авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 ||

«Санкт-Петербургский государственный университет Филологический факультет Кафедра общего языкознания Особенности передачи литовского языка ...»

-- [ Страница 2 ] --

Графемы ы и и употреблялись для обозначения краткого и долгого гласного [i]: c. 1 линксмы, с. 8 таридамсъ, с. 15 тейсибе, с. 27 ишъ, с. 38 пажинтисъ, с. 39 пасыродисъ, с. 46 сугауты, с. 49 тыктай, с. сумайшимай, с. 89 ипатинга, с. 133 виреснибе, с. 226 палайминима. Как и в тексте „Моксласъ скайтима рашта летувишка длъ мажу вайку“, данные графемы употребляются непоследовательно. Единственная закономерность, которую можно проследить из примеров — графема ы никогда не использовалась для обозначения долгого звука [i]. Эту функцию всегда выполняла графема и.

Кириллическая система, примененная к данному тексту, более всего напоминает азбуку Й. Кречинского, которой были переписаны в 1867 году Актас ир потерей и его Календорюс, с той лишь поправкой, что графемы э и я выполняли те же функции, что и в совместной с Л. Ивинским работе „Трумпасъ катехизмасъ…“ (1865).

Ф. Ф. Фортунатов, В. Ф. Миллер Литовскiе народные песни1 (1873) Еще одно издание, содержащее литовский текст, записанный кириллическим шрифтом — это литовские народные песни, собранные и записанные Ф. Ф. Фортунатовым и В. Ф. Миллером в 1871 году и изданные через год, в 1872 году. В издание 1872 года вошло сто песен:

См. приложение II, рисунки 17 и 18.

изначально в рукописи они записаны на литовском языке латиницей, в издании же литовский текст песен передан кириллицей и самими же авторами переведен на русский язык. Эти песни в следующем, 1873 году, были изданы отдельной книгой.

Как и в других, ранее проанализированных нами текстах, в издании Ф. Фортунатова и В. Миллера не существовало единой системы передачи литовских звуков кириллическими сиволами.

Графемой е обозначались звуки:

1. [e]: с. 14 мергужля, с. 14 пенкис, с. 14 метус, с. 14 верке, с. 16 бернялис, с. 16 пер, с. 16 гелтонус, с. 16 плаукелус, с. мочуте, с. 20 jурес, c. 20 марес, с. 20 келяло, с. бернужлис.

2. [e], на письме обозначаемый, как {ia}: с. 14 верке, с. гражеj, с. 24 жале, с. 24 алькснеj.

Графема в литовском кириллическом тексте не встречается, зато присутствует в русском переводе всех песен.

Буква э также не употребляется.

Графемой всегда обозначался звук []: с. 14 мергужля, с. гегужл, с. 16 нактял, с. 16 мотинля, с. 18 ишдрож, с. 18 сукур, с. сск, с. 22 нум, с. 22 твялис, с. 24 рутял.

Графема я служила для обозначения звука [e], в основном, под ударением либо в окончаниях: с. 14 мергужля, с. 14 рутялу, с. броляли, с. 16 мергяля, с. 16 тякант, с. 16 ауксяло, с. 18 крантялiо, с. лангяли.

Дифтонг [ie] всегда передавался графемой ё: с. 14 касдёняля, с. 14 дёнужлу, с. 18 лёменло, с. 18 жёдяли, с. 22 дёна, с. 22 Дёво, с. тёса, с. 24 квётелус. Причем, в тексте, написанном латиницей, дифтонг [ie] тоже иногда передавался графемой ё.

Графема ъ в тексте не употреблялась, хотя и присутствовала в русском переводе песен.

Дифтонг [uo] обозначался графемой : с. 20 атдк, с. 20 jда, с. 22 нметлус, с. 24 jдбрли.

На носовые гласные авторы не обращали внимания, передавая их лишь графемами гласных звуков.

Таким образом, мы видим, что звук [e] мог передаваться всего двумя графемами, в отличие от ранее проанализированных нами текстов, где этот звук мог изображаться тремя или даже четырьмя разными буквами. Также в систему Ф. Фортунатова и В. Миллера были включены графемы ё и, а дифтонг [uo] передавался специальной буквой.

[И. Кречинский] Дiевишка лiтургijа Швэнто Jо но Аксобурнiо1 (1887) В качестве послесловия к данному тексту издатель-редактор (Неясно кто это был. Й. Кречинский перевел существовавшую на тот момент „Божественную литургiю Святого Iоанна Златоуста“ с русского на литовский язык и сам переписал получившийся перевод кириллическими символами. Затем этот кириллический текст редактировали Э. Вольтер и З. Ляцкий.) предлагает вниманию читателя правила чтения данного текста.

К тому же, в этом послесловии приводятся основные принципы применения кириллицы к литовскому языку.

„Главным принципомъ примненiя русскаго шрифта къ литовско жмудскому языку служило правило: То, что произносится въ литовском и русскомъ языкахъ одинаково, можетъ быть изображаемо одинаковыми буквенными знаками;

особенные же звуки литовского языка должны быть переданы и особенными знаками и буквами, въ русской азбуке не существующими“ [Дiевишка лiтургijа 1887: 37].

См. приложение II, рисунки 19 и 20.

Далее дается описание произношения некоторых звуков, которые, по мнению автора, заслуживают отдельного внимания:

1. iе или ударное е означает дифтонг ie, например, в словах: с. апе, Лiетувс, места, Вешпатi, с. 1 с. 2 с. 3 с. мiелашiрдстес, с. 11 Девас, с. 11 швiесijе, с. 11 ветоjе, с. гесме, с. 21 венгiмi, с. 27 венас.

2. или ударное обозначает дифтонг уо, например, в словах:

с. 2 ансе, с. 2 падкем, с. 3 н, с. 4 дтi, с. 4 дк, с. 9 даjктсе, с. 11 ндемiу, с. 14 неiшмертос, с. 21 ишдтас, с. 27 дна.

