авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Доклад

Гуманитарные науки как фабрики мысли.

Российская диагностика

С.С. Сулакшин, доктор физико-ма-

тематических наук,

доктор полити-

ческих наук

Что за фабрики мысли, для чего эти

фабрики мысли нужны?

Семинар в своей сквозной программе

«соединяет» возможности российской гу манитарной науки и потребности общества и государства (власти) в консультациях и рекомендациях с ее стороны. Деятельностное пространство нуждается в интеллектуальных подсказках. Преобразова тельная деятельность нуждается в понимании действитель ности, знании о ней с тем, чтобы ее преобразование было бы успешным и конструктивным, во-первых, и нравственным (ценностно определенным), во-вторых. Именно так в теме на стоящего доклада отражается тема семинара «Российская гу манитарная наука и высшие ценности Российского государс тва». Кроме того, заметно, что введенное на первом заседании А. Неклессой пространство творческого вызова семинара в диапазоне «миропознание-миростроительство» в настоящем докладе также находит свое отражение.

Сразу хочется заявить, что анализ темы будет происхо дить именно в этом двумерном критериальном пространс тве: познание-преобразование, познавательный потенциал гуманитарной науки — преобразовательный ее потенциал.

Вопросы, которые в докладе будут проанализированы, включают следующие. Что такое наука? Что такое гумани тарная наука? Как она соотносится с естественными, при кладными, фундаментальными, точными науками? Как можно увидеть все перечисленные науки в пространстве Выпуск № 2 Доклад «миропознание — миростроительство»? Что, в порядке диа гностики, происходило с российской гуманитарной наукой исторически и что происходит сейчас? Как в настоящее вре мя российская гуманитарная наука включена в систему или институт фабрик мысли на стыке общества и власти?

1. Основная дефиниция Это удивительно, это на самом деле один из элементов диагностики российской гуманитарной науки, но профес сора, прожившие всю свою творческую жизнь в области гуманитарных наук, не знают, что это такое. Идет, якобы, дискуссия об этом.

В связи с одной из основных особенностей гуманитар ных наук, выражающейся в полизначности их категориаль ного аппарата, начнем именно с определения — что же мы будем понимать под гуманитарными науками?

Во-первых, заметим, что полизначность определений — вещь не совсем запретная. Ну не хватает иногда богатства языка для однословных определений разных понятий. Даже само слово наука применяется иногда совсем с разным со держанием. « Ну что, внучок, — получил щелчок? Вот и бу дет тебе наука»… Выходом из этой неопределенности нам видится функ циональность или контекстность определения. Та или иная категория, дефиниция, термин может быть определен для целей данной задачи, в данном конкретном контексте. В том именно смысле, который эффективен для решения постав ленной исследователем задачи. (Для этого, правда, должна существовать сама поставленная задача, что в гуманитарис тике имеет место не всегда, и это относится также к одной из претензий к российской гуманитарной науке — отучилась она решать задачи. Все больше писанием занимается.).

Само определение может уже в своем содержании нести часть методологии, инструментария для решения задачи. Но, очевидно, что опережая ход рассуждений, мы невольно уже С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли вводим один из принципов нужной для нашей задачи дефи ниции науки. Это показатель ее активности, преобразова тельного потенциала. Здесь и еще не раз мы отталкиваемся от проблемных опорных точек, заданных А.И. Неклессой1 в его докладе. В данном случае речь идет о потенциале науки в миростроительстве. Представляется, что этот потенциал су щественно отличителен от потенциала миропонимания (поз навательного потенциала). Больше того, два эти маркера дают нам вполне определенные шкалы, которые позволят диагнос тировать российскую гуманитарную науку — ибо это и есть та задача, которую мы решаем в настоящем исследовании.

Итак, под термином наука в контексте нашей задачи мы будем понимать человеческую деятельность по:

1) отражению (познанию) окружающего мира;

2) упорядочению получаемых знаний (информации);

3) построению модели (теории, опережающего отраже ния мира);

4) преобразованию мира на их основании (рис. 1).

отражение упорядочение моделирование преобразование Рис. 1. Шкала содержания науки как вида человеческой деятельности На этой шкале или в заданном ею пространстве мы можем местоположить такие привычные атрибуты науки как, например, эмпирику и феноменологию, теорию, эк сперимент, фундаментальную науку, прикладную науку (рис. 2).

Неклесса А.И. Ценности, мышление, наука: генезис и динамика форм.

Миропознание и миростроительство. См.: Гуманитарные науки и вы сшие ценности Российского государства. Вып. 1. М., «Научный экс перт», 2007.

Выпуск № 2 Доклад отражение упорядочение моделирование преобразование эксперимент феноменология теория фундаментальная наука прикладная наука Рис. 2. Положение разных наук на шкале «Познание-преобразование»

Границы на этой шкале подвижны и условны. Именно это позволило классикам утверждать, что самая практич ная вещь — это теория. Что эксперимент без его плана, ги потезы, цели — это не более, чем анекдотическое «грушу трясти» или действовать са мым неэффективным спосо бом — «методом тыка» и т. д.

Предлагаемая шкала позво ляет соотнести науку как вид человеческой деятельности с иными видами деятельнос ти. Например, очевидно, что слева к ней примыкает и вхо дит в ее пределы чувственная, эмоциональная деятельность человека: поэтические, худо жественные способы отра жения-познания мира, ис кусство. Справа примыкает Книжная миниатюра.

собственно строительство как Художник А.И. Калашников Очевидно, что эксперимент и феноменология «соединяются» друг с другом. Это означает цикличность или непрерывность процесса позна ния и преобразования.

С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли материальное воздействие на мир, его целенаправленное изменение, т. е. сугубо практическая деятельность. Стро ительство в прямом смысле — разрушение, в том числе не только бульдозером или кнопкой подрыва заряда динамита, «заметно» преображающего мир, но и управление социаль ным и политическим процессом. Властное управление, пре образующее окружающую нас социальную, экономическую, политическую действительность, иногда сильнее динамита.

Соответственно актуализируется роль гуманитарной науки в части ее преобразовательного потенциала, реализуемого во властно-управленческой деятельности.

Здесь мы подходим вплотную к нашей задаче — диагнос тике российской гуманитарной науки в наиболее актуаль ном ее компоненте, а именно, способности вносить вклад в преобразование окружающего нас социального, экономи ческого, политического мира, т. е. вклад во властно-поли тическую и государственно-управленческую деятельность.

Именно эта задача запрограммирована как интегральная и сквозная во всей тематической программе нашего семина ра. Именно этот потенциал российской гуманитарной на уки интересует нас в пространстве «миростроительства».

Глядя на шкалу можно предположить, что в большей степени этот потенциал тяготеет к правому ее крылу, но, ухватывая эту естественную мысль, тут же понимаешь, что с позиций максимальной эффективности, результативнос ти, того самого упомянутого потенциала миростроительс тва шкала неразрывна. Неразрывна, потому что объясни тельный (познавательный) потенциал науки увеличивается тоже слева направо. И это есть наш ВЫВОД № 1.

Если науку искусственно ограничивать каким-либо из сегментов шкалы, то ее эффективность существенно сни жается. Что означает, например, строительство без знания свойств грунта или температурных перепадов, или прогно за будущей обстановки вокруг этого стройобъекта? Что означает бесконечное созерцание (описывание) действи тельности без применения его результатов на практике?

Выпуск № 2 Доклад Что означает безосновательное утверждение в современной практике правительства о необходимости стерилизовать де ньги в экономике страны, когда легко показать, что на инф ляцию (такова объявленная цель) это не влияет, а развитие страны тормозит? У физиков на эту тему был такой анекдот:

«На базаре. Гиви, ты купил орехи по 3 рубля, и продал тоже по 3. — Зачем?!… — А, люблю шорох орехов». Если консуль тативные институты страны работают в режиме «шороха орехов», то успешным и конкурентоспособным такое госу дарство в современном мире не может быть. Однако заме тим, что мы невольно начинаем смешивать два различных потенциала науки: объяснительный и преобразовательный.

Ниже из этого затруднения придется выходить.

На предложенной шкале можно увидеть место для ос новных научных методов познания. Например, анализа, синтеза, компаративистики (временная-историческая, про странственная-страновая), социологии (первичная, пре дельно описательная, и вторичная, предлагающая уже объ яснительные модели) (рис. 3).

