авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе

А.В. Конарев, В.И. Хорева.

Биохимические исследования генетических ресурсов

растений в ВИРе

В историческом аспекте рассмотрена организация в ВИРе биохимических исследований генетических ресурсов

культурных растений и их дикорастущих сородичей. Приведены краткие сведения о деятельности биохимиков

ВИР, внесших существенный вклад в развитие этого направления, о важнейших научных трудах лаборатории с середины 30-х годов и по настоящее время. Показано, что в работах лаборатории биохимии ВИР 30-х годов были заложены теоретические и методические основы биохимии культурных растений. К этому периоду относятся фундаментальное многотомное издание «Биохимия культурных растений», а также «Методы физиологии и биохимии растений».

Наибольшее внимание в брошюре уделено исследованиям генофонда растений, проводившимся в период с 1988 по 1998 г. В эти годы в основном изучали исходный материал для реализации конкретных селекционных программ. Впервые приведены данные по изученности мирового генофонда ряда важнейших культур (коллекций ВИР) по основным биохимическим признакам качества. В «Приложении» даны: перечень основных публикаций сотрудников с 1968 по 1998 г., перечень диссертаций, защищенных по материалам исследований в лаборатории биохимии ВИР, а также перечень каталогов и методических указаний, изданных сотрудниками лаборатории с по 1998 г.

Для биохимиков растений, селекционеров, специалистов в области генетических ресурсов растений.

Содержание Введение (общие сведения о лаборатории: организация и основные этапы становления, основные o направления деятельности, научные кадры лаборатории) Объекты исследований. Анализируемые показатели качества и методы их определения o Сведения о результатах исследований коллекций различных культур, объеме проанализированного o материала, выделенных источниках и донорах ценных признаков в период с 1988 по 1998 годы Заключение o Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе Введение (общие сведения о лаборатории: организация и основные этапы становления, основные направления деятельности, научные кадры лаборатории) Предлагаемая работа не является обобщением результатов исследований по биохимии культурных растений и их диких сородичей в ВИРе за определенный период. Предполагалось, во-первых показать как и в каком направлении проводились из года в год эти исследования, а во-вторых - обсудить вопрос: что надо предпринять, чтобы сделать их более эффективными - отвечающими основной задаче института – созданию исходного материала для отечественной селекции.

Лаборатория биохимии – одна из старейших во ВНИИ растениеводства им. Н.И.Вавилова (ВИР). В 1922 г. для организации исследований по биохимии в институте Н.И.Вавилов пригласил профессора Ленинградского государственного университета Н.Н.Иванова. Формально организация лаборатории состоялась в соответствии с Положением о Всесоюзном институте прикладной ботаники и новых культур, утвержденным 1 июля 1925 года Советом Народных Комиссаров. В соответствии с замыслами Н.И.Вавилова со дня своего образования лаборатория занимается раскрытием генетического потенциала генофонда растений по биохимическим признакам качества.

Сведения эти в большинстве случаев имеют важное значение как при подборе исходного материала, так и для самого процесса селекции. С учетом особенностей задач, стоящих в целом перед Институтом, были определены и главные направления работ лаборатории биохимии:

- биохимическое изучение мирового разнообразия культурных растений и их сородичей;

- выявление генетических источников с повышенным содержанием и улучшенным составом питательных и биологически-активных веществ;

- изучение закономерностей генотипической и фенотипической изменчивости важнейших химических соединений у возделываемых растений;

- разработка и совершенствование биохимических методов определения содержания и состава химических соединений в растениях;

- разработка теоретических аспектов частной биохимии культурных растений;

- подготовка научных кадров по биохимии культурных растений;

- подготовка и издание научных трудов, методических указаний, каталогов, монографий;

- осуществление научно-методического руководства лабораториями биохимии опытных станций Института.

Одно из основных направлений работы с момента организации лаборатории биохимии – изучение географической изменчивости количественного содержания, а позднее и качественного состава важнейших соединений, определяющих питательные, кормовые, технологические и другие достоинства растений.

Для осуществления биохимической характеристики генофонда растений и селекционного материала непосредственно в местах экологического изучения еще в 30–е годы на большинстве опытных станций института были организованы лаборатории биохимии. Многие из этих лабораторий просуществовали до последних лет. Наиболее крупными, обеспеченными высококвалифицированными кадрами и приборной базой являлись лаборатории биохимии Крымской, Майкопской, Волгоградской, Павловской опытных станций, Московского отделения ВИР, а до 1991 года Среднеазиатского филиала ВИР.

Большое внимание в работе лаборатории центра и ОС уделялось вопросам выяснения закономерностей наследования содержания белков, жиров, углеводов, алкалоидов и других соединений, их изменчивости в онтогенезе и при хранении.



Исключительное значение всегда придавалось методам анализа. При этом особое внимание уделялось разработке биохимических методов, предназначенных для использования в селекционных программах.

Результаты многолетних исследований лаборатории биохимии ВИР подытожены в таких фундаментальных изданиях, как: «Биохимия культурных растений» (1936–1961), «Методы физиологии и биохимии растений»

(1929,1931,1934,1946), «Методы биохимических исследований растений» (1952,1972,1987), десятках монографий, а также сотнях публикаций сотрудников.

Лаборатория биохимии ВИР на протяжении многих лет оставалась методическим и методологическим центром биохимии культурных растений в стране, сосредоточием высококвалифицированных специалистов (табл. 1), крупнейшим в стране центром подготовки кадров в области биохимии растений.

Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе Таблица 1.

Ученые ВИР – биохимики растений Ф.И.О. Гг. работы в Область деятельности Основные труды ВИРе 1 2 3 1922– Иванов Н.Н. Биохимия культурных растений. «Биохимия культурных – основатель и Проблемы селекции на растений» (БКР), т.1–8, 1936– первый заведующий качество, проблема белка в 1948. «Методы физиологии и лабораторией растениеводстве. Разработка биохимии растений», 1929– методов физиологии и (1922–1940) биохимии растений 1929– Ермаков А.И. Биохимия масличных культур. «БКР» 1938, 1948, 1947– –заведующий Методы биохимических 1958,1961. «Методы…», 1952, лабораторией исследований. (1947–1980) 1925– Княгиничев М.И. Биохимия пшеницы, риса, «БКР», 1936,1938, 1948,1958.

1948–1960 фасоли, чечевицы. «Биохимия пшеницы», Проблема белка. Методы 1936, биохимии в селекции 1933– Смирнова– Биохимия кукурузы, «БКР», 1936,1948,1958.

1944– Иконникова М.И. клевера, люпина. Алкалоиды «Методы…», и гликозиды. Методы биохимических исследований 1928– Арасимович В.В. Биохимия овощных и бахчевых «БКР», 1940,1961. «Методы… культур, биохимия углеводов. »,1952, Методы биохимии растений 1933– Мурри И.К. Биохимия проса, гречихи, «БКР», 1940,1948, 1961, 1958.

1965–1966 огурца, клюквы, брусники, «Методы …», черники, голубики, моркови.

Витамины 1931 – Нилов В.И. Биохимия плодовых, «БКР», 1938, 1932 –1936.

Нилова В.П. эфиромасличных 1932 – Кургатников М.М. Биохимия гороха «БКР», 1929– Кудрявцева М.А. Биохимия земляники, сои, проса «БКР», 1932– Ефименко О.М. Биохимия вишни, черешни, «БКР», 1938, шелковицы, бамбука,кендыря,ва точника. Биохимия крахмала 1951–1977 Биохимия капусты, укропа, «БКР», 1958, Луковникова Г.А. петрушки, хрена, редиса, других овощных 1956– Ярош Н.П. – зав. Биохимия масличных культур. «Методы…»,1972,1987. «Труды Лабораторией Методы биохимии растений ВИР по прикл.бот.,ген. и селекции»

(1980–1988) 1957 – Самородова–Бианки Биохимия плодовых. «Труды ВИР по прикл.бот.,ген. и Г.Б. Методы биохимии растений селекции»

1966– Бенкен И.И. Биохимия зерновых бобовых «Труды ВИР по прикл.бот.,ген. и культур селекции»

О широчайшем диапазоне культур и проблем биохимии растений свидетельствует содержание томов «Биохимии культурных растений», включающих исследования по частной биохимии различных культур, порой редких или Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе экзотических (см. «Биохимия культурных растений», т.5, 1938). Широкий набор исследуемых культур – традиция лаборатории, которая сохраняется и в настоящее время (см. табл.2 и далее по тексту).

Только за последние 30 лет через систему лабораторий биохимии ВИР прошли десятки тысяч образцов мирового генофонда растений, в том числе огромный объем селекционного материала. Результаты этих исследований опубликованы в многочисленных изданиях, в диссертациионных работах самих биохимиков, а также ресурсоведов и селекционеров, биохимическая часть исследований которых выполнена в лаборатории биохимии (Приложения).

