авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального

образования

«Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского»

УТВЕРЖДАЮ

Проректор по научной работе проф. С.Н. Гурбатов _ «» _201_ г.

Учебно-методический комплекс (УМК-Д) по дисциплине Взаимодействие конфессиональных организаций и правоохранительных органов на федеральном и региональном уровне.

(наименование дисциплины) Специальность 030201 «Политология»_ (указывается шифр и наименование специальности в соответствии с Номенклатурой специальностей научных работников (приказ Минобрнауки России от 25.02.2009 № 59) Нижний Новгород _2012_ год МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского»

УТВЕРЖДАЮ Проректор по научной работе проф. С.Н. Гурбатов _ «» _201_ г.

Учебная программа по дисциплине Взаимодействие конфессиональных организаций и правоохранительных органов на федеральном и региональном уровне.

(наименование дисциплины) Специальность 030201 «Политология»_ (указывается шифр и наименование специальности в соответствии с Номенклатурой специальностей научных работников (приказ Минобрнауки России от 25.02.2009 № 59) Нижний Новгород 2012_ год 1. Цели и задачи освоения дисциплины Цели дисциплины: Содержание дисциплины направлено на усвоение слушателями специфики взаимодействия правоохранительных органов и конфессиональных организаций в мультикультурной среде.

(Указываются цели освоения дисциплины, соотнесенные с общими целями ООП ППО).

Ключевые слова: Формирование знаний в области взаимодействия правоохранительных институтов и религиозных организаций.

Приобретение навыков анализа правовых документов в области регулирования религиозной сферы общественных отношений.

Изучение особенностей диалога государства и церкви в странах ЕС и России.

Задачи дисциплины: Знать основные направления взаимодействия между государственными правоохранительными институтами и религиозными организациями в поликонфессиональных и мультикультурных средах, таких как Россия и страны Европейского союза.

(Указываются задачи освоения дисциплины, соотнесенные с общими целями ООП ППО).

Ключевые слова: Формирование знаний об основных направлениях и тенденциях развития в области взаимодействия правоохранительных структур и конфессиональных организаций.

Изучение методов подготовки законодательной базы в области регулирования общественных отношений в сфере взаимодействия церкви и власти с учетом комплекса факторов.

2.Место дисциплины в структуре ООП Данная дисциплина относится к группе дисциплин по выбору.

Базовые дисциплины:

1. Конфликтология.

2. Регионоведение 3. Культурология.

4. Религиоведение 5. Психология 3 Требования к результатам освоения дисциплины В рамках данной дисциплины углубляются (формируются, развиваются) аналитические, коммуникативные и системные компетенции.

В результате освоения материала данной дисциплины обучающийся должен знать:

– содержание основных понятий дисциплины «религиозная организация» «социальное партнерство» «централизованная религиозная организация», «местная религиозная организация — социальный партнер», «внутренние установления религиозной организации», «религиозная практика»;

– правовые основы взаимодействия конфессиональных и правоохранительных организаций, содержание, структуру и особенности системы законодательства Российской Федерации о данном взаимодействии;

– правовые основы взаимодействия конфессиональных и правоохранительных организаций за рубежом (на примере стран Европейского Союза);

– ценностные основания, правовую сущность, приоритеты, направления, структурные элементы и инструменты (меры, средства и механизмы) государственной политики Российской Федерации в сфере взаимодействия конфессиональных и правоохранительных организаций, актуальные проблемы государственной политики в указанной сфере и тенденции ее развития;

– общие правовые позиции Европейского суда по правам человека при рассмотрении наиболее резонансных дел об оскорблении религиозных чувств верующих и унижении их человеческого достоинства по признаку отношения к религии;

– общие сведения о наиболее резонансных примерах судебной практики по делам об оскорблении религиозных чувств верующих в Российской Федерации;

– общую методологию исследования текстовых и аудиовизуальных материалов на предмет их оценки с точки зрения законодательства о противодействии экстремистской деятельности;

обучающийся должен уметь, а также владеть следующими общими навыками:

– анализировать и понимать содержание нормативных правовых актов и правоприменительных актов (включая судебные решения и административно-правовые акты управления) в сфере взаимодействия конфессиональных и правоохранительных организаций;

ориентироваться в иерархии этих актов, толковать и реализовывать эти акты, осуществлять их экспертизу;

– разрабатывать первичные проекты локальных или/и ведомственных программных комплексов мер в части сегментов государственной политики в сфере взаимодействия конфессиональных и правоохранительных организаций;

– давать квалифицированные политологические оценки и консультации по теме;

– производить экспертные заключения (заключения специалиста) по содержанию и направленности текстовых и аудиовизуальных материалов на предмет их оценки с точки зрения законодательства о взаимодействия конфессиональных и правоохранительных организаций;

обучающийся должен быть подготовлен к решению следующих профессиональных задач:

– правоприменительная деятельность, обоснование и принятие в пределах должностных обязанностей решений, а также совершение действий, связанных с реализацией правовых норм;

– правоохранительная деятельность, – экспертно-консультационная деятельность, осуществление экспертизы нормативных правовых актов;

– организационно-управленческая деятельность, осуществление организационно управленческих функций;

– научно-исследовательская деятельность, проведение научных исследований по рассматриваемым проблемам, участие в проведении научных исследований в соответствии с профилем своей профессиональной деятельности;

– педагогическая деятельность.

4. Структура и содержание дисциплины Общая трудоемкость дисциплины составляет _ 8 _ часов.

4.1 Структура дисциплины Объем учебной работы (в часах) Наименован Вид ие итогового № Семестр дисциплины контроля Всего Всего Из аудиторных Сам.

п/п аудит.

работа Лекц. Лаб/ Прак. КСР.

сем.

8 8 6 2 - - - зачет Взаимодейс твие конфессион альных организаций и правоохран ительных органов 4.2 Содержание дисциплины 4.2.1 Разделы дисциплины и виды занятий Виды учебной работы, Неделя семестра включая Самостоят. работа Раздел Форма самостоятельную работу промежуто Семестр № дисциплины аспирантов и чной трудоемкость (в часах) п/п аттестации Лек. Лаб./ Пр. КСР (по семестрам) сем.

1 Правовые основы взаимодейст вия религиозны хи правоохран ительных организаций в России.

2 Правоприме нительная практика в отношении конфессион альных организаций на примере деятельност и Конституци онных судов России и стран ЕС.

3 Формирова ние принципов «общего религиозног о права»

Европейско го Союза 4 Анализ Российского законодател ьства в сфере регулирован ия отношений между конфессион альными организация ми и правоохран ительными структурам и 4.2.2 Содержание разделов дисциплины № Наименование раздела Содержание раздела Форма (темы) п/п дисциплины проведения занятий (лекции, семинары и.т.д.) 1 основы Тема 1. Исторический контекст существующего лекция Правовые российского законодательства, регулирующего взаимодействия и взаимоотношения государства и церкви.

религиозных Взаимоотношения в период Российской империи, правоохранительных организаций в России. СССР, в начале 1990-х годов. Дифференциация подходов к традиционным и нетрадиционным конфессиям.

Тема 2. Принятие закона «О свободе совести и религиозных объединениях». Анализ различных проектов закона. Критика закона со стороны конфессиональных и правозащитных организаций.

Тема 3. Проект закона «О взаимодействии органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями».

Обоснование возникновения закона. Критерии религиозных организаций-социальных партнеров.

Принципы взаимодействия религиозных организаций с правоохранительными структурами.

2 Тема 4. Возрастание роли судебной власти в лекция Правоприменительная политической системе. Появление практика в Конституционных судов в России и странах отношении бывшего социалистического лагеря. Функции конфессиональных Конституционных судов по отношению к организаций на религиозным организациям.

примере деятельности Тема 5. История возникновения и функции Конституционных Конституционного суда Российской Федерации.

судов России и стран Закон 1990 г. «О религии». Принятие Закона «О ЕС.

свободе совести и религиозных объединениях»

1997 г. Законодательное отражение борьбы с «нетрадиционными» религиями и сектами.

Обзор дел, рассмотренных Тема 6.

Конституционным Судом РФ в отношении религиозных организаций. Христианская церковь Прославления в Абакане, Хакасия, и общество «Свидетели Иеговы» в Ярославле. Независимый российский регион «Общества Иисуса».

Московское отделение Армии спасения. Церковь сайентологии в Ижевске.

Тема 7. Отношение конституционных судов к религиозным организациям в странах Восточной Европы (на примере Венгрии). Конституция Венгрии о свободе совести и вероисповедания.

