в жизни. Она на праздничных библиотечных вечерах иногда пела романсы («Сарасате», «Этот вечер чрный», «Сияла ночь, луной был по лон сад», «Средь шумного бала» и др.). Старые работники библиотеки и я помним это.

~ 43 ~ Мамина мама недолго жили у нас, когда мы переехали из Хаба ровска в Саратов, работала в школе, а потом вернулась опять в Благо вещенск. Там она пользовалась большим уважением, много раз е вы бирали депутатом горсовета. В 1949 году и в 1954 году она получила орден Ленина за свою работу учителем. К нам в Саратов она приез жала в 1939 году и в 1951 году. Как всегда здоровенькая, бодрая, жизнерадостная, смеющаяся, добрая, всем довольная, в свом тради ционном учительском сарафане. Умерла бабушка в 1967 году от пе релома шейки бедра. Мама тогда лежала в больнице с инфарктом, и мы с папой сказали ей об этом позже.

С детства мама привыкла к самостоятельности, т. к. бабушка была всегда занята в школе. Научилась готовить еду, наводить порядок в до ме, стирать, шить, штопать, вести несложное домашнее хозяйство.

Всю жизнь мама очень любила цветы, их запах. Могла потратить на них почти все деньги (если они были, а то часто зарплату бабушке выдавали продуктами), любила покупать вазы для цветов и люстры.

С 1914 года мама четыре года училась в гимназии г. Благове щенска у замечательных учителей, особенно по физике, математике, литературе, немецкому и французскому языкам. Очень хорошо пре подавали в гимназии пение, рисование, танцы, сокольскую гимнасти ку, рукоделие – вс это очень пригодилось ей в жизни. В гимназии мама получила основы своего образования. И физическая подготовка (гимнастика, плавание) тоже ей пригодились. Даже во время войны, когда она исполняла обязанности ректора университета, мама органи зовала в ректорате гимнастическую группу. В свои зрелые годы могла сама грести на лодке и переплывать Волгу.

В 1924 году мама окончила школу второй ступени, а в сентябре 1925 года (ей 18 лет) она уже была зав. библиотекой Дома работников просвещения и избрана на Х Амурский губернский съезд работников просвещения вместе со своими учителями из гимназии.

После школы мама поступила в Благовещенский политехникум, на дорожно-строительный факультет, проучилась один год. Знания, полученные в техникуме, пригодилась ей при проектировании и ~ 44 ~ строительстве здания Научной библиотеки СГУ в 1949 – 1957 гг. (у не сохранилась тетрадь записей в техникуме, я передала е в научно методический отдел ЗНБ СГУ).

Выйдя замуж в 1926 году за Лаврентьева Леонида Георгиевича, мама переехала в Хабаровск, где они недолго работали воспитателями в Краевом изоляторе специального назначения. Папа был участником Первой мировой войны, в свои 18 лет полным кавалером Георгиев ских орденов.

В 1928 году, в апреле, родилась я, в один день с бабушкиным сыном Володей, бабушке был уже 41 год (бабушкин сын – Маркович Владимир Михайлович).

В 1929 году по приглашению маминой двоюродной сестры тти Лели Никулиной мы переехали в Саратов. До 1935 года жили на ули це Провиантской, в однокомнатной квартире двухэтажного дома (он и сейчас там есть).

Папа работал в управлении Рязано-уральской железной дороги, потом его направили директором совхоза под Уральском. В это время мама познакомилась в университете с Б. К. Фенюком, полюбила его, и в 1934 году мама с папой разошлись. Папа мужественно перенс раз вод и после развода сумел сохранить добрые, дружеские отношения и с мамой, и с моим отчимом.

Во время Великой Отечественной войны папа буквально про шл, прошагал путь от Воронежа до Будапешта капитаном интен дантской службы. Был участником Сталинградской битвы. Его пись ма с фронта маме и мне вселяли уверенность в Победе, мы всегда очень радовались его фронтовым весточкам.

