авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Научная жизнь

Научная жизнь

11 октября 2005 года состоялось заседание Социологического клуба при

Институте социологии НАН Украины, на котором обсуждалась

категория

“стиль жизни”, ее познавательные возможности в условиях современного

украинского общества. Вел заседание Клуба заместитель директора Инсти

тута социологии НАН Украины, доктор социологических наук Н.Шульга.

Предлагаем вниманию читателей выступления участников заседания Клуба.

Эвристический потенциал категории “стиль жизни личности” C НИКОЛАЙ ШУЛЬГА, доктор социологических наук, профессор, заместитель директора Института социологии НАН Украины Все более острой становится потребность в актуализации классических катего рий социологии для анализа современной жизни. Последние полтора десятилетия в науках о человеке и обществе отмечаются тенденции активного ввода в оборот новых категорий и понятий. Часть из них были действительно новыми, остальные уже давно использовались в трудах западных социологов, но не употреблялись отечественными учеными. Такая “несимметричность” внимания к традиционным и модерным катего риям объясняется желанием расширить теоретический инструментарий науки, при влечь в исследовательское пространство новые понятия. Однако одностороннее увлечение только новейшими понятиями обедняет познавательный потенциал, не способствует ни развитию теории, ни внедрению научных знаний в практику.

В последнее время ощутимо востребованной становится категория “стиль жиз ни”. В связи с этим имеет смысл сделать определенный “римейк” — ведь эту катего рию широко использовали четверть века назад, в том числе и ученые Института со циологии. Большинство из них и сейчас активно работают в науке, и для них весьма привлекательно возвращение к устоявшейся категории на новом этапе развития как собственной творческой жизни, так и общественной. Кардинальные преобразова ния, происходящие в жизни разных слоев населения после смены общественно по литического строя в Украине в начале 90 х годов ХХ века, коренным образом изме нили образ жизни общества, формируя разнообразные новые стили жизни. Для адекватного отражения практики перед теорией стоит задача переосмысления мно гих исходных постулатов, разработки новых методик исследования, в частности ка сающихся образа и стиля жизни. Этого требует и такая специфика жизни украин ского общества, как сочетание самых современных глобализационных тенденций с реанимацией отживших, архаических способов существования, особенно в селах и малых городках, в результате резкого падения уровня жизни, разрушения инженер ной и социально культурной инфраструктуры. Все это формирует неповторимые стили жизни личности.

Поэтому прежде всего хотелось бы сосредоточить внимание на таких пробле мах, как эвристический потенциал категории стиля жизни. Какие грани социальной практики она раскрывает, в чем заключается ее специфика и какие аспекты жизни личности отражает только она? Какие методологические и методические трудности возникают в процессе имплементации этой категории в исследовательскую практи ку, и в контекст социологического исследования в частности?

Считаю, что прежде всего следует размежевать понятия “образ жизни” и “стиль жизни”, поскольку оба они отражают модели организации жизни личности. Только первый отражает те основы организации жизни, которые являются безусловными Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, 1 Научная жизнь предпосылками социального бытия, выйти из которых личность никак не может.

Они ей заданы, навязаны, предопределены. Правда, мы были свидетелями и участ никами трансформации образа жизни целого общества, когда резко изменялись основные политические, экономические и социальные основания, которые и были для нескольких поколений безусловными предпосылками социального бытия.

Процессы кардинальных общественных преобразований, уплотненных во времени, требуют отдельных исследований. В данном контексте для нас важно отметить то, что произошла системная смена основ организации общественной жизни: произо шел переход от государственной формы собственности к частной, от планово адми нистративной формы управления экономикой к рыночной. Меняется обществен ная легитимация ценностных ориентиров — от однопартийной системы к многопар тийной, от коллективизма к индивидуализму. Наиболее ощутимыми стали измене ния этих безусловных предпосылок в процессе быстрого и резкого социального рас слоения. Полярные образы жизни сейчас фиксируются не столько как результат ис следования, анализа, а как очевидная данность.

Социальные предпосылки, детерминирующие образ жизни, могут проявляться не только на макро, но и на микроуровне, на уровне микроусловий. То есть катего рия образа жизни отражает жесткие детерминанты жизни личности, ее поведения на всех уровнях. Принципиальные изменения организации жизни на уровне бли жайшего окружения личности изменяют не только стиль ее жизни, но и образ жиз ни. К примеру, переход в крупных городах от системы магазинчиков, расположен ных в одном квартале с жильем, к системе супермаркетов, вынесенных за черту го рода, изменяет и образ жизни человека. Ведь разрушается вся обычная бытовая сре да микрорайонов.

Стиль жизни — это та сторона организации жизни личности, где личность прояв ляет себя через выбор, через свое мировоззрение, свои ценности, идеалы, представле ния, вкусы и предпочтения, через самоутверждение. В методологическом плане важ но выяснить, в каких пределах выбора можно говорить о стиле жизни, а в каких — об образе жизни, где между ними проходит граница, где проявляется свободный выбор личности, а где — заданное обстоятельствами поведение. Хотя и в самом стиле жизни важно различать отражение личностной позиции и конформизм, произвол и опти мально выбранный для данных условий вариант жизнедеятельности и т.п.

Вторгаясь в поле методологии, мы попадаем в круг новых проблем. Дело в том, что методологический плюрализм, господствующий сегодня в социологии, требует более строгой самодисциплины исследователя, нежели три десятилетия тому назад, когда наш коллектив разрабатывал категории “образ жизни” и “стиль жизни”. Имеет ся в виду, что исследователь должен быть последовательным в соблюдении опреде ленной, выбранной им методологической позиции, уметь выстраивать всю мысли тельную цепочку на определенных мировоззренческих основах и научной картине мира. А как свидетельствует нынешняя исследовательская практика, придерживать ся этого не просто. Нередко в научных работах присутствует “методологическая каша” — исходные положения базируются на одной теории, часть материала подается по правилам другого подхода, часть — еще на каком то методологическом принципе.

Эти трудности находят отражение и в теоретическом развертывании обсуждае мых нами категорий. Их надежность, аргументационная база опираются на ряд дру гих научных категорий. В нашем случае это прежде всего касается понятий “жизнь”, “социальная жизнь”, “личность”. Последние, в свою очередь, за эти годы заметно из менились. А их изменения требуют пересмотра категорий образа и стиля жизни.

Возьмем категорию “личность”. Как ее понимать? В позитивистском, марксист ском, структурно функционалистском, феноменологическом или постмодернист ском ключе? Ведь в каждом из этих подходов личность предстает по разному. В од ном случае — как целостный, иерархизированный будь то объект или же субъект, имеющий устойчивую самоидентичность, некое ядро, которое разворачивается, из меняется, оставаясь в главном тождественным самому себе;

в другом — как объ 178 Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, Научная жизнь ект/субъект фрагментарный, плоскостно раздробленный, разорванный во време ни, действующий по принципу “стимул–реакция”. Скажем, сегодня кто то пред ставляет личность как продукт социализации, имеющий необходимый уровень са модостаточности, как социально психологическую целостность, разворачивающу юся во времени, ответственную перед собой и обществом за свои поступки, действия на всем жизненном пути, а другие (в частности постмодернисты) — как некую пус тую форму, с которой происходит бесконечная серия социальных и морально пси хологических изменений, как продукт общественных манипуляций. Без определен ности в этом вопросе мы постоянно будем сталкиваться со сложностями по всему контексту исследования стиля жизни личности.

Аналогичные вопросы возникают и в отношении понятия “социальная жизнь личности”. Как его толковать? Что это — целостная последовательность событий, организованных личностью при определенных внешних обстоятельствах, в которых оказывается личность, имеющая собственное отношение к ним, занимающая опреде ленную позицию в них, или же это набор последовательных во времени сюжетов с участием конкретного субъекта, который безответственен перед собой и обществом и единство которого поддерживается только его телесной оболочкой и именем?

Не менее значимой методологической проблемой в изучении стиля жизни яв ляется проблема качества жизни. Дело в том, что большая часть населения нашей страны попала в такую полосу жизни, когда его материальный ресурс не может обес печить полноценного функционирования во всех сферах — в быту, образовании, здравоохранении, культуре, отдыхе и др. Этот крайне низкий жизненный ресурс об условливает специфический образ жизнедеятельности личности, который сводит ся к выживанию. В условиях дефицита жизненных ресурсов человек концентрирует имеющийся у него потенциал на удовлетворении непосредственных, базовых по требностей — в пище, одежде, определенных жилищных условиях, и отказывается от остальных. То есть он не может, не имеет возможности удовлетворять другие по требности, в первую очередь культурные, досуговые, креативные, познавательные, потребности в полноценном поддержании и восстановлении здоровья.