Дело организации «Харе Кришна». Дискуссия о финансировании и независимости религиозных организаций.

3 Тема 8. Место религии в социокультурной сфере лекция Формирование стран ЕС. Система основных принципов принципов «общего европейского религиозного права. Источники религиозного права»

религиозного права. Понятия «религиозное Европейского Союза разнообразие» и «религиозный плюрализм».

Специальная программа сотрудничества и «Программа равных возможностей». Отношение католической церкви к другим конфессиям.

Делегирования прав в вопросах религии.

Религиозное и национальное право. Уважение религиозных традиций в судебных инстанциях.

Экономические вопросы взаимосвязи церкви и государства.

Тема 9. Принцип сотрудничества: диалог с религией. Лиссабонский и Маастрихтский договоры о взаимодействии правоохранительных и конфессиональных институтов ЕС. Права религиозных объединений и сообществ на финансирование и участие в международных программах Европейского инструмента добрососедства и партнерства. Принцип свободы вероисповедания в Европейском религиозном праве. Хартия ЕС по правам человека.

Использование принципа свободы вероисповедания при отправлении правосудия и назначении на государственные и административные должности ЕС. Законы ЕС против дискриминации по религиозному признаку.

Независимость религиозных Тема 10.

объединений. Вопрос самоуправления религиозных организаций. Договор о статусе конфессиональных организаций. Интеграция решений церковных иерархов в европейский правовой режим. Нормы европейского права, направленные на борьбу с дискриминацией по религиозному принципу.

Отсутствие дискриминации – один из основных принципов Евросоюза. Инструменты ЕС по исключению дискриминации по религиозному признаку в сфере науки, образования, здравоохранения, финансовом секторе.

Тема 11. Меры особой защиты религии. Свободы выбора образования. Защита отдельных организаций, лиц, собственности конфессиональных структур, продуктов питания.

Правовая защита конфессиональных организаций от вмешательства со стороны СМИ. Привилегии для конфессиональных организаций.

4 Тема 12. Проведение всестороннего анализа семинар Анализ Российского Закона «О свободе совести и религиозных законодательства в объединениях». Структура документа. Оценка сфере регулирования концепции Закона. Оценка соответствия Закона отношений между существующим политическим и социально конфессиональными общественным реалиям. Анализ отдельных организациями и положений Закона.

правоохранительными Актуальные проблемы правового Тема 13.

структурами регулирования и государственной политики в сфере противодействия экстремистской деятельности. Законодательство и государственное управление в области противодействия экстремистской деятельности в Российской Федерации. Общие вопросы методологии экспертизы текстовых и аудиовизуальных материалов, изображений на предмет их оценки с точки зрения законодательства о противодействии экстремистской деятельности.

5. Образовательные технологии В работе предполагается использование активных образовательных технологий (лекционные и семинарские занятия), а также технологии интерактивного обучения (тренинги, кейсовые технологии).

6. Учебно-методическое обеспечение самостоятельной работы. Оценочные средства для текущего контроля успеваемости, промежуточной аттестации по итогам освоения дисциплины.

Самостоятельная работа предполагает изучение рекомендованной литературы, конспекта лекций и подготовку к семинарскому занятию.

В конце курса предусмотрен зачет:

а) контроль усвоенного материала может проводиться (по выбору студента) в устной форме по билетам или в письменной форме в виде подготовки реферата.

б) совокупность заданий испытания (контрольные вопросы);

Вопросы для контроля:

1. Причины и предпосылки недостаточной эффективности государственной политики в сфере взаимодействия правоохранительных и конфессиональных организаций.

2. Проблема политизации и идеологизации процесса взаимодействия правоохранительных и конфессиональных организаций в интересах отдельных социальных групп.

3. Соблюдение конституционного принципа равенства перед законом и судом в рамках государственной политики в сфере взаимодействия правоохранительных и конфессиональных организаций.

4. Содержание, структура и особенности системы законодательства Российской Федерации о взаимодействии правоохранительных и конфессиональных организаций.

5. Ценностные основания, правовая сущность, приоритеты, направления, структурные элементы и инструменты (меры, средства и механизмы) государственной политики Российской Федерации в сфере взаимодействия правоохранительных и конфессиональных организаций.

6. Правовое регулирование и практика взаимодействия правоохранительных и конфессиональных организаций за рубежом (на примере стран Европейского союза).

7. Особенности российской судебной практики по делам религиозных организациях и объединениях.

8. Тенденции и направления совершенствования законодательства и государственного управления в сфере взаимодействия правоохранительных и конфессиональных организаций в Российской Федерации.

9. Особенности правоприменительной практики Конституционных судов зарубежных государств по регулированию отношений государства и религиозных организаций.

10. Основные принципы «религиозного права» ЕС.

11. Законодательство и государственное управление в области противодействия экстремистской деятельности в Российской Федерации.

12. Проведение всестороннего анализа Закона «О свободе совести и религиозных объединениях».

13. Оценка Закона «О противодействии экстремистской деятельности», его соответствие существующим политическим и социально-общественным реалиям.

14. Актуальные проблемы правового регулирования и государственной политики в сфере противодействия экстремистской деятельности.

15. Общие вопросы методологии экспертизы текстовых материалов на предмет их оценки с точки зрения законодательства о противодействии экстремистской деятельности.

Темы рефератов и курсовых работ:

1. Развитие российского законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях.

2. Концепции государственной политики в сфере отношений с религиозными объединениями.

3. Законодательство Российской Федерации о свободе вероисповеданий и религиозных объединениях.

4. Государственно-церковные отношения в России в 1990-е годы.

5. Субъекты конфессиональной политики.

6. Дискриминация по религиозному принципу в странах ЕС.

7. Политика экуменизма в Европейском Союзе.

8. Принципы плюрализма в церковной политике.

9. Анализ Амстердамского договора. Положение о статусе церквей и неконфессиональных организаций.

10. Роль конституционных судов в демократических правовых системах.

11. Конституциональная политика и политическая реконструкция.

в) критерии оценок выполнения задания:

половина устного ответа и более (или не менее половины правильных Зачтено ответов в тесте) менее половины устного ответа (или менее половины правильных ответов в Не зачтено тесте) 7. Учебно-методическое и информационное обеспечение дисциплины Рекомендуемая литература.

а) Основная литература Радугин А.А., Введение в религиоведение // М., Религии мира // Под ред. чл.-корр. РАН Щапова Я.Н. М., Христианство. Словарь // Под. ред. Л.Н.Митрохина. М., Основы религиоведения /Под ред. И.Н. Яблокова. - М., Иллюстрированная история религий: Под ред. А.Б. Задвинский - М., 1992.

Религиоведение. Лобазова О.Ф. - М., 2003.

Большая энциклопедия религий: В 2т. /Гл. ред. С.А. Токарев. - М., 2004.

История религии: В 2т. /Под общ. ред. И.Н. Яблокова. - Т.1. - М., 2004.

Башкатов Л.Д., Старков О.В. Религиозная преступность: история, понятие и виды. – М.:

РЭА им. Г.В. Плеханова, 2000. – 90 с.

Борисов С.В. Соотношение уголовно-правовых понятий «экстремистское сообщество» и «экстремистская организация» // Закон и право. – 2010. – № 7. – С. 93–94.

Бреденмайер К. Черная риторика: Власть и магия слова: Пер. с нем. – 2-е изд. – М.: Альпина Бизнес букс, 2005.

Зарубежное законодательство в борьбе в терроризмом: Сб. / Отв. ред. И.С. Власов. – М:

Городец-издат, 2002. – 144 с.

Никитин А.Г. К вопросу о рассогласованности понятия «экстремистская деятельность» // Lex Russica. Научные труды МГЮА. – 2008. – № 1. – С. 143–147.

Отношение Русской Православной Церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в адрес Церкви / Принят 04.02.2011 Архиерейским Собором Русской Православной Церкви //. – 04.02.2011.

Понкин И.В. К вопросу о разработке методики экспертизы печатных и аудиовизуальных материалов на предмет их оценки с точки зрения законодательства о противодействии экстремистской деятельности // Нравственные императивы в праве, образовании, культуре и науке: гражданско-правовые и конституционно-правовые аспекты: Сборник / Отв. ред. и сост. М.Н. Кузнецов, И.В. Понкин. – М.: Институт государственно-конфессиональных отношений и права, 2010. – С. 139–159.

Понкин И.В. Опыт западноевропейских стран в законодательном решении обеспечения межнационального мира и согласия. Опыт Франции в противодействии экстремизму // Этнодиалоги. – 2006. – № 1 (24). – С. 128–132.