Папа был очень добрым, веслым, с большим чувством юмора человеком, очень уважительным ко всем людям. Он был сиротой, его вместе с его двоюродным братом учил на Украине богач Терщенко, там они получили среднетехническое образование. С 1938 по 1942 год и с 1945 до 1956 года папа работал заместителем председателя обкома Союза работников госторговли.

~ 45 ~ Папа очень любил маму до последнего своего вздоха, до по следнего часа. Я часто ходила в дом его новой семьи, где у него поя вилась моя сводная сестра Инночка. Мы с ней дружны до сих пор.

В 1958 году папа Лня умер от рака желудка, я помогала ухажи вать за ним, болел он полтора года. Хоронили его обе наши семьи.

С 1929 года мама работала в библиотеке Саратовского универси тета заведующей общим отделом и заместителем директора, а с февра ля 1932 года до февраля 1999 года директором этой библиотеки.

Работа потребовала новых знаний, и мама стала учиться на ве чернем отделении Саратовского педагогического института. Ей было трудно, конечно, и работать, и учиться. Она очень много занималась, т. к. любила делать вс хорошо.

Я была предоставлена заботам домработницы-няни, простой де ревенской женщины, а с 3-х лет ходила в детский сад при Доме уч ных. Между прочим, помню, что вместе со мной в одной группе был В. С. Стальмахов, наш будущий профессор и ректор.

Несмотря на большую занятость, мама находила время встречаться с друзьями, с коллегами по работе. Я помню, как у нас собирались гости и читали наизусть стихи С. Есенина, В. Маяковского, В. Инбер. Пели песни, рисовали акварельными красками на приз – Кто лучше? Надо сказать, что мама рисовала хорошо, а папа Боря рисовал вообще замечательно.

Очень хорошо мама умела пересказывать содержания понра вившихся ей книг. Могла даже пересказать всю «Сагу о Форсайтах»

Голсуори. Очень любила она произведения Н. В. Гоголя. Я до сих пор помню, как она читала мне «Вечера на хуторе близ Диканьки».

Интересно, что и мама, и я писали свои дипломные работы о творчестве Гоголя. И учились с ней у одних учителей – профессора А. П. Скафтымова, доцента Е. Т. Павловского. И когда я выступала на семинаре у Е. И. Покусаева по Гоголю, меня приходил послушать А. П. Скафтымов. И на государственном экзамене по литературе я от вечала по билету А. П. Скафтымову. А. П. Скафтымов очень любил и уважал маму. С руководителем моего семинара Е. И. Покусаевым ма ма училась в одной группе в педагогическом институте.

~ 46 ~ Любила мама и всякое рукоделие. Вс горело у не в руках. Она могла за два вечера вышить крестиком или художественной гладью себе кофточку. В годы войны она связала мне очень хорошую шер стяную кофту. У не был отличный вкус ко всему красивому и изящ ному. До сих пор помню расшитые ею салфетки-аппликации с китай цем, несущим фонарики на коромысле, и девочку, упавшую на землю рядом с ведром и лопатой. Они много лет украшали стены нашей квартиры уже на Советской улице, д. 45 коммуналке в 25 м, с кори дором на 8 квартир, одной общей кухней и санузлом. Только в году мама получила от города, при содействии первого секретаря об кома партии А. И. Шибаева отдельную квартиру.

С 1935 года мы жили с Б. К. Фенюком, моим отчимом. Он очень хороший человек, заботился обо мне, и я стала звать его папой. Он дал мне много знаний, научил любить природу, животных, читать книги о животных. Он был эрудированным человеком. Много и по долгу вечерами занимался со мной в решении задач по арифметике в 5 классе. Он воспитывал во мне трудолюбие, скромность, стремление хорошо учиться, побольше узнать. Его упорство, его напряжнный труд на работе и дома на моих глазах, когда он трудился рядом со мной до 2-3 часов ночи (моя раскладушка стояла рядом с его рабочим столом), давали мне ещ один пример, кроме маминого и бабушкино го, как нужно жить и работать.

