авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Новые проблемы и перстпективы

В книге словенских ученых “Венеты: первые строители европей

ского сообщества” поставлен ряд новых проблем, которые требуют

осмысления и обсуждения. Должно

пройти некоторое время, пока

ведущие специалисты в России по данной теме изучат труд с дол

жным вниманием. Однако русская наука в последние годы также

не стояла на месте. Она сделала немало открытий в области славян

ского этногенеза, накопила множество любопытных фактов, пока

неизвестных коллегам из Словении. Обмен информацией и мнени ями по вопросу о венетах еще не состоялся.

Данная работа – первая попытка обобщить результаты исследо ваний обеих стран, сравнить их и подвести общую черту. Ее автор не является специалистом археологом, и он не претендует на пос леднее слово в научной дискуссии. Однако внимательное изучение десятков источников и их сравнение дает мне, как профессио нальному историку лингвисту, право подвести некоторые итоги по наиболее сложным вопросам, поставить новые проблемы и высказать собственную точку зрения.

В целом труд Матея Бора, Йошко Шавли и Ивана Томажича, имеет, безусловно, положительное значение. Они обобщили огром ное количество данных, переосмыслили их, донесли до читателей и вызвали волну интереса у нового поколения ученых. Даже если в публикациях словенских авторов, которых оппоненты не без иро нии называют “любителями” и “дилетантами”, есть неточности, промахи, методологические изъяны, их исследования имеют боль шую ценность для тех, кто искренне желает разобраться в пробле ме славянского этногенеза.

Наиболее убедительно, аргументированно и досконально в книге разработана тема происхождения альпийских словенцев. Их материальная культура, экономическая и социальная структура, мифология и письменность изучены с достаточной ясностью, что бы связывать эту праславянскую общность с историческими вене тами. После чтения книги не остается никакого сомнения в том, что славяне пришли сюда не во время экспансии VI в. из за Дуная, а значительно раньше. Достаточно четко показана связь между аль пийскими славянами и носителями Лужицкой культуры, которых объединял знаменитый “янтарный путь” от Балтики до Адриатики.

Идентификация балтийских венетов как славян у авторов менее разработана и требует дополнительных исследований.

Не раскрыта еще в должной степени тема родства малоазийских энетов с европейскими венетами. Здесь пока словенские ученые ориентируются менее уверенно. Многообещающие результаты дала дешифровка венетской письменности, родственной, по мнению доктора Бора, древней грамоте этрусков и ретийцев. Однако насле дие этрусков, включающее тысячи письменных памятников, в со временной науке изучено недостаточно, чтобы делать окончатель ные выводы. Может быть, именно книга словенских ученых помо жет решить загадку этрусков расенов?

Чтобы мой доброжелательный отклик не был воспринят читате лями как некритическая апология, обращаю внимание на некото рые недостатки книги. Первое, что обращает на себя внимание, это композиционная мозаичность сборника, структурная неупоря доченность данных и иллюстраций в отдельных главах, многочис ленные повторы, не всегда оправданные переходы от одной тема тики к другой. Это, по видимому, связано с перегруженностью информацией и высокой степенью ее сложности.

Бросается в глаза идеологическая заданность книги “Венеты:

первые строители Европейского сообщества”, что видно уже по названию и оформлению суперобложки английского издания (си ние и желтые цвета флага ЕС). Все три автора критикуют германс кую школу, сознательно игнорирующую объективные научные факты в пользу славян, но одновременно они постоянно подчер кивают свою дистанцию от братьев славян на юго востоке: сер бов, черногорцев, болгар. Частично это вызвано неприятием ком мунистического наследия Социалистической Федеративной Рес публики Югославии и критикой идеологии так называемого “ил лиризма”, югославского варианта панславизма, а отчасти – ны нешней прозападной ориентацией независимой Словении.

В жанр данного обзора не входит выявление фактических ошибок и неточностей, но они есть, как в любой творческой работе. Например, в разделе книги Шавли о социально эконо мическом строе венетов утверждается, что старинное понятие “vas” (по словенски “вязь”, “связь”), обозначающее совокуп ность дворов и земель словенских крестьян была характерна только для альпийских венетов. У южных и восточных славян, по его мнению, нет выражения “vas”, они пользуются терми ном “село”, “мир”, “задруга”, “род”. “Это обстоятельство, – заключает д р Шавли, – является знаком другой общественной организации у этих народов”. 57 Вместе с тем, русским филологам хорошо известно слово “весь”. В значении “сельцо”, “селение”, “де ревня” оно было распространено не только в Альпах, но и в других местах проживания славян, в частности, в Новгородской Руси. Этот факт засвидетельствован в “Толковом словаре” В.И. Даля. Слово “весь” сохранилось в русском языке до наших дней в устойчивом выражении “грады и веси”. Сообщить что либо градам и весям, озна чает распространить то или иное сведение по всему миру. Такого рода уточнения ни в коей мере не умаляют значения труда словенских ученых в целом. Они лишь помогают нам лучше прояснить историческую истину. Доктор Шавли в своем послесло вии специально пригласил заинтересованных читателей к обсужде нию и доброжелательной критике, поэтому я надеюсь, что колле ги из Словении воспримут наши размышления, замечания и до полнения с пониманием, как знак внимания.

Многие частные аспекты венетской проблемы в конечном счете упираются в общие вопросы методологии, хронологии, источни коведения. С самого начала важно задать верную историческую рет роспективу, создать достаточно точную систему координат, под контрольную всесторонней проверке. Такая выверенная система поможет избежать излишнего крена в ту или иную сторону и по может уточнить многие детали.

Современная наука позволяет обобщить археологические дан ные всего евразийского континента за десятки тысяч лет, поэтому для удобства дальнейшего анализа мы разделим расплывчатое по нятие древность на более четкие хронологические этапы: 1) от ле гендарного и реально бывшего всемирного потопа (около Х тыся челетия до нашей эры) до Троянской войны (около 1200 г. до н.э.);

2) от падения Трои VII (Гомеровского Илиона) до основа ния Рима (VIII в. до н.э.);

3) от появления Рима – до Рождества Христова;

и 4) от Христа до основания славяно русского государ ства Рюриковичей (IX в.).

Погибшие цивилизации: Арктида, Аратта, Винча Наиболее отдаленный, так называемый доисторический период, хорошо изучен с точки зрения астрономии, геологии и мифологии.

Он начинается с глобальной катастрофы, вызвавшей повышение уровня воды в океане и вошедшей в мировую историю как все мирный потоп, и в целом совпадает с эпохой древнего каменного века, палеолита, когда с северной части Евразии сошел ледник и началось глобальное потепление климата.

Большинство историков, даже специалистов по древнему миру, предпочитают не углубляться в эти архаичные времена, хотя о до потопных временах сохранилось немало легенд, вроде рассказа Платона об Атлантиде. И все же есть энтузиасты, которые расшиф ровывают мифы и пытаются реконструировать глубокое прошлое.

Мы тут не будем излагать гипотезу смещения полюсов и историю формирования континентов, а упомянем лишь широко известную ныне “гиперборейскую теорию”. Ее создатели (В.Уоррен, Г.Вирт, Б.Г.Тилак, Е.Елачич) настаивают на существовании в районе По лярного круга арктического палеоконтинента – Арктиды, или Ар ктогеи.59 До Потопа в Арктиде были благоприятные климатические условия (субтропики). Там жили предки ариев – гипербореи;

отту да пошло распространение белой расы и ее цивилизации. Совре Мир в представлении Гекатея VI век до н.э.

менные исследователи мифологии, сакральной географии и руно логии (Н.Гусева, А.Дугин, В.Демин, С.Жарникова) находят все новые и новые аргументы в пользу арктической теории, хотя дру гие ее отрицают. В эпоху нового каменного века, неолита (VI IV тыс. до н.э.), начинает формироваться так называемая “индоевропейская общ ность” племен с родственными корнями и близкими языками.

Ученые спорят, в каком именно регионе Евразии стала склады ваться эта древняя культура, к которой восходят такие великие памятники человеческой мысли, как Ригведа, Авеста, Махабхара та, Илиада и Одиссея.

Лингвисты В.В.Иванов и Г.В.Гамкрелидзе считают, что индо европейская языковая и культурная общность формировалась в районе Передней Азии и Средиземноморья не позднее IV тысяче летия до н.э. Используя сложную методологию структурной и сравнительной лингвистики, разработанную Р. Якобсоном, они реконструируют с помощью ключевых понятий предполагаемый индоевропейский праязык и его образный мир. Особую роль в форми ровании реконструируемой протокультуры они отводят анатолийс ким племенам, жившим на территории Малой Азии в эпоху Хеттс кого царства (т.е. до падения Трои). Вместе с тем, они не отрицают, что до этого индоевропейцы могли жить в других регионах. Это предположение подтверждают исследования ученых, ис пользующих иные методы (“ностратическая семья языков” В.Ил лича Свитыча, “прародина индоариев” Е.Кузьминой, “история Евразии” А.Гудзь Маркова).62 Выдающийся лингвист и идеолог евразийства кн. Н.Трубецкой, критически относившийся к теории единого праязыка, использовал понятие “индоевропейцы” (оно родилось в кабинетах ученых XIX века) исключительно в лингви стическом смысле. Под ним он понимал не некую абстрактную или историческую общность племен, а людей различных времен и на родов, говорящих на различных языках так называемой “индоев ропейской семьи”. Автор книги “Индоевропейские прародины” профессор В.А.