Понкин И.В. Зеленая папка «Государство. Антропоток» // Национальные интересы. – 2004. – № 1 (30). – С. 27–32.

Понкин И.В., Юрьев Е.Л., Елизаров В.Г, Абраменкова В.В. и др. Концепция государственной политики в области духовно-нравственного воспитания детей в Российской Федерации и защиты их нравственности (Проект, 02.06.2008) / Комитет по вопросам семьи, женщин и детей, Комитет по культуре и Комитет по делам молодёжи Государственной Думы ФС РФ;

Комиссия Общественной палаты РФ по социальной и демографической политике;

Общественный совет ЦФО. – М., 2008. – 413 с.

Понкин И.В. Зарубежные законы и документы о формировании и защите общественной нравственности и нравственности несовершеннолетних / Приложение к проекту Концепции государственной политики формирования и защиты нравственности детей в Российской Федерации. – М.: Общественный совет ЦФО;

Институт государственно-конфессиональных отношений и права, 2008. – 246 с.

Понкин И.В. Ислам во Франции. – М.: Издательство Учебно-научного центра довузовского образования, 2005. – 196 с.

Понкин И.В. Современное светское государство. Конституционно-правовое исследование. М.: Институт государственно-конфессиональных отношений и права, 2005.

Понкин И.В. Проблемы государственной политики в сфере противодействия экстремистской деятельности: Учебное пособие. – М.: Институт государственно-конфессиональных отношений и права, 2011.

Понкин И.В. Теологический факультет государственного университета: Европейский опыт правового регулирования. – М.: Изд-во Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, 2006.

Понкин И.В. Современное светское государство. Конституционно-правовое исследование. М.: Институт государственно-конфессиональных отношений и права, 2005.

Понкин И.В., Кузнецов М.Н. Правовые последствия решения Европейского суда по правам человека по делу «Лаутси против Италии» для системы образования России // Юрист вуза. – 2010. – № 11. – С. 12–16.

Понкин И.В. Идеология толерантности и светское государство // Религия и право. – 2003. – № 2. – С. 36–37.

Проблемы противодействия молодежному экстремизму: Материалы круглого стола (21.12.2006) и научно-практического семинара (23.03.2007) / Отв. ред.: А.С. Дугенец. – М.:

ВНИИ МВД, 2007. – 160 с.

Редкоус В.М. Административно-правовое обеспечение национальной безопасности в государствах – участниках Содружества Независимых Государств. – Пятигорск: РИА-КМВ, 2010. – 560 с.

Шахов М.О. Правовые основы деятельности религиозных объединений в Российской Федерации. – М., 2011. – 352 с.

Мчедлов М.П., Политика и религия. М., Полосин В., Российская религия или введение в новую социологию // Общественно политический и научный журнал “Россия”, 1994, № 1-2, С. 54- б) дополнительная литература Бурковская В.А. Криминальный религиозный экстремизм в современной России. – М.:

Институт правовых и сравнительных исследований при Ассоциации работников правоохранительных органов Российской Федерации, 2005.

Едлин В.А. Комментарий к Федеральному закону от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». – М.: СПС «Гарант», 2010.

Заключение д.ю.н., проф. П.Р. Кулиева от 26.08.2008 на очередной проект ФЗ в целях совершенствования деятельности по противодействию экстремизму. http://state-religion.ru/laws/pfz/9-zakljuchenie-d.ju.n.-prof.-p.r. kulieva-ot.html Заключение д.ю.н., проф. П.Р. Кулиева от 26.08.2008 на очередной проект ФЗ в целях совершенствования деятельности по противодействию экстремизму. http://state-religion.ru/laws/pfz/9-zakljuchenie-d.ju.n.-prof.-p.r. kulieva-ot.html Заключение д.ю.н. И.В. Понкина от 30.09.2008 по проекту ФЗ "О взаимодействии органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями". http://state religion.ru/laws/pfz/sulakshin/8-zakljuchenie-d.ju.n.-i.v.-ponkina-ot-30.09.2008.html Лапаева В.В. Политический и религиозный экстремизм: проблемы совершенствования законодательства // Адвокат. – 2001. – № 10.

Мусаелян М.Ф. Экстремизм как угроза национальной безопасности Российской Федерации // Журнал российского права. – 2009. – № 3.

Мыльников Б.А. Противодействие преступлениям экстремистской направленности:

криминологический и уголовно-правовой аспекты: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. – М., 2005. – 25 с.

Некрасов Д.Е. Расово-этнический экстремизм (криминологический аспект): Дис.... канд.

юридич. наук: 12.00.08. – Рязань, 2006. – 253 c.

Понкин И.В. Экстремизм: правовая суть явления. – М.: Институт государственно конфессиональных отношений и права, 2008. – 57 с.

Понкин И.В., Кузнецов М.Н. и др. Возбуждение религиозной вражды: Правовой анализ / Институт государственно-конфессиональных отношений и права. – М., 2002. – 188 с.

Скворцова Т.А. Религиозный экстремизм в контексте государственно-правового обеспечения национальной безопасности современной России: Дис. … канд. юрид. наук: 23.00.02. – Ростов-на-Дону, 2004. – 177 c.

Гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности: Сборник / Отв. ред. и сост. д.ю.н., проф. М.Н. Кузнецов, д.ю.н. И.В. Понкин.

– М.: Институт государственно-конфессиональных отношений и права, 2009.

Степанов Н.В. Криминологические проблемы противодействия преступлениям, связанным с политическим и религиозным экстремизмом: Дис. … канд. юридич. наук: 12.00.08. – М., 2003. – 182 c.

Тамаев Р.С. Экстремизм и национальная безопасность: правовые проблемы: монография. – М.: Юнити-Дана, 2009. – 263 c.

Шапошников А.Д. Расследование преступлений, связанных с нарушением равноправия граждан по признаку национальности, расы или отношения к религии. – М., 1998.

Хашем Т.А. Защита человеческого достоинства в Российской Федерации: конституционно правовой анализ. – М., 2010. – 100 с.

3.4. Нормативно-правовые акты и документы Конституция Российской Федерации от 12.12.1993.

Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07. № 114-ФЗ (с последующими изменениями).

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (с последующими изменениями).

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195 ФЗ (с последующими изменениями).

Федеральный закон «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» от 30.03.1998 № 54-ФЗ.

Федеральный закон «О ратификации Протокола № 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая года» от 04.02.2010 № 5-ФЗ.

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09. № 125-ФЗ (с последующими изменениями).

Федеральный закон «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ (с последующими изменениями).

Федеральный закон «О политических партиях» от 11.07.2001 № 95-ФЗ (с последующими изменениями).

Федеральный закон «О полиции» от 07.02.2011 № 3-ФЗ.

Федеральный закон «О безопасности» от 28.12.2010 № 390-ФЗ.

Федеральный закон «О федеральной службе безопасности» от 03.04.1995 № 40-ФЗ (с последующими изменениями).

Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 № 2124-I (с последующими изменениями).

Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992 № 2202-I (с последующими изменениями).

Федеральный закон «О Следственном комитете Российской Федерации» от 28.12. № 403-ФЗ.

Указы Президента Российской Федерации Указ Президента РФ от 12.05.2009 № 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года».

Указ Президента РФ от 23.03.1995 № 310 (в ред. от 03.11.2004) «О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации».

(указываются издания, в том числе и периодические) 8. Материально-техническое обеспечение дисциплины Материально-техническое обеспечение данной дисциплины составляет комплекс мультимедийного оборудования, конспекты лекций.

Программа составлена в соответствии с Государственным образовательным стандартом по специальности (направлению) «политология».

Автор программы_ д.полит.н., доц. Старкин С.В.

(подпись) Программа рассмотрена на заседании кафедры_ протокол № (дата) Заведующий кафедрой _ проф. Рыхтик М.И.

Программа одобрена методической комиссией факультета протокол № _(дата) Председатель методической комиссии_ Ф.И.О.

(подпись) Приложение Конспекты лекций по дисциплине Взаимодействие конфессиональных организаций и правоохранительных органов на федеральном и региональном уровне Содержание:

Раздел 1. Правовые основы взаимодействия религиозных и правоохранительных организаций в России.

Тема 1. Исторический контекст существующего российского законодательства, регулирующего взаимоотношения государства и церкви. Взаимоотношения в период Российской империи, СССР, в начале 1990-х годов. Дифференциация подходов к традиционным и нетрадиционным конфессиям.