Человек в таких условиях организует свою жизнь как ожидание: сей момент до биться элементарного воспроизводства жизни, а потом уже можно будет полно кровно развиваться. Выживание — это откладывание удовлетворения своих потреб ностей, важных поступков, действий на будущее. Жизнь как будто консервируется, она упрощается, из многогранной превращается в плоскостную. Выживание как об раз жизни в конечном счете можно определить как организацию жизни личности при крайне ограниченных ресурсах, когда все формы активности направлены на са мосохранение.

В ситуации выживания собственно о стиле жизни можно говорить лишь услов но, поскольку у личности резко уменьшаются возможности выбора. А в условиях бедности, нищеты можно говорить в строгом смысле об индивидуализации приспо собления, о вариантах, типах адаптации к бедности. Такую диверсификацию жизни людей можно назвать стилями выживания.

Правда, следует отметить специфическую бедность нашего населения. Это бед ность высокообразованных, культурно развитых людей. Она отличается от беднос ти людей в развивающихся странах. У наших людей развиты духовные, культурные, познавательные и другие личностные потребности. Такое сочетание — высокий уровень образованности и низкий жизненный уровень, бедность — порождает спе цифические стили поведения людей. Здесь формируются стили выживания, прин ципиально отличающиеся от стилей поведения населения бедных стран с низким уровнем образования.

Очевидно, разрабатывая тему стиля жизни личности, нам необходимо описать, исследовать эти отличия и специфику, присущую именно стилю выживания наших людей, с учетом их исторических и культурных особенностей. Не менее важной за дачей является осмысление этапа выхода населения из состояния выживания. По Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, 1 Научная жизнь скольку в нашей стране системный кризис и как его следствие выживание приобре ли затяжной характер, они формируют соответствующие устойчивые установки, эмоциональные состояния и формы поведения. Прежде всего над людьми тяготеет страх перед будущим. И даже когда жизнь начинает улучшаться, страхи продолжа ют детерминировать поведение людей. У них притупляется ощущение адекватной оценки социальной ситуации, а значит, усложняется переход к другим, более содер жательно наполненным и благополучным стилям жизни.

Итак, возможности стилевого разнообразия жизни личности зависят от уровня ее жизни и демократичности условий существования. Чем выше уровень жизни, чем демократичнее общество, тем лучшие условия в нем складываются для развертыва ния многообразия стилей жизни, являющихся отражением процессов самоутвер ждения и самореализации личностей. Хотя эти условия еще не служат гарантией со держательной наполненности стилей жизни.

Мы являемся свидетелями распространения примитивных стилей жизни, ко торые оказываются результатом агрессивных рекламных атак, формой, удобной для утверждения потребительства (за которым стоят транснациональные компа нии, расширяющие свои рынки). Эти стили жизни не самостоятельны, это подража ние моделям. Модели создаются как виртуальные образы, как бренды. На модель ориентируются, ее манифестируют в качестве референтного образа поведения. Он образуется не как результат личностной уникальности — характера, особенностей внутреннего мира, ценностной системы, а как внешне привлекательный образ, кото рому хотела бы соответствовать личность. Причем ее желание тоже, в принципе, не является ее собственным, оно навязано ей извне — через СМИ, рекламу. Таким об разом, желание казаться кем то, демонстрация набора определенных личностных качеств, демонстративное проявление отдельных внутренних черт, подчиненное конкретному образцу, по сути, являются не непосредственным индивидуальным поведением, а стилизацией поведения.

Разумеется, можно возразить, утверждая, что в современном обществе практи чески все виды поведения личности стилизованы, ведь они все в большей мере де терминируются модой, а значит, такая позиция ставит под сомнение существование самого феномена стиля жизни, раз существует только стилизация.

В какой то степени это так, однако люди отличаются именно степенью стилиза ции своего поведения. Эта степень раскрывается категориями “быть” и “казаться”.

Стилизованным поведением можно назвать такое поведение личности, в котором преобладает желание казаться кем то и которое разворачивается под давлением не кой внешней схемы, коей оно должно соответствовать. В свою очередь, аутентичным поведением является поведение, в котором личность раскрывает свои внутренние ценности, самореализуется на основе выработанных ею лично представлений о долж ном. Это поведение, которое человек ощущает и переживает как внутреннюю свободу.

Возможные направления исследования жизненного пути C ИГОРЬ МАРТЫНЮК, доктор социологических наук, ведущий научный сотрудник отдела социальной психологии Института социологии НАН Украины Действительно, в известном смысле обращение к проблеме жизненного пути может, по аналогии с киноискусством, рассматриваться как римэйк. Накануне засе дания нашего Круглого стола я просмотрел вышедшую около четверти века назад коллективную монографию, посвященную исследованию жизненного пути личнос ти, и могу, поскольку лично участия в ней не принимал, искренне выразить восхи щение этой весьма добротно написанной работой. В упомянутой монографии охва чен широкий круг методологических и теоретических вопросов, с которыми сталки вается каждый, кто обращается к изучению проблематики жизненного пути.

180 Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, Научная жизнь В частности, в книге правомерно отмечена тесная связь стиля и образа жизни:

личность, которую можно рассматривать и как элемент социальной структуры, и как микроструктуру со своим внутренним миром, выступает в первом случае как но ситель присущего данному историческому хронотопу образа жизни, во втором — как субъект индивидуального стиля жизни. Здесь акцент ставится на социаль но психологической составляющей образа жизни;

при этом исследователи, указы вая на зависимость стиля жизни от истории и культуры, обоснованно говорят о воз растании по мере развития общества степеней свободы, многообразия жизненных стилей. Помимо анализа теоретических вопросов, касающихся соотношения в сти ле жизни коллективного и индивидуального компонентов, предложена система по казателей стиля жизни, дифференцирующая реальное, вербальное и нормативное поведение, основанная на предпочтениях в выборе видов деятельности, их удель ном весе в личном временном бюджете, на манере исполнения ролевых функций.

Самым качественным образом проанализирована жизнетворческая сторона выбора и осуществления определенного стиля жизни: данная категория концептуально вплетена в систему таких понятий, как “жизненная программа личности”, “жизнен ные планы”, “активная жизненная позиция”, “жизненное кредо”, “жизненные цели” и т.п. В книге раскрыты не только культурно исторические, но и пространствен но временные параметры формирования индивидуального стиля жизни, определе ны главенствующие условия и факторы протекания данного процесса.

Конечно, монография не лишена определенного идеологического налета в виде марксистских догм и “обязательного” набора цитат. Но если оставить без внимания эту дань научному стилю той эпохи, то вырисовывается крепкий теоретический и методологический каркас, на котором может быть построена многомерная модель характеристик жизнедеятельности, определяющих в совокупности особенности стиля жизни индивида.

Значит ли все сказанное, что теоретический поиск в этой области завершен и возврат к данной проблеме должен происходить главным образом путем примене ния наработанных теоретических схем к изменившимся общественным реалиям?

Разумеется, нет. При всей тщательности проделанной четверть века назад ис следовательской работы ряд аспектов проблемы остались вне поля зрения.

Во первых, следует, на мой взгляд, активизировать движение “вглубь” пробле мы. В данном случае подразумевается то, что если на уровне личности стилевые ха рактеристики изучены достаточно подробно — как целостная система черт жизнеде ятельности, проявляющаяся в отношении к другим людям, обществу, труду, быту, досугу и основанная на определенных нравственных критериях, системе ценностей, в конечном итоге — смысле жизни, то более глубокая индивидуализация, связанная с психическими и психосоматическими особенностями, остается пока относитель но сложным и трудноосуществимым делом. Между тем именно здесь кроются су щественные возможности конкретизации научного поиска, соединения его с прак тикой социализации и воспитания. Так, на уровне социально психологического по знания немалые перспективы связаны с ценностно мотивационным ядром личнос ти, принятием или имитацией принятия социальных ролей — выработкой социаль ных масок, мимикрии и т.п. Психологический уровень, за счет которого можно глуб же проникнуть в архитектонику индивидуального стиля жизни — это прежде всего характер и волевые качества индивида. Наконец, известное выражение “человек — это стиль” наталкивает нас на необходимость рассмотрения ряда антропологичес ких, психофизиологических, и наконец, просто физиологических факторов инди видуализации образа и стиля жизни. И дело не только в половозрастных особеннос тях того или иного субъекта, и даже не в состоянии здоровья, но и в биологически об условленных особенностях поведения — например, склонности к риску.

Во вторых, анализируя стиль жизни как своеобразие взаимодействия индиви да с окружающим миром, следует сконцентрировать внимание не столько на субъ ект объектных отношениях, то есть условиях жизнедеятельности, сколько на отно Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, 1 Научная жизнь шениях субъект субъектных, например, общении, референтных группах и т.д. На сколько мне известно, в качестве самостоятельного не затрагивался вопрос тиражи рования и даже навязывания определенных стилей жизни через СМИ, хотя об их роли в промывании мозгов и распространении массовой культуры написано пре достаточно. Любопытно было бы также “повертеть” проблему стиля в связке с про блемой субкультур;

заслуживает внимания и соотнесение стиля жизни с бессозна тельными архетипами (на уровне индивида) и с менталитетом народа, нации (на уровне личностной типологии).

