авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Санкт-Петербургский государственный университет

Филологический факультет

Кафедра общего языкознания

НЕЛЕГАЛЬНАЯ ЛИТОВСКАЯ ГАЗЕТА

«PALEMONAS» (1893):

АНАЛИЗ ЯЗЫКА

И ПОДГОТОВКА КРИТИЧЕСКОГО ИЗДАНИЯ

Дипломная работа

студента V курса

отделения балтистики

Любови Николаевны Плисовой

подпись Научный руководитель доц. А. В. Андронов « » 200 г.

подпись Санкт-Петербург, 2009 Защита состоялась « » 200 г.

Оценка _ Члены комиссии: _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ Содержание Введение............................................................................................................... Глава I. О тайном обществе «Apaios ir Nemunlio vienyb», выпускавшем газету «Palemonas»............................................................. Глава II. Комментарий к содержанию газеты................................................ Оглавление..................................................................................................... Название......................................................................................................... Легенда о Палямонасе.................................................................................. Эпиграф.......................................................................................................... Dovana Lietuvems........................................................................................... anga.............................................................................................................. 10 metinis pirmojo lietuviszko laikraszczio „Auszros” jubilejus 10 kovos 1883–93................................................................................................... Krikszczionis yd Talmud........................................................................... Kudikiui........................................................................................................... Apie partikimo draugystes.............................................................................. Имена собственные, упоминаемые в газете «Palemonas»:........................ Глава III. Графика и орфография газеты «Palemonas».................................. Общая характеристика.................................................................................. Отклонения от ведущего морфологического принципа орфографии..... Традиционный принцип............................................................................ Исторический принцип.............................................................................. Фонетический принцип............................................................................. Особенности почерка................................................................................. Ошибки переписчика................................................................................. Глава IV. Фонетика........................................................................................... Вокализм........................................................................................................ Консонантизм................................................................................................ Ударение и слоговой акцент........................................................................ Заключение........................................................................................................ Литература......................................................................................................... Приложение: Текст газеты «Palemonas»......................................................... Введение Объектом исследования данной работы является ценный памятник литовского языка конца XIX столетия — нелегально издававшаяся тайным обществом «Apaios ir Nemunlio Vienyb» рукописная газета «Palemonas». Известен лишь один номер этой газеты, единственный экземпляр которого хранится в Санкт-Петербурге в Отделе национальных литератур Российской национальной библиотеки (шифр — Литов/1-522). С данным памятником письменности можно ознакомиться также на сайте ОНЛ РНБ, где в апреле 2009 г. размещена его сканированная копия (http://www.nlr.ru/coll/onl/fonds_onl/palemonas.htm).

Обращением к теме мы обязаны Ирене Виде Казюнайте, занимающейся изучением деятельности общества «Apaios ir Nemunlio Vienyb». Из сохранившихся в рукописном отделе Научной библиотеки Вильнюсского университета писем его членов друг к другу ей и стали известны подробности подготовки к изданию собственной газеты для распространения идей общества. Приношу благодарность И. В. Казюнайте за возможность ознакомления с материалами писем, а также за неоднократные консультации по многочисленным вопросам, связанным с историей общества, не нашедшим пока отражения в её публикациях.

Актуальность. Из библиографических источников «Palemonas»

впервые отмечен в «Сборнике библиографических материалов…»

С. Балтрамайтиса: «1794. Palemonas. U kovin ir baland 1893 m. Starka lizde. 4°. (24 p.). 12» [Балтрамайтис 1904: 139.]. Об этой газете рассказывает в своих воспоминаниях и один из членов тайного общества «Apaios ir Nemunlio vienyb» Адольфас Сабаляускас (1922). В двух статьях И. В. Казюнайте (2006;

2007) представлены почерпнутые из архивов сведения о газете.

Это уникальное издание конца XIX века интересно тем, что оно представляет литовский язык в период его политического угнетения, запрета печати. Текст газеты отражает также определённый этап в формировании нормы литературного языка. Отметим, что «Palemonas» — первая литовская газета, издававшаяся на территории Литвы [Kazinait 2007: 27]. Весьма полезно было бы сделать её содержание доступным для научной общественности.

Характеристика источника. Работа велась в основном со сканированной копией газеты, изготовленной А. В. Андроновым в 2006 г.

в рамках совместного проекта СПбГУ и РНБ по сохранению и публикации в сети интернет редких памятников письменности на литовском и латышском языках (http://www.nlr.ru/coll/onl/fonds_onl/). Оригинал в 2008 году был отреставрирован: листы его были покрыты тонкой бумажной плёнкой и переплетены. Реставрация обеспечила лучшую сохранность, но ухудшила читаемость и без того весьма плохо сохранившегося текста.

Целью настоящей работы является подготовка к комментированному изданию памятника.

Исследование предполагает два аспекта: с одной стороны выяснение остававшихся нерешёнными вопросов истории создания газеты, с другой — изучение особенностей языка памятника.

Соответственно выделяются следующие задачи:

1) восстановить основные направления деятельности общества «Apaios ir Nemunlio vienyb»;

2) обобщить имеющуюся информацию об истории создания самой газеты;

3) составление комментария к содержанию выпуска, анализ идей и смысла статей, характеристика языка повествования различных авторов;

4) описание особенностей графики и принципов орфографии газеты;

5) выяснение особенностей фонетики языка газеты, насколько это позволяет сделать п и с ь м е н н ы й источник;

6) подготовка окончательного варианта расшифровки текста рукописи.

Новизна. Работа с языком газеты была начата в 2007 году, когда в курсовой работе третьего курса был произведён первый опыт расшифровки рукописного текста. По ходу исследования в расшифровку вносились коррективы, окончательный вариант чтения текста газеты представлен в приложении к дипломной работе.

В курсовой работе третьего курса [Плисова 2007] был проведён текстологический анализ памятника: сопоставлены с оригиналами представленные в нём переводы с польского языка стихотворений Л. Кондратовича, кратко описано влияние языка латышского оригинала устава одного потребительского общества на язык последней статьи газеты, проведено сравнение статьи о Талмуде с более поздней перепечаткой её в газете «emaii ir Lietuvos apvalga».

Тогда же был проведён первичный анализ языка памятника. Однако во внимание не принимался лингвистический контекст создания газеты «Palemonas»: не были изучены труды, анализирующие язык первых литовских периодических изданий. Влияние определённого диалекта также ранее не рассматривалось.

Была написана отдельная работа об орфографии литовского языка конца XIX века, где рассмотрены исследования Й. Палёниса, статьи Й. Яблонскиса, несколько номеров газеты «Varpas» и другие источники XIX века.

Особенности говора Биржайского района, где создавалась газета «Palemonas», были подробно изложены также в отдельной работе. При описании основной литературой являлись «Литовская диалектология.

Сравнительная фонетика и морфология говоров» З. Зинкявичюса [Zinkeviius 1966] и «Хрестоматия говоров литовского языка»

[Chrestomatija 2004].

В курсовой работе четвёртого курса подробно изучалась лексика газеты [Плисова 2008]. Для этого целесообразно было сделать перевод всего текста на русский язык. За большую помощь и исправление многих неточностей благодарю Ванду Пятровну Казанскене. (Вариант перевода — рабочий, поэтому не публикуется.) В результате был составлен словарь, включающий 160 слов, снабжённых лексическим комментарием. На основании словаря были описаны различные слои лексики, представленные в тексте газеты.

В данной работе продолжается исследование языка на уровне орфографии и фонетики. Удалось прояснить также некоторые остававшиеся нераскрытыми моменты истории газеты. Использованы новые источники для расшифровки псевдонимов членов общества «Apaios ir Nemunlio vienyb» и авторов статей в газете «Palemonas».

Направлением дальнейшего изучения должна стать грамматика языка газеты — морфология и синтаксис.

Работа состоит из введения, четырёх глав, заключения, списка литературы и приложения, в котором представлен текст памятника.

Глава I.

О тайном обществе «Apaios ir Nemunlio vienyb», выпускавшем газету «Palemonas»

Ir pateko upeliukai I to krato auktum.

Vien auk Nemunliu, Vadin’ antr Apaia.

A. Sabaliauskas «Apaios ir Nemunlio vienyb» — тайное общество, занимавшееся около 1893–1895 гг. распространением в районе Биржая запрещённых литовских изданий, собиранием всевозможных материалов по истории и фольклору края [TLE 1987a: 197].

Время деятельности общества совпало с периодом так называемого запрета печати в истории Литвы. С целью возрождения национальной культуры тогда организовывались многочисленные тайные общества. О них пишет, например, З.Зинкявичюс [Zinkeviius 1992: 21–22]. Однако он не упоминает ни о газете «Palemonas», являющейся предметом исследования в данной работе, ни о выпускавшем ее обществе «Apaios ir Nemunlio vienyb». А оно было одним из самых значительных [MLTE 1971: 263–265].

О периоде запрета печати в Литве пишет также Витаутас Меркис, ему принадлежит несколько книг:

— Nelegalioji lietuvi spauda kapitalizmo laikotarpiu (ligi 1904 m.):

politins jos susikrimo aplinkybs. Vilnius, 1978.

— Lietuvos valstieiai ir spauda XIX a. Pabaigoje — XX a. pradioje.

Vilnius, 1982.

— Knygnei laikai: 1864–1904. Vilnius, 1994.

— Draudiamosios lietuvikos spaudos kelias, 1864–1904: informacin knyga. Vilnius, 1994.

Существует также книга «Lietuvikos spaudos draudimas 1864– metais» (Sudarytojos A. Bielinien, B. Kulnyt, R. Subatniekien. Vilnius, [2004].).

Кроме энциклопедий, сведения об этом объединении можно почерпнуть из воспоминаний Адольфаса Сабаляускаса, который являлся его членом [Sabaliauskas 1922]. У Йонаса Черки-Черкаускаса, «президента»

общества, имеются интересные заметки, в том числе и о том, как в Россию отправлялись прошения по поводу литовской печати [erka-erkauskas 1938: 433–435]. Многое восстанавливается из писем Юлийонаса Палюкаса (редактора выпускаемой обществом газеты «Palemonas») Й. Черке Черкаускасу. Устав общества опубликовал Вацловас Биржишка [Birika 1960]. Жизнь членов общества Йонаса Казюнаса, его отца, братьев и сыновей изучает его внучка Ирена Вида Казюнайте [Kazinait 2006: 19– 20]. Кроме того, она упоминает, к сожалению, недоступную нам дипломную работу студента юридического факультета Университета Витаутаса Великого А. Галецкаса «Организация образования для взрослых в Литве» (1937 г.), где собрана информация в том числе об обществе «Apaios ir Nemunlio vienyb» [Kazinait 2006: 20].