3. „ (i без точки) служитъ для изображения смягченiя согласныхъ. Смягченiе лучше было бы выразить ударенiемъ надъ согласнымъ, какъ в зырянской азбук1, но причины чисто типографическiя заставили насъ отказаться отъ прiмненiя грависа (`) для выраженiя смягченiя. Смягченные звуки ль, нь изображаются сербскими знаками љ, њ“ [Дiевишка лiтургijа 1887: 38]. Такие буквы писались, например, в словах: с. Вљњаус, с. 2 нпрiатељус, с. 2 кељанiнкус, с. 2 пгаљ, с. несмэртљнас, с. 11 атсi-iљсjiма, с. 11 карљу, с. несмертљна, с. 14 карљуj, с. 27 даљ.

4. „j употребляется … въ начал слова или слога;

вмсто й въ конц  слога;

вмсто i, какъ вторая часть дифтонговъ, образуемыхъ посредствомъ i, переходящаго въ йотъ“ [Дiевишка лiтургijа 1887: 38]. Это встречалось, например, в таких словах, как: с. 1 грапасiлаjкма, с. 1 jс, с. 1 баме, с. акштаj, c. 2 свеjкма, с. 2 малнjе, с. 4 стармеj, с. 9 млдоj, с. 11 курсj, с. 14 прiтi, с. 21 jc, с. 27 прдалijасi, с. 27 jерлiс.

Зырянская азбука — письменность, использовавшаяся коми-зырянами, коми-пермяками, русскими и некоторыми другими народами на северо-востоке Европейской России. Была создана на основе кириллицы, греческого алфавита и древнепермских рунических символов (пасов). — Прим.

Л. Н. Пиянзиной.

5. „Знакъ употребляется для означенiя носоваго произношенiя гласныхъ“ [Дiевишка лiтургijа 1887: 38]. Эту букву можно встретить, например, в словах: с. 1 всу, с. 2 ш, с. 2 места, с. 2 ан, с. 4 нам, с. 9 j, c. 11 гiвнiма, с. 14 млда, с. тарнвiма, с. 14 сжiнс.

6. „Въ литовскомъ язык гласные бываютъ долгими и короткими, оттого необходимо было удлиненiе гласнаго i, y, a означать черточкою надъ этою буквою;

звукъ о в литовскомъ язык  [Дiевишка бываетъ всегда долгимъ“ лiтургijа 1887:

38]. Например: с. 1 каралсте, с. 1 пакjуj, с. 2 кjу, с. кршта, с. 3 ра, с. 4 мсу, с. 11 дджiос, с. 11 вiскiу, с. Керубму, с. 21 мно, с. 27 алтрiу, с. 27 штас.

7. В седьмом пункте автор рассказывает о существовании в литовском языке дифтонгических сочетаний гласный + сонант.

При произношении таких слов автор побуждает читателя тянуть „сонантические н, р, л, м“ [Дiевишка лiтургijа 1887: 38], произнося : „швэннтас, варрдас, галлва“ [Дiевишка лiтургijа 1887: 38–39].

8. „Буква «и» употребляется только въ слов Императорiус Императорiене“ [Дiевишка лiтургijа 1887: 39]. Однако нами был обнаружен еще один пример употребления данной буквы: с. эси. Автор перевода и его редакторы не внесли данный случай в список опечаток, который помещен в конце книги на 41-ой странице. Поэтому данный случай остается неясным.

9. „э означаетъ произношенiе звука е, не смягчающаго предыдущаго согласнаго“ [Дiевишка лiтургijа 1887: 39].

Например: с. 1 пасiмэлскiме, с. 1 швэнтус, с. 2 карэвус, с. эсме, с. 4 двэj, с. 9 двсэj, с. 11 мэлджамос, с. 11 пергалэjеj, с. 21 эсi, с. 27 пашвэнтiнтi.

10. „е означает произношенiе звука е съ смягченнымъ, предыдущим согласнымъ“ [Дiевишка лiтургijа 1887: 39].

Например: с. 1 пасалес, с. 1 нобажнсте, с. 2 свеjкума, с. жле, с. 4 спка, с. 9 теjсбс, с. 11 перкелту, с. несмертљна, с. 14 галбе, с. 14 гiвнiмо, с. 21 декавjо.

11. „Во всхъ остальных случаяхъ смягченiе согласныхъ изображается церковнославянскимъ знакомъ безъ точки“ [Дiевишка лiтургijа 1887: 39]. Например: с. 1 швэнчасi, с. вiскус, с. 2 ваcуњ, с. 14 джаугсмаjс, с. 27 алтру.

12. „Ударенiе, ставленое надъ гласными, напр. въ словахъ кунигас (iерей, священникъ), Двсiос (души), жмнес (люди) и друг. — означаетъ мсто ударенiя и отмечно для большей наглядности при чтенiи, какъ и служенiи“ [Дiевишка лiтургijа 1887: 39].

Далее, на странице 40 приводится литовская кириллическая азбука, которая содержит в себе 45 букв (включая буквы с диакритическими значками): а,, б, б'(=б), ц, д, д', э,, е, iе, е, г, г', i,,, j, к, к', л, љ, м, м, н, њ,, о, п, п', р, р', с, с', ш, т, т', ч, у,,, з, ж, дж, в. Это на десять букв больше, чем у С. Микуцкого и Л. Ивинского, и на девять букв больше, чем у Й. Кречинского в переведенном им тексте „Моксласъ скайтима рашта летувишка длъ мажу вайку…“. В остальных проанализированных нами текстах переводчики не указывали точное количество графем, содержащихся в азбуке, которой они пользовались при переводе текста на кириллицу.

Теперь же необходимо, как мы ранее это уже делали, посмотреть на то, какие графемы использовались для передачи тех или иных звуков.

