авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

133 ИССЛЕДОВАНИЯ

Виктор Шнирельман

Аркаим: археология, эзотерический туризм

и национальная идея1

К концу XX в. обнаружилось, что «век разу-

ма» был отягощен немалой толикой ирра-

ционализма: разум оказался относительной

величиной, прогресс продемонстрировал

свои темные стороны, а наука, на которую возлагалось столько надежд, оказалась да леко не всесильной. Разрушился и образ «чистой науки», и она обнаружила свою за висимость от социальных и политических факторов, в особенности от господствую щей идеологии2. Выяснилось, что даже, на первый взгляд, далекие от политики науч ные дисциплины с легкостью подвергались и подвергаются политизации и служат акту альным политическим интересам. В данном случае речь идет об археологии, которая, как сегодня установлено многими исследо Виктор Александрович Шнирельман Институт этнологии вателями, едва ли не изначально имела по и антропологии РАН, литическую подоплеку и исправно обслу Москва живала национальную идею, в чем бы та shnirv@mail.ru Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда в рамках проекта 09-01-00078а «Арийская идея в современном мире». В статье использованы на блюдения, сделанные автором во время посещения Аркаима в июне 2009 г.

Когда-то еще А. Тойнби отметил, что «историк никогда не сможет полностью освободиться от об щества, в котором живет он сам» [Тойнби 1991: 83].

№ 14 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ ни выражалась [Silberman 1989;

Silberman 1990;

Kohl, Fawcett 1995;

Atkinson, Banks, O’Sullivan 1996;

Diaz-Andreu, Champion 1996;

Marchand 1996;

Meskell 1998;

Kohl, Kozelsky, Ben-Yehuda 2007].

Мало того, заново открывая нам романтизированный образ отдаленных «предков», сегодня археология встречает большой общественный спрос и привлекает массы туристов. И архео логи иной раз пользуются этим, рассчитывая, что, пробудив у публики особый интерес к своим открытиям, им удастся при влечь дополнительные финансовые ресурсы, необходимые для успешного проведения исследований.

Приведу два показательных примера. Одним из всемирно из вестных древних монументов является Стоунхендж, располо женный на юге Великобритании. Это циклопическое сооруже ние эпохи неолита, датированное рубежом III–II тыс. до н.э.

О назначении Стоунхенджа имеется немало самых разнооб разных гипотез, однако несомненно одно — то, что он служил ритуальным целям и использовался древними для особых це ремоний. Сегодня это позволяет друидам предъявлять свои претензии на Стоунхендж, что иной раз создает конфликтные ситуации.

Друиды представляют одно из основных неоязыческих движе ний в современной Англии, причем настолько респектабель ное, что в него входят даже некоторые лорды и члены королев ской семьи. Друиды неоднократно пытались возродить риту альную деятельность у Стоунхенджа и заявляли, что именно они, а не археологи и тем более не туристы должны пользовать ся преимущественными правами на использование этого древ него памятника в своих целях [Chippindale et al. 1990].

Второй пример — это Масада, древняя крепость, расположен ная в Иудее на утесе, возвышающемся над Мертвым морем. По Иосифу Флавию, именно там зелоты (секарии) мужественно выдерживали осаду римского войска, а увидев, что римляне одолевают, предпочли кончить жизнь самоубийством, чем от даться на волю врага и попасть в рабство. Вскоре после образо вания государства Израиль в Масаде производились широкие археологические раскопки, и этот памятник стал националь ным символом, свидетельствовавшим о героизме предков.

В течение многих лет там проводились воинские церемонии и осуществлялся прием молодых израильтян на военную службу.

Все это не подвергалось никакому сомнению в течение первых двадцати лет существования государства Израиль, когда моло дая нация остро нуждалась в национальном мифе, включавшем образы древней героики. Однако, победив в шестидневной войне в 1967 г., Израиль доказал, что способен на реальное, 135 ИССЛЕДОВАНИЯ Виктор Шнирельман. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея а не мифическое мужество, и превратился в региональную державу. С тех пор символическая роль Масады стала клонить ся к упадку. Выяснилось, что секарии были не только героями, но и разбойниками, грабившими местное население. И миф о Масаде стал интересным объектом исследований израиль ских социологов и историков [Ben-Yehuda 1995;

2002].

Приведенные примеры говорят о настоятельной потребности современного общества в актуализации далекого прошлого.

Сегодня это происходит во всем мире. Не минула этого и Рос сия. В данной работе речь пойдет об Аркаиме, археологическом памятнике, получившем в современной России необычную славу и ставшем объектом настоящего религиозного культа.

Аркаим — это круглое в плане укрепленное поселение диамет ром около 150 м и площадью около 2 га, относящееся к XVIII– XVII вв. до н.э. (рис. 1) Оно окружено двумя концентрически ми оборонительными валами, возведенными из глины и сыр цовых блоков на бревенчатом каркасе. С внутренней стороны к валам пристроены жилые помещения-полуземлянки с очага ми, погребами, колодцами и металлургическими горнами. Об наружено более 60 таких жилищ, выходящих на внутреннюю улицу, вдоль которой был устроен канализационный ровик с водосборными колодцами. Со всех четырех сторон в поселок вели ворота, имевшие сложную конструкцию, включая лож ные проходы и лабиринтообразные туннели, и врагам было не просто проникнуть в крепость. Все говорит о том, что поселок строился по единому плану. А это, в свою очередь, свидетель ствует об обществе с достаточно развитой социальной структу рой и высоком авторитете местных вождей.



Сегодня руководитель раскопок и создатель научно-исследо вательского центра «Аркаим» Г.Б. Зданович хочет видеть Арка им «очагом просвещения и образования», «областью просвети тельского, интеллектуального туризма». Он мечтает об «орга низации на базе уникальных территорий особого духовного и интеллектуального пространства» [Зданович 2004а: 7–9]. Ра ботники музея-заповедника стремятся превратить его в важ ный центр отечественного и международного туризма. И в этом отношении они значительно преуспели. Если до конца 1990-х гг. на Аркаим приезжали в основном энтузиасты, то за тем дело было поставлено на коммерческую основу: появились вагончики для туристов и столовая, был построен и открыт Музей природы и человека, некоторые турфирмы начали зани маться организованным туризмом, рекламируя Аркаим как «древний город жрецов». Достаточно отметить, что лишь в 2003 г. на Аркаиме побывали туристы из 150 населенных пунк тов России, причем музеи посетили более 20 тыс. чел. В целом № 14 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ в начале 2000-х гг. сюда ежегодно приезжали более 25 тыс. чел.

[Кисленко 2004: 18, 22], а в последние годы — уже до 50 тыс. Сегодня экскурсионные автобусы привозят туда туристов не только из уральского региона, но и из городов Поволжья и За падной Сибири. Если в день летнего солнцестояния в 2000 г. на Аркаиме собралось чуть более тысячи туристов, то в 2008 г. их было уже в десять раз больше, притом что туристический ла герь рассчитан максимум на 2 тыс. чел. (рис. 2). Отмечу, что ничего подобного не наблюдается в Дербенте, древнейшем на стоящем городе на территории России, где прекрасно сохра нилась крепость эпохи Сасанидов. Имеет смысл упомянуть также многолетние раскопки В.И. Сарианиди в восточной Туркмении, где изучается древний город Гонур, относящийся, как и Аркаим, к среднему бронзовому веку и занимающий пло щадь более 25 га.

Однако многие из туристов стремятся на Аркаим вовсе не для осмотра места раскопок и посещения музеев. Ими движут сов сем иные желания, связанные с участием в ритуальной деятель ности, общением с Высшими силами, получением консуль таций у народных целителей, магов и экстрасенсов, обучением у астрологов, оздоровительными процедурами путем медита ций и получения живительной энергии из Космоса и пр. На Аркаим регулярно приезжают рериховцы, «арийские астроло ги», неоязычники, шаманы, кришнаиты и шиваиты, уфологи, экстрасенсы, ясновидящие, последователи различных школ магии и эзотерики и даже муллы (рис. 3, 4, 5, 6). По дороге на Аркаим в экскурсионных автобусах туристам показывают рек ламные фильмы, в частности «История открытия Аркаима», сделанный сотрудниками центра «Аркаим», а также «Аркаим.

Стоящий у солнца», снятый сатириком М. Задорновым и пи сателем С. Алексеевым. При этом экскурсоводы нередко под черкивают, что на Аркаиме эзотерика много интереснее архео логии, а уже по прибытии на место смущенно предупреждают о том, что само городище и вид раскопок могут приезжих разо чаровать. Да и Зданович в своем фильме больше делает акцент на религию и духовность, чем на археологическую составля ющую. Очевидно, он понимает, что сегодня «духовность» ка жется туристам более привлекательной.

Сотрудники музея-заповедника признают, что значительный поток посетителей связан с «эзотерическим туризмом», увле чением «духовными поисками»2. Вряд ли это тот «интеллекту Для сравнения: Стоунхендж ежегодно посещают 700 тыс. туристов.

По Кисленко, таковых более 20 % туристов [Кисленко 2004], а по Здановичу и Петрову — даже до 40 %. Но некоторые сотрудники музея-заповедника считают, что их большинство. См., например:

[Угаев 2006: 185–186;

Буянова 2009: 59;

Белолипецкая 2010].

137 ИССЛЕДОВАНИЯ Виктор Шнирельман. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея альный туризм», о котором мечтали археологи. Сам Зданович иной раз даже выражает сожаление по поводу того, что туризм принял такую форму [Зданович 2004б: 61]. Однако, похоже, со трудники музея-заповедника уже не в состоянии контролиро вать ситуацию. Как признавал один из них, «запущенные со знательно культурные, а сегодня уже и природные процессы, связанные с Аркаимом, начинают развиваться в значительной мере самостоятельно, они уже не поддаются однозначному ре гулированию и контролю. Государственные структуры уже не управляют ими, а только участвуют в них» [Петров 2006: 173].