отражение упорядочение моделирование преобразование анализ синтез компаративистика социология I социология II Рис. 3. Местоположение методов науки Разумеется, что предлагаемое местоположение методов не является абсолютным. Место анализу есть и в экспери менте, например. Но генерализующее значение шкалы нам С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли необходимо чтобы подойти, наконец, к искомому определе нию гуманитарных наук в контексте нашей задачи: диагнос тики российской гуманитарной науки.

Предлагаемая шкала дает возможность поискать мес то для таких классификационных обозначений в науке как точные, естественные, социальные науки, фундаменталь ные и прикладные науки. Наверное, можно вспомнить и иные, упоминаемые в разных контекстах, виды науки, и мы уверены, что на предлагаемой шкале их место обнаружится, потому что пространство «отражение — преобразование», или иначе «миропознание–миростроительство», перекры вает все содержание разумной человеческой деятельности.

Собственно, этот путь поиска дефиниции почти означает, что, перебрав все «виды» наук, поняв их соотношение и со держание, местоположение на предлагаемой шкале мы уви дим где-то пустующий угол — он-то и будет означать место последней из наук в этом переборе — гуманитарной науки.

Что и ищем. Правда, она может оказаться вполне синтети ческой, но это уже наша гипотеза в данном поиске.

Итак, где на нашей шкале место точных наук, включая ее вершину — математику (рис. 4)?

отражение упорядочение моделирование преобразование точные науки естественные науки Рис. 4. Место точных и естественных наук К точным наукам, очевидно, относится физика (химия), математика и все их производные. Главный их признак за ключается в том, что они прежде всего ищут объективно существующие в природе законы и описывают их на специ альном (в пределе математическом) языке. Чем выше степень Выпуск № 2 Доклад «точности» науки, тем более абстрак тен, специален и познавательно мощен ее язык. В случае точных наук метод как бы сливается с самой наукой как деятельностью. Предмет их поиска, со держание их продукта — закон приро ды. Это не означает, что, скажем, в гу манитарных науках нет поиска законов или что их нет вовсе.

В гуманитарных науках их (объек тивных законов) может не быть — этой аксиомы еще никто не утвердил, теоре мы не доказал. Но сплошь и рядом рос сийский гуманитарий, как черт ладана боится методов точных наук, апелли рует к тому, что в социальных системах детерминизм (закон) не существует, что предсказать, построить модель не возможно. Что поэтому, гуманитарная наука — это скорее искусство и интуи ция… Вот и начинает оконтуриваться Рисунок К.Э. Циолковского искомый «угол» для диагностики и де финиции гуманитарной науки, точнее даже российской гуманитарной науки. Представитель же точных наук скажет, что аксиома — «в сфере предмета гума нитарных наук законов природы нет, например, потому, что действуют воли человека — суть нематериальные факторы»

никем не утверждена. Предположить можно как это, так и обратное. Но нужно заметить, что достаточно мощные для преобразовательной практики модели (как отражение зако нов либо закономерностей) в области гуманитарных наук были и есть, и потребность в них хотя бы для прогнозиро вания и конструирования будущего, совершенно очевидна.

Близки, но все же отличительны от точных наук естест венные науки: например, география, геология, астрономия, медицинская наука и т. д. Но, во-первых, очевидно, что они С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли более конкретны (узки) по предмету, более раз мазаны на предлагаемой шкале влево и, что очень важно, их определяю щий признак — естест венные — заставляет ис кать антиномию, — а что же такое неестественные науки? Уж не искомые ли гуманитарные?

В поиске согласован ных дефиниций целесо образно посмотреть на предмет и метод наук, как признаки их воз Рисунок К.Э. Циолковского можной классификации.

Интересно, что метод сочетается с познавательным потенциалом науки, а пред мет с преобразовательным, что вновь напоминает о нашем двумерном пространстве анализа.

Представляется, что естественные науки отграничены по своему предмету, в который входит весь окружающий мир, кроме разумной (humanitario) индивидуальной и кол лективной (socio) деятельности человека (конечно, в чистом своем виде). Естественные науки — от слова естественный (natural). Natural — nature — природа. Кажется, подходим к искомому. Все, что природа (окружающий мир) — это пред мет естественных наук. Но природа — это, как известно, только «половина» мира. Вторая половина, которая и за полняет оставшееся пространство мира, — это неприрода, нематерия, т. е. дух, разум. А значит, все, что изучает дух, разум — это науки неестественные, но самодостаточные, т. к. полностью заполняют эту половинку всеобщего про странства предмета науки — мира. Для них должно быть Выпуск № 2 Доклад единственное название, ибо предмет один. Что же остается, кроме гуманитарных наук?

Таким образом, получается, что гуманитарные науки (почти, что методом исключения) отграничены по своему предмету, коим является разумная индивидуальная и кол лективная, т. е. социальная деятельность человека. Главный их определитель — гуманитарные — находит свою перво причину — человек (human).

Отграничены ли полностью таким образом понимае мые гуманитарные науки от естественных? И да, и нет. Да, потому что, например, хотя в естественной науке — меди цине тоже изучается человек (например, высшая нервная деятельность, мозг), но изучается как био-организм, в отли чие от социо-организма. Этот предмет вполне сохраняется в случае человека–овоща, или даже в анатомии. Но в этих случаях нет эманации разумного.

А вот психология, например, наука пограничная. Тут вам с одной стороны, политическая психология — наука о «разумном» поведении социума. А с другой, психология личности на переходе и на границе с психиатрией, в кото рой разумное поведение человека часто исчезает и остается место для естественно-научной психологии, которую че ловек интересует в той же мере, что и обезьяна, например.

Или даже простейшие организмы в своих реакциях на раз дражители. Однако, поскольку мы ищем ответ на вопрос об отграничении гуманитарных наук от естественных, то по логике, несмотря на « и нет», ответ все-таки следует — да.

Да, гуманитарные науки отграничены от естественных по предмету.

Отграничены ли гуманитарные науки от точных наук?

Это, пожалуй, самый интригующий вопрос.

Во-первых, отграничены ли по предмету? Нет, и уже хотя бы потому, что предметом точных наук являются все прояв ления мира. Их предмет самый широкий из всех возмож ных. Именно поэтому точные науки это не науки предмета (его как бы и нет, потому что предмет — это все в окружаю С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли щем мире), это науки метода. Прежде всего математическо го метода. Поэтому можно согласиться с правомочностью и такой интерпретации в одном из подходов, в котором ут верждается, что математика — это не наука (в смысле дан ного нами в начале определения). Математика — это метод.

Во-вторых, отграничены ли гуманитарные науки от точ ных наук по методу?

Ах, как множеству российских гуманитариев хочется сказать — да, отграничены! Хочется оправдаться, отмазать ся… Хочется утвердить, что гуманитарные науки — это сродни искусству, ощущению, наблюдению, интуиции.

Здесь следует наш ВЫВОД № 2. Российская наука — жер тва расчленения в части ее метода, жертва самих российских гуманитариев, российской системы образования и научной квалификации, как и государства — заказчика гуманитар ных консультаций и рекомендаций. Наш ответ на очеред ной вышепоставленный вопрос — нет. Не отграничены гу манитарные науки от точных по методу. Нет тому причин и оснований. Не должны быть отграничены. И примеры зару бежной гуманитаристики об этом говорят.

Тут пробрасывается мостик к нашей задаче — диагнос тике российской гуманитарной науки, оценке ее «миро строительного» потенциала. Но вернемся к нашей шкале.

Можно ли на ней увидеть место гуманитарных наук? А у нас уже нет выбора. Если мы признали, что естественные науки там занимают всю шкалу (а их предмет: все, что не humanitario), то гуманитарные науки (а их предмет, все, что humanitario) обязаны занимать то же самое пространство (рис. 5).

отражение упорядочение моделирование преобразование гуманитарные науки !

Рис. 5. Место гуманитарных наук Выпуск № 2 Доклад Честно говоря, самому полегчало, т. к. все время что-то традиционно, интуитивно, по-жизни подзуживает, что ка кие-то они второстепенные, неполноценные, что ли — эти гуманитарные науки. Но ведь видим, что методы могут и должны быть теми же самыми, что и у естественных и точ ных наук. Предмет такой же обширный, и к миростроитель ству имеющий возможно даже более значимое отношение.