Тема 2. Принятие закона «О свободе совести и религиозных объединениях». Анализ различных проектов закона. Критика закона со стороны конфессиональных и правозащитных организаций.

Тема 3. Проект закона «О взаимодействии органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями». Обоснование возникновения закона. Критерии религиозных организаций-социальных партнеров. Принципы взаимодействия религиозных организаций с правоохранительными структурами Раздел 2. Правоприменительная практика в отношении конфессиональных организаций на примере деятельности Конституционных судов России и стран ЕС.

Тема 4. Возрастание роли судебной власти в политической системе. Появление Конституционных судов в России и странах бывшего социалистического лагеря. Функции Конституционных судов по отношению к религиозным организациям.

Тема 5. История возникновения и функции Конституционного суда Российской Федерации. Закон 1990 г. «О религии». Принятие Закона «О свободе совести и религиозных объединениях» 1997 г. Законодательное отражение борьбы с «нетрадиционными» религиями и сектами.

Тема 6. Обзор дел, рассмотренных Конституционным Судом РФ в отношении религиозных организаций. Христианская церковь Прославления в Абакане, Хакасия, и общество «Свидетели Иеговы» в Ярославле. Независимый российский регион «Общества Иисуса». Московское отделение Армии спасения. Церковь сайентологии в Ижевске.

Тема 7. Отношение конституционных судов к религиозным организациям в странах Восточной Европы (на примере Венгрии). Конституция Венгрии о свободе совести и вероисповедания. Дело организации «Харе Кришна». Дискуссия о финансировании и независимости религиозных организаций.

Раздел 3. Формирование принципов «общего религиозного права» Европейского Союза.

Тема 8. Место религии в социокультурной сфере стран ЕС. Система основных принципов европейского религиозного права. Источники религиозного права. Понятия «религиозное разнообразие» и «религиозный плюрализм». Специальная программа сотрудничества и «Программа равных возможностей». Отношение католической церкви к другим конфессиям. Делегирования прав в вопросах религии. Религиозное и национальное право. Уважение религиозных традиций в судебных инстанциях. Экономические вопросы взаимосвязи церкви и государства.

Тема 9. Принцип сотрудничества: диалог с религией. Лиссабонский и Маастрихтский договоры о взаимодействии правоохранительных и конфессиональных институтов ЕС. Права религиозных объединений и сообществ на финансирование и участие в международных программах Европейского инструмента добрососедства и партнерства. Принцип свободы вероисповедания в Европейском религиозном праве. Хартия ЕС по правам человека.

Использование принципа свободы вероисповедания при отправлении правосудия и назначении на государственные и административные должности ЕС. Законы ЕС против дискриминации по религиозному признаку.

Тема 10. Независимость религиозных объединений. Вопрос самоуправления религиозных организаций. Договор о статусе конфессиональных организаций. Интеграция решений церковных иерархов в европейский правовой режим. Нормы европейского права, направленные на борьбу с дискриминацией по религиозному принципу. Отсутствие дискриминации – один из основных принципов Евросоюза. Инструменты ЕС по исключению дискриминации по религиозному признаку в сфере науки, образования, здравоохранения, финансовом секторе.

Тема 11. Меры особой защиты религии. Свободы выбора образования. Защита отдельных организаций, лиц, собственности конфессиональных структур, продуктов питания. Правовая защита конфессиональных организаций от вмешательства со стороны СМИ. Привилегии для конфессиональных организаций.

Раздел 4. Анализ Российского законодательства в сфере регулирования отношений между конфессиональными организациями и правоохранительными структурами.

Тема 12. Проведение всестороннего анализа Закона «О свободе совести и религиозных объединениях». Структура документа. Оценка концепции Закона. Оценка соответствия Закона существующим политическим и социально-общественным реалиям.

Анализ отдельных положений Закона.

Тема 13. Актуальные проблемы правового регулирования и государственной политики в сфере противодействия экстремистской деятельности. Законодательство и государственное управление в области противодействия экстремистской деятельности в Российской Федерации. Общие вопросы методологии экспертизы текстовых и аудиовизуальных материалов, изображений на предмет их оценки с точки зрения законодательства о противодействии экстремистской деятельности.

Раздел 1. Правовые основы взаимодействия религиозных и правоохранительных организаций в России.

Тема 1. Исторический контекст существующего российского законодательства, регулирующего взаимоотношения государства и церкви. Взаимоотношения в период Российской империи, СССР, в начале 1990-х годов. Дифференциация подходов к традиционным и нетрадиционным конфессиям.

Одним из самых актуальных вопросов российской повседневной жизни и политике является тема отношений православной церкви и федерального правительства.

Государственная Дума приняла значительное количество законодательных актов, регулирующих в той или иной мере эту проблему. В начале 2000-х гг. для рассмотрения всех аспектов этого вопроса действовала специальная комиссия, по результатам работы которой был составлен отчет – «Проект концепции государственной политики в сфере отношений с религиозными объединениями в Российской Федерации». Концепция была проанализирована общественными и церковными органами, однако не привнесла ничего нового, кроме очередного перечисления проблем, накопившихся между двумя институтами.

Эта тема не нова в российском социокультурном пространстве, так как служила предметом споров еще на закате Российской империи, когда отношения государственных институтов и церкви дали почву для создания известной российской традиции религиозной журналистики. Следует отметить, что в настоящее время, как и в прошлом, внимание привлекают темы, близкие к отношениям государства и общества, так как фундаментальный вопрос о взаимодействии религиозных и государственных структур остается нерешенным.

Например, регулярно дискутируется вопрос об отношении между различными религиозными течениями в России (особенно это касается ислама), критики религиозной политики в России со стороны зарубежных стран – точно так же как эти споры велись в конце девятнадцатого начале двадцатого века Н. Бердяевым, К. Леонтьевым, В. Розановым и К. Победоносцевым.

В данной связи возникает вопрос о том, сформируют ли нынешние религиозные лидеры конструктивные отношения с федеральным правительством России, как это было во времена империи и даже в каком-то отношении в Советском союзе? Или же два института разделит еще большая конфликтная область, как это происходит в современном западном мире? Несмотря на то, что сейчас по теме достаточно доступной информации, полной картины исследователям она не дает – это лишь может означать, что ситуация зашла в тупик, и ни церковь, ни государство не могут разрешить свои проблемы. Что еще более запутывает ситуацию, так это то, что представители российского общества придерживаются различных взглядов на то, как должен быть разрешен вопрос между церковью и государством.

Доказательств существования спора по этой теме с самыми разными мнениями особенно много в Государственной Думе - открытом форуме и инициаторе законодательства.

Для понимания связи конфессиональных структур с правоохранительными ведомствами необходимо разобраться не только в законах, принимаемых Государственной Думой, но и в околовластных в том числе экспертно-аналитических кругах. Более того, действия Думы, кроме составления законов, также отражают социальные и политические течения в российском обществе. Таким образом, цель настоящей работы – проанализировать взаимоотношения правоохранительных и конфессиональных институтов в постсоветской России с точки зрения Думы, а также рассмотреть события, которые привели к нынешнему состоянию федерального законодательства.

Интересно отметить, что история современного российского права, рассматривающего вопросы религиозных и правоохранительных структур, началась не с Государственной Думы или федерального правительства, а с ЦК КПСС в 1990 году. В ответ на требования международных организаций о свободе вероисповедания, пытаясь удержаться на плаву, стагнирующий режим впервые внес юридические изменения в регулирование данного вопроса с 1920-х гг., когда Народный комиссариат внутренних дел ввел атеизм в качестве официальной и единственной религиозной догмы. Несмотря на то, что советская власть при М. Горбачеве открыто «разыгрывала религиозную карту» ради выживания, новый закон «О свободе вероисповедания» стал серьезной правовой победой православной церкви, которая получила право распространять религиозную доктрину по стране и отправлять литургические службы без притеснения со стороны правоохранительных органов. Закон даровал эти права всем религиозным общинам, а также дал большинству из них право участвовать в юридических процедурах в качестве независимых юридических лиц.

Общественный спор о правовых изменениях 1990 года пошел еще дальше. Были снова подняты старые вопросы о том, как навсегда избавиться от правительственного надзора за церковью, и российский парламент, избранный в 1990-м году, высказывал более смелые мысли, чем законодательство советского правительства. Правомочность действий парламента, результатом которых стали его финальные заключения от октября 1990 года, может быть под вопросом, но в желании избранных представителей расширить религиозную свободу до пределов, сравнимых с Западной Европой и Соединенными Штатами, нет сомнений.