В этих условиях местные археологи не только смирились со сложившейся практикой, но пытаются находить в ней положи тельные стороны. Так, в работе, опубликованной Здановичем в 2004 г. совместно с тогдашним заместителем директора по науке Ф. Петровым, говорится, что при всей ее примитивности и паранаучности культовая практика эзотерических групп от крывает путь к «дальнейшему духовному развитию». В этом авторам видится ценность деятельности новых религиозных движений на Аркаиме [Зданович, Петров 2004: 314]1. В свою очередь, Петров с энтузиазмом поддерживает неоязычников и эзотериков, полагая, что, несмотря на примитивность и эк лектичность, из их учений и деятельности «может родиться новая система взаимодействия человека и мира», которую он понимает как «ритуальный контакт человека с Богом и миром»

[Петров 2004а: 137;

Петров 2006: 160–161]. Рисуя Аркаим аль тернативой современной цивилизации, никакого альтернатив ного понимания «духовных ценностей» и никакого эффектив ного альтернативного пути к ним соавторы почему-то не пред лагают.

Между тем до начала археологических раскопок ни само древ нее городище, которое вообще не было известно, ни местные сопки вовсе не были объектами интенсивного религиозного культа. Эти сопки мало чем отличаются от множества других, разбросанных по южноуральской степи. Конечно, можно предполагать, что гипотетические солнцепоклонники могли производить на них религиозные обряды, но никаких археоло гических подтверждений этому нет. Свое название городище тоже получило случайно. Вначале археологи собирались назвать его Александровским в честь близлежащего села, но затем название одной из сопок (причем не самой ближней) по казалось кому-то более привлекательным.

Очевидно, эти мысли принадлежат Петрову (ср. [Петров 2004а: 137]), который разделяет идею катастрофизма и доказывает, что избежать глобального кризиса можно только путем возвращения к традиционному мировосприятию [Петров 2006]. Однако оккультные движения, которые сегодня и определяют религиозный ландшафт Аркаима, не имеют с такой традиционностью ничего общего.

№ 14 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ Сегодня местные археологи любят приводить аргументы, вся чески приукрашающие Аркаим. Они заявляют, что по уровню развития он ничуть не уступал синхронным цивилизациям (а это — Старовавилонское царство Хаммурапи, поздние ди настии Египта Среднего Царства и Аварис гиксосов, Хацор с его дворцовым комплексом в верховьях р. Иордан, начало Древнехеттского государства в Малой Азии, поздняя Хараппа в долине Инда, Минойская цивилизация Крита!). Они пред ставляют его «протогородской цивилизацией» и подчеркивают роль его «магических кругов» [Зданович 1995а: 4;

2004а: 4].

Древнему Аркаиму приписывается особая духовность, связь с Космосом. Еще в 1995 г. Зданович писал: «В “Стране горо дов” поражает не богатство материальной культуры — поража ет ее удивительная духовность» [Зданович, Батанина 1995: 61].

Сегодня он утверждает: «Там все одухотворено, все сакрально»

(Зданович в фильме)1. Однако в чем именно состояла эта «осо бая духовность» и «сакральность», не поясняется. Даже рас положение городищ на мысах Зданович склонен «с уверен ностью» объяснять «не военными, а какими-то иными прин ципами, связанными с традициями и ритуалом» [Зданович, Батанина 2007: 185]. Основания для такой уверенности оста ются неясными2.

И само городище, и отдельные жилища представляются Здано вичу моделью мира. Он упорно доказывает, что «древнее насе ление этой культуры настойчиво воплощало мифологическую модель соединения Неба с Землей». Якобы у древних все окру жающее пространство подвергалось сакрализации, а их мыш лению был свойствен «космизм» [Зданович 2008: 49]. То же содержится и в его недавней книге: «Сакрализация пространс тва и поведенческих ритмов нашла отражение в топографии поселений и могильников, в планировочных схемах укреплен ных центров, в планировании жилого пространства и систем коммуникаций» [Зданович, Батанина 2007: 7]3. Зданович при писывает местному первобытному населению и необычайную Здесь и далее имеется в виду фильм «История открытия Аркаима», который показывают туристам в автобусах по дороге на Аркаим;

см., например, рекламу туристических компаний «Алмаз-Тур»

http://almaz-tur.ucoz.com/index/0-2, «Аркаим-Трэвел» http://arkaim-travel.ru/tur/leto/ural/ arkaim_2.php и «Золотое путешествие» http://www.golden-travels.ru/document/ural-sarkaim.

doc.

Между тем в мировой археологической практике устройство укрепленных поселений на мысах свя зывается именно с военными соображениями. Иных предположений до сих пор никто не высказы вал. Да и сам Зданович называет стены «оборонительными»!

Однако, увлеченные «космизмом», авторы реконструкции первобытного жилища даже не учли, что в традиционных жилищах должно иметься сакральное пространство, обычно располагавшееся у задней стены. Но, на удивление, в реконструированном жилище у задней стенки помещена хо зяйственная площадка, а места для сакрального отсека вовсе нет. Примечательно, что при этом Петров знает о сакральном назначении задней части юрты [Петров 2006: 167].

139 ИССЛЕДОВАНИЯ Виктор Шнирельман. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея тягу к прекрасному: якобы из эстетических соображений, бу дучи покорены красотами местной природы, подвижные ско товоды отказались от прежнего образа жизни и перешли к осед лости [Зданович, Батанина 2007: 181].

Правильно связывая слово «Аркаим» с тюркским термином «хребет», Зданович в то же время не отказывается и от народ ной этимологии и соглашается, что его можно понимать и как «Арка Йимы» (Зданович в фильме), что отсылает нас к леген дарному царю, герою «Авесты». Тем самым своим авторитетом археолог легитимирует народную этимологию, что дает пищу множеству непрофессиональных трактовок Аркаима.

Степи Южного Урала представляются некоторыми археолога ми «политическим, хозяйственным и сакральным центром степной зоны» [Петров 2004б: 105]1. Говорится, что для Ар каима характерна «монументальная архитектура» [Зданович 2004б: 50] (рис. 7). Орнамент на керамических сосудах понима ется как зачатки письменности [Зданович 1992: 265;

Петров 2004б: 108] или даже «протописьменность» (Зданович в филь ме). Аркаим связывается с «первыми шагами ранней индо европейской цивилизации» и объявляется центром легендар ных ариев, откуда они якобы расселились по всему миру2. Под черкивается их огромный вклад в человеческую цивилизацию (Зданович в фильме). Аркаим представляется экскурсоводами мирным обществом, где люди жили в гармонии с природой и соседями (см., например: [Спящая 2001: 5, 15–17])3.

Некоторые экскурсоводы (то ли желая поразить воображение туристов, то ли за недостатком образования) делают неоправ данные допущения или позволяют себе неверные утверждения (скажем, о том, что в эпоху Аркаима человек только еще пере ходил к прямохождению), которые запоминаются и воспроиз водятся посетителями (см., например: [Ермакова 2003: 55–56, 119–120, 143–145]). В частности, иной раз Аркаим и Южный Урал связывают с деятельностью Заратуштры, а религию мест Сегодня Ф. Петров ставит под сомнение ту «сакральность», о которой постоянно говорит Зданович [Петров 2009: 22–25].

Однако, как отмечала лучший отечественный знаток «Ригведы» Т.Я. Елизаренкова, поселки-кре пости, подобные Аркаиму, связывались автором «Ригведы» именно с даса / дасью, арии таких кре постей не строили [Елизаренкова 1999: 195–219, 227].

И это несмотря на оборонительные стены и сложное устройство входов в городище, о чем писал сам Зданович в 1995 г. Тогда он предполагал, что в Аркаиме жили воины и жрецы [Зданович 1992:

266;

1995б: 25–29, 35;

Зданович, Батанина 1995: 61]. Фортификация и сложные по конструкции предвратные сооружения были изучены и в Синташте. Кроме того, в этот период на Южном Урале появились боевые колесницы и наблюдалось бурное развитие военного дела [Генинг, Зданович, Генинг 1992: 23–43;

Anthony 2007: 391–405]. Даже некоторые фанаты Аркаима не верят в «мир ную жизнь аркаимцев» и повествуют об интенсивных войнах (см., например: [Мальцева 2000а: 17, 41;

Спящая 2001: 43].

№ 14 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ ных обитателей эпохи средней бронзы называют «протозоро астризмом». Аркаим представляется жреческим центром и об серваторией. Подобные утверждения фактически слабо опира ются или вовсе не опираются на археологические материалы1.

Все это либо достаточно рискованные гипотезы, которые надо проверять, либо просто фантазии увлеченных людей.

Кроме того, исследователи Аркаима допускают противоречи вые утверждения: то они пишут, что это «“бесписьменный” вариант древней цивилизации» [Зданович 2004б: 64], то отме чают, что «цивилизация не состоялась» [Зданович, Любчанс кий 2004: 37]. Еще в начале 1990-х гг. Зданович определял горо дища типа Аркаима как «формирующиеся номовые государ ства» и в то же время писал о «несостоявшейся цивилизации»

[Зданович 1992: 268;

1995б: 21–42]. При этом определение того, с чем же археологи имеют дело, с самого начала вызывало у него затруднение, и в одних и тех же работах он называл Ар каим «не городом», «формирующимся городом», «протогоро дом» и просто «ранним городом» [Зданович 1992: 262, 266, 268;

1995б: 35, 37]. В более поздней работе он пишет, что это «про тогород», или городище [Зданович 2004б: 50], но тут же, опро вергая сам себя, называет его «неким сверхгородом» [Зданович 2004б: 51]. А сегодня речь идет уже о «цивилизации» — очевид но, теперь она «состоялась» [Зданович, Батанина 2007: 7–8].

Зато Аркаим оказывается снова «укрепленным поселением», а вовсе не городом [Зданович, Батанина 2007: 40–54].