Итак, графемой е обозначались звуки:

1. [e]: с. 1 тегу ль, с. 1 пасiмэ лскiме, с. 2 свеjкума, с. пасiмлдiмас, с. 2 Двсеj, с. 3 атсмена, с. 3 гарбнкiте, с. швенчасi, c. 11 пергалэ jеj.

2. []: с. 4 дорбес, 11 каралстес, с. 11 ндемiу, с. 14 галбеjе, с. 21 декавjем, с. 27 дшiнес.

3. Этой же графемой мог обозначаться и звук [e], на письме передаваемый как {ia}: с. 2 вiешпатаjанче, с. 2 швенчасе, с. 2 скаjсчасе, с. 4 прiжадэ jеj, c. 11 пергалэ jеj.

Графемой э обозначались:

1. Звук [e] в начале слова и после приставок, а также в отдельных словах, где, по мнению Й. Кречинского, произносился твердый предшествующий согласный: с. 1 пасiмэлскiме, с. 1 швэнтус, с.

2 карэвус, с. 3 эсме, с. 4 двэj, с. 9 двсэj, с. 11 мэлджамос, с. 11 пергалэjеj, с. 11 эктенjа, с. 21 эсi, с. 27 пашвэнтiнтi.

2. Звук []: с. 2 iшсiгалбэ ти, с. 4 прiжадэ jеj, c. пергалэ jеj.

В отличие от всех других исследованных нами ранее кириллических памятников 19 века, в данном тексте отсутствует графема, которая часто служила для обозначения звуков [е], [], дифтонга [ie], а также звука [е], который на письме передавался как {ia}. В данном случае звук [] регулярно передается графемой, а дифтонг [ie] на протяжении всего текста обозначается графемой iе.

В алфавите не указана буква я, которая так же, как и буква   в тексте не употребляется. Данная черта может считаться отличительной особенностью анализируемого нами текста, так как во всех ранее исследованных нами памятниках графема я регулярно использовалась для обозначения звука [e], который на письме передавался как {ia}, а также в большинстве текстов данной графемой изображался звук [e].

Как уже было сказано раньше, дифтонг [uo] передается регулярно графемой.

Буква ъ в алфавитном списке на 40-ой странице не указана, не употребляется она и в тексте. Эта общая черта для азбук Й. Кречинского и С. Микуцкого с Л. Ивинским.

Кириллическая система Й. Кречинского, представленная в данном тексте, не похожа на остальные, а потому является уникальной в своем роде. В данной работе совсем не употреблялась графемы, я и ъ, а буквы е и э выполняли меньше функций, чем обычно это происходило в других памятниках. Кроме того, дифтонг uo, как и в песнях Ф. Фортунатова и В. Миллера, обозначался специальной графемой.

[И. Лютостанскис] Кауказа невальникасъ1 (1891) Данное издание выделяется на фоне других книг, изданных в период запрета печати латинскими буквами в Литве, тем, что по своей сути это — художественное произведение, а не календарь, букварь, катехизис или евангеле. И. Лютостанскис в общей сложности перевел на кириллицу три художественных произведения Л. Н. Толстого: „Ишлайденсъ угни, не бе ужгясинси“ (1888), „Кауказа невальникасъ“ (1891) и „Куръ мяйле, тенъ иръ девасъ“ (1891). При чем, все три книги И. Лютостанскис переводил с русского языка.

Что же касается того, как переводчик применял кириллицу к литовскому языку, то мы можем проследить это на примере текста „Кауказа невальникасъ“ (1891).

Графемой е обозначались звуки:

1. [e]: с. 4 нуведъ, с. 5 кумелю, с. 6 недидели, с. 6 герясни, с. савесъ, с. 7 герклесъ, с. 10 сторесни, с. 10 атсиреми, с. атнеши, с. 23 тенай, с. 24 парнеши, с. 25 грейтай, с. 34 сеней.

См. приложение II, рисунки 21 и 22.

2. []: с. 1 аптурея, с. 1 ишпраше, с. 2 дельто, с. 5 пасижюрети, с. 6 ижсибега, с. 6 дуобе, с. 7 жямесъ, с. 7 нуеми, с. 8 мешла, с. 10 мелинасъ, с. 11 ишплети, с. 11 жвери.

3. Дифтонг [ie]: с. 1 ведрусъ, с. 1 дено, с. 9 мегоя, с. 10 лежувю, с. 22 пусденя, с. 22 нексъ, с. 35 наме.

4. Этой же графемой мог обозначаться и звук [e], на письме передаваемый как {ia}: с. 1 кялейсъ, с. 5 пакальней, с. венмаршкиней, с. 10 жомшиней, с. 23 соджей, с. 24 сяней.

Графемой э обозначались:

1. Звук [e]: с. 4 эйдава, с. 4 рэйкея, с. 7 сушвэльпи, с. 9 эйнъ, с. пажвэльги, с. 11 навэт, с. 23 рэйкъ, с. 23 эйти, с. 23 эйкемъ, с. 25 эйлой, с. 25 рэнкаси, с. 35 ишэйти.

2. Звук []: с. 1 нэя, с. 4 нуэе, с. 4 парэя, с. 5 прадэе, с. 7 прiэисъ, с. 9 ишэесъ, с. 9 приэи, с. 24 атэя, с. 25 тилэя, с. 25 нуэи.

3. Звук [e], который на письме обозначался как {a}: c. салдотэй, с. 4 прешэй, с. 4 тиктэй, с. 5 черкесэй, с. 8 думэйсъ, с. 11 тэй, с. 22 герэй.

Графемой я обозначались звуки:

1. [e], который на письме изображался как {ia}: с. 5 толяусъ, с. минкщяу, с. 10 геряусъ, с. 23 аукщяу, с. 23 жямяусъ, с. пасибучява.

2. [e]: с. 1 сяна, с. 1 кятурюсъ, с. 1 кялейсъ, с. 5 трисдяшимтисъ, с. 6 ишняшкъ, с. 6 гярасъ, с. 6 герясни, с. 7 атсикяльти, с. жямесъ, с. 8 упели, с. 10 гярти.