А. Сабаляускас в воспоминаниях точно называет год создания общества — 1894;

место — Савучяй (Savuiai), дом Йонаса Палюлиса [Sabaliauskas 1922: 397–398]. Упоминаемые названия населённых пунктов показаны на карте (см. с. 9).

Одна из главнейших целей объединения определялась как формирование чувства народного самосознания и любви к отечеству [Birika 1960: 313].

В Биржае общество было организовано не случайно. Из этого края вышли многие книгоноши [Kazinait 2007: 28]. Кроме того, недалеко от границы с Литвой находится латвийский городок Скайсткальне (Skaistkalne, нем. Schnberg), являвшийся не только местом жительства многих литовцев, но и культурным и религиозным центром Курляндской губернии. Он был известен своими регулярными ярмарками и церковными празднествами. Во время этих народных гуляний собирались члены «Apaios ir Nemunlio vienyb», из Петрограда приезжал также Сильвестрас Балтрамайтис, также участвовавший в деятельности общества [Kazinait 2007: 28].

Хотя в некоторых воспоминаниях общество называется «Nemunlio ir Apaios vienyb» или «Apaios ir Nemunlio susivienijimas», в его уставе значится название «Apaios ir Nemunlio vienyb» [Birika 1960: 313– 315].

Перечень членов общества (по сведениям А. Сабаляускаса) был приведён в курсовой работе третьего курса (с. 8). И. Казюнайте публикует более расширенный список и по возможности расшифрорывает псевдонимы. В обществе состояло около 40 человек. 5 из них были членами «комитета» [Kazinait 2007: 30].

Фамилия, Псевдо- «Должность» Год Род Место житель имя ним в Обществе рожд. деятельности ства 1? «президент» ? ? ?

Tetuis 2 erka- «вице- 1856 Работник Ляйтишкяй Starka (Nemunlio президент», железной erkauskas, Radvilikio apyl., издатель дороги, Jonas Leitikiai) сотрудник «Аушры»

3 Paliukas, «вице- 1872 Семинарист Савучяй;

Skruzd президент», Каунас Julijonas (Bir vals., издатель Savuiai: Kaunas) 4 Paliulis, «вице- 1846 Крестьянин Савучяй Liulis (Bir vals., президент»

Tomas Savuiai) 5 Lind, казначей 1872 Семинарист Довидай Dobilli (Pasvalio vals., Julijonas s, Dovydai) Dobilas Псевдонимы авторов статей, опубликованных в газете «Рalemonas»

(далее в работе — P.), можно найти в электронном «Своде псевдонимов»

(«Slapyvardi svadas») [Slapyvardi svadas 2007].

Например, Skerstlatvis указан как псевдоним некоего Казиса Бизаускаса (Kazys Bizauskas). Он не числится в списке членов общества, составленном Казюнайте [Kazinait 2007: 30], но в «Своде» отмечено, что под этим псевдонимом напечатана статья в газете «Palemonas» за 1893 год.

Как источник указана библиотекарь Ирена Вида Казюнайте [Slapyvardi svadas 2007].

Skuja. По данным электронного «Свода…», А. Сабаляускас имел псевдонимов, и Skuja входит в их число. Под ним он печатался в Р. и в газете «emaii ir Lietuvos apvalga» [Slapyvardi svadas 2007]. Однако, Казюнайте в списке псевдонимов членов общества «Apaios ir Nemunlio vienyb» для этого человека не указывает Skuja (только Gurgutis, Adolpas) [Kazinait 2007: 30]. Странно, что Gurgutis в свою очередь не зафиксирован в «Своде…».

Stiga. Согласно «Своду псевдонимов» такой псевдоним использовался двумя лицами: 1) Станисловас Дагилис (Stanislovas Dagilis) (1843–1915), поэт, сотрудник периодики, переводчик, книгоноша. Он как член общества «Apaios ir Nemunlio vienyb» у Казюнайте не числится [Kazinait 2007: 30], но в своде в качестве источника сведений об этом псевдониме указана Казюнайте [Slapyvardi svadas 2007];

2) Повилас Якубенас (Povilas Jakubnas) (1871–1953), священник, педагог, книгоноша.

Интересно, что для этого псевдонима даётся расшифровка — он образован от глагола stigavoti ‘prisiekti (клясться)’. Как источник в «Своде…» указана Казюнайте, но в её в статье псевдонимами этого человека являлись Svirplys и Pilozopas (Stiga среди них не перечислен) [Slapyvardi svadas 2007].

Псевдонимы Adata, Ilamaisz, Skruzd, Tetuis в «Своде» не зафиксированы.

Известно, что во время каникул семинаристы собирались в доме священника Альбинаса Алсейки вблизи Нямунелё-Радвилишкиса. Там, скорее всего и завязалась дружба Палюкаса и Черки-Черкаускаса [Kazinait 2007: 28].

Можно было бы предположить, что Альбинас Алсейка и был создателем и «президентом» общества «Apaios ir Nemunlio vienyb» — тем человеком, кто имел псевдоним «Tetuis» ‘батюшка’). Тогда выбранный псевдоним мог иметь два смысла: «батюшка» как наставник молодых людей, попечитель, защитник и помощник — и «батюшка» как священник. Однако И. Казюнайте с данным предположением не согласилась. Из архивных данных она делает вывод, что обществом руководил Й.Черка-Черкаускас (письмо 16.05.2009).

Остальные члены занимались распространением газеты, привозили периодическую литературу из Латвии, Польши и России, предоставляли помещение для собраний, оказывали материальную поддержку, хранили книги общества [Kazinait 2007: 29].

Книги хранились в Биржае в доме Зофии Цумфтайте-Щяпетене, в доме Пятраса Лапене в деревне Квиришкис (Kvirikio kaime)1, в доме Пятраса Криштапавичюса в деревне Штакиряй (takiri kaime) и в доме Янушки в деревне Тришакяй (Triaki kaime) [Kazinait 2006: 21].

Общество прекратило свою деятельность около 1895 года [Kazinait 2007: 29].

К сожелению её не удалось найти на карте.

Глава II.

Комментарий к содержанию газеты Оглавление Стихотворение Л. Кондратовича «Подарок литовцам»

в литовском переводе Стиги.............................................................. («Dedykacja gawd gminnych litwinom» (1852) [Kondratowicz 1955: 40–41]) Вступление, автор Адата........................................................................ 1v– II. 10-летний юбилей первой литовской газеты «Aura» 10 марта 1883–93, автор Ила майше................................................................. 5v– III. Христианин в еврейском Талмуде, автор Скуя............................. 8–9v IV. Стихотворение Л. Кондратовича «Младенцу»

в литовском переводе Стиги.............................................................. 10– («Do niemwlicia» (1847) [Kondratowicz 1955: 43–49]) Об обществах потребителей, автор Скярслатвис............................... 11v–12v Название Название «Palemonas» связано с именем легендарного Палямонаса, который, в соответствии с преданием, происходил из знатного римского рода, был родственником императора Нерона, но вследствие конфликта и преследований со стороны правителя был вынужден бежать из Италии и обосноваться на берегах Немана. Палямонас (а затем и его сыновья) якобы основал многие балтийские города и дал начало всем литовским князьям [TLE 1987b: 280]. Об этимологии имени Palemonas см. с. 26.

Легенда о Палямонасе В газете упоминаются имена исторических лиц (Цезарь, Помпей).

Говорится, что бежать Палямонасу пришось потому, что в 48 г. до н. э. в войне с Цезарем погиб его покровитель Помпей. Pompejaus (4v:27)2, Pompejui (4v:29) — в данном случае речь идёт о Гнее Помпее Великом (Pompejus Didysis, Gnjus Pompejus Didysis) (106–48 гг. до н. э.), римском полководце и политическом деятеле. В 48 г. он разгромил армию Цезаря при Дирахие (Эпир), но вскоре проиграл ему Фарсальскую битву и бежал в Египет. По приказу египетского правителя Птолемея XIII был убит [LTE 9].

Далее в работе будет использоваться такой способ паспортизации слов текста: в скобках первая цифра обозначает номер листа (v рядом обозначает его оборот), вторая цифра после двоеточия — номер строки).

Палямонас не был историческим лицом, об этом недвусмыссленно свидетельствует Норбертас Велюс, составивший книгу «Источники балтийской религии и мифологии»: «Боркус (или Баркус), Кунас, Спера, как и Палямонас, не являются историческими личностями» [Strijkovskis 2001: 570]. Авторы газеты отдавали себе отчёт в этом, но принимали существующую легенду, ценя её значение для культуры народа:

«Палямонас — это величайший, по словам многих историков, герой нашего доисторического периода, которого новые историки отвергают как историческую персону (особу), но как бы то ни было, он нам подходит»

(4v:22–24).

В газете эта легенда излагается свободным языком.

Упоминается имя польского летописца и историка М. Стрыйковского (Stryjkowski’s — lenk metraszys (4v:24, 5:1)).

М. Стрыйковский (по-польски Stryjkowski / Strykowski, по-литовски Motiejus Strijkovskis) — историк, поэт. В 1565–1573 гг. он служил наёмником в армии Великого княжества литовского, собирал и изучал источники об истории Литвы. В 1570–73 гг. написал историю Великого княжества литовского и соседних стран. В 1575–78 написал хронику в стихах «О началах, происхождении, подвигах, рыцарских и домашних делах славного народа литовского, жемайтского и русского». Переработав её в прозу, издал первую печатную историю Великого княжества литовского — «Хроника польская, литовская, жмудская и всей Руси»

(1585). Оба произведения на польском языке, но оба содержат цитаты на литовском. Не все исторические данные Стрыйковский оценивал критически, но его хроника до XIX в. была важнейшим источником информации об истории Литвы [LTE 10].