Зданович также пишет: «Этот древнейший индоевропейский культурный горизонт имеет отношение не только ко многим современным индоевропейским народам, но своими корнями тесно связан с более поздней историей формирования башкир, казахов и многих других тюркских и угорских народов» [Здано вич 2004б: 65]. Понять эту фразу невозможно, ибо, судя по ней, корни появляются позднее ветвей.

В любом случае для Здановича роль Аркаима выходит далеко за рамки археологии. Ведь «в нем заключен поиск единого ядра цивилизаций прошлого, настоящего и будущего. А если мы не Астрономические измерения на Аркаиме производились кустарным способом и остались без должной верификации. При этом делавший их К. Быструшкин сначала познакомился с идеями П. Глобы и счел Аркаим обсерваторией, а уж затем приложил все свои силы, чтобы это обосновать.

Никаких сомнений у него не было [Глоба 1993: 84–85]. Между тем такие исследования представ ляют исключительную сложность. Даже идея использования Стоунхенджа для астрономических надобностей, опирающаяся на гораздо более квалифицированные исследования, встречает сом нения у серьезных археологов. Например, британский инженер А. Том, в течение тридцати лет изу чавший различные мегалиты, так и не сумел получить убедительные доказательства их использо вания для астрономических наблюдений [Chippindale 1986]. Но Зданович взял на веру результаты непрофессиональных исследований Быструшкина и своим авторитетом подтвердил, что речь яко бы идет о «древней обсерватории» [Зданович 1992: 266].

141 ИССЛЕДОВАНИЯ Виктор Шнирельман. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея найдем этого ядра сегодня — будущее не состоится» [Зданович, Петров 2004: 305]. Зданович уверяет нас в том, что индоиран ский пласт сыграл большую роль в формировании славянских, тюркских и угорских народов, прародина которых, тем самым, располагалась на Южном Урале. Якобы это роднит почти все население России и многих других евразийских стран [Здано вич, Петров 2004: 305]. Авторы даже пытаются протянуть не прерывную нить от Аркаима до Российской империи. Опира ясь на построения евразийцев, Зданович и Петров доказывают, что, несмотря на современные политические расколы, народы степи непременно вернутся к «единому жизненному про странству» [Зданович, Петров 2004: 306;

Петров 2004а: 28–29].

Иными словами, ученый всеми силами стремится актуализи ровать Аркаим и привязать его к современной политике.

Мало того, Здановичу хочется думать, что основы зороастриз ма были заложены на Южном Урале. И вовсе не случайно в первые годы раскопок на Аркаиме при входе в археологиче ский лагерь стоял плакат «Здесь родился Заратуштра». По сло вам очевидцев, Зданович даже мечтал установить памятник Зороастру [Бриль 2008: 50]. Правда, этому плану не суждено было осуществиться, но идею Зданович не оставил. Он доказы вает, что в Большом Синташтинском кургане был похоронен не вождь, а «Учитель», т.е. «выдающийся священнослужитель»

[Зданович 2004в: 79–81]1. Иными словами, намек на Зороастра здесь звучит недвусмысленно2. Так это и понимают побывав шие на Аркаиме искатели «духовности», послушавшие лекции некоторых местных археологов (см., например: [Мальцева 2000а: 22;

Спящая 2001: 47;

Вдовыкин 2002: 45;

Ломаев 2004: 52, 113;

Валитов 2005а, 2005б: 11;

Нажимова, Касимов 2005: 30–46;

Путенихин 2006: 210–212;

Царевский, Царевская 2006: 94–96;

Бриль 2008: 50–52;

Буянова 2009: 31;

Путенихин 2009: 333]).

Аркаим, таким образом, становится едва ли не центром воз никновения важнейших мировых религий. Ведь Зданович счи тает зороастризм первой настоящей религией, оказавшей ог ромное влияние на все основные мировые религии [Зданович, Петров 2004: 306–307]3.

Правда, ранее считалось, что там был похоронен именно вождь [Генинг, Зданович, Генинг 1992:

370]. Впрочем, сегодня становится ясно, что раскопки Большого Синташтинского кургана проводи лись с большими методическими огрехами, и никаких убедительных обоснований в пользу статуса погребенного археологи не дали. Нет даже уверенности в связи этого кургана с синташтинской культурой, а два его компонента (погребальный комплекс и надмогильное сооружение) могли от носиться к разным хронологическим периодам;

см.: [Стефанов 2009].

Между тем время жизни Зороастра и район его подвижнической деятельности остаются неопреде ленными. За отсутствием точных указаний в источниках авторы указывают их весьма по-разному;

см.: [Шапира 1997: 215–216].

Как установил еще в самом начале XX в. немецкий ассириолог Ф. Делич, Ветхий Завет испытал значительное влияние со стороны древних верований, распространенных в Вавилоне. Однако не № 14 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ Однако в этом отношении у местных археологов нет единства, и Ф. Петров связывает степной этап истории ранних иранских племен не с зороастризмом, а с «предзороастрийской традици ей» [Петров 2004а: 53]. При этом он делает попытку реабили тировать давно отброшенную наукой гипотезу прамонотеизма, в частности приписать его древним индоевропейцам [Петров 2004а: 59–60;

2008: 42]1. Правда, одновременно он показывает, что у древних степняков мог существовать целый пантеон все возможных божеств и духов.

Между тем речь идет не только о древности. Почему-то Аркаим служит Здановичу примером «альтернативной цивилизации», идущей иным путем, чем «западное глобализованное общество потребления». Подобно рериховцам и другим «духовным учи телям», он предсказывает глобальную катастрофу. Для того чтобы ее избежать, он предлагает поиск альтернативных путей развития и не находит ничего лучше Аркаима, который пыта ется подать едва ли не идеальным примером взаимодействия человека с природной средой [Зданович, Петров 2004: 308].

Похоже, столь страстное прославление «первобытного космиз ма» необходимо ему как отправная точка для утверждения, что «без возврата к космическому мышлению, к осознанию нашей ответственности за Землю и за Вселенную человеку нечего де лать на Земле». Его вполне справедливо беспокоит экологиче ская ситуация, но он не видит иного пути к ее улучшению, как через «возврат к древнему космическому мышлению» [Здано вич 2008: 49], хотя вопрос о наличии у древних «космического мышления» остается открытым.

В свою очередь, его частый соавтор Ф. Петров прямо заявляет о том, что сегодня на Аркаиме «создается проект альтернатив ного развития современной цивилизации» [Петров 2004а: 4].

В чем именно заключается этот проект, из их работ остается неясно. Идеализации подвергается и кочевое хозяйство степ ных народов: любопытно, что, признавая хищническую сторо ну деятельности древнего человека в степи и даже экологиче ский кризис, повлекший конец «аркаимской цивилизации», сотрудники музея-заповедника говорят о якобы безусловно успешной адаптации степного населения (ср.: [Зданович, Люб чанский 2004: 37;

Петров 2004а: 29–30;

2006: 45–46]), как будто скотоводы не были знакомы с джутом и рядом других экологи следует забывать и о том, что в дальнейшем это стало одним из поводов для Делича склониться к антисемитизму и задуматься об «арийской природе» Христа [Marchand 1996: 223–226]. Мало того, открытие Делича было использовано Х. Чемберленом для доказательства арийского приори тета во введении мировых религий, для чего Чемберлен отождествлял арийцев с шумерами, что делало их основателями месопотамской цивилизации [Goodrick-Clark 2002: 147].

Любопытно, что Петров прибегает к тем же аргументам, на которые когда-то опирался патер Виль гельм Шмидт [Петров 2006: 56], как будто они не подвергались серьезной научной критике.

143 ИССЛЕДОВАНИЯ Виктор Шнирельман. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея ческих проблем1. Наконец, доказывается, что бережное отно шение к природной среде возможно лишь в ритуальном кон тексте;

якобы лишь религиозные культы способны удержать человека от варварского разрушения природной среды [Петров 2004а: 32].

При этом в своих реконструкциях Ф. Петров исходит из фило софии экзистенциализма и открыто признает, что его построе ния «ценностно ориентированы» и являются «результатом веры» [Петров 2004а: 45;

2006: 18]. Соавторы не ограничивают археологию одними лишь методами реконструкции прошлого;

они исходят из того, что «она творит прошлое» [Зданович, Пет ров 2004: 316;

Петров 2004а: 139]. Но это творчество по необхо димости опирается на ту систему ценностей, которой руко водствуется его творец. Тем самым прошлое, как признает Петров, неизбежно оказывается актуализированным, т.е. оно выстраивается исходя из современных задач, стоящих перед обществом. По словам Петрова, анализ прошлого без его ак туализации обществу не интересен: «Только тогда прошлое на самом деле интересно и важно, когда, воскресая в настоящем, оно становится будущим». Поэтому он объясняет, что вместе со своими коллегами «стремится возродить прошлое, которого не было», и что «от того, каким мы создадим наше будущее, зависит окончательный ответ на вопрос — каким было наше прошлое» [Петров 2004а: 45, 47–48;

2006: 11–12, 21].

Действительно, как мне уже приходилось писать в связи с ис следованием национального мифа, «люди выстраивают и кон струируют прошлое, во-первых, исходя из окружающей их социо-политической действительности и связанных с ней ин тересов, а во-вторых, для того чтобы, опираясь на это интер претированное соответствующим образом прошлое, выдвигать проекты на будущее» [Шнирельман 2000: 13]. Судя по тому, что было рассмотрено выше, актуализация прошлого увлекает и работников музея-заповедника.

Однако именно это — тот путь, который ведет к мифотворче ству. И не случайно Петров любит цитировать слова Льва Шес това о необходимости «не размышлять, а заклинать, вызывая чуждыми для всех словами невиданную красоту и великие силы»

[Петров 2004а: 45;

2006: 19]. В свою очередь сам он призывает к «символическому восприятию прошлого» [Петров 2004а: 47].