Графема в тексте не использовалась. Данная особенность отличает анализируемый нами текст от ранее изученных, так как во всех текстах, кроме перевода Й. Кречинского „Дiевишка лiтургijа Швэнто Jо но Аксобурнiо“, графема употреблялась регулярно в трех случаях. Она могла обозначать:

1. Звук [e].

2. Звук [].

3. Дифтонг [ie].

Иногда графема писалась и в формах местного падежа, как, например, в текстах И. Кречинского „Актасъ иръ потерей, курюсъ касъ дена туриме кальбети, о лабяусей атэйнантъ и прота, кеквенам  смерчiо препуол прiемантъ Швентусъ Сакрамэнтусъ иръ деномисъ Швентомисъ“ и „Русишкай-летувишкасисъ календорюсъ антъ 1868 (прибувимасъ) мту“.

После твердых согласных изображалась графема ъ: с. кятурюсъ, с. 1 кялейсъ, с. 5 трисдяшимтисъ, с. 6 ишняшкъ, с. 6 гярасъ, с. апъишкоя, с. 7 савесъ, с. 7 герклесъ, с. 22 нексъ. Таким образом, можно заметить, что графема ъ писалась и в конце слов, и после приставок, оканчивающихся на твердый согласный. Это черта отличает текст И. Лютостанскиса от ранее проанализированных нами, так как до этого ъ никогда не изображался после приставок.

Для передачи дифтонга [uo] используются графемы у и о: с. нуогъ, с. 6 пасидуосю, с. 6 дуобе, с. 9 батуота, с. 10 дуоту, с. ишважуодамасъ, с. 25 дуоби. Однако в тексте встречаются и такие формы, как: с. 1 атважiокъ, с. 1 нуважiоти, с. 6 водега, с. 6 пасуодинсъ, с. пасидосю, с. 8 нусуодина, с. 8 анжуолинюсъ, с. 10 раудуони. Последние примеры указывают на тот факт, что И. Лютостанскис был жемайтом.

Скорее всего, он владел тем вариантом жемайтского языка, который распространен в западной части Жемайтии, следовательно, был донининкасом. Это подтверждают примеры с. 1 атважiокъ, с. нуважiоти, с. 6 водега, с. 6 пасидосю, так как западным жемайтам свойственно передавать дифтонги [ie] и [uo], как [о,] [е].

В тексте встречается графема ы: с. 7 высуръ, с. 10 вылкасъ. Она употребляется для обозначения краткого звука [i] и используется намного реже, чем графема и, которая могла передавать и долгий, и краткий звуки [i].

Также в тексте присутствует ранее нигде не встречавшаяся нам графема ё: с. 5 ужъёти, с. 35 ишъёя. С чем связано появление данной буквы в тексте не ясно, потому как в большинстве похожих случаев в любой позиции (в начале слова, в середине или после приставки) используются графемы i и o.

На носовые гласные Й. Лютостанскис не обращал внимания, изображая их графемами гласных звуков а, я, е, ю, и без добавления графемы н.

Как мы видим, кириллическая система И. Лютостанскиса, как и азбука Й. Кречинского, примененная к тексту Литургии, отличалась от ранее выявленных нами. Во-первых, в ней не использовалась графема, во-вторых, в кириллическую систему была включена графема ё.

Й. Грабаускас Укишкасис календорюс 1902 метамс, туринтмс 365 днас1 (1902) Данное издание так же, как и художественные тексты И. Лютостанскиса, можно считать в некоторой степени уникальным, так как это единственный календарь, подготовленный и переведенный не Й. Кречинским или Л. Ивинским, которые являются авторами большей части календарей, изданных на кириллице в годы запрета печати.

Обратимся к особенностям передачи текста кириллицей.

Графема е служила только для обозначения звука [e]: с. перкуния, с. 28 метуосе, с. 28 шалиje, с. 28 аптемимас, с. 28 тречяс, с. валандоjе, с. 29 кетурю, с. 29 нусижеминимо, с. 29 прадеда, с. 30 метай, с. 30 велия, с. 30 присикелти. В других текстах данной буквой, к тому же, обозначались звуки [], [e], который на письме обозначался как {ia}, а также дифтонг [ie].

См. приложение II, рисунки 23 и 24.

Звук [] всегда обозначался графемой : с. 29 галту, с. 29 гарбс, с. 29 падкавоти, с. 30 Калду, с. 30 нусидjиму, с. 31 шештинс, с. секминс. В других текстах данную фукцию чаще всего выполняли графемы е и.

Графемой всегда обозначался только дифтонг [ie]: с. 28 жма, с. 28 вна, с. 28 Лтувоjе, с. 28 далс, с. 29 свто, с. 29 лпя, с. 29 дна, с. 30 кур, с. 31 нко. Как и предыдущие графемы, в данном тексте выполняла всего одну функцию, в то время как в ранее проанализированных нами текстах графема обозначала регулярно:

1. Звук [e].

2. Звук [].

3. Дифтонг [ie].

Иногда она могла писаться и в формах местного падежа.

Графемой я всегда изображался звук [e], на письме передаваемый как {ia}: с. 28 перкуния, с. 28 тречяс, с. 29 рейшкя, с. 29 уждрауджя, с. аугшчяуся, с. 30 караляй, с. 30 бажничя. Во всех ранее изученных нами текстах, кроме перевода И. Кречинского „Дiевишка лiтургijа Швэнто Jо но Аксобурнiо“ данная графема могла также обозначать и звук [e].

Как и в азбуке С. Микуцкого и Л. Ивинского и в тексте Й. Кречинского „Дiевишка лiтургijа Швэнто Jо но Аксобурнiо“ в данном календаре не употребляется графема ъ, которая изображалась после твердых согласных на конце слова в остальных исследованных нами памятниках.

В тексте не встречается и таких графем, как: ы, ф, х.