Новые общественно–политические и экономические тенденции в развитии страны в последнее десятилетие негативно повлияли на развитие научных исследований, в том числе и в области растениеводства. Значительно сократилась доля теоретических исследований, уменьшился и объем поисковых биохимических работ с генетическими ресурсами. Раскрытие потенциала вида по биохимическим признакам в последние годы практически сведено к изучению ограниченных наборов образцов коллекции (так называемых перспективных, т.е. выделенных по ряду хозяйственно–ценных признаков) в связи с теми или иными задачами селекции на качество. Следует отметить, что при реализации селекционных программ признаки, определяющие питательные, кормовые и технологические достоинства растительной продукции, стоят в нашей стране, как правило, на последнем месте. Такое положение во многом обусловлено позицией государственных институтов, в частности таких, как Государственная комиссия по испытанию сортов. Несмотря на множество постановлений и решений руководящих органов, ситуация с качеством продукции растениеводства принципиально не изменилась с 1937 года. Именно тогда ВИР был лишен возможности осуществлять в масштабах страны контроль за рядом важнейших селекционных признаков качества сельскохозяйственной продукции, в частности технологическими качествами сортов сельскохозяйственных растений. Одновременно были созданы Государственные инспекции. В настоящее время (во многом из–за позиции руководящих органов, в том числе Государственной комиссии по сортоиспытанию) среди селекционеров и растениеводов нашей страны в большинстве своем доминирует точка зрения вторичности признаков качества (биохимических, технологических) среди прочих селекционных признаков. Следствием этого является неспособность отечественной продукции растениеводства конкурировать с таковой большинства зарубежных стран. Стратегия и тактика западных производителей продукции растениеводства базируются на потребностях рынка. Наибольшим спросом пользуются высококачественные продукты. Потери урожая от снижения устойчивости к биотическим и абиотическим факторам компенсируются различными способами, но на рынок попадает только высококачественная продукция. В условиях нашей страны проблема качества продукции растениеводства часто отходит на второй план еще и вследствие дефицита объема ее производства, что, естественно, сказывается и на стратегии селекции и на приоритетности проблем качества. Громадные потери урожая от воздействия неблагоприятных факторов среды, болезней и вредителей вынуждают сосредоточить все силы на решении именно этих проблем.

Застой в исследованиях по биохимии генетических ресурсов растений в связи с проблемами качества (помимо вышеназванных причин) во многом обусловлен еще и отсутствием современной приборной базы. Последняя в ВИРе (как и в большинстве научных учреждений нашей страны) не обновлялась уже 15–20 лет (а по ряду направлений биохимических исследований и больше). Чтобы работы по биохимии генетических ресурсов соответствовали мировому уровню, требуется оснастить такие лаборатории современными аналитическими приборами. В настоящее время таким базовым оборудованием являются различные модификации систем высокоэффективной жидкостной хроматографии, газовой хроматографии, инфракрасной спектроскопии, масс–спектрографы и др. Стоимость самых простых вариантов (комплектаций) вышеназванных систем составляет десятки и сотни тысяч долларов, поэтому в условиях так называемого рынка оснастить лаборатории подобным оборудованием могут позволить себе только крупные фирмы либо государственные лаборатории, имеющие особый статус, например работающие в области сертификации продукции. Отечественная фундаментальная и прикладная наука (речь идет здесь только о биологии и сельском хозяйстве) последний раз получала валютные средства на обновление своей базы в 1989 году (ВАСХНИЛ и ВИР в том числе). Несмотря на возрастающие с каждым годом очевидные трудности в работе по биохимии генетических ресурсов растений (биохимические исследования исходного и селекционного материала), в ВИРе эти исследования, тем не менее, продолжаются. Для более полного представления об объектах и методическом уровне биохимических исследований, проводимых в ВИРе, считаем целесообразным привести перечень основных культур с соответствующими анализируемыми показателями качества и методами их определения (табл.2 и 3).

Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе Таблица 2.

Основные биохимические показатели качества, методы их определения и объекты исследований (сельскохозяйственные культуры) Показатели качества Культуры Методы определения 1 2 Содержание белка* Большинство изучаемых культур (зерно, Инфракрасная зеленая масса) спектроскопия и метод Кьельдаля Содержание крахмала Пшеница,овес, ячмень, сорго, кукуруза, рис Инфракрасная (в том числе амилозы и и др. спектроскопия и амилопектина) (зерно), картофель и другие культуры поляриметрический метод Эверса;

метод B. Juliano Содержание пентозанов Рожь, пшеница, овес (зерно) Химические методы (структурные и водорастворимые) Овес, кукуруза, просо, соя, подсолнечник, 1.Инфракрасная 1.Содержание масла лен, спектроскопия и в аппарате 2.Состав и содержание жирных Маслины, рапс, горчица и другие Сокслета кислот в масле крестоцветные, клещевина,хлопчатник, 2.Газо–жидкостная арахис, конопля, мак, хохоба,кунжут,индау, хроматография (ГЖХ) Нуг, перилла, сафлор, каучуконосы, абрикос, миндаль, орех грецкий, фундук,фисташка, кабачки,тыква, арбуз и др.

Таннины Ячмень,сорго (зерно) Колориметрический метод Активность – и – амилаз Ячмень, рожь (зерно) Колориметрический метод Активность ингибиторов Горох,фасоль,вика,соя и другие зерновые Казеинолитический метод трипсина, химотрипсина бобовые Содержание в семенах Рапс,сурепица,горчица, редька,рыжик,крамбе Гидролиз гликозинолатов и гликозинолатов и другие культуры колориметрия Пектиновые вещества Плодовые и ягодные. Колориметрический метод с Томаты,кабачки,тыква, карбазолом патиссоны,щавель,ревень Бетаин и бетанин Свекла Колориметрия Содержание моно– и суммы Плодовые и ягодные;

кормовые злаковые и Метод Бертрана сахаров бобовые травы (зеленая масса);

морковь, свекла, томаты, амарант, кабачки, тыква.

Редис, зеленные овощные и др.

Аскорбиновая кислота Плодовые и ягодные, Титрование краской Овощные, картофель Тильманса Плодовые и ягодные (яблоки,слива,вишня, Хроматография на Биологически активные смородина,малина,крыжовник,жимолость и полиамиде, бумажная фенольные соединения др.) и тонкослойная хроматография Кормовые злаковые и бобовые травы Хроматография, –каротин спектрофотометрия Эстрогенные изофлавоны Кормовые бобовые травы Хроматография (люцерна,козлятник, клевер и др.) Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе Содержание и состав эфирных Эфиромасличные и пряновкусовые (семена, ГЖХ масел зеленая масса),морковь(семена) Нитраты Морковь, картофель, свекла, томат, другие Ионометрический метод овощные;

зеленные, пряновкусовые Каротиноиды Сорго,просо,морковь, томаты;

зеленные и Хроматография, пряновкусовые спектрофотометрия Цианогенные гликозиды Вика Меркурометрический метод Антоцианы Ягодные;

свекла, амарант, капуста, редис и Спектрофотометрия др.

Изотиоцианаты (горчичные Капуста, редис, редька Титрование перманганатом масла) калия Хлорофиллы А и В Капуста;

зеленные и пряновкусовые, амарант Спектрофотометрия Томат Химический метод –томатин Анализ содержания и аминокислотного состава белков семян и зеленой массы ряда культур (пшеница, другие зерновые и крупяные) в течение последних 30 лет осуществлялся в ВИРе также группой белкового и аминокислотного анализа отдела молекулярной биологии (руководитель – канд.биол.наук З.В.Чмелева) (см. Конарев В.Г.,1998. Молекулярно–биологические исследования генофонда культурных растений в ВИРе, 1967–1997 гг.).

Таблица3.

Биохимические показатели качества, определяющие ряд важных питательных (в том числе диетических), кормовых, технологических и других достоинств сельскохозяйственных растений (из–за отсутствия соответствующих приборов в настоящее время в лаборатории биохимии ВИР не определяются) Показатели качества Культуры Методы определения 1 2 –глюканы (пивоваренные и Ячмень, овес Химический диетические свойства) 2,3–бензоксазолин (устойчивость к Рожь Химический плесневым грибам) Витамины В1 и В6 Зерновые, крупяные и другие Флюорометрический культуры.

Холестерин (стерины) Масличные культуры ГЖХ Витамин Е (токоферолы) Подсолнечник Высокоэффективная жидкостная хроматография (ВЭЖХ или HPLC) Состав глюкозинолатов Рапс,сурепица,горчица, другие ГЖХ (кормовая ценность) крестоцветные –линоленовая, стеаридониковая Конопля ВЭЖХ кислоты (медицина, диетология) Фолиевая кислота (витамин) Земляника, листовые овощные, ВЭЖХ, флюорометрия зерновые Салициловая кислота Малина ВЭЖХ Горькие иридоидные гликозиды, Жимолость, калина Жидкостная хроматография вибурнин (ЖХ) Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе Арбутин Груша;

брусника, клюква ВЭЖХ, флюорометрия (лечебные свойства) (листья) Лигнин (антипитательные свойства) Кормовые травы Химический Алкалоиды (устойчивость к Кормовые злаковые ЖХ, ВЭЖХ абиотическим и биотическим факторам) травы,инфицированные эндофитами Кумарины (антипитательные свойства) Кормовые бобовые травы Флюорометрия Переваримость Все кормовые травы Ферментативный метод Витамины K,PP,P,U,H,E Овощные,плодовые и др. ВЭЖХ, другие методы Специфическая группа водорастворимых Люцерна,козлятник и др. Седиментация, градиентное белков (антипитательные свойства) Кормовые бобовые травы центрифугирование Минеральные вещества Овощные,плодовые и др. Анализаторы элементов Гемицелюлоза Ячмень Химический Объекты исследований.

Анализируемые показатели качества и методы их определения.