Утверждая, что истинность жизни в степи может отразить толь ко поэзия, он обращается отнюдь не к мифопоэтическим пред Сегодня Петров под напором неопровержимых фактов признает, что население Аркаима страдало от неблагоприятной медикаментозной обстановки, что, в частности, влияло на низкую продолжи тельность жизни [Петров 2009].

№ 14 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ ставлениям степных народов, а к поэтическим образам степной жизни, созданным современными жителями городов (включая А. Блока), которые романтизировали и идеализировали далекую от них и чуждую им степь [Петров 2004а: 49–52].

Петров воспринимает современность в трагических тонах как «потерю чувства реальности». Он справедливо критикует воз никающую «виртуальную реальность» как «мультимедийную ложь», культивирующую массовые фантазии. Однако альтер нативой ей он предлагает не менее фантастические «мифопоэ тические образы» и «ритуальные практики», отводя им место «основ общественного бытия» [Петров 2004а: 144;

2006: 154].

Все эти построения не остаются безответными. Через научно популярные очерки и газетные публикации, а также лекции экскурсоводов они доходят до заинтересованного потребителя.

Немало побывавших на Аркаиме туристов уезжают в убежде нии, что он поражает «не материальной культурой, а удиви тельной духовностью». Якобы это — «особый мир, где духов ностью насыщено все», «подсказка, как нам строить жизнь»

(см., например: [Спящая 2001: 8, 94]). Это и «сценарий для по строения будущего страны, Рода, семьи и личного» [Ермакова 2003: 7], это и «протоцивилизация», которая шла своим «аль тернативным путем» [Ломаев 2004: 56], это и «высокодуховная цивилизация людей-богов» [Путенихин 2006: 14]. Иными сло вами, идеи Здановича, помноженные на интенсивную совре менную ритуальную деятельность на Аркаиме, встречают по зитивный отклик у доверчивых посетителей.

А вот как рассуждения ученых популярно излагаются для ши рокой публики местным писателем: «Аркаимцы были людьми мистическими, для них многое значили пророчества и знаме ния. Они ушли, но их цивилизация открыта сегодня, и она жизненно необходима нам, потому что становится нашей сов ременностью, нашим будущим, она возвращается к нам, вли вается свежей энергией, обновляя нашу выдохшуюся цивили зацию, отравленную промышленными отходами, разъеди ненную корыстолюбием» [Бриль 2008: 71]. По сути, речь идет о сознательном выстраивании привлекательного мифа, ищу щего себе оправдание в современных экологических пробле мах. Однако решение этих проблем миф связывает не с про грессом науки и техники, не с совершенствованием современ ной цивилизации, а с возвращением к «мудрости первобытных предков»1. Сколько бы вопросов в научном и моральном плане Некоторые эзотерические группы, подобно первобытным колдунам, обращаются к «Духу-покрови телю Руси» с просьбой о том, чтобы он помог людям построить себе новые жилища в XXI в. [Ерма кова 2003: 46]!

145 ИССЛЕДОВАНИЯ Виктор Шнирельман. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея это ни вызывало, все это оказывается удачным пиаровским хо дом, создающим Аркаиму особую ауру таинственности, кото рая привлекает массу посетителей.

Упомянутые выше преувеличения и рискованные гипотезы были с благодарностью подхвачены и развиты дилетантами, далекими от археологии (этнонационалистами, религиозными лидерами, народными целителями, прорицателями, экстра сенсами, астрологами, неоязычниками, просто увлеченными людьми и самыми разнообразными шарлатанами). Все они ссылаются на ученых, прежде всего на Здановича, выступаю щего на Аркаиме непререкаемым авторитетом. Они верят, что все сказанное ученым является безусловной истиной;

различий между гипотезой и доказанной теорией они не видят. А смысла археологического факта и того, как он добывается и что озна чает, они не понимают. Признание Здановичем народной эти мологии и спекуляции по поводу Зороастра, размывающие научную методологию, получают огромный спрос у людей, да леких от истории, археологии и филологии. Некоторые из них с энтузиазмом следуют этим путем и создают самые немысли мые псевдонаучные построения, воплощая их в своих лекциях (рис. 8) и даже книгах1. «Духовные учителя» привозят с собой экзальтированных учеников, в особенности учениц, которые видят «вещие сны», позволяющие им детальнее познакомиться с жизнью и бытом «древних ариев». В результате миф об Арка име обрастает все новыми и новыми фантастическими подроб ностями. При этом каждый из авторов псевдонаучных произ ведений пытается добавить к этому мифу что-либо свое, непо хожее на фантазии его соперников. Даже этимологию названия «Аркаим» каждый из них пытается дать свою собственную2.

Мало того, на Аркаиме мне приходилось наблюдать, как в устах организаторов ритуала профанное становится сакральным.

Так, с некоторых пор посетители начали оставлять на кустах и деревьях узелки из тряпочек и ленточек подобно тому, как это делается в ритуальных целях представителями многих тра диционных культур (рис. 9). Однако сотрудники музея-запо ведника этого не одобрили [Белолипецкая 2008: 22] и попроси Об анализе такой деятельности см.: [Угаев 2006;

Буянова 2009;

Белолипецкая 2010]. Но примеча тельно, что вовсе не все «духовные учителя», побывавшие на Аркаиме, очарованы местной «духов ностью». Например, Е.Е. Березников, посетивший памятник в 1996 г., не находит для Аркаима ни какого места на страницах своей объемной книги, посвященной собственному эзотерическому опыту. Очевидно, жизнь отшельника на Памире, поездки в Египет и в Мексику и посещение Стоун хенджа не позволили ему стать истовым поклонником Аркаима;

см.: [Березников 2000].

При этом книги «духовных учителей», как правило, заканчиваются рекламой их собственных «ду ховных центров». В этих книгах они нередко весьма нелестно отзываются о деятельности своих конкурентов, уличая их в некомпетентности или моральной и финансовой нечистоплотности. Все это, разумеется, имеет своей целью борьбу за клиентуру.

№ 14 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ ли ритуальных лидеров повлиять на своих последователей.

И вот во время ритуального моления, организованного рери ховцами, один из их лидеров включил в свое выступление сле дующий пассаж. Он заявил, что если раньше они благосклонно смотрели на такие ленточки, оставленные на кустах, то совсем недавно «Высшие силы» открыли им глаза и объяснили, что после совершения ритуала ленточки следует развязывать и за бирать с собой;

якобы только тогда ритуал достигает цели.

К этому он добавил просьбу не оставлять на территории музея заповедника мусор, чего якобы также требовала воля «Высших сил». Нет никаких сомнений, что такого рода пожелания исхо дили от сотрудников музея-заповедника, но оратор придал им сакральную санкцию1. И это лишний раз показывает, как именно происходит манипуляция сознанием туристов и па ломников, верящих в тайные силы Аркаима.

Аркаим был открыт в 1987 г. и вскоре стал средоточием религи озных культов. Здесь возник культ Аркаима как «святого мес та», связанного с происхождением культуры легендарных ари ев (арийцев)2. Сегодня имеющая большой опыт работы с ту ристами Н. Белолипецкая делит приезжающих на Аркаим «искателей духовности» на несколько групп (националистов, «эзотериков», «энергетов» и «неоязычников»), которые по своему понимают и эту местность, и все происходящее на ней [Белолипецкая 2008, 2010]. Так, отправляющие здесь ритуалы рериховцы убеждают своих последователей и заезжих туристов в том, что «наши предки — арийцы», и призывают молиться «ради счастья страны моей арийской» (рис. 10). Они утвержда ют, что Аркаим был «первым городом» и что якобы именно там «гиперборейцы заложили магический кристалл»3. Рериховцы и прочие эзотерики учат, что сегодня мир вступил в «эпоху Во долея» и, следовательно, его ждут катастрофические потрясе ния, после чего наступит счастливая жизнь в период Сатья юга, когда «чистый дух обретет себя». При этом России пред назначается мессианская роль «духовного водителя Земли»:

она должна собрать вокруг себя людей самых разных нацио нальностей и осуществить мечту о единстве человечества. Буд то бы к этому ее побуждает тот факт, что именно отсюда «арий ская раса» расселилась по всему миру.

Некоторые «духовные учителя» доказывают, что тряпочки и ленточки не дают растениям прини мать солнечную энергию [Мальцева 2002: 23].

Некоторые даже доказывают, что «Аркаим — это Шамбала давно минувших дней» [Ломаев 2004:

61–67].

Речь идет о популярном эзотерическом мифе, согласно которому «гиперборейцы» пришли на Юж ный Урал с далекого севера, где когда-то на полярном материке Арктиде располагалась древней шая цивилизация. Между тем, судя по археологическим данным, для самих жителей Аркаима «стра на предков» располагалась на юге (см.: [Елизаренкова 1999: 227]).

147 ИССЛЕДОВАНИЯ Виктор Шнирельман. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея В трудах выходцев из Уфы к этому добавляется местный пат риотизм. И тогда именно Уфимский край изображается «пра родиной человечества», местом исхода «светлых людей», носи телей уникальных знаний и праязыка. На поверку он оказы вается у одних авторов тюркским [Валитов 2005б;

2006а;

2006б], а у других — славянским, якобы создавшим основы русскому и тюркскому, от которых произошли все остальные языки мира [Путенихин 2006]1.

Корни таких идей уходят к 1980-м гг., когда Павел Глоба начал возрождать «авестийскую астрологию» и создал «Авестийскую ассоциацию астрологии». С тех пор он пытался привить в Рос сии «зороастрийские знания». Он учил, что пророк Зороастр родился и жил на территории Урало-Поволжья2, что там когда то располагалась «забытая цивилизация» и что ей суждено вос креснуть «под знаком Водолея». Это означало, что будущее принадлежит находящейся под этим знаком России, где якобы и должен появиться Спаситель [Каневская 1990;

Глоба 1995:

26–31]3. В 1991 г. Тамара Глоба, объявившая себя «авестийским астрологом» и прорицательницей, побывала на Южном Урале и предсказала ему блестящую судьбу: якобы на Урале и в Сиби ри «сконцентрируется новый этнос». Вслед за своим бывшим мужем она предсказывала, что России («мозгу Земли») пред стоит «владеть миром и подарить ему новое мировоззрение».