После развала Советского Союза в 1991 году новые лидеры России осознали, что содержание советского законодательства по религиозным вопросам, а также заключения парламента от октября 1990 года могут стать частью новой демократической системы страны. Принятие Думой статей 14, 19 и 28 Конституции Российской Федерации в 1993 году стало шагом в этом направлении. Авторы, вдохновившись американскими формулировками, отделили церковь от государства и запретили установление официальной церкви или обязательной религии. Необходимо отметить, что эти меры были направлены не на препятствия проявлениям религии, но на защиту церкви от посягательств со стороны государства. Конституция также гарантировала свободу вероисповедания и сознания, и право на распространение своих религиозных верований. Но самый явный отрыв от советского и имперского прошлого нигде не был зафиксирован. По истечении веков, на протяжении которых государственная бюрократия и православная церковь были связаны, в Конституции не было упомянуто о том, что какой-либо правительственный орган обязан следить за религиозной жизнью в стране.

Западное влияние начала 1990-х гг. было недолговечным. К 1995 году в социальной и культурной сферах в России происходило множество разнообразных и сложных изменений, а вместе с тем стали слышны множество голосов, призывающих к легитимации национальных традиционных конфессий. Западные ценности, внедрившие либеральное религиозное законодательство в 1990-х гг., теряли свою силу, поддавшись чувствам незащищенности, вере в традицию и в том, что ограничения прежних законов и правительства должны быть восстановлены. Эйфория сменилась естественным страхом о том, что ничем не сдерживаемая правовая свобода приведет к тому, что стране будет сложно справиться с внутренними проблемами и угрозами извне, которые тут же появились после развала Советского Союза. В средствах массовой информации много говорили о развращении общества наркотиками, алкоголем и порнографией (не говоря уже о том, как затрудняла жизнь экономика страны), и как власти должны урегулировать ситуацию.

Консервативная реакция, помимо всего прочего, также проявилась в желании закрепить в законодательстве роль православной церкви в качестве нравственного и патриотического идеала в жизни России. Церковь сама начала кампанию против своих религиозных противников, которые ослабляли национальное единение восточных славян.

Было решено, что пропаганда и обращение в свою веру со стороны новых религиозных организаций, связанных с Западной Европой и США, является опасностью для России. Под подозрение попали миссионеры-протестанты, которых тепло принимали в начале 1990-х гг.

В 1995 году правительство приказало «Христианскому социальному проекту» и проекту «Международная школа», являвшимся группами американцев-протестантов, прекратить свою деятельность. Их обвинили в нарушении соглашения 1992 года, подписанного с министерством образования, по которому было сказано, что протестантская церковь в России может внедрять только образовательные программы. В 1996 году митрополит Смоленска и Калининграда Кирилл (ныне - Патриарх) резко выступил против деятельности западных миссионеров в России в своей речи на Всемирном совете церквей.

Также он порекомендовал правительству принять меры против римской католической церкви, которая была раскритикована российским патриархом после того, как Папа Иоанн Павел II повысил два папских викариата в России в ранг епархии. Региональные правительства в Российской Федерации также стали призывать принять правовые меры против иностранных миссионеров.

Тема 2. Принятие закона «О свободе совести и религиозных объединениях».

Анализ различных проектов закона. Критика закона со стороны конфессиональных и правозащитных организаций.

В сентябре 1997 года с одобрения православной церкви большинство депутатов Думы, включая членов коммунистической партии, приняло законопроект «О свободе совести и религиозных объединениях». Он должен был внести ясность в те упоминания о религии, что содержатся в Конституции, а также защитить российское общество от хаоса, на пороге которого оно стояло. Закон уменьшил свободы, данные гражданам советским правительством и парламентариями в 1990-м г., а также противоречил некоторым пунктам российской федеральной Конституции 1993 года.

Законопроект, рассмотренный Думой в 1997 году, потребовал от всех религиозных организаций пройти государственную регистрацию, причем многим было необходимо проходить ежегодную перерегистрацию. Под регистрацией понималось сообщение министерству юстиции о доктрине своей церкви, ее лидерах и количестве верующих, что означало, что государственные структуры будут определять, какая церковь может вести деятельность в России, а какая нет. По закону необходимо было сформировать экспертную комиссию, обладающую только консультативными полномочиями, для рассмотрения всех заявлений, подаваемых в Министерство юстиции (члены комиссии должны обладать знаниями о религии, однако сами не придерживаются какого-либо религиозного учения).

Одно изменение, однако, было направлено в сторону консерватизма. Хотя закон подтвердил свободу вероисповедания и сознания для всех граждан, а также равенство перед законом всех религиозных объединений, он дал православию (представленному Патриархом всея Руси) особое признание за его культурный вклад в российскую историю и духовность.

Ислам, буддизм, иудаизм и христианство в целом также были отмечены в этом плане, однако православию отводилось особое место, даже несмотря на то, что все это прозвучало в преамбуле, то есть не являлось юридически обязательным. Несмотря на положительное отношение как Думы, так и обычных граждан к этому закону, он означал отказ от либеральных взглядов начала 1990-х гг., что вызвало споры и смену тактики среди наиболее видных фигур в области отношений государства и церкви в России. В обществе начались споры о том, как можно ослабить, усилить, внести поправки или отменить закон о свободе совести и религиозных объединений;

мнения о делах церкви разделились. Закон 1997 года не мог разрешить вопрос об отношении государства и церкви в России раз и навсегда - так же, как это не сделали законы 1993, 1990 и 1922 гг. или же законы периода с 1905 по 1917 гг.

Даже лидеры православной церкви, поначалу видевшие в законе шаг в правильном направлении, начали чувствовать угрозу своей независимости со стороны контроля правительства, если в будущем законы Думы об отношении церкви и государств не будут внимательно рассмотрены.

Первым закон 1997 года подверг критике Запад, в частности – США и Великобритания;

в меньшей степени - Всемирный совет церквей, к которому московская патриархия примкнула в 1961 году. США по поправке Смита к закону о зарубежных ассигнованиях (также принятой в 1997 году) даже отложили на время перечисление 200 млн.

долларов США России. Многие западные организации по защите религиозных прав граждан посчитали новый российский закон угрозой для неправославных религиозных течений, которые отныне окажутся под особым надзором у правоохранительных структур. Система регистрации организаций, указанная в новом законе, была обвинена в том, что «создает впечатление, что виновны в чем-то в действительности легальные объединения, а против нелегальных система бессильна». По словам этих критиков, сложившая ситуация в России, уходящая корнями в социальные проблемы, не изменится после ограничения религиозной свободы.

В России реакция на новый закон была различной, причем шла она не только от тех групп и лиц, которых можно назвать либералами. Ярые поборники религиозной свободы тут же назвали новый закон противоречащим Конституции, а также заявили, что он является угрозой для отношений между различными конфессиями в России. Подобные комментарии зачастую сопровождались отсылками к прошлому, например, к тому, что законы, дающие преимущества православной церкви, вернут Россию к временам тесных связей между церковью и государством, существовавших до 1917 года, которые, по мнению данных специалистов, стали одной из главных причин падения самодержавия.

Среди обвинений также прозвучало и то, что московские церковные иерархи намерены установить «монополию» православной церкви, сравнимую с насаждением атеизма коммунистической партией в прошлом.

Но было бы ошибкой полагать, что широкая публика в основном поддерживала новый закон, и не разделяла таких резких взглядов с идеологической подоплекой. Много умеренной критики высказывали также и те, кто сами являлись православными, причем указывали на те же самые уроки, которые мы должны были извлечь из истории. Многие общественные деятели поддерживали светскую природу государства Российская Федерация, и особенно – религиозное законодательство, разделяющее церковь и государство. Некоторые высказывали мнения, что тесные связи церкви и государства могут негативно отразиться на свободе, которой обычно пользовалась церковь.

Правительство Российской Федерации также не смогло остаться бесстрастным к закону, несмотря на значительное влияние иерархов православной церкви. Заместитель главы Департамента по делам общественных и религиозных объединений Министерства юстиции Александр Кудрявцев в 1998 году посетил с визитом США, и не одобрил новый закон, подписанный президентом Ельциным. Он выступил с заявлением, что государство не собирается ограничивать правомерные отправления религиозного культа.

Следует также упомянуть еще один момент. В России публикуется все больше книг и статей по вопросу широкой поддержки, которой якобы пользуется православная церковь.