Скажем, физик изобрел атомное оружие, но изобрел его применение политик!

Нет никаких причин урезать гуманитарные науки по методу, ограничивать их в пространстве между «миропоз нанием» и «миростроительством». Чем важнее знание и ис пользование свойств грунтов или композитных сплавов, или микрополупроводников, чем знание свойств человеческого поведения, как индивидуального, так и коллективного? Мо жет быть, в экспериментах высшего напряжения — войнах более важны крылатые ракеты, чем дух человеческий (см. ис торию с проигрышем США в Ираке)? Может быть, разруше ние великих держав и море крови происходит не по причине человеческого фактора (исчезновения пассионарности наро да, глупости и корыстности элит, авантюристичности или из мены лидера)? Только ли естественные факторы (предмет ес тественных наук) определяет судьбы людей, народов, стран?

Ведут к счастью или несчастью миллионов людей? Почему в России больше всего природных богатств, но живет она по меркам стран, занимающих в мировой табели о рангах деся тые и сотые места, уступает иным успешным странам?

В том числе, потому, что властно-политическое и госу дарственное управление в стране производится без моз гов, либо с недолжным их количеством и качеством. А вот это и есть неотъемлемое поле приложения гуманитарных наук. Проверка их дееспособности на практике. Заметим при этом, что с точки зрения активной ответственности за состояние и судьбы рода человеческого (да и собственного народа и страны) существенно более значима правая часть шкалы — «миростроительство». К этому мы еще вернемся.

С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли Итак, мы подошли к искомому определению гуманитар ных наук в контексте нашей задачи.

Гуманитарная наука — это человеческая деятель ность по отражению (познанию), упорядочению получае мых знаний (информации), построению моделей (теории, опережающего отражения мира), преобразованию мира на их основании в области разумной индивидуальной и коллективной человеческой деятельности.

Какие науки при такой дефиниции входят в перечень гу манитарных?

Философия (конечно, т. к. ее предмет — это разумное на фоне неразумного, дух на фоне материи). История. Социо логия. Юриспруденция (хотя эта наука, как и математика, ближе к науке-методу, чем к науке-предмету). Политология.

Психология (как говорилось, отчасти). Экономика. Филоло гия. Биология (до границы разумного). Медицина (до грани цы разумного). Этнография. Антропология. Искусствоведе ние. Культурология.

Представляется, что предложенная дефиниция и подход позволяют классифицировать все имеющие место гумани тарные науки.

Более общее изображение двумерного критериального пространства диагностики гуманитарных наук, необходи мое, как говорилось выше для снятия пересечения познава тельного и преобразовательного потенциалов науки, пред ставлено на рис. 6.

На рис. 6 видно, что фундаментальные науки (теория) дают знание, но оно еще не применимо для практическо го использования в преобразовании. Однако, чем выше понимание предмета действительности (вверх по оси ор динат), тем больше и разрешенное пространство по гори зонтали (обозначено знаком +), т. е. потенциальное про странство преобразований. Чтобы это преобразование стало возможно на практике достижения фундаменталь ной науки должны продрейфовать по траектории при кладной науки, уровень которой, как это хорошо видно Выпуск № 2 Доклад на рисунке, зависит от содержания результатов фунда ментальной науки.

( ) + ) (,,, ( ) 1 — желаемое состояние науки с максимальным объяснитель ным и преобразовательным потенциалом 2 — траектория российской гуманитарной науки 3 — направление вывода гуманитарной науки из кризиса — направление научного процесса (прогресса).

Рис. 6. Двумерное критериальное пространство потенциала науки Видно, что пытаясь без должного научного понимания предмета преобразовывать, т. е. входя в запретную риско ванную область (обозначенную знаком минус и заштрихо ванную), можно получить вместо позитивного преобразо вания — разрушение. Что и происходит на практике. Не зная свойств грунтов можно получить обрушение постро енного здания. Странно только, что никому из неофитов С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли претендентов на высшие государственные властные посты не приходит в голову, что в результате их незнания, их непо нимания предмета, невежества их помощников и консуль тантов, ориентации на псевдотеории или осознанно подта сованные теории или знания можно получить обрушение социального здания (получить очередную революцию или путч), обрушение государства. Недавно произошло. Не на грани ли вновь?

Отчего вообще возникает запретная область? Очевидно, что в нулевой точке координат знание также нулевое. В ней наука находится в своей первичной форме по методу — про стому отражению. Что полезного можно сделать при нуле вом знании? Конечно, можно угадать в попытке преобразо вания и оно случится успешным, но ясно, что это риск.

Почему точные науки располагаются наверху? Потому, что они аккумулируют в себе наивысшей пробы знание о мире, его модель, как наиболее абстрактное отображение мира, и наиболее продуктивное в плане прогнозирования, изучения свойств мира для его максимально успешного це левого преобразования. Американцы могут не производить дорогостоящих, рискованных и запрещенных натурных испытаний ядерного оружия, проводя его компьютерное моделирование. Те, у кого нет соответствующих суперком пьютеров и математических методов, очень сильно риску ют, если попробуют продвигаться методом тыка. Матема тическое моделирование в гуманитарных науках не менее ответственное. Не бомбили СССР, но страны не стало. По чему точные науки — точные? Потому, что в них нет места вкусовщине (чувственные субъективные знания в начале координат на рис. 6), они максимально удалены от начала координат вверх. На самом деле точные науки проверяемы, и в пределе в них не может быть ошибок. Для этого в них вырабатываются критерии истинности, методы доэкспери ментальной верификации результатов.

Если же попытка попасть в заштрихованную область связана с ложным научным представлением (ошибочная Выпуск № 2 Доклад теория или модель), что возникает почти в обязательном порядке, если над наукой берет верх идеология, то риск, неуспех, разрушение неизбежно. Учение Маркса-Ленина, которое «всесильно потому, что оно верно», на поверку ока залось бессильно, потому что неверно. Но унесло со своими ошибками в историческое небытие и супердержаву и мил лионы зряшно утраченных человеческих жизней.

Идеология в нашем понимании — это конечно вненауч ная категория. Это политическая категория, которая, если коротко, есть «обоснование своих претензий на власть», она связана с политическим субъектом, его интересом и желанием добиваться власти и потому ненаучна в принци пе. Выход конечно с позиций науки есть и здесь, если соот ветствующая наука учтет эту субъективность и предложит способы ее балансирования, рассматривая ее как предмет исследования.

Кроме того, нужно взглянуть на вектор (направленность) связи. Идеология — науке и ее влияние на науку. С другой стороны, наука — идеологии, ее влияние на идеологию.

Здесь важно не забыть данное нами определение идеоло гии. Подтверждаем данную выше оценку: вмешательство идеологии в науку превращает ее в ненауку, лишает и поз навательно-объяснительного и преобразовательно-миро строительного потенциалов. Однако, вмешательство науки в идеологию может приносить конструктивный результат.

Например, научная поверка PR-технологий. Что последова тельно, созидательно, конструктивно, нравственно, а что за указанными пределами — разложить, технологизировать, рекомендовать — вполне по силам и уместно именно для гуманитарной науки. Привнесение ценностного выбора и ориентации в идеологию, в политику, как таковые, так же может составлять предмет научных усилий. Например, в таких проблемах, как использование ядерного оружия в политической борьбе (модель ядерной зимы Н. Моисеева), такие модели политической борьбы, как политическое не насилие (Махатма Ганди), теория политического центризма, С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли как наиболее гуманная к большинству общества модель по литического действия и многое другое. Можно сделать вы вод, что полностью отрицать возможность конструктивной связи науки и идеологии, хотя бы в проблеме ценностного целеполагания, ценностного ориентирования политическо го действия было бы неправильным.

В начале координат методы познания — это конечно рефлексивное знание (терминология А. Неклессы), первич ное отражение, малопродуктивное с точки зрения миростро ительства, но, чем выше, тем все более эффективно знание и больше его преобразовательный, т. е. практический потен циал. Заметим, что при этом в части метода наука должна все более приближаться к арсеналу точных наук и удаляться от вкусовщины, т. е. от первичного набора осязания, обо няния, зрения и слуха. Ну, добавим еще бесконечное ци тирование, бесконечное разбирательство с определением понятий, почему-то не делаемым в самом начале, разгово ры по одному и тому же поводу в поколениях, вкусовые «я считаю, поверьте мне, я убежден» в научной аргументации и т. д. и т. п.