Тогда же она побывала на Аркаиме и назвала его «священной землей» [Садчикова 1991]. Она воспевала ариев как пришель цев с Небес, Детей Неба, мудрых, благородных и честных лю дей, элиту, якобы давшую людям культуру, цивилизацию и со вершенные законы. Якобы злые силы стремились искоренить память о них, но это не удалось, и сегодня настало время их возвращения, а вместе с ними вернутся и арийские боги.

Воскрешая «арийский миф», Т. Глоба, вслед за П. Глобой, по вествовала о том, что, двигаясь со своей «северной прароди ны», арии прошли вдоль Урала и затем расселились по всему миру, неся «культуру, добро и процветание». Но на исконных территориях («в Гиперборее») они оставили своих прямых по Показательно, что оба названных автора не обходятся без ссылок на фальшивки: для Валитова таким источником знаний служит поддельная рукопись «Джагфар тарихы», а для Путенихина — пресловутая «Влесова книга».

Эта идея принадлежит лондонскому иранисту Мэри Бойс, которая, во-первых, доказывала, что Зо роастр «жил в азиатских степях к востоку от Волги», а во-вторых, неоправданно удревняла даты его жизни [Бойс 1987: 3–4, 8–9, 26–27]. Это мнение далеко не бесспорно (это подчеркивалось Э.А. Грантовским в послесловии к ее книге), но за него ухватились многие русские национал-пат риоты, которым льстила именно такая трактовка места и времени деятельности знаменитого про рока.

Правда, если П. Глоба ожидал приход эры Водолея в 2003 г. (или даже 2008 г.), то Т. Глоба — в 1994 г. Другие астрологи и эзотерики также называли даты в пределах между 1991 и 2012 гг.

№ 14 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ томков. Этим, по словам Т. Глобы, и определялась миссия рус ских, ибо в ее построениях Гиперборея ассоциировалась с Рос сией, где и должна была развернуться последняя битва Света и Тьмы. Глоба вещала: «Рассвет близится. Арии возвращают ся». И России якобы снова предстояло превратиться в Гипер борею, чтобы пойти по истинному пути, которым является «путь Авесты». При этом русские объявлялись «прямыми на следниками арийской расы», которым предстояла тяжелая борьба с вселенским Злом [Глоба 1993]1.

Разумеется, такие представления не могли оставить Т. Глобу равнодушной к Аркаиму, который она посетила во время свое го визита на Южный Урал. И именно благодаря ее лекционной и писательской деятельности представления об Аркаиме как «городе-храме», «обсерватории», «Арке Йимы», «символе сва стики», месте «былой славы арийского народа», точке «между Солнечной и Лунной половинами Мира», «послании» от арий цев к современным людям были подхвачены другими «учите лями» и широко растиражированы по стране, в том числе стали популярными у правых радикалов. Т. Глоба изображала Арка им местом, где «Земля соприкасается с Небом», и писала о не обычных явлениях и чудесах, якобы там случающихся. Кроме того, в Аркаиме она видела яркое опровержение мифа о «ди кости русских племен», будто бы выдуманного учеными. Воз рождая миф о приходе ариев с затонувшей Арктиды2 и обога щая его свежей идеей об их остановке на Южном Урале, Т. Гло ба предсказывала, что «Урал соберет ариев» и станет «местом их духовной концентрации». Упоминала она и об «арийской расе» и ее особой связи с Русью [Глоба 1993: 78–87;

1994а;

1994б].

Правда, ариев посетители Аркаима понимают сегодня по разному: либо как индоариев или индоиранцев, либо как индоевропейцев в целом, либо как предков различных наро дов России (славян, тюрков, калмыков и пр.), либо как «пя тую расу», по Блаватской, чья «Тайная доктрина» высоко це нится эзотериками и рериховцами. В таком контексте нередко звучит расовая идея, имманентно присущая эзотерическим учениям, корни которых уходят к тому периоду, когда в науке были популярны полигенизм и социо-дарвинизм3. В частно Такое видение мирового процесса фактически почти полностью заимствовано у австрийских арио софов за той лишь разницей, что те направляли свое учение против славян;

ср.: [Гудрик-Кларк 1995: 92–94].

В работах австрийских ариософов этот затонувший континент назывался Арктогеей [Гудрик-Кларк 1995: 66].

О том, как оккультные идеи, уходящие корнями к теософии Блаватской и возникшей вслед за ней ариософии, ведут к расизму и антисемитизму, см.: [Goldstein 1979;

Spielvogel, Redles 1986;

Гудрик Кларк 1995;

Шнирельман 1998;

2010а]. Правда, у Блаватской расовая идея выражалась в пред 149 ИССЛЕДОВАНИЯ Виктор Шнирельман. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея сти, учение П. Глобы предполагало независимое появление и развитие «пяти рас», наделявшихся им разными способнос тями. Мало того, он делил людей на «западных» и «восточ ных», которым якобы свойственны кардинально разные типы сознания и системы ценностей [Глоба 1995: 22–25, 30, 278– 279]1. Отзвуки расовой теории звучат и в рассуждениях эзоте риков об особенностях характера или профессиональной ориентации, которые якобы имманентно присущи опреде ленным народам или «кастам» (см., например: [Березников 2000: 68–69;

Путенихин 2000: 12–14;

2006: 109–110, 136–139]).

Учение о «коренных расах» тесно связано и с манихейскими представлениями о борьбе Добра и Зла, Света и Тьмы [Стуко ва 2001: 183–228]. Все это ведет к расиализации отдельных этнических групп и приписыванию им стереотипных харак теристик, иной раз негативных (см., например: [Нажимова, Касимов 2005: 30, 122–123]).

Руководствуясь такими представлениями, сегодня некоторые «духовные учителя» изображают ариев «избранной расой», на много превосходившей окружающее население разумом и мо ральными качествами и сознательно избегавшей «расового смешения» [Мальцева 2000а: 18;

2002: 126;

Царевский, Царев ская 2006: 77–78]. Изобретается даже богиня — «хранительница чистоты славяно-арийской расы» — и доказывается, что у древ них славян главным законом был «закон чистоты Рода и Расы»

[Путенихин 2006: 155, 168]. Либо говорится о том, что Южный Урал был важнейшим древним центром «белой расы» и чуть ли не там она и возникла [Мальцева 2000а: 21;

2000б: 110;

Путени хин 2006;

Бриль 2008: 14–19, 52]. Иногда славяне и арийцы просто называются «Великой Расой» [Ермакова 2003: 160;

Пу тенихин 2006: 170–171;

2009: 119–126;

Царевский, Царевская 2006: 126, 202], что предполагает знакомство слушателей с основаниями ее «величия».

Некоторые фанаты Аркаима с готовностью подхватывают «арийский миф» и повествуют доверчивым слушателям о том, как «светловолосые белые люди» расселялись в древности по ставлении о перерождении одной расы в другую в следующих поколениях [Блаватская 1991:

555–558]. Это представление сохраняется в учениях некоторых современных эзотериков, см., на пример: [Березников 2000: 68–69]. Но если на примере ариософии Гудрик-Кларк писал о «герма низации теософии» [Гудрик-Кларк 1995: 64], то «арийскую астрологию» П. Глобы и деятельность эзотериков на Аркаиме можно определить как обрусение теософии и в еще большей мере арио софии.

П. Глоба учил, что граница между Добром и Злом проходит в душе человека, а не между расами, национальностями или странами. Но при этом он не избежал искушения указать на некие внешние признаки, якобы безошибочно определяющие характер (!) человека. Например, черные кучерявые волосы были будто бы связаны с инфантилизмом и ленью, а неправильное произношение звука «р» обнаруживало злого человека [Глоба 1995: 66–67, 261]. У австрийских ариософов такие пред ставления были прямо связаны с расизмом [Гудрик-Кларк 1995: 104–105].

№ 14 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ северному полушарию и обучали все народы высшей мудрости, вплоть до того что они объявляются истинными строителями египетских пирамид, а Иисус Христос оказывается сыном жре ца из Аркаима. В то же время ариям противопоставляются на падавшие на них дикие племена, которые иной раз ассоцииру ются с «предками башкир» [Мальцева 2000а: 16–18;

Спящая 2001: 43–49]. Другие авторы в соответствии с эзотерическим учением [Шюре 1914: 26–27] пишут о страшных войнах между «северным праэтносом» (арийцами) и «черными потомками жителей Атлантиды» [Путенихин 2006: 41]. При этом «прямы ми потомками атлантов» называются «негры и янки», экспан сия которых якобы представляет страшную угрозу России [Пу тенихин 2000: 20–21, 28]. Наконец, некоторые авторы учат принципам «арийской этики», призывающей к вечной борьбе за «выживание расы» и указывающей на врагов в лице «ино родцев», якобы желающих смерти «арийцам» [Царевский, Ца ревская 2006: 83]. Иными словами, наделение каждой из рас «особым мировоззрением», противопоставление «рас» друг другу, попытка выстроить из них некую иерархию, подчерки вание величия «белой (арийской) расы» и описание «расовых войн» — все это позволяет рассматривать такие учения как со держащие расистские коннотации.

В то же время, понимая сомнительность своих расовых идей, многие эзотерики стремятся дистанцироваться от нацистских представлений о «чистой арийской расе»: якобы «люди Тьмы»

сознательно пытались дискредитировать «славных ариев»

и превратить их имя в кошмар [Глоба 1993: 79;

1995: 32;

Царев ский, Царевская 2006: 93;

Путенихин 2009: 57]. К этому Т. Гло ба добавляла, что ариев и «арийскую расу» очерняют те, кто боится будущего пути России. Однако все эти оговорки не из бавляют эзотерические учения от присущих им расистских представлений.