Дифтонг uo изображается с помощью двух графем: у и о: с. метуосе, с. 28 мнуо, с. 29 груоджiо, с. 30 гиртуоклистс.

Кириллическая система Й. Грабаускаса отличается от всех остальных, ранее проанализированных нами, тем, что каждая графема использовалась для передачи одного единственного литовского звука.

Кроме того, не использовались графемы ъ и. Зато в алфавит была включена буква, которой не было в русском алфавите.

Заключение В заключение нужно еще раз подчеркнуть, что не только использованные для данного исследования кириллические тексты, но и вообще все издания периода запрета печати, изданные не на латинице, — это тексты, которые должны были пользоваться популярностью среди народа: катехизисы, евангелие, календари, художественная литература, азбуки и учебные пособия. Кириллические системы, которые были применены к этим текстам, разрабатывались, в основном, учителями (Л. Ивинский, Т. Жилинскас, Й. Кречинский, И. Лютостанскис, Й. Грабаускас) либо университетскими преподавателями, как С. Микуцкий, В. Миллер и Ф. Фортунатов.

Большинство кириллических текстов до сих пор остаются неисследованными. Интерес к изучению памятников литовской литературы периода запрета печати возрос лишь в последнее десятилетие.

Среди основных исследователей, занимающихся текстами данного временного промежутка, необходимо упомянуть Г. Субачюса, Д. Литвинскайте, А. Тамощюнайте, Ю. Вянцкене.

Проведя анализ 12 кириллических памятников периода запрета печати, не удалось объединить выявленные кириллические системы в группы, как это сделал Г. Субачюс в своей статье „Lietuvika ir rusika lietuvik spaudini kirilika 1864–1866 metais“. Исследовав некоторое количество текстов, он пришел к выводу, что в данный временной промежуток (1864–1866 гг.) существовавшие кириллические системы для передачи литовского языка можно разделить на две группы. К первой группе исследователь предлагал отнести С. Микуцкого, Л. Ивинского и Т. Жилинскаса, а во вторую он включил систему Й. Кречинского. И действительно, из таблицы, помещенной на странице 171 данной статьи, можно заметить, что азбука Й. Кречинского заметно отличалась от систем первой группы. Так, например, графема е имела у Й. Кречинского больше функций, чем у Т. Жилинскаса, С. Микуцкого или Л. Ивинского, графемы, и знак апострофа не использовались вовсе.

В нашем же случае нужно говорить о существовании нескольких систем передачи литовского языка кириллическими символами, которые принадлежали разным разработчикам и развивались ими же с течением времени, как в случае с Й. Кречинским.

В ходе нашего исследования возник вопрос, возможно ли, что передача литовских памятников разными вариантами кириллицы зависела от жанровой принадлежности текстов? В действительности это оказалось не так. Например, Календорюс (1867) и текст Актас ир потерей (1867), которые перевел на кириллицу Й. Кречинский, принадлежат к разным жанрам: календарь и религиозная книга, но, тем не менее, переписаны одной и той же системой. Но, в то же время, Литургия (1887) Й. Кречинского уже существенно отличается примененной к ней кириллической азбукой от первых двух памятников.

Проанализировав 12 кириллических памятников литовского языка периода 1864–1904 гг., можно сделать некоторые выводы:

1. У текста „Ишгульдимай швенту еванелiю антъ вису недлю иръ швенчю иштису мету“ (1869) изначально не было указано имя переводчика, который приспосабливал кириллицу к литовскому языку. Однако, проанализировав данный памятник и сравнив его с другими одиннадцатью, можно предположить, что автором-переводчиком „Ишгульдимай швенту еванелiю антъ вису недлю иръ швенчю иштису мету“, по всей видимости, являлся И. Кречинский, так как кириллическая система передачи литовского языка, использовавшаяся в данном тексте, весьма напоминает те, которыми были переписаны другие работы автора: „Актасъ иръ потерей, курюсъ касъ дена туриме кальбети, о лабяусей атэйнантъ и прота, кеквенам  смерчiо препуол прiемантъ Швентусъ Сакрамэнтусъ иръ деномисъ Швентомисъ“, „Русишкай летувишкасисъ календорюсъ антъ 1868 (прибувимасъ) мту“, „Моксласъ скайтима рашта летувишка дль мажу вайку“ (см.

таблицу № 1 первого приложения).

2. Исходя из полученных в ходе анализа текстов результатов, наглядно представленных в таблице № 1, можно сделать вывод, что единой системы передачи литовского языка кириллицей не существовало. Каждый автор в зависимости от своих взглядов, убеждений, а также степени владения литовским языком разными графемами передавал литовские звуки. Причем, даже в пределах одного текста могли встречаться разные написания одного и того же слова. Это можно сравнить с литовскими памятниками XVI–XIX веков, записанными на латинице, где одни и те же литовские слова в пределах одного текста могли так же писаться по-разному.

3. Трудности, которые возникли при описании кириллических систем (например, разные способы передачи звуков [e], [];

несистемное употребление графем ы и и для обозначения долгого и краткого звука [i];

разные функции графем и э), можно объяснить отсутствием на тот момент устоявшегося литературного языка. В связи с этим, иногда было сложно установить, чему обязано различное кириллическое написание одного и тоже слова у разных авторов, а также в пределах одного текста: особой записи слова или же диалекту, носителем которого был переводчик.

4. На основе таблицы № 1 можно выделить, как минимум, шесть систем передачи литовского языка кириллицей:

1) Система С. Микуцкого и Л. Ивинского;

2) Азбука И. Кречинского;

3) Алфавит, которым Й. Кречинский пользовался при переводе текста „Дiевишка лiтургijа Швэнто Jо но Аксобурнiо“;

4) Система Ф. Фортунатова и В. Миллера 5) Система И. Лютостанского;

6) Алфавит Й. Грабаускаса.