2. Российская диагностика Вернемся вновь к нашей шкале (см. рис. 1). Для опре деления состояния российской гуманитаристики полезно ответить на вопрос: а кому она нужна? Кто заказчик на со ответствующие исследования, кто заинтересован в резуль тате? Кто заинтересован в исследователе, уровне его обра зованности, методологической вооруженности? Кто тратит деньги на его образование? Если взглянуть вновь на нашу шкалу, то очевидно, что чем левее, тем ближе все эти вопро сы просто к человеку, индивиду. Это имманентное свойство разума быть любопытным. Заглядывать, присматриваться, прислушиваться и принюхиваться, трогать пальцами, со ставлять свое представление о мире, задавать себе вопросы, почемучить…. Все эти вещи легко видеть у детей, у неан Выпуск № 2 Доклад дертальцев, в теории творчества и у гуманитариев, впрочем и у естественников тоже, если они никак не хотят подни маться вверх в своей инструментальной оснащенности в пространстве между вертикальной осью и границей с за претной минусовой зоной (см. рис. 6).

Чем правее по шкале (см. рис. 1), тем все становится более социальным. В самом правом конце — очевидно поле инте ресов государства (поэтому, строго говоря, повестка вызовов и проблем государства, власти полностью находится в пред метном поле гуманитарных наук). Но, заметим, государства разумного. Государства, которое заинтересовано в развитии, устойчивости, суверенности, гуманизме (это тоже фактор ус тойчивости развития). Но не государства, которое продает свои интересы налево и направо за цену на газ, или думает, что другое государство его и проинвестирует, и накормит, и напоит, да что там — и бомбить почему-то не захочет. Но нет государства, которое вознамерилось любую «сказку» сделать былью (минусовая область на рис. 6), которое полагало, что единственно верное учение способно объяснить все на свете и указать самые правильные пути развития.

Здесь мы делаем наш ВЫВОД № 3. Состояние российской гуманитарной науки производно от отношения к ней госу дарства.

Что происходило в советско-коммунистические годы?

В первые годы мозг нации в положении «говна» был отправ лен за границу. Бердяев, Сорокин, Сикорский — десятки, со тни, тысячи имен. Затем единственно верное учение вызва ло к жизни целое племя, тираж «научного» деятеля в области гуманитаристики. Это типическое племя размножалось, воспроизводилось в поколениях, плодило бесконечное мно жество «научной» литературы по истории КПСС, политэ кономии социализма и коммунизма, марксистко-ленинской философии, антикибернетике, антигенетике, антисоциоло гии, лысенковской биологии борясь с «буржуазной» наукой, с головой уйдя в область идеологического содержания науч ного знания, что (см. рис. 6) запрещено и т. д. и т. п.

С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли Каков был итог этой «научной» эволюции наук? Они вы шли за запретную границу справа! Их туда неотвратимо за водила идеология, как это отмечалось выше. Действитель но, советская гуманитарная наука, вынужденно находясь в скобках ограниченных, ошибочных доктрин и даже догма тов, и выходя направо по шкале, где критерий теоретической истины — это практика, попадала под отсев. Практика не могла подтверждать лжетеорию и псевдонауку. Из этой кол лизии могло быть два пути: отказаться от псевдонаучности либо отказаться от практики. Первое означало, что нужно подняться вверх и это могло бы помочь выйти из запрет ной зоны. Второе означало, что неизбежно смещение влево, впрочем тоже позволяющее выйти из запретной зоны, но как же тогда с «пятилеткой в четыре года», «программами сближения села и города путем уничтожения сел», «форси рованной приватизацией и либерализацией», «энергетичес кой супердержавой», «освобождением цен на энергоноси тели и раздроблением естественных монополий»? Ясно, что произошло реально. Произошло блуждание в запретной зоне. Советская, российская гуманитаристика поползла в итоге вниз — влево. А там что? Там созерцательность, там описательность. Там беско нечное, безобидное и беспо лезное (если утрировать) пи сание. Там отсутствие точных методов и точных критериев истины. А как же, истина-то задана идеологическим, по литическим указом! Изжит ли этот советский эксперимент над гуманитарными науками в настоящее время? Очевидно, что нет. Примером тому новое «всесильное» учение — неоли берализм. Совсем новое — о Книжная миниатюра.

«суверенной демократии». Художник А.И. Калашников Выпуск № 2 Доклад Есть ли выход, траектория вывода российской гуманита ристики из этой низовой ловушки в устье пространства +?

Да, есть, но об этом ниже.

Не случайно сегодняшний гуманитарий, получив твор ческое задание на исследование, не говорит «я пошел решать задачу». Нет, он говорит: «Я пошел писать!». Как писать?

А поставить задачу (про которую говорят, что самое труд ное — это поставить задачу, что поставить задачу — это ее наполовину решить)? А выбрать метод решения? А решить ее, отмечая момент, когда, вытирая пот со лба, можно вос кликнуть — «я решил эту чертову задачу!!!». А получить результаты решения задачи? А проинтерпретировать эти новые результаты, т. е. уложить их в модельное представле ние о мире, в новое системное знание? А дать рекомендации практикам, властям, например? К тому самому «миростро ительству» подойти?

Где вы видели такого гуманитария в России? (Утрирова ние и пафос здесь только для заострения внимания, толь ко для этого, — исключения бывают, но, как известно, они только подтверждают правила).

Следует наш ВЫВОД № 4. Российская гуманитаристика сползла вниз-влево, к описательности. К вкусовщине. Она зачастую бессильна даже упорядочивать знания. В 1990-е гг.

один «очень» известный доктор полит. наук, проф. N (в ин тернете на него 40273 документа — очень известный чело век), немалый вклад внесший в оправдание сепаратизма в России от Татарстана до Чечни, в одном из докладов рас сказывал о «волнообразном» политическом процессе в Рос сии. Основанием для научного вывода были, по его словам, «осенние успехи в (тогдашних) реформах» и, вот надо ж, «нынешний (тогда) весенний откат». Профессору просто невдомек, что волну (гармонический процесс) невозмож но идентифицировать по выборке меньшей, чем несколько ее периодов. Такие же вольности возникают в открытиях исторических волн и циклов при наблюдении всего лишь подъема и спада и т. д. А гармонический (волновой) про С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли цесс в природе — один из самых фундаментальных. «Но мы ведь не исследуем, не решаем задачи, мы ведь пишем!» И пишется вместо науки псевдонаука.

Болезнь проникла в образовательные стандарты. Где, на каких гуманитарных факультетах всерьез преподают мето ды точных наук? Распознавания образов (предтеча моде лирования). Методы сглаживания шумов, интерполяции и экстраполяции, без которых прогнозирование — это га дание на кофейной гуще, (это ВЫВОД № 5), не более, чем вкусовщина, которая тоже стала отличительным признаком российской гуманитаристики. Методы оптимизации, кото рые приучают исследователя к культуре цели, критериям эффективности, вариативности решений, относительного и абсолютного успеха. Методы пространственных метрик, которые предохраняют от упрощенчества однопараметри ческих моделей социально-политического анализа и управ ления.

Российский гуманитарий вроде бы не чурается методов социологического исследования, экспертной оценки. Но, услышав при этом про дисперсию оценки, выкидывает из текста монографии целый раздел, мотивируя это тем, что оппоненты и рецензенты из «цеха» — «не поймут», не знают они такого слова. А это, уже набившее оскомину, «больше или меньше на порядок». На порядок — это в 10 раз!!! Но даже этого не знают.

В ВАКовской системе просто катастрофа. Попробуйте принести диссертацию по политологии, например, с мате матическим аппаратом, терминологией, графиками и моде лями. Это воспринимается как оскорбление, это вызывает защитную реакцию и, следовательно, те же риски, которые когда-то сгубили Вавилова на фоне Лысенко. В чем разница?

Компетентный эксперт ВАК профессор N объясняет:

«Докторская по гуманитарным наукам не должна содержать ссылок на предыдущие работы ее автора. Докторский кир пич — это оригинальное и новое авторское произведение».

Позвольте, а как же решение крупной научной задачи, со Выпуск № 2 Доклад здание научной школы, к которым призывают представи телей точных наук в этом же самом ВАКе при квалифика ции доктора в точных науках? Доктор наук стало быть не должен решать ее — эту задачу долгие годы, по крупицам, и по ступенькам приближаясь к значимому итогу? Как же, в конце концов, быть с требованием ВАКа, чтобы основные результаты докторской работы были опубликованы авто ром? Публиковать, но на них не ссылаться?!