Вряд ли можно утверждать, что авторы Р. знакомились с хрониками непосредственно. При сопоставлении становится ясным, что в газете легенда изложена намного подробнее, чем у М. Стрыйковского. У летописца лишь одно предложение о том, что Палямонас из Италии прибыл в северную Жямайтию. Указывается его второе имя — Публий Либон [Strijkovskis 2001: 536–537] (на латинском Publius Libo) [Strijkovskis 2001: 503]. Далее Стрыйковский рассказывает о потомках Палямонаса, «имевших близкие итальянским и латинским имена» [Strijkovskis 2001:

537] и также не являвшихся историческими личностями [Strijkovskis 2001:

570], об основанных ими городах и т.д.

Другая хроника, где содержание легенды о Палямонасе гораздо ближе к тому, что имеется в Р., известна под названием «Хроника Быховца». В ней изложена «история Литвы от предка литовских князей римского князя Палямонаса (V в.) до конца правления короля Великого княжества литовского и Польши Александра (1506)». Такое название хроника получила в XIX в., благодаря фамилии Александра Быховца, владельца Могилёвской усадьбы в Волковысском уезде Белоруссии.

Рукопись принадлежала ему до 1834 г. Хроника переписывалась несколько раз и использовалась другими летописцами, в том числе и Стрыйковским [Bychovco knonika 2001: 366]. Авторы Р. подтверждают, что Стрыйковский пользовался материалами других хроник: «…пространно описывает, из других летописей (хроник) почерпнув о Палемонасе» (4v:25–26).

В хронике Быховца в первом случае Палямонас упоминается как «Apolon» [Bychovco knonika 2001: 370]. К этому месту имеется примечание Н. Велюса о том, что во всех дальнейших переписях этой хроники, а также в дальнейшем тексте самой хроники, римский князь называется не Аполоном, а только Палямоном [Bychovco knonika 2001: 384]. В изложении легенды авторами Р. «Аполон» не упоминается, говорится о том, что Палямонас имел также имя Libo (4v:29, 5:5).

Можно отметить еще расхождение в названии географических объектов:

• Baltosios jrios, Baltj juri (5:5) ‘Балтийское море’. При сопоставлении текста легенды из P. с текстом легенды из «Хроники Быховца» выясняется, что данная форма не является перенятой из первоисточника. Там Baltijos jra называется «more Akijan», соответствие расшифровано в примечании. [Bychovco knonika 2001:

370]. «Море-океан» не географическое название, а метафора.

Летописец Стрыйковский также не указывает названия моря, куда прибыл Палямонас, он пишет только о «северном Жямайтийском округе» [Strijkovskis 2001: 499].

• Liepava, Liepav (5:5) f.A.Sg. ‘Лиепая’. По-видимому, имеется в виду город Лиепая. В хрониках название города, основанного Палямонасом, не упоминается, говорится лишь, что герой «...близ Дубисы и Немана, и близ Моря... обжился и стал множиться... и ту землю прозвал(и) Жямайтией» [Bychovco knonika 2001: 378]. В хронике Стрыйковского говорится также, что Палямонас приплыл «морями в этот северный Жямайтийский округ» [Strijkovskis 2001:

537].

Так как газета Р. создавалась в период запрета печати, основными темами являются сохранение родного языка и сплочение всех литовцев, присутствуют также христианские мотивы.

Эпиграф На первой странице газеты в качестве эпиграфа ко всему номеру используются слова из Библии, из книги Притч Соломона. При сопоставлении эпиграфа газеты с изданием Библии на литовском языке 1869 года [Bybeles 1869: 690] выясняется, что отрывок отличается от канонического текста Священного Писания употреблением teisus (1:4) вместо prow и praszcziok (1:5) вместо pratotj. В остальном тексты сходятся. Выбор этого эпиграфа вполне понятен: авторы Р. были тесно связаны с церковью. Однако почему текст не точно соответствует Библии, остаётся неясным.

Dovana Lietuvems Стихи, опубликованные в изучаемом номере P., представляют собой перевод с польского языка. При построчном сопоставлении текстов можно заметить, что перевод осуществлен практически дословный. Вследствие этого, читать опубликованные в Р. стихи крайне трудно, смысл нередко туманный.

Автором переведённых стихов является Людвиг Кондратович (1823– 1862). Он известен также под псевдонимом «Владислав Сырокомля», [Kulakauskas, akaryt 1989: 13]. Основным родом творчества Кондратовича была поэзия, но, кроме этого, он занимался и драматургией, историей, теорией литературы, публицистикой и журналистикой, делал переводы с других языков, в том числе и с латыни [Kulakauskas, akaryt 1989: 5]. В условиях полонизации литовского народа Кондратович писал лирические стихи на актуальные темы своего времени и гавенды — эпические стихотворные произведения, написанные разговорным языком, в которых рассказывал о быте и традициях народа и польской интеллигенции [Kulakauskas, akaryt 1989: 13]. Владислав Сырокомля был широко известен и любим в Литве, его стихотворения печатались во многих газетах, путевые заметки издавались отдельными книгами [Kulakauskas, akaryt 1989: 6].

У первого стихотворения («Dovana Lietuvems») начало в литовском варианте отсутствует, однако в газете по этому поводу делается оговорка, смысл которой лишь примерно можно понять, так как этот отрывок текста очень плохо сохранился: «Начало той песни […] я бы хотел, если найду то в другом месте помещу […] нет времени заново переводить» (1:32–33).

Содержание стихотворения заключается в том, что лирический герой беседует с литовцем, при этом он обращается не к конкретному человеку, а пользуется приёмом обобщения. Лирический герой приглашает провести время за чаркой мёда и говорит, что ему очень приятно общаться с простыми людьми, потому что в отличие от «панов», они понимают его душу, не критикуют его, а, напротив, всегда искренне благодарны.

Кондратович бльшую часть своей жизни прожил в Литве, поэтому национальный характер литовского народа был ему не только хорошо знаком, но и дорог сердцу (хотя он родился в белорусской среде в семье польскоговорящих литовских дворян и писал в основном по-польски).

Даже себя поэт определял то как поляка, то как литовца [Kulakauskas, akaryt 1989: 5].

Существует литературный перевод данного стихотворения на русский язык [Кондратович 1953: 38–39] (где, естественно, начало присутствует). Название стихотворения в русском переводе сходится с авторским польским («Dedykacja gawd gminnych litwinom») [Kondratowicz 1955: 40–41] — оно звучит как «Посвящение стихов литвинам»

[Кондратович 1953: 38–39]. Отличие названия в литовском варианте в Р., вероятно, можно объяснить тем, что оно вместе с началом стихотворения было утеряно, и переводчик восстановил его по памяти не совсем точно.

anga Статья «anga» («Введение») — самая объёмная. Она написана довольно живым, понятным и эмоциональным языком. В тексте много риторических вопросов, автор сокрушается по поводу бедственного положения в Литве, не может принять того, что леса вырубаются, крепости разрушаются, реки пересыхают. Его волнует не только истощение природных богатств, но и упадок собственно литовской культуры, огромное влияние всего западного на неё. Автор упрекает современника литовца в бездействии, при этом для образности он использует выразительные сочетания слов и метафоры («И ты, литовец, почему валяешься как скала, почему не чувствуешь боли и стоишь как одурманенный без мысли и сложив руки» (2v:1–2), «…ты, угодивший в когти неволи, таща рабское иго — совсем — опаршивел, начал киснуть и плесневеть — как мутная вода заросшего пруда без всякого движения»

(2v:11–13) и другие).

В одной из метафор можно усмотреть скрытый смысл: «Чьё сердце настолько высоко и пристойно, чтобы ради тебя пожертвовать собой?

Может, один, другой нашёлся бы, но одна пылинка — комар, ибо нужен м у р а в е й н и к ». (3:17–19). Дело в том, что «Skruzd» ‘ м у р а в е й ’ — псевдоним Юлионаса Палюкаса, «вице-президента» общества «Apaios ir Nemunlio vienyb» и редактора газеты Р. (Специалист по почерковедению Денис Олегович Цыпкин (Российская Национальная библиотека, отдел рукописей) при анализе почерка человека, переписавшего газету и почерка письма семинариста Палюкаса Черки-Черкаускасу, согласился, что это одно лицо. Сканированные образцы писем из архива любезно предоставила В. Казюнайте.) Люди, которые, объединившись, изменят ситуацию, названы «муравейником». Возможно, в этом прячется смысл о том, что это высокое назначение взяли на себя как раз создатели Р. Это предположение подкрепляется словами: «…желание крепче связать членов «Единства», разбросанных по широкой Литве, и привлечь других к этому м у р а в е й н и к у » (3v:14–16).

Можно отметить, что, подобно автору стихотворения на первой странице, автор «Введения» также обобщённо обращается к нынешнему литовцу. Он убеждает, что необходимо сохранять обычаи предков, хранить традиции, верить в Бога.

Задачи издателей газеты формулируются так: «распространять Литовскость в широком смысле», просвещать народ, настаивать на отмене запрета печати. Рассказывается о предполагаемой тематике материала, который будет помещаться в газете.

Далее следует описание смысла названия и излагается легенда о Палямонасе (об этом см. выше «Название» (с. 12), «Легенда о Палямонасе»

(с. 12–14)).

10 metinis pirmojo lietuviszko laikraszczio „Auszros” jubilejus 10 kovos 1883– Как видно из заголовка статьи, она посвящена периодическому изданию «Аушра», отстаивавшему права литовского языка и сыгравшему важную роль в национальном возрождении в Литве [Zinkeviius 1992: 22– 30]. Автор этой статьи обращает внимание в основном на роль книг для общества и на влияние запрета печати на развитие просвещения и науки.

При этом снова видно стремление сделать свой язык красочнее. Метафоры и художественные сравнения, на мой взгляд, здесь более меткие и выразительные, чем во «Введении», а повествование организовано более логично. Например, «Таким образом, понемногу, потихоньку — как вода камень истачивает и растворяет, так книги отмывали темноту литовцев, т. е. несказанно трудно» (5v:21–23) или «…не могли тотчас же воспользоваться светом, как пленник, выпущенный из темного заключения, с непривычки не может поднять глаз на лучи солнца» (6:2–4).