Борис Константинович заведовал зоологическим отделом во Всесоюзном противочумном институте «Микроб», а последние не сколько лет был заместителем директора по научной работе в этом Институте.

Особенно хорошо помню, как в военные годы мама, папа и я си дели вечерами за одним обеденным столом и при коптилке занима лись каждый своим делом. Мама писала свою книгу «Библиотечные фонды университетских библиотек СССР», статьи по библиотечному делу. Папа Боря писал свои статьи и редактировал статьи эпизоотоло гического содержания в изданиях Института «Микроб». Он был от личным редактором, редактором от Бога, в совершенстве владел сти ~ 47 ~ листикой русской речи и старался всегда добиться краткости и понят ности текста. С 1938 года он был доцентом в Институте, кандидатом биологических наук. В 1951 году защитил докторскую диссертацию по природной очаговости чумы и получил звание профессора. В году получил звание заслуженного деятеля науки РСФСР. Он был ре ферентом Международной организации здравоохранения по чуме, главным зоологом противочумной службы в СССР.

Портрет Б. К. Фенюка висит и сейчас в МГУ на биологическом факультете.

Своего угла и стола у меня не было, поэтому и в школьные го ды, и в студенчестве я занималась в читальном зале библиотеки и многих сотрудников библиотеки помню с тех лет. Папа всегда был против меркантильного отношения к жизни, к роскоши. Никаких дач, машин он не признавал. Когда мама стала ещ и председателем Сара товского отделения ОСЧД, и иногда домой надо было пригласить иностранцев (в нашу-то коммуналку), она как-то заикнулась, что надо было бы сменить нашу убогую мебель. Папа сказал на это, что у нас вс лежит на месте и этого достаточно.

Одевались и обувались мы все в годы войны сверхскромно. Пом ню себя в 1943 году. Мне пятнадцать лет. Я ходила в школу в старых папиных белых валенках, подшитых черным войлоком, в пальтишке и платьях, из которых я давно выросла. Зимой на голове был старый ба бушкин платок. Фланелевое платье мо пришлось подшивать другим куском материи, а пальто нечем было подшить. Помню Сашеньку, ко торому тогда из бабушкиной юбки сшили какой-то лапсердак до пола, и в нм он без штанов и без чулок часами перекладывал дрова у печки, пока бабушка е топила. Ему было два года. Да и в последующие годы все члены нашей семьи (6 человек) одевались очень скромно.

Для семьи, для дома вс было очень строго и скромно, но если нужно было что-то для библиотеки, Фенюк Б. К. маму не ограничивал и давал денег столько, сколько надо, чтобы купить стулья для всего читального зала, доски для шкафов в справочный отдел, поехать по библиотечным делам за границу и т. п.

~ 48 ~ На его деньги каждый день во время строительства библиотеки бабушка готовила обеды, пекла пироги для строителей, покупали по необходимости водку и т. п. Он нс многие прочие расходы при строительстве библиотеки.

Папа Боря был хлебосольным, радушным хозяином для много численных гостей из всех противочумных институтов СССР. Правда, вс это не без участия бабушки Тони, его матери, Фенюк Антонии Эдуардовны. Всю еду готовила она, она умела очень обильно и всегда вкусно накормить и напоить гостей (наливку из вишни и смородины папа и бабушка делали каждую осень сами).

Бабушка Тоня и сестра папы Бори Елизавета Константиновна жили с нами с 1943 года, когда умер дедушка Костя (отец Б. К. Фе нюка) в селе Романовка Балашовской области. Бабушка Тоня, латыш ская немка, окончила гимназию, была очень умной, рассудительной и доброй женщиной, неугомонной труженицей.

Это она на коленях упросила маму не делать аборт, а родить Сашеньку. Сказала, что вс будет делать для ребнка и по дому.