Значит, достаточно собраться с силами, как-то раз взять и написать 350 стр. текста и ты уже доктор наук? Так ведь и пишут сотни, тысячи страниц. Без начала, без конца. Не решают никакой задачи. Пишут по поводу, говорят по по воду, делают доклады по поводу. Более того, эти писания покупаются в буквальном смысле в подземном переходе, как покупаются статьи и монографии, докторские степени, академические звания.

— Какую задачу ты решаешь, уважаемый диссертант? — Какую, какую. У меня ТЕМА задана. Вот так и уходит рос сийская гуманитаристика налево-вниз. В описательство.

Но, если исходить из нашего определения гуманитарной науки, то, отсекая от нее такие признаки как упорядочение, моделирование, преобразование, мы переходим к чему? Это ВЫВОД № 6.

Российская гуманитарная наука, к сожалению, за исклю чением исключений — это не наука. Не надо тут всуе серь езную вещь — науку вспоминать. Имитация и псевдонаука, фактов и иллюстраций тому — не счесть.

Факт. Докторская диссертация по современной россий ской традиции должна под собой иметь монографию. И ее тоже должно «написать». Причем диссертант должен быть единоличным автором. Коллективное авторство не допус кается. Таковы правила игры.

А вот в точных науках, чем серьезнее научная задача, тем больше сил, средств и времени на ее решение затрачи вается. И результат, полученный под руководством и при собственном вкладе диссертанта — предмет докторской.

С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли Чем крупнее, чем серьезнее научная задача, тем больше лю дей участвует в ее решении. A значит и в авторстве коллек тивной итоговой монографии. А руководитель авторского коллектива — диссертант. Вроде бы правильно? Нет, в гу манитарных науках так нельзя. Диссертант-автор должен быть один. Опять — «не поймут».

Даются удивительные определения. «Нечто» — это ког да то-то, то-то и то-то. Но определение должно отвечать на вопрос — что это, а не когда. Или: «нечто» — это не то и не то. Так что же — это «нечто», в конце концов? А ведь описы вать чем не является «нечто» можно бесконечно, заполняя параграфы и главы, тома и диссертации. Целая диссерта ция, например, была посвящена проблеме разницы между ментальностью и менталитетом. Защищена, утверждена.

Но простого определения что такое менталитет и что такое ментальность дано так и не было.

Каково и блестяще следующее определение! «Безопас ность — это состояние защищенности личности, общества и государства». Не откуда-нибудь — из кандидатской дис сертации цитата. Из российской доктрины национальной безопасности. Определение потом пошло гулять по целому ряду российских законов и документов.

Как можно определять левую часть через неопределенную правую? Состояние кого? Личности, общества и государства.

Хорошо, а что это за состояние? Чем оно характеризуется, как измеряется? Что такое защищенность? Минимизация рисков и угроз (apriori) или ущерба при наступлении опас ного события (aposterioiri)? А ведь разница, скажем, в сто имости государственных мероприятий в первом и втором случае, измеряется многими миллиардами… Но, неважно.

«Состояние защищенности». Что это, как не методологичес кая беспомощность, дорого обходящаяся стране. Обратите внимание, что когда ребенка 4 лет спрашиваешь — что это такое, он ведь тоже говорит — «это когда…».

Выработался устойчивый гуманитарный новояз. По схе ме: к каждому существительному, минимум, три синони Выпуск № 2 Доклад мичных прилагательных. Говоря о «некоей сущности», по пути надо рассказать обо всех приходящих на ум обстоя тельствах. И о том, что эта «сущность» совсем не то и не то, что она важна для того и того, что время ее предложения было тогда-то и тогда-то. В одном предложении, посвящен ном «некоей сущности», дается еще много информации, но непонятно зачем. Зато текст наполняется «содержани ем», простое предложение распухает до учетверенного. Вот и параграф готов, глава, диссертация. По такому шаблону «пишутся» диссертации десятками и сотнями. Пишутся за плату. Такса известна. Это и есть механизм деградации.

Не представляю диссертации по физике, в которой можно что-то написать не проводя исследования, а высасывая от кровения из пальца или списывая с потолка, что впрочем недалеко друг от друга.

Чего стоит такой вывод, защищенный в диссертации.

Заметим вывод, делаемый в конце исследования. «В России президентство, парламент и политические партии образуют некую систему.». Какую некую? До вашей диссертации не посвященному понятно, что связанные предметы образуют систему! Разве это не путь и механизм деградации российс кой гуманитарной науки? Именно на этом пути рождаются, например, такие главы в диссертациях, в данном случае по социологии — «Теоретико-методологические основы пожи лых людей». Самое удивительное, что апелляция к членам совета по поводу этой абсолютной безграмотности диссер танта никакого действия не возымела. В диссовете том кон вейер работает!

Но вернемся к нашим шкалам, как площадке для продол жения диагностики. Российская гуманитаристика по очевид ным соображениям работает и находится в том же проблем ном поле, что и власть, экономика, социальные проблемы, политика. Умно и эффективно действует та власть, решения и действия которой умно, научно обоснованно готовят уче ные и эксперты. Для общенациональной власти — нацио нальные мозги. Для успешного властного отправления не С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли обходимо ответить на вопросы: что имеет место (описание состояния). Почему это плохо для целей и ценностей власти (их для этого, как минимум, надо сформулировать, что само по себе непростая задача, к тому же сквозная тема нашего се минара). Заметно, что цепочка вопросов ведет нас по шкале вправо — уже компаративистика, упорядочение. В чем при чины этого «плохо» (это уже анализ и моделирование — еще правее)? К чему это приведет, если не предпринимать иных усилий (чистое моделирование, прогноз, что еще правее)?

И, наконец, как надо действовать (наиправейшая область на шкале преобразование, миростроительство)?

Заметно, что реальное властное управление не может не скатиться вправо? А где же при этом российская гумани таристика? Она слева. Двигаться вправо ей и непривычно, и непосильно. А где, кстати, в данном случае ее заказчики, политики, единые и справедливые и всякие прочие России, Родины, Отечества? Слева, тоже слева. Все слева. Включая чиновника. И самых высоких из них.

Весь анализ ограничивается «джентльменским россий ским набором». Это плохо — нужно чтобы было хорошо.

Как этого достичь — связно сказать, если кто и хочет, то не может.

Президент говорит — удвоить ВВП. Как это сделать?

МЭРТ, его опорные научные силы ГУ-ВШЭ, ИЭПП и (см.

подробнее ниже) говорят: этого сделать нельзя, этого делать не будем. И не делают!

Президент говорит — нужно развиваться, говорит за счет чего — инвестировать в экономику нужно. К миру призыв обращен — инвестируйте в Россию. Минфин же, Правительство и Центробанк говорят на это…Надо изы мать деньги из экономики (стерилизовать). И доизымались уже до двух годовых бюджетов. Где уж тут ВВП удваивать!

Где же тут российская гуманитарная наука? Так это она и есть. Говорить о так называемых программах Г. Грефа «Соци ально-экономического развития России» не стоит, они просто не имеют отношения к науке (в точном смысле этого слова).

Выпуск № 2 Доклад Возьмем программу, подготовленную в недрах РАН (группа под руководством известного губернатора). Много чего правильно сказано. И что плохо и чего хорошего хо чется. Не сказано только самого главного — КАК прейти от плохого к хорошему. Почему не сказано? Потому, что срав нительно легко, отражая, написать, что плохо. Все знают, что такое хорошо. Но чтобы сказать — как перейти от одного к другому нужно попотеть. Нужно поизучать конкретные связи, механизмы, построить модель действительности, по нять ее, чтобы суметь воспользоваться какими-то решения ми, которые еще сгенерировать необходимо. Как видно, все это радикально отличается от «пошел писать».

Вся программа, как и авторский научный коллектив — слева внизу (см. рис. 6), в пространстве беспомощности в позиций объяснительного потенциала и потенциала преоб разования.

Еще два очень показательных примера, как современная гуманитаристика в России программирует свою беспомощ ность в миссии интеллектуальной поддержки властей.

Первый пример. Президент Путин поручил готовить за седание Госсовета по проблемам промышленной политики.