В третьих, перспективным представляется поиск закономерностей трансфор мации стиля жизни одной и той же личности на различных этапах жизненного пути.

Здесь, в первую очередь, применимы лонгитюдные исследования, но возможно про дуктивное использование и других, например биографических, методов из арсенала биодромальной психологии.

Практически “белым пятном” остается стиль жизни в условиях конфликта (на макро, микро и внутриличностном уровнях), жизненных коллизий, экстремальных ситуаций. Все это направление можно условно назвать динамикой стиля жизни, и оно представляется одновременно и наиболее сложным, и наиболее плодотворным.

Как видим, будущим исследователям стиля жизни предстоит не только, образ но говоря, возделывать уже окультуренную научную ниву, но и распахивать немало научной целины. Остается пожелать им в этой нелегкой работе удачи.

Становление и развитие понятия “стиль жизни” в западной социологии C СЕРГЕЙ ПАНЧЕНКО, аспирант Института социологии НАН Украины Одной из важнейших характеристик любого общества является то, как живут люди этого общества: как они питаются, одеваются, чем занимаются. Многие соци альные революции совершались ради улучшения жизни людей, преодоления нера венства. Однако в любом обществе не только всегда существуют богатые и бедные, но и проявляются определенные, характерные для них взаимосвязанные способы пове дения. Так, было замечено, что более образованные и зажиточные слои общества предпочитают шампанское, гольф и оперу, а рабочие — пиво, футбол и популярную музыку. Как и почему происходит формирование таких весьма устойчивых структур поведения, как раз и призвана ответить концепция стиля жизни. Заметим, что иссле дования понятия “стиль жизни”, его места в системе жизнедеятельности личности ак тивно проводились как за рубежом, так и в СССР. Конец ХХ века ознаменовался рас падом СССР и образованием нового государства на политической карте мира — Украины. Поэтому формирование стиля жизни личности в соответствии с демокра тическими принципами, на которых утверждается украинское общество, и требова ниями гуманистических ценностей общечеловеческой культуры — важная задача и значимый аспект социального и духовного реформаторства и нравственного воспита ния в нашем молодом государстве. По моему мнению, теоретические и практические результаты исследований стилей жизни в западной социологической науке целесооб разно учитывать при изучении стилей жизни современного украинского общества.

Концепция “стиль жизни” имеет длительную историю развития в мировой соци альной науке. Однако определения понятия стиля жизни весьма разнообразны. Бо лее того, во многих работах, где речь идет о стиле жизни, используются разные терми ны для обозначения самого понятия. Довольно долго понятие “стиль жизни” употреб ляли в тесной взаимосвязи с понятием “образ жизни”. Когда и кем впервые был ис пользован термин “стиль жизни”, однозначной информации нет. Но уже более 200 лет назад французский натуралист и писатель Георг Луи де Буффон (1707–1788) писал, что “стиль — это сам человек”, а за 150 лет до Буффона английский философ Роберт 182 Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, Научная жизнь Бертон констатировал: “Несомненно, наш стиль выдает нас”. Но, как справедливо от мечает А.Адлер, “до недавнего времени термин “стиль жизни” использовали в основ ном поэты, чтобы показать индивидуальную жизнь, деятельность и смерть как единое целое в тесной связи с целью жизни данного индивида”.

Проблематика образа и стиля жизни исследуется уже в классической социоло гии. Так, в трудах К.Маркса образ жизни трактуется как образ жизнедеятельности личности, социальных групп и общества в целом, проходящей в конкретно истори ческой системе общественных отношений и в соответствии с нормами и ценностя ми, которые отражают эти отношения. На арене истории, по мнению К.Маркса, кон кретно исторический человек действует как часть целого — той или иной общес твенной системы, нации, народности, как член конкретной социальной группы — класса, партии, организации. Образ жизни при таком подходе выступает как отра жение социального в индивидуальном. Стиль жизни, в свою очередь, можно толко вать как индивидуальное проявление социального. То есть можно сделать вывод, что стиль жизни К.Маркс понимал как характеристику того, как индивид организу ет и осуществляет характерными для него способами свою жизнь, как целостную систему устойчивых черт жизнедеятельности, формирующуюся на основе индиви дуальных потребностей и способностей и проявляющуюся в процессе реализации жизненных целей и планов личности.

Г.Зиммель рассматривает вопрос стилежизненной дифференциации в рамках своей “формальной социологии”. Критерий образа жизни и его разнообразные сти левые воплощения служат основанием для выделения групп, которые он персони фицирует в “социальных типах”: аристократ, авантюрист, нищий, кокетка и др. Он фактически впервые озвучивает проблему социального характера в связи с систе мой социальной стратификации, которая нашла предметное развитие в трудах Э.Фромма, Г.Маркузе, Г.Гейта, и решает ее в терминах социально типичных стилей жизни. Зиммель доказывает, что интеллектуализация и рационализация культур ной жизни по своим социальным функциям тождественны “рынковизации” жизни хозяйственной. Поэтому через функционирование денег и повышение уровня ин теллектуальной культуры создается “объективный стиль жизни”, в котором нейтра лизуется первобытная импульсивность мотиваций человеческого поведения.

В определенной степени в этом направлении двигается и М.Вебер, для которого стиль жизни становится предметом исследования в связи с его классовой концепци ей. Согласно его концепции, статусные группы стратифицированы именно по лич ным принципам потребления благ, выраженным в образе жизни, в отличие от клас сов, стратифицированных по уровню экономического состояния. По мнению Вебе ра, статусная позиция определяется уровнем социального уважения и находится в сфере распределения престижа, а статусный престиж выражается прежде всего в том, что от каждого, кто претендует на принадлежность к данному кругу лиц, ожида ют особого образа и стиля жизни.

Роль стиля жизни в статусном престиже заключается в формировании опреде ленных условностей, или символов, которые должны демонстрироваться для того, чтобы достичь полной стилизации жизни, создающей статусную группу и сохраня ющей ее. Таким образом, по отношению к статусной группе определенный стиль жизни выступает как: 1) системообразующее начало;

2) символ принадлежности к группе и идентификации с ней;

3) элемент, обеспечивающий групповую стабиль ность в течение определенного времени;

4) фактор отличия от других групп. По от ношению ко множеству индивидуальных практик стиль жизни выступает как то об щее и повторяющееся, что позволяет отнести конкретного агента (семью или чело века) к одной из множества социальных групп.

К концепции стиля жизни обращались также Т.Веблен, В.Уорнер и О.Тоффлер.

К примеру, Т.Веблен и В.Уорнер и в какой то степени М.Вебер связывали стиль жизни людей с принадлежностью к определенному классу в обществе, к тому или иному социальному слою. Эта принадлежность людей к конкретному социальному Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, 1 Научная жизнь слою формирует у них определенную манеру общения с другими, их образ потреб ления, стиль одежды, форму досуга. Стиль жизни в концепциях Т.Веблена и В.Уор нера представляет собой механизм, не позволяющий нарушать барьеры между со циальными слоями и благодаря этому выступает средством поддержания социаль ного равновесия в обществе. Веблен акцентировал внимание на том, как богатство перевоплощается в зримые, демонстративные символы экономического успеха, и этот процесс он называет “демонстративным потреблением”. По мнению О.Тоф флера, автора книги “Future shock”, главное, что было характерно для периода на учно технической революции, это огромное разнообразие стилей жизни. Ученый связывает существование в обществе разных стилей жизни не с делением общества на классы, группы и социальные слои, а с делением культуры на субкультуры. Пото му то людям очень сложно сориентироваться в этом многообразии субкультур и со здать свой стиль жизни, что приводит к массовому неврозу среди индивидов.

Но несмотря на то, что Т.Веблен, М.Вебер и В.Уорнер связывают формирова ние стиля жизни с делением общества на слои, а О.Тоффлер — с наличием в нем раз ных субкультур, и в том, и в другом случае стиль жизни — один из важнейших эле ментов, способствующих, по их мнению, образованию этих социальных страт (клас сов, групп) и субкультур и их воспроизводству в капиталистическом обществе. В то же время стиль жизни, в понимании этих ученых, является серьезным препятствием для перехода людей из одной социальной группы в другую, от одной субкультуры к другой.

Концепцию стиля жизни мы находим и в социальной психологии А.Адлера.

Стиль жизни он соотносит с индивидом. При этом стиль жизни означает решитель ность, целеустремленность, целостность, постоянство и уникальность индивида и, в конечном счете, субъективную детерминацию его действий. По мнению А.Адлера, при рассмотрении структуры личности основные трудности заключаются в том, что ее целостность, ее специфический стиль жизни строится не на объективной реаль ности, а на субъективном мнении, формирующемся у личности на основе жизнен ных фактов. Хотя Адлер подчеркивал уникальность стиля жизни, присущего каж дому отдельному индивиду, он признавал также и наличие общих черт между людь ми. Каждый человек отличается от других образом жизни, но существующие в об ществе ограничения создают общую для всех основу жизнедеятельности и так или иначе влияют на формирование стиля жизни индивида, отмечал Адлер. Концепцию стиля жизни в зарубежной социально психологической литературе использовал не только А.Адлер. Эту проблематику исследовал в своих работах и Г.Олпорт. Рас смотрев концепции Адлера и Олпорта и сравнив их, можно прийти к выводу, что, не смотря на незначительные расхождения в определении понятия “стиль”, эти авторы представляют стиль жизни как некую устойчивую систему отличительных характе ристик деятельности личности, определяющихся субъективно личностными ка чествами человека.