Сафронов (М., 1989) считает, что вряд ли можно говорить и о единственном источнике происхождения белой расы. Индоевропей ская цивилизация, по его мнению, развивалась одновременно, как минимум, в трех регионах: в Малой Азии, на Балканах и в Центральной Европе. Опираясь на археологические открытия пос ледних десятилетий, Сафронов прослеживает древнейшие мигра ции индоариев, индоиранцев, протохеттов и протогреков, на чиная с VII тыс. до н.э. Важное место в его книге занимает ис следование культуры Винча (середина V конец IV тыс. до н.э.), которую он считает “древнейшей цивилизацией Старого Света, более древней, чем культуры Месопотамии, Нила и Инда”. Вин ча достигла высокого уровня развития, имела сложную архитек туру, прикладное и сакральное искусство, до сих пор не рас шифрованную письменность, развитую религию, классовую иерархию и обширную систему внешних связей. “В истории Ев ропы культура Винча имела значение, сравнимое лишь с ролью Греции и ее воздействием на “варварский мир”. Сходство этих двух культурных феноменов заключается в схеме освоения про странства (колонизация, торговля, путешествия, но не завоева ния), а также в длительности и глубине воздействия”. От цивили зации Винча, истоки которой еще недостаточно изучены, про изошли, по мнению Сафронова, культурные общности Сопот Лендьел в Хорватии и Словении, Бичке – в Задунайской Венг рии, Биня – в Западной Словакии и Лужанки в V IV тысячеле тии до нашей эры. Этногенез индоевропейских народов по Ю.Петухову Этот факт не прошел мимо внимания Ивана Томажича, уде лившего культуре Винча внимание в разделе “Новые направления”.

В своем исследовании словенский ученый, в свою очередь, ссыла ется на данные доктора Пещича, сравнивающего венетский язык с письмом Винча и санскритом. Винча, как свидетельствует архео логия, была связующим звеном между малоазийской и европейс кой цивилизациями, поэтому именно она может помочь прояснить вопрос о взаимовлиянии и первенстве культур. Концепцию Сафронова значительно дополняют труды Ю.А.

Шилова: его докторская диссертация “Прародина ариев” (Киев, 1995), посвященная курганам Северного Причерноморья, книги “Пути ариев” (Киев, 1996), “Прародина Руси” (М., 1999). Русско украинский ученый продолжает исследования специалиста по кос могонии древнего общества В.Н. Даниленко, изучившего вместе с шумерологом А.Г.Кифишиным раскопки знаменитой Каменной Могилы. Каменная Могила (III тыс. до н.э.) содержит в гротах и пещерах таблички с дошумерской письменностью. Она была час тью древнейшей в Евразии арийской цивилизации Аратты, чьи корни связаны с археологическими памятниками XIII XII тыс. до н.э. К VII тыс. до н.э. одним из главных центров Аратты стала Ма лая Азия, где специалисты раскопали жреческий город с десятка ми храмов (у современного Чатал Гююка). Ю.А.Шилов убежден, что именно арийская Аратта породила шумерскую Аратту, иранс кую Арту, этрусскую Артану, древнерусскую Арсанию, греческий Ортополис и украинскую Артаплот. Отсюда вышли и праславяне – пелазги, чье имя связывается с историй Трои. На пути из Поднеп ровья в Троаду, так называемой “тропе Трояна”, прослеживаются следы гиперборейских богов Зевса Дива и Латоны Лады.

“В XVII XI вв. до н.э. (задолго до, а затем сразу после Троянской войны), – пишет автор “Прародины ариев” в статье об этногенезе славян, – большая часть праславянских лелегов, брежан, венедов и др. переселилась из Троады в Этрурию, получив здесь имя этрусков – среди которых впервые появляются русы. Некоторые из них, в особенности венеты, стали постепенно продвигаться “янтарным” и прочими путями на север – к Прибалтике и на Левобережье Ду ная, где римско византийские авторы начала I тыс. до н.э. зафик сировали их как несомненно славянские племена”. Античные ци вилизации Греции и Рима выросли не на пустом месте, а на плечах “истинного патриарха не только европейской, но и все мирной цивилизации – Аратты (Пелазгии Троады)”. Вот поче му, по мнению Шилова, русские ученые А.Чертков, Е.Классен и Ф.Воланский так убедительно читали “не поддающуюся рас шифровке” трояно этрусскую письменность на основе славянс ких языков. Этруски – это пелазги и тиррены Гипотезы русских ученых XIX в. существенно уточнил и дополнил современный специалист по античности А.Немировский. В своем ис следовании “Этруски. От мифа к истории” (М., 1983) он дает под робный обзор всей доступной ему литературы по теме. Не без иронии он пишет о неумеренной этрускомании итальянцев (Демпстер, Сан танджело), немецком гиперкритицизме (Мейер, Виламовиц Меллен дорф), романтическом русоцентризме (Чертков), а затем, разоблачив так называемый “этрусский миф”, выстраивает на основе проверен ных данных собственную картину развития реально существовавшего древнего этноса. Ядро этрусков составляли сначала пелазги, древней шие жители Эллады, чей центр находился в Фессалии. После Троянс кой войны, вторжения на Балканы дорийцев и крушения Микенско го мира, пелазги колонизовали часть Апеннинского полуострова меж ду рекой Арно и Тибром (см. карту). Там они вступили во взаимодей ствие с тирренами, выходцами из Малой Азии, которые некоторое время жили на острове Сардиния. “Новая культура, которую с 700 г.

можно называть этрусской, – заключает Немировский, – была свое образным смешением пелазго италийской (виллановской) и тир ренской (нурагической)”. Немировский не употребляет по отношению к этрускам имя “расены” и, видимо, не считает, что это было их самоназвание, как думают некоторые другие авторы (Гриневич, Щербаков, Аб рашкин и др.). Однако он упоминает кавказскую теорию академи ка Марра о передвижении “расенской ветви” яфетидов (или “руш ской группы”) от южного побережья озера Ван через Малую Азию к Балканам и Средиземноморью, а также гипотезу немецко го историка К.Мюллера о родстве альпийских ретов и “расенов”.

Этруски и их предшественники, пелазги тиррены, оказали огромное влияние на формирование сначала греческой, а затем римской культуры. Предками или ближайшими родственниками всемирно известных античных богов Зевса, Минервы, Юноны, Семелы, Аполлона, Марса, Нептуна были этрусские божества Тин, Менрва, Уни, Аплу, Семла, Марис, Нетун. Прославив шийся своими многочисленными подвигами герой Геракл, взя тый богами на Олимп, был известен этрускам под именем Гер кле и считался их прародителем. И речь тут идет не о заимство ваниях, а о генетической преемственности. Пелазги (или пелас ги), чье имя мы встречаем уже у Гомера и Гесиода, были одним из корневых, автохтонных этносов Эллады. По свидетельству Эсхила они имели обширное царство, включавшее Фессалию, Халкидику, Додону и Аргос, а Геродот сообщает, что сама Эл лада первоначально называлась Пелазгией. Статуи с изображением воинов этрусков. Ритуальные колесницы из раскопок в Австрии (справа) и в Италии (слева) VII век до н.э.

Римляне признавали заслуги этрусков во многих областях;

они считали их своими достойными предками и учителями в ре лигии, медицине, изобразительном искусстве, музыке, градост роительстве, военном и морском деле. Им было чем гордиться. В годы царствования династии Тарквиниев Рим был окружен мощной крепостной стеной и стал одним из первых городов Италии. В долине Мурции был сооружен грандиозный стадион цирк на 60 тысяч человек. С помощью каналов этруски осушили болота, где возвели удобные пристани и улицы городов. В Риме и других городах они построили действующую поныне систему канализации. Храмы и гробницы этруски украшали реалистичес кими скульптурами из меди и живописью, самой ранней в ис тории Италии. А кто не слышал о тайных знаниях этрусков в области магии? Их жрецы умели гадать по печени. В XX веке ар хеологами была найдена медная модель печени с названиями богов, ставшая важным источником для современных научных исследований. Погребальные урны, музыкальные инструменты, театральные маски, символы власти, оружие и даже легендарная волчица, вскормившая близнецов Ромула и Рема, – все это принадлежит этрусскому наследию.

Для нашего исследования особую важность приобретает влия ние этрусков тирренов на северные регионы Италии, а также Центральную и Восточную Европу. После подчинения власти республиканского Рима старых пелазгийских городов (Таркви ния, Церы, Вулчи), возвышения Сардинии и налаживания но вых морских путей между Апеннинским и Пиренейским полуос тровом, центр этрусской активности переместился в Аррецию и Перузию. Города Этрурии начали осваивать торговый сухопут ный маршрут, связывающий Италию с северными странами.