Многие из этих работ были основаны на научных фактах, и в них были рассмотрены интересные вопросы в сфере социологии и политики, о вере граждан Российской Федерации, однако некоторые из опубликованных работ были ничем иным, как выражением мнения автора, не всегда корректного в отношении церкви. Невозможно в точности связать подобно проявление скептицизма с принятием закона 1997 года, однако невозможно и закрыть глаза на явное изменение отношения средств массовой информации к церкви – от доброжелательного в начале 1990-х гг. до открыто негативного в 1997 году. Некоторые представители русской православной церкви сильнее других подвергались нападкам журналистов.

Нет сомнений в том, что закон о свободе сознания и религиозных объединениях повлиял на то, что дальнейшее юридическое укрепление связей между православной церковью и федеральным правительством было отложено (причем на значительный период).

Причем Дума сама проявила свое нежелание дальше вести работу по этому вопросу, официально приняв в 1998 году Европейскую конвенцию по правам человека, в которой четко закреплена свобода вероисповедания человека, а также после одобрения в октябре 2003 года налогового закона, который вызвал громкие протесты со стороны церковных иерархов.

Самым верным доказательством того, что дальнейшее обсуждение этого вопроса приостановлено, стало то, что Дума не одобрила законопроекты по определению правового положения православной церкви. Впервые предложения по дарованию некоторых преимуществ «традиционной религии в России» были внесены в на обсуждение в Думе в мае 1999 года В.У. Корнинко, В.А. Лисичкиными и В.И. Шандыбиным. Весной 2003 года эти предложения были поправлены и снова вынесены на обсуждение С.Ю. Глазьевым и А.Н.

Белоусом. На этот раз в них говорилось о сотрудничестве «традиционной религии» и государства. Очевидно, что все эти шаги были направлены на укрепление правового положения православной церкви, и если бы они были приняты, то православная церковь действительно бы обрела власть и положение, которых раньше не имела.

Тема 3. Проект закона «О взаимодействии органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями». Обоснование возникновения закона. Критерии религиозных организаций-социальных партнеров.

Принципы взаимодействия религиозных организаций с правоохранительным иструктурами Исследования причин и условий неблагоприятной демографической ситуации в России показывают, что образовавшийся в России в результате революций, смены общественных формаций, экономического строя духовный вакуум часто заполняется псевдокультурными ценностями, разрушающими базисные устои общества и государства. Одним из важнейших институтов поддержания духовности в обществе и сохранения социально-культурных традиций выступает религия. Религиозные учения, верования, сформировавшие культуру того или иного общества или исповедующие и реализующие традиционные для него ценности, являются одним из важных факторов национальной, а иногда и государственной идентичности.

Для формирования перечня задач государственной политики в области демографии необходимо обратиться к Концепции национальной безопасности Российской Федерации и к Доктрине информационной безопасности Российской Федерации. В первой сохранение духовной и этнокультурной идентичности России является одним из приоритетов. Во второй указывается на наиболее опасные угрозы информационной безопасности в сфере духовной жизни, в частности, «на возможность нарушения общественной стабильности, нанесение вреда здоровью и жизни граждан вследствие деятельности религиозных объединений, проповедующих религиозный фундаментализм, а также тоталитарных религиозных сект». В качестве основных направлений обеспечения информационной безопасности Российской Федерации в сфере духовной жизни указываются, в частности, «выработка цивилизованных форм и способов общественного контроля формирования в обществе духовных ценностей, отвечающих национальным интересам страны, воспитанием патриотизма и гражданской ответственности за ее судьбу;

формирование правовых и организационных механизмов обеспечения конституционных прав и свобод граждан, повышение их правовой культуры в интересах противодействия сознательному или непреднамеренному нарушению этих конституционных прав и свобод в сфере духовной жизни».

В Конституции Российской Федерации закреплено положение, в соответствии с которым Российская Федерация является светским государством, и никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной;

религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом (статья 14). Однако конституционный принцип отделения религиозных объединений от государства нельзя понимать (как это часто происходит сейчас на уровне органов государственной власти) как полный запрет для них участвовать в идеологической и мировоззренческой стороне жизни государства, в общественно значимых сферах. Этот принцип означает не монополию атеистической идеологии, а равенство всех религий перед законом и равную возможность для них обеспечивать свое развитие и участие в общественных процессах.

«Отделение» не означает «изоляция» и в зарубежных странах, что убедительно доказывает проведенный анализ зарубежного опыта. Практически во всех странах органы государственной власти в той или иной форме сотрудничают с религиозными организациями. Это касается даже таких подчеркнуто светских стран, как Франция и Соединенные Штаты Америки.

По опыту зарубежных стран, государство, будучи светским, может заинтересованно сотрудничать:

– с теми религиозными организациями, которые являются культурообразующими для данной страны;

– с теми, которые, не являясь в культурном отношении традиционными для данной страны, пропагандируют и соблюдают традиционные для общества и государства ценности и при этом обладают достаточным количеством членов;

– со всеми остальными, деятельность которых совершается для общественного блага и не нарушает закона.

Деятельность религиозных объединений в Российской Федерации регламентируется Федеральным законом от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях». Однако нормы данного закона не учитывают указанной специфики социально значимых религиозных направлений, не в полной мере раскрывают конституционный принцип отделения религиозных объединений от государства, что создает правовые препятствия для гармоничного существования российских религий. Все это не дает религиозным организациям в полной мере оказывать то позитивное воздействие на формирование духовной основы российского общества, которое оказывалось ими всегда.

В связи с тем, что понятие «религиозное объединение» является собирательным, включающим религиозные группы и религиозные организации (как формы создания религиозного объединения), то взаимодействие органов государственной власти и органов местного самоуправления целесообразно осуществлять с религиозными организациями, поскольку только они обладают правосубъектностью юридических лиц. Российский практический опыт показывает, что в настоящее время достаточно активно распространена практика заключения соглашений о сотрудничестве между религиозными организациями и исполнительными органами государственной власти и органами местного самоуправления.

Подобные соглашения заключаются также и на региональном уровне. Однако в законодательстве Российской Федерации этот вопрос остается неурегулированным. Данный законопроект разработан с целью ликвидации такого пробела в правовом регулировании.

Основной целью законопроекта является выявление и устранение правовых препятствий, создание правовых условий для максимально эффективного позитивного влияния социально значимых для России религиозных учений на духовный потенциал российского общества;

а также правовая регламентация отношений в рамках взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями.

В законе устанавливается правовой механизм взаимодействия — социальное партнерство, который уже получил свое закрепление в других отраслях права и под которым в данном случае понимается система взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями, направленная на обеспечение реализации религиозными организациями уставных целей и задач в решении социально значимых проблем общества и государства.

Статус социального партнера может получить любая религиозная организация. Для этого она проходит процедуру государственной аккредитации, в процессе которой должна подтвердить свое соответствие установленным в законопроекте критериям. Различаются централизованные и местные организации — социальные партнеры.

Централизованные религиозные организации, претендующие на получение статуса централизованной религиозной организации — социального партнера, должны соответствовать следующим критериям:

1) единство вероучения, священных писаний и их толкований, религиозной практики, внутренних установлений;

2) факт, свидетельствующий о существенном историческом позитивном вкладе в создание и построение российского государства;

развитие гражданственности и патриотизма населения;

укрепление семьи;

формирование традиций, культуры, языка, духовно нравственных ценностей государства и общества в Российской Федерации;

3) отсутствие в вероучении, религиозной доктрине и в литературе, признанной религиозной организацией в качестве священной, положений, которые авторитетно толкуются на уровне вероучения как целенаправленно призывающие к насилию над личностью, направленных против жизни и здоровья человека, основ конституционного строя и безопасности государства;

4) исторически сложившееся правопреемство структуры и органов управления, основанных на внутренних установлениях;

5) наличие внутреннего механизма контроля сохранения основных положений вероучения и организационной целостности.

Статус местной религиозной организации – социального партнера предлагается ввести для того, чтобы дать возможность органам местного самоуправления сотрудничать с традиционными локальными религиозными организациями и с теми социально значимыми религиозными направлениями, в которых исторически сложилось разнообразие в толкованиях священных писаний и религиозных практиках.

Остальные религиозные организации, не имеющие оснований для получения статуса социального партнера или не выразившие такого желания, могут самостоятельно вне сферы действия предлагаемого закона свободно осуществлять социально значимую позитивную деятельность в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Новеллой данного законопроекта является создание Коллегии по социальному партнерству с централизованными религиозными организациями при Правительстве Российской Федерации как постоянно действующего координационного органа, который должен принимать непосредственное участие в процедуре государственной аккредитации религиозных организаций, обеспечивать согласованные действия федеральных органов исполнительной власти с религиозными организациями – социальными партнерами в определенных проектом сферах взаимодействия, а также коллегий по социальному партнерству с местными религиозными организациями в каждом субъекте Российской Федерации при высшем исполнительном органе государственной власти субъекта Российской Федерации. В законопроекте урегулирован перечень полномочий коллегий.