В различные годы объектами исследований лаборатории биохимии служили практически все распространенные на территории бывшего СССР сельскохозяйственные культуры, некоторые малораспространенные, а также перспективные для введения в культуру растения. В последнее десятилетие количество изучаемых объектов (культур) сократилось примерно до 90–100 наименований. Помимо чисто финансовых и кадровых проблем причиной уменьшения видового разнообразия объектов стало уменьшение числа так называемых южных культур (после выхода ряда союзных республик из состава СССР и соответствующих опытных станций из системы ВИРа ).

На протяжении многих лет своей деятельности по изучению генетических ресурсов растений как исходного материала для селекции лаборатория биохимии являлась важным звеном предселекционной работы ВИРа, направленной на поиск среди мировой коллекции и создание на её основе ценных для селекции форм. Теоретические и методологические основы такой работы детально описаны в упомянутых уже выше фундаментальных и прочих трудах руководителей и сотрудников лаборатории («Теоретические основы селекции», т.1, 1935.Под ред.





Н.И.Вавилова;

«Биохимия культурных растений», т. 1–8, 1936–1948. Под ред. Н.Н.Иванова;

т.1–3,1958–1961.

Под ред. А.И.Ермакова;

«Методы физиологии и биохимии растений», 1929–1946. Под ред.Н.Н.Иванова;

«Методы биохимических исследований растений», 1952, 1972, 1987. Под ред. А.И.Ермакова;

Труды по прикл. бот., ген. и сел.

Т. 41, 1969 и др.).

По мере повышения требований к исходному материалу усложнился процесс его поиска в мировом генофонде и создания. Более конкретное определение разные формы исходного материала получили только в конце 70–х годов. В монографии проф. А.Ф.Мережко («Проблемы доноров в селекции растений», 1994) прослежена история происхождения терминов «источник» и «донор», а также дано их определение с позиций генетика и селекционера.

В соответствии с приведенными на с.16 упомянутой монографии определениями подавляющее большинство выделенных в ходе исследований так называемых ценных в селекционном отношении по биохимическим признакам форм относится к «источникам». Из них только отдельные образцы подвергаются генетическому изучению, но и в этом случае далеко не всегда оно завершается таким образом, что анализируемые формы можно однозначно трактовать как доноры биохимических признаков.

Следует подчеркнуть, что в работе по созданию доноров, поиску источников биохимикам отводится, как правило, достаточно пассивная роль (даже в случаях, когда речь идет о биохимических признаках). Основная ответственность за формирование стратегии и тактики селекционных экспериментов, интерпретацию результатов ложится на генетиков и селекционеров.

По сравнению с большинством других характеристик растений биохимические относительно объективны, поскольку результаты их измерений мало зависят от человеческого фактора, как, например, при оценке морфологических признаков, устойчивости растений к болезням, вредителям, к абиотическим факторам, а также большинства других селекционных признаков. Тем не менее, значительные трудности возникают при интерпретации результатов оценки изменчивости биохимических признаков, обусловленной различными факторами, в том числе попадающими под Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе определение «воздействие окружающей среды».

Наибольшие проблемы доставляют генетикам и селекционерам такие «интегральные биохимические признаки»

как содержание белка, масла, крахмала, других полисахаридов. Поскольку эти и многие другие важнейшие биохимические признаки качества характеризуются сложной генетической природой, они в значительной степени подвержены влиянию окружающей среды. Поэтому создание доноров и источников таких признаков, равно как и создание соответствующих сортов – задача крайне сложная. Кроме того, биохимические признаки качества редко бывают единственной целью селекционных программ. Более подробно эти вопросы обсуждаются в первом томе «Теоретических основ селекции»: «Молекулярно–биологические аспекты прикладной ботаники, генетики и селекции» / Под ред. В.Г.Конарева. М.: Колос, 1993 (Конарев В.Г., Чмелева З.В., с.351–393).

Современные генетические исследования и селекционная практика предъявляют высокие требования к методам оценки анализируемых признаков, а также обработки полученных данных. Сейчас, как и 65 лет назад, перед биохимиками, работающими с исходным и селекционным материалом, стоит задача разработки и внедрения в практику надежных, быстрых методов анализа растительного материала, не требующих значительных материальных затрат, большого количества растительного материала для анализа, а в ряде случаев и с сохранением жизнеспособности растений («Теоретические основы селекции» Т.I. Н.Н.Иванов: «Биохимические основы селекции растений», 1935).

В процессе создания исходного материала, а также в ходе самой селекции исследователь, как правило, ограничен в семенном материале, зеленой массе, плодах и т.п. Генетический анализ признака часто требует оценки показателей у отдельных растений, семян, клубней. Аналогичные проблемы возникают при анализе внутрипопуляцион–ной изменчивости по тому или иному биохимическому признаку – как при изучении исходного материала, так и в ходе селекции на качество. Здесь крайне полезными могут оказаться методы анализа содержания или состава химических соединений без нарушения жизнеспособности растений (семян).

Внедрение в биохимические исследования физических методов анализа, основанных на использовании ядерного магнитного резонанса, инфракрасного излучения (ЯМР, ИКС) и других, значительно уменьшило масштабы использования многих трудоемких и дорогих химических методов (см. табл.2 и 3), позволило осуществлять прижизненный химический анализ на семенном материале, плодах и других частях и органах растений, но в большинстве случаев не решило проблемы размера образца растительного материала, необходимого для анализа (например, навески семян). Со все возрастающим уровнем генетических знаний (процесс создания доноров – задача в основном генетическая) особенно актуально внедрение биохимических методов анализа, выполняемых на отдельных семенах, растениях и т.д.

Биохимические исследования исходного и селекционного материала активно ведутся также в связи с проблемами устойчивости растений к болезням и вредителям, другим многочисленным стрессовым факторам среды (низкие температуры, снежный покров, засуха, кислотность почв и др.). Осуществляются поиск и анализ азличных соединений или метаболитов (от таких сложных как белки, до относительно простых, таких как органические кислоты, моносахара), участвующих в реакции растений на перечисленные выше неблагоприятные факторы. Такой подход, с одной стороны, обеспечивает большую фундаментальность в понимании самого явления устойчивости растения к конкретным факторам среды, а с другой, придает большую объективность во многом умозрительной до недавнего времени оценке генотипов на устойчивость к болезням, вредителям, абиотическим факторам среды. К настоящему времени в мировой литературе накоплен большой объем информации по данной проблеме. В ВИРе в таком направлении работы проводились лишь эпизодически, хотя они заслуживают гораздо большего внимания, поскольку выводят на новый методологический уровень важнейшие аспекты предселекционной работы, связанные с устойчивостью к биотическим и абиотическим факторам среды (см. об этом ниже).

При подготовке следующего раздела работы мы использовали главным образом материалы отчетов лаборатории биохимии с 1988 по 1998 г. Этот род информации, оставаясь, как правило, недоступным для большинства пользователей, тем не менее, обеспечивает представление об объемах и направлениях всей ежегодно проводимой с коллекцией рутинной работы, а также о конкретных результатах, имеющих прикладное значение, в том числе для реализации конкретных селекционных программ. Выбор временных рамок обусловлен несколькими причинами.

Главное же в том, что именно за эти 11 лет в организации работы лаборатории и ее структуре произошли изменения, в определенной степени отражающие тенденции развития Института и науки в стране.

Сведения об основных результатах исследований коллекций различных культур, объеме проанализированного материала, выделенных источниках и донорах ценных признаков (1988 – 1998 гг.).

Традиционно лаборатория (отдел) биохимии в разные периоды своего существования состояла(–ял) из групп (или лабораторий), специализирующихся либо на изучении родственных культур (например, группа биохимии овощных и бахчевых культур), или использующих определенные методические подходы (аналитическая группа), либо изучающих какие-то группы химических соединений (витаминная лаборатория).

К таковым (по состоянию на 1988 год) относились группы биохимии технических масличных культур (канд.биол.наук Г.К.Низова), зерновых и крупяных культур (канд.биол.наук В.И. Хорева), зерновых бобовых культур (канд.биол.наук Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе И.И.Бенкен), кормовых культур (канд.биол.наук М.Г.Богатова), плодовых и ягодных культур (канд.биол.наук С.А.Стрельцина), овощных культур (В.В.Воскресенская), аналитическая группа (канд.биол.наук Р.Г.Горбачева).

Состояние лаборатории в 1996–1999 гг. отличается отсутствием аналитической группы и группы кормовых культур, заменой И.И.Бенкен на М.А.Никишкину, а В.В.Воскресенской на канд.биол.наук А.Е.Соловьеву.

В 1988 году (последний год относительной экономической и политической стабильности в организации науки;

с года А.В.Конарев – зав. лаб. биохимии) лаборатория биохимии проводила исследования по четырем направлениям, в том числе:

1. изучению закономерности и взаимосвязи в образовании и накоплении химических веществ под влиянием условий выращивания у зерновых, крупяных, овощных, плодовых, технических культур, картофеля и др.;

2. изучению популяционной изменчивости и наследования признаков качества у бобовых, технических, кормовых и плодовых культур;

3. разработке и усовершенствованию биохимических методов оценки исходного материала;

4. комплексному изучению образцов коллекции и оценке по биохимическим показателям качества.

Всего в 1988 году было изучено 5350 образцов различных культур, в том числе 3111 овощных, плодовых и кормовых. Остальное составили зерновые, крупяные, зернобобовые, масличные и другие культуры. В результате биохимического изучения выделились (по результатам, как правило, 3-летнего изучения) как источники биохимических признаков качества около 100 образцов различных культур. Среди них образцы пивоваренного ячменя для условий Ленинградской, Московской областей и Литвы, а также ржи с повышенной устойчивостью зерна к прорастанию в колосе, озимой мягкой пшеницы с повышенным содержанием белка и крахмала, вики с пониженным содержанием цианогенных гликозидов, проса, чечевицы, люпина и других, пригодных для конкретных регионов страны.