“Эта торговля, использовавшая альпийские перевалы Бреннер и Сен Бернар, – как пишет Немировский, – начиная с V в. до н.э., оставила следы в Австрии, Германии, Франции, Польше, а также на юге Скандинавии. Этрусское оружие и домашнюю утварь находят также в Югославии, Венгрии, близ берегов Чер ного Моря”. Понятно, что выгодным торговым маршрутом пользовались и другие народы, но роль этрусков тут была клю чевой. Именно в данную эпоху начинается этрусская колониза ция бассейна реки По и прилегающих районов Адриатики, вплоть до Венеции, а также культурное влияние на альпийские племена, с которыми некоторые ученые связывают распростра нение у них письменности. Многое могли бы прояснить этрусские надписи. Однако успе хи ученых в данной области знания пока невелики. Они рас шифровывают и даже читают тексты этого достаточно позднего География этрусков по А.Немировскому фонетического языка, сравнивая его с линейным письмом, но при толковании дают противоречивые, порой взаимоисключаю щие толкования.

Дело несколько продвинулось после того, как были найдены медная модель печени с именами богов и знаменитые золотые пластинки из Пирги с параллельными надписями на этрусском и финикийском языках. Однако переводчики не пришли к единому мнению. В качестве примера мы можем привести три различных ва рианта перевода одного и того же текста с пластинок, предложен ные А.Немировским, Г.Гриневичем и М.Бором.

Немировский относится к дешифровке текста крайне осторож но, скорее как наблюдатель и систематизатор, а не как первопро ходец. Он классифицирует надписи, анализирует отдельные имена и топонимы, передает данные наиболее надежных, с его точки зрения, западных исследований. Текст пластинки из Пирги, посвя щенный богине Уни, в его переложении звучит следующим обра зом (привожу первые фразы): “Этот вотив (?) и эти храмовые дары, пожертвованные Юноне Астарте, сооружены. Правящий го сударством Тефаний Велиана во время обряда вбивания гвоздя по дарил их для этого святилища и храмовой пристройки по боже ственному определению”. Несколько иной смысл получается у Матея Бора, дешифрую щего этрусский текст с помощью диалектов словенского языка и опыта изучения венетской грамоты. Перевод той же самой золотой таблички из Пирги он начинает так: “Этот храм был назван в честь богини Юны Астарты и возведен воеводой Велианосом слове нином (vojvoda Velianas sel slovenji), когда он готовился к сраже нию”. Далее говорится, что на храм напали пираты, и он был взят италийцами, с тех пор жители поселения – италийцы. Как мы видим, перевод д ра Бора по смыслу близок к трактов ке Немировского, хотя он читает тот же текст по другим прави лам. Главное отличие, бросающееся в глаза, это разная интерпрета ция словосочетания “velianas sal cluvenias”. Бор считает, что тут речь идет о словенском воеводе Велианосе, а Немировский полага ет, что здесь упоминается обряд вбивания гвоздя Велианом. Такой обряд действительно существовал и был связан с культом богини Нортии, о чем будет сказано ниже.

Г.С.Гриневич, автор книги “Праславянская письменность, результаты дешифровки” (М., 1993), критикует любые попыт ки прочитать этрусские письмена с помощью финикийской подсказки. Главная ошибка ученых, следующих этому методу, по мнению Гриневича, состоит в том, что они не учли слоговый характер этрусского алфавита, праславянского по своему проис хождению. Для изображения 28 букв в данном алфавите исполь Золотая пластина из Пирги.

Алфавиты: венетский, этрусский, латинский, винча зовано более 50 знаков. Другая методологическая ошибка в том, что они пытались читать тексты справа налево, по типу семитс ких языков: “Этрусские надписи, прочитанные с помощью из вестных этрусских алфавитов (да еще справа налево), – пишет Гриневич, – не несут в себе никакого смысла”. Автор книги о дешифровке праславянской письменности разрабатывает соб ственную методологию, подбирает к каждой букве текста соот ветствующий слог и предлагает свое толкование золотых пласти нок из Пирги. В них, согласно Гриневичу, содержится рецепт размножения винограда способом прививки. Обладателю рецепта сначала рекомендуется “прирастить цветущую ветвь, дающую более сочные плоды на основной ствол”, а затем объясняется, как срезать виноградную лозу и “рвать ее с рвением”. Очевидное противоречие в толковании одного и того же текста свидетельствует о том, что методы ученых требуют дополнитель ной проверки. В итоге удача будет сопутствовать тому исследовате лю, который выберет наиболее точный метод, независимый от эт нических предпочтений и политических пристрастий. А поскольку лингвистический ключ лежит в грамматике родственных древних языков, ученые стараются проникнуть как можно глубже в исто рию письменности и определить генетическую принадлежность языка предков этрусков – пелазгов.

Одним из первых на глубинные индоевропейские пласты в гре ческом языке обратил внимание В.Георгиев. Этот более ранний слой он назвал “праиллирийским”, а затем пелазгийским, по ана логии с югославским ученым М.Будимиром, исследовавшим пе лазгийскую топонимию в Италии, Анатолии, Иллирии и на Кав казе. Причем, типологически Георгиев связал этот слой с хеттским языком, сравнив его с албанским и армянским. Другие ученые считают, что нет необходимости искать истоки пелазгов в Передней Азии. Ю.Откупщиков в исследовании “Догре ческий субстрат” (Л., 1988) доказывает, что на Балканах, где уже к V тыс. до н.э. сложилась цивилизация с развитой экономикой и культурой, в догреческий период был развитый язык с линейной системой письма – палеобалканский койне. Он состоял из не скольких субстратов: протогреческого, фракийского, фригийско го, македонского и карийского. Алфавит письма, предшествовавшего классической греческой грамоте, приводит также М.Гимбутас (1973). Эта письменность, состоящая из пиктографических знаков линейного характера, по ее мнению, восходит к гораздо более древней балканской культуре VII VI тыс. до н.э., связанной с Малой Азией. Критически настроенные исследователи предпочитают говорить не о праязыке или едином древнем субстрате, а о нескольких его пластах. Так, Л. Гиндин выделил в пелазгийском языке три компо нента: 1) доиндоевропейский (эгейский);

2) индоевропейский пе лазго фракийский;

3) индоевропейский анатолийский.

А.Немировский не принял гипотезу своих коллег из славянских стран. Вслед за “большинством этрускологов” (преимущественно западных) он считает, что язык потомков пелазгов “не принадле жит к индоевропейской группе языков”. Этимологический метод с опорой на славянскую лексику и грамматику он полагает ошибоч ным, хотя и не исключает в принципе достижения сравнительно го языкознания. Венетский язык, в отличие от этрусского, официальная на ука признает индоевропейским, хотя ставит его в этой семье Роспись на этрусском зеркале.

особняком. Венетские тексты V I вв. до н.э (всего дошло около 200 кратких надписей) имеют с палеобалканской письменнос тью общие черты, на которые обратил внимание М.Бор. У обоих языков могут быть общие корни, уходящие во времена пелазгов.

Они могли возникнуть в период экспансии на Балканы север ного народа вскоре после падения Трои. Археологические наход ки на местах этого исторически достоверного переселения имеют черты Лужицкой культуры (ящичные погребения, бронзовые спиралевидные перстни, витые браслеты и т.д.). В венетском языке можно найти элементы славянских, балтийских, италий ских и германских диалектов, но все эти параллели требует тщательной проверки.

Ваны, родственники асов Новые пути в решении венетской проблемы наметил талантли вый писатель и исследователь древностей В.Щербаков, автор зна менитой книги “Асгард – город богов” (М., 1991), вышедшей 100 тысячным тиражом. К венетам он пришел через изучение древнескандинавских источников. Когда Щербаков читал “Млад шую Эдду” Снорри Стурлусона, он обратил внимание на то, что ее география частично совпадает с территорией юга СССР. Оказа лось, что боги и герои скандинавского эпоса, асы и ваны, неког да обитали на берегу Дона (Танаиса), а также в районе Средней Азии (исторической Парфии), где Щербаков обнаружил археоло гический прототип Вальхаллы.

Согласно “Младшей Эдде”, род асов (богов) происходит от Всеотца Одина, сына Бора. Один пришел на Север, в Норвегию, в Швецию, Данию и Страну Саксов из Страны Турков, где оставил своих братьев Ве и Вилле. Там в давние времена было 12 госу дарств и город Троя, “снискавший великую славу”. У Одина было три сына: Аса Тор, Бальдр и Ньёрд. Младший родился “в Стране ванов Ванахейм”, но ваны отдали его богам как заложника в об мен на аса Хенира. Ньёрд по легенде “живет на небе, в том месте, что зовется Ноатун. Он управляет движением ветров и усмиряет огонь и воды”.77 Ученые полагают, что ваны (др. исланд. Vanir) были богами плодородия народа, соседнего асам и альвам (пред кам албанцев). У асов с ванами была великая война, получившая отражение в древнейших скандинавских источниках, собранных в “Старшей Эдде”. В Ноатуне у вана Ньёрда и его жены Скади роди лись сын Фрейр (господин) и дочь Фрейя (госпожа). Они были “прекрасны собою и могущественны и тоже стали богами (асами)”.

Фрейру были подвластны дожди и солнечный свет, а Фрейя по кровительствовала любви и небесной славе. Она была всех благо склоннее к людским молитвам и забирала с поля брани героев к себе на небо, в Фолькванг.