В целом взаимодействие органов государственной власти и местного самоуправления с религиозными организациями, согласно законопроекту, основывается на следующих принципах:

– социальной ответственности: религиозные организации — социальные партнеры, органы государственной власти и органы местного самоуправления принимают на себя взаимную ответственность за социальную деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством Российской Федерации, взаимными договорами и соглашениями;

– сотрудничества и поддержки социально значимой позитивной деятельности религиозных организаций, внесших существенный позитивный вклад в становление и развитие духовной, социальной и культурной жизни народов Российской Федерации, создание и развитие российской государственности, через отношения социального партнерства;

– равноправия религиозных организаций — социальных партнеров в пределах, установленных законопроектом;

– гласности и законности осуществления взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями;

– контроля за целевым, эффективным и рациональным использованием средств бюджетов всех уровней, предоставленных религиозным организациям — социальным партнерам;

– долевого участия в финансировании социально значимых целевых программ органов государственной власти и органов местного самоуправления и религиозных организаций — социальных партнеров;

– невмешательства органов государственной власти и органов местного самоуправления в деятельность религиозных организаций, если она не противоречит законодательству Российской Федерации об отделении от светского государства религиозных организаций.

Внешняя социально значимая деятельность религиозных объединений определяется различными причинами и не может быть отделена от интересов государства, поскольку непосредственно затрагивает интересы личности, семьи, общества, государства, и, следовательно, подлежит правовому регулированию, нравственной оценке обществом, различным социальным предпочтениям.

Органы государственной власти и органы местного самоуправления, исходя из определенных в законопроекте целей и принципов, устанавливают правовые отношения и взаимодействуют с религиозными организациями в сферах формирования моральных, нравственных, семейных, гражданских и патриотических ценностей;

предотвращения и разрешения межрелигиозных конфликтов;

благотворительности;

обеспечения национальной безопасности;

представительства в органах государственной власти и органах местного самоуправления;

образования;

использования и сохранения памятников истории и культуры религиозного назначения.

В законопроекте сформулирован открытый перечень основных форм взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с религиозными организациями — социальными партнерами, среди которых: поддержка социально значимой деятельности религиозных организаций — социальных партнеров;

размещение преимущественно среди религиозных организаций — социальных партнеров государственного или муниципального заказа на выполнение социально значимых работ (услуг) для государственных и муниципальных нужд;

участие религиозных организаций — социальных партнеров в разработке и реализации целевых программ органов государственной власти и органов местного самоуправления или их отдельных мероприятий.

Кроме того, в результате принятия законопроекта планировалось устранить коллизии в применении светского права и религиозного нормативного регулирования. Законопроект будет способствовать более четкому правовому регулированию вопросов отделения религиозных объединений от государства, с одной стороны, и налаживанию их эффективного взаимодействия — с другой.

Раздел 2. Правоприменительная практика в отношении конфессиональных организаций на примере деятельности Конституционных судов России и стран ЕС.

Тема 4. Возрастание роли судебной власти в политической системе. Появление Конституционных судов в России и странах бывшего социалистического лагеря.

Функции Конституционных судов по отношению к религиозным организациям.

В последнее десятилетие появилось много свидетельств того, что значение и независимость судебной власти во всем мире возросли. Суды во многих странах прошли процесс развития, или же им предоставлена большая независимость в сферах их компетенции. С другой стороны, автономность судебной власти стала символом демократических политических систем, в чем можно найти некую иронию, так как судьи очень редко прямо избираются – чаще они назначаются теми, кто облечен политической властью. Судебная автономия также предназначена служить основой развития более открытых и менее централизованных экономических систем.

Особой формой развития судебной власти и автономии является появление конституционных судов, чьей задачей является толкование и применение конституционных принципов, в особенности в сфере прав человека и гражданина. Суды в некоторых странах обладают полномочиями вводить конституции, в то время как в других права граждан даруются парламентом или исполнительной ветвью власти, если даруются вообще.

Появление современных конституционных судов началась в 1920 году в Австрии, с образованием первого независимого конституционного суда. Затем в их развитии можно выделить три значительные вехи - их становление в Германии и Италии после Второй мировой войны;

в Испании после режима Франко и в Португалии после режима Салазара;

и в посткомуннистических странах Центральной и Восточной Европы, а также в странах бывшего Советского Союза. Этим странам свойственно недоверие к правительству, которое зачастую попирало права человека. Поэтому граждане и политики в оппозиции с радостью приветствовали идею создания судов, относительно независимых от выборных правительств для защиты прав человека, указанных в новых конституциях.

Конституционные суды в разных странах различаются по количеству полномочий и силе своего влияния на общество. И это особенно верно в отношении бывших стран социалистического лагеря. Во всех бывших коммунистических странах Центральной и Восточной Европы были введены конституционные суды, и некоторое время они обладали значительной властью. При этом можно отметить фундаментальный парадокс процесса применения конституционных норм в посткоммунистических странах, где конституция устанавливается для внесения изменений в политической и социальной сферах, но в то же время страны не должны забывать о том социальном и политическом пространстве, в котором они должны функционировать. В последнем как раз и заключается проблема.

Возможная польза конституции как правовой основы, которая может внести изменения в общество, и сама цель конституции могут быть изменены и привести к введению новых стандартов политических и административных процедур или решений Таким образом, возможность конституционных судов решать вопросы гражданских прав и свобод зависит от их формальных и неформальных отношений с другими политическими институтами, а не от законов, правил и установок, регулирующих их деятельность.

Говоря о зарождении конституционализма и конституционных судов по всему миру, можно отметить значение статей в новых конституциях, относящихся к религии. Так, в 1990 х гг. возросло число конституций, в которых есть упоминания о религии. В эпоху глобализации потребность конституционно закрепить принадлежность к религии не исчезла.

Положения конституции о религии устанавливают определенные внеправовые моменты.

Они могут долгое время и не требоваться, но могут оказать большое влияние на конституционную политику, так как закрепляют за религией поддержку закона наивысшей силы, и тем самым создают двойственность, которая может привести к конституционному кризису и нарушить существующий порядок.

Исследователь Арджоманд приводит в пример Иран как страну, в которой господствуют религиозные законы. Он полагает, что яркой характеристикой бывших колониальных государств явилось именно становление своей религиозной идентичности, в то время как бывшим советским странам это не характерно. «В отличие от становления национальных и религиозных особенностей в бывших колониях, в посткоммунистических странах при создании конституций основную роль сыграло верховенство права». В случае бывших колоний нравственные ценности исходили из нативизма – движения против колониальных правителей. После наступления эры нового конституционного строя в бывших коммунистических странах задачей, наоборот, было определить нравственные ценности нового демократического строя. Определение нравственных ценностей в аспекте становления прав человека шло через нахождение нарушения этих прав при бывших тоталитарных режимах, которые новая система пришла заменить.

Тема 5. История возникновения и функции Конституционного суда Российской Федерации. Закон 1990 г. «О религии». Принятие Закона «О свободе совести и религиозных объединениях» 1997 г. Законодательное отражение борьбы с «нетрадиционными» религиями и сектами.

Образование в 1991 году Конституционного суда Российской Федерации неразрывно связано с идеологической и политической борьбой периода перехода от посткоммунистического общества к демократическому. С одной стороны, эта ситуация отражала намерения лидеров, нацеленных на построение демократии, провести судебные реформы, основой которых стало бы введение конституционного строя. Основной задачей Конституционного Суда в России является рассмотрение, соответствуют ли Конституции принятые федеральными и региональным законодательными органами законы и постановления. С другой стороны, основание Конституционного Суда РФ отразило борьбу за власть между советскими лидерами в лице Михаила Горбачева и сторонниками Бориса Ельцина. Последний, борясь с кажущейся нерешительностью первого, пытался получить больше независимости для того, чтобы ускорить конституционную реформу.

После развала Советского Союза Конституционный Суд оказался в центре конфликта между первым посткоммунистическим правительством Ельцина и оппозицией, которую представлял Верховный Совет (парламентский орган). Во время известного вооруженного конфликта между президентом и парламентом, произошедшего в сентябре-октябре года, большинство судей конституционного суда поддержали второго участника, за что президентским декретом суд был распущен до января 1995 года. С тех пор Конституционный Суд Российской Федерации, по словам одного из своих председателей, имел склонность к «сдержанному отношению к политике». Эта тенденция наиболее ярко проявилась при правлении В. Путина, чья стратегия возвращения к централизованному государству и концентрации власти в руках администрации Президента видится некоторыми аналитиками как изменения Конституции «без формального ее изменения».