Алфавит, которым Й. Кречинский пользовался при переводе текста „Дiевишка лiтургijа Швэнто Jо но Аксобурнiо“, выделен в качестве самостоятельного на основе своей непохожести на манеру передачи кириллицей литовского языка других работ автора (см. таблицу № 1).

5. На основе данных, полученных в ходе анализа кириллических изданий периода 1864–1904 гг. была составлена таблица № 1 (см. приложение I), в которой можно проследить тенденции передачи тех или иных литовских звуков кириллическими символами. Основное внимание в таблице уделено графемам е,, э, я, ъ, способам передачи дифтонга [uo], а также наличию в тексте дополнительных, редко встречающихся букв, таких, как:

ф, х, ы, ё и.

Можно заметить, что графема е регулярно использовалась в двух случаях: для обозначения звуков [e] и []. Лишь в двух текстах, а именно в Календорюсе Й. Грабаускаса и Песнях Ф. Фортунатова и В. Миллера, для изображение звука [] используется специально для этого случая введенная буква. То же самое можно сказать и о существовавших возможностях передачи дифтонга [ie]. В большинстве текстов он мог передаваться двояко: то графемой е, то буквой. И лишь в четырех текстах, в Литургии Й. Кречинского, Кауказа Невальникасе И. Лютостанскиса, Календорюсе Й. Грабаускаса и в текстах песен Ф. Фортунатова и В. Миллера, он передавался иначе. Так, в первом озвученном тексте для обозначения данного звука использовалась графема iе, которая более не встретилась нам ни в одном из проанализированных текстов. Во втором издании дифтонг передавался графемой е, которая помимо данной функции выполняла еще три. В третьем памятнике единственно возможным способом обозначения дифтонга [ie] была графема, которой больше никаких звуков не изображалось. И, наконец, в последнем тексте, в песнях, записанных Ф. Фортунатовым и В. Миллером, дифтонг [ie] обозначался на письме графемой ё. Данная буква встречалась еще в одном памятнике, в тексте И. Лютостанскиса Кауказо невальникас. Однако там она выполняла совершенно другую функцию, являясь наряду с буквосочетанием i + o вариантом обозначения звука [io].

Разными способами мог передаваться звук [e], изображаемый на письме, как {ia}. Это могла быть графема я или же, если, например, данной буквы в системе не было, как в Литургии Й. Кречинского, то в данной функции употреблялась графема е. Но чаще всего для обозначения данного явления употреблялись обе эти буквы.

Графема более или менее постоянно использовалась в большинстве текстов для обозначения звука []. Однако в этой же позиции могли писаться и буквы е, я или э.

С заметным постоянством в начале слова или после приставок писалась графема э. В этой функции она не использовалась лишь в трех памятниках: Евангелие Л. Ивинского, Календорюсе Й. Грабаускаса и в текстах песен Ф. Фортунатова и В. Миллера.

Спорным моментом является изображение звука [e] в формах местного падежа. Половина авторов используют в этой функции графему, другая же часть переводчиков предпочитает изображать в данной позиции буквы е или я.

Не всегда одинаково изображался и дифтонг [uo]. В большинстве случаев в этой функции использовались графемы у + о, однако, в Абецеле С. Микуцкого и Л. Ивинского для этого употребляется графема, а в текстах песен Ф. Фортунатова и В. Миллера и Литургии Й. Кречинского в этой позиции изображалась графема.

В заключение хочется еще раз подчеркнуть, что для данного исследования были привлечены по большей части не изучавшиеся до этого времени кириллические памятники литовского языка XIX–XX вв. Было проанализировано 12 работ разных годов выше обозначенного периода.

Итогом данного исследования стала таблица, в которой наглядно представлены некоторые особенности, встретившиеся в ходе изучения текстов разных авторов. Данный материал свидетельствует о том, что единой системы передачи литовского языка кириллическим алфавитом не существовало. Каждый автор подстраивал его (алфавит) под себя, под свой родной говор, которым он владел и на который опирался при транскрибировании текста. К тому же, один и тот же переводчик мог использовать разные кириллические системы в зависимости от времени создания работы. Так, например, мы можем видеть, что алфавит, примененный Й. Кречинским к тексту Актас ир потерей (1867) сильно отличается от азбуки 1887 года, которой была переписана Литургия.

Литература Источники 1. Mikuckis S., Ivinskis L. Абецеле жемайтишкай-лтувишка. Ишдта пар исакима Iо Милестас Виряусiоя Редитоя Шяурес-вакаро шалс М. Н. Муравьева. Вильнюс, 1864.

2. [Л. Ивинский] Евангелiесъ антъ недлiос денунъ иръ китунъ швенчю, курiос Ира скайтомасъ бажницiосњ швентос паръ иштисусъ метусъ пагалъ Рима иредима. Вильнюс, 1865.

3. [И. Кречинский] Трумпасъ катехизмасъ, аукщяусей крашта виреснибей лiйпантъ, парашитасъ дл каталику яунуменесъ, и мокслусъ лейдамосъ. Вильнюс, 1865.

4. [И. Кречинский, Л. Ивинский] Сенасъ аукса алторюсъ, арба Суринкимасъ ивайрю малдунъ иръ гсмюнъ… Вильнюс, 1866.

5. [И. Кречинский] Актасъ иръ потерей… Вильнюс, 1867.

6. Kreinskis J. Русишкай летувишкасисъ календорюсъ антъ (прибувимасъ) мту. Вильнюс, 1867.

7. [И. Кречинский] Моксласъ скайтима рашта летувишка дль мажу вайку… Вильнюс, 1867.

8. Bialobeskis M. Ишгульдимай швенту евангелiю антъвису недлю иръ швеню иштису мету. Вильнюс, 1869.

9. Auksaburnis J. (Chryzostomas) Дiевишка лiтургijа Швэнто Jо но Аксобурнiо. СПб, 1887.

10. Толстой Л. Н. Кауказа невальникасъ. Вильнюс, 1891.