Как можно заметить, для текста характерны объёмные, развёрнутые сравнения. Во всей статье чувствуется оптимистический настрой («Но наша живучесть — как у девятиглавого» (6:15)). Упоминаются личности, внёсшие большой вклад в развитие народного сознания в период национального пробуждения в Литве (Д. Пошка, Л. Ивинскис, М. Валанчюс, С. Даукантас (6:20), И. Крашевский (6v:3), Й. Басанавичюс, Вилайшис и другие (6v:4–5)). И затем, как великое чудо, описывается появление первого номера «Аушры». Раскрывается не только её большая роль, но и объясняется причина прекращения издания её:

критикуется чрезмерная резкость и категоричность в нападках на власть и духовенство. В то же время в «угасании» «Аушры» видится мощный толчок к появлению множества новых периодических изданий — как в Литве, так и за её пределами (в частности в Америке). Таким образом, повествование логически приводит к объяснению задач общества и задач непосредственно газеты Р.: «…так и мы, друзья „Единства“, являемся успехом той „Аушры“ и многих других братств, чья задача сходная с нашей — просвещение. Мы должны внести огонёк, рождённый от пылающих углей той самой „Аушры“…» (7v:28–30).

Krikszczionis yd Talmud Статья А.Сабаляускаса «Krikszczionis yd Talmud» из газеты «Palemonas» была перепечатана в другом периодическом издании — «emaii ir Lietuvos apvalga». В подзаголовке перепечатки написано «Из рукописной газеты «Palemonas» общесва «A. ir N. V.» [Sabaliauskas 1895].

При публикации статьи редакторы «emaii ir Lietuvos apvalga»

подвергли текст Р. строгой правке. Откорректирована орфография, стилистика, лексика, изменены синтаксические конструции и общее оформление текста. Например, считается, что правильнее сказать keikimas вместо kei kas (8:10), nevadintu вместо nepravardiotu (8:26). Некоторые буквы в тексте газеты «emaii ir Lietuvos apvalga» используются более регулярно, чем в тексте газеты «Palemonas». Можно указать на устоявшееся написание слова knyga всегда с долгим гласным в корне — в Р. это правило ещё не было закреплено;

dl, todl, во всех случаях с.

Интересным является то, что в перепечатке в слове ms для обозначение долгого звука [u:] два раза встретилась графема. В Р. мы её не наблюдаем (см. главу «Графика и орфография газеты «Palemonas», с. 27).

Исправленной особенностью фонетики речи авторов статей газеты «Palemonas» является произношение [j] в словах atsijemimas (9:29), nujimtu (9v:24) (исправлено на atsimimu, nuimtu). В тексте из «emaii ir Lietuvos apvalga» можно также заметить стремление избегать тавтологии:

например, используется Izraelita вместо ydas, так как ydas было в предыдущем предложении, но всё-таки слово ydas оставлено в скобках как пояснение. Редакторы газеты «emaii ir Lietuvos apvalga»

стремились исправить в тексте Р. также употребление сокращённых слов, кратких форм, неполных синтаксических конструкций. На знаки препинания редакторы «emaii ir Lietuvos apvalga» также обращают больше внимания. Разбиение текста на абзацы свидетельствует о стремлении придать взятому из газеты «Palemonas» тексту большую логическую завершенность и сделать мысль более чёткой.

Целью статьи «Krikszczionis yd Talmud» является передача содержания латинской книги «Christianus in talmude Iudaeorum», написанной священником Сейнской епархии и преподавателем Петербургской духовной академии Й. Пранайтисом (Pranaitis, Pater J.B.

«Christianus in Talmude Judaeorum sive Rabbinicae doctrinae de Christianis secreta», Санкт-Петербург, 1892). В этой книге передаётся нетерпимое отношение евреев к христианам, которые ими считаются «идолопоклонниками» и «животными в человеческом образе» и «для евреев самые опасные».

Статья Сабаляускаса о ней написана, скорее, в публицистическом, чем в художественном, стиле. Предложения часто длинные: «Еврею запрещено не только входить, но и приближаться к церкви, ни в коем случае;

слушать орган и даже любоваться церковью запрещено» (8v:7–9).

Статья заканчивается уличением евреев в заполонении всей Европы, целенаправленном расхищении материальных, культурных богатств других народов. Автор призывает прекратить молиться за них из христианского милосердия.

Kudikiui Стихотворение «Kudikiui» так же, как и напечатанное на первой странице, является переводом польского стихотворения Кондратовича [Kondratowicz 1955: 43–49]. Лирический герой задумчиво размышляет о будущем новорождённого младенца, представляя его то борцом за правду, то храбрым полководцем, то героем из народа. Но самой достойной, по его мнению, была бы судьба поэта. Старый век уходит в прошлое, и теперь необходим такой человек, который «разжёг бы огонь в мокрой гнили сердца» (10v:6), нужно «разбудить умерший век» (10v:17). Лирический герой готовит «малого» к тому, что путь его не будет лёгким, его «будут обижать», «швырять камнями и языками дразнить». Но важно быть твёрдым и сильным. Лирический герой торжественно призывает поэта исполнить своё божественное предназначение, песнь в силах изменить весь мир.

Apie partikimo draugystes «Apie partikimo draugystes» — последняя статья имеющегося номера Р. Она включает в себя перевод с латышского языка отрывка из устава Салдусского потребительского общества. Читателю разъясняется экономическая польза объединения в общества для обеспечения его членов необходимыми товарами. Стиль статьи — чёткий, публицистический.

Однако некоторые предложения всё же звучат эмоционально, в них чувствуется авторское отношение к повествуемому. Рассказывая о выгоде общего капитала, он использует восклицательные знаки, фразы становятся более разговорными: «Основали потреб. общ-во с тысячей (1000) соучастников (членов) (в деревне трудно собрать, а в городе легко), которым нужно было уплатить в соответствии с уставом, допустим, каждому по 1 рублю основного (резервного) капитала и 10 рублей — оборотного, таким образом в одном месте стоит 1000 р. резервных денег и 10000 р. — оборотных! Крутись же как хочешь, думай-размышляй! где сила бльшая?» (12:18–22).

Влияние языка устава отразилось в статье. Например, в значении ‘член (общества)’ вместо narys употребляется bendras (11v:27), схожее по звучанию с латышским словом biedrs ‘член’. Хотя в скобках указывается snarys (11v:27).

Так как последнюю страницу текста совсем невозможно прочитать, неизвестно, заканчивалась ли там только статья о потребительских обществах или были ещё какие-либо заметки — например, о цене газеты, различные объявления и т.д. Такие рекламные и информационные афиши обычно публиковались в «Варпасе» на последней странице (о вновь вышедшей книге, написанной грамматике литовского языка и т.д.).

Имена собственные, упоминаемые в газете «Palemonas»:

• Apszvieta (7v:13) — литературная и научная ежемесячная газета на литовском языке, издававшаяся в 1892–93 году в Тильзите и Плимуте (СЩА). Редактором был М. Янкус (но фактически — Й. Шлюпас), затем — Й. Шлюпас.

• „Apszvietos“ (10:25) — имеется ввиду, скорее всего, не газета «Apszvieta», а «просвещение, образование». Написание с заглавной буквы подчеркивает его значимость.

• „Apvalga“ (7v:14) — газета «emaii ir Lietuvos apvalga».

• Baalius, Baaliaus (8v:5) — Ваал. В «Кратком теологическом словаре»

Чесловаса Каваляускаса слово имеет вид Baalis ‘семитсккое божество в Финикии, Палестине, Сирии;

бог плодородия, воды, войны’ [Trumpas teologijos odynas 1992: 362–363, 197–198].

• Daukontas (6:20) — Daukantas, Simonas (1793–1864) — историк, просветитель, деятель национального возрождения [VLE IV].

• Edomit karalyst, „Edomit karalyst“ (9:13) — edomitai, idumjai (эдомитяне, едомитяне, идумеи) древнее семитское племя. Edomas (Edom), Idumja — древний остров в западной Азии, в Палестине [VLE V]. В тексте Р. они упоминаются в связи с тем, что были язычниками. «Королевство эдомитов» — метафора из книги Пранайтиса, так саркастически назван христианский мир. В Ветхом Завете рассказывается о длительной вражде между евреями и эдомитянами с момента их первого столкновения.

• Garsas (7v:12) — 1) Ежемесячная литовская газета, издававшаяся латинницей с 1886 по 1887 гг. в Тильзите (вместо прекратившей существование «Аушры»). Редактор — М. Янкус. Распространялась в Литве, России, Америке. Направлена была на сохранение литовской культуры. Вышло 11 номеров. 2) С 1892 по 1894 гг. в Америке также издавался еженедельник с таким названием, в котором печатались произведения художественной литературы.

Редактор — Т.Астрамскас. Вышло около 100 номеров [VLE VI].

• Ivinskis (6:20) — Ivinskis, Laurynas (1810–1881) — просветитель, издатель литовских календарей, лексиколог, писатель, переводчик [VLE VIII].

• Izaijas (11:14) — Исаия, или Исайя, библейский персонаж, один из четырёх великих пророков [VLE VIII]. Исаия примечателен, в первую очередь, своими пророчествами о Мессии [Trumpas teologijos odynas 1992: 34]. В стихотворении поэт представлен как великий пророк, поэтому он сравнивается с Исайей.

• pranaszas Jeremijas (3v:7) — один из четырёх великих пророков [VLE VIII]. Пророческая деятельность Иеремии приходится на самый бурный период истории Иудейского царства и относится к 13-му году царствования Иосии. Благочестивый царь порешил очистить свою землю от всякого языческого нечестия, истреблял капища Ваала и Астарты и заботился о возвышении единственного религиозного культа в народе. После смерти Иосии опять начались религиозно-нравственные нестроения и политические смуты.

Иудейские цари, вздумавшие заводить политические интриги с фараонами, чтобы найти у них защиту против месопотамских завоевателей, навлекли на себя гнев последних, и участь царства была решена. Народ не верил пророчествам Иеремии и сам пророк, как нарушитель общественного порядка, подвергался даже насилию и заключению в темницу. Нашествие вавилонян открыло народу глаза, но было уже поздно. При царе Седекии Иерусалим был разрушен и народ уведён в плен, а пророку осталось только оплакивать пепелище священного города [Trumpas teologijos odynas 1992: 156–157]. С плачем пророка Иеремии в стихотворении сравнивается скорбь литовца при виде разрушенной и опустошённой Литвы.