Еще асы и ваны, по легенде, сотворили человека по имени Квасир. Он был произведен на свет в знак мира после долгой вой ны. Квасир был так мудр, что “нет вопроса, на который он бы не мог ответить”. Квасир много странствовал по свету и учил людей мудрости, но его убили карлы. Кровь Квасира они слили в котел и ритуальные чаши, смешали с медом и сварили питье, да такое, что “всякий, кто ни выпьет, станет скальдом либо ученым”. Древние саги, собранные Снорри Стурлусоном, в метафоричес кой форме отражают реальные исторические события. Асгард суще ствовал в Парфии, Троя – в Анатолии, Малая Свитьод – это Скандинавия, а Большая Свитьод – Великая Скифия, где на пути “из варяг в греки” возникла Русь. Все это абсолютно досто верно, ибо подтверждается научными данными. Но если это так, то имя ванов должно быть связано с существованием вполне ре альных стран и государств.

Посмотрим внимательнее на историческую карту Восточной Евро пы. Дон в античные времена имел название Танаис, а по скандинавс ким источникам – Танаквисль, или Ванаквисль. В “Круге земном” сказано, что “местность у ее устья называлась тогда “Страной ванов”, или жилищем ванов”. Танаквисль впадает в “длинный залив, что зо вется Черное море. Он разделяет части света. Та, что к востоку, зовет ся Азией, а ту, что к западу, некоторые называют Европой, а неко торые – Энеей”.79 Не от легендарного ли Энея?

Ньорд и Скади по дороге из Асгарда в Ноатун. Рисунок XIX века.

Щербаков обращает также внимание на то, что Донецкий кряж назывался прежде Венендерскими горами, а все земли между До ном и Днепром – Лебедией (с аполлоническим культом лебедя связан миф о ване Ньёрде). Писатель пересказывает “Сагу об Инг лингах”, где говорится, что Свейгдир, сын вана Фрейра и внук Ньёрда, решил найти прежнее жилище Одина, то есть Асгард. Он побывал в Стране Турок, и Великой Свитьод, где встретил много родичей. Через 5 лет Свейгдир привез в Швецию жену по имени Вана, от которой у них родился сын Ванланди. Где именно побывал внук Ньорда? Если это было до Троянс кой войны, своих предков он мог встретить в Пафлагонии, где жили энеты во главе с Пилеменом, или в самой Трое (Илионе Гомера и Асгарде Снорри Стурлусона), связанной с именами Энея и Антенора. Если после войны — то в расположившемся к востоку Пути миграций восточных европейцев по Ч.Гедгаудасу от Троады царстве Ван или в более северном государстве Вантит.

Около 1500 1200 гг. до н.э. на территории Малой Азии процве тало Хеттское царство. Долгое время оно не вызывало большого интереса у европейских ученых, так как считалось “азиатским”.

Когда в начале XX века в столице государства хеттов – Хаттусе были найдены клинописные тексты и была доказана их принад лежность к индоевропейской группе языков, начался бум. Вся древняя история и лингвистка стали выглядеть в ином свете. От крывались все новые и новые подробности о дотроянской эпохе.

Оказалось, что помимо Хаттусы (древней столицей хеттов была Неса, или Канес) в плотно населенной Анатолии существовали дру гие города и государства, где жили предки европейцев. Одним из них был племенной союз Арцава, объединивший регионы Хаппала, Мира, Кувалия, Вилуса. Там говорили на языках, родственных хеттс кому: палайском и лувийском. На севере полуострова существовала страна Ассува (возможно, от нее произошло название “Азия”), а на юге – горная Лукка. Мифология местных племен имела схожие черты с древнеиндийской и протогреческой. Это, в частности, проявилось в культе богов Пирваса, Сиват, Ярри и Тару (Тархунтаса). Храм бога грозы Тару находился в городе Нерика, между Палой и Хатти, как раз в том месте, где Страбон помещает Пафлагонию и энетов. После падения Трои и произошедшего вскоре уничтожения со юза Арцава во главе с государством хеттов, часть венетов пересе лилась в Каппадокию, центральную часть Малой Азии, между Фригией и Арменией. Менандр так и пишет, что “те энеты, кото рые не участвовали в походе, сделались каппадокийцами”, а Стра бон приводит в качестве дополнительного аргумента несколько пафлагонских имен в современной ему Каппадокии и специально подчеркивает, что там “в ходу оба языка”. 82 Отсюда вытекает ги потеза В.Щербакова 83 и А.Абрашкина 84 об участии энетов в созда нии Ванского царства, находившегося к востоку от хеттской дер жавы и более известного как государство Урарту.

Урартский союз объединил к IX веку до н.э. восемь племен на территории, прилегающей к легендарной горе Арарат и великим озерам Ван и Урмия. В царстве преобладали хуррито урартские язы ки, неиндоевропейского происхождения, но в мифологии Урарту есть следы хеттского и индийского влияния. Его пантеон, состоя щий из десятков богов, возглавляли три божества: Халди, Тейши ба и Шивани. Халди изображался воином, стоящим на льве. Анало гичный сюжет мы находим [в античных мифах о Геракле и] на го рельефе Дмитриевского собора во Владимире. Щербаков связывает Халди с именем Ладо (Ал Ладо), чьим символом было кольцо (?).

Тейшуба был богом грома, бури и войны. Он прямой родственник хеттского Тешубы. Его изображали стоящим на быке. Шивани (ср.

Горельеф с мифологическими образами, найденный на Дунае. Сверху прорись Перуна. Внизу фигура Геракла с Дмитриевского собора, г.Владимир др. инд.– Шива, хетт. – Сиват, палайский – Тият) был богом солнца. Его символизировал крылатый солнечный диск. Само имя Урарту, возможно, связано с именем древнего бога Урана, олицет ворявшего небо. Еще один аргумент в пользу гипотезы об участии протоевропейцев в жизни Урарту – археологические раскопки 1960 1970 х годов. Там исследователи нашли человеческие останки, антропологически близкие к славянскому типу. Этот сенсацион ный факт почему то замалчивается официальной наукой. В этот же метаисторический круг вписывается древний город Вантит, расположенный, согласно арабскому источнику, “на крайних пределах славянских”. Имеется ли тут ввиду земля вяти чей, проживавших в верховьях Дона и вдоль реки Ока? В.Щерба ков считает, что да. Полоса археологических раскопок от низовья Дона до Оки, и даже севернее, имеет внутреннюю связь. Это же подтверждают антропологи, исследовавшие черепа древнего населе ния Восточной Европы.

Однако, и это не все. Ваны скандинавских саг могли отпра виться в поисках прародины Одина во Фракию. Согласно “Млад шей Эдде”, именно там воспитывался предок Одина – Трор (Тор), сын Троана, мужа дочери верховного вождя Приама. Трор был необычайно красив и не по годам силен. По легенде он в лет убил своего воспитателя герцога Лорикуса вместе с женой Ло рой и “завладел их государством Фракией”, называемой в саге также Трудхейм.86 Это произошло вскоре после Троянской эпопеи.

Фракия, отделенная от Малой Азии лишь узким проливом, ис покон веков была связана с ней многими нитями. Легендарный царь Дардан, сын Зевса и плеяды Электры, к которому восходит родословная троянских знаменитостей: Приама, Ила, Троя, Анхи са и Энея, был родом из Самофракии. После смерти своего брата Иасиона он покинул родной остров и “переправился на противо положный материк”, в Азию. Местный царь Тевкр принял при шельца радушно. Он дал ему в жены свою дочь Батию и часть зем ли, где зять основал город Дардан. По имени его сына Ила был назван город Илион, а Троя от внука – Троя. К этому же царско му роду принадлежал Эней, сына Анхиза, к происхождению кото рого был добавлен миф о его зачатии от богини Афродиты.

Во время битвы за Илион фракийцы во главе с Акамантом воева ли на стороне троян вместе дарданцами, пафлагонцами, фригийца ми, пеласгами, киконами, пеонами, гализонами и другими союзни ками. Именно в этой связи Гомер упоминает малоазийских энетов:

Вождь Пилемен пафлагонцам предшествовал, храброе сердце, Выведший их из генет, где стадятся дикие мулы.

(Илиада, II, 851) После гибели Илиона во Фракии нашел себе убежище Антенор, советник Приама и один из старейшин троянцев. Софокл сообщает, что при разрушении города ахейцы не тронули дом Антенора в знак благодарности за его мирную политику (он предлагал во имя избежания войны вернуть Елену ее законному мужу, спартанскому царю Менелаю). “Антенор с сыновьями (Главком и Геликаоном – Т.П.) и вместе с уцелевшими энетами благополучно спасся во Фракии и оттуда попал в так называемую Генетику на Адриати ческом море. Эней же вместе с отцом Анхизом и сыном Асканием собрал большое число спутников и отплыл морем”.87 По другим версиям, как уже было упомянуто выше, Эней тоже некоторое время жил на Балканах, то ли у македонского Олимпа, то ли у Мантинеи в Аркадии. Однако, так или иначе, часть энетов пересе лилась в юго восточную Европу.

Из Страбона мы знаем о том, что во Фракии, называемой так же Самофракией, или Самосом, наряду со множеством племен обитали одрисы. В V IV веках до н.э. они создали свое государство.

Расцвета оно достигло при царе Ситалке (440 424 до н.э.), когда простиралось от Дуная до Стримона. В III веке Фракия попала под власть кельтов, затем – Александра Македонского, а в первом веке н.э. стала римской провинцией. Именно в эту эпоху около 150 тысяч всадников и пеших воинов мигрировало из Фракии в район Днепра, что подтверждают сотни кладов с наградами римс ких легионеров, найденные археологами во время раскопок.