11. Grabauskas J. Укишкасис календорюс 1902 метамс. Сувалки, 1902.

12. Фортунатов Ф. Ф., Миллер В. Ф. Литовскiя народныя песни собранныя Всев. Миллером и Ф. Фортунатовым. Москва, 1873. — 221 с.

Исследования 1. Ауксорюте 2005 — Ауксорюте А. Лауринас Ивинскис и терминология его календарей // Будрайтис. Ю., Забарскайте Й., Завьялова М. В., Лабынцев Ю. А., Назарова Е. Л., Щавинская Л. Л.

Исторический путь литовской письменности. Вильнюс: Институт литовского языка, 2005. С. 62–73.

2. Владимировас 1985 — Владимировас Л. Черты развития литовской книги // Lietuvos TSR bibliografija. Serija A. Knygos lietuvi kalba.

Т. 2. 1862–1904. Kn. 1(A–P). Vilnius: Mintis, 1985. C. 74–85.

3. Микуцкий С. П. Записка о составлении славянского корнеслова.

ПФА РАН: ф. 35, оп. 4, д. 62.

4. Birika 1990 — Birika V. Aleksandrynas. III. XIX a. Vilnius:

Sietynas, 1990. — 448 с.

5. Litvinskait 2004 — Litvinskait D. Jeronimo Kiprijono Rakauskio knyg Munkos Viepaties (1857), Vadovo gang (1857) ir Balso Dievo (1858) kalbos ypatumai // Subaius G., Aleknaviien O., Ambrazas S., Bonkut R., Dini P. U. (red.) Archivum Lithuanicum. 6. Wiesbaden:

Harrassowitz Verlag, 2004. C. 147–164.

6. Litvinskait 2005 — Litvinskait D. Kirilikos Evangelij (Евангелiес, 1865) rayba: Laurynas Ivinskis ir Jonas Kreinskis // Subaius G., Aleknaviien O., Ambrazas S., Bonkut R., Dini P. U. (red.) Archivum Lithuanicum. 7. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag, 2005. C. 123–138.

7. LTSR b-ja kn. 1. 1985 — Merkys V., Doveika K., Kibildis A. R., Kurkulis B., Marcinkeviius J. (red.) Lietuvos TSR bibliografija. Serija A.

Knygos lietuvi kalba. Т. 2. 1862–1904. Kn. 1 (A–P). Vilnius: Mintis, 1985. — 957 с.

8. LTSR b-ja kn. 2. 1988 — Merkys V., Bulavas V., Doveika K., Kibildis A. R., Kurkulis B. (red.) Lietuvos TSR bibliografija. Serija A.

Knygos lietuvi kalba. T. 2. 1862–1904. Kn. 2 (R–). Vilnius: Mintis, 1988. — 854 с.

9. Merkys 1978 — Merkys V. Nelegalioji lietuvi spauda kapitalizmo laikotarpiu (ligi 1904 m.). Vilnius: Mokslas, 1978. — 274 с.

10. Merkys 1994 — Merkys V. Knygnei laikai 1864–1904. Vilnius:

Valstybinis leidybos centras, 1994. — 419 с.

11. Subaius 2001 — Subaius G. Kalikstas Kasakauskis: lietuvi bendrins kalbos konjunktra. Vilnius: Lietuvi kalbos institutas, 2001. — 128 c.

12. Subaius 2004 — Subaius G. Lietuvika ir rusika lietuvik spaugini kirilika 1864–1904 metams // Stalinas D. (red.) Raidi draudimo metai.

Vilnius: Lietuvos istorijos instituto leidykla, 2004. C. 139–173.

13. Subaius Balt. 2006 — Subaius G. Filologinis Aleksandro Luoio salto:

Трумпасъ Катехизмасъ (1865) veriamas Trumpu Katechizmu (1874) // Bonifacas Stundia (red.) Baltistica 41(2). Vilnius: Vilniaus universiteto leidykla, 2006. C. 238–308.

14. Subaius 2006 — Subaius G. Kazimiero Lelio ir Ipolito Liutostanskio lietuvikos kirilikos modeliai, 1887–1891 // Subaius G., Aleknaviien O., Ambrazas S., Bonkut R., Dini P. U. (red.) Archivum Lithuanicum. 8. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag, 2006. C. 279–316.

15. Subaius 2010 — Subaius G. Neinomas Zavadzkio spaustuvs leidinukas kirilikos radmis (1887) // Subaius G., Aleknaviien O., Ambrazas S., Bonkut R., Dini P. U. (red.) Archivum Lithuanicum. 12.

Vilnius: Lietuvi kalbos institutas, 2010. C. 133–156.

16. Subaius 2011 — Subaius G. Lietuvi kalbos ekspertai Rusijos Imperijos tarnyboje. D. Kairinas, Z. Liackis, A. Poidnas. Vilnius:

Lietuvi kalbos institutas, 2011. — 459 с.

17. Tamoinait 2010 — Tamoinait A. Viena kalba — dvi abcls:

kirilika ir lotinika abcle rayti Petro Survilo laikai // Subaius G., Aleknaviien O., Ambrazas S., Bonkut R., Dini P. U. (red.) Archivum Lithuanicum. 12. Vilnius: Lietuvi kalbos institutas, 2010. C. 157–182.

18. Venckien 2004 — Venckien J. Kirilika raytas lietuvikas atvirukas (XX amiaus pradia?) // Subaius G., Aleknaviien O., Ambrazas S., Bonkut R., Dini P. U. (red.) Archivum Lithuanicum. 6. Wiesbaden:

Harrassowitz Verlag, 2004. C. 315–338.

19. Venckien 2006 — Venckien J. Kirilika rayti lietuviki XIX amiaus pabaigos ir XX amiaus pradios rankratiniai tekstai // Subaius G., Aleknaviien O., Ambrazas S., Bonkut R., Dini P. U. (red.) Archivum Lithuanicum. 8. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag, 2006. C. 319–332.