В любом случае многим кажется знаменательным, что истин ные корни «арийской цивилизации» были обнаружены не где либо, а в России. Людям в этом видится залог великого буду щего, и как некоторые местные археологи, так и приезжие «ду ховные учителя» с энтузиазмом развивают эту тему, всячески эксплуатируя патриотические чувства туристов. В таком кон тексте Россия вновь наделяется мессианской ролью, причем параллельно культивируются антизападнические настроения и говорится о «страшной опасности, которая исходит от Запада»

[Путенихин 2006: 42]. Приезжающие на Аркаим «учителя» со своими учениками, обращаясь к Высшим Силам, просят пре жде всего о возрождении величия России, ее процветании, счастливом будущем для ее народа и успешном решении всех социальных проблем [Царевский, Царевская 2006: 174]. В то 151 ИССЛЕДОВАНИЯ Виктор Шнирельман. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея же время они заботятся об ограждении ее от «внешнего зла»

и выстраивают вокруг нее «духовную защиту» («обережный круг»). Примечательно, что даже в гетерогенных по этническо му составу группах (скажем, русско-татарских) в молитвах го ворится исключительно о «русской нации», «русичах», «духе Руси» (см., например: [Ермакова 2003]).

Аналогичные взгляды в той или иной мере разделяют местные археологи. По словам одного из них, следует осознать, что «об ширные пространства Евразии — наша земля, в которой лежат наши общие предки. Это они — основатели великих культур древности и современности, и мы ответственны перед ними за нашу землю и наше будущее» [Петров 2006: 177]1. Иными сло вами, здесь возрождается то отношение к предкам, которое было выработано французскими ультраконсерваторами (М. Баррес, Ш. Моррас) еще сто лет назад [Curtis 1959]. И не случайно автор этой формулы всячески приветствует «консер вативный поворот» в политике.

Иной раз вопреки реальным фактам утверждается, что Запад затаил злобу на Россию, ибо не там, а именно в России была найдена «арийская прародина». Будто бы поэтому западные археологи намеренно замалчивают Аркаим, стремясь прини зить великое прошлое России. И это при том, что с начала 1990-х гг. на Южном Урале совместно с челябинскими архео логами успешно работали специалисты из США, Англии, Франции и Японии, которые регулярно и открыто публикова ли результаты своих исследований.

Арийская идея имеет и иное измерение, связанное с магией, астрологией и эзотерикой, знание которых якобы было прису ще «древним предкам» и которые сегодня следует вернуть ши роким массам. В уральском регионе действуют несколько эзо терических центров и школ, эксплуатирующих тему Аркаима как «святого места», «места силы». Эта тема не остается без внимания и в так называемой Международной академии ин форматики, где изучаются особенности и методы «энергоин формационного обмена» в мире живого и неживого, включая ясновидение, телепатию и «язык межгалактического обмена».

Там тоже превозносят «арийских предков», наделяют их «кос мическим сознанием» и даже уподобляют богам. Соответ ственно Аркаим рассматривается «зашифрованным посланием в будущее» [Ермакова 2003: 6–7, 64]. Мало того, особенно при тягательной силой Аркаим обладает как «прародина», «абсо Любопытно, что, если Петров призывает к ответственности перед предками, то Зданович идет мно го дальше и говорит об «осознании ответственности перед Вселенной» [Зданович 2008: 49]. Что это означает, он не объясняет.

№ 14 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ лютное начало», точка первотворения, посещение которой имеет особый религиозный смысл, открывая возможность об новления («вечное возвращение», по Ницше и Элиаде). А это прямо связано с идеями пробуждения, возрождения, восста новления, исцеления, преображения, обретения новой жизни, что якобы применимо как к отдельным людям, так и к России в целом.

Верования, процветающие на Аркаиме, имеют эклектический характер. Если когда-то теософы и ариософы отвергали хри стианство в пользу «альтернативной религиозности», то нынеш ние эзотерики обращаются в равной степени к Иисусу Христу и Богородице, Сварогу и Кришне, Зевсу и Индре, Духам Земли и Сергию Радонежскому и почитают иконы наравне с магиче ским кристаллом и языческими талисманами. Немало поклон ников новой религии носят православные кресты и читают «Отче Наш» на вершине горы Шаманки (рис. 11). Речь идет о современной универсальной религиозности, видящей в сверхъ естественных силах или боге (богах) некий Абсолют независимо от того, какие имена ему давались традиционными религиями.

Мало того, для объяснения сущности этого Абсолюта «духовные учителя» иной раз прибегают к понятиям современной физики или биологии и облекают свои рассуждения в псевдонаучную форму (см., например: [Путенихин 2006: 132, 143–144, 159–167, 243;

Царевский, Царевская 2006: 108–109, 116–123]).

Однако и этого им кажется недостаточно. Время от времени они проводят на Аркаиме «научные исследования». Они то ищут там «торсионные поля» [Путенихин 2009: 81], то прово дят «эниологические исследования», замеряя «биоэнергети ческое излучение» и уровень радиации [Нажимова, Касимов 2005: 23–28], то сплавляются по рекам в сторону Каспия, что бы доказать, что жители Аркаима якобы плавали к берегам Персидского залива [Путенихин 2006: 39–41]. Иными слова ми, речь идет о формировании новой религии, лучше соответ ствующей эпохе информационного общества и глобализации.

«Духовные учителя» регулярно вывозят своих последователей на Аркаим и учат тому, что «дух древних ариев» сохранялся в течение тысячелетий и его вместе с мистической мудростью унаследовали их современные потомки. Якобы этот «дух» при сущ и «святому месту», которое готово щедро поделиться им с посвященными. Сами «духовные учителя» иной раз пред ставляют себя потомственными «арийскими жрецами» или шаманами. При этом «арии» изображаются порой космиче скими пришельцами [Мальцева 2000а: 16–17].

Правда, эзотерики и рериховцы уделяют основное внимание не предкам, а подготовке людей к переходу к эпохе Водолея.

Рис. 1. План городища. Фото автора Рис. 2. Туристический лагерь. Фото автора Рис. 3. Ритуал рериховцев на горе Шаманке и зрители. Фото автора Рис. 4. Шаманский ритуал. Фото автора Рис. 5. Процессия кришнаитов. Фото автора Рис. 6. Мулла на Аркаиме. Фото автора Рис. 7. «Монументальная архитектура». Фото автора Рис. 8. Путенихин читает лекцию. Фото автора Рис. 9. Завязывание ленточек с благопожеланиями. Фото автора Рис. 10. Ритуал рериховцев. Фото автора Рис. 11. Путь на гору Шаманку. Фото автора Рис. 12. Моление солнцу на горе Шаманке. Фото автора Рис. 13. Встреча восхода на горе Любви. Фото автора Рис. 14. Сеанс физзарядки. Ведет Путенихин. Фото автора Рис. 15. Эзотерический тренинг. Фото автора Рис. 16. Тренинг в обрамлении египетского иероглифа. Фото автора Рис. 17. Хождение по спирали на горе Шаманке. Фото автора Рис. 18. Купание в «священных водах» р. Караганки. Фото автора Рис. 19. Стенд с оберегами «древних славян» и «ариев». Фото автора Рис. 20. Скандинавские руны и «славянские символы». Фото автора Рис. 21. Обучение лепке сосудов в Музее древних производств. Фото автора Рис. 22. Реконструкции жилищ эпохи энеолита. Поселение Ботай. Фото автора Рис. 23. Курган Темир. Реконструкция. Фото автора Рис. 24. Фотографирование каменной бабы. Фото автора 153 ИССЛЕДОВАНИЯ Виктор Шнирельман. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея С ней они связывают появление качественно иного общества, оставившего позади войны, конфликты и раздоры. Такое об щество всеобщей гармонии они и стремятся создать на Аркаи ме, убеждая своих последователей жить с позитивными мыс лями и давая установку на мир, дружбу и согласие. Они учат тому, что ситуация вначале моделируется в мыслях («в Тонком Мире») и только затем может реализоваться на практике:

«С помощью добрых мыслей и слов мы строим мир»1. К этому добавляют, что «аркаимская цивилизация» оказывала значи тельное влияние на эволюционные процессы на Земле и по жертвовала собой во имя будущего человечества [Ермакова 2003: 32–34, 96–98]. Это, наряду с медитативными практика ми, оказывает определенное позитивное психотерапевтиче ское действие, и немало побывавших на Аркаиме утверждают, что после этого они стали мягче и добрее.

В еще большей степени мир проповедуют «миротворцы», отно сящие себя к «Ордену мира», отделения которого имеются в Екатеринбурге, Уфе и Челябинске. Они считают Аркаим своей святыней и «славянской Меккой». «Миротворцы» вырабаты вают «универсальную модель человеческого мировоззрения»

и мечтают об объединении всех конфессий, причем выполнение этой миссии возлагают на россиян. Их привлекает идея братства всего человечества, они не признают территориальных границ.

В их лексике термины «люди» или «земляне» звучат чаще, чем «арийцы», а «Космос», «Земля», «планета» — чаще, чем «Рос сия». Впрочем, подобно эзотерикам, «миротворцы» верят в при ближение мировой катастрофы и полагают, что Россия должна дать приют народам, которые в результате нее потеряют свои земли. При этом они полагают, что люди смогут достичь взаи мопонимания, прибегая к «языку вибраций», основанному на гармонии звуков. Стержнем этого языка якобы является мантра ОМ, которая одновременно служит и аббревиатурой «Ордена»

[Спящая 2001: 20–23]2. Все основатели мировых религий при числяются к сонму «Космических Миротворцев»3, наделенных миссией спасения человечества. К ним-то и возводят свою ге неалогию нынешние «миротворцы» [Ломаев 2004: 72–74]. На Аркаиме они проводят специальные «миротворческие ритуалы»

и искренне верят в то, что в 1998 г. сумели предотвратить третью мировую войну [Ломаев 2004: 119–123].