Данный факт стал одним из главных аргументов для В.Щерба кова, выдвинувшего оригинальную гипотезу о происхождении ру сов от одрисов фракиийцев, к тем порам уже изрядно смешанных с иллирийцами, даками и гетами. В работе “Века Трояновы” он описывает историю “фракийской Руси”, где упоминает имена та ких славянских правителей, как Терес (Тарас), Садок (Садко), Котис (Котко) и другие. География региона также сохранила память о древних событиях.

В первые века нашей эры во Фракии был город Эн и река Эний, а в Анатолии – топонимия, заимствованная из Фракии: Рес, Скей, Ксанф, Арисба. Пролив между Азией и Европой мы по сей день называем Дарданеллы. У северо западных берегов Черного моря, где Полиний поместил “обширную землю Энингию” (венеты Пев тингеровой карты), а ныне расположены Болгария, Румыния и Украина, есть места с названиями Троян, Тропей, Тростянец, Треполь, восходящие не к эпохе римского императора Траяна, а к более отдаленным временам.

Итак: “Ваны. Вятичи. Вены (“вене” – так и поныне называют русских эстонцы). Венеды. Венеты. Венды. Генеты. Енеты, – подво дит итог В.Щербаков. – Это название одного и того же народа на разных территориях и в разное время. И сверх того: славяне, слове не, словаки, ставаны… и это – от народа ванов”.89 Такое многообра зие и такая широта географии не должны вызывать удивления.

Ведь ваны были суперэтносом. Они, как древние готы, или как современные англосаксы и русские, расселились по всему миру, основав государства и великие империи.

Анты и Склавене В первом тысячелетии до н.э. в Поднепровье возникла целая си стема укрепленных городищ (знаменитые “змиевы валы”) и про изошел экономический скачок на основе быстрого развития метал лургии. Причиной революционных перемен в регионе, известном античным авторам как Скифия или Сарматия, стало вторжение нового этноса или союза племен. В письменных источниках раннего средневековья мы находим его имя – анты.

Историк готского происхождения Иордан (VI в.), чью “Гети ку” мы уже цитировали в самом начале, относит антов к “много людному племени венетов”, расселившемуся родами по различным местностям. Однако все они, по мнению Иордана, “происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов”. “Склавены живут от города Новиетуна и озера, именуе мого Мурсианским, до Данастра, и на север – до Викслы”. “Анты же – сильнейшие из обоих [племен] распространяются от Данастра до Данапара, там, где Понтийское море образует излучину”. Большинство топонимов тут понятны (Данастр –Днестр, Викс ла – Висла, Данапр – Днепр), а вот что это за Новиетун и где находилось Мурсианское озеро, не всем понятно. Наиболее автори тетный комментатор готского историка Е.Скржинская, обобщив многолетнюю дискуссию по этому принципиальному вопросу, пришла к выводу, что Новиетун Иордана (городов с таким име нем было несколько) располагался близ реки Сава, западнее Люб ляны. Под Мурсианским подразумевалось озеро на Драве, близ го рода Мурса, а не Балатон, как считают некоторые.

Далее автор “Гетики” упоминает о войне против славян готско го вождя Германариха. Вступив в “пределы антов”, Германарих сначала потерпел поражение, но затем взял реван и после победы “распял короля их Божа с сыновьями его и семьюдесятью старей шинами для устрашения”.91 Еще Иордан подробно излагает царс кую генеалогию “Ансов”, обожествленных предков готов, кото рые вели родословную от Гапта и Амала, а также короля Антира, чью дочь сватал царь персов Дарий. Он называет отца невесты “rex Gothorum”, хотя более ранний автор Орозий (V в.) упоминает Антира как “царя скифов” (regi Scytharum).

Современник Иордана византийский историк Прокопий Кеса рийский (500 560) упоминает антов в разделе о славянах (Sclaveni) в книге “Война с готами”. Их владения простирались за Дунаем, который служил естественной границей между Римской империей и варварами. Иордан воспринимает антов и славян как два родственных племени, живущие раздельно, но имеющие мно го общего. “У тех и других один и тот же язык, достаточно варвар ский. И по внешнему виду они не отличаются друг от друга. Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них очень белый или золотистый и не совсем черный, но все они тем но красные”. “И некогда даже имя у славян и антов было одно и Венеды, анты и склавены в VI веке н.э. по Г.Вернадскому то же. В древности оба эти племени назывались спорами, “рассеян ными”, думаю потому, что жили, занимая страну “спораден”, “рассеянно”, отдельными поселками. Потому то им и земли надо занимать много”. “Живут они в жалких хижинах, на большом рас стоянии друг от друга, и все они часто меняют места жительства”.

Далее византийский автор описывает типичную одежду славян (штаны, подтянутые широким поясом), оружие (щиты и дроти ки), систему управления (народоправство), веру (в единого бога, творца молний), обряды и обычаи (почитание рек, жертвоприно шения, гадания), а также характер (грубый, но не злобный). Как бы подчеркивая основную мысль данного сюжета о схожести род ственных племен, Прокопий настойчиво повторяет: “У обоих этих варварских племен вся жизнь и законы одинаковы”. Казалось бы, сказанного даже только этими двумя авторами достаточно для того, чтобы не сомневаться в славянском проис хождении антов. Однако современная наука не торопится с выво дами. Так называемую “антскую проблему” она считает “довольно сложной” (Г.Вернадский), “неудобной” (М.Васильев), “содержа щей еще неразрешенные трудности” (Е.Скржинская).

Одна из таких трудностей состоит в расшифровке этимологии названия племени. Вернадский производил имя антов от аланов осетин (от “ант ас” или “анта” – конец, граница), поскольку аланские вожди (асы, язы, языги) возглавили продвижение антов на запад. Он следовал той же логике, что и зарубежные исследова тели, связывавшие генеалогию рода Анси с норманским “Aesir”, то есть с легендарными асами. Как иранизированные, так и этни чески более гомогенные анты, по его мнению, также вполне могли называться “асами”, ибо это имя в начале христианской эры рас пространялось на всех аланов. Данная гипотеза кажется логичной, если учесть, что, во первых, понятие “алан” было не названием племени, а приставкой сарматского происхождения, означающей “народ” или “страна” (согласно В.Татищеву, “финны германян зо вут саксолайн, шведов – роксолайн, русских венелайн, себя сума лайн”);

во вторых, в родословной Ансов есть имена, созвучные славянским (Ансила, Винитарий, Вандилиарий, Валамир, Види мир);

и, в третьих, что скандинавские саги (сказы) сохранили ле генду о смешанных браках “асов” и “ванов”. Известный специалист по сравнительной мифологии и симво лике А.Голан из Израиля возводит этнонимы, начинающиеся на “ан/ант” к древнему корню “ан”, означавшему у разных народов Евразии богиню мать или просто мать (Anu – на санскрите, Anatu – у шумеров, Anahita – у иранцев, Anta – у северных семитов, Andarta – у кельтов). Он также указывает на факт существования в 9 8 в до н.э. страны Андиу в Передней Азии и района Анди в вы сокогорном Дагестане. Данный подход не лишен рационального зерна, но путь символического этимологизирования на основе двух трех букв чреват опасностями. Если использовать этот метод, то тогда придется дополнить список Голана еще десятками теони мов, топонимов и имен с началом на “Ан/Ант”. Здесь будут упо мянуты Антей, Антеор, Антигон, Антилох, Антиной, Антиопа, Антиох, Антиохия и другие, которые мы не можем пояснить из за краткости жанра данной работы. Помимо прочего, здесь следует заметить, что этимологичес кий метод поиска не означает подбора одинаково звучащих слов.