20. Zinkeviius 1990 — Zinkeviius Z. Lietuvi kalbos istorija. 4. Vilnius:

Mokslas, 1990. — 336 с.

21. Zinkeviius LKD 1994 — Zinkeviius Z. Lietuvi kalbos dialektologija.

Vilnius: Mokslo ir enciklopedij leidykla, 1994. — 192 с.

Приложения Приложение I. Таблица № Автор перевода и название текста Графическое Л. Ивинский, Й. Кре- Л. Ивинский, Й. Кре- Й. Люто Обозначаемый С. Микуцкий, Й. Кречин- Ф. Фортунатов, Й. Кре обозначение Й. Кречин- чинский Й. Кре- чинский Й. Кречинский ? станскис Й. Грабаускас звук Л. Ивинский ский В. Миллер чинский звука Моксласъ Евангелie Календорюсъ ский Катехизис- чинский Кален- Неваль Абецеле Актас Песни Лiтургijа Евангелiе масъ Алторюсъ дорюсъ (1867) (1869) никасъ (1902) (1864) (1867) (1873) (1887) (1865) (1865) (1866) (1867) (1891) [e] + + + + + + + + + + + + [] + + + + + + + + – + + – е [ie] + + + + + + + + – – + – [e] = {ia} – + – + + + + + + + + – – [] + + + + + + + + графема графема графема [e] в – не не не – – – – + + + + корне исполь- исполь- исполь [e] в – зовалась зовалась зовалась – + – + + + – + мест. пад.

[ie] + + + + + + + + + [e] после + – + + + + + + + + графема графема прист.

не не э [] + – – + – – + + + + исполь- исполь [e] в зовалась зовалась + – – – + + + – – [e] = {a} корне [e] + + – + + + + – + графема + – не [e] = {ia} + – + + + + + + – + + я исполь [] – + – + – – + – – – – зовалась ъ – + + + + + + + – – + – у + [uo] + + + + + + + + о ф, редко + х, – + + + + + + + ё, – ё, ё ы Таблица № Приложение II. Иллюстрации кириллических памятников литовского языка 1864–1904 гг.

Рис. 1. Азбука С. Микуцкого и Л. Ивинского „Абецеле жемайтишкай лтувишка…“ (1864), с. 2–3.

Рис. 2. Азбука С. Микуцкого и Л. Ивинского „Абецеле жемайтишкай лтувишка…“ (1864), с. 28–29 с формами дешимти, туредами, кк внас.

Рис. 3. [Л. Ивинский] „Евангелiесъ антъ недлiос денунъ иръ китунъ швенчю..“ (1865), титульный лист.

Рис. 4. [Л. Ивинский] „Евангелiесъ антъ недлiос денунъ иръ китунъ швенчю..“ (1865), с. 8–9 с формами пракарт, то, шалi, дено.

Рис. 5. [Й. Кречинский] „Трумпасъ катехизмасъ…“ (1865), титульный лист.

Рис. 6. [Й. Кречинский] „Трумпасъ катехизмасъ…“ (1865), с. 3 с формами Вешпати, куре, эльгимосъ.

Рис. 7. [Л. Ивинский, Й. Кречинский] „Сенасъ аукса алторюсъ…“ (1866), титульный лист.

Рис. 8. [Л. Ивинский, Й. Кречинский] „Сенасъ аукса алторюсъ…“ (1866), с. 7 с формами груодисъ, дена, мнесю.

Рис. 9. [Й. Кречинский] „Актасъ иръ потерей…“ (1867), титульный лист.

Рис. 10. [Й. Кречинский] „Актасъ иръ потерей…“ (1867), с. 12 с формами вэркя, жяменъ, куре.

Рис. 11. [Й. Кречинский] „Русишкай летувишкасисъ календорюсъ антъ 1868 (прибувимасъ) мту“ (1867), тиутльный лист.

Рис. 12. [Й. Кречинский] „Русишкай летувишкасисъ календорюсъ антъ 1868 (прибувимасъ) мту“ (1867), с. 28 с формами императоряусъ, длъ, куометъ.

Рис. 13. [Й. Кречинский] „Моксласъ скайтима рашта летувишка дль мажу вайку“ (1867), титульный лист.

Рис. 14. [Й. Кречинский] „Моксласъ скайтима рашта летувишка дль мажу вайку“ (1867), с. 15 с формами непатепту, гивени, атэйдамсъ.

Рис. 15. „Ишгульдимай швенту евангелiю…“ (1869), титульный лист.

Рис. 16. „Ишгульдимай швенту евангелiю…“ (1869), с. 1 с формами сену, прасидсъ, танъ.

Рис. 17. Ф. Ф. Фортунатов, В. Ф. Миллер „Литовскiя народныя песни собранныя Всев. Миллером и Ф. Фортунатовым“ (1873), титульный лист.

Рис. 18. Ф. Ф. Фортунатов, В. Ф. Миллер „Литовскiя народныя песни собранныя Всев. Миллером и Ф. Фортунатовым“ (1873), с. 22–23 с формами твялис, дёна, нметлус.

Рис. 19. [Й. Кречинский] „Дiевишка лiтургijа Швэнто Jо но Аксобурнiо“ (1887), титульный лист.

Рис. 20. [Й. Кречинский] „Дiевишка лiтургijа Швэнто Jо но Аксобурнiо“ (1887), с. 14 с формами гесме, неiшмертос, карљуj.

Рис. 21. [И. Лютостанскис] „Кауказа невальникасъ“ (1891), титульный лист.

Рис. 22. [И. Лютостанскис] „Кауказа невальникасъ“ (1891), с. 23 с формами ишважуодамасъ, пусденя, герэй.

Рис. 23. [Й. Грабаускас] „Укишкасис календорюс 1902 метамс“ (1902), титульный лист.

Рис. 24. [Й. Грабаускас] „Укишкасис календорюс 1902 метамс“ (1902), с. 30 с формами нусидjиму, кур, бажничя.



Pages:     | 1 ||
 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.