Была сформирована рабочая группа, один из губернаторов, ныне министр, ее возглавил, привлек, точнее выбрал по своей линии либеральных предпочтений в российской на уке известного ученого N. В итоге доклад, подготовленный к заседанию Госсовета назывался (не забудем тему Госсове та) «Кто оплатит издержки глобализации?». Так и хотелось ответить «в Киеве дядька…».

Второй пример. Как-то в привластном экспертном про странстве возникла конкретная научная задача. Или на учная тема. А именно, «Формирование государственной политики». Все, больше никаких вводных не было. Такая своеобразная лакмусовая бумажка.

Что сделал представитель точных наук? Он решил по своей логике, что властям надо помочь. Что речь идет о «формировании», как о созидании, как о конструировании, С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли как о проектировании искомой, т. е. будущей государствен ной политики. Он подумал, что политика при этом — это практическая управленческая деятельность властей по всей их актуальной повестке. Что все это нужно для изменения дел в отечестве к лучшему («миростроительство»). И взялся за дело. Кстати, западный гуманитарий взялся бы за такое дело точно так же, потому, что иначе ему денег никто не за платит. Нет эффекта (миростроительство) — нет денег.

В результате появилась разработка цикла жизни го сударственно-управленческого решения: установка цен ностей, определенных целей, факторный анализ и иден тификация проблем, мешающих достижению этих целей, декомпозиция проблем на задачи, поиск решения этих за дач, процедура принятия этих решений (власть все же), тек сты решений, ресурсы на их выполнение, план (программа) действий, оценка рисков, прогноз последствий, верифика ция, компарация текущих результатов, корректировка це лей. В общем — целая технологическая карта. Как в метал лургии, или электронном производстве. Не вовремя или не ту присадку присадишь и металл будет некондиционным, а микросхема бракованной. А что, разве во властном уп равленческом продукте что-то проще? Ответственность за брак меньше? Последствия менее трагичные? Глупость, маразм и корысть властных элит на нашей памяти обруши ли государство, пролили море крови. А что у России иной путь, иная возможность? Почему России позволено власт вовать без мозгов? Очевидно, что не позволено.

Как видим в этом примере из вышеприведенного списка вопросов представителю точных наук пришлось пройти по всей шкале слева направо. Чем на самом деле не истинный гуманитарий (см. рис. 5)?!

Что сделал в связи с вышеупомянутой задачей предста витель российской гуманитарной науки?

Он задачу «формирования государственной политики»

воспринял совершенно иначе. В традиционной левой ин терпретации, заранее поставив себе справа ограничитель.

Выпуск № 2 Доклад Он заранее уже не собирался вникать в проблемы КАК управлять государству и власти. Дальше описания он и не собирался идти. Он не как задачу заказанное «формиро вание государственной политики» для себя «воспринял», а как тему. Как повод для описания. Но описывать можно что? Имеющееся, свершившееся, прошедшее. Так «госу дарственная политика» получила интерпретацию в виде «состоявшегося набора событий». «Формирование» полу чило интерпретацию набора актов, событий, в итоге кото рых по факту возникла некая данность — «государственная политика». Апостериори. Об априори, т. е. будущем, т. е.

«миростроительстве», конструировании будущего, акту альном и будущем управлении речь, естественно, у гума нитария уже не идет.

Весь анализ технологий государственного управления свелся к дихотомии «целеполагание-целереализация». Вся государственная политика оказалась тождественна «приня тию политических решений». Все! Как говорится, почувс твуйте разницу.

Нельзя сказать, что это неценно. Непознавательно. Не исторично.

Но власти что нужно? Только рефлексии по прошедше му, только констатация, только описание, взгляд из левого угла? Очевидно, что нет. Ей нужна рекомендация — что и как делать. Как двигаться вперед — «мир строить».

3. Что можно сделать на стыке гуманитаристики с властью Вряд ли стоит особо доказывать, что российская гума нитарная наука находится в унаследованном кризисе, и что он нарастает, а деградация прогрессирует. Это ВЫВОД № 7.

Кто в этом сомневается, пусть найдет российских «нобе лей» в области гуманитарных наук (не политических и ко нъюнктурных премий Горбачева и пр.), и российских уче ных в индексах мировой цитируемости ученых.

С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли Из вышеприведенного анализа вытекают рецепты реа нимации российской гуманитаристики.

1. Сочетание в образовательных стандартах гуманитар ных со знаниями в области точных наук. (Стрелка на рис. 6). Вообще, образование, на первых курсах на радиофизическом, химическом и историческом или философском факультетах могло бы не отличаться, специализируясь по предмету науки на последующих курсах. Правда магистратура, бакалавриат и прочие современные увлечения Минобразования ведут прямо в противоположную сторону.

2. Исследовательские проекты в области гуманитарных наук должны стать принципиально междисциплинар ными, подключая точные и естественные науки с их специфическим методом.

3. В России нужны свои РЭНД–корпорейшн. И нужны прежде всего самой власти, которая должна стать их благодарным заказчиком и потребителем.

4. Традиции, методы квалификационной оценки в ВАК в области гуманитарных наук должны быть реорганизо ваны и сближены с традициями точных и естественных наук. Те пострадали меньше, хотя тоже пострадали.

5. Гуманитарной РАНовской и вузовской науке нужно признать кризисное состояние и поставить самой себе задачу реорганизации и оздоровления.

6. Должен появиться госзаказ на гуманитарные иссле дования по проблемам власти и управления. Система министерских тендеров коррумпирована и примити визирована (см. ниже).

7. Необходимо создавать самостоятельное сетевое экс пертное сообщество в области гуманитарных исследо ваний.

Конечно, это не все рецепты, да и они сделаны навскидку и далеки от полного решения задачи оздоровления россий ской гуманитарной науки или задачи обустройства моста Выпуск № 2 Доклад между гуманитарной наукой, как институтом и властью. Но сама задача — очевидна.

Вопрос о постановке задачи оздоровления российской гуманитарной науки и увеличении ее роли в общественном и государственном строительстве конечно требует более детального описания фактической картины ее состояния и вовлечения российских научных центров в институт фаб рик мысли.

4. Идейная коррупция вместо РЭНД-корпорейшн Итак, фабрики мысли — это медиатор между мозгами нации и ее властью (рис. 7).

Рис. 7. Место фабрик мысли в системе общество-власть С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли Они отличаются от чисто бюрократических структур и они отличаются от чисто научных структур. Это своеобраз ный буферный тип организации, аффилированной с влас тью. Отличия связаны с тем, что работы по преимуществу носят прикладной характер. И не поисковый прикладной, а конкретный и совершенно целенаправленный заказной.

Т. е. как раз тот случай, когда ставится конкретная задача.

Например, задача вывода России из демографического кри зиса. Тут описательством не отделаешься, когда надо управ лять, действовать. Во-вторых, конечный продукт должен выполняться в рамках регламентных норм властных проце дур, носить управленческий характер и иметь управленчес кий вид. Междисциплинарность по минимуму определяется тем, что, кроме содержательного проблемного специалис та, например, демографа, в разработке должен принимать участие еще и юрист, знающий регламент госуправления и технику написания нормативно-правовых, и оператив но-распорядительных документов. В-третьих, конечный продукт должен сопровождаться прогнозом последствий предлагаемых управленческих решений. Вид такой научной деятельности ближе к научно-экспертной. Однако здесь не обходим акцент на научной обоснованности, т. к. в России похоже стало достаточно выучить соответствующий теме набор слов и ты уже «эксперт», «известный» экономист, за писной телекомментатор и т. п.

Приведенные выше рассуждения о неразрывности шка лы познавательно-преобразовательной деятельности (см.

рис. 1) совершенно актуальны в работе фабрик мысли.

Возьмем текущий российский пример. Президент поставил задачу преодоления демографического кризиса. Штатные советники и помощники вместе с записными демографами ему тут же посоветовали — (далее следует цитата из Пос лания Президента РФ Парламенту Федеральному собранию РФ 2006 г.). Указывается: «…необходимо следующее. Пер вое — снижение смертности. Второе — эффективная миг рационная политика. Третье — повышение рождаемости… Выпуск № 2 Доклад Страница из книги «Эльзевиры»

С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли Самое действенное… меры материальной поддержки».