Значительный объем исследований лаборатории был посвящен анализу различных овощных культур в связи с выяснением закономерностей образования и накопления химических веществ под влиянием условий выращивания и хранения. Основные объекты – томаты, морковь.

Начато изучение динамики накопления гликоалкалоидов в листьях сортов и диких видов томатов в связи с их различной устойчивостью к фитофторозу. Ранее было установлено, что наличие –томатина в листьях в значительной мере определяет устойчивость томатов к фитофторозу и галловой нематоде. Формы с высоким содержанием –томатина могут быть использованы в селекции путем отдаленной гибридизации, а также для получения трансгенных растений (сортов).

Популяционная изменчивость биохимических признаков качества наиболее обстоятельно изучалась на подсолнечнике. При создании линий подсолнечника качество масла семян не всегда контролируется, что может быть причиной невыравненности линий по этому признаку. Создание линий с контрастным и константным жирно– кислотным составом представляет значительный интерес. На анализ брали 1/3 семядоли, что позволяло сохранить жизнеспособность семян. Популяционная изменчивость биохимических признаков качества изучалась также для ряда образцов ежи и овсяницы (кормовые достоинства зеленой массы в условиях Павловской ОС ВИР).

В практику работы лаборатории введен ряд новых методов, в том числе определение антипитательных веществ:

кумарина в клевере, алкил–резорцинов в тритикале, танинов в горохе и других..

В 1989 году направления исследований, объем анализируемого материала и набор культур остались примерно такими же, как и в предыдущий год. Было продолжено экологическое изучение серии перспективных для Нечерноземной зоны СССР сортов пивоваренного ячменя (50 сортов). Образцы выращивались в трех пунктах:

г.Пушкин (Ленинградская обл.), Литовский НИИЗ (Литва), Истра (Московская обл.). Изучались: содержание белка, крахмала, танинов, а также активность – и –амилаз. В результате работы были выделены сорта ячменя, перспективные для селекции на пивоваренные свойства в условиях НЗ СССР. Таковыми являются сорта с высоким содержанием крахмала (более 60%), относительно низким содержанием белка (9–11%), низким содержанием танинов (1,08–1,25%) – полифенолов, образующих нерастворимые комплексы с глобулинами, что отрицательно влияет на прозрачность, цвет и вкус пива, а также сорта с высокой активностью – и – амилаз. Помимо вышеупомянутых биохимических показателей, хорошие пивоваренные свойства ячменя также обусловлены низким содержанием в зерне ряда полисахаридов (гемицеллюлоз и –глюканов).

Исследования пивоваренных свойств были проведены также на 200 наиболее распространенных сортах пивоваренного ячменя западно–европейской экологической группы (репродукция Екатерининской ОС ВИР). В результате были выделены 16 форм, перспективных для выращивания в условиях ЧЗ СССР.

В связи с широким распространением вики как зернофуражной культуры актуален вопрос содержания в семенах токсических и антиметаболических соединений – цианогенных гликозидов и ингибиторов трипсина и химотрипсина.

Имеющиеся в мировой литературе сведения о токсичности семян вики свидетельствуют о необходимости расширения исследований в данном направлении.

Токсичность цианогенных гликозидов для животного организма обусловлена действием выделяющейся при их гидролизе синильной кислоты. Согласно последним исследованиям, хронические отравления даже малыми дозами этого соединения (значительно ниже смертельной дозы для теплокровных) приводят к нарушению обмена веществ, нейропатологическим состояниям, повреждениям кожи, расстройствам функции печени и т.д. Ингибиторы протеаз снижают кормовую ценность зерновых бобовых культур, нарушая обмен веществ и ухудшая пищеварение у Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе животных.

В связи с поисками нового генетического материала для селекции вики исследовались 160 образцов однолетних видов, представляющих 19 видов рода Вика. Образцы выращивались в Полтавской (Украина), Тамбовской и Московской областях. Содержание цианогенных гликозидов определяли в зрелых семенах и выражали в мг синильной кислоты на 100 г семян (см. табл. 1). В результате проведенных исследований было показано, что однолетние виды вики по содержанию цианогенных гликозидов четко разделились на две группы. В первую группу вошли низкоцианистые виды с содержанием синильной кислоты менее 3 мг на 100 г семян. Вторая группа представлена видами, содержащими в семенах более 20 мг синильной кислоты на 100 г семян. Такая же дифференциация видов обнаружена и по активности ингибиторов протеолитических ферментов. Найдены виды, в семенах которых практически не обнаруживается ингибирующая активность по отношению к трипсину и химотрипсину. Причем эта особенность сохраняется в различных географических зонах. В результате исследований выделена группа видов вики с минимальным содержанием цианогеных гликозидов и низкой (или нулевой) активностью протеолитических ингибиторов.

Из–за высокого содержания цианогенных гликозидов ряд видов вики нельзя использовать в селекции зернофуражных сортов этой культуры без соответствующего биохимического контроля. Важно подчеркнуть, что, несмотря на определенную изменчивость содержания цианогенных гликозидов и ингибирующей активности протеолитических ферментов в зависимости от года и места выращивания, а также других факторов, признаки высокое содержание цианогенных гликозидов и активность ингибиторов протеаз являются генетически детерминированными характеристиками видов.

Большая по числу проанализированных образцов работа была проведена с коллекциями видов люпина (Luрinus albus, L.mutabilis). Показано, что Люпин изменчивый характеризуется наибольшей масличностью семян, а также рядом других преимуществ в сравнении с остальными видами Lupinus. Высокая биологическая ценность белка и масла обуславливает пригодность семян люпина изменчивого для пищи человека. В его семенах накапливается в среднем 13,4% масла при амплитуде изменчивости этого показателя от 10,5 до 16,3%. По трехлетним данным из 270 образцов выделено 14, отличающихся высоким содержанием масла – выше 14,5%, и 10 с высоким содержанием белка – выше 47% (см. каталог No 568, 1991). Селекционная работа с Люпином изменчивым интенсивно ведется в большинстве стран Западной Европы и США. В нашей стране эту культуру практически не возделывают и селекционную работу не ведут, хотя возделывание Люпина изменчивого имеет большие перспективы.

В 1989 году было завершено биохимическое изучение коллекции чечевицы. Среди высокобелковых форм найдены образцы с минимальным уровнем активности ингибиторов пищеварительных ферментов (см. каталог No 534, 1990).

Аналогичные исследования проводились (и также завершены по результатам трехлетнего изучения) с коллекциями сортов гороха, сои и фасоли (новые поступления).

Продолжалось изучение закономерностей изменчивости химического состава сортов моркови различного происхождения в процессе хранения, а также изучение содержания –томатина в листьях коллекционных сортов томатов в связи с устойчивостью этих растений к вертициллезу, фузариозу и фитофторозу.

Продолжились также работы по анализу гетерогенности линий подсолнечника по жирнокислотному составу (посеменной прижизненный анализ жирнокислотного состава). В результате биохимической оценки были выделены отдельные растения и образцы подсолнечника в качестве возможных доноров для селекции на качество.

Следует упомянуть также работу по изучению состава важнейших фенольных соединений у ягод дикорастущих видов красной и черной смородины как исходного материала для селекции на качество (было изучено 70 образцов 14 видов). В ходе исследований показана видоспецифичность некоторых фенольных соединений, определены виды красной и черной смородины, являющиеся ценными источниками биологически активных фенольных соединений (соответственно ценным исходным материалом для селекции).

К фенольным соединениям относятся вещества, содержащие в своей молекуле бензольное кольцо. Разнообразие фенольных соединений огромно (их известно более тысячи). В своем большинстве это биологически активные соединения, которые играют важную роль в метаболизме самих растений и имеют важное значение для человека.

Многие из фенольных соединений обладают витаминной активностью, а также являются антиоксидантами. В последнем случае фенольные соединения могут нейтрализовать отрицательное действие тяжелых металлов и свободных радикалов в организме человека и животных.

Приведенные примеры конечно далеко не полностью отражают все направления деятельности и результаты работы лаборатории биохимии в 1988–1989 гг. Помимо полных отчетов (до 40 машинописных страниц через 1,5 интервала) информация о результатах деятельности лаборатории представлена в виде многочисленных каталогов, публикаций в научных журналах, материалах диссертационных работ (см. приложения).

Следует отметить, что в эти и предыдущие годы значительная доля активности лаборатории была связана с так называемой комплексной оценкой образцов коллекций по биохимическим показателям качества. Сюда, помимо материала для вполне корректно спланированных исследований, относились наборы образцов из «ранее неизученных» или «новых поступлений». Особого внимания требовали предлагаемые для биохимического изучения так называемые «одноразовые» наборы образцов. Понятно, что научная и практическая значимость такой оценки оказывались далеко не всегда очевидными. Ясно, что следовало более обстоятельно подходить к подбору материала для биохимических исследований. Помимо вышеназванных, серьезными аргументами в пользу такой Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе «ревизии» являлись чисто экономические и организационные моменты. Снижение уровня финансирования научных исследований вынудило отказаться от некоторых направлений в работе (или уменьшить объем исследований по определенным направлениям), отдав приоритет проблемам, например, в большей степени связанным с конкретными селекционными программами.