Ей очень трудно пришлось, особенно в годы войны. Вс держа лось на бабушке Тоне (базар, приготовление пищи для 7 человек на керогазе или тагане на общей холодной кухне на 8 квартирных хозя ев, стирка, уборка квартиры, приготовление еды для Саши (бутылочка с молоком, кашкой), топка печки дровами и т. д.). Правда, пока Са шенька не пошл в детский сад, у нас была приходящая няня для Са ши – бывшая сотрудница библиотеки Иванова Елизавета Ипполитов на. Она немного помогала бабушке в приготовлении еды и гуляла с Сашей. Мама только 4 месяца кормила Сашеньку грудью, а потом вышла на работу.

В самый тяжлый 1943 год, когда родился Саша, было очень го лодно. Спасала бабушка, которая пекла лепешки из картофельных ко журок с колобом. Сумела использовать и старые (5-летней давности) сухари, ещ запасы няни. Потом появилась тыква, бабушка е готовила во всех видах: и варила, и запекала в печке, и мешала с какой-нибудь крупой, если она появлялась, и т. д. Бабушка продала, чтобы купить ~ 49 ~ еду, почти все мамины и мои книги. Мамины талоны на водку меняла на хлеб, из прокисшей вермишели, если она была, сама пекла вполне съедобный хлеб. Вобщем, всех и всегда вовремя кормила тем, что ока зывалось под руками. Но недостаток еды сказался – у мамы в 1944— 45 гг. был закрытый туберкулз, у папы – цинга, выпали все зубы.

Один раз из Средней Азии папе привезли чемодан фасоли, кото рый очень выручил нашу семью в то голодное время.

Мо дело было тогда стоять в очередях за хлебом по карточкам или что купить по талонам, которые иногда давали маме: пару хлопча тобумажных разовых чулок или кусочек ткани. Всю ночь приходилось стоять за 0,5 кг конфет-подушечек или ещ за чем-то в этом роде.

Свой талон на питание в столовых мама отдала мне. Столовая находилась напротив консерватории, стоять там приходилось в оче реди зимой, на улице часа по два за брандахлыстом из кусочков сол ных огурцов и несколько пшенинок и кусочком хлеба. Запомнилось только веслое общение в очереди со знакомыми людьми из нашего и Ленинградского университета.

На 7-й Дачной маме выделили кусочек земли (рядом был уча сток профессора Г. П. Боева). Мы с бабушкой сажали немножко кар тошки, свклы, моркови. Эти овощи нас тоже выручали. Вобщем, ба бушке Тоне в кормлении семьи доставалось больше всех, хотя и папа не чурался никакой домашней работы. Мы с ним всегда пилили дро ва, колол он их сам, сам делал ремонт в квартире, чистил снег во дво ре и с крыши, вместе с бабушкой сажал и поливал цветы во дворе, сам чинил себе обувь.

На Шумейке на выделенном участке сажал тыквы, и сам приво зил их домой. Один раз он чуть не упал с тыквами с пароходика — было очень много народа, и его чуть не столкнули в Волгу.

В войну, да и после войны, папа часто ходил в лес и собирал помногу грибов. Один раз он принс из леса ежа. Вместе с бабушкой они его обработали и зажарили в печке. Маме не сказали, что это та кое, а то бы она не стала есть.

~ 50 ~ Бабуля Тоня была мне как родная мама. Я е очень любила, и она ко мне очень хорошо относилась. Я ей многим обязана. С ней можно было поговорить обо всм, она и помочь могла во всм. Осо бенно я ей благодарна за помощь, когда у меня чуть не умер сын от дизентерии. Она только помнила, что меня надо кормить (в больнице не кормили родителей), что ребенку надо постирать бельишко и т. п.

Она, совсем уже старенькая, порывалась уйти жить ко мне, когда я родила Верочку, чтобы помочь мне ухаживать за ней. Бабуля умерла в 1962 году от инсульта, ей было 85 лет.

Папа Боря в последние полтора года жизни очень болел (1968 – 1969 гг.) – абсцесс лгких (он очень много курил), цирроз печени.