Таким образом, многие посетители приезжают на Аркаим не ради археологии, а для участия в ритуалах, поправки здоровья, Но о том, что одних мыслей для этого мало, «учителя» умалчивают.

Подробно о екатеринбургских «миротворцах» см.: [Ломаев 2004].

Похоже, в этом контексте они с лихвой заменяют «космических ариев», о которых говорят другие учения.

№ 14 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ ловли лучей космической энергии, получения позитивных жизненных установок, приобщения к эзотерической мудрости и т.д.1 Здесь, в частности, царит культ Солнца, и люди стремят ся встретить с молитвами рассвет и проводить закат2 (рис. 12, 13). Процветают оккультные представления, и лексика после дователей культа Аркаима наполнена такими терминами, как «реинкарнация», «астрал», «карма», «чакра», «тонкая материя», «эгрегор», «энергетические столбы» и пр. Проводятся медита ции, читаются мантры (в том числе на санскрите), организу ются сеансы оздоровительной гимнастики и эзотерические тренинги (рис. 14, 15, 16). Примечательно, что приезжие не упускают возможности совершать свои ритуалы и оставить по жертвования даже в историческом парке под открытым небом, где все «исторические объекты», включая «кочевническую бабу» и «сарматский» курган Темир, являются реконструкция ми и были возведены специально для туристов самими архео логами. Обряд поклонения семейному очагу совершается иной раз и в «энеолитическом жилище», также построенном в инте ресах экспериментальной археологии [Ермакова 2003: 21–22, 30–38, 45–47].

До середины 1990-х гг. главным ритуальным местом для приез жих туристов служило само городище Аркаим. И позднее, вплоть до первых лет XXI в., туристам позволялось устраивать моления и медитации на месте раскопа, но в последние годы с этой практикой было покончено. Поэтому теперь ритуаль ные действия совершаются преимущественно на окрестных сопках, причем особое значение придается горе Разума, распо ложенной в 8–10 км от городища.

Люди приезжают на Аркаим за вещими снами и без устали изу чают и интерпретируют силуэты облаков. Они совершают вос хождение на окружающие сопки, получившие у них роман тические названия: сопка Лысая стала Шаманкой, Грачевая сопка — горой Любви, Черкасинская сопка — горой Разума, а сопка Аркаим — горой Покаяния. На их склонах или верши нах посетители выкладывают из камней разнообразные симво лы: то свастику, то Звезду Давида, то египетский иероглиф.

Там можно встретить и выложенные из камней слова «Харе Кришна». При этом происходит «война символов»: одни раз рушаются, другие создаются на их месте. Вершина горы Ша манки увенчана огромной выложенной из камней спиралью («лабиринт»), где люди совершают медитации, «исцеляются»

Любопытно, что в местных селах об Аркаиме, напротив, сложилось мнение как об опасном «нехо рошем месте»;

см.: [Петров 2008: 61].

Впрочем, Петров утверждает, что почитание солнца не было характерно для степняков [Петров 2004а: 63, 117].

155 ИССЛЕДОВАНИЯ Виктор Шнирельман. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея от всевозможных хворей и «заряжаются энергией, идущей из Космоса» (рис. 17). «Духовные учителя» убеждают их в том, что это «очищает сосуды» и ведет к позитивной перестройке орга низма: люди якобы вначале впитывают живительный Свет, а затем сами начинают его излучать. А на горе Любви людей учат привязывать ленточки к ветвям низкорослых кустарни ков, что якобы ведет к исполнению желаний. Кроме того, по читанием пользуются воды р. Караганки: считается, что они излечивают хвори и прибавляют здоровья (рис. 18).

На местном «эзотерическом базаре» можно купить самые раз нообразные амулеты и обереги, причем почему-то «славянские амулеты» постоянно украшаются знаками свастики (рис. 19, 20), хотя для традиционных славянских культур она вовсе не была характерной. Одно время излюбленным местом для вы кладывания изображений свастик у посетителей была гора Ра зума, причем некоторые «духовные учителя», вслед за Т. Глоба, называли свастику «символом Аркаима» [Мальцева 2000а: 12].

В то же время оккультные и иные новые религиозные движе ния оказывают обратное влияние на археологов1. В частности, именно из этого источника те узнали о древнем «космизме», «высокой духовности» арийцев, их «солнечной вере», «прибли жающейся катастрофе» и «возвращении древних знаний», «альтернативной цивилизации» и т.д. Оттуда же берет начало и представление о возрождении России путем возврата к «древ ним арийским ценностям». С самого начала 1990-х гг. посто янно звучат пророчества о великом будущем России, якобы связанном с культом арийских предков и Великих Учителей на Аркаиме и наступившей в 1990-х гг. «эрой Водолея». В таком контексте Аркаим оказывается, с одной стороны, важнейшим ритуальным центром мира, а с другой — едва ли не символом национальной идеи2.

Начало всему этому в 1991 г. положила астролог Тамара Глоба [Глоба 1993], а затем это подхватил Зданович. Имея в виду дея тельность заезжих «духовных учителей», сегодня он отмечает, что «пример Аркаима ярко продемонстрировал, насколько ве лика тяга к поискам национальных и духовных святынь» [Зда нович 2004а: 8]. Когда в мае 2005 г. Аркаим посетил тогдашний президент В. Путин, Зданович пытался убедить его в том, что На это уже обращал внимание православный священник [Гупало 2008: 18].

Даже некоторые ученые отдают дань представлению о том, что открытие Аркаима якобы удлинило «историю нашей Родины» [Соловова 2008: 28], как будто никаких других археологических памят ников, десятилетиями изучавшихся на территории России, неизвестно. При этом подчеркивается, что Аркаим связан именно со славяно-русской историей, тогда как австрийские ариософы когда то связывали арийцев с германской.

№ 14 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ Аркаим может стать национальной идеей России1. Затем он повторил это в Москве на заседании в Институте археологии РАН, где обсуждалась программа археологических исследова ний на Южном Урале.

Сходным образом Петров находится под влиянием идеи ката строфизма, составляющей стержень современных эзотериче ских учений. Похоже, что вслед за ними он задумывается о не обходимости «разработки модели выживания и возрождения культуры после неизбежной глобальной катастрофы» [Петров 2006: 150]. Его увлекают идеи панпсихизма, и он симпатизи рует современным неоязычникам, которых, правда, критикует за эклектику, «пережитки атеизма» и «псевдонаучные рассуж дения» [Петров 2006: 156–161]. Однако такие псевдонаучные рассуждения имманентно присущи оккультизму, который в той или иной степени разделяется самыми разными новыми религиозными движениями, включая и неоязыческие. Ведь новые верования создаются людьми, получившими современ ное образование, и эти люди уже не способны преодолеть свой пиетет перед наукой, в каком бы виде они ее себе ни представ ляли. Да и современное общество скептически относится к тем верованиям, которые всецело отвергают научные знания. Вот почему создатели эзотерических учений всегда стремились ин тегрировать такие знания, придавая им, правда, совершенно иное значение. Поэтому надежды на возвращение современ ного человека к «традиционному мировосприятию» являются очередной утопией. Еще более утопичной представляется идея Петрова о «возрождении традиционного мировосприятия»

с «учетом современных научных знаний» [Петров 2006: 170, 190], ибо как практически можно совместить веру в духов места и языческих богов с современными научными представления ми, он не объясняет.

Кого сегодня привлекает Аркаим? Туда едут прежде всего горо жане, которым он дает реальную возможность общения с при родой, чего они не могут найти ни в городе, ни на обычных переполненных отдыхающими курортах. Чистый воздух, усе янное звездами ночное летнее небо, бескрайние степные про странства, свобода от городских условностей и однообразного городского жизненного ритма — все это обостряет чувства, пе реполняет эмоциями и создает открытость для мистических переживаний. Многие узнают об Аркаиме от друзей и знако мых или из туристической рекламы, широко представленной в уральских городах. Немало туристов уже подготовлены к вос приятию мистического опыта чтением выходящей массовыми О визите Путина на Аркаим см.: [Шнирельман 2009: 305–307].

157 ИССЛЕДОВАНИЯ Виктор Шнирельман. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея тиражами литературы, популяризирующей эзотерику и новые религиозные культы (книги В. Мегрэ об Анастасии) или фан тазии о жизни «древних славян» (поддельная «Влесова Книга») и даже «славян-арийцев» (книги А. Асова и «Славяно-арий ские веды», сочиненные А. Хиневичем). Мало кто из них все рьез изучал эзотерику, однако в условиях клерикализации жиз ни, происходившей в течение последних двадцати лет, от бы лого советского атеизма почти ничего не осталось. И даже некоторые атеисты-коммунисты готовы «как граждане России защищать православие как одну из основ независимости своей Родины» [Спящая 2001: 62].

Среди посетителей Аркаима преобладают люди среднего воз раста и молодежь. Встречается немало одиночек, но некоторые приезжают целыми семьями. Особенно много женщин, и иной раз именно они являются инициаторами семейных поездок.

Но чаще приезжают женщины, не находящие взаимопонима ния в семье, ведущие однообразную жизнь в городе и не имею щие хорошего опыта поездок по России, не говоря уже о выез дах за границу. Дома им не хватает эмоций, и именно они более всего тяготеют к эзотерике и трансцендентальному опыту, ста вящих интуицию и «духовность» выше рациональных и праг матических рассуждений и умозаключений.

Примечательно, что в своих молитвах и незамысловатых сти хотворных произведениях такие женщины говорят прежде все го о Любви, мечтают о мужском рыцарстве и придают большое значение единению мужского и женского начал1. В то же время среди туристов встречаются и такие, кто уже побывал в зару бежных странах и чей опыт не ограничивается Россией. Неко торые из них посещали развалины древних городов, другие познакомились, пусть и мельком, с зарубежной религиозной экзотикой, и им есть с чем сравнить увиденное на Аркаиме.