Итак, сделано утверждение, что самое действенное — это исправление ситуации с материальными условиями жиз ни российских граждан. Откуда это взято? Исследованы ли ВСЕ факторы, кроме материальных условий, действующие на демографический итог? Выстроена ли их субординация, чтобы обоснованно полагать, что именно этот фактор (ма териальный) — «самый действенный»? Ничего этого сдела но не было. Официальная демографическая наука, на свой вкус определила, да это и любому из нас, исходя из своего чувственного опыта (если плохо живешь — то вроде бы и рожать несвойственно, да и помрешь быстрее), на основа нии первичных методов отражения проблемы, так бы по казалось. Изучен ли предмет, в данном случае все факторы?

Упорядочена ли их субординация? Построена ли модель (т. е. достигнуто ли понимание предмета — демографичес кого процесса)? Нет. В итоге помощники и советники по нашей «карте» на рис. 6 пошли от точки отражения сразу направо, давая свои рекомендации как президенту РФ дейс твовать, т. е. преобразовывать печальную демографическую действительность. И… попали в запретную, беспомощную и даже разрушительную область.

Детальный же анализ, исследование проблемы, изуче ние больших статистических рядов по странам (по про странству), в исторической глубине вплоть до полутора веков (по времени), математический факторный анализ, создание четырехфакторной модели российского демогра фического процесса, создание даже новой теории «демогра фической вариативности», т. е. продвижение из начала ко ординат на рис. 6 вверх, позволили показать, что есть более значимые для демографии факторы, чем материальный, что управленчески воздействовать нужно именно на них в пер вую очередь. Ориентация же только на материальный фак тор, как это подсказали президенту, на самом деле находит ся в разрушительной заштрихованной области. Оказалось, что, увеличивая действие материального фактора, рождае Выпуск № 2 Доклад мость можно даже уменьшить! А главным для российского человека в его репродуктивном поведении оказались идей ная духовность, смыслы жизни. «Не хлебом единым жив человек». Цивилизационная особенность в российском случае для демографического результата также оказалась весьма специфичной и значимой. «Что немцу здорово, то русскому смерть».

В этом продвижении вверх (см рис. 6) пришлось отве чать на множество вопросов. В чем состоит специфическая природа российских факторных демографических связей?

Какова значимость отдельных факторов, какие из них критически важны, какими можно пренебречь?

Каковы механизмы и возможности воздействия на вы явленные факторы, что доступно или эксклюзивно предпи сано государству, что, в свою очередь, обществу, что ныне разделенному наибольшему русскому этносу России — рус скому зарубежью?

В чем должен заключаться конкретный управленческий ответ государства на проблему демографического кризиса, ответ на вопрос КАК повысить рождаемость и продолжи тельность жизни, уменьшить смертность и целесообразно управлять миграцией?

Поэтому, конечно, фабрика мысли отвечает на управ ленческие вызовы власти. Но, там, где власть, — там всег да интересы, где интересы — там идеология (см. выше).

Значит еще одной особенностью и опасностью для на учно-экспертной деятельности фабрик мысли является опасность угодить в идеологическую ангажированность.

О состоянии российской гуманитарной науки мы говори ли выше, рассмотрим теперь вопрос об ее идеологической ангажированности.

5. Идейная коррупция (как вывод № 8) Общее определение понятия коррупции звучит пример но так — это вознагражденное действие или бездействие С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли уполномоченного на принятие решения властного лица в чьих-либо интересах.

Исходя из контекста доклада можно уточнить определе ние и заявить, что коррупция — это вознагражденная заме на баланса интересов полного набора всех групп интересов* на выделенный, более узкий интерес уполномоченным на принятие решения властным лицом (лицами) в процессе целеполагания, разработки и принятия властных решений.

Тут можно видеть два сущностных признака: сужение инте реса и корысть, которая при этом оплачена.

В результате определение идейной коррупции приоб ретает следующее сущностное содержание. Идейная кор рупция — это вознагражденная подмена в идейно-концеп туальной парадигме государственной политики баланса интересов полного набора всех групп интересов выделен ным узким интересом. Или, иными словами, это монополи зация и ограничение (сужение) пространства выбора влас тных решений. Сужение в пределе, как это понятно, может произойти до объемов тривиальной формулы, лозунга, идеологемы. И это в условиях, когда государственно-управ ленческое решение должно быть сложным, многомерным, детально технологизированным, научно обоснованным.

А не таким как, например, рефрен примитив-либералов «го сударство должно уйти из экономики», как ответ на любые вызовы экономической политики. Очевидно, что обсуждае мое явление также позиционируется в левом углу на рис. 6.

Реальное положение дел сегодня в России таково: в ме ханизмах принятия управленческих решений государс твенной власти доминирует, конечно, правительство. В его управленческой деятельности выделяется такой этап, как разработка решений. Именно это звено наиболее уязвимо и активно используется для проведения в жизнь упомянутых суженных интересов. При этом реализуются они в жизни в Отметим, что полный набор интересов всех групп интересов составля ет презумпцию ответственности государства.

Выпуск № 2 Доклад основном тогда, когда имеется финансовый ресурс для оп латы экспертов-разработчиков и покупки соответствующих чиновников. Здесь со всей очевидностью просматривается проекция на группы интересов, которые удовлетворяют это му требованию — транснациональные корпорации, круп ный капитал, некоторые другие группировки. И наоборот, трудно увидеть государственные или общественные запро сы, представляющие сбалансированный набор всех сущес твующих интересов. Представители этого общественного запроса пытаются заявить о себе, бьются в чиновничьи кабинеты, но не имеют денежной компоненты и структур но-функционального механизма предъявления своих раз работок и идей. А ведь тот, кто сегодня имеет возможность подготовить проект решения, «передать» его чиновнику, тот имеет возможность повлиять на это решение. Именно в узких интересах, вполне комфортно удовлетворяемых при идеологизированной политике современной власти, кроет ся ключ к многим разгадкам абсурдных экономических или геополитических, или социальных решений.

Одним из частных механизмов, ведущих к монополи зации идейно-управленческого пространства, является распределение бюджетных средств на проведение НИОКР (рис. 8).

Проводятся тендеры, которые объявляются министерс твами, в большинстве случаев существует своеобразная за кольцовка, когда получателями средств оказываются именно те, кто объявляет тендер и имеет возможность определить якобы выигравшего этот тендер. Цифры отката чиновнику по экспертным оценкам колеблются от 50 до 100%.

В этих тендерах, как правило, участвует образовавшая ся в годы либерализации и внешнего управления Россией и усиливающаяся сегодня идейная, точнее идеологическая монополия. Она включает особо отобранные научно-эк спертные центры, отраслевые институты и неформально связанные с властными центрами принятия решения о фи нансировании группировки.

С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли Рис. 8. Пространство научно-экспертного обеспечения власти в наиболее критичной области — экономической политике Выпуск № 2 Доклад Вместе с тем такой национальный научно-экспертный потенциал, как Российская академия наук, различные на учно-экспертные центры, в том числе связанные с регио нальной, отраслевой и иной множественной тематикой, коррелирующей с интересами всех групп интересов в стра не, имеет весьма ограниченную возможность участвовать в бюджетном заказе. Рис. 8 служит одной из иллюстраций, которая показывает топологию этого пространства.

Пространство научно-экспертного обеспечения феде ральной государственной власти монополизировано. Кон куренции парадигм практически не происходит. Это наибо лее видно на примере экономической политики. Одна из парадигм — это, конечно, государственная ответственность за экономический рост и развитие, вторая — тривиальный либерализм, в основном воплощенный как монетаризм и примат финансовой стабилизации.

Непростых, но многомиллардных по значению для эко номического развития страны, даже больше того, для соци ального и политического развития, вопросов имеется очень много. Например, создание среднего класса через развитие малого и среднего бизнеса. Рост числа новых или появляю щихся в результате демонополизации малых предприятий в стране стагнирует (рис. 9). В чем причина, чтобы на нее воздействовать? По этому поводу либеральный министр экономики (отметим без экономического образования или практической линейной экономической карьерограммы), с подачи идеологизированных «экспертов», который год ут верждает, что проблема состоит в излишних администра тивных барьерах. Опять государство мешает — надо мень ше государства в экономике. Борются с государством, но воз и ныне там. Почему? Да стоит провести хотя бы первич ный социологический опрос непосредственно в среде само го малого бизнеса по вопросу, что ему мешает рождаться и развиваться, как станет ясно, что нет стартового и подде рживающего оборотного кредита. В то же время Минфин и МЭРТ стерилизуют (выводят из экономического оборота С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли в стране) сумму уже более двух триллионов долларов. А на кредитный оборотный фонд малому бизнесу нужно было бы всего 5% этой суммы.