• Jerozolima, ant Jerozolimos (3v:7), Ierozolimo (9v:9) — Jeruzal — Иерусалим, город в Израиле и на территории Палестины, столица Израиля [VLE VIII].

• Kraszautskiui (6v:3) — Jzef Ignacy Kraszewski (Kraevskis) — он подал Й.Басанавичюсу идею основать газету «Aura» [VLE X: 720].

• Lietuvinink Vienyb (7v:14) — «Vienyb Lietuvinink» — «народная газета, выходившая каждую среду в Плимуте, в Пенсильвании (Америка)» [Varpas 1890: 8 128]. Газета издавалась с 1886 по 1920 гг.

• Lietuviszkas Balsas (7v:12) — литовская газета, выходившая с 1885 по 1889 гг. в США. Издавали бывшие сотрудники газеты «Aura».

Газета пропагандировала свободу мысли, придерживалась направления демократического реализма в литовской литературе.

Редактировал Йонас Шлюпас.

• Minervos (10:23) — римская богиня, покровительница ремесленников и художников. Вместе с Юпитером и Юноной входила в триаду важнейших богов. В III в. до н.э. Минерва была отождествлена с греческой Афиной и стала ещё и богиней войны и крестьянской м у д р о с т и [LTE 7]. Поэтому в тексте Р. образ «голова Минервы».

• Niamuno Sargas (7v:12) — либеральный еженедельник, выходивший в 1884–84 гг. в Рагайне и в 1887 г. в Тильзите. Издавался готическим шрифтом. По большей части перепечатывал статьи из «Аушры» и др. газет («Lietuvikas balsas», «Unija»). Редактировал Й. Микшас и другие [LTE 8].

• Pranaitis (8:13) — священник и преподаватель Петербургской духовной академии, написавший книгу «Christianus in Talmude Judaeorum sive Rabbinicae doctrinae de Christianis secreta» (Санкт Петербург, 1892).

• Romnove (6v:14), Romnav (n — Rimas naujas) (5:7) — приводимая в тексте Р. этимология этого слова не является народной. К. Буга в своих трудах указывает, что в хронике Дусбурга (1326 г.) (Chronica terre Prussie) сообщается следующее: «По-другому происходило у этого народа, а именно в Нардовии, каковое место называется Ромов, имя, которое ведёт своё происхождение от Рима, в котором жил кто то, по имени Крив, которого почитали как наставника»3 [Bga 1958:

165]. К. Буга отказался от своего первоначального объяснения происхождения слова от латышского ruome, т. к. оно в свою очередь заимствовано из финно-угорских языков: эст. room//roow, где m чередуется с w. Вместе с А. Межинским К. Буга пришёл к мнению о том, что название города Romuva происходит от лит. romus (Dauka), лтш. rms ‘спокойный’. Он приводит также примеры употребления ramava, ramavte, ramavena в латышских народных песнях. В прусском языке это слово должно было выглядеть как romavo.

Название города означает «место спокойствия, спокойное, тихое место» [Bga 1959: 32–33].

• Saldus (Kursz) (11:25) — Салдус — город на юго-западе Латвии, районный центр, около 12 000 жителей [LTE 9]. Kuras — жямайтский вариант названия земли куршей [Bga 1961: 247].

• Saul Amerikoje (7v:14) — в газете Р. кавычки используются непоследовательно. В «Литовской советской энциклопедии» нет статьи о газете «Saul Amerikoje». «Saul» — издавалась, и именно в Америке. Газеты выходила с 1888 по 1959 гг, сначала один раз в неделю, затем — два. До 1909 г. редактором был Д. Бачкаускас, затем — П. Бачкаускас и В. Бачкаускас. газета была посвящена культуре и политике, придерживалась архаичного языка и орфографии [LTE 10].

• Szliupui Jonui (7:20) — lipas Jonas — один из редакторов «Аушры»

(1883–1884) [VLE II]. Авторы Р. о нём отзываются явно негативно («Наконец, и против самого Всемогущего «Аушра» открыла рот, когда известный безбожник Шлюпас Йонас правил! Таким образом совсем застопорил(и) распространение «Аушры», так как на «Fuit autem in medio nacionis hujus perverse, scilicet in Nadrowia, locus quidam dictus Romow, trahens nomen suum a Roma, in quo habitabat quidam, dictus Criwe, quem celobant pro papa».

литовских пашнях мало оказалось таких Шлюпасов, а верующие бросили (прекратили) читать, найдя поругание» (7:19–22)). Они называют его «безбожником», что понятно, т. к. Шлюпас пропагандировал атеизм, написал целый ряд атеистических статей [LTE 10]. Хотя саму газету («Аушру») авторы Р. превозносили (см.

статью «10 metinis pirmojo lietuviszko laikraszczio „Auszros“ jubilejus 10 kovos 1883–93.» (5v–8)).

• „Szviesa” (7v:14), „Szvies” (7v:3) — ежемесячный журнал, выходивший в 1887–1888 и 1890 гг. в Тильзите [LTE 11].

• Ukininkas (7v:4) — ежемесячный журнал единомышленников газеты «Varpas», выходивший в 1890–1905 гг. в Рагните и Тильзите. Журнал был адресован крестьянам и в Литве распространялся нелегально, т. к. критиковал политику царской власти и пропагандировал националистические тенденции [LTE 11].

• Unija (7v:12) — она из первых светских литовских газет, издававшихся в Америке. Газета выходила в 1884–85 гг. в Нью Йорке раз в неделю. Редактировали М. Тваркаускас и Й. Шлюпас.

• „Vienybs“ (3v:15;

4:20;

7v:28) — имеется ввиду «Apaios ir Nemunlio vienyb».

• Voloncziautskas V. (6:20) — Valanius Motiejus (1801–1875) — литовский писатель, народный просветитель, епископ католической церкви. Во время запрета печати заботился об издании литовских книг в Пруссии и распространении в Литве. За сопротивление царской русификации был неоднократно наказываем денежными штрафами [LTE 12].

Глава III.

Графика и орфография газеты «Palemonas»

Общая характеристика Орфография языка газеты придерживается принципа морфологического написания слова (в основном для согласных) (dirbtos (1:13)). Традиционный принцип орфографии проявляется в стремлении отразить исторические формы литовского языка (в основном для гласных).

Особенные звуки литовского языка обозначаются при помощи диакритических знаков или диграфов (по польскому образцу).

Алфавит сформирован на основе латинницы и состоит из 30 букв (12 для обозначения гласных и 18 для обозначения согласных):

Aa Bb Cc Dd Ee Ff Gg Hh Ii Yy Jj Kk Ll Mm Nn Oo Pp Rr Ss Tt Uu Vv Zz Z и 2 диграфов: Cz, Sz.

В таблице далее разбираются особенности графики газеты, заслуживающие отдельного внимания.

Буква Звук Пример Замечания [ts] prancuz (10:31), В тексте газеты эта графема Cc [ts’] socialistai (4:26) используется только в заимствованных словах.

[x] Chanina (8v:19) [x] — редкий для литовского языка Ch ch звук, встречается только в иностранных словах. В тексте Р.

Chanina — единственный пример употребления.

[t’] Диграф. Заимствован из польской Cz cz cziulpanczius (4v:16) графики. Графема в тексте газеты не используется.

[t] (?) Можно было бы думать, что в vertas bucz papiauti (1:31) данном примере cz обозначает твёрдый звук [t], однако bucz здесь — сокращённая (в стихотворении) форма от biau, где аффриката произносится мягко. В краткой форме эта мягкость, возможно, сохраняется. Других примеров использования графемы для обозначения твёрдого звука [t], крайне редкого для литовского языка, в тексте не нашлось.

[dz’] didzieji (11:4) Неожиданным образом данный Dz dz звук, совершенно не характерный для паневежского говора, встречается в языке газеты, но только один раз (в примере из переведённого с польского стихотворения).

[`:], nusprsta (3:9), Предположительно буква может [], [`] ksdami (4:10), обозначать как долгий, так и krits (3:2), краткий звук, т. к. конец слова в vilnys (4:9) данном говоре сокращается.

В использовании этой буквы для окончаний L.Sg., L.Pl. видно стремление отразить исторические формы.

[e:], [`e:] baims (3v:27), В тексте газеты параллельно nko (3v:10), встречаются и nieko (8:22), senovs snovs (1:29) (1v:14, 20), что говорит о смешении e и, и ie в языке Р. (См. раздел «Фонетика» (с. 32–33).) [f] fakto (5:17), Графема используется в Ff [f’] иностранных словах, для indiferentizm (7v:4) литовского языка этот звук не характерен.

Лишь один раз — в имени собственном Orpheus (11:21) — звук [f’] обозначен диграфом ph в силу традиции передачи иностранных имен собственных.

[] horizonto (5v:8), [] — редкий для литовского языка Hh Homero (11:16) звук, встречается только в иностранных словах. В тексте Р., кроме horizonto и Homero, других примеров употребления нет.

[], [`], iki (4:11), В паневежском говоре звук [i] в Ii [i:] pilnos (1v:22), составе смешанных дифтонгов под sziltus (2:3) акутовой интонацией продляется, поэтому, возможно, что графема i в тексте обозначает не только краткий звук, но и продлённый.

Niamuno (7v:12) Графема i используется также для обозначения мягкости предшествующего согласного перед гласными заднего ряда.

[j] Ierozolimo (9v:9), Только в начале слова в именах I. Krist (9v:25) собственных иностранного происхождения.

Трудно делать выводы о том, что обозначает i в labiaus (4:6;

4v:14):

смягчение или [j], — так как в литературном языке принято произношение без [j], но в говорах (и в паневежских тоже) распространено и произношение [lab’’jau].

[i:], [`i:], nusigro (6v:16), Конец слова в говоре сохраняется, [i] lykszt (4:10) но в формах A.Sg. орфография отражает произношение литературного языка и следует общепринятому принципу обозначения на письме старых форм.

[i:], [`i:] vilnys (4:9), Выбор между буквами и Y y для Yy lykszt (4:10) обозначения долгих звуков в корне, видимо, случаен.

[j] jis (4:2) В словах pajieszkk (1:6), jieszkti Jj (1v:20), jieszktu (5:2) корень пишется с j, что отличается от современной литовской орфографии (условное отсутствие j в начале слова перед ie) и отражает фактическое звучание слова. (См.