Ведь “энеты” звучит не так, как “венеты”, но относится к од ному этносу. То же самое мы должны иметь в виду при исследо вании древних “антов”. Тогда мы получаем дополнительный ма териал для размышлений. Речь в данном случае идет об “андах” Юлия Цезаря. В “Записках о галльской войне” великий полко водец упоминает их трижды. Первый раз в связи с тем местом, куда Цезарь отвел свои регионы на зимные квартиры: “в облас ти карнутов, андов и туронов и тех соседних с ними общин, где он вел войну”. Второй раз в связи с зимовкой полководца Крас са, разместившегося “у самых берегов океана, в стране андов”, недалеко от общин венетов и куриосолитов (предков куршей и литовцев?). В третий раз, когда перечисляет участников съезда “гальских” князей. Здесь “анды” упоминаются рядом с “неврия ми”, выставившими по 6 тысяч воинов против римлян, а “кар нуты” рядом с “рутенами”, собравшими по 20 тысяч вооружен ных человек. В союзе с андами, рутенами и карнутами воевали также венеты, венеллы, ретоны и другие племена, не желавшие подчиняться воле Юлия Цезаря. Пока нет достаточных основа ний для того, чтобы отождествлять балтийских “андов” с анта ми Поднепровья, но дальнейшие исследования вполне могут подтвердить их прямое родство. Исторически ученые выделяют две группы антов: одна из них жила в районе нижнего Буга, а другая – вдоль течения Северского Донца, притока Дона. Согласно данным археологии границы антских поселений простирались от Дуная до Днепра. Вместе с тем здесь надо учитывать динамику их передвижения и то, что они всегда были ок ружены другими племенами: иранского, тюркского, угорского про исхождения. Например, экспансия гуннов и болгар из Приволжья (начало V века), давшая толчок новой волне переселения народов, отрезала донецкой группе антов выход к морю и подвинула колони заторов Приднестровья к Дунаю. Антская колонизация развивалась с юго запада на северо восток, что привело к формированию мощного центра славян, сначала в течение нижнего и среднего Днепра, а за тем в районе Киева. В этих землях археологи нашли богатейшие клады V VII веков с домашней утварью, оружием и украшениями в харак терном стиле, сочетающем черты славянской, византийской, иранс кой и готской культур. Ныне они хранятся в сокровищницах Эрмита жа и Оружейной палаты. Так кто же были эти анты? Праславянский этнос, союз сла вянских и неславянских племен или соседи славян, частично подвергшие наших предков своему влиянию? Академик Б.Рыба ков, посвятивший антам исследование “Анты и Киевская Русь”, считает их не только славянами, но ядром восточно сла вянского этнического ареала, от которого пошла русская госу дарственность. Г.Вернадский видит в антах славян, огранизован ных иранскими (аланскими) кланами. Авторы коллективного исследования о славянских народах в эпоху раннего средневеко вья В.Королюк, Г.Литаврин и Б.Флоря называют антов “груп пировкой славян”, сформировавшейся на бывшей территории скифов иранцев. М.Васильев, современный специалист по язычеству восточ ных славян, подвел итоги дискуссии по проблеме. Он полагает, что Йордан не ошибся, когда говорил о происхождении славян из одного корня. Васильев пришел к выводу об историческом существовании двух основных очагов формирования “славянс кого метаэтноса”: западного (словенского) и восточного (антс кого). “Анты, как и словене, выходцы из “венетского” ареала пшеворской культуры, но оказавшиеся в иных местах расселе ния, чем более западные славофоны, и формировавшиеся на ощутимо ином, преимущественно иранском субстрате”. В первые века христианской эры, когда началось продвижение “пшевор цев” (носителей археологической Пшеворской культуры) на юго восток, в районе Поднепровья начал складываться “отдель ный славяноязычный метаэтнос с самоназванием анты”, приоб ретший в силу ряда причин уже к IV веку иные черты, нежели у словен. Главное “неудобство” антской проблемы для западной науки состоит в том, что объективные исторические факты значительно углубляют историю славян, которая началась задолго до появления письменных упоминаний о “склавенах” и прочих варварах, разру шивших римскую империю. Как и западные “венеты”, анты не появились вдруг. Их предки испокон веков жили в самом сердце Европы, колонизовали Средиземное, Балтийское и Черное море, создали самостоятельную, развитую, мощную, способную к экс пансии цивилизацию.

Откуда пришел Вяйнемейнен?

В финском народном эпосе “Калевала”, собранном и обобщен ном Э.Лёнротом (1802 1884) главного героя зовут Вяйнемейнен или просто Вяйне. Он был рожден от девы Ильматар, “дочери воздушного пространства” и свирепого ветра бури. Вяйне наделен мифологическими чертами культурного героя: мудреца песнопев ца, мастера, путешественника, морехода и чародея. Для финских богатырей Вяйне – старший брат и наставник, ведь недаром он называется знаменитым прародителем племени “певцов удалых”.

Фонетическое соответствие имени Вяйне названию “вене” подтол кнуло автора исследования о путях миграций древних росов А.Аб рашкина к мысли о том, что Вяйнемейнен в финской традиции олицетворяет славянских предков, принесших родовые традиции на колонизованные ими северные земли.

На связь Вяйне с некими древними традициями убедительно указывает эпизод “Калевалы”, посвященный его путешествию в подземное царство усопшего исполина Антеро Випунена, “зна тока заклинаний”, в поисках магических рун. Чтобы попасть к Випунену, Вяйне должен преодолеть волшебный путь “по кон цам иголок женских”, “по концам мечей железных”, “по секи рам заостренным” и попасть во чрево усопшего исполина, пре вратившегося в гигантскую скалу. Для героического путешествия Вяйне ему кует железную одежду, тоже волшебную, богатырь Вяйнемейнен. Рисунок середины XX века кузнец Ильмаринен. Проникнув во чрево человека горы (анало гия со Святогором), поглотившей к тому времени уже немало подобных храбрецов, Вяйне удается выпытать у Антеро “тысячу заклинаний”: “о вещей начале первом, о вещей происхожденье”.

Знаток заклинаний поведал молодому герою историю сотворе ния мира, неба, земли, воды и ветров, растений и животных, а под конец о том, как мастерски построить ладью. Обретенные чудесным образом знания Вяйне принес финнам и пел о них в сопровождении “кантеле” (древних гуслей). Жизненный путь Вяйнемейнена напоминает подвиги знаме нитых песнопевцев Орфея и Садко. Оба они сказители, носители древних знаний. Оба путешествуют, осваивая новые земли. Ор фей был родом из Фракии, а Садко – славянского происхожде ния (его имя перекликается с фракийским именем Садок) и живет рядом с озером Ильмень. Вполне определенные аллюзии вызывает имя исполина Антеро Випунена. Не связан ли он с Антенором, жившим до прихода в Адриатику во Фракии, или с антами?

Эти увлекательные темы ждут более точного исследования. Но уже сейчас можно с определенностью сказать, что образ Вяйне символизировал связь северо восточных регионов Европы, насе ленных финнами, с соседями славянами и жителями Балтики. Об антах славянах было сказано выше, а теперь мы рассмотрим воп рос о славянах балтийского происхождения.

Из древних авторов мы знаем о том, что венеты населяли об ширные территории в Центральной и Северной Европе. Между балтийскими и адриатическими венетами пролегал знаменитый “янтарный путь”, известный с глубокой древности. Уже Гесиод упоминает о неких племенах, собирающих янтарь на Балтийском побережье. Миф о Янтарных островах, лежащих к северу от Адри атики (за Падом) упоминает Страбон. Он не придает ему большого значения, но с педантичностью географа свидетельствует о рас пространении мифа во владычествах Диомеда, легендарного троян ского героя. “Области за Падом населяют генеты и истрийцы, жи вущие на пространстве вплоть до Полы”, – пишет Страбон и до бавляет, что рядом “над генетами живут карны”, враги римлян.

Здесь находилась древняя Норея, город, через который проходил янтарный путь. Юлий Цезарь, организовавший военный поход на Север, засвидетельствовал обширные владения балтийских венетов.

Они, как уже было упомянуто выше, были наиболее влиятель ным племенем всего морского побережья и располагали самым большим числом кораблей. Этих могущественных, храбрых и хо рошо организованных людей он называет “галлами”, что расхо дится с мнением Тацита, считавшего истинными галлами — германцев. Тацит сомневался, к кому причислить венетов: к гер манцам или сарматам, и отнес их к германцам лишь на том ос новании, что они умели строить дома (сарматы жили в повоз ках) и были преимущественно пешими воинами (в отличие от всадников сарматов).

Современная археология подтверждает проникновение в Бал тийский регион жителей средиземноморского типа, которые при шли сюда вскоре после окончания Троянской войны. Не случайно предания о Троянских временах и князе Палемоне, которые приво дит в своей работе о коренных жителях Прибалтики А.Кузьмин, сохранились в данном регионе до эпохи средневековья и были внесены в летописи. Птолемей, как мы помним, помещал “очень большие народы венетов”, от коих получил название Венетский залив (Балтийское море), рядом с гетонами, финнами и аварами, от Вислы до Ду ная, что отдаляет их от германцев. Дополнительную ясность тут внес Иордан, чей комментарий по поводу родства антов, венетов и склавен является для нас основополагающим. При описании войны Германариха он обратил специальное внимание на то, что по сравнению с германцами, венеты были более многочисленны и хуже вооружены. Вандалы В эпоху заката Римской империи всемирную известность полу чило племя (или племенной союз) вандалов. Они прошли с завое вательными походами через всю Европу и создавшим в Северной Африке знаменитое Вандальское государство. В современной исто риографии прочно утвердилось мнение о германском происхожде нии вандалов, хотя это отнюдь не бесспорный факт.

Мавро Орбини, например, автор упоминавшегося нами сочине ния о происхождении славян (XVII в.), сам хорват из Далмации, считал, что вандалы не были германцами. Опираясь на более древ ние источники, в частности, не дошедшую до нас “Историю ван далов” Альберта Кранция, он пишет, что “вандалы и славяне были одним народом”. Названные так по имени реки, где они проживали, предки славян расселились по всей Европе. “Вандалы имели не одно, а несколько различных названий, а именно: ванда лы, венеды, венды, генеты, венеты, виниты, славяне и, нако нец, валы”. Среди славянских вождей он называет Радигаста, Рай мира, Санко, Одоакра и других, чьи деяния описаны в различных источниках. В качестве наиболее убедительного аргумента Орбини приводит сравнительный словарь вандальских и славянских слов из книги Карла Вагрийского, который дает красноречивые линг вистические параллели. Всемирную известность вандалы впервые получили в начале V в., когда они в союзе со свевами и бургундами пошли войной на Рим. Вандальское войско возглавлял их вождь Радигаст (Радогайс).