.

600 500 400 300 200 100 0 1994 1996 1998 2000 2002 2004 Рис. 9. Количество малых предприятий (1) и монопольных доминирующих предприятий в России (2). Развитие малого бизнеса стагнирует Помощник Президента РФ по экономике, профессор, годами бился за сокращение государственных расходов в бюджете страны и в реальной практике финансового блока правительства добивался этого. Говорил, что это будет спо собствовать росту экономики. Но корреляционный фактор ный анализ однозначно свидетельствует, что никакой связи этих двух показателей нет.

Министр экономики публично и неоднократно заявля ет, что в России нет качественных бизнес-планов и инвес тиционных проектов, которые можно с приемлемым рис Выпуск № 2 Доклад ком прокредитовать. Мол и деньги есть, но кредитовать некого. Откуда он это взял? Опять, «мне кажется», опять левый нижний угол, в котором аналитики и эксперты МЭРТ прописались (см. рис. 6) кажется уже пожизненно.

На деле же достаточно взглянуть на рост внешнего кор поративного российского долга, который достиг к 2006 г.

величины в 184 млрд долл., уже большей, чем даже вне шний государственный долг, чтобы понять, что есть кого кредитовать. Что по фактическому экзаменованию запад ными банками, особенно щепетильными относительно качества инвестпроектов и рисков, таковых в России на многие миллиарды. Что же МЭРТ? Что же его фабрики мысли? Что там вообще за мысли, кроме идеологических догматов?

Заметно, что все подобные утверждения выдвигаются без научного обоснования. Если его проводить, что, тем не менее, делается в стране, то вердикт относительно госу дарственной экономической политики страны — однозна чен. Это политика сдерживания экономического развития России и приоритетного удовлетворения зарубежных эко номических интересов.

В пространстве российских фабрик мысли видна на иболее развитая идейно-организационная связь финансо во-экономического блока правительства, ключевого Ми нистерства экономического развития и торговли со своими отраслевыми институтами, институтом Гайдара, системой научных фондов, научно-экспертной империей госуни верситета — Высшей школы экономики, Центром страте гических разработок. Очень четко в поле кланового инте реса позиционирован Российский союз промышленников и предпринимателей, который в открытую говорит, чьи и какие интересы выражает. Это целый шлейф институтов и центров. Финансируются они, как известно, через широ кий поток зарубежных грантов, в том числе зарубежных правительственных займов через бюджетную процедуру, крупнейшим капиталом и, что самое интересное для анали С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли за, самим российским государственным бюджетом. Второй признак классической коррупции, если мы уже о монопо лизации интереса поговорили, признак оплачиваемости — вполне доказуем.

Обращает при этом конечно на себя внимание, что пре обладание интересов олигархического бизнеса, транснаци ональных корпораций, мировых центров — это ослабление Российской Федерации как научно-технической, оборо носпособной державы не по риторике, а по результатам и трендам. Это закрепление сырьевой ориентации, что тоже в статистическом отображении видно весьма наглядно. Это фактическое пренебрежение здоровьем, жизнями россиян, регионов страны, что доказывается уменьшением населе ния страны.

С другой стороны, научный анализ показывает возмож ность установки иных идейно-ценностных функций цели в государственной политике. Таких, как национальная бе зопасность, национальные интересы, территориальная це лостность, уровень жизни населения, экономический рост и долгосрочная устойчивость развития, несырьевая модель подъема экономики.

Средствами достижения антицелей являются финансо вая стабилизация, монетаризм, сжатие спроса, стерилизация денежной массы, реформы ради реформ, когда средства пре вращаются в цель, отстранение государства от ответствен ности за управление и регулирование экономикой.

Вместе с тем потенциально существуют другие средства — инвестиционное стимулирование экономического роста и развития, государственное управление и регулирование, и, как реализация неотъемлемой ответственности государства, активизация внутренних источников, программно-целевое управление с ценностными дифференцированными уста новками, уход от сырьевой модели, выравнивание развития регионов и т. д.

Возвращаясь к вопросу о российских фабриках мысли можно утверждать, что потенциально соответствующие Выпуск № 2 Доклад центры, эксперты, разработки, программы и т. д. сущест вуют, но нет механизма их вовлечения в реальное госу дарственное управление. Скажем прямо — нет и государе вой воли к тому.

Соответственно, с точки зрения финансового обеспече ния экспертной работы, картина почти такая же. Наиболее убедительно и красочно она выглядит в статистических гра фиках и гистограммах (рис. 10). Доля в процентах от общего объема бюджетного финансирования НИОКР Министерс твом образования в один-единственный адрес — госуни верситет — Высшую школу экономики выглядит вполне убедительно.

Если экстраполировать данные хотя бы на один год, то мы получаем десяток, а то и больше процентов всех бюд жетных назначений только по одному адресу, олицетворя ющему идейную концепцию тривиального либерализма.

В абсолютных цифрах финансирование исчисляется десят ками миллионов рублей только бюджетного финансирова ния. К этому надо присовокупить существующее финанси рование через зарубежные гранты и займы.

Представленная картина побуждает задать вопрос, ко торый позволил бы найти хоть какую-нибудь оптимисти ческую ноту для завершения рассмотрения обсуждаемой проблемы. Чем и как конструктивно и организацион но-функционально, в том числе и финансово, можно за полнить пустующее пока пространство иной парадигмы экономического развития, а именно государственной от ветственности за экономический рост и развитие? Пре мьер вроде бы хочет, но не может… Кто ему способен по мочь? У премьера нет экспертных структур, которые могли бы конкурировать с обрисованной примитив-либеральной империей. Возникает вопрос: есть ли в принципе альтерна тивный интеллектуально-экспертный потенциал в стране?

Конечно, есть. Интеллект, опыт и ответственное понима ние задач есть и в прикладных исследовательских центрах, отраслевых и региональных центрах, есть он в таких интег С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли Рис. 10. Монопольное финансирование российских фабрик мысли Выпуск № 2 Доклад рирующих структурах, как Торгово-промышленная палата РФ, Российская академия наук. Есть и разработки, и твор ческий потенциал.

Как его подвести и присоединить, в особенности, к перво му и второму кабинету политической системы России? При их желании, например, в виде центра типа Рэнд-корпорейшен, который мог бы на базе структурно выстроенной организа ции как ядра, привлекать на междисциплинарной основе ряд институтов, организаций, находить источники финансирова ния, прежде всего через заинтересованность групп интересов (и при этом есть способы сбалансировать лоббистский инте рес), управление бюджетным ассигнованием (см. рис. 8). Пра вовой анализ самой возможности такой структуры и ее орга низационной имплементации показывает, что это возможно уже сегодня в рамках действующего законодательства.

Но вопрос — от чего зависит реализация этой возмож ности — несколько неопределен. Сама возможность в силу сложившейся ситуации зависит от субъективного фактора, от воли первых лиц. А вот воздействие на эту волю — зада ча, которую еще надо решать.

Выводы. Россия сейчас находится в условиях, когда, к сожалению, государственно-управленческая и государс твенно-политическая деятельность упрощена, по факту сведена к идеологемам, неспособным разворачивать всю множественность эффективных государственно-управ ленческих инструментов, мер, решений и действий. Испол нительные механизмы государственной власти находятся в подчиненности и зависимости от монополизированной широко развитой и усиливающей свое позиционирование идеологизированной научно-экспертной инфраструктуры и группировки, которая зациклена на примитивно-либе ральных представлениях. Негативные процессы развива ются и нарастание угроз очевидно.

Выход возможен при активных наступательных действи ях институтов гражданского общества, в особенности науч ных, при апелляции к субъективной воле конкретных лиц на С.С. Сулакшин. Гуманитарные науки как фабрики мысли высшем политическом уровне и в благоволении божьего про мысла, каковым возможно Россия может получить просве щенного, патриотичного и энергичного лидера. Российские реалии таковы, что слишком много завязано именно на него.

Галилео Галилей. Система мира.

Книга эльзевиров,

 














 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.