также главу «Фонетика», раздел «Консонантизм», пункт 3 (с. 36).) [`o:], noras (10v:3), Имя Palemonas, заимствованное из Oo [o:], dvasioj’ (4:24), греческого языка (греч.

Palemonas (1:1) ‘трудиться, работать’, Palaimon — имя греческой богини моря) и адаптированное для латинского как Palaemon, в литовском языке произносилось с кратким (ударным) [`]. Затем из мифа о первом литовском правителе, якобы приплывшем из Италии, это имя распространилось, было адаптировано для литовского языка и стало произноситься с долгим [`o:] [Kuzavinis, Savukynas 2005:

259].

[], [`] socialistai (4:26) В говоре действует закон horizonto (5v:8) сокращения конца слова, поэтому, balso (4:28) возможно, что краткий звук эта буква обозначает не только в заимствованиях.

[], [’], iszaust (1:23), Графема в тексте газеты не Sz sz [], [’] szirdies (10v:23), используется.

iszbade (7:8), iszdild (2v:15) [], [`u] nuridentu (10v:4), Uu lieuveis (10v:27) [`u:], prausta (10v:19), Графема отсутствует в алфавите [u:] rubs (1:12), газеты Р. Долгие звуки [u:], [`u:] не iuredami (2:9), отмечаются в корне. (Графему liuditojai (2:11), более или менее регулярно стали budu (2:25), употреблять только в середине jurese (2:15), 1894 г. издатели газеты «emaii ir suns (2:16). Lietuvos apvalga», затем в 1900 г.

её начали использовать издатели «Tvyns sargas», светские газеты ввели её в только 1903 г. [Venckien 2007: 43].) [u:], Безударные конечные слоги в j (1:9), jaun [`u:], [] moni4 (11:3), говоре сокращаются, поэтому в paczi (11v:10), окончании может обозначать не Paryi (1:15), только долгие звуки.

trinyczi (1:18), В газете Р. исторический dovanotu (1:27), назальный отражается в rupintus (3v:20), окончаниях существительных, а в формах сослагательного susprastumim (1v:16) наклонения — нет, хотя написание -t к моменту издания Р. уже было Так как горизонтальная черта над буквами m и n считается особенностью почерка (см.

ниже), то примеры из текста в работе приводятся без неё.

введено в газете «Varpas» (с номера за 1892 г.) [Venckien 2007:

24]. Правило написания -tu могло быть заимствовано из латышского языка.

[`uo], gdjami (2:8) В начале предложения не [uo] встретились слова, начинающиеся с дифтонга [uo], и заглавная буква в тексте Р. не упротребляется ни разу.

Диграф uo не употребляется. В газете «Varpas» он был введён во втором номере за 1893 г., но окончательно утверждено только к концу года [Venckien 2007: 24], и редакторы Р. ещё не приняли нововведение, а продолжали следовать образцу газеты «Aura»

(редактор Й. Микшас ввёл графему [Venckien 2007: 22]).

[], [’], Заглавная пишется как Z. Такое Z Zmogaus [], [’] (10v:20), urakina обозначение было принято в (1:10), Zemej’ литовской периодике XIX века (см.

(10v:19), pains Varpas и др. газеты).

(1:9), u Kovin (1:3), u tiesas (1:4) Отклонения от ведущего морфологического принципа орфографии Традиционный принцип Традиция написания имён собственных.

Заимствования пишутся по возможности так, как они выглядят на письме в оригинале. Фамилия польского летописца в газете Р. написана так, как она выглядит в польском языке: Stryjkowski (4v:24). Т. к. это единственный случай использования буквы W w, то она не вносится в систему алфавита языка газеты. Другие примеры: Orpheus (11:21) — звук [f] обозначен диграфом (традиция передачи греческих имён);

Libo (4v:29;

5:6) — имя собственное вообще не адаптируется для литовского языка (было бы Libonas [Strijkovskis 2001: 537]), пишется так, как оно выглядит в оригинале на латинском;

Cesaria (4v:26), Cezario (4v:29) — в первом случае имя римского полководца написано по латинскому образцу (в алфавите латыни не было буквы Z z, и S s между гласными читался звонко, как [z]), во втором случае — уже адаптировано для литовского языка, колебания в написании свидетельствуют о том, что на тот момент устоявшейся нормы ещё не было;

Ierozolimo (9v:9), I. Krist (9v:25) (Iez Krist) — в Р. отражена традиция писать эти имена собственные с начальным I, а не с J, хотя написание колебалось: Jerozolimos (3v:7).

Т р а д и ц и я н а п и с а н и я н а з в а н и й н а р о д о в. Названия народов в газете пишутся с заглавной буквы: Rimen (4v:26), Rimenai (5:4, 5:16), Egyptenai (5:16), Kartagieczei (5:16), Turkus (8:29), Izraelita (8v:12).

Причиной подобного написания является следование образцу античной традиции (в латинском и греческом языках названия народов писали с большой буквы). Но заимствовано это правило было через польский язык:

«Если больше опирались на польскую орфографию, то названия народов писали с большой буквы (в некоторых текстах по немецкому образцу и остальные существительные писались с большой буквы!), если же больше следовали правилам русской орфографии, то те же слова-названия народов писали со строчной буквы» [Palionis 1995: 242, 243]. Lietuvius (3v:4), latvei (11v:4), lenk, gud (6:24) в Р. пишутся с прописной буквы, вероятно, потому, что в античности названия этих народов не упоминались.

Усилительная частица gi в Р. пишется через дефис: partrukus-gi (2v:16), draugyszczi-gi (3:28), jegu-gi (4:28), kiti-gi (8–9), Auszra-gi (6v:24), bedievei-gi (7v:6), o-gi (7v:16). Однако есть случай, когда эта частица написана слитно: Par tgi Vieszpat mus.... (9v:29).

Исторический принцип Гласный в окончаниях A.Pl. существительных и прилагательных иногда обозначается с помощью,, : mons, aks (3:25), didis…darbus (3v:5–6). Наряду с такими примерами, можно встретить и другое написание: sziltus rubus (2:3). в таких формах не встречается.

В окончаниях L.Pl. прилагательных, местоимений и существительных мужского рода (i)о-основы пишется с : tokiam nelaimingam (1v:23), ir kari laik (2:3–4), raszts (2:20), szis odzis (2:28), mokslos (6:5), vakaruszkos (7v:24), mokslaines (9v:21), gysles (10v:25), vilnys (4:9), akys (4v:12) и т.д. В этом отражается следование принципам Басанавичюса (второго редактора «Аушры») отражать в орфографии этимологическое написание [Venckien 2007: 11].

Встречается написание существительного в творительном падеже с носовым гласным su meil (1:22), maitindams tikt mediokl, uklyst ir bitininkyst (5:8–9). Этимологически такое написание правильно.

Фонетический принцип Palemons (4v:12) — на письме отражено с о к р а щ ё н н о е о к о н ч а н и е. При всей размытости строки написание довольно чёткое, и, вероятно, здесь проявляется влияние латышского языка на литовский и черты северных говоров, так как других случаев такого написания названия газеты в тексте самой газеты не наблюдалось. Но встречается viens (1:9), kon’s (1:15), veids (1:23), burtiniks (11:2), kurs (10:20, 10v:10), sviets (10v:3), Dievs (11:4, 15), matydams (1:15), guldams (10v:1), griedams (10v:4), zergdams (11:16). Правда, все эти примеры из стихотворений, и их можно интерпретировать как стремление соблюсти размер. Однако слова viens (3:24), kurs (6v:7, 8:23, 9v:13, 26, 11:32, 12:28), Dievs (10v:30) встречаются также и в прозаических статьях газеты, что всё же позволяет говорить о проявлении черт паневежского говора и о влиянии латышского языка. (См. также раздел «Фонетика», «Вокализм», пункт 7.) Дифтонг [ei] всегда обозначается буквами ei, например: Nom.Pl.

brolei (4:2), Dat.Sg. szirdei (10v:20), I.Pl. „Palemonieczeis“ (5:11), наречие placzei (4v:25), превосходная степень наречий daugiausei (7:11).

Единственным исключением является слово laikraszcziais (7v:7) В некоторых случаях на письме отражается р е г р е с с и в н а я а с с и м и л я ц и я с о г л а с н ы х п о з в о н к о с т и / г л у х о с т и : dripsai (2v:1).

Особенности почерка Спорадическое написание горизонтальной черты над буквами m и n (например, nugrimo (2:15), ambiu (2:16), kalnelei (2:14), nes (2:11)), вероятно, относится к особенностям почерка.

Иногда длинные и часто употребляемые именно в этом тексте слова сокращаются: при помощи точки, апострофа, тильды либо пишется начало и конец слова. Например, kr. (9:31) (=krikszczioniszko), krik (9:31) (=krikszczion), Palemon. (4v:12) (=Palemonas), k. a. (6:16) (=kaip antai), szv.

Banyczios (8:19) (=szventos Banyczios), Jo szv. Motyn (8:20) (=Jo szventa (-oji) Motyna), sako T. (8v:5) (=Talmudas), Tdo (8v:13) (=Talmudo), pagal krikszcz. bud (8v:26) (=pagal krikszczioniszk bud), J. Kristaus (9:10) (=Jesaus Kristaus), kuris’ (10:11) (=kuriuos), kunig’s (10:11) (=kunigas).

Написание сокращённых слов с апострофами в конце XIX в. было принято (Палёнис об этом пишет и приводит такие примеры: yr’ ‘yra’, kurioj’ valandoj’, n’atbodams, sus’tart ‘susitarti’, zerkol’s) [Palionis 1995: 231].

Ошибки переписчика Можно привести лишь четыре примера использования графемы [l]:

paczioje (4:22), stup (5v:2), zdrodivus (9v:24), aikraszczi (10:20), но все они представляют собой случаи нечёткого написания. Похоже, что переписчик исправлял ошибочно написанный текст и не до конца стёр неверные слова. Вряд ли эти написания следует объяснять влиянием польской орфографии.

Lietuvi gyvenimas taip kova (3v:8). Вероятнее всего taip (вместо tai) здесь следует считать ошибкой.