Его имя связывают с известным божеством ободритов (бодричей) Радогостом, чей идол находился в культовом храме Ретры, рели гиозного центра балтийских славян. Авангард Радигаста составляли 12 тыс. отборных войнов, а все силы Радигаста насчитывали от тыс. до 400 тыс. человек вместе с женщинами и рабами, которые при соединились к его армии во время массового переселения с берегов Балтики и Дуная. В 406 г. варвары обрушились на Северную Италию, где ограбили и разрушили многие города. Радигаст, поклявшийся об ратить Рим в груду камней и принести знатных римских сенаторов в жертву языческим богам, дошел почти до самых ворот Рима, где погиб, предоставив армии завершить военный поход. Дело Радигаста продолжили другие вожди вандалов: Гунтерих и Гейзерих. Их соплеменник Стилихон (365 408) был опекуном юного императора Гонория, служил сначала главнокомандующим римскими войсками, а в последние годы своей жизни возглавил правительство Западной Римской империи. Стилихон боролся с армией готов, способствовал нападению вандалов на Галлию, их руками разбил франков и направил варварские войска в пределы Пиренейского полуострова.

Завоевание Европы варварами по П.Тулаеву Соединенные войска аланов, вандалов и свевов под предводи тельством короля Гунтериха, сына Годогизела, в 409 г. перешли через Пиренеи и заняли Испанию. Здесь они разгромили силы рим лян и установили свою власть, поделив захваченную территорию.

Вандалам досталась часть Галисии, которую они разделили со свева ми, и Бетика (нынешняя Андалусия). Гунтерих стал первым вандаль ским королем и правил в Галисии 18 лет. (В.Н.Татищев считает, что Гунтерих – это латинская транскрипция славянского имени Гонсо рок, “гусёнок”, что требует проверки). Вандалы во главе с Гунтери хом под давлением соперников переместились в Бетику, откуда со вершили вместе с союзными аланами военный поход в Северную Африку, переправив через Гибралтар (в 428 г.) 80 тыс. воинов. Существует предположение, что название южной испанской провинции Андалусия возникло в период похода вандалов и ала нов антов. Его высказывает Г.В.Вернадский в книге “Древняя Русь”, впервые изданной в США на английском языке. Дополни тельным свидетельством данной гипотезы служит существование на Пиренеях города Антия, упомянутого средневековым географом из Равенны. Вернадский считал победы вандалов и аланов над За падным Римом важным событием древнерусской истории, по скольку “западная экспансия аланов была, в определенном смыс ле, первым русским вторжением в Европу”. В 447 г. королевство наследовал Гейзерих, брат Гунтериха. Разме стившись сначала на северо западном побережье африканского кон Всадник вандал. Мозаика V в. н.э.

тинента, вандалы затем неожиданно напали на Карфаген. Это был древний город, соперник Рима, с развитой цивилизацией и развет вленными торговыми связями. Аристократия Карфагена утопала в роскоши и излишествах. Разрушив “африканский Рим”, варвары по строили рядом новый город, где открыли церкви арианской веры, школы, гимназии, театры. Вандалы, оказывается, были весьма стро гих нравов;

огнем и мечом они насаждали Евангелие, трактуя его в свете доктрины Ария. Рядом с новой столицей вандалы построили порт и создали мощный флот. Освоив тактику морского боя, вар вары совершили несколько победоносных рейдов в Средиземномо рье: завоевали Корсику, Сардинию и Сицилию. В 455 г. вандалы зах ватили Рим, который незадолго до этого, в 410 г. атаковали вестготы.

Гейзерих (правил в 428 477) был одним из самых знаменитых вар варских вождей и слава его имени гремела по всей империи. В это же время с севера на Рим двинулся походом вождь Одо акр (431 493 гг.), сын скира Эдекона. Собрав большое войско, где было немало славян из завоеванного им Норика, Одоакр сначала вступил в переговоры с римлянами, а затем узурпировал власть в Риме и в 476 г. низложил императора Ромула Августула (по другим источникам Юлия Непота). Знаки императорского отличия вождь варваров отослал в Константинополь императору Зенону, а для себя потребовал права управлять Испанией с титулом патриция. Государство вандалов в Северной Африке между тем клонилось к закату. Оно просуществовало до VI в., пока полностью не исто щило силы в войнах и не было разгромлено императором Юстини аном с помощью византийского флота и европейских союзников.

Юстиниан (483 565) был по происхождению также славянином и с гордостью называл себя “Антическим”, хотя вел последователь ную антиславянскую политику и, помимо прочего, прославился тем, что укрепил границу на Дунае, чтобы остановить продвиже ние славян в пределы Византийской империи.

После разгрома вандальского государства варвары в Африке не исчезли, не растворились, а вошли в качестве воинской кас ты в систему местной власти. В научной литературе эти варвары, потомки вандалов и аланов, рожденные от смешанных браков с римлянами, известны как берберы (арабский вариант названия “варваров”). Антропологически они были ближе к европейцам, высокого роста светловолосые и голубоглазые, а по религии – частично язычники, а частично мусульмане. Губернатор Муса, задумавший в начале VIII веке поход в Испанию, смог набрать на службу от 12 до 30 тыс. молодых варваров (берберов). Эту миссию он выполнил при помощи арабского полководца Тари ка, вместе с которым разбил готов и овладел крупнейшими го родами Испании. То, что среди берберов было немало славян, подтверждает знаменитая “Песнь о Роланде”, где описывается их битва с войсками франкского короля Карла Великого ( 814), союзника католического Рима, завоевавшего наряду с другими землями словенскую Карантанию в Восточных Альпах (788 г.). В 778 г. армия короля франков предприняла поход в Ис панию, где столкнулась с сопротивлением басков. В “Песне о Роланде” есть сюжет о генеральном сражении христиан с “не верными” и язычниками. Во главе христиан сражается франкс кий маркграф Роланд, а войском варваров командуют “перс, король Торле и Дапамор, князь лютичских земель”. Лютичи – это ляхи, западные славяне, жившие в Поморье (нынешней Померании), по берегам реки Лабы. Вероятно, именно они ос новали на берегу реки Сены город Лютецию, выросший со вре менем в Париж. Вот отрывок из этой сцены:

Эмир спешит объехать ратный строй, За ним наследник – ростом он высок.

А перс Торле и лютич Дапамор Выводят рать из тридцати полков. Далее среди воинов третьего, четвертого и пятого полков пере числяются русы, боруссы, славяне, сорабы, сербы, а также сло венцы, угличи, прусы и другие “африканцы”. Литературоведы считают, что это художественная метафора. Мол, против христиа нина Роланда объединился весь некрещеный мир. Однако истори ческие данные показывают, что для данной гиперболы были впол не определенные основания.

Арабские источники упоминают об особом классе “славян” (са калиба), состоявшем у мусульман на службе. “Из славян, – как пишет испанский историк Альтамира и Кревеа, – формировалась особая гвардия халифа. Люди эти были богаты, имели земли и слуг рабов, которым они платили жалование. Это была своеобраз ная аристократия, неоднократно принимавшая активное участие в решении важных политических вопросов и которую называли иногда “белой партией”. По сведениям арабских авторов в армии мавританского правителя Испании Абдаррахмана III насчитывалось 13750 славян. При Аль Мансуре вожди “сакалиба” совершили воен ный переворот и власть перешла от арабов к славянам берберам.

Следы этой партии, которую Альтамира и Кревеа назвал “арис тократией меча”, мы находим позже в различных провинциях Пи ренейского полуострова. Шлем венетского князя Родволода. Ок. VII в. н.э.

Виндланд Согласно данным современной науки, около VI века славяне, выходцы из Центральной Европы, появляются на южном побере жье Балтики: в низовьях Одера, в Померании и к западу от нее, напротив острова Рюген. Они поселяются рядом с варинами и ру гами, которые жили здесь до них. По мнению историка А.Кузьми на, славяне ассимилировали местное население. Но кто были по происхождению варины и руги?

Руги не были германцами и кельтами. Иордан в своей “Гетике” пишет, что руги, арохи, рании, светиды и другие племена вышли из Скандии (Скандинавии), где над ними несколько лет властво вал король Родвульф. Иордан подчеркивает, что от всех остальных племен Скандии они отличались особой статью и исключительным ростом и заключает: “Все эти племена, превосходящие германцев как телом, так и духом, сражались всегда со звериной лютостью”.

Руги не были и готами, которые, по свидетельству готского исто рика, также вышли некогда с острова Скандзы, “как бы из мас терской, изготовляющей племена”. 111 Эти руги, как и готы, про мышляли торговлей и разбоем на Балтике и освоили морские пути “из варяг в греки”.

Варии (вагры, варины) также не были германского происхож дения. По свидетельству датского миссионера XII века Гельмольда, автора “Славянской хроники”, вагры были западными славянами.

Они постоянно воевали с германцами на суше и на море. Их земли он называет “морской областью славян” и считает, что в судоход стве они были “впереди всех славянских народов”.112 Эта оценка совпадает с характеристикой поморских венетов, данной Юлием Цезарем. Однако тот причислял венетов к галлам.

В славянской Померании, где ныне находится земля Меклен бург, проживали ободриты. По мнению исследователя Б.Лисина, именно отсюда вышли князья Рюрик, Трувор и Синеус, сыновья короля Годлайба (Годлава), погибшего в 808 г. в войне с датчанами.