Мама возила его на лечение и в Москву, и в Ленинград (он лежал в больнице Военно-медицинской академии, у самого профессора Мол чанова). Но ничего не помогло, 22 июля 1969 года он умер. У мамы произошл второй инфаркт. Это стало тяжлым ударом для всех нас.

Фенюк Борис Константинович был мозговым центром нашей семьи, е материальной и моральной защитой и опорой. Мама долго не мог ла прийти в себя после его смерти. Только библиотека и рабочие дела постепенно вернули е к нормальной жизни.

Мне тоже было очень тяжело пережить его уход, я же с ним прожила 35 лет. Мне долго иногда казалось, что он идт по улице мне навстречу. Я ухаживала за ним, сколько могла, особенно в больнице в Саратове. Медсестра даже как-то сказала, что мы с ним очень похожи.

А папа сказал мне после этого: «Конечно, отец не всегда тот, кто ро дил, а тот, кто воспитал». Он учил меня жить, учил, как надо себя вес ти с людьми — быть сдержанной, внимательной. Его девизом для ме ня было — «не опускайся до уровня Тоси» (так звали грубоватую домработницу, которая жила у нас с 1953 по 1969 год).

Мама в годы войны В самые тяжлые 11 месяцев 1941 – 1942 гг., в свои 34 года ма ма была назначена исполняющей обязанности ректора Саратовского университета. Это был первый случай в истории российской высшей школы, когда ректором стала женщина, да ещ и библиотекарь.

~ 51 ~ О своей работе в этот год мама написала в своих воспоминаниях «В дни войны», опубликованных в университетской газете «Саратов ский листок» № 21 и № 22 в 1991 году. Самым важным в е деятель ности в то время стало то, что она сумела отстоять в августе 1941 года помещения университета от размещения в них ленинградского обо ронного завода.

В обкоме партии было получено решение об этом Государст венного комитета обороны СССР за подписью И. В. Сталина.

Маму вызвали в обком партии. Но она вместе с заведующим про мышленным отделом обкома И. Т. Новиковым сумели доказать и убе дить представителя завода, что помещения заставлены учебным обору дованием, что нет необходимого для завода водоснабжения и электро снабжения, что рядом вокзал, который в первую очередь могут бомбить самолты. Убедили, что лучше разместить завод в г. Петровске Сара товской области, где есть подходящие помещения. Обкомом было под готовлено письмо об этом в Комитет обороны СССР, и правительство дало сво согласие. Огромная заслуга в исходе этой борьбы принадле жит В. А. Артисевич, которая насмерть стояла за свой университет.

Все эти трудные месяцы мама приходила домой очень поздно.

Кроме множества дел в свом университете, ей пришлось помогать многим приезжим учным из оккупированных немцами городов Киева, Одессы, Харькова, Минска и других.

Мама помогала в устройстве на работу, обеспечивала жильм, питанием. Помогала отправиться вглубь страны, писала рекоменда ции для устройства там на работу.

У нас, в нашей коммунальной квартире в 25 м2, тоже несколько месяцев жила семья эвакуированных из Киева.

После войны мама получала много благодарственных писем, люди помнили е помощь.

В книге В. Н. Семнова «Ректоры Саратовского университета»

написано со слов мамы, как она принимала студентов и учных Ленин градского университета. Часть из них поместили в школе № 29, где я тогда училась и сама видела, в каком ужасном состоянии были люди.

~ 52 ~ Приехало 250 человек. Они находились в вагонах две недели.

Многие были больны, истощены. Когда утром мы пришли в школу, то увидели, что некоторые не могли даже ходить.

Часть людей разместили в гостинице «Россия», в том числе и семью Тронских – Марию Лазаревну, Иосифа Моисеевича Тронского (по его учебнику по античной литературе я училась в университете) и их дочь Лену.

Часть людей устроили в общежитии университета на Цыганской (ныне Кутякова) улице, в том числе семью Г. А. Гуковского, его жену и его дочь Наташу. Со всеми мы очень подружились.