Kkaul (kiausz) (2:16) f/m.A.Sg. ‘череп’ также, вероятно, можно считать опиской, так как в LK не зафиксировано ни kuokaul, ни kokaul, но имеются слова kaukol, kaukuol. (Подробнее см. курсовую работу IV курса [Плисова 2008].) Vistarjo — описка, так как из контекста ясно, что в данном случае слово употреблено в форме N.Sg., имеется ввиду vistarja.

ats (11:7) вместо alts ‘холодный’. ats не зафиксировано в словарях литовского языка. Судя по контексту (Jog reik’s ilseties — szats prakaitas byra (11:7)), скорее всего, здесь имеется ввиду altas (переписчик совершил ошибку, пропустив согласную l). Сокращение конца слова закономерно для паневежского говора (а также нормально для стихотворного текста).

Словосочетание «холодный пот» является языковой метафорой, вполне вписывается в содержание (вряд ли ats можно интерпретировать как заимстваванное латышское ds ‘такой’).

Truina (12:12) — по контексту ясно, что должна быть форма A.Sg.

— truin;

скорее всего, ошибка переписчика.

В двух случаях вместо аффрикаты d написана dz: odzis (2:28), didzieji (11:4). Примеры немногочисленны, что вряд ли позволяет делать вывод о влиянии какого-то диалекта;

скорее, здесь имеем дело с ошибкой (см. выше раздел о почерке). Uzginta (8v:9), zaliomis (3:17), nozmi (3:19) — такое написание z вместо, возможно, также следует объяснить ошибками.

Трудно объяснить как-либо написание vienuntelis (3:21). Скорее всего, это описка. В других случаях слово пишется в соответствии с современной орфографией: vienintela (7:20). То же самое можно сказать и о numyrusi (3:16) (prikels isz numyrusi).

Basanavycze (6v:4) — трудно объяснить написание окончания -e в в форме m.N.Sg. Скорее всего, это описка переписчика.

Глава IV. Фонетика Изучаемая газета — письменный источник. Поэтому выводы о произношении слов и в общем о фонетике её языка можно делать лишь исходя из написания слов. Некоторые особенности объясняются законами северо-паневежского говора, некотрые — письменной традицией.

Вокализм Система гласных литературного литовского языка подверглась некоторому изменению. В таблице ниже отсутствие черты, разделяющей ячейки, говорит о смешении данных фонем в языке газеты Р.

Долгие Краткие [i:] [u:] [i] [u] [ie] [uo] [e] [e:] [o:] [o] [:] [a:] [] [a] 1. Данная таблица отражает смешение [ie], [e:], [:]. Чистый дифтонг [ie] в газете часто подвергается монофтонгизации. Например, veversio (1:19), muzejus (1v:15), keno (1v:24), nkas (2:21) (но nieko (8:22)), jegu (3:5).

Насколько видно из примеров, [ie] может заменяться либо узким [e:], либо широким [:]. Вероятно, дифтонг [ie] смешивается с долгим гласным [e:], а узкий [e:] не отличается от открытого [:], в результате чего оппозиция разрушается. Хотя однозначно этого утверждать нельзя, так как написание букв и E e в Р. по большому счёту не подчиняется определённому правилу. Более того, к моменту издания Р. их употребление ещё не было устоявшимся, в 1893 г. графема была только введена в газете «Varpas», а кодифицирована в начале XIX в.) [Venckien 2007: 44].

Параллельно монофтонгизации, дифтонг [ie] встречается и в позиции современного монофтонга — sermiega (1:20). (Только один пример, если не брать во внимание -ties в инфинитивах глаголов, которое, возможно, обусловлено влиянием латышского языка.) 2. Не различаются долгие [e:], [:]. Например, в корнях некоторых слов, по-видимому, произносились широкие гласные: vejaus (2:24), vejelis (2v:24), tevin (2v:10), tev (3:4), tevynei (3:26), tev (3:30), slepti (4:4), sudregnintu (2:7).

Глагольному суффиксу --ti иногда соответствует вариант -e-ti:

negalejo (2:2), kentejo (2:9), iuredami (2:9), nuskumbejus (2:26). Оба способа написания могут встречаться в одном предложении: noredamas umirszti t nelaiming laik, kiek galdamas pradejei [s]ekti pon pdus ir kalbeti ir kraipyties ir neszioti (2v:16–18). В тексте 11 случаев написания --, и случаев написания -e-.

Двоякое написание характерно для предлогов: dlto (4:23;

8v:4) — delto (8v:16;

7:17).

3. Принимая во внимание закон сокращения конца слова в говоре, можно предположить, что краткий узкий [e], являющийся в литературном языке факультативной фонемой, встречается не только под ударением в заимстваванных словах (Homero (11:16)). Например, f.G.Sg. kiszens (1:11), f.N.Pl. gyrels (1v:4), del draugysts (12:2–3), isz szirdies dilgyns (4:24). [e:] в конце слова не только сокращается, но и редуцируется, смешивается с открытым []: ant emes veido (3:11), apdeng j garbes vainyku (4v:30), N.Sg.f dabartine (2v:8), groybes5 ir galybs (1v:20) и др. Ср. также draugysts (3:22), sekms jos (8:6).

Глагольные формы neiszmane (2:20), iszvee (2:21), iszbre (2:25) иллюстрируют произношение более широкого и краткого гласного в окончаниях 3 лица. Хотя ниже видим pasаk (2:27), umusz (2v:14) и др.

Смешение этих двух гласных подтверждается и обратными примерами: в формах полупричастий написан узкий гласный (maitindams (5:8)), в формах будущего времени глаголов (pams (2v:30;

3:27)6) — по видимому, по аналогии с формами смешанных глаголов, где является безударным суффиксом (gelbs (3:14)).

В написании snovs (1:29) отражается произношение вместо e. В то же время встречается и традиционное написание этого слова — senovs (1:17), а также однокоренные слова, которые записаны с широким гласным в корне: senei (3:10), senelei (3:30), senobin (1:18), senumas (2:10). Короткие слова часто имеют два варианта написания в газете, которые часто встречаются на одной и той же или на соседних страницах: kodel (1v: 3) — kodl (1v: 5, 6), todl (1v:23;

3:30 и др.) — todel (3:31, 3v:2), dl (6:22;

11: и др.) — del (11:24;

1v:2), ns (1v:24;

8v:20) — nes (2v:23;

2v:29). По всей вероятности, существовали колебания в написании этих слов.

4. В тексте Р. не различаются фонемы [o:] и [uo]: pajieszkk (1:6), jieszkti (1v:20), jieszktu (5:2), palaidjus (2:26), belei (6:8), iszjokomis (7:19), bendrosius (4:21), par tos amius (5v:13), nozmi (3:19).

5. В восточно-аукштайтских говорах существует рефлекс сужения гласных в тавтосиллабических сочетаниях с носовыми (anun, enin, [u:], [i:]). Эта черта проявляется в следующих примерах из текста:

gruins (4:27), krimta (6:13), tumsus (1v:3), tumsiosios (1v:4), tumsyb (5v:21), Эта место текста сохранилась плохо.

Плохо читаемый текст не позволяет утверждать, что в первом примере написана буква. Однако во втором случае можно совершенно уверенно сказать, что употреблена именно графема.

(но tamsybi (9v:28)). Сужаются и носовые гласные: parsigusta (2:17), sudejs (2v:2). Не вполне понятен пример nima (4:16).

В формах A.Sg.f. прилагательные и иногда существительные -основы в окончании имеют : pavelgus dabartin tavo silpnyb (1v:27– 28), dabartin mad (2v:27), udegs didesn placzios tevyns dali (4:14), spaud did dem (2v:13), apydiavo Vakarin Europ (9v:22), senobin (2:18), tevyn (2v:10) и др. Местоимение tu в винительном падеже имеет форму tav (1v:9, 14, 17, 19;

2:6, 13, 14, 25 и др.).

Некоторые слова выбиваются из этого правила, но примеры немногочисленны: 1) susirenkti (3v:19), где в инфинитиве огласовка такая же, как в основе настоящего времени, и 2) iszsidangendami (6:17), где в суффиксе также не произошло сужение гласного.

6. Долгота гласного [i] также колеблется в одних и тех же либо родственных словах: f.N.Pl. gyrels (1v:4), но f.A.Pl. girias (5:8), isz gylo szirdies klano (1:26), N.Pl.f. gylios ups (2:5), но gilumos (3v:30), gilumon (5v:9), gilyn (7v:16). Слово trimtas, вероятно, произносилось с долгим гласным в корне и относилось к словам с мягкой основой — trimyczei (2:5).

Udigo (4:16) — написание корня с кратким гласным, возможно, говорит о произносимом кратком гласном в этом слове.

Под ударением и в слогах с акутовой интонацией [i] и [u] в составе смешанных дифтонгов продляются: kyszim (11:2), paskyrs (11:4). Это является чертой говора.

7. В начале слова не под ударением вместо [ei] произносится [ai]:

aikvoti (2v:27–28), ainu (10:15). Ei- в начале слова в безударной позиции написано в 4-х случаях.

8. Как следствие редукции последних слогов, характерной для говоров севера Литвы, в тексте распространёнными являются сокращенные формы слов (фонетика отражается в графике).

1) У п о т р е б л я е т с я краткий инфинитив глагола:

prisiartint (1:19), ardyt (1:29), susikrausint (4:13) и др.

2) И с п о л ь з у ю т с я сокращённые личные формы в о з в р а т н ы х г л а г о л о в : matos (1:24), klojas (1:31), pasrodei (2v:21) — в последнем слове сокращение возвратного суффикса наблюдается в середине слова.

3) О т б р а с ы в а ю т с я последние гласные личных о к о н ч а н и й г л а г о л о в : susprastumim (1v:16), kruptelej (1v:18), diustam (6:12), esam (6:13).

4) С о к р а щ а ю т с я ф о р м ы L. S g. и L. P l. и м ё н : sveikoj’ tautiszkoj’ dvasioj’ (4:24), dienoj’ (8:7), kraujs (4v:28), dregnis puvsis (10v:6), kurioj’ (8:2), Lietuvoj’ (1:19), manyj’ (1:30).

5) О п у с к а е т с я о к о н ч а н и е в з в а т е л ь н о м п а д е ж е : Diev’ (3v:30).

6) В ы п а д а е т о к о н ч а н и е о т н о с и т е л ь н о г о м е с т о и м е н и я : kurs (6v:7).