Следует признать, что для ряда культур анализ осуществлялся (и осуществляется) по схемам, не соответствующим современным знаниям и методическому уровню. Одна из основных причин такой ситуации – низкий уровень технической оснащенности лаборатории биохимии. В каждом конкретном случае следовало критически оценить перечень определяемых биохимических характеристик, в том числе с учетом запросов селекции и уровня современных знаний по биохимии культуры («Биохимия в ВИРе: некоторые проблемы и перспективы». А.В.Конарев, 1990;

материалы всероссийского совещания «Проблемы биохимических исследований генетических ресурсов растений». ВИР.1992).

В 1990 году лаборатория биохимии стала работать по двум основным направлениям:

1. биохимической характеристике культурных растений и их диких сородичей в связи с поисками источников высокого качества;

2. разработке и внедрению новых принципов и методов биохимической оценки культурных растений и их диких сородичей.

В этом году оценку по важнейшим биохимическим признакам качества получили 4800 образцов мировой коллекции.

Выделено 32 источника ценных признаков, среди них: источники высокого содержания белка у сои (3 образца), фасоли (5), озимой ржи (5);

высокой масличности у сои (3 образца);

источники высоких пивоваренных качеств у ячменя (5 образцов) и др.

Совместно с отделом зернобобовых культур создан донор низкой цианистости вики посевной. Переданы непосредственно в селекционные учреждения 16 источников и один донор.

Говоря более конкретно о результатах 1990 года, следует прежде всего упомянуть о продолжении интенсивных исследований селекционного материала озимой ржи (содержание белка, активность амилазы), сортов пивоваренного ячменя западно-европейской экологической группы, репродуцированных в условиях ЦЧ зоны России, сортов пивоваренного ячменя, перспективных для НЧЗ России. В результате были выделены образцы с благоприятным сочетанием биохимических признаков и соответственно пригодных для использования в селекционных программах.

Довольно интенсивно изучались зерновые бобовые культуры – соя, фасоль, вика (коллекционный и селекционный материал). В 1990 году завершилось 2-летнее изучение кормовых сортов сои (репродукция Кубанской ОС ВИР) по комплексу признаков, определяющих кормовые достоинства культуры (активность ингибиторов трипсина и химотрипсина, содержание белка и масла).

Начато изучение коллекции (164 образца) вики посевной в условиях НЧЗ России (в зерне определяли содержание белка, цианогеннных гликозидов, активность ингибиторов трипсина и химотрипсина;

в зеленой массе – содержание белка, гликозидов, сухого вещества).

В 1990 году завершилось 3-летнее изучение 100 коллекционных образцов вики посевной в связи с селекцией высокопродуктивных сортов зернофуражного типа (низкоцианистых и высокобелковых). Совместно с отделом зерновых бобовых культур создан донор низкой цианистости у вики посевной.

Совместно с отделом технических культур завершено многолетнее биохимическое изучение коллекции льна– долгунца (см.«Каталог мировой коллекции ВИР. Лен».Вып. 582.1991). Одновременно на содержание и качество масла изучались и другие масличные культуры – подсолнечник, рыжик, рапс. Начато изучение содержания белка, качества масла у ряда орехоплодных культур – миндаля, фундука.

По основным биохимическим признакам качества изучались коллекции различных овощных, кормовых и плодовых культур. Подведены итоги 3-летнего изучения коллекции сливы (155 образцов, относящихся к 15 видам и 49 сортам, репродуцированных на Майкопской, Крымской и Туркменской ОС ВИР) по составу фенольных соединений плодов.

Было показано, что комплекс фенольных соединений сливы состоит из высоко биологически активных флаваноидов и фенолкарбоновых кислот. Повышенным содержанием этих соединений характеризуются восточно-азиатские и американские виды. Было также установлено, что группам близкородственных видов сливы свойствен сходный состав фенольных соединений. Использование многомерного факторного анализа по 28 биохимическим признакам позволило по-новому взглянуть на существующую классификацию рода Слива. Аналогичные исследования были начаты с коллекциями китайских видов сливы, абрикоса и микровишни, а также с коллекциями красной и черной смородины.

Материалом для исследований рода Смородина послужили ягоды коллекционных образцов, репродуцированных на Дальневосточной ОС ВИР, а также собранных в экспедициях (всего 30 форм черной и красной смородины).

Были обнаружены ранее неизвестные формы смородины с высоким содержанием комплекса фенолкарбоновых кислот и флавонов. Нашли подтверждение ранее полученные данные о видовой специфичности состава фенольных соединений смородины.

Большое внимание уделялось постановке новых методов, в частности применению инфракрасной спектроскопии для экспресс–анализа зерновых бобовых культур на содержание белка и масла. Был также освоен метод газо жидкостной хроматографии для определения состава эфирных масел в семенах и корнеплодах моркови.

Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе В 1990 году сотрудники отдела активно обобщали результаты своих исследований – 19 опубликованных и сданных в печать статей. Среди них такие издания как журналы: «Сельскохозяйственная биология», «Растительные ресурсы», а также «Материалы совещания ЕУКАРПИЯ», «Труды по прикладной ботанике, генетике и селекции» и др.

Учитывая тот факт, что большинство тем лаборатории являются «переходящими» – одни и те же наборы образцов изучаются по несколько лет, деятельность лаборатории в период 1991–1995 гг. мы охарактеризуем, основываясь главным образом на материалах заключительного отчета, подготовленного в 1995 году.

На протяжении длительного периода времени группа биохимии зерновых и крупяных культур лаборатории участвует в реализации селекционной программы по созданию высокобелковых сортов озимой ржи, устойчивых к прорастанию зерна в колосе (руководитель программы – проф. В.Д.Кобылянский). Данная работа продолжалась также в течение 1991–1995 гг. За этот период охарактеризовано по содержанию белка и активности – амилазы более 1110 сортов и гибридов озимой ржи. Последние были получены путем скрещивания стерильных линий и сортов с доминантным типом короткостебельности. В результате этой работы (канд.биол.наук В.И.Хорева) выделено 10 гибридных комбинаций с повышенным содержанием белка и 14 гибридов с отсутствием амилолитической активности в зерне (их можно отнести к формам, устойчивым к прорастанию в колосе).

В этой же группе (В.И.Хорева и инженер М.Носова) изучали коллекции ячменя, овса, риса и проса. Образцы пивоваренного ячменя (около 100), выращенные в условиях Тамбовской области (1991,1992 гг.) и Ленинградской области (1993,1994 гг.), анализировались по биохимическим показателям, определяющим пивоваренные свойства (содержание белка, крахмала, активность – и –амилаз). Для каждой зоны выделены перспективные образцы ячменя.

Большая по объему материала работа была проведена с коллекцией овса. Продукты переработки овса широко используют в диетическом и детском питании. Белки овса имеют высокую биологическую ценность. Кормовую и питательную ценность зерну овса придают также витамины группы В, каротин, витамин К. 1720 образцов овса различного географического происхождения изучали по показателям, определяющим биологическую ценность зерна (масло, белок, крахмал, в том числе его состав). Соответствующий коллекционный материал был репродуцирован в различных эколого–географических зонах страны: 330 образцов – в условиях Западной Сибири в 1991,1992 гг.

(зернофуражное направление селекции), 217 образцов – в зоне Среднего Поволжья в 1991,1992 гг. (зерновое направление), 246 образцов – в условиях Ленинградской области. На Кубанской ОС ВИР были репродуцированы 300 образцов овса, вновь поступивших из зарубежных стран. Для каждого региона и, соответственно, направления селекции выделены образцы – источники высокого содержания масла, белка и крахмала. 6 образцов выделились повышенным содержанием амилопектина (диетические свойства). Итоги работы обобщены в двух справочниках (см.ниже), других публикациях (Васячкина И.В, Хорева В.И., 1997).

1546 образцов сорго получили оценку по основным признакам качества зерна – содержанию белка, крахмала и масла. Исследования осуществлялись с целью поиска в коллекции ВИР ценных форм для селекции зерновых и кормовых сортов сорго. Основной материал (около 1000 образцов) в течение 3 лет репродуцировали на Кубанской ОС ВИР. Выделены источники высокого содержания масла (6 образцов), белка (4 образца), крахмала (8 образцов).

3-летнее изучение ранне– и среднеспелых сортов и мутантов риса (330 образцов репродукции Астраханской ОС ВИР 1986–1990 гг.) завершилось выделением 11 источников повышенного содержания белка и 3 источников высокого содержания амилозы в крахмале (Каталог мировой коллекции ВИР. «Рис». Вып. 649. 1994).

Зерновые бобовые культуры в 1991–1995 гг. были представлены в изучении коллекциями вики, люпина, фасоли, сои, гороха (канд.биол.наук И.И.Бенкен). Реализация селекционной программы по созданию зернофуражных сортов вики (см. выше) потребовала продолжения и расширения исследований исходного материала и прежде всего широкомасштабных экологических испытаний. Последнее должно способствовать выявлению новых источников высоких питательных качеств семян, необходимых для создания перспективных сортов вики зернофуражного типа для различных регионов страны. В разделе биохимических исследований акцент был сделан на таких показателях как содержание белка, вицианина (цианогенного гликозида), а также активности ингибиторов протеиназ.