Конституционный Суд Российской Федерации состоит из 19 судей, предлагаемых на должность Президентом и назначаемых Советом Федерации на невозобновляемый срок в лет. Обычно судьи заслушивают дела в составе 10 или 9 судей, за исключением вопросов чрезвычайной важности, требующих присутствия суда в полном составе.

Во многих случаях Конституционный Суд РФ показывает высокий уровень профессионализма и справедливости в рассмотрении вопросов о соблюдении прав человека и гражданина. Однако есть несколько причин тому, почему его влияние на целостность судебной системы и на общество в целом было ограниченным. Хотя Конституционный Суд РФ следует европейской модели концентрации права на конституционный контроль в одном органе, он отделен от остальной судебной системы страны. Он не является высшим судом в системе – такие полномочия есть у Верховного Суда РФ, который никак не связан с Конституционным Судом, и который иногда вступал с ним в спор по поводу вопросов конституционности. Власть Конституционного Суда Российской Федерации также является ограниченной ввиду недостатка последовательности в определении того, как и кем будут рассматриваться дела, какие суды могут судить о конституционности законов и решений правительства. Более того, в целях получения большего объема власти на местном уровне политическая элита во многих регионах России основала свои собственные конституционные суды.

О развитии законодательства и политики, касающихся религии, в посткоммунистической России писали многие современные авторы. Закон 1990 года о религии ознаменовал уход от навязанных государством светскости и атеизма. Закон гарантировал свободу исповедовать, практиковать и распространять религии, дал всем религиям равенство перед законом и четко отделил церковь от государства. Что особенно важно, это то, что закон признал право верующих на собрания с целью отправления религиозного культа без предварительной регистрации через министерство юстиции или иные органы власти. Эти положения были подтверждены Конституцией Российской Федерации, принятой осенью 1993 года после политического кризиса.

Последствием принятия закона в 1990 году стало разнообразие представленных религий и их яркое присутствие в общественной жизни страны. Однако жаркие споры вызвали новые религиозные течения, а также миссионерская деятельность так называемых иностранных религий. Совместные усилия представителей оппозиции новым религиям (в научной литературе их иногда называют анти-культовое движение) – московского Патриархата Русской православной церкви, политиков-националистов, а также федеральных и местных чиновников – привели к принятию поправок к закону 1990 года в пользу «традиционных религий» и ограничения деятельности новых религиозных объединений. В этом контексте в период между 1994 и 1997 годом более трети российских регионов приняли законы или постановления, ограничивающие новые религии, резко отличающиеся по духу от закона 1990 года.

В 1997 году Государственная Дума одобрила новый закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». Его Преамбула, хотя и не неся никаких правовых последствий, ознаменовала изменение в философии религиозного законодательства в России, так как отметила «особую роль православия в истории России» и выразила особое «уважение» к «христианству, исламу, буддизму и иудаизму и другим религиям, составляющим часть исторического наследия народов России».

Закон 1997 года был более четким с точки зрения терминологии, и пояснил разницу между религиозными «организациями» и «группами», среди которых только первым дается полный спектр прав юридического лица. Основным требованием для получения статуса «организации» было «подтверждение существования объединения местной администрацией на определенной территории в течение срока не менее 15 лет, или подтверждение членства объединения в структуре централизованной религиозной организации той же конфессии, представленное данной организацией» (Статья 9.1.).

Закон также ограничил деятельность зарубежных религиозных организаций: отныне они могли зарегистрировать своих представителей только по приглашению зарегистрированной российской организации, и им было запрещено открыто исповедовать свою веру и пропагандировать ее. После споров вокруг «тоталитарных сект» и «разрушительных культов» в закон включили несколько положений о «ликвидации»

религиозных организаций, если они представляют собой угрозу здоровью людей, общественной нравственности или безопасности государства.

Вышеуказанные изменения в законодательстве сопровождались другими официальными и полуофициальными решениями, направленными против «зарубежных религий» и «сект». Так, в Доктрине национальной безопасности 2000 года они ясно названы угрозой России и российскому обществу.

Тема 6. Обзор дел, рассмотренных Конституционным Судом РФ в отношении религиозных организаций. Христианская церковь Прославления в Абакане, Хакасия, и общество «Свидетели Иеговы» в Ярославле. Независимый российский регион «Общества Иисуса». Московское отделение Армии спасения. Церковь сайентологии в Ижевске.

В ноябре 1999 года Христианская церковь Прославления (сообщество пятидесятников в Абакане в Республике Хакасия) и общество «Свидетели Иеговы» в Ярославле заявили, что параграфы 3 и 4 Статьи 27.3 противоречат Конституции. Согласно жалобе этих организаций, министерства юстиции в их регионах применили данные параграфы к их деятельности и ограничили их свободу, потребовав проходить ежегодно перерегистрацию до достижения срока активности организаций в 15 лет. Тем самым два параграфа противоречат положениям Конституции Российской Федерации: статье 14.2 о равноправии всех религиозных организаций перед законом;

статье 19.1 о равенстве всех граждан перед законом;

статье 28 о свободе вероисповедания;

статье 55.2 о недопустимости принятия законов, ограничивающих права и свободы человека, и статье 17.1 о признании международных принципов права и свободы человека.

В решении 1999 года Конституционный Суд РФ признает превосходство конституционных гарантий прав и свобод человека, включая свободу вероисповедания, право создавать общественные объединения и право свободы деятельности общественных объединений. Ограничение этих прав должно быть оправдано и сообразно конституционным принципам.

Однако сразу же после этого в решении суда можно найти оговорку, которая, как кажется поначалу, не имеет прямой связи с сутью вопроса. Она состоит в следующем:

«Государство имеет право вносить некоторые правовые ограничения в целях недопущения автоматического присвоения соответствующего статуса организации;

в целях недопущения легализации сект, нарушающих права человека и занимающихся незаконной и преступной деятельностью;

для запрета миссионерской деятельности (в том числе и обращения в свою веру), если эта деятельность несовместима с соблюдением свободы слова, сознания, вероисповедания;

если эта деятельность связана с предложением материальных или социальных благ за приглашение новых членов в церковь;

если деятельность связана с преступным влиянием на людей, находящихся в нужде или отчаянии, с психологическим давлением на них или угрозой их жизни и т.д.

Сделав эти оговорки, решения суда отсылают нас к постановлениям некоторых европейских институтов, таких, как решение 1996 года Европарламента по сектам в Европе, рекомендации Совета Европы 1992 года по сектам и новым религиозным течениям, решения Европейского суда по правам человека 1993 и 1996 года. Интересно отметить, что решение суда не повторяет содержания вышеуказанных постановлений, однако они касаются одного из религиозных течений - «Свидетелей Иеговы» в Греции.

Решение гласит, что параграфы 3 и 4 статьи 27.3 закона 1997 года не противоречат Конституции Российской Федерации. Однако это заключение основано не на восприятии закона как дающего некие ограничения, а, наоборот, основано на его либеральной интерпретации. Делая отсылку к Конституции и другим, еще более либеральным положениям закона 1997 года, Конституционный Суд Российской Федерации говорит, что требования о существовании в течение 15-летнего срока не применяются к объединениям, зарегистрированным по правилам закона 1990 года, или же которые представляют собой часть централизованной религиозной организации, зарегистрированные в федеральном Министерстве юстиции. Решение Конституционного Суда РФ прямо не комментирует решения местных администраций в отношении организаций, подававших жалобы, так как это в полномочия суда не входит. Однако это не говорит о том, что варианты интерпретации Статей 27.3 и 27.4, отличные от интерпретации Конституционного Суда РФ, будут противоречить Конституции.

Следующее дело было заслушано в Конституционном Суде РФ в апреле 2000 года.

Иезуиты по закону 1990 года были зарегистрированы как централизованное религиозное объединение, однако им было отказано в прохождении перерегистрации по закону 1997 года Министерством юстиции. Основаниями отказа, представленного Министерством, были следующие пункты: 1) иезуиты представляют зарубежное религиозное объединение, которое не имеет права основывать свои филиалы на территории Российской Федерации;

2) на самом деле они не являются централизованным религиозным объединением, так как у них местных общин;



Pages:   || 2 |
 


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.