7) Р а с п р о с т р а н е н о также усечение основ для с о б л ю д е н и я р и т м а в с т и х о т в о р н о й с т р о к е : veids (1:23) (=veidas), verd (1:23) (=verda), suskumb (1:27) (=suskumba), stumd (4:11) (=stumdo). Часто произношение кратких форм обозначается с помощью апострофа: nor’ (10v:16) (=nori), ner’ (8:25) (=nera), gal’ (9:28) (=gali), negail’ (1:20) (=negaila), tav’ (1:22) (=tave), kon’s (1:15) (=konas). Написание сокращённых слов с апострофами в конце XIX в. было принято [Palionis 1995: 231].

Консонантизм Система согласных не приводится, т. к. она не отличается от литературной.

1. В литературном литовском языке гласные [a:], [a] после мягких согласных часто произносятся близко к [:], [] [DLKG 1994: 23]. Этим можно объяснить, что и в газете Р. вместо дифтонга ai часто имеется дифтонг ei — как после палатализированных, так и после неплатализированных согласных. Поэтому специфическое написание дифтонга, отражающее фактическое произношение, скорее, говорит не о свойствах следующего гласного, а об изменении конечного согласного основы (вместо твёрдого мягкий) и словоизменительного класса слова вообще. Например, kei (8:10), teip (8:27), keip (8:29), lengvei (9:8), mokytojei (9:9), barzduskutejei (9:9), gojei (9:27), apveizda (4:4), eimancziu (1:31), neiszpasakomei (5v:21), tobulei (6:21), linksmei ir lengvei (6v:19–20), matomei (7v:10). Наряду с этими примерами, в тексте имеются и matomai (7v:26), kaip (1v:21), kaipo (7v:13), taip (3:9), prieszai (3v:9), persekiojimai (4:3). kai kokiu (9:23).

2. Вместо мягкого [l’] перед e, ei, и историческим * произносится твёрдый [l]. Следующий за l гласный при этом становится более широким.

Это отражается на письме: laidia (9:6) laidias (1:19), ulaisdamas (3:16– 17), laizdams (5:6), palaist (6:1), iszlaistas (6:3), ladaus (6:17), dalaisti (9v:2), ladui (10v:18), ulaidia (10v:31), slagia (11:6). Такое произношение характерно для говоров этого региона [Chrestomatija 2004: 30, 179]. Однако в газете можно встретить и исключения из этого правила: leisti (9:4). [l] может влиять и на предыдущий гласный — daugal (4v:22). Подобное явление наблюдается и с другими согласными (но гораздо реже): f.A.Sg.

szaszel (2v:4) ‘тень’, m.L.Sg. numar (11v:12–13) ‘в номере’.

3. Д о б а в л е н и е п р о т е т и ч е с к о г о с о г л а с н о г о к корню:

pajema (4:1) jieszks (4:15) iszjema (5v:19) ujimti (7v:9), jiema (7v:22), nujimtu (9v:24), atsijemimas (9:29), jamant (9v:15). Иногда данный корень может произноситься и без [j]: imti (8v:25), paimti (9:29). Произношение иностранного слова также приспосабливалось к литовскому языку:

vistarejo (4:15), vistorikai (4v:23), prieszvistoriszko (4v:22), vistoriszk (4v:23).

Протетический v можно наблюдать и на примере suveisim (4:21). В этом также проявляется диалектная черта: в литературном языке принято избегать сочетания гласного и дифтонга [ie], в говорах — и других сочетаний гласных звуков [DLKG 1994: 24].

4. В некоторых случаях регрессивная ассимиляция согласных отражается на письме, наблюдается отступление от морфологического принципа орфографии: dripsai (2v:1).

5. Слово samprotauti имело вариант произношения без назального согласного в приставке: sprotauja (8:24), sprotaudami (9:7), но samprotaujant (4:29). (В соответствии с законами говора, носовой гласный также должен был бы сузиться.) 6. В корнях некоторых слов вместо твёрдого произносится мягкий [r’]. Например, trioba (4:13). Этот же пример приводит и З. Зинкявичюс, описывая особенности фонетики говора Биржайского района Литвы [Zinkeviius 1966: 153–155]. В глаголе reploti (5v:12), напротив, мягкий звук [l’] заменяется твёрдым [l].

Ударение и слоговой акцент Указание ударения является факультативным (вроде расставления точек над буквой Ё ё в русском языке). Но иногда знаком подчеркнуто ударение в творительном падеже: plat sparn (1v:26), arkl (2:16), Palemon (5:18, 22). В некоторых случаях это совпадает с нормой ударения, в других — кажется странным, но в говоре такое произношение является нормальным и распространённым: prot (2v:21), neprotingai (6:11), piemeniszk (2v:20), broliszki (4:20). В слове protas, по-видимому, изменился акцент в корне (вместа акута циркумфлекс), а с этим и акцентная парадигма слова. Поэтому ударение в I.Sg. на окончании. В наречии neprotingai (кстати, однокоренном существительному protas) ударение на конце слова говорит об измененеии акцентологических свойств суффикса -ing-, который в литовском языке обычно является сильной морфемой и притягивает ударение. В данном говоре этот суффикс является слабой морфемой. Изменение акцентологических характеристик, по-видимому, происходит и у суффикса -ik-, который в литовском языке является слабой доминантной морфемой (т. е. он усиливает предыдущую морфему, а сам никогда не бывает ударным). В примерах piemeniszk (2v:20), broliszki (4:20) видно, что -ik- — не доминантный суффикс.

Заключение Газета «Palemonas» создавалась в очень сложное и противоречивое время в истории Литвы. С одной стороны это период запрета печати, когда невозможно было выпускать какую-либо литературу на литовском языке, период полонизации и русификации. Поэтому каждый образец текста необычайно важен для литовской культуры.

С другой — это волна национального пробуждения, стремление восстановить свои права, сохранить язык и традиции. История, как известно, всегда тесно связана с литературой. В ней отражаются события времени и человеческое мировоззрение. С этой точки зрения содержание газеты «Palemonas» превосходно иллюстрирует настроение литовца конца XIX века — как образованного интеллигента, так и простого крестьянина.

Идея объединения народа для противостояния царской власти и сохранения собственных традиций раскрыта всесторонне: в отношении культуры, религии, повседневной и экономической жизни. Обращается внимание читателя на роль поэта как вождя народа. Однако призыв звучит не только к борьбе с гнётом: пропагандируется важность просвещения, значение литературы, рассказываются старинные предания, объясняется необходимость решения экологических проблем и защиты природы.

Объединяющим отдельные статьи и их темы является сквозной мотив веры в светлое будущее. В газете выражены романтические надежды изменить окружающий мир.

Литовский язык относится к языкам позднего формирования литературной нормы. В XIX веке она только начала складываться, газета «Palemonas» представляет стадию, когда диалект уже был выбран и принят обществом, а вопрос унификации орфографии ещё оставался открытым.

Судя по тематике статей, «Palemonas», выбивается из классификации литовских периодических изданий того времени. Его одновременно можно отнести как к светским газетам, так и к духовно-католическим.

Ориентация в орфографии на газету «Varpas» и принципы В. Кудирки и Й. Яблонскиса, характерная для светских газет, тоже сочетается со следованием традиции Яунюса и правилам газеты «emaii ir Lietuvos apvalga», что было свойственно уже духовно-католическим изданиям.

Многие члены общества «Apaios ir Nemunlio vienyb» и сам редактор газеты Ю. Палюкас учились в Каунасской семинарии и могли быть слушателями лекций Яунюса по лингвистике.

Так же, как и в лексике, в орфографии и фонетике языка газеты сильно видно влияние соседних языков: польского, русского, латышского.

В фонетике отражаются практически все черты говора Биржайского района, на территории которого создавалась газета «Palemonas» и который был родным для многих членов общества «Apaios ir Nemunlio vienyb».

Как это и характерно для говоров литовского языка, бльшие сдвиги произошли в системе вокализма, чем в системе консонантизма. Можно наблюдать смешение многих гласных и дифтонгов. Значительные изменения объясняются также действием закона сокращения последнего слога. Однако по причине нерегулярного использования в тексте газеты некоторых букв, а также плохой сохранности текста рукописи и иногда трудного прочтения вследствие неразборчивости почерка, зачастую можно делать лишь предположения о фонетике языка, но не утверждать что-то конкретное. В частности, неясным остаётся употребление долгих, полудолгих и кратких гласных в конце слова. Отмеченные в некоторых словах ударения вызывают сомнения.

Остаются тёмные места и в истории создания газеты. Например, не все псевдонимы расшифрованы. Существуют разные варианты даты создания общества «Apaios ir Nemunlio vienyb». Не известно точно, сколько номеров газеты «Palemonas» вышло и имел ли сохранившийся номер упоминаемую в письмах редактора обложку. Последнюю страницу текста совсем невозможно прочитать. Однако несмотря на это можно с уверенностью сказать, что данная газета представляет собой интересный источник для литовской культуры как с исторической, так и с лингвистической точки зрения.

Морфологические и синтаксические особенности языка ожидают отдельного исследования.

Литература 1. Балтрамайтис 1904 — Балтрамайтис С. Сборник библиографических материалов для географии, истории, истории права, статистики и этнографии Литвы. Спб, 1904.

2. Кондратович 1953 — Кондратович Людвиг (Сырокомля В.).

Избранные произведения. М., 1953.

3. Плисова 2007 — Плисова Л.Н. Газета «Palemonas» (1893):

подготовка к комментированному переизданию. Неопубликованная курсовая работа. СПб, 2007.

4. Плисова 2008 — Плисова Л.Н. Газета «Palemonas» (1893):

подготовка к комментированному переизданию. Лексика.

Неопубликованная курсовая работа. СПб, 2008.

5. Bybeles 1869 — Bybeles. Tai eti: Wias Szwentas Rasztas Senojo ir Naujojo Tetamento lietuwiszkj Kalb iszwertas. Halle, 1869.

6. Birika 1960 — Birika V. Apaios ir Nemunlio statutas // Birika V. Praeities pabiros. Bruklinas, 1960. — p. 313–315.

7. Bychovco knonika 2001 — Bychovco knonika // Balt religijos ir mitologijos altiniai. II. XVI amius. / Sudar Norbertas Vlius. Vilnius, 2001. — p. 366–389.



Pages:   || 2 |
 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.