Поэтому отношение туристов к происходящему на Аркаиме и полученной там информации достаточно разнообразно — от восхищения до скепсиса. Многие едут туда в поисках «духов ной истины» и искренне хотят на месте разобраться в своих чувствах и ощущениях. Они исправно ходят на все экскурсии, наблюдают, слушают лекции всевозможных заезжих гастроле ров и делают свой выбор. Некоторые с легкостью поддаются влиянию местных «духовных учителей», но другие относятся к тем с недоверием и пытаются напрямую общаться с «таин ственными космическими силами» или «духами места». При мечательно, что особой душевной раздвоенностью страдают О таких женских или преимущественно женских группах на Аркаиме и их мировоззрении см. книги С. Мальцевой, а также [Спящая 2001;

Ермакова 2003].

№ 14 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ переехавшие в город недавние сельские жители. С одной сто роны, их грызет тоска по малой родине, они склонны романти зировать сельскую жизнь, что влечет их к дикой природе и де лает открытыми к мистическому опыту. Но с другой стороны, зная не понаслышке о тяжелом крестьянском труде, они не мо гут поверить в то, что древние уделяли «духовности» так много времени и энергии, как их хотят в этом убедить местные архео логи и «духовные учителя».

Почему и как возник культ Аркаима? Он был открыт в 1987 г., раскопки проводились на рубеже 1980–1990-х гг., т.е. в тот критический период, когда распадался Советский Союз, на растали межэтнические трения и начались межэтнические конфликты и войны. Одновременно с этим совершался воз врат к религии, и разочаровавшиеся в коммунизме люди с на деждой отдавались на волю всевозможных колдунов и знахарей и бездумно подхватывали новые религиозные учения. Крах коммунизма породил огромный комплекс неполноценности, и, разуверившись в своих способностях, люди ожидали помо щи от любых заезжих гастролеров или даже потусторонних сил.

В этих условиях открытые на Южном Урале памятники «про тоцивилизации» возвращали людям веру в себя, убеждая в том, что Россия вовсе не была постоянным реципиентом, питав шимся лишь тем, что приносилось сюда откуда-то из чужих краев. Выяснилось, что и на территории России могла само стоятельно возникнуть цивилизация, пусть и «несостоявшая ся». Еще более притягательно звучало утверждение о том, что в центре России располагалась прародина легендарных арий цев, которых популярные мифы изображали успешными заво евателями, цивилизаторами, создателями древнейших госу дарств, носителями высочайшей мудрости, честности и внут реннего достоинства. Наконец, эмоции достигали высшего накала, когда выяснялось, что эти «арийцы» оказывались в числе предков [Шнирельман 2001;

Свешников, Свешникова 2008].

Всему этому способствовал и шок, вызванный у бывших совет ских людей дискредитацией коммунистической идеи. Вера в счастливое будущее, обещанное коммунистическими лиде рами, померкла. Однако миф о земном рае не утратил своей привлекательности, но теперь этот рай стали искать не в смут ном будущем, а в далеком прошлом. Знаковым символом стала «традиция». Ныне именно в ней, а не в абстрактных рассужде ниях философов, люди искали спасения. Ведь предки руко водствовались здравым смыслом и опорой на традицию, а вов се не отвлеченными идеями;

они действовали, а не теоретизи 159 ИССЛЕДОВАНИЯ Виктор Шнирельман. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея ровали, и плоды их деятельности можно было реально ощутить, в отличие от туманного будущего. Примечательно, что при этом потребность в вере в счастливое будущее сохранилась.

Однако она уже не требовала научного обоснования, утратив шего свою доказательность вместе с падением коммунизма.

Зато люди стали с нетерпением и энтузиазмом ожидать прихо да эры Водолея, которая, как им обещали эзотерики, должна была принести России возрождение и процветание. Иными словами, будущее теперь воспринималось не как нечто новое, невиданное ранее, а как возвращение к забытой традиции («зо лотому веку»). Именно в таком контексте Аркаим был воспри нят людьми как неожиданное и долгожданное чудо, не только доказывающее возможность достижения социальной гармо нии, но и дающее надежду, поскольку предки этим уже обла дали. Оставалось следовать их примеру и восстановить утра ченное.

Так археологические открытия, сделанные в нужном месте и в нужный момент и поданные в нужном свете, послужили психотерапевтическим лечебным средством, позволявшим из бавляться от комплексов ущербности. В частности, они рожда ли в людях гордость далекими предками и веру в свою Родину, иными словами, в них пробуждались позитивные националь ные чувства.

Правда, это имело и свою темную сторону, когда «арийская идея» подхватывалась ультраправыми и использовалась для культивации погромных настроений. Так, не секрет, что сегод ня скинхеды считают себя «чистыми арийцами» и ставят своей целью очистить страну от тех, в ком они видят незваных «чужа ков» [Шнирельман 2010б]1. И, как мы видели, эзотерические учения вовсе не свободны от таких ассоциаций. Сегодня обра щает на себя внимание тот факт, что на «эзотерическим база ре», активно функционирующем в музее-заповеднике, боль шой популярностью пользуется символ свастики, исторически связанный с идеей «арийства». «Духовные учителя» без устали доказывают, что свастика тысячелетиями имела исключитель но позитивный смысл, который был грубо искажен фашиста ми. Они находят свастику как в структуре поселения Аркаим, так и в абрисе Уральских гор [Глоба 1993: 80;

1995: 29, 32, 68– 69]. А местные торговцы продают амулеты и обереги со свас тичными символами, выдавая их за «славянские», хотя в сла Ссылку на Аркаим можно найти в «Библии скинхеда», написанной в тюрьме Николаем Королевым, одним из организаторов теракта на Черкизовском рынке в Москве. Там Аркаим представлен «нор дической арийской цивилизацией», слава которой должна придавать силы скинхедам как «пере довому отряду белой расы». А целью «белых народов» называется уничтожение зла, представлен ного всеми остальными обитателями Земли [Королев 2008].

№ 14 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ вянской символике свастика если и встречалась, то занимала далеко не ведущее положение. Тем не менее эти амулеты поль зуются спросом, посетителям навязывается понимание свас тики как едва ли не основы славянского мировоззрения.

Между тем какой-либо существенной роли свастики в древне славянской традиции не обнаруживается [Лесман 1999]. А корни современного западного понимания свастики уходят к теософ скому учению Блаватской, из которого оно было заимствовано австрийскими ариософами, а через них попало к германским нацистам [Weissmann 1991;

Гудрик-Кларк 1995]. Для последних свастика означала бескомпромиссную борьбу с «чужаками»

(прежде всего с евреями), и именно в этом значении она сегодня популярна у ультраправых и неонацистов. Так ее и понимают скинхеды и другие ультраправые, нередко украшающие свое тело татуировками в виде свастик. Кроме того, свастика вошла в символику современного «нордического язычества», выстраи вающего свое учение на идее расы [Gardell 2001]. Именно из это го багажа ее и позаимствовали современные русские неоязыч ники, выдающие ее за «древнеславянский» символ.

Сегодня лишь немногие археологи готовы считаться с соци альной ролью своей науки, а большинство не умеют и не хотят общаться с общественностью, недооценивают роль обратной связи и возможность реинтерпретации своих данных и своих слов людьми, далекими от науки. Не хватает и чувства граж данской ответственности, иначе челябинские археологи не пременно поинтересовались бы, что сегодня означает «арий ская идея», какие именно люди и движения ее подхватывают и чем это чревато. На удивление мало кто из сегодняшних уче ных интересуется социальной историей идей. В противном случае, зная о роли ультраправых настроений в современном мире, нетрудно было бы предсказать, кому придется по вкусу «арийская идея». Во всяком случае, тогда вряд ли бы пришло в голову предлагать России в качестве национальной идеи Ар каим с его арийскими ассоциациями.

Вместо этого у некоторых археологов наблюдается стремление (иногда любыми средствами) создать рекламу своим открыти ям. В случае с Аркаимом это делалось с целью привлечения ту ристов. Туристический бизнес был раскручен достаточно гра мотно. Турагенты завлекают людей небылицами и только уже на месте предупреждают, что те могут разочароваться, увидев место раскопок. Действительно, сегодня место бывшего раско па мало зрелищно. Большая часть туристических объектов на Аркаиме — это исторические реконструкции, сделанные сами ми археологами (жилища, печи, погребения, курган Темир) в целях экспериментальной археологии.

161 ИССЛЕДОВАНИЯ Виктор Шнирельман. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея В устроенном археологами историческом парке имеются две площадки, где ставятся эксперименты: осваивается технология древних производств (рис. 21), а также ведется наблюдение за процессом разрушения древних жилищ. Все это важно для са мих археологов, изучающих технологию древних производств, однако опытные туристы тут же опознают подделку, и в их гла зах исторический парк выглядит неким археологическим Дис нейлендом (рис. 22, 23) [Бриль 2008: 57]. Так, люди, побывав шие за рубежом и видевшие, скажем, развалины, оставшиеся от римской цивилизации, остаются в недоумении и действи тельно разочарованы увиденным. Зато не бывает разочарова ний у тех, кто приезжает сюда за «духовным опытом», и многие в дальнейшем становятся частыми посетителями Аркаима.

А некоторые даже устраивают поклонение и сеансы медитации у каменной фигуры кочевнической бабы, поставленной архео логами в расположенном в степи музее под открытым небом (рис. 24).

Общение с публикой — это тоже часть академической жизни.

И возникает вопрос о том, как именно сегодня ученый должен выстраивать отношения с общественностью. Существуют раз ные модели. Например, люди искусства (художники, скуль пторы, архитекторы) нередко вначале интересуются вкусами заказчика и стараются выполнить свою работу так, чтобы оправдать его ожидания. Поэтому, скажем, немецкие или итальянские архитекторы, строившие средневековые храмы на Руси, стремились следовать русско-византийской традиции.



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.