После смерти Годлайба власть перешла к его братьям – Трасику и Славомиру – дядьям малолетних братьев, а затем к преемникам – Годомыслу и Табемыслу. После того, как датчане и шведы поко рили столицу ободритов Рарог, возведя на ее месте Мекленбург (Микельбор), Рюрик и его братья, отстраненные от престола, сна рядили корабли и стали искать счастья за морем. Они пришли в Новгородские земли, где проживали ильменские словене, и осно вали там новую княжескую династию. Рюрики вошли в историю как родоначальники русской государственности. Между новгородской Русью и Русью балтийской долгое время сохранялись связи, о чем свидетельствует, в частности, “Сага об Олаве Трюггвасоне”, первом короле Норвегии. В одном из походов Олав из за сильного встречного ветра остановился в Виндланде – земле балтийских славян. Там он женился на дочери князя Гейре и служил князю Бориславу, участвуя в большом походе на Данию.

После смерти Гейры Олав возвращается на Русь, а затем попадает в Грецию и Ирландию. Адам Бременский (XI век), хронист из северной Германии, оста вил нам достаточно точное описание земель балтийских славян, кото рое имеет смысл здесь привести хотя бы во фрагментах и пересказе.

“Славия, – пишет христианский летописец, – это очень обширная область Германии, неселенная винулами, которые некогда назывались вандалами. Славия в десять раз больше нашей Саксонии, если при числять к ней чехов и живущих по ту сторону Одры поляков, кото Остров Руян (Рюген) и Аркона (крупный план) рые не отличаются от жителей Славии ни своей внешностью, ни языком”. “Славянских народов много. Наиболее западные – это ваг ры”. “Их город, лежащий у моря, Старград. Затем следуют ободриты, которых теперь называют ререгами, их город Велеград”. Далее Адам из Бремена рассказывает о трех островах, лежащих напротив славянс кой земли. Это Фембре, Руян и Земландия. Вторым островом “владе ют руяне, очень храброе славянское племя, без решения которого, согласно обычаю, не предпринимаются никакие общественные поста новления”. Остальные славяне уважали руян потому, что “они нахо дятся в тесных соотношениях с богами”. “За землей лютичей, кото рые называются вильцами, находится Одра, самая многоводная река славянской земли. Там, где Одра впадает в Скифское море, лежит знаменитейший город Волынь, отличный порт, посещаемый греками и варварами, живущими вокруг”. “Волынь – самый большой из всех городов Европы”. “Все в этом городе преданы губительным язычес ким обрядам. Что же касается нравов и гостеприимства, то нельзя найти народа более честного и радушного”. В этом городе, полном то варами всех народов, ничто не представляется роскошным и редким”.

“Пустившись на парусах из Волыни, на четырнадцатый день прибу дешь в Новгород, который лежит в Руссии, где столица Киев, со перник Константинопольского скипетра, краса и слава Греции”. Из красноречивого свидетельства Адама Бременского следует, что балтийские славяне, потомки вандалов и винулов, проживав шие от Лабы до Вислы, не представляли собой некое этническое меньшинство, подчиненное соседним народам. Его руяне – это не германцы, не датчане и не шведы. Они тоже славяне, причем осо бого рода, особой касты. Эти наследники венетской линии создали в районе Балтики (бывшего Венетского залива) целую систему го План святилища в Арконе и его реконструкция родов и культовых центров, известных зарубежным авторам сред невековья под различными названиями: Виндланд, Славия, Русь.

В эту систему городов полисов, подобную адриатической Венеции и восточно европейской Гардарике, входили: Старград (Ольден бург) в земле вагров;

Любич (Любек), Ратибор (Ратцебург), Зверин (Шверин) и Родсток (Росток) в нынешнем Мекленбурге;

Аркона, на острове Руян (Рюген);

Ретра в Мекленбурге, Щецин (Штеттин), Демин и Волгаст в Померании;

торговый центр Волин (Юлин, Ви нетта), расположенный в устье Одры и другие “грады и веси”, менее отдаленные от моря.

Некоторые из городов балтийских славян были описаны совре менниками. Их свидетельства, собранные более поздними автора ми, дают нам возможность получить некоторое представление о Виндланде, стране Вендов или Венетов, как она называлась в гео графических сочинениях скандинавов в эпоху средневековья. О самом знаменитом славянском центре Волин, или Юлин (Винетта), Гельмольд сообщает: “Там, где река Одер впадает в море Балтийкое, славилась некогда Винетта, лучшая пристань для народов соседних. О сем городе рассказывают много удивительно го: уверяют, что он превосходил величием все иные города евро пейские”;

“саксонцы могли обитать в нем, но долженствовали та ить христианскую веру свою, ибо граждане Винетты усердно сле довали обрядам язычества;

впрочем не уступали никакому народу в честности, добронравии и ласковом гостеприимстве”. Далее Гель мольд пересказывает факты о необычайном богатстве торгового центра, почерпнутые, по видимому, у Адама Бременского, и до бавляет о печальном конце Винетты: “Повествуют, что король датский, пришедший с флотом сильным, разрушил ее до основа ния;

но и ныне, то есть в XII веке, существуют остатки сего древ него города”. В Волине до прихода христиан находилось также свя тилище языческого бога Триглава. Главный его идол, сделанный из дерева был огромной величины, но были и маленькие, вылитые из золота, тоже о трех головах, покрытых одною шапкой.

В Щецине было четыре языческих храма, посвященных различ ным славянским богам. Согласно описанию из “Жития Св.Оттона” они славились высокохудожественными и красочными изображе ниями людей, птиц и зверей, “так сходных с природою, что они казались живыми”. В храмовых святилищах (гонтинах), срубленных из дерева, хранились ритуальные предметы: золотые чаши, турьи рога, оправленные серебром, боевые трубы и оружие. Деревянный храм в Арконе, на острове Руяне (Рюгене), где проживали рутены, или рены (раны), тоже деревянный, был сде лан не менее искусно и украшен резьбой. В святилище стоял четы рехглавый идол Световита (Святовида), выше человеческого роста.

Головы кумира, направленные в разные стороны, по видимому, символизировали четыре части света, четыре главных ветра и четы ре времени года. В правой руке Световит держал рог, наполненный вином, – знак изобилия. Здесь же находились атрибуты всемогу щего бога: седло и узда его коня, боевой меч, щит и знамя – ста ница. Рядом, в отдельном помещении – священный конь, белой масти, с помощью которого жрецы Световита гадали. Святилища, подобные Арконскому, были и в других городах. Так, знаменитый Збручский идол повторяет главные черты Световита. Ретринский храм из земли лютичей, разрушенный в XI веке германскими завоевателями, вновь прославился после сенсацион ных находок конца XVII века. Сначала они не привлекли внима ния широкой публики, но после их подробного описания Андреа сом Готтлибом стали предметом пристального изучения специалис тов. Немецкий автор собрал и описал более шести десятков язычес Европа в представлении скандинавов XIV в.

ких скульптур и других предметов древнего культа. По мнению со временных комментаторов иллюстрированного каталога Готтлиба (1771 год), А.Платова и А.Асова, на рисунках достоверно изобра жены частично поврежденные скульптуры Радигаста, Велеса, Ква суры, Хорса, Купалы, Ярилы, Перуна и других. На медных идо лах имеются более поздние надписи руническим письмом, где чаще всего встречаются имена: Радигаст и Ретра. Есть научные ос нования для того, чтобы считать изображения скульптур и руни ческие надписи реальными, не придуманными и не подделанны ми, однако их исследования требуют тщательной проверки. То, что преобладающим населением Виндланда были славяне, мы считаем доказанным. Но на каком языке они говорили и писали? Что это были за руны, которыми пользовались жители южной Балтики?

Автор знаменитой “Космографии” (XVI века) Герард Меркатор, явно опираясь на какие то более ранние источники свидетельствует:

“Язык у них был словенский да виндальский”.120 Фраза эта весьма парадоксальна: один язык (в единственном числе) имеет два разных названия. А может быть, так и было: жители Виндланда говорили на одном, или однокоренном, языке, различные диалекты которого име ли различные названия?

Сложнее обстоит вопрос о славянских рунах, то есть дохристи анской письменности, предшествовавшей кириллице и глаголице.

Однако и тут наука постепенно докапывается до истины. Во пер вых, точно доказано, что у славян была своя древняя письмен ность. Более того, было ее несколько типов. Рунические надписи собираются, комментируются и обобщаются. Согласно мнению специалиста по русскому язычеству В.Титова, руаны (жители Руя на) владели письменностью вендской традиции. Ее графика замет но отличалась от известных старших и младших рун Футарка. Од нако, после разрушения культовых центров славян в Прибалтике эта традиция была постепенно утеряна. “К XIII XIV векам под ин тенсивным натиском датских и немецких крестоносцев славянские княжества Ранское, Мекленбургское, Бранденбургское и другие пали, и прибалтийский славяно вендский этнос прекратил свое существование”. То, что застали в XVI веке географ Меркатор и его современ ники, это были уже одни развалины. Более того, морские прили вы затопили часть острова Рюген, который “в древние лета мно гим пространнее был”. Вода отделила от материнской суши неболь шой островок Руден на расстояние в 5 миль. И между ними теперь “глубина непомерная”.



 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.