Коллекционные образцы вики (всего около 400 мутантов, гибридов и других образцов) репродуцировались в течение 2–3 лет на северо-западе Нечерноземья и в Центральной черноземной зоне. В результате исследований выделены источники низкой цианистости (8 образцов), высокой белковости (14 образцов), низкой активности ингибиторов протеиназ (9 образцов). Важно подчеркнуть, что 5 источников обладали комплексом положительных биохимических признаков. Также даны рекомендации по подбору родительских форм и созданы линии вики с биохимическими признаками, определяющими высокую питательную ценность зерна (низкая цианистость и высокое содержание белка). Результаты вошли в Методические указания «Селекция вики» (1991), опубликованные совместно с сотрудником отдела зернобобовых культур С.И.Репьевым.

В эти же годы было завершено биохимическое изучение однолетних видов вики. И в этом случае выделены источники, являющиеся одновременно носителями низкой цианистости и высокой белковости (Каталог мировой коллекции ВИР. «Однолетние дикорастущие виды вики». Вып. 672. 1995).

Семена Люпина узколистного – важный источник белка в процессе питания человека и кормления животных.

Для успешной селекции кормовых и пищевых сортов необходим соответствующий исходный материал. Поэтому в лаборатории биохимии в течение нескольких лет изучали коллекцию Люпина узколистного на содержание белка и Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе масла. 187 образцов были репродуцированы на Московском отделении ВИР и 196 на Киевском опорном пункте ВИР.

Для этих двух эколого–географических зон выделены источники высокого качества зерна. Полученные результаты обобщены в виде каталога мировой коллекции («Люпин узколистный» (биохимическая характеристика образцов).

Вып.637.1993).

Семена фасоли – ценный источник белка в питании значительной части населения Земли. Высокие пищевые качества фасоли значительно снижает присутствие в семенах ингибиторов пищеварительных ферментов, в частности трипсина и химотрипсина. Тепловая обработка продуктов переработки семян не всегда бывает эффективной из–за высокой термостабильности некоторых ингибиторов. В ряде стран, например во Франции, используются и другие подходы. Удаление из продуктов переработки семян ингибиторов протеолитических ферментов осуществляется хроматографическими методами. Селекционный путь снижения содержания антипитательных веществ традиционно считается одним из перспективных. Существует, однако, вполне обоснованное мнение о том, что антиметаболические или антипитательные соединения играют важную роль в обеспечении устойчивости бобовых растений к болезням, вредителям, неблагоприятным факторам среды, а также в предохранении их от поедания животными. Это несколько усложняет процесс селекции бобовых культур на качество. Тем не менее, коллекция ВИР остается богатейшим источником для селекции практически в любом направлении.

Работу по поиску источников для селекции на пищевые качества фасоли проводили на 350 коллекционных образцах фасоли обыкновенной. Различные наборы образцов (в зависимости от происхождения) репродуцировались в 1988,1989 гг. на Крымской и Устимовской ОС ВИР. Материал был представлен отечественными районированными и новыми отечественными и зарубежными сортами. В результате выделено 24 источника низкой активности ингибиторов и 9 – высокого содержания белка. Данные обобщены в каталоге мировой коллекции ВИР «Фасоль» (No 593.1991).

Соя – не менее важная, чем фасоль, пищевая и кормовая культура, однако семена сои также содержат ряд компонентов, которые делают их непригодными для использования без технологической обработки. Ингибиторы пищеварительных ферментов – трипсина и химотрипсина, лектины затрудняют усвоение пищи, угнетают рост, вызывают другие негативные явления в организме.

Изучение около 400 образцов диких и культурных видов сои показало, что для культурных форм сои характерна высокая активность ингибиторов при низкой внутривидовой вариабельности по данному признаку. У диких австралийских видов уровень трипсинингибирующей активности в несколько раз ниже, чем у культурных, в связи с чем первые можно использовать в отдаленной гибридизации для улучшения культурных форм по данному признаку.

Исполнитель работ – канд.биол.наук И.И.Бенкен.

Исследования по биохимии масличных технических и орехоплодных культур проводились в ВИРе в последние десятилетия на высоком теоретическом и методическом уровне во многом благодаря тому, что это направление непосредственно курировали ведущие специалисты лаборатории – бывшие ее заведующие проф. А.И.Ермаков (зав. с 1946 по 1980) и канд. биол. наук Н.П. Ярош (1980–1988). В этой группе всегда работали 5–7 сотрудников и лаборантов, да и технически она была оснащена лучше прочих. В настоящее время эта «группа» состоит из канд.

биол. наук Г.К.Низовой. Тем не менее, в период 1991–1995 гг. был выполнен довольно большой объем работ по биохимической характеристике мирового генофонда важнейших технических масличных и орехоплодных культур с целью выделения источников высокого содержания и качества масла. Объектами изучения явились наборы образцов подсолнечника, льна, рапса, сурепицы, горчицы, рыжика, крамбе, индау, грецкого ореха, фундука, фисташки, миндаля.

Получили оценку по содержанию масла и его качеству более 300 образцов льна–долгунца, репродуцированных на полях Пушкинских лабораторий ВИР. В результате были выделены высокомасличные формы, характеризующиеся одновременно высокой степенью ненасыщенности масла (для технического использования).

В этот же период изучались наборы образцов представителей семейства крестоцветных: рапса, сурепицы, горчицы, рыжика – по содержанию белка, масла и его качеству. Среди образцов рапса и сурепицы выделены 100 источников хорошего качества масла для пищевого использования (в частности, отсутствует или присутствует в незначительном количестве эруковая кислота). Высокое (более 40%) содержание масла и отсутствие в нем эруковой кислоты обнаружено у пяти образцов рапса и трех образцов сурепицы. С другой стороны, для технических целей (более 50% эруковой кислоты) оказались ценными 6 образцов рапса и 5 сурепицы.

Жирнокислотный состав масла был изучен у перспективных образцов сарептской горчицы различного географического происхождения. Количество эруковой кислоты колебалось от 19 до 58 %, олеиновой – от 8 до 30% и т.д. в зависимости от образцов. Эколого–географическое изучение показало, что в Тамбовской области накапливалось больше всего масла, а белка и эруковой кислоты – в Волгоградской области.

Коллекция рыжика, репродуцированная на Майкопской ОС ВИР, была также изучена по содержанию и качеству масла. Масло семян рыжика имеет в основном техническое назначение и существенно отличается по составу жирных кислот от такового других масличных растений семейства крестоцветных. Для масла этой культуры характерно низкое содержание эруковой (около 3%), высокое – линоленовой (до 30 %) и таких насыщенных жирных кислот как пальмитиновая, стеариновая, арахидоновая и др. И здесь в результате изучения выделены формы с высоким (выше 38%) содержанием масла в семенах и благоприятным жирнокислотным составом.

ВНИИР им. Н.И.Вавилова располагал обширной коллекцией орехоплодных и косточковых культур. В настоящее время Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе значение этих коллекций для России уже не так велико, поскольку основные ареалы их возделывания находятся за пределами РФ. В начале 90–х годов интерес к орехоплодным культурам несколько вырос в связи с запросами пищевой и кондитерской промышленностей. В 1993–1994 гг. завершились многолетние биохимические исследования семян орехоплодных растений: ореха грецкого (148 образцов), фундука (177 образцов), фисташки (84), миндаля (171). Результаты были обобщены в виде сводного каталога (Каталог мировой коллекции ВИР.«Орехоплодные культуры». Вып.663. 1994 г.). В каталог вошли данные по содержанию белка, масла и его жирнокислотному составу.

Исполнитель работ – канд.биол.наук Г.К.Низова.

В 1991–1992 гг. впервые перед лабораторией была поставлена задача определения качественного состава масла (воска) хохобы. Это растение происходит из районов с сухим и жарким климатом (границы Мексики и США и др.).

Репродукция семян для биохимических исследований осуществлена в Средней Азии (бывший Среднеазиатский филиал ВИР). Воск хохобы является основным компонентом для получения смазочных материалов, предназначенных для использования в высоких технологиях, в частности для работы в условиях космоса. В лаборатории разработали методика определения состава восков и жирных кислот с использованием газо-жидкостной хроматографии и провели исследование поступившего семенного материала. Однако в последующие годы исследования прекратились.

Аналогичная ситуация складывалась и с коллекцией кок–сагыза. Содержание каучука было изучено в 27 образцах.

В дальнейшем культуру не изучали. Исполнители работы – канд.биол.наук Р.Г.Горбачева и канд.биол.наук Г.К.Низова.

В 1991–1995 гг. интенсивно изучались кормовые травы (бобовые и злаковые), плодовые и ягодные, а также овощные культуры.

Ягодные и плодовые культуры в период 1991–1995 гг. в изучении на «общий химический состав» (сумма сахаров, кислотность, содержание аскорбиновой кислоты, содержание сухого вещества) были представлены жимолостью ( образцов), земляникой (80), малиной (84), черной смородиной (336), красной смородиной (181), белой смородиной (181), вишней (80), сливой (254), яблоней (509), грушей (27), крыжовником (107), клюквой (31 образец). Материал выращивали на Павловской ОС ВИР. В результате 3–летнего изучения по комплексу биохимических признаков выделились лучшие образцы малины (3 сорта), смородины черной и красной (2 и 3 образца соответственно), вишни (3 образца), крыжовника (1 образец), жимолости (2 образца), яблони (2 образца).

Содержание и состав фенольных соединений исследовали у 305 образцов плодовых культур. Косточковые культуры были представлены родами Микровишня, Абрикос, Слива, Вишня, Черемуха (136 образцов 32 видов). В плодах этих культур идентифицировали 32 индивидуальных фенольных соединения. Среди них такие важные для человека биологически активные соединения как рутин, гиперин, кверцитрин, авикулярин.