Для обеспечения питанием приехавших мама подняла на ноги всех работников университетской столовой (директором е был Се мн Аркадьевич Могилевич), работников подсобного хозяйства уни верситета на 7-й Дачной (зав. Нат. Соколова).

О том, как под руководством мамы готовили для приехавших ле нинградцев на площади у Липок матрасы из сена, она написала в послед ние дни своей жизни. Материал этот хранится в библиотеке. Через дней после приезда, 25 декабря 1942 года, было обеспечено начало учеб ного года двух университетов, хотя учебные корпуса не отапливались.

Занятия проводились на квартирах преподавателей, в общежитиях, в чи тальном зале библиотеки, который отапливался железной печкой.

С июня 1942 года мама сложила свои полномочия и. о. ректора Саратовского университета Вознесенскому, ректору Ленинградского университета. Он стал управлять двумя университетами.

Мама же вернулась в свою родную библиотеку и со свойствен ной ей энергией, кроме своих библиотечных обязанностей, стала ор ганизовывать при библиотеке постоянно действующий лекторий, в работе которого принимали активное участие ленинградские и сара товские учные. Лекции были каждую неделю, собирали большое ко личество людей, иногда аудитория не вмещала всех желающих, и лю ди стояли в дверях, в коридоре. Это было очень полезное дело. Мно гие школьники, в том числе и я, часто ходили на эти лекции – Г. А. Гуковского, В. Е. Евгеньева-Максимова, М. Л. Тронского и др.

~ 53 ~ Благодаря маме мне выпало счастье дружить с дочкой Тронских Леной, с дочерью Г. А. Гуковского Наташей (по мужу она стала Доли ниной, той, которая написала несколько книг об изучении творчества Пушкина, Лермонтова и др., по е сценарию был снят фильм «Большая перемена»). Она тогда уже писала стихи. Мы с ней вместе летом рабо тали пионервожатыми в санаторном лагере на 10-й Дачной.

У Тронских я была потом два раза в гостях в Ленинграде – в 1947 году и в 60-х годах. Они очень хорошо меня встречали, вспоми нали о Саратове, о маме.

Любовь и уважение к маме ленинградцев я ощутила на себе, когда поехала в свою первую командировку в Ленинград в 1957 году. Меня разместили в общежитии ЛГУ. Хотя был месяц май, но было очень хо лодно, холодный пронзительный ветер выдувал всю душу. Я накрыва лась дополнительно ещ одним одеялом и матрацем со второй кровати.

Наутро пришла медсестра и когда узнала, что я из Саратова, да ещ и дочь В. А. Артисевич, она вс сделала, чтобы я не мрзла.

Как же хорошо помнили мою маму ленинградцы, если даже ря довая медсестра так отнеслась ко мне при упоминании е имени. Ви димо, благодарственная память вообще свойственна ленинградцам.

Когда я пришла в Публичную библиотеку, то тоже встретила необыкновенно радушный прим и заботу. Там тоже маму хорошо знали, любили и уважали. Помогли мне во всм, что мне было нужно по делу, посоветовали, куда надо сходить обязательно в Ленинграде, дали с собой целую сумку таблиц ББК (я тогда работала в отделе сис тематизации). После этого я на всю жизнь полюбила ленинградцев.

Мама всю жизнь продолжала учиться – несколько лет учила английский язык с зав. кафедрой английского языка в нашем универ ситете Геминовой. Когда она была в Англии, то ей это очень приго дилось. В 60-х годах (ей было за 60 лет), когда надо было ехать в Ита лию, она выучила итальянский язык и говорила на нм в поездке.

Став председателем ОСЧД, выучила словацкий и чешский языки – писала, переводила, говорила.

~ 54 ~ Она постоянно читала специальную литературу по библиотеч ному делу, и сама писала и читала лекции по истории библиотечного дела. Окончила аспирантуру в Московском библиотечном институте.

Много читала художественной литературы, всегда была в курсе всех новинок.

И мама, и е мама, моя бабушка, всю жизнь учились и меня на ставляли, что надо постоянно учиться.



Pages:   || 2 |
 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.