Проблематика стиля занимает определенное место и в концепциях постиндуст риального общества Дж.Гелбрейта, Д.Белла, У.Ростоу, Ж.Фурастье, хотя они в основном рассматривают вопрос “качества жизни”, “порядка жизни” и “потребле ния”. Например, Д.Белл, анализируя принцип “равенства возможностей” в контекс те концепции общества “высокого качества жизни”, отмечает, что этот принцип дей ствительно является центральной ценностной проблемой постиндустриального об щества. Ученый подчеркивает, что равенство возможностей для достижения лично го успеха в жизни не зависит от социально классового деления в обществе, а опреде ляется индивидуальными способностями участников “справедливых соревнова ний” с целью получения собственности, статуса, влияния, престижа. В целом об щество “высокого качества жизни” представляется автору как новая ступень в раз витии “цивилизации досуга”, в рамках которой главную проблему социальной дея тельности составляет “индустрия услуг”. Если же сравнить основы концепций “по требительства” и “качества жизни”, можно сделать вывод, что и в тех, и в других 184 Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, Научная жизнь главной сферой жизнедеятельности личности выступает сфера потребления, разли чие состоит лишь во взглядах на структуру и направленность самого потребления.

Что касается проблематики стиля жизни в этих концепциях, то здесь следует отме тить, что имидж успешного человека сам по себе — чрезвычайно привлекательная ценность в пределах такого общества, что принуждает индивида формировать свой стиль жизни в соответствии с данным стереотипом, мотивационным ядром которо го является “потребность в потреблении”.

Новое звучание рассматриваемому понятию придал П.Бурдье, определяя стиль жизни через два других понятия — социальное пространство и габитус. Согласно его концепции, “стиль жизни” — это структурированная система позиций социального пространства, которые занимает индивид, принадлежащий к определенной группе (классу), а также его представления об этих объективных позициях, которые, в свою очередь, определяются свойственными индивидам практиками, то есть видами дея тельности и используемыми вещами. И особое место в этой системе принадлежит вкусу — системе схем восприятия и оценки своих и чужих практик.

При таком теоретическом подходе класс или социальная группа понимается как совокупность агентов со схожими позициями. Объяснить и планировать прак тики и свойства агентов позволяет поведение, обусловливающее объединение в со циальную группу. Таким образом, стиль жизни — это система повторяемых в по вседневном поведении практик, определяющих место человека в социальном про странстве. К стилю жизни относятся практики в разнообразных полях социального пространства, таких как потребление и досуг, работа и доходы, здоровье, участие в политике и религии и т.п. Определить стиль жизни — означает дифференцировать людей на группы, различающиеся набором присущих им практик в каждом поле.

Согласно концепции П.Бурдье, различия в стиле жизни обусловлены объемами и соотношением экономического и культурного капиталов агентов. Анализируя эм пирические данные, он размещал классы в социальном пространстве в координатах общего объема капитала и соотношения в нем экономической и культурной состав ляющих, соотнося социальные страты с соответствующими практиками и стилями жизни.

Наряду с интерпретациями П.Бурдье, в которых понятие стиля жизни помогало расширить рамки классового подхода в объяснении характера властных отношений и вводило в контекст социальной стратификации понятия преемственности образова тельных и культурных ресурсов и культурного капитала, в наше время развиваются другие содержательные идеи. Примером аналитического определения стиля жизни путем выявления его структурных компонентов могут служить идеи Ганса Пауля Мюллера, считающего, что стиль жизни характеризуется целым рядом формальных признаков: целостностью, добровольностью, характерностью и стилизацией.

1. Целостность означает, что жизненный стиль личности и группы определя ет, в большей или меньшей степени, все их жизненные проявления. Это со здает целостный образ (гештальт) личности и группы, который можно вос создать даже на основе мелких деталей.

2. Добровольность. В случае жизненного или культурного стиля у индивида всегда есть выбор, который и отличает стиль от традиции или канона. Прак тикуя какой либо стиль, индивид свободен в принятии или отказе от того или иного культурного выбора.

3. Характерность — это момент своеобразия, придающий жизненному стилю легко идентифицируемый и безошибочно узнаваемый вид.

4. Распределение шансов стилизации, то есть масштаб возможностей стилиза ции, имеющихся в конкретном обществе, зависит от многих факторов, в пер вую очередь от его ценностей и нормативной системы, а также от уровня жизни и материального благосостояния граждан.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, 1 Научная жизнь Таким образом, по Мюллеру, стиль жизни является внешним выражением, практическим воплощением основных ценностей личности, тактическим проявле нием ее стратегических представлений.

В целом все определения понятия “стиль жизни” в зарубежной научной литера туре можно классифицировать на группы по следующим признакам:

1. По субъекту стиля жизни: а) стиль жизни отдельного индивида;

б) стиль жизни групп, члены которых находятся в социально психологических отно шениях друг с другом;

в) стиль жизни класса или категории людей, связан ных только тем общим категориальным признаком, на основании которого их относят именно к данному классу.

2. По соотношению понятия “стиль жизни” с другими категориями, например “образом жизни”. В случае трактования “стиля жизни” через “образ жизни”:

а) “стиль жизни” отождествляется с образом жизни. Хотя эта точка зрения представляется неправомерной, поскольку один из терминов вполне можно изъять;

б) “стиль жизни” рассматривают как понятие более узкое, чем “образ жизни”;

в) “стиль жизни” размежевывают с “образом жизни”. “Стиль жизни” рассматривается здесь как показатель социально классовых размежеваний в обществе.

В последнее время концепция стиля жизни становится одной из центральных тем в работах западных ученых по проблемам поведения потребителей, форм досуга индивидов и критериев стиля жизни, соответствующего статусу человека в соци альной структуре общества. При этом делается все, чтобы привить человеку потреб ность в соблюдении конкретного стиля жизни, чтобы потребность эта у него доми нировала, а достижения и неудачи на этом пути он рассматривал как основные клю чевые моменты в своей жизнедеятельности. С этой целью осуществляются много численные исследования стилей поведения потребителей и проведения досуга (ин дивидуального и семейного). Изучают, например, стили потребления женщинами губной помады, мотивы покупок, зависимость их от образа жизни, демографичес ких признаков и т.п. В свое время У.Уэллс и С.Костас отмечали, что одной из при чин обращения к концепциям “стиля жизни” стала потребность в конструировании “профилей” стиля жизни. Сегодня концепции стиля жизни тесно переплетаются с маркетинговыми исследованиями. Отметим также, что в последнее время появи лась тенденция рассматривать динамику стиля жизни скорее в контексте культур ных, чем социальных трансформаций.

Стиль жизни и социальные типы личности C ЕЛЕНА ЗЛОБИНА, доктор социологических наук, заведующая отделом социальной психологии Института социологии НАН Украины Хотя современные исследования стиля жизни во многом нацелены на выявле ние типичных поведенческих моделей, чему посвящены многочисленные практи ческие проекты по изучению стилей потребления, считаю, важно рассмотреть дру гие подходы к анализу стиля жизни. В частности дискуссия относительно эвристи ческого потенциала этой категории должна, по моему, затронуть проблему связи “стиля жизни” и “социального типа личности”.

Теоретически проблему стиля жизни в свое время поднимал А.Адлер именно в плоскости внутренних детерминант, которые определяют типичные поведенческие модели человека. Фактически для Адлера формирование личности и становление определенного стиля жизни является общим процессом. Поэтому, изучая стили, можно обращаться к типичным групповым моделям, можно рассматривать направ ляющие влияния внешних социальных обстоятельств, а можно определять особен ности, связанные с личностными вкладами в продуцирование типичных моделей 186 Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, Научная жизнь поведения. Уместно вспомнить тут близкое к понятию “стиль жизни” понятие “га битус” П.Бурдье, в смысле структуры, одновременно являющейся и структуриро ванной, и структурообразующей, а следовательно, образующейся в результате взаи модействия внешнего и внутреннего.

Чтобы проиллюстрировать этот тезис, обратимся к результатам всеукраинского опроса, в котором была использована методика исследования ценностных ориента ций Ш.Шварца. Ему принадлежит идея структурирования кросс культурного цен ностного пространства по двум осям: “открытость изменениям — консерватизм” и “альтруизм — эгоизм”. В пространстве этих осей расположены 10 базовых ценност ных ориентаций: творчество, разнообразие, гедонизм, достижения, власть, защищен ность, традиции, принятие, великодушие и универсализм. Это пространство, по мне нию Шварца, универсальное, и в его пределах можно сравнивать любые культуры.

В перечень шкал, на основе которых измеряются ценности в методике Шварца, входят: “коллективизм — индивидуализм”;

мастерство как стремление к высокому качеству и повышению квалификации, активности и в то же время гармония мира, в котором все прекрасно, а значит, ничего не нужно менять, ничего не нужно доби ваться;

иерархия и порядок, с одной стороны, равенство и свобода — с другой и т.п.

Мы используем полученные данные не для анализа самих ценностных приоритетов, а как основу для дифференциации определенных социальных типов личности.

Сама постановка вопросов, когда респонденту нужно определить, насколько люди с разными приоритетами похожи или не похожи на него, позволяет использовать по лученные результаты как показатель самоотнесения себя людьми к тому или иному социальному типу.

Очевидно, такие ключевые признаки, как открытость изменениям и консерва тизм, могут быть положены в основу условного деления на типы инноватора и тра диционалиста. Сравнивая их поведенческие приоритеты в разных сферах, можно увидеть как заметные различия, так и немалое сходство. Скажем, не зафиксировано никаких различий в потреблении теле и радиопродукции или в чтении газет, зна чит, можно говорить о сходстве культурного потребления этих типов. Вместе с тем весьма заметные различия наблюдаются в пользовании сетью Интернет. Люди, кон статирующие собственную близость к типу, для которого “важно придумывать но вые идеи и быть творческим человеком”, демонстрируют большую активность: сре ди тех, кто пользуется Интернетом, их 67,4%, а среди тех, кто считает себя не похо жим на этот тип, таких 32,6% (по выборке в целом соотношение этих групп составля ет 45,5% против 54,5%).

Безусловно, этот пример скорее не доказательный, а иллюстративный. Однако сам принцип сочетания в исследовании определения типа личности с выявлением стилевых характеристик поведения оказывается достаточно плодотворным. Ана логичная тенденция фиксируется и среди тех, кто считает себя близким к типу иска теля приключений, и тех, кому “нравится быть свободным и независимым”. Все эти типы демонстрируют схожие модели адаптации к окружению. Если вспомнить ти пологию В.Томаса и Ф.Знанецкого, то перед нами типы с заметным преобладанием одного из “универсальных желаний” — стремления к новому опыту. Именно на основе такой ориентации формируется социально эффективный тип, который ищет новые ситуации с целью расширения контроля над средой. Этот тип демонст рирует особый механизм адаптации — приспособления через активность, определя ющуюся доминированием желания “нового опыта”.

Различие между инноватором и традиционалистом прослеживается, безусловно, не только в плане пользования Интернетом, но и во многих других сферах. Так, если обратиться к общим оценкам, увидим, что инноваторы по сравнению с традициона листами чувствуют себя более счастливыми и лучше оценивают состояние своего здоровья. Однако, по нашему мнению, важен скорее не поиск конкретных различий, а определенные теоретические выводы из приведенных наблюдений. Прежде всего речь идет о необходимости формирования комбинированных исследовательских Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, 1 Научная жизнь стратегий, сочетающих типологизацию не только поведенческих моделей, но и лич ностных характеристик. Видимо, сама по себе такая постановка вопроса не дает отве та о причинных связях исследуемых явлений. Можно, наверное, попытаться постро ить и тип личности, исходя из анализа стиля жизни, и стиль жизни, исходя из анализа типа личности. Но сам принцип объединения в исследованиях стиля жизни внутри личностных, поведенческих детерминант и детерминант среды должен быть опреде ляющим при формировании соответствующих исследовательских программ.

Стиль жизни личности как отражения субъективной реальности C НАТАЛЬЯ СОБОЛЕВА, доктор социологических наук, старший научный сотрудник отдела социальной психологии Института социологии НАН Украины Сегодня наблюдаются важные изменения в научных приоритетах при изучении общественных процессов. В частности, развитие социологии происходит благодаря все более глубокому проникновению в ткань повседневной жизни, сочетанию исто рических закономерностей развития с микросоциальными механизмами и тенден циями, долгое время остававшимися латентными на фоне масштабных обществен ных сдвигов, однако в действительности играющими в них едва ли не решающую роль. Общество в целом и отдельный индивид в частности сегодня стоят перед про блемой, от решения которой существенно зависят темпы социального прогресса, ценности и духовные принципы будущего. Эта проблема заключается в необходи мости выработать новые социальные технологии, делающие возможным не просто приспособление и адаптацию человека к новым условиям жизни с минимальными духовно личностными потерями, но и обретение новых точек опоры в жизни, кото рые обеспечивают наиболее полную самореализацию достойным человека образом, без нарушений прав личности и насилия над ее духовным миром.

Традиционное понимание общества как среды жизни личности, которая в про цессе социализации обеспечивает адаптацию индивида к условиям определенного исторического хронотопа, не утратило актуальности. В обществе личность взаимо действует с другими индивидами;

характер этого взаимодействия зависит от объек тивных общественных отношений, постоянно воспроизводящихся в социальной практике независимо от наших намерений. Однако было бы неправильно односто ронне объяснять детерминированность поведения людей сугубо объективными факторами. Личность — это не только продукт общественных отношений. Освоение норм и ценностей накопленного общественного опыта она осуществляет всякий раз в специфической индивидуальной форме, в зависимости от собственного творчес кого потенциала. В ходе взаимодействия с социумом личность является не только объектом социального влияния, она активно раскрывает свои жизненные силы, внутренний мир, оказывает обратное влияние на общество в соответствии со свои ми ценностями, установками, ожиданиями, верованиями, убеждениями. Именно такое неповторимое по содержанию, конфигурации, динамике формирования соче тание объективного и субъективного начал является первоисточником возникнове ния жизненного стиля личности, несущего на себе отражение индивидуально не повторимого сочетания внешнего и внутреннего миров.

Жизненный стиль личности и как научная категория, и как феномен социаль ного поведения находится в неразрывной связи с таким явлением (и категорией), как “другая”, “субъективная” реальность, конструируемая субъектом как на созна тельном, так и на бессознательном уровне, и выступающая одновременно реальным фактором восприятия окружающего мира и превращения его в “жизненный мир”.

По нашему определению, субъективная реальность представляет собой целостную и относительно устойчивую систему образно смысловых конструктов, исходя из которой субъект формирует собственные представления о социальной реальности в 188 Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, Научная жизнь рамках совместных действий с другими субъектами в континууме объективного мира. Такая система образно смысловых конструктов весьма устойчива, однако мо жет трансформироваться в результате переживания и осмысления новой информа ции, полученной субъектом в ходе его жизнедеятельности.

Субъективная реальность является составляющей социальной реальности и вместе с объективной и интерсубъективной реальностями образует ее структуру. В свою очередь, субъективную реальность можно дифференцировать еще на два мо дуса существования: рациональный и иррациональный. Субъективная рациональ ность объединяет осмысленные, целенаправленные, ориентированные на общее действия индивидов, которые выражают их логически взвешенную позицию. Субъ ективная иррациональность выражает такой тип индивидуального сознания и пове дения, который связан с автоматическим, невольным реагированием личности на конкретные текущие ситуации. Стиль жизни личности — это, по сути, результат, проявление функционирования определенной субъективной реальности, то слож ное образование, которое объединяет как рациональные, так и иррациональные компоненты. Заметим, однако, что в процессе выработки, кристаллизации у личнос ти собственного стиля жизни происходит постепенное смещение в сторону ирраци онального компонента. Ставя сознательные цели, стремясь достичь их в реальной деятельности, человек невольно закрепляет в подсознании наиболее удобные и наи более эффективные для него способы действий и затем использует их как универ сальные, сталкиваясь с другими жизненными ситуациями, что и приводит в конеч ном счете к определенному стилю жизни.

Исходя из этих соображений, главной задачей современной социологии и соци альной педагогики следует признать создание новейших социальных технологий развития и саморазвития личности, благодаря которым можно расширить ее твор ческие возможности, стимулировать личную ответственность за происходящее, в том числе и за осуществление собственной жизни;

превращение личности в субъект деятельности, который реально принимает решения, действует сообразно вырабо танным ценностям, обретая тем самым индивидуально неповторимый стиль жизни.

Словом, речь идет о выработке таких механизмов саморазвития, которые бы позво ляли личности творить собственную судьбу посредством напряжения воли, саморе ализации в труде и общении, выбирать широкий спектр социальных ролей и реали зовывать их в собственном стиле.

Новые стили жизни как источник латентной легитимации рыночного общества C АЛЕКСАНДР РЕЗНИК, кандидат социологических наук, научный сотрудник отдела социальной психологии Института социологии НАН Украины Разрушение политических, экономических и социально культурных институтов привело к глубинным социально психологическим изменениям в сознании населе ния Украины. Падение уровня и качества жизни, экономический хаос вынудили на селение радикально изменить собственное поведение, сосредоточившись прежде все го на выживании. В течение 1990 х годов адаптационные практики стали наиболее распространенными. Вместе с тем двойная институционализация, при которой мир но сосуществуют старые и новые социальные институты, не способствует оконча тельному утверждению ценностно нормативной системы рыночного общества. Ис следования общественного мнения последних лет свидетельствуют о низкой поддер жке рыночных преобразований. И все же медленное “перетекание” людей в частную сферу демонстрирует объективное формирование организационных структур ры ночной экономики. Возникает вопрос, что является источником легитимации такого общества? Ведь понятие легитимности, вытекающее из классической теории М.Вебе Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, 1 Научная жизнь ра, понимается как “рационально правовое” обоснование “веры” в законность уста новленных правил. Отсюда массовая поддержка не означает автоматической леги тимности, а значит, аспекты легитимности следует обсуждать даже при полном отсу тствии массовой поддержки. Ключевым аспектом в понимании легитимности М.Ве бером является отсутствие “приемлемой альтернативы”. Обращение к категории “стиль жизни”, возможно, позволит рассмотреть процесс легитимации и социальной стратификации через поведенческие практики населения Украины.

Стиль жизни определяют как относительно стабильную форму организации повседневной жизни в рамках структуры заданной жизненной ситуации с учетом доступных ресурсов. Для понимания стиля жизни социального субъекта первооче редное значение имеет изучение его поведения в конкретной социальной ситуации.

М.Вебер, к примеру, рассматривал стиль жизни как критерий социальной страти фикации общества. Социальный статус всегда был связан со специфическим сти лем жизни, к которому относятся потребление определенной одежды, мебели, на питков, автомобилей и т.п., считающихся характерными для специфической статус ной группы. Социальные статусные группы используют формы потребления как средство определения своего ранга и обособления себя от других. Это касается всех статусных групп, пользующихся определенными знаками для обособления себя от других. Тип жилья, тип предметов длительного пользования — все эти аспекты про цесса потребления могут служить знаками различия между статусными группами.

Естественное желание индивида повысить собственный социальный статус об условливает приобщение к тем или иным формам потребления, досуга, культурных практик, а это, в свою очередь, солидаризирует индивида с социальной группой, в которую он стремится попасть.

По мнению Н.Паниной, в стабильном обществе стили жизни (то есть реальные модели образа жизни) членов общности регулирует ценностно нормативная систе ма как непосредственно — через ролевые экспектации в отношении поведения лю дей с разными социальными статусами, так и опосредованно — формируя сознание (ценностные ориентации, установки, жизненные цели, то есть идеальные модели образа жизни, позволяющие мысленно подготовиться к успешному выполнению социальных ролей). В нестабильном обществе, где ценностно нормативная система разрушается и возникает состояние аномии, стили жизни обусловлены прежде все го особенностями индивидуального сознания. Решающую роль приобретает аф фективный, когнитивный и моральный потенциал индивидуальных особенностей сознания и поведения людей, жизнедеятельность которых осуществляется в дез организованном обществе. Ведь в условиях нарушения обычного механизма адап тации детерминация стилей жизни происходит не путем приспособления к соци альным нормам, а на основе индивидуальных ценностных предпочтений и ценност ных ориентаций, что и является, собственно, почвой для кристаллизации новой ценностно нормативной системы общества. Важной характеристикой социального статуса в условиях общественных преобразований является неопределенность. В поисках основных ценностей наблюдается частая смена критериев социального ста туса. При фактическом отсутствии нормативной регуляции образа жизни принци пиальным моментом стиля жизни становится неустойчивость. В свою очередь, цен ностные ориентации людей, как правило, определяются их общим психическим со стоянием, социальным самочувствием и психическим здоровьем.

С другой стороны, направленность ценностных ориентаций индивида также за висит от удовлетворения материальных и психологических потребностей. Исследо вания Р.Инглхарта свидетельствуют о том, что социально экономическая ситуация влияет на ценности, а те, в свою очередь, определяют характер стиля жизни.

Таким образом, проблематика стиля жизни связана с вопросом: чем обусловле ны реальные образцы поведения — сознательным выбором личности, подсознатель ным социально психологическим влиянием или социальным конформизмом?

190 Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, Научная жизнь В результате общественной трансформации, сопровождающейся социально экономическим кризисом, формирование новой ценностно нормативной системы, приобретающей черты “потребительской”, сопровождается созданием новых сим волических конструкций, которые отчасти разрушили отношения доминирования прежнего советского общества и заложили фундамент для создания новой системы доминирования в схеме стратификации. В частности, СМИ, реклама систематичес ки корректировали массовое сознание на интериоризацию структурных и идеоло гических императивов рыночной, коммерциализированной экономики.

Существует мнение, что реклама переводит такой важный социальный процесс, как субъективация социальной стратификации, из сферы материального произво дства в сферу потребления. Вместо доступа к обладанию средствами производства предлагается доступ к потреблению. Индивидуальное самоутверждение происхо дит не в трудовой деятельности, а через потребление товаров, то есть иерархия клас совых отношений постепенно вытесняется иерархией потребляемых товаров. Пози ция на социальной лестнице определяется типом “престижных товаров”, которые человек может купить. При таком подходе вертикальная мобильность рассматрива ется как процесс движения снизу вверх по ступеням престижных товаров и услуг.

Престижные товары и услуги в большей степени, чем принадлежность к высшему классу, служат указателем стратификационного продвижения. Принадлежность к высшему классу предполагает престижное потребление, его атрибуты становятся определяющими в социальной стратификации. Высказываются предположения, что стилевые различия в будущем будут определять социальную стратификацию и приведут к появлению неосословного общества.

Таким образом, потребность в выживании приводит к практикованию новых, вынужденных социальных действий, направленных не на накопление или сохране ние финансовых ресурсов, а на немедленное потребление товаров и услуг. Новые, потребительские практики усиливают противоречия между объективными услови ями принадлежности к социальному классу и субъективным мнением людей о сво ем месте в социальной структуре. Различия между способностью разных людей приобретать и потреблять товары объясняют и оправдывают существующее разли чие в статусах. Продуцируется социальная ценность успеха, позволяющая человеку почувствовать себя значимым, потребляя те или иные товары. Поскольку противо речие между ожиданием и реальностью угрожает самооценке индивида, для его пси хологического комфорта существующие правила игры в обществе должны приоб рести нормативные черты. Таким образом, новые стили жизни, основанные на до минировании потребления, становятся безальтернативными, а это и есть обретение легитимности. Образы и представления о социальной стратификации, сформиро ванные в ходе усвоения новых стилей жизни, выполняют функцию легитимации рыночного общества. Поэтому использование категории “стиль жизни” может по мочь нам понять некоторые парадоксальные феномены постсоветского периода.

Стиль жизни пожилых людей C РИММА АНУФРИЕВА, кандидат философских наук, старший научный сотрудник отдела социальной психологии Института социологии НАН Украины Как известно, понятие “стиль жизни” характеризует устойчивые, повторяющие ся социальные связи личности в разных сферах ее жизнедеятельности: социальной, политической, культурной, духовной, повседневной, образующие формализованную и неформализованную структуру, центром которой является сама личность. И хотя проблематика стиля жизни не нова для отечественной науки, это не уменьшает ее ак туальности и значимости в условиях современного украинского общества. Различ ные аспекты проблемы стиля жизни активно разрабатывались еще в 1970–1980 е Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, 1 Научная жизнь годы, однако позже не получили широкого распространения, тогда как в работах за падных ученых (Гидденс, Бурдье, Тоффлер и др.) они остаются актуальными.

Понятие “стиль жизни” соотносится с понятием “образ жизни”, которое харак теризует определенный срез, или аспект системы “общество”. Сопоставление поня тий “образ жизни” и “стиль жизни” указывает на то, что образ жизни отражает соци альные принципы организации способов жизнедеятельности субъекта, а понятие “стиль жизни” в определенной мере воспроизводит типы жизнедеятельности, воз можные в пределах данных социальных принципов и норм организации жизни лич ности. На процесс создания личностного стиля жизни влияют культурные и суб культурные факторы, а также личностный опыт. Роли, выполняемые человеком, от ношения, в которые он вступает в процессе трудовой деятельности, выбор, который он делает в различных сферах жизнедеятельности, формируют стиль его жизни. Он создает собственный стиль жизни из спектра поведенческих форм, предлагаемых обществом, отдельными его институтами, средствами массовой информации. Та ким образом, отметим, что понятие “стиль жизни” и стоящая за ним реальность свя заны с активной деятельностной сущностью жизни человека, с той стороной его жизнедеятельности, которая является результатом волеизъявления, с тем аспектом поведения, который раскрывает черты характера личности.

Стиль жизни отражает не единичный способ или форму жизнедеятельности, а устойчивые, повторяющиеся шаблоны, определенный “почерк” поведения личнос ти. Эти способы поведения суть проявления типичных личностных черт, свойств характера. Вместе с тем следует подчеркнуть, что существует не только индивиду альный стиль жизни, но и стиль жизни группы, определенного множества людей, придерживающихся общих, единых способов жизнедеятельности. Стиль жизни — это не единичное явление, а распространенные, массовые формы и способы жизне деятельности людей. И в этом случае необходимо обратить внимание на тот факт, что понятие “стиль жизни” не тождественно понятию “стиль жизни индивидуаль ности”, или индивидуальному стилю жизни. Под последним понимают единство об щих, повторяющихся, особых, уникальных способов и форм жизнедеятельности конкретного индивида. В своем выступлении я буду использовать понятие стиля жизни как группового феномена применительно к конкретному слою, категории людей. В центре внимания будут находиться особенности жизнедеятельности лю дей пожилого возраста в сфере труда, быта, досуга, ценностных ориентаций и т.п.

Значительное влияние на формирование стилей жизни разных слоев населения оказывают социокультурные факторы, создающие особую ситуацию развития об щества, к которой должны приспосабливаться социальные субъекты. Это “приспо собление”, выработка новых стилевых характеристик поведения имеет свои отли чия, присущие различным возрастным группам. Так, старшее поколение, люди по жилого возраста образуют специфическую социально демографическую группу, численность которой постоянно возрастает практически во всех странах, что явля ется устойчивой тенденцией развития человеческой цивилизации. Этой группе свойственны значительные особенности приспособления к новым условиям суще ствования, выработки определенных форм поведения в разных сферах жизнедея тельности. Невозможность в связи с приобретением статуса пенсионера реализо вать себя в обычной сфере — сфере труда — приводит к смене ритма жизни, а отсюда и к изменениям в представлениях о смысле жизни, выполняющим компенсаторную роль и коррелирующим с уровнем социальной адаптации пенсионеров.

Старшее поколение, люди преклонного возраста под влиянием различных со циокультурных факторов — информационных возможностей, устоявшихся взгля дов на жизнь — в основном остаются носителями и “пропагандистами” традицион ных черт устойчивого стиля жизни, традиционных культурных ценностей. Так на зываемое информационное неравенство, присущее разным слоям населения и воз растным группам, безусловно, сильнее всего ударяет по старшему поколению. У них, например, самая низкая информированность, компьютерная грамотность, о 192 Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, Научная жизнь чем свидетельствуют данные мониторинговых исследований Института социоло гии НАН Украины. Так, по результатам мониторинга за 2005 год 97,9% пожилых респондентов никогда не используют компьютер, да и не умеют этого.

В целом стиль жизни людей преклонного возраста характеризует стремление к стабильности, устойчивости и сохранению достигнутого в противовес инициативе и риску. К примеру, на вопрос “Чего Вам не хватает в жизни?” подавляющее большин ство пожилых людей ответили — стабильности в государстве и обществе (70,5%), умения жить в новых общественных условиях (45,8%), государственной защиты от падения уровня жизни (80,0%). В планах на будущее у них преобладает стремление к сохранению жизненной ситуации, нежелание существенно менять свой стиль жизни.

Отсюда довольно пессимистичной оказывается оценка перспектив дальнейшей жиз ни — 70,4% отмечают, что им не хватает уверенности в собственном будущем. Пожи лым людям недостает и чувства внутреннего удовлетворения — так ответили 54,0% опрошенных. На вопрос мониторинга 2005 года “Что, по вашему, лучше — терпеть любые материальные трудности ради сохранения в стране порядка, мира и покоя или в случае значительного ухудшения условий жизни выходить на улицу с протестом?” большинство пожилых людей (46,0%) ответили, что лучше терпеть любые матери альные трудности, тогда как среди представителей возрастной группы 40–54 года с таким утверждением согласились только 30,9%. Не слишком характерна для пенсио неров и уверенность в том, что ситуация в стране будет улучшаться (49,6%).

Важным аспектом жизнедеятельности людей пенсионного возраста является их взаимодействие не только с ближайшим окружением, но и с обществом в целом.

Так, по результатам мониторинга 2005 года, на вопрос о важности общественного признания получены следующие ответы: 49,7% опрошенных признали, что им не достает справедливой оценки заслуг человека перед обществом, доброту и сочу вствие со стороны окружающих ощущают 36,1% пожилых людей. Поэтому в борьбе за здоровье и долголетие этой категории людей особое внимание следует уделять проблеме их социальной адаптации, что в широком понимании предполагает при способление их к обществу — и наоборот, общества к ним. Дефицит контактов с об ществом вызывает пессимистические взгляды на нынешнее положение дел, на про исходящие в стране преобразования и в целом негативно влияет на их стиль жизни.

В общем для преодоления неблагоприятных изменений в разных сферах жизнедея тельности людей пенсионного возраста необходимо улучшать условия их жизни и таким образом способствовать снижению напряжения, имея в виду оптимизацию и интеграцию их в общество, повышение статуса пенсионеров и их общественной ак тивности. Однако повышение активности пожилых людей, продуктивности их жиз ни зависит не только от ближайшего социального окружения и общества в целом, но и от психологической переориентации их самих в направлении формирования жиз ненной перспективы и установки на активный образ жизнедеятельности, расшире ние сферы интересов, круга общения.

Процесс информатизации как демократизационная составляющая стиля жизни современной молодежи C НАТАЛЬЯ БОЙКО, кандидат социологических наук, научный сотрудник отдела социальной психологии Института социологии НАН Украины Новая информационно коммуникативная система радикально трансформиру ет пространство и время, фундаментальные измерения человеческой жизни. Благо даря своим техническим и социальным особенностям Интернет технологии созда ют определенные условия и возможности трансформации стиля жизни личности и изменения логики отношений социальных субъектов в современном обществе. Ин тернет — это качественно новый шаг вперед в развитии масс медийных технологий, Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, 1 Научная жизнь позволяющий рядовому пользователю самостоятельно составить мнение о разнооб разных событиях. Развитие пользования Интернетом — как в мире в целом, так и в Украине — имеет тенденцию к увеличению количества пользователей сети.

Результаты мониторингового исследования по вопросам развития информати зационных процессов в Украине, проводимого Институтом социологии НАН Укра ины с 2002 года, фиксируют непрерывное увеличение в исследуемый период коли чества украинских пользователей Интернета. В 2005 году количество респондентов, указавших, что пользуются услугами Интернета, возросло более чем в 2,5 раза по сравнению с 2002 годом и превышает сегодня 10% граждан Украины. Эти тенден ции особенно заметны среди молодых слоев населения страны. Исследование раз ных возрастных групп украинских пользователей Интернета фиксирует увеличе ние их количества почти во всех возрастных группах. Но наиболее активным по льзователем Интернет сети остается именно молодежная возрастная группа. Так, в возрастной группе до 25 лет количество пользователей сети в 2004 году увеличилось почти на 10% по сравнению с 2002 годом, что как минимум вдвое превышает темпы роста в других возрастных группах.

Молодые люди гораздо активнее усваивают новейшие информационно комму никационные технологии, чем родители, намного быстрее осваиваются в современ ном мире. Уже в 2002 году Интернетом пользовались около 10% молодых украин цев в возрасте до 35 лет, а в 2005 году количество молодых пользователей Интернета в Украине достигло почти 20%. Среди населения Украины в целом эти показатели составляли соответственно 6% и 10%. Среди молодежи доля “имеющих потреб ность, но не имеющих возможности пользоваться Интернетом” почти вдвое выше, чем среди населения Украины в целом. Кроме того, анализ динамики увеличения количества пользователей Интернета среди молодежи по сравнению с населением Украины в целом демонстрирует постепенное и весьма существенное уменьшение среди украинской молодежи группы лиц, отмечающих, что “не имеют потребности и никогда не пользуются Интернетом”. В 2005 году этот показатель среди молодежи в возрасте до 35 лет снизился почти на 10%, тогда как среди населения Украины в це лом остается почти без изменений в течение всего периода исследования и колеб лется на уровне 80–83%. Следует отметить, что молодежь активнее пользуется Интернетом как дома (5,9% против 3,4% среди всего населения Украины), так и на роботе (6,3% среди молодежи против 4,0%). Тем более это касается таких мест, как Интернет кафе, компьютерные клубы и т.п.

Результаты исследования молодежной группы пользователей Интернета, про веденного автором в рамках исследовательской программы “Молодежь Украины:

культурные запросы и досуг” (Институт проблем семьи и молодежи, октябрь года, выборка — 2003 респондента, молодежь в возрасте от 14 до 35 лет), показали, что большинство молодых людей обычно пользуются компьютером у себя дома (43%) или на работе (30%);

несколько меньше — в учебных заведениях (25%) и в компьютерных клубах и Интернет кафе (23%). Меньше всего оказалось тех, кто по льзуется компьютером дома у своих друзей, приятелей или родственников (20%).

Рассматривая степень интенсивности пользования компьютером среди современ ной украинской молодежи, заметим, что большинство опрошенных проводит за компьютером около 2 часов в день в будни (27%) и почти 3 часа — в выходные (19%).

Количество часов, проведенных за компьютером в выходные, имеет немного боль ший диапазон, нежели в будни.

Изучение молодежной аудитории выявило, что чаще всего молодые украинцы используют Интернет для поиска информации для обучения/повышения квалифи кации (49%), для ознакомления с последними новостями (28%), для выполнения профессиональных обязанностей (27%), для поиска информации по вопросам ку линарии, автодела, садоводства, спорта, живописи и т.п. (25%), для передачи сооб щений по электронной почте (24%), прослушивания музыки и просмотра фильмов (21 %), общения в чатах (18%) или просто блуждают по сети (15%). Реже всего моло 194 Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, Научная жизнь дежь использует Интернет для участия в форумах и конференциях (4%), прослуши вания радиостанций через Интернет (4%), для чтения/переписывания в свою элек тронную библиотеку художественных книг (5%) и для дополнительного путем со здания сайтов на заказ, распространения рекламы и т.п. (5%).

Исследование молодежной аудитории свидетельствует о том, что молодежь Украины обращается к Интернету прежде всего для работы, повышения своего про фессионального уровня и поиска новостей, а также для общения и отдыха. Вместе с тем результаты опроса показывают, что украинская молодежь использует возмож ности Интернета не в полном объеме. Например, такую демократическую возмож ность общения, как участие в форумах и конференциях в сети Интернет, молодые жители страны используют минимально.

Анализ гражданских и социальных ориентаций и практик молодых пользовате лей Интернета по результатам мониторинга показал, что они отличаются от моло дых жителей Украины, которые “не имеют потребности и никогда не пользуются Интернетом”, а также от “тех, кто имеет такую потребность, но не имеет возможнос ти” — потенциальных пользователей (17,5%). Следует отметить, что представители этих групп отличаются и по своим социально демографическим характеристикам.

Однако я не буду останавливаться на рассмотрении социально демографических особенностей этих групп. Рассмотрю подробнее их гражданские и социальные ори ентации, что, на мой взгляд, демонстрирует специфику группы молодых пользова телей Интернета, обусловливает некоторые особенности стиля жизни этой группы молодых граждан Украины.

Рассматривая гражданские установки пользователей Интернета, можно отме тить, что позитивное социальное самоощущение определенным образом связано с оценкой своих возможностей в отношениях социальных субъектов в обществе, в частности — в отношениях с властью. Заметим, что такие установки являются веду щими в процессе развития полноценного гражданского общества в стране. Реально становление новых социальных отношений в процессе демократизации нашего об щества связано с такими аспектами, как общественная активность, социальная ин теграция, а также с саморегуляцией, активизацией и действенностью социальных субъектов Украины, с повышением уровня участия граждан в принятии решений на местном уровне и расширением путей влияния общественности на решения власти.

Результаты исследования фиксируют ряд особенностей гражданской актив ности пользователей Интернета по сравнению с другими группами. Например, в от ветах на вопрос, касающийся возможности противостоять принятию правительст вом Украины решения, посягающего на их законные права и интересы, обнаружи лась следующая тенденция — более 20% пользователей Интернета указывают на свою способность влиять на решения правительства Украины, а в группе тех, кто “не имеет потребности и никогда не пользовался Интернетом”, таких всего 7,3%. Боль шинство представителей последней группы (56,1%) уверены в том, что “ничего не смогли бы сделать” в случае принятия правительством Украины решения, ущемля ющего их законные права и интересы. Аналогичные тенденции фиксируются и в от ношении оценок возможностей влияния на власть на местном уровне. Вместе с тем в группе пользователей только 26,1% указывают на свою неспособность противодей ствовать решениям местных властей.

В плане вероятного участия у разного рода митингах и демонстрациях протеста, если таковые будут происходить, распределение ответов респондентов во всех очер ченных выше группах оказалось примерно одинаковым и показало наличие среди молодежи трех почти равных групп по данному признаку — около трети респонден тов отметили, что “вероятнее всего, будут участвовать в таких акциях” (37,7%), по чти столько же уверены, что “скорее всего, не будут этого делать” (36,6%), затрудни лись с ответом 25,7% представителей всех трех выделенных ранее групп.

Вместе с тем в ответах на вопрос относительно вероятного выбора наиболее эф фективных и приемлемых мер и средств отстаивания своих прав и интересов предста Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, 1 Научная жизнь вители рассматриваемых нами групп имеют некоторые различия. Так, молодежь из группы пользователей Интернета и группы “тех, кто имеет такую потребность, но не имеет возможности” (потенциальных пользователей), отдает предпочтение таким средствам, как “законные митинги и демонстрации” (41,2% и 44,3% соответственно), тогда как в группе тех, кто указал, что “не имеет потребности и никогда не пользовался Интернетом”, таких 30%. Кроме того, почти вдвое больше, по сравнению с последней группой (8,6%), в группе пользователей Интернета и потенциальных пользователей оказалось тех, кто в качестве средства борьбы за свои права и интересы выбирает “пи кетирование государственных учреждений” (16,0% и 15,1% соответственно).

Молодые люди, указавшие, что “не имеют потребности и никогда не пользова лись Интернетом”, оказались более пассивными в выборе мер и средств отстаива ния своих прав и интересов и пессимистичными в осознании своей возможности влиять на власть. Вместе с тем пользователи Интернета и потенциальные пользова тели больше уверены в оценке необходимости отстаивания своих гражданских прав. Им реже присуще пассивное приспособление к общественным обстоятельст вам. По результатам исследования, именно группа пользователей сети оказалась бо лее расположенной к активным действиям в отношениях с властью, к защите своих прав и интересов.

Кроме того, пользователи Интернета более положительно воспринимают изме нения в плане демократизации общественной жизни. Демократические характерис тики украинского общества для этой группы более явные: по их мнению, за послед ний год возросли возможности свободного высказывания своих взглядов (32% по сравнению с 27% среди молодежи в целом), получения достоверной информации о событиях в стране и мире (42% и 36% соответственно), защищенность от произвола власти, чиновников (19% и 14% соответственно). Можно предположить, что именно постоянный доступ к сетевым источникам информации расширяет социальную осведомленность молодежи, обеспечивает ознакомление с разными точками зрения на конкретные проблемы и формирование собственной позиции в отношении раз личных проблем и событий социальной жизни, что способствует позитивному виде нию ситуации в сфере демократических преобразований.

Подчеркнем также, что среди пользователей Интернета достаточно высок уро вень гражданских, патриотических установок. Как и остальная молодежь, из раз ных вариантов ответа на вопрос “Кем Вы себя считаете?” они чаще всего выбирают вариант “гражданином Украины” — 66% (62% в целом среди молодежи). Результа ты исследования свидетельствуют также, что молодежь, пользующаяся Интерне том, как правило, склонна гордиться своим украинским гражданством, как и пред ставители других групп (позитивно ответили на вопрос: “В какой мере вы гордитесь или не гордитесь тем, что являетесь гражданином Украины?” 48% группы пользова телей Интернета, 55% группы потенциальных пользователей и 49% группы неполь зователей). К тому же, по результатам опроса, именно среди представителей этой группы самый низкий процент указавших, что не гордятся своим украинским граж данством. Так считают чуть больше 10% пользователей Интернетом. В группе тех, кто “не имеет потребности и никогда не пользовался Интернетом”, 17% отметили, что в той или иной мере не гордятся своим украинским гражданством.

Рассматривая ориентации на социальные достижения пользователей Интерне та, можно отметить, что результат анализа социального самочувствия, оценки свое го места в современном обществе и перспектив социальной и профессиональной са мореализации также оказался более положительным в группе молодых пользовате лей Интернетом.

Представляя свою активную социальную позицию и установку на социальные достижения, 62,2% молодежи из круга пользователей Интернета соглашаются с мнением, что “людям, жизнь которых не сложилась, просто не хватает настойчивос ти, силы и воли”;

в группе тех, кто “имеет потребность в пользовании Интернетом, 196 Социология: теория, методы, маркетинг, 2006, Научная жизнь но не имеет возможности”, таких 59,4%, а в группе тех, кто “не имеет потребности и никогда не пользовался Интернетом” — 46,3%.

Следует признать, что группа пользователей Интернета чувствует себя в новых условиях общественной жизни гораздо увереннее и оптимистичнее остальной мо лодежи. Они выше оценивают свои социальные качества, возможности реализовать себя в профессии, обеспечить себе достойный уровень жизни, добиться социального и жизненного успеха.

Существует и ряд особенностей информационно культурной компетентности пользователей Интернета.

Таким образом, можно утверждать, что гражданские и социальные ориентации и практики группы молодых пользователей сети имеют свою специфику. Это и бо лее высокий уровень демократических установок и общественной активности во многих случаях, и более широкий круг социально информационных запросов, и бо лее высокий уровень их удовлетворения.



Pages:   || 2 |
 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.