Ценными источниками фенолкарбоновых кислот, как оказалось, являются некоторые формы алычи, терна, сливы уссурийской, черемухи обыкновенной, черемухи виргинской. К ценным источникам флаванов относятся отдельные образцы сливы уссурийской, китайской и черемухи обыкновенной.

Жимолость – ценная в питательном и лечебном отношении ягодная культура. Интерес к биохимии жимолости возрос в разных странах, особенно в последние годы. Связано это с тем, что по содержанию ряда ценных биологически активных соединений (некоторые флавоны и флаваны) жимолость превосходит другие культуры. В 1993–1995 гг.

в изучении находились 42 образца, произрастающие на Павловской ОС ВИР и представляющие 10 видов этого рода. По биохимическим признакам были выделены формы жимолости алтайской, съедобной и жимолости Регеля, представляющие интерес как для селекции, так и для непосредственного использования.

Из других плодовых и ягодных культур внимание уделялось коллекциям смородины и яблони. У 96 образцов, представляющих 17 видов смородины, был изучен состав биофлаваноидов ягод. Особенно богатыми по содержанию этих соединений оказались формы, собранные в экспедициях по Дальнему Востоку. В целом же, по содержанию фенольных соединений смородина уступает многим плодовым и другим ягодным культурам.

В этот же период завершено изучение состава фенольных соединений (биофлаваноидов) у 100 образцов дикорастущей яблони Сиверса, происходящей из районов Джунгарского и Заилийского Алатау (юго–восток Казахстана). Было, в частности, показано, что наибольшее количество форм, богатых фенольными соединениями, обнаружено среди популяций, произрастающих в наименее благоприятных климатических и почвенных условиях – в предгорных и высокогорных районах. Одним из важных теоретических результатов этой работы явилось обнаружение видоспецифичных фенольных соединений. Последние были использованы в качестве хемотаксономических маркеров (исполнитель – канд.биол.наук. С.А.Стрельцина ). Результаты исследований опубликованы в 1995 г. в журнале «Растительные ресурсы».

Как уже было сказано выше, в лаборатории биохимии ежегодно изучают большое число видов и образцов овощных культур. Так в период с 1991 по 1995 год биохимическую характеристику по 5–7 основным (в зависимости от культуры, см.табл.2) биохимическим показателям качества получили более 4000 так называемых пакетообразцов (35 различных овощных культур). В результате выделено 40 образцов различных культур в качестве источников ценных биохимических свойств. Среди них 15 образцов моркови с высоким содержанием каротина, причем среди них обнаружен один образец (сорт), одинаково пригодный для выращивания в различных климатических условиях. Также по признаку «высокое содержание каротина» выделено 9 образцов томатов и т.д. (канд.биол.наук А.Е.Соловьева).

В заключение отметим следующее. 1991–1995 годы оказались весьма продуктивными в деятельности лаборатории.

Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе По важнейшим биохимическим показателям качества изучено 17 200 образцов различных сельскохозяйственных культур. В числе прочих выделено 10 доноров рапса, характеризующихся отсутствием эруковой кислоты. Среди источников высокого качества – низкоэруковые образцы рапса и сурепицы, высокобелковые и высокомасличные образцы овса, вики, люпина, образцы гороха с низкой активностью ингибиторов протеиназ и т.д.

Исследовано влияние эколого-географических факторов на формирование важнейших признаков качества у горчицы, проса и овса, а также моркови и яблони. Осуществлен ряд новых методических разработок, в их числе упомянутая выше методика исследования воска хохобы, а также ряд оригинальных методов и технологий выделения и очистки эфирных масел, гликозидов и некоторых других биологически активных соединений, представляющих практический интерес для медицины и пищевой промышленности. В 1991–1995 гг. сотрудники лаборатории биохимии опубликовали 57 статей в научных журналах и 8 каталогов, содержащих сведения по биохимическим признакам качества.

На протяжении ряда лет (1992–1995 гг.) лаборатория биохимии выполняла исследования по теме «Технология поиска в мировом генофонде растений, выделения и получения препаратов биологически активных веществ (БАВ) растительного происхождения». Заказчиком работ являлось Министерство науки и технической политики РФ. Основные исполнители работ по данной теме научные сотрудники лаборатории канд.биол.наук В.М.Чмелев и Н.Б.Гогичаишвили.

Современная медицина, пищевая промышленность, а также ряд других отраслей требуют все большего количества и числа высоко очищенных соединений природного, в том числе растительного, происхождения. Пищевая промышленность нуждается в консервантах, пряновкусовых добавках и сахарозаменителях (для лечебного и диетического питания) природного происхождения. Таковыми, в частности, являются эфирные масла базилика, кориандра, аниса и других культур, а также стевиазид (природный сахарозаменитель, получаемый из листьев и стеблей растения стевии, завезенного в Россию сотрудниками ВИР). Отдельные компоненты эфирных масел, например цитраль, сабинен, необходимы для медицинской и парфюмерной отраслей промышленности. Остродефицитны для медицины некоторые тропановые алкалоиды, сердечные гликозиды, некоторые лигнаны.

В последние годы возрос интерес к другой группе биологически активных веществ (БАВ) растительного происхождения – лектинам. Особые свойства этих белков служат причиной их широкого применения в различных областях медицины и биологии (например, при анализе состояния крови, очистки таких лекарственных препаратов как интерферон и ганадотропин).

Еще одним методическим подходом, успешно развиваемым в ВИРе, является иммунодиагностика. Это один из эффективных методов анализа в биологии, медицине и пищевой промышленности. Иммунодиагностикумы очень эффективны для осуществления контроля за качеством и подлинностью продукции растениеводства.

В ВИРе собрана богатейшая коллекция эфиромасличных и пряновкусовых растений, плодовых, ягодных и других культур, служащих ценными источниками перечисленных выше фенольных соединений, эфирных масел, гликозидов и других биологически активных соединений. В лаборатории биохимии развивались исследования, разрабатывались и совершенствовались методы идентификации и очистки этих соединений. Наряду с традиционно проводимыми в лаборатории работами в области идентификации и очистки фенольных соединений, в период 1991–1995 гг.

возобновились работы с эфиромасличными и пряновкусовыми (пряноароматическими) растениями, начались исследования стевии и других культур – потенциальных источников БАВ: гликозидов, лектинов и др.

Наиболее обстоятельному изучению в 1991–1995 гг. подверглась группа важнейших в практическом отношении пряноароматических растений сем. Губоцветные. Методической основой для проведения данной работы послужили традиционные методы экстракции и очистки эфирных масел, а также методы определения их компонентного состава с применением газо-жидкостной хроматографии. Закономерности накопления эфирных масел в онтогенезе и в различных эколого-географических зонах России, суточные колебания в содержании масел и локализация их в разных частях растений, качество эфирных масел (компонентный состав эфирных масел и их парфюмерная оценка) были изучены у ряда перспективных образцов базилика огородного, душицы обыкновенной, змееголовника молдавского, иссопа лекарственного, котовника кошачьего, мелиссы лекарственной, чабера садового. Практическим результатом данной работы явились рекомендации для использования в селекции и для непосредственного внедрения в производство определенных образцов пряноароматических растений коллекции ВИР (см. перечень авторефератов диссертаций, И.А.Фогель, 1997).

Очевидно, что в отличие от суммарных экстрактов очищенные БАВ обладают очень высокой биологической активностью. Эффективная их очистка может быть достигнута в лабораторных либо полупроизводственных условиях при наличии соответствующих технологий и оборудования. В рамках проекта, поддержанного Министерством науки РФ, в лаборатории разрабатывались методы выделения и очистки стевиазида, других гликозидов, компонентов эфирных масел, лектинов, других БАВ, получения иммунодиагностикумов.

Наибольшие успехи были достигнуты в разработке эффективной технологии выделения и очистки стевиазида. В отличие от всех именуемых стевиазидом препаратов, получаемых в России и других республиках СНГ, стевиазид, полученный по методике ВИР химически чистый, не содержит примесей, придающих горький вкус и желтый цвет.

Препарат полностью растворим в воде (автор разработки – Н.Б.Гогичаишвили). Методическая разработка и сам препарат неоднократно представлялись нашим институтом на выставках новых технологий и получили самую высокую оценку специалистов, в том числе зарубежных.

Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе К сожалению, эта, а также ряд других оригинальных разработок лаборатории (например, технология получения иммунодиагностикумов для контроля за качеством и подлинностью продукции растениеводства) не получили развития из–за отсутствия поддержки в первую очередь со стороны Миннауки РФ.

К 1996 году из–за отсутствия финансирования невозможность продолжения более или менее серьезных исследований в области биологически активных соединений (как изучение генетических ресурсов, так и методические работы) стала очевидной. Также прекратились перспективные во всех отношениях исследования пищевых красителей, входящих в состав цветков сафлора. В лаборатории биохимии (в связи с реализацией программы изучения генофонда технических культур) были подобраны эффективные методы экстракции, препаративного выделения и идентификации индивидуальных компонентов пигментов. С использованием метода высокоэффективной жидкостной хроматографии идентифицированы и получены в чистом виде три пищевых пигмента из цветков сафлора. Исследования были проведены на 7 образцах сафлора из коллекции ВИР и остановились из-за отсутствия соответствующего материального обеспечения. Реальными для лаборатории остались по-прежнему только работы с фенольными соединениями плодовых и ягодных культур, эфирными маслами моркови и антиметаболическими соединениями кормовых растений. Об этом будет сказано ниже.

В 1996–1998 годах продолжались биохимические исследования генофонда важнейших для России сельскохозяйственных культур как с целью его оценки, так и в связи с решением конкретных селекционных задач.

К таким работам можно в первую очередь отнести исследование 40 гибридов озимой ржи с целью выявления высокобелковых устойчивых к прорастанию зерна в колосе форм. Последние были получены от скрещивания стерильных линий и форм с доминантным типом короткостебельности. В результате были обнаружены три гибрида с высоким содержанием белка в зерне (11,3–12,7% при аналогичном значении у стандарта – 9,7%). Однако, выделенные образцы характеризовались высокой –амилазной активностью и, следовательно, неустойчивостью к прорастанию в колосе.

Перспективные для селекции и непосредственного внедрения в практику образцы пивоваренного ячменя изучались на содержание белка, крахмала, активность амилаз. Образцы были репродуцированы в условиях г. Пушкина (Санкт– Петербург), Волгоградской, Павловской и Екатери–нинской ОС ВИР (29, 38, 38 и 40 образцов соответственно). По результатам изучения выделены лучшие для использования в пивоварении.

В 1996, 1997 гг. дана характеристика образцам пленчатого (200 образцов) и голозерного (150 образцов) овса различного географического происхождения (репродукция г. Пушкина – 1993–1995 гг. и Кинельской ОС – 1995).

Среди репродукций образцов пленчатого овса 1993,1994 гг. (г. Пушкин) выделились 5 сортов с повышенным содержанием белка (12–13,6% при стандарте 10,2%), 8 с повышенным содержанием крахмала (45,3–53,7% при стандарте 42,4%), 18 – масла (7,0–8,5% при стандарте 5,8).

Для образцов голозерного овса, репродуцированных в 1995 г. в условиях г. Пушкина, были получены следующие данные: повышенное содержание белка (15–17%) имели 8 сортов, повышенное содержание крахмала – 13 (60– 66%). 12 сортов отличались повышенным содержанием масла (11–15%). По всем трем признакам одновременно выделился только один образец – сорт Любимец (15,6 – 60,7 – 11,4% соответственно).

В условиях Кинельской ОС из 150 изученных образцов по признакам «повышенное содержание белка» (16,6– 20,9%), «крахмала» (55,3–60,9%) и «масла» (9,0–13,8%) выделилось гораздо большее число образцов – 49, 22 и 34 соответственно.

В 1996 году начато интенсивное изучение коллекции хлебного сорго ВИР (чл.-кор. РАСХН Б.Н.Малиновский). образцов были репродуцированы на Кубанской ОС ВИР и изучены в лаборатории биохимии по содержанию белка, крахмала и масла в зерне. Исследования продолжались в 1997 и 1998 годах. На основании проделанной работы сделан вывод о значительной межсортовой изменчивости по данным биохимическим признакам. Содержание белка в зерне (в %) колебалось у разных сортов от 11,2 до 19,8, крахмала – от 62,3 до 78,0, масла – от 2,7 до 5,0.

Проведенные исследования показали, что мировая коллекция сорго является ценным исходным материалом для селекции новых сортов и гибридов с высоким качеством зерна. Результаты были доложены на Международной научно–практической конференции «Селекция, семеноводство, технология возделывания и переработки сорго»

(Зерноград, 1999).

В 1997 и 1998 гг. были продолжены работы с коллекциями проса и риса. По содержанию белка, масла и крахмала дана характеристика 20 сортам проса с ценными хозяйственными признаками, выращенным в 1988–1990 гг. в различных климатических зонах прососеяния России, Белоруссии, Украины и Казахстана (всего 11 пунктов). Для каждой зоны выделены сорта с повышенным содержанием белка, масла и крахмала, а также сорта, устойчиво сохраняющие эти признаки при выращивании в разных климатических условиях. В ходе работы выявлена изменчивость содержания каротиноидов в зерне проса в процессе хранения. 200 коллекционных образцов риса оценены по содержанию белка, содержанию и качеству крахмала. Выделены образцы с повышенным содержанием амилозы в крахмале.

Исследования по ржи, ячменю и крупяным культурам проводились канд.биол.наук В.И.Хоревой.

В 1998 году канд.биол.наук Г.К. Низова изучала 14 диких видов овса по содержанию и качеству масла. Образцы были репродуцированы в г. Пушкине. Цель работы – выявить потенциальные генетические источники высокого содержания и качества масла для селекции овса на эти признаки путем отдаленной гибридизации (от отдела серых хлебов ВИР – канд.биол.наук И.Г. Лоскутов). Источниками ценного по пищевым достоинствам масла оказались виды Avena hirtula и A.viestii. Содержание олеиновой кислоты в масле зерна этих видов превышало 47%.

Биохимические исследования генетических ресурсов растений в ВИРе В 1996–1998 гг. получили биохимическую оценку более 300 образцов масличных культур (канд.биол.наук Г.К.Низова).

В 1996 г. объектами исследований служили подсолнечник и лен. 42 образца крупноплодного подсолнечника (репродукции Кубанской ОС ВИР) исследованы на содержание белка, масла и качество масла. Наряду с полученными данными по изменчивости содержания белка и масла были выделены 5 высокобелковых сортов (24,1– 24,5%) и высокомасличных (52–52,8%). Обнаружены две формы с высоким содержанием олеиновой кислоты (41,2 и 43,2%).

Также выделился один сорт подсолнечника, у которого жирнокислотный состав масла оказался наилучшим для пищевого использования при выращивании в условиях Кубани (от отдела технических культур канд. биол.наук В.А.Гаврилова). Для него характерно высокое содержание белка и оптимальное соотношение олеиновой и линолевой кислот в масле (41,2 и 48,2% соответственно). В том же году по содержанию и качеству масла были оценены 100 образцов льна (репродукция г.Пушкина), отобранных ранее по комплексу других хозяйственно ценных признаков. Выделено 7 образцов с повышенным (более 40%) содержанием масла. Масло большинства изученных образцов может быть рекомендовано для технического использования, поскольку оно характеризуется повышенным содержанием полинасыщенных жирных кислот.

Межвидовая гибридизация – один из эффективных способов расширения диапазона генетической изменчивости, в том числе и по признакам качества. 25 межвидовых гибридов подсолнечника (репродукции Кубанской ОС ВИР) были изучены по содержанию белка, масла и его жирнокислотному составу. Выделено 5 гибридов с масличностью в ядре выше 55%. Кроме того, выявлены 2 гибрида с высоким содержанием олеиновой кислоты в масле (41,9 и 44,7%) В 1997 году получили характеристику по содержанию белка, содержанию и качеству масла семян 50 представителей семейства Крестоцветных (рапс, сурепица, крамбе) из так называемых новых поступлений в коллекцию ВИР.

Выявлено 5 «безэруковых» сортов рапса и 18 с содержанием эруковой кислоты менее 1%. Масло таких сортов можно рекомендовать для пищевого использования. В свою очередь среди 5 изученных образцов сурепицы выделился только один сорт с качеством масла пищевого использования (0,6% эруковой кислоты и 61,2% олеиновой кислоты в масле). Остальные 4 сорта с содержанием эруковой кислоты от 46 до 55% могут быть рекомендованы только для технического использования. Масло всех 4 изученных сортов крамбе (содержание масла – от 29,7 до 39,1%) по своему качеству оказалось пригодным только для технических целей, поскольку концентрация эруковой кислоты составила 61,4%, а олеиновой – 15,5%.

В 1996 и 1998 годах проводилось изучение выделившихся по хозяйственно–ценным признакам образцов льна–долгунца и масличного льна. Среди 100 образцов льна-долгунца, выращенных в условиях г. Пушкина, выделились по признаку «высокое содержание масла» (свыше 40%). Масло семян всех 70 образцов, изученных на жирнокислотный состав, характеризовалось высоким содержанием полиненасыщенных жирных кислот и может быть рекомендовано только для технического использования. Из 77 образцов масличного льна, выращенного на Кубанской ОС ВИР, выделены 9 с содержанием масла в семенах более 40%.

В 1997 г. возобновлены биохимические исследования кормовых бобовых трав (люцерна, козлятник) в связи с питательными достоинствами зеленой массы этих культур (от отдела биохимии – канд.биол.наук С.А.Стрельцина и аспирант Е.Чачко;

от отдела кормовых культур ВИР – д-р биол.наук Н.И.Дзюбенко). Известно, что при всех своих достоинствах кормовые бобовые травы содержат в зеленой массе ряд соединений, резко ухудшающих их питательные свойства. Таким образом, наряду с характеристикой зеленой массы по содержанию и качеству белков, содержанию сахаров и сухого вещества, витаминов и др. требуется анализировать состав и содержание антиметаболических соединений. При этом для важнейших в практическом отношении культур характерно преобладание определенных антиметаболитов со специфическим биологическим (отрицательным для животных) эффектом.

Актуальность возобновления исследований в данном направлении в ВИРе очевидна, поскольку Институт является основным поставщиком исходного материала для селекции в России и практически единственным в стране учреждением, имеющим опыт работы с различными группами антиметаболических соединений большинства важнейших сельскохозяйственных культур (см. работы Г.Б.Самородовой–Бианки, И.И.Бенкен, Н.П.Ярош, С.А.Стрельциной, Г.К.Низовой, диссертационные работы, методические указания и каталоги